Читать онлайн Черный бархат, автора - Уилсон Патриция, Раздел - ГЛАВА 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Черный бархат - Уилсон Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Черный бархат - Уилсон Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Черный бархат - Уилсон Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Патриция

Черный бархат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 8

Придя на работу в понедельник утром, Каролина увидела Виолетту Эджертон, побледневшую и осунувшуюся.
– Рада снова вас видеть! – бодро воскликнула Каролина. – Надеюсь, вам уже лучше? Я так без вас скучала! Что случилось?
– Меня подкосил грипп, и я слегла. Слава Богу, в воскресенье мне полегчало. Дверь, кстати, я открыла своими ключами: босс еще не пришел.
– Видно, переутомил глаза, пока пялился на меня всю субботу, – проворчала Каролина, пряча сумку под прилавок. – Хорошо, что в магазине было много покупателей! А тот симпатичный и любезный паренек проводил меня до автобусной остановки после работы.
– А я что тебе говорила? – удовлетворенно вздохнула миссис Эджертон. – Давно пора обзавестись приличным дружком. Ты ведь почти нигде не бываешь! Надеешься всю жизнь оставаться молодой? Ты жестоко ошибаешься. – Она взглянула на часы. – Если он и к десяти не придет, придется позвонить ему домой: в кассе мало мелочи для сдачи, а ключа от сейфа у меня нет. Вдруг покупатели повалят?
– Мне гораздо спокойнее без него, – нахмурилась Каролина. – Если бы не вы, я давно подыскала бы себе другое место! Он действует мне на нервы.
– Терпи, милочка, работу найти не так-то просто! Если он станет тебя доставать, скажи мне, я найду на него управу. А начнет угрожать увольнением, напомни ему об ответственности за сексуальное домогательство.
– Представляю, как вытянется у него рожа! – Каролина захлопала в ладоши. – Я так и поступлю, если он снова попытается дать волю рукам. Он не успокоится, увидите сами.
Райдер, однако, не объявился и в десять часов. Виолетта Эджертон пошла звонить и вскоре вернулась с озадаченным лицом.
– Его нет дома! Жена сказала, что он отсутствует с субботы. Она вышла из себя и наорала на меня! Можно подумать, она не знает, что ее муженек – бабник. – Она нахмурилась и добавила: – Однако все это странно! По натуре он человек аккуратный, всегда является в контору вовремя. Даже с помятой после бессонной ночи физиономией.
– Лично я только рада его отсутствию! – заявила Каролина. – В субботу у меня голова шла кругом из-за наплыва народу, но он мне не помог. Вот уж достанется ему от жены на этот раз!
День шел своим чередом, покупатели приходили и уходили, а Джордж Райдер словно сквозь землю провалился. Продавщицы, воспользовавшись свободой, устроили себе перерыв подольше, уединившись в подсобке с чашками кофе и бутербродами.
– Без него и работа кажется праздником! – заметила Каролина. – Я счастлива как никогда! Не будь его, я вообще бы не уходила домой.
– Радость продлится недолго, милочка, – едко ответила миссис Эджертон. – Завтра он точно объявится, помяни мое слово!
Она ошиблась. В четыре часа к магазину подкатил полицейский фургон. Полицейские сообщили, что мистера Райдера обнаружили мертвым в парке. Его убили.
Виолетта побледнела как смерть.
– Не могу в это поверить! – прошептала она. – Ведь он такой крупный сильный мужчина! Кто мог с ним справиться? Это какая-то ошибка.
– Увы, это горькая правда, мэм! – заверил ее полицейский. – Жена опознала труп. Поблизости обнаружена его машина.
– Бедная женщина! – тихо сказала Каролина. – Она не потеряла сознание? Такое горе! Страшно подумать.
– Она, конечно же, сильно потрясена, ведь именно она видела его последней живым в субботу. Кстати, его поведение в тот день вам не показалось необычным? Нам важна любая мелочь!
– Боюсь, я ничем не смогу вам помочь, – покачала головой Виолетта. – Меня в субботу свалил грипп, и я не вышла на работу. Здесь была одна Каролина.
– Что вы можете нам сказать, мисс? – обернулся к девушке полицейский. Но та беспомощно развела руками.
– Он вел себя как всегда. Я ничего особенного не заметила. Почти весь день он пробыл в своем кабинете. Ах, да! Я ведь ушла с работы чуточку раньше, он меня отпустил. Меня проводил до автобусной остановки один из покупателей.
– Вам известна его фамилия? – оживился полицейский.
– Садлер! Питер Садлер! – ответила Каролина. – Ведь так?
Виолетта кивнула.
– Этот юноша – студент, – добавила она. – Он часто сюда заглядывает. Спокойный милый молодой человек.
– Спасибо, мы побеседуем с ним, как только нам удастся его разыскать. Дайте нам знать, если вспомните еще что-нибудь! Извините за ужасную новость!
– А когда его обнаружили? – спросила Каролина.
– Сегодня, незадолго до обеда. Прохожий узнал его автомобиль и заинтересовался отсутствием водителя. Выяснилось, что мистера Райдера не было дома всю ночь.
Полицейский отдал женщинам честь и ушел.
– Что же теперь делать? Как вы думаете? – спросила Каролина у Виолетты.
– Будем продолжать работать, словно ничего не произошло, – тяжело вздохнула та. – Нужно позвонить его жене насчет ключей от сейфа, но не хочется беспокоить ее по пустякам. Подождем до окончания смены, может, полиция опечатает дом.
– А не лучше ли запереть магазин и разойтись по домам? В знак траура по погибшему?
– Право же, я даже не знаю! Лучше всего подождать. Сюда может заглянуть адвокат миссис Райдер. И все же я не могу себе представить, как такого крупного мужчину, способного постоять за себя, могли убить! И какого черта его занесло ночью в парк? – Виолетта сокрушенно вздохнула.
– Ему, видимо, было там что-то нужно, – закусив губу, сказала Каролина. – Он был сильным, резким человеком, который может любому дать сдачи. Скорее всего, на него напали сзади, когда он этого не ожидал. Да если бы тот, кто это сделал, увидел его физиономию, он вряд ли бы осмелился затеять драку. Вид у босса был устрашающий!
– Я об этом как-то не подумала, – сказала Виолетта, бросив на Каролину быстрый взгляд. – Вел он себя грубовато, как мужлан, это правда, но я не ожидала, что он способен кого-либо напугать. Мне следовало бы построже поговорить с ним насчет тебя, бедняжка. Я перед тобой виновата.
– Ну что вы, миссис Эджертон! Не нужно так убиваться из-за меня. Я и сама умею за себя постоять. Пусть я на вид и слабенькая, но ловкая. И вообще, зачем теперь перемывать ему косточки? Он мертв и сюда больше не придет. Кстати, а как его убили?
– Понятия не имею, полицейские об этом, кажется, ничего не сказали, – пожала плечами Виолетта. – Признаться, мне стыдно за все плохое, что я говорила о нем. Боже, кто бы мог подумать, что с ним такое произойдет! Кошмар да и только!
– Это верно, – кивнула Каролина. – Просто ужас! И все же вы не должны так убиваться! Он был жестоким и грубым, мне всегда казалось странным, что он связался с этим магазином. Разве он был способен на сентиментальные чувства?
– Похоже, что нет, – вздохнула Виолетта. – Возможно, его заставила купить этот магазин жена, либо он достался ему в наследство. В жизни всякое случается!
– Это точно, – наморщила лоб Каролина. – Порой мне страшно об этом даже подумать.


– А где ты изучаешь приемы дзюдо? – поинтересовался Дэн у Хелен днем в понедельник, когда она зашла в его номер в отеле.
– В частном спортивном зале, – ответила она, чувствуя себя неловко в шикарных апартаментах, которые он занимал один.
Дэн неторопливо одевался, сияя от неземного счастья, и пока не замечал, что она волнуется. А сегодня Хелен было не по себе не только из-за близости Дэна, но и в связи с предстоящим публичным чтением его книги. Смущало ее и то спокойствие, с которым держался автор: она не ожидала увидеть его таким невозмутимым.
– Тебе там нравится? – спросил он, высунув голову из-за двери спальни, где он завязывал узел галстука.
– Главное, что обходится мне это удовольствие относительно недорого, – вздохнула Хелен. – Дешевле, чем абонемент в таком же заведении в центре Лондона. Нам с Джеком шикарные спортзалы не по карману. А подготовка и здесь вполне нормальная.
Хелен взглянула в зеркало, мысленно сравнивая себя с Антонией. Сравнение вновь оказалось не в ее, Хелен, пользу. Она самая обыкновенная девушка, Антония – шикарная светская дама. А Дэн – джентльмен из высшего общества, профессор Нью-Йоркского университета, известный всему научному миру. Ему нужна достойная пара.
Наконец из соседней комнаты вышел и он сам, подтянутый и симпатичный, с аккуратно уложенными темными волосами и сверкающими, словно золото, глазами, пронизывающими Хелен насквозь.
– Не хочешь показать мне свой коронный приемчик? – серьезно спросил он, оттирая ее к дивану.
– Когда будет нужно, я применю его, можешь не сомневаться! – усмехнулась она, медленно отступая.
– А я и не сомневаюсь. – Он удивленно вскинул брови. – Я просто вспомнил, что обещал тебе позволить швырнуть себя через голову где-нибудь в более подходящем месте, чем на пешеходной дорожке. Жестковато падать на асфальт. А здесь мягко!
– На тротуаре! – поправила она его. – В Англии так говорят, ведь ты не в Нью-Йорке! Нам пора идти, – добавила она и попятилась к дверям, заметив на его лице странное выражение.
– Да, разумеется, – сказал Дэн. – Прошу! Опаздывать неудобно.
Она выскочила в коридор, испуганно взглянув на него, и он обнажил в улыбке ровные белые зубы. На всякий случай она отошла подальше и, когда он запер дверь на ключ, сказала:
– Я очень рада, что ты согласился на публичное чтение.
Дэн молча направился рядом с ней к лифту, не делая попыток взять ее под руку. Хелен слегка успокоилась, но ненадолго. Едва они вошли в кабину, как Дэн с невозмутимым видом заявил:
– Я не уверен, что справлюсь с этой задачей. У меня сел голос. Впрочем, я смогу раздавать автографы. Публика останется довольна.
– Что ты хочешь этим сказать? Что ты не сможешь читать? С голосом у тебя, по-моему, все в порядке.
– Спасибо за моральную поддержку, Хелен. – Дэн улыбнулся, ощупывая ее взглядом с головы до ног. – Мы будем прекрасно смотреться вместе.
– Отступать все равно поздно, – опустив глаза, пробормотала Хелен. – И вот что еще я тебе скажу! – собравшись с духом, выпалила она. В этот момент лифт остановился, Дэн вышел из него и быстро двинулся к двери. – Нет, ты выслушаешь меня! – с угрозой повторила она на ходу.
– Я весь внимание! Говори, крошка! – не оборачиваясь, промурлыкал он.
– Ты обязан прочитать отрывки из книги вслух! И прекрати называть меня всякими дурацкими американскими словечками!
– О'кей, мисс Стюарт! – кивнул он, распахивая перед ней дверцу лимузина. Хелен плюхнулась на заднее сиденье и оторопело уставилась на него. Дэн тоже молчал. Так прошла минута. – Вы скажете шоферу, куда ехать, или будем и дальше наслаждаться тишиной и уютом автомобиля? Меня такое времяпрепровождение вполне устраивает, к вашему сведению, мисс Стюарт, – наконец сказал он.
– Да, здесь довольно-таки мило, – растерянно пробормотала Хелен и, опомнившись, назвала водителю адрес.
– Между прочим, магазин, в который мы едем, весьма знаменит. Он был основан в девятнадцатом веке. В ту пору там собирался цвет общества. Уверена, что тебе он понравится. Интерьер выдержан в строгом и респектабельном стиле, сочетающем в себе элементы модерна и старины, – затараторила Хелен, видя, что Дэн отрешенно смотрит в окно, не произнося ни слова.
– Надеюсь, это вполне крепкое строение? Еще не окончательно прогнило? – наконец поинтересовался он.
– Дэн, умоляю! – возмущенно воскликнула Хелен, в запальчивости даже дернув его за локоть.
Он ловко сжал ей ладонь и поднес к своим губам.
– Признаться, я еду туда исключительно ради тебя.
– Так ты будешь читать вслух свою книгу? – обрадовалась она.
– А вот от этого уволь! – Он отпустил ее руку и вновь отвернулся к окну. Хелен поняла, что он не уступит.
– Но что же я им скажу?! – с отчаянием воскликнула она.
– Мы найдем выход, – успокоил он ее, – я все устрою. Я скажу вступительное слово. Услышав мой хриплый голос, читатели все поймут. И ты будешь спасена!
– Но у тебя вполне нормальный голос!
– Нет, у меня воспалились голосовые связки, – серьезно сказал Дэн. – Я утром почувствовал первые признаки болезни. Еще пять минут разговора – и голос окончательно сядет. Впрочем, коль скоро это старое строение, никто не удивится: хриплый голос вполне гармонирует с интерьером. В старину люди часто болели. Об этом много написано в древних книгах!
Хелен откинулась на спинку сиденья и умолкла. Когда же ей вновь захотелось спросить его о чем-то, он поднес ладони к горлу и покачал головой, скорчив страдальческую мину.
Ей очень хотелось стукнуть его по голове и продолжать бить до тех пор, пока рука не онемеет, но вряд ли это могло исправить положение: она проиграла. Читать вслух он не станет, и все будут смотреть на нее как на идиотку. В таком случае пусть он все расхлебывает сам.
Выйдя из лимузина, Хелен молча провела Дэна в магазин и представила его мужчине, ожидавшему их с весьма озабоченным видом.
– Это замечательно, что вы смогли приехать к нам, мистер Форрест! – воскликнул встречающий, пожимая руку Дэна. – Люди вас уже с нетерпением ждут, зал наверху полон! Сначала вы почитаете для публики что-нибудь, а затем спустимся вниз для раздачи автографов.
– Я чертовски сожалею, – ответил Дэн. – Но боюсь, что не смогу сегодня читать вслух: у меня внезапно разболелось горло. Мне даже больно говорить. Я встал с постели только из уважения к читателям. Я понимаю, как много значит для них встреча с любимым писателем.
Представитель администрации магазина изумленно вытаращился на него, а Хелен обожгла его яростным взглядом. Дэн произнес свой монолог таким хриплым, севшим голосом, что она изумилась. Ведь только что он разговаривал с ней обычным тихим баритоном с приятным американским акцентом. Она с трудом сдерживала желание немедленно поколотить его. Ее голубые глаза сверкали праведным гневом.
– Какая жалость! – всплеснул руками мужчина. – Но все равно с вашей стороны очень мило приехать к нам. Так что же теперь делать? Ума не приложу! Разумеется, не может быть и речи ни о каком авторском чтении, раз у вас болит горло.
Внезапно лицо его просветлело, он с надеждой взглянул на Хелен.
– Публику огорчать мы тоже не можем, верно? А почему бы вам не прочитать немного вслух, мисс Стюарт? Потом вы ответите на вопросы из зала, а мистер Форрест, если ему не станет хуже, будет подписывать книги. Все останутся довольны! Вполне достаточно и того, что люди смогут его лицезреть! А уж если мистер Форрест сможет сказать несколько теплых слов… – Он радостно закатил глаза к потолку, потирая ладони.
Дэн удовлетворенно ухмыльнулся. Хелен раскрыла рот, чтобы дать всему этому безобразию достойную отповедь, но тотчас же закрыла его. Ее заманили в ловушку, путей к отступлению нет. Не разоблачать же публично великого писателя, обвинив его в притворстве? Это попахивало крупным скандалом. Дэн все равно выкрутится из него, а издательство Мартина окажется опозоренным.
– Да, это прекрасная идея! – натянуто улыбнулась она. – Показывайте, куда идти.
Она гневно обернулась на Дэна, поднимаясь по лестнице следом за распорядителем, но тот лишь многозначительно ей подмигнул.
– Ну, погоди! – пригрозила она ему. – Когда будем спускаться по этим ступенькам вниз, я точно швырну тебя через плечо, чтобы ты сломал себе шею.
– Потерпи до дому, моя прелесть, – проникновенно прошептал ей Дэн, улыбнувшись как опытный соблазнитель.
На обратном пути она упрямо молчала, насупившись. Чтение настолько увлекло ее, что Дэну пришлось потихоньку сжать ей локоть и покачать головой, намекая, что пора заканчивать. Все до единой книги были распроданы.
– Великолепно! – воскликнул Дэн, плюхнувшись в лимузин. – Потрясающий успех! Мартин придет в восторг! Мы заработали для его фирмы уйму денег!
Хелен упорно хранила молчание. Ей хотелось ткнуть его мордой в сиденье, переломать ему кости и обрушить на него поток яростных проклятий. Ее трясло от злости. Выставил ее идиоткой и вдобавок смеется!
Дэн посмотрел на ее каменное лицо и слегка улыбнулся. В таком натуральном, разгневанном виде она еще сильнее возбуждала его. Сегодня весь день он наслаждался, наблюдая за выражением ее глаз, мечущих в него молнии. Когда машина остановилась напротив гостиницы и он вышел, она захлопнула дверцу не попрощавшись и приказала шоферу отвезти ее домой.
Дэн проводил лимузин удивленным взглядом и улыбнулся: что же, тем лучше, можно спокойно переодеться в вечерний костюм и немного развлечься. Тосковать в одиночестве в номере он не собирался. Пока все шло именно так, как он и задумал.
У своего дома, едва Хелен вышла из лимузина, как к тротуару подкатило такси. Из него выскочила Дженни и бросилась к ней, сияя доверчивой и радостной улыбкой.
– Утром я возвращаюсь в школу! – сообщила она. – Мне захотелось повидаться с тобой перед отъездом.
– Зайди в дом, выпьем кофе, – предложила ей Хелен.
Дженни кивнула в знак согласия. Наверху, разговаривая с гостьей, Хелен окончательно успокоилась. Главное, что все закончилось хорошо, рассуждала она. И на вечеринке все-таки воцарился мир. Каково было бы Дженни возвращаться к занятиям с грузом стыда за свой некрасивый поступок? Теперь эта девочка выглядела, как и положено выглядеть подросткам ее возраста, и полностью оправилась от потрясения.
– У меня такое ощущение, словно меня основательно встряхнули и вправили мне мозги на место, – призналась она Хелен, болтая ногами. – Если бы не ты, папа задал бы мне трепку после вашего ухода. Я ее заслужила.
– Пожалуй, ты и в самом деле перегнула палку, – кивнула Хелен, наливая ей кофе.
– А Дэн меня простит, как ты думаешь? Я ужасно себя вела! Он, наверное, принял меня за слабоумную.
– Дэн опытный психиатр, – утешила ее Хелен. – Он разбирается во многих вещах значительно лучше обыкновенных людей.
Она старалась говорить ровным, спокойным голосом, но не могла отделаться от мысли, что всезнающий Дэн манипулирует ею, как хочет. Вот из нее-то он точно сделал идиотку! Спохватившись, Хелен заставила себя улыбнуться.
– А здесь очень мило, – заметила Дженни. – Жаль, что нет бассейна! Почему бы тебе не купить себе такой же дом, как у нас, Хелен? Где-нибудь по соседству?
– Об этом я пока могу лишь мечтать! – искренне рассмеялась Хелен. – Мне с трудом удалось расплатиться за этот домик. Вы живете в престижном районе, дома там безумно дороги! Твой отец может себе это позволить, он богат: как-никак он владелец издательства! Я же обыкновенная служащая.
– Дэн тоже не бедный, – заметила Дженни, стрельнув глазами в Хелен.
– Несомненно! Только мне от этого не легче, – вздохнула она. – Но, как ты подметила, я еще не старуха. Заработаю!
– Ты очень красивая! – пристально посмотрела на нее Дженни. – У тебя прекрасная фигура. Вот только лицо слишком задумчивое и загадочное. Почему?
– Ты сама так решила, между прочим! – напомнила ей Хелен. – И зачем тебе очки! Они тебе не идут.
– Я в них лучше вижу. Это уважительная причина?
– Жаль, – хмыкнула Дженни. – Они скрывают твою красоту.
Хелен подумала, что это соответствует действительности, раз и Дэн говорил ей об этом. Очки она надевала только для чтения. Они ей требовались больше для самозащиты, пора признаться себе в этом. Окружающий мир слишком жесток, приходилось как-то маскироваться, чтобы выжить.
Внезапно пронзительно прозвенел дверной звонок. Дженни вскочила с места и подхватила сумку.
– К тебе новый гость, Хелен! А мне пора идти, нужно успеть собрать вещи до отъезда.
Хелен улыбнулась ей и пошла открывать дверь.
На пороге стоял Дэн. Улыбка сползла с лица Хелен. Она посмотрела в его золотистые глаза и с испугом обернулась на Дженни. Девочка густо покраснела.
– Я зашла к Хелен попрощаться, – торопливо объяснила она, словно опасаясь, что он заподозрит ее в намерении подкараулить его в этом доме. – Я ухожу. Мне еще нужно собрать вещи.
– Воспользуйся моей машиной, – предложил ей Дэн. – Она как раз развернулась! – И, сунув два пальца в рот, он громко свистнул.
Дженни от восхищения раскрыла рот и с изумлением уставилась на него.
– Вот это класс! А я-то думала, что вы такой важный! У нас в школе так умеет свистеть только одна девочка. У меня не выходит, – с завистью сказала она.
– Непременно научу тебя, когда буду в Лондоне в следующий раз, – пообещал ей Дэн, радушно улыбаясь, и наклонился, чтобы на прощание поцеловать ее в лоб. Но она отстранилась и протянула ему руку, совсем как взрослая женщина.
– До свидания, Дэн! – сдержанно сказала она, села в такси, помахала рукой Хелен и уехала.
– Я, кажется, теряю свой дар, – пробормотал Дэн, проводив ее взглядом.
– У тебя его никогда и не было! – желчно воскликнула Хелен, закрывая дверь. – До свидания, мистер Форрест!
– Как же так, дорогая! – взмолился Дэн, вставляя ногу в щель между дверью и косяком. – Впусти меня, ради Бога!
И не успела Хелен возмутиться, как он уже протиснулся в прихожую.
– Убирайся вон! – приказала ему Хелен, теряя терпение. – Тебя сюда не звали! Я не люблю тебя и мне плевать на все твои фокусы, рассчитанные на простаков! Ты подлый эгоист и беспринципный лжец! Ты растоптал все общепринятые этические нормы! Ты живешь по собственным правилам, выгодным только тебе одному! Вон из моего дома! Немедленно!
Дэн не проронил ни слова. Дав ей выговориться, он молча обнял ее и поцеловал, не дожидаясь, пока она переведет дух. Это произошло так неожиданно, что Хелен совершенно растерялась. Однако ее кулачки все же заколотили по его груди. Она настолько разозлилась, что готова была упасть на колени и, подавшись корпусом вперед, швырнуть его приемом дзюдо через голову на пол. Он это заслужил!
Впрочем, вряд ли ей удалось бы это сделать: физически Дэн был очень крепок, в отличие от мальчишек, дурачившихся в спортивном клубе. При росте в шесть футов и два дюйма он состоял из стальных мускулов. Шутки с таким мужчиной были плохи. От этой мысли силы покинули ее окончательно.
– Ах ты моя дикая кошка! Решила показать мне когти? – нежно прошептал он ей на ухо и, сжав ей голову ладонями, принялся покрывать лицо поцелуями. Хелен не сопротивлялась. Она поняла, что сражение проиграно.
Его язык проник ей в рот, и у нее перехватило дыхание, а по телу пробежала дрожь. Он застонал, крепче сжав ее в объятиях, и Хелен сразу же обмякла и расслабилась, почувствовав себя необыкновенно тепло, и уютно в его сильных руках.
На Дэна напало затмение, он не мог уже думать ни о чем другом. Накопившиеся в нем чувства хлынули наружу, он был не в силах сдерживать их. Прижавшись к Хелен всем телом, он скользнул руками по ее спине и сжал ей ягодицы.
Закрыв глаза, она позволила ему снять с себя очки и не сопротивлялась, когда он поднял ее на руки и понес в комнату. И только там она тихо прошептала его имя:
– Дэн! – Ей казалось, что этим она ясно выразила свой протест. Он усадил ее к себе на колени, устроившись на диване, и не позволил произнести больше ни звука. Его поцелуй разжег в ней огонь желания, и она уже перестала подчиняться рассудку, охваченная страстью.
Губы Дэна стали ласкать ее шею, уши, щеки и подбородок, и Хелен окончательно расслабилась. Мысли испарились, уступив место ощущениям. Сладостная теплая дрожь пронзила ее с головы до пят.
Пальцы Дэна уже расстегивали пуговицы на ее блузке, рука его стянула с плеча лямку бюстгальтера и сжала ей грудь. Она раскрыла глаза и с восторгом уставилась на него, не в силах что-либо сказать, хотя мозг и посылал ей приказы.
– Как ты прекрасна, Хелен! – хрипло сказал он. – Я никогда не желал ничего так страстно, как хочу сейчас тебя.
Она взглянула в его янтарные глаза, перевела взгляд на пальцы, поглаживающие ее торчащий сосок, и с трудом прошептала:
– Я не могу, Дэн! Не могу.
Слова застревали у нее в горле.
– Но почему, моя прелесть? Ты же хочешь меня! И мы оба это знаем.
Дэну уже трудно было дышать, его мускулы напряглись, как натянутые струны, властно требуя разрядки.
– Я не могу никому позволить сблизиться со мной… Я вообще не такая, какой представляюсь тебе… – едва не плача, сказала Хелен. – Если бы ты знал, какая я на самом деле!
Страсть отхлынула от него, он осознал, что она нуждается сейчас в его поддержке и защите, и, застегнув пуговицы ее блузки, он прижал ее голову к своей груди.
– Я знаю, какая ты, Хелен, – дрогнувшим голосом сказал он. – Ты мужественная, добрая и доверчивая. У тебя есть свои тайны, какое-то горе не дает тебе покоя, но для меня все это не важно: я все равно хочу обладать тобою.
Хелен посмотрела на него с надеждой и болью на лице и порывисто обняла за шею, как ребенок, ищущий у взрослого защиты. Ни с кем, кроме него, ей не было так спокойно и хорошо. Дэн прижал ее к груди, ощущая подбородком шелк волос, и спросил:
– А кофе ты сумеешь приготовить?
– У меня есть только растворимый. – Она улыбнулась ему в ответ, отчаянно моргая.
– Прекрасно! А разве существует какой-то другой? – шутливо спросил он, пытаясь подстроиться под ее настроение. Ситуация складывается непростая: она явно нуждается в помощи психиатра, но он еще никогда не влюблялся в своих пациенток. – Ты управишься одна на кухне? Мне нужно перевести дух.
– Прости, Дэн! – Она смущенно опустила глаза.
– Ничего, бывает, не расстраивайся, – пощекотал он ей шею под подбородком, снимая таким образом у нее нервное напряжение. – Лиха беда начало! На моей бейсбольной кепке вышит наш фамильный девиз: "Проиграй сражение, но выиграй войну!"
– Это тетушка Люси вышила его? – спросила Хелен, спуская ноги на пол.
– Откуда ты о ней знаешь? – удивился он.
– Ты сам же мне о ней и рассказал, вспоминая о том, как в юности гонял ее любимую кошку.
– Ах, да! Теперь вспомнил. Ошибки молодости, – осклабился Дэн. – Сейчас я стал гораздо терпимее относиться к кошкам, особенно синеглазым. Так мы будем пить кофе? Я без него не встану с места: коленки дрожат.
У Хелен поджилки тряслись не меньше, чем у Дэна. Она покрылась красными пятнами от возбуждения и не пыталась скрыть своего желания. Он был первым, кого она сама захотела, более того – он дал ей шанс утолить свою страсть. Но она упустила его, опасаясь, что раскроет ему свою страшную тайну, и подавила естественное чувство, хотя и с трудом.
Он мог бы воспользоваться ее минутной слабостью и добиться своего, однако, не сделал этого. Какой он замечательный человек! Если бы не ее проблемы, она доверила бы ему себя. Впрочем, подумала она, не нужно все так усложнять: Дэн скоро улетит в Америку, и она его никогда больше не увидит.
При этой мысли Хелен едва не стало дурно. Значит, она снова останется одна, наедине с мраком. Она зажмурилась и глубоко вздохнула, пытаясь взять себя в руки.
Закинув голову, Дэн молча смотрел в потолок, пытаясь унять зов природы и подчинить тело воле. Стряхнув наконец с себя наваждение, он начал мыслить как обычно: быстро и логично. Хелен хочет быть с ним. В данный момент ему следовало бы утолять иссушающую страсть, охватившую их обоих. А он вместо этого подавляет естественное желание и пробует проникнуть в ее сознание, не ставя никакой конкретной задачи и ничего определенного не требуя от нее.
Впервые за всю свою жизнь, напряженную, полнокровную и активную, Дэн утратил рассудок из-за женщины. Однако Хелен считает, что не достойна его, хотя и сама изнемогает от желания. Страх выдать какую-то сокровенную тайну полностью поработил ее сознание. Как это она сказала? Если бы ты только знал, какая я на самом деле…
Но он видел ее всю насквозь, читал совершенно иное в ее фиалковых глазах! Так что же лишало ее покоя! Какая страшная вина гнала из дому по ночам? Он обязан это узнать!
– Я посвятил тебя в секреты своей юности, – сказал он за чашкой кофе, словно бы между прочим. – А теперь твоя очередь рассказать мне что-нибудь о твоей.
Лицо Хелен окаменело, руки задрожали.
– Мои родители умерли, когда мне было шестнадцать лет, – с трудом ответила она. – Я стала жить у своей тети. Вот, пожалуй, и все.
Я не могу взвалить на себя такую ношу! У меня есть собственные дети. Каково им будет, если эта история выплывет наружу? Нет, я не оставлю ее здесь! Мне нужно заботиться о своей семье. Извините!
Эта история не закончилась, она продолжается по сей день, терзая ее по ночам. В ушах у нее все еще звучит резкий и отчужденный голос, когда-то произнесший эти слова. Она не может забыть страшного ощущения, охватившего ее, когда она впервые поняла, что значит остаться совершенно одной.
– Но ведь ты поступила в университет? – спросил Дэн.
– Да! А закончив его, начала работать в издательстве.
– Мартин о тебе высокого мнения, он говорит, что ты упорна, трудолюбива и талантлива! Всего достигла сама.
– Это правда, я начала карьеру в должности секретаря, но мне улыбнулась удача.
– Фортуна любит умных! – добавил Дэн. – Ты не растерялась. Мартин постоянно поет тебе дифирамбы.
– Мартин и Маргарет любят меня, – сказала она, пряча глаза. – Я им многим обязана.
– Я тоже люблю тебя, Хелен! – мягко напомнил ей Дэн. – И хочу тебе помочь. Но ты сама этого не желаешь.
– Я не нуждаюсь в сексуальной поддержке, – смущенно ответила Хелен. – От нее мало проку.
– Сначала нужно попробовать, а потом судить, – возразил ей Дэн.
Он решил изменить тактику разговора и, выждав, пока она успокоилась, сказал:
– Мой отец умер год тому назад. Несчастный случай. Ему как раз исполнился семьдесят один год. А мама скончалась на год раньше. Из близких у меня остался только брат. Не считая тети Люси, разумеется.
– Расскажи мне о ее любимой кошке! – попросила Хелен, пряча улыбку.
– У нее был очень задиристый характер, ее не переносил даже Джаспер, наш пес. Когда мы ездили летом к тете Люси в Мейн рыбачить, нам приходилось запирать его на ночь в амбаре, чтобы он не растерзал это вредное создание из рода кошачьих. Славные были времена! Мы с Биллом обожаем рыбалку, унаследовав эту страсть от отца.
– А где тогда жили вы с братом? – спросила Хелен, вдруг почувствовав интерес к биографии Дэна.
– В Нью-Йорке, вместе с родителями. Папа служил в банке, мама занималась живописью.
– А чем занимается твой брат?
– Билл? Он известный адвокат и прекрасный семьянин, у него красавица жена и двое детишек.
Хелен погрузилась в невеселые размышления. Семья, стабильность, счастливое детство – всего этого она лишена. Кроме страшной тайны, у нее ничего не осталось. Даже от слова «адвокат» у нее похолодела спина. Задумчиво отхлебывая из чашки кофе, Хелен не замечала, что Дэн внимательно наблюдает за ней своими умными и проницательными золотистыми глазами.
– Что ты собираешься делать завтра? – внезапно спросил он.
Хелен вздрогнула от звука его голоса.
– Останусь дома, – наконец ответила она, выбравшись из лабиринта мрачных мыслей. – У меня свободный день, просмотрю рукописи, скопившиеся за последние две недели.
– А не хочешь помочь мне подыскать здесь дом? – самым обыкновенным тоном спросил Дэн.
Она как-то странно взглянула на него и тихо уточнила:
– Ты собираешься купить здесь целый дом?
– Арендовать, – улыбнулся он. – Я слышал, что сейчас на рынке жилья богатый выбор. Покупать дом вряд ли имеет смысл, я не задерживаюсь в Лондоне надолго.
– Разве ты не возвращаешься в ближайшие дни в Нью-Йорк? – едва слышно спросила Хелен.
– Мне незачем торопиться, – уклончиво ответил Дэн. – Насколько я понимаю, с моей книгой вопрос решен, так что у меня наконец– то появилась возможность немного развлечься. Собственно говоря, именно ради этого я и прилетел в Лондон! Имея в своем распоряжении целый дом, делать это значительно удобнее.
– Выходит, я нужна тебе только для развлечений? – покраснев до корней волос, упавшим голосом спросила Хелен.
– Разумеется, нет! – вполне серьезно сказал Дэн, сверля ее глазами. – Без тебя я вообще не представляю себе жизнь. И в данный момент ужасно страдаю. По-моему, ты это поняла.
– Я не могу вступить в интимную близость с тобой, – прошептала она, бледнея.
– Однако надежду на это ты все же мне дала, – напомнил ей он с обворожительной улыбкой.
Сердце Хелен затрепетало.
– Только не думай, что я собираюсь заманить тебя в пустой дом! Мне требуется лишь твое общество и добрый совет. Для всего остального я уже нашел надежных агентов.
– Хорошо, я согласна, – улыбнулась Хелен. – Рукописи подождут! Ими я могу заняться и ночью: мне лучше думается в это время суток.
Дэну хотелось остаться, но он кивнул Хелен и встал с дивана. Излишняя навязчивость может навсегда отпугнуть ее. Он был удовлетворен их разговором. Раз у Хелен появилось новое занятие на ночь, она не станет бродить по темным улицам. Лучше чувствовать легкую усталость днем, чем подвергаться опасности ночью.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Черный бархат - Уилсон Патриция


Комментарии к роману "Черный бархат - Уилсон Патриция" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100