Читать онлайн Судьба или воля обстоятельств?, автора - Уилсон Лианна, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилсон Лианна

Судьба или воля обстоятельств?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Марта вся пылала. Она провела пальцами по губам, горевшим от его поцелуя. С бьющимся сердцем глядела она вслед исчезавшей в клубах пыли машине.
Этот ковбой ворвался в ее жизнь, надежный и заботливый, словно готовый заслонить ее от всех бед и проблем. А его поцелуй разбудил в ней чувства, которые, как она думала, давно уже умерли. Да и целовал ли ее кто-нибудь так — одновременно страстно и нежно? Бывший муж лишь небрежно чмокал ее. Никогда он не был нежен, соблазнителен. Его губы никогда не ласкали ее, как губы Джо. Запах Джо — запах кожи и крепкого мужского тела — окутывал ее, волновал, будоражил. От мягкого прикосновения Джо ноги стали словно ватные.
Сейчас свежий утренний ветер остужал ее горячее тело, хотя слабость все никак не проходила. Она уже тосковала по его сильным рукам, обнимавшим и крепко прижимавшим ее к широкой груди. Тогда, во время поцелуя, несколько сумасшедших секунд они видели только друг друга, больше ничего вокруг для них не существовало.
У Марта никого не было после Флинта. Она ни разу не посмотрела в сторону другого мужчины. До тех пор, пока не появился Джо Ролинз и не заставил ее вспомнить о том, что люди делятся на мужчин и женщин, что существуют твердость и нежность, жажда и желание.
Оставив ее пылающей, тоскующей, он ушел, даже не обернувшись. Но в ее сердце закралась робкая надежда, что их короткое, но такое чувственное прикосновение значило для него столько же, сколько и для нее. А что, если это просто представление для Коди?
Нет, она не собирается терять голову… или сердце. Только не из-за этого ковбоя! Только не снова!..
— Мама! — Коли дергал ее за рукав.
Она посмотрела на своего маленького сына и только сейчас заметила, как замерзла. Холодный январский ветер продувал насквозь.
— Нам не стоит стоять здесь на ветру. Пойдем в дом. Тебе нужно отдохнуть.
— Но, мама, я не устал. Марта ласково похлопала его по плечу и вошла с ним в дом.
— Мам, ты поняла? — спросил он с надеждой.
Она пригладила его волосы. На лбу его шишка стала совсем маленькой, но жуткий багровый синяк все еще портил его нежную кожу.
— Что, милый?
— Папа нас любит. — Он счастливо улыбнулся. Ее губы скривились в подобии улыбки. — Ты знаешь, когда он вернется?
— Скоро, детка, скоро, — произнесла она слабым голосом. Она сжала в руке бумажку, которую дал ей Джо, смяла ее и выбросила в мусорную корзину.
Она не будет ему звонить.
— Мама, мне нужны деньги на обед, — сказал Кода, перебрасывая ремень своей желтой школьной сумки через плечо. Он выглядел еще меньше, чем обычно, одетый в шерстяную куртку, вязаную шапочку и толстые варежки. На нее накатило острое желание затащить его обратно в машину и отвезти домой.
Но доктор разрешил Коди с понедельника посещать школу. Марта не покидала тревога, и она сознавала, что причина ее — не только здоровье Коди.
— Сейчас, — ответила она и потянулась за сумкой. Ее рука нашарила игрушечную лошадь Коди, его любимую книжку и обертку от конфеты. Где же сумка?
Марта быстро пробежала в уме места, где могла оставить сумку. Взяла ли она ее сегодня утром? Положила ли в машину? Она не могла вспомнить, потому что они спешили. Когда же она ее видела последний раз? Марта потерла лоб ладонью, стараясь хоть что-то вспомнить. На родео сумка была у нее, она помнила, как прижимала ее к груда, когда Коди скакал на той проклятой овце. Она смутно припомнила, что рылась в ней в больнице, когда лихорадочно пыталась найти их карточки медицинского страхования и свое удостоверение личности.
Внезапно сердце ее подпрыгнуло. Она положила сумку на сиденье в машине Джо. Ключи она держала тогда наготове в руке, торопясь побыстрее довезти Кода домой и избавиться, наконец, от Джо. Навсегда. Но он прошел за ней в дом и помог внести туда сына. А сумка ее так и осталась лежать в машине.
— Ну что, мам? — нетерпеливо обратился к ней Коди.
— Извини, сынок, я… забыла свою… Она осеклась, вдруг осознала, что придется снова встретиться с Джо, а перед этим еще найти его.
— Вот, возьми, Коди. — Она открыла бардачок, в котором лежала разная мелочь. — Отдай это учителю. Будь осторожен.
Коди кивнул и улыбнулся на прощание.
— Пока.
— Счастливо, солнышко, удачного тебе дня. Я приеду за тобой после обеда, — сказала она ему вслед, но он уже повернул за угол кирпичного здания и вошел в школу.
Марти наклонилась и прижалась лбом к рулю машины. Ну как можно быть такой тупицей! И что же ей теперь делать? Она изо всех сил стиснула холодный пластик руля. Ей придется позвонить ему, другого выхода нет.
Ничего сложного! Если только она не успела выкинуть листок с его телефоном из корзины. И это не должно его сильно обеспокоить, ведь он, в конце концов, ждет ее звонка. Вот только как она сможет смотреть на него, не вспоминая его поцелуй. О, Господи! Она откинулась на сиденье.
Джо мучил грипп. Или еще какая-то другая хворь. Посреди ночи он просыпался в холодном поту и глядел в темноту, прислушиваясь к тишине, камнем давящей на него, ожидая появления благословенного света. Его преследовали призрачные видения. Одно лицо было таким знакомым, но оно было так далеко и отодвигалось все дальше и дальше с каждым днем. Его воображение вызывало и другие лица. И среди них — крошечное, нежное личико младенца. Затем оно менялось и превращалось в лицо Коди, улыбающегося и зовущего его папой.
Бессонные ночи были знакомы Джо еще с тех давних пор. Он научился жить с пустотой в груди, со звенящей тишиной, с этим грызущим чувством вины. Он привык считать наказанием свою жизнь — жизнь без единого чувства, без единого желания.
Но сейчас что-то изменилось, усложнилось. Грудь его снова сдавило. Как быстро Марти и ее сын стали частью его жизни! А этого он не мог себе позволить.
Теперь оставалось лишь молиться, чтобы к Коди вернулась память. Тогда Марти не позвонит и он никогда ее больше не увидит.
С этой отчаянной надеждой ковбой и встретил очередной наступающий день. Он заставил себя встать с постели раньше, чем обычно, и вышел на улицу к своей обычной, каждодневной работе, которая отвлекала его от этих мучительных мыслей.
В бледном свете раннего утра, заливающем амбар, Джо подошел к огромному тюку сена, поднял его и, сгибаясь под тяжестью, перенес в другой угол. С губ его сорвался невольный стон. Маленькие соломинки закружились в воздухе. Кашляя, он отступил, назад. Белые облачка пара, вырывавшиеся из его рта, таяли в январском холодном воздухе.
Машина его стояла рядом с амбаром, на широкой дороге, ведущей за пределы его маленькой вселенной, жизнь в которой вращалась вокруг кормления скота, выращивания телят и заготовки сена. Над ним висело унылое зимнее небо, цвет которого менялся от мрачно-синего до тоскливо-серого.
Неожиданно его внимание привлекло что-то, от чего побежали мурашки по коже. По проселочной дороге ехала маленькая синяя машина.
К Ролинзу давно никто не ездил. Он всем дал понять, что не нуждается в визитерах, которые сновали в его доме, как муравьи. Сначала, после того, как умерла его жена, это были прихожане местной церкви, приносившие ему запеканки и кексы, грудинку и бобы. Какая насмешка судьбы: они приносили ему съестное, чтобы он не умер от голода, в то время как единственным желанием его было умереть.
Изредка появлялись женщины. Одинокие, отчаявшиеся, те, кто знал, что он горюет, и те, кто хотел облегчить его боль. Но он заслужил эту боль и поэтому никто подолгу не задерживался.
Заинтересованный и настороженный одновременно, Джо направился к остановившейся машине. Сняв перчатки, он засунул их в карман джинсов. Он не позаботился даже надеть свою куртку из овчины, и теперь морозный воздух холодил голые руки, выглядывающие из закатанных выше локтей рукавов фланелевой рубашки.
Когда дверца машины открылась, сердце его ухнуло вниз. С застенчивостью подростка Марти неловко вылезла из автомобиля и встала на дороге. На ней были джинсы и толстая куртка. Дверцу она оставила открытой, словно готовая прыгнуть обратно в любую секунду. Джо снял шляпу и вытер рукой лоб. Мелкие соломинки царапали его кожу, но он ничего не замечал, кроме Марти, и видел лишь ее теплые карие глаза, ее румянец на щеках, ее улыбку.
— Доброе утро, — поприветствовала она его.
— Здравствуйте, — ответил он. Внезапно его охватила тревога. — Что-то случилось?
— Нет, — выдохнула она. — Нет, — повторила Марти уже спокойнее. — Я имею в виду, что с Коди все в порядке. Он в школе.
— Хорошо. Ну, как он, вспомнил? Она покачала головой.
— Как же вы нашли меня? Моего адреса нет в справочнике.
— В смысле, под именем Ковбой, Всегда Готовый Помочь? Он засмеялся:
— А вы пробовали позвонить?
— Нет, — пришлось признаться ей. — Мне казалось, будет лучше этого не делать.
От таких слов кровь застыла в его жилах.
Она отвела глаза, но затем снова взглянула прямо на него, будто приняв какое-то решение.
— Я позвонила в Ассоциацию родео.
— Вам, наверное, холодно? — спросил он, готовый убить себя то, что стоит и глазеет на нее, как глупый подросток. — Ну, конечно, вы замерзли. — Он втянул в себя холодный воздух. — Всего десять градусов. Иногда я так же догадлив, как и быки на моем пастбище. Входите в дом.
— Думаю, не стоит. — Голос ее дрогнул, когда они встретились взглядом. Что-то смягчилось в темно-шоколадной глубине ее глаз. — Ну, если только на минутку.
С сердца его упал невидимый камень. Он провел ее на крыльцо и открыл дверь. Окна все еще были закрыты занавесками. Джо смотрел, как она входит в дом, осторожно, неуверенно проходит в затемненную комнату. Спохватившись, он бросился открывать шторы, чтобы впустить свет. Пылинки закружились в бледных лучах, проникших в дом через давно не мытые окна.
— Давайте я повешу вашу куртку? Она покачала головой.
— Я ненадолго.
— Присядьте. — Он указал на одиноко стоящую софу. — Я поищу что-нибудь выпить. Что вы будете?
Он сделал шаг к кухне, пока она прошла в гостиную и примостилась на краешке дивана, будто птичка, готовая тут же вспорхнуть. Открыв холодильник, он с сомнением заглянул в него.
— У меня есть немного апельсинового сока, — пробормотал Джо, открывая банку, но, понюхав, наморщил нос. — М-да, похоже, что нет. Как насчет воды?
— Джо, спасибо, мне ничего не надо. — Она не могла остаться в любом случае. Ей вообще не следует тут быть. Но сейчас она никак не могла уехать.
Вытерев ладони о джинсы, он двинулся к ней, стараясь держаться на некотором расстоянии. Следуя ее молчаливому приглашению, он присел на софу на ее противоположном конце.
— Как у вас дела? — спросил он.
— Хорошо. — Взгляд ее упал на паутину, затягивающую вентиляционную решетку и колеблющуюся от движения теплого воздуха оттуда. — А у вас?
— Тоже.
Неловкая тишина повисла между ними. Она гадала, не стоило ли сказать Джо, что к Коди вернулась память, и этой маленькой ложью убрать его из их жизней. А может, ей стоит установить несколько простых правил, не допускающих поцелуев между ними? Мысли ее метались, пока принятое решение не легло на них, словно толстый слой пыли на абажуре ламп в его доме.
— Я пытался вам позвонить. — Его голос заставил ее вздрогнуть.
— Вы?
— Вчера вечером. И сегодня утром. Она прикусила нижнюю губу.
— Я вчера отключила телефон, у Коли болела голова. А сегодня отвозила его в школу.
— У вас есть автоответчик? Если нет, я могу дать вам свой старый, которым не пользуюсь, — предложил Джо. — Тогда я смогу оставить сообщение для Коди… будто его…
— Его отец?
Ее брови превратились в одну тонкую стрелку, а его высеченные словно из камня черты, казалось, совсем окаменели.
Она резко встала.
— Джо, я пришла, потому что… Слова застряли у нее в горле. В его синих глазах застыла какая-то безнадежность. Марта кляла себя за то, что не может закончить это дело сейчас, одним махом и навсегда.
— Вас оскорбил тот поцелуй, правда?
— Почему вы так решили? — Голос ее неожиданно сорвался. Колени задрожали, и она рухнула обратно на софу.
Его глаза сузились. Он придвинулся к ней поближе.
— Я просто подумал, что это выглядит странно, если женатая пара не хочет целоваться. Но больше этого не случится, — сказал он твердо. Но тут взгляд его упал на ее губы. — Если только…
— Если только?.. — Сердце ее прыгнуло в груди. Она жаждала нового поцелуя.
Но нет, она не станет связываться с Джо. Она не станет связываться больше ни с одним ковбоем.
— Если только Коди не скажет что-нибудь.
Как тогда.
— А. — Она почувствовала, как жар переполняет ее. Скрестив руки на груди, постаралась унять его, взять свои чувства под контроль. — Если это случится, вы поцелуете меня в щеку.
Его пристальный взгляд проникал прямо в ее сердце.
— Раз вы этого хотите…
— Да. — Голос ее прозвучал неубедительно. Судорожно вздохнув, она встала. — Я забыла свою сумку в вашей машине.
Он моргнул от неожиданности и поднялся:
— Сумку? Я ее там не видел.
Она отступила от него. Ей было душно, не хватало пространства, ей хотелось убежать отсюда поскорее.
— Я положила ее на заднее сиденье. Он кивнул:
— Если она все еще там, я сейчас ее принесу.
Как будто тоже стараясь поскорее забыть разговор о поцелуе, он схватил шляпу с пыльного стола и рванулся к двери. Она с любопытством проводила его взглядом. Интересно, почему этот нежный, ласковый ковбой живет один. А может, нет? Может быть, он просто проявил к ним любезность, и ничего больше? Внезапно этот вопрос стал жизненно важным для нее.
— Джо, — остановила она его, прежде чем он вырвался из дома в холодное, хрустящее утро.
— Мм? — Он остановился на секунду, придерживая дверь.
Взгляд ее бродил по заброшенной, пыльной комнате, похожей больше на склеп, чем на жилое помещение. Воздух был спертый, застоявшийся, безжизненный. На кухонном столе стояло какое-то засохшее растение.
Наконец она спросила его, тщательно выбирая слова:
— Скажите, вы женаты или живете с кем-нибудь? Видите ли, я не спросила вас тогда, может быть, мы мешаем вашей личной жизни? — И застыла в ожидании.
— Нет, — ответил он. Голос его звучал угрюмо. — Я не женат.
Глядя, как за ним тихо закрывается дверь, Марти готова была убить себя за свою бестактность. Она вломилась в его внутренний мир, как слон в посудную лавку. Джо мог подумать… Впрочем, какое это имеет значение? Но она знала, что это имело значение, и притом огромное.
Стоя в комнате, она пыталась получше рассмотреть место, где он живет. Ни одна фотография не стояла на столе, нигде не видно телевизора. Не было ни памятных сувениров, ни охотничьих трофеев. Ничто не украшало тускло-коричневых панельных стен.
Была ли у Джо семья? Привязанности? Кто-то, кого он любил? Или он был совершенно один? И не это ли причина его сильного желания помочь ей и Коди?
Сердце женщины сжалось от боли. Похоже, у этого мужественного, надежного ковбоя совсем никого нет. Кроме нее и Коди. Как же это могло случиться?
Впустив с собой поток холодного воздуха, он вошел в дом, и порыв ветра тут же захлопнул за ним дверь.
— Нашел. Хорошо, что вы сказали, а то у меня были бы проблемы на следующем свидании. — Он дружески подмигнул ей. — Становится все холоднее. Похоже, что приближается буря. Я слышал, как сегодня передавали, что возможен дождь со снегом.
— Так часто говорят. Видимо, в Оклахоме идет дождь со снегом, и в принципе он может дойти до Техаса.
— Может. Поэтому вам следует быть осторожней.
— Я осторожна. И в любом случае мне нужно скоро забирать Коди. — Она направилась к двери, взяв у него из рук свою сумку и зажав ее под мышкой.
— Джо, — она остановилась и, обернувшись, поняла, что он шел рядом с ней и теперь стоит намного ближе к ней, чем она предполагала.
Он молча смотрел на нее, и она ничего не могла прочитать в его неподвижном взгляде. Ей так хотелось знать, о чем он сейчас думает.
— Вы скучаете по родео? — спросила она, желая понять, почему ковбой, столько раз побеждавший на родео, теперь заточил себя в одиночестве на маленьком ранчо.
— Иногда. — Губы его сжались в одну тонкую линию.
— А не думаете ли когда-нибудь вернуться туда?
— Нет.
— Почему?
Он пожал плечами.
— С этим покончено.
— И вам нравится так жить… на ранчо?
— Я никогда об этом не размышлял. Жил, и все.
Она почувствовала, что эта тема ему неприятна.
— Простите меня за мои прежние слова и поведение. Я только хотела…
— Все нормально. Забудьте об этом. Но она не могла забыть. Она уже никак не могла забыть, что Джо живет здесь совсем один, навещаемый лишь холодным, завывающим ветром. Она пыталась убедить себя, что это не ее дело, не ее забота. Но ведь он тоже не обязан был заботиться о ней. И тем не менее помог ей. И Коди.
— Скажите, что вы делаете сегодня вечером? — Она остановилась, прежде чем сделать решительный шаг. — Коди спрашивал о вас, интересовался, когда вы вернетесь домой. Не могли бы вы сделать это сегодня?
Коди спрашивал о своем отце. Не о Джо. Разумнее будет не забывать об этом. Но голос разума часто звучит слишком тихо. И Джо согласился.
Со смесью смущения и беспокойства он уселся во главе стола. Ароматные запахи лука, ветчины, бобов и кукурузного хлеба живо напомнили ему о своей семье и доме. Именно в этот момент он принял решение — сегодня, на один-единственный вечер, сделать вид, что это его семья. Это никому не принесет вреда.
— Ну, как твоя голова? — спросил он сидящего справа от него «сына».
— Уже лучше, — ответил Коди с набитым ветчиной ртом. Рядом с ним сидел Скаут, выжидающе глядя на мальчика и стуча хвостом по полу.
— Оп! — Коди бросил вверх кусочек хлеба. Пес подпрыгнул, схватил его и облизнулся в надежде получить еще что-нибудь вкусное.
— Коди! — укоризненно произнесла Марта. — Мы не кормим Скаута за столом.
— Извини, мама. — Он порывисто повернулся к Джо. — Пап, ты не поможешь мне покормить его после ужина?
— Конечно.
Зачерпывая бобы ложкой. Кода пробормотал себе под нос:
— Скаут вечно голодный.
— Щенки всегда хотят есть. И растущие мальчики тоже. — Джо взлохматил волосы мальчика. — Доедай.
— Как у тебя прошел день? — спросила, будто невзначай, Марти, разрезая ножом ветчину на тарелке.
Сердце его чуть не остановилось, когда он услышал этот простой вопрос. Сколько времени уже прошло с тех пор, как это хоть кого-то интересовало? Пальцы его стиснули вилку.
— Замечательно.
Последовала долгая тишина. Он слышал, как звенит посуда, тихонько возится Кода, а Скаут шумно дышит рядом с ним.
— Э-э-э… А как у тебя? Как прошел день? Марти улыбнулась ему, от глаз разбежались крохотные морщинки, а сами они засверкали золотыми искрами.
— Хорошо. Я работала с опытным учителем и чаще общалась с ребятишками, чем разбирала и переписывала бумаги.
Она остановилась на секунду, как будто сказала слишком много. Он кивнул и задал следующий вопрос:
— И что же ты с ними делала?
Она, не глядя на него, теребила скатерть.
— Я занималась с одним шестиклассником. Он отстает, но очень старается. — Бросив взгляд на сына, она понизила голос. — У него проблемы в семье. — Потом продолжила:
— Мы читали, я спрашивала его по ходу дела, а он уже мог мне отвечать. — Она сделала глоток холодного чая из своей чашки. — Это очень большое достижение для него.
— Ты говоришь, как прирожденный учитель.
Она пожала плечами, но щеки ее при этом вспыхнули.
— Почему ты не преподаешь? — спросил он.
Она прямо встретила его взгляд, но он заметил промелькнувшее смущение в ее глазах.
— Я не успела получить диплом. Встретила Флинта и… — Она замолчала.
Он сразу понял. Обычное дело. Женщина встретила ковбоя, вышла за него замуж, родила ребенка и так и не смогла закончить учебу.
— Тебе нужно доучиться, — сказал он. Марти засмеялась:
— Когда будет свободное время.
— Когда-нибудь, — повторил он серьезно, — ты получишь диплом и будешь учить детей.
— Папа, — голос Коди отвлек его внимание от Марти, — как прошло твое родео? Ты выиграл?
Джо задумался, пытаясь подобрать подходящий ответ. Картинки родео, такие яркие, отчетливые, волнующие, ворвались в его мозг. Сегодня утром он не сказал всей правды Марти. Он скучал по родео. Но он никогда не вернется туда. Отведя взгляд от глаз мальчика, полных нетерпения, он ответил:
— На этот раз нет.
— А ты побудешь теперь дома?
— Коди, — начал Джо, — я, гм…
— Я обещаю, что буду хорошо себя вести. — Эта отчаянная просьба растопила последний лед, сковывавший сердце Джо. Ошеломленный безнадежностью, прозвучавшей в голосе Коли, он почувствовал, как у него стало тесно в груди.
— Коди, сынок, — мягко сказала Марти, — папа уезжает не из-за того, что ты плохо ведешь себя. Просто у него такая работа.
Джо хотел что-нибудь сказать, чем-то помочь. Но что он мог сделать, как объяснить все Коди? Ситуация слишком деликатная. Если он все испортит, Марти выкинет его из своего дома и из своей жизни.
— Послушай, ковбой. — Джо даже поморщился от своего небрежного тона. Он вертел вилку между пальцами, не зная, как подступить к этому вопросу. — Подойди ко мне, Коди. — Отодвинувшись от стола, он похлопал ладонью по своему бедру.
Мальчик мгновенно обежал вокруг стола и вскарабкался к нему на колени. Он прижался к Джо, такой теплый и доверчивый, словно был настоящим его сыном. Отцовские чувства всколыхнулись в Джо. Его решимость возросла еще больше. Он не допустит, чтобы Коди снова страдал и мучился, — если только это будет в его силах.
— Коди, то, что я уезжаю… на родео… никак не связано с тобой. Это моя работа. Этим я зарабатываю на жизнь.
— Так же, как мама работает в школе? — спросил Коди.
Он улыбнулся мальчику и пригладил его челку, лезущую в глаза.
— Точно. Мы ведь и для тебя стараемся. Глаза Кода удивленно распахнулись.
— Для того, чтобы ты жил в этом красивом доме и у тебя была еда, — объяснил Джо. — Чтобы мама могла ездить на машине. Каждый отец должен работать. Некоторые работают днем, другие по ночам, а я больше всего работаю по выходным на родео.
Марти благодарно улыбнулась Джо.
— Вспомни, Кода, — добавила она, — ты видел, как отец твоего друга, Питера, с портфелем в руках идет на работу? Он работает в конторе.
— А отец Томми полицейский. — Кода сел прямо. — У него есть пистолет, он штрафует нарушителей и ездит в настоящей полицейской машине.
Марти кивнула:
— И он работает по ночам, когда Томми спит. А когда Томми в школе, его отец отдыхает дома.
— А мой папа скачет на быках и диких лошадях. — Кода крепко обнял Джо за шею. — Классно!
Джо усмехнулся и обменялся теплой улыбкой с Марти. Возможно, воспитание детей и не такая уж трудная штука.
— Когда-нибудь и у тебя будет своя работа. Тебе нужно будет работать и зарабатывать деньги, чтобы обеспечить свою семью. Ты говоришь, что хочешь стать ковбоем. Если ты станешь им, тебе придется колесить по всей стране и участвовать в разных родео. Как… мне.
Он заметил, как Марта слегка нахмурилась. Неужели он зашел слишком далеко? Может быть, ему не следовало настраивать Кода, что он пойдет по следам отца — настоящего или вымышленного?
— Значит, ты не сердишься на меня? — спросил Коли застенчиво, зарывшись лицом в его плечо.
У Джо застрял комок в горле, когда он услышал облегчение в голосе мальчика. Флинт Томас! Что же это за отец? Что такого он наговорил сыну, что тот выглядит затравленным, как маленький зверек? Но тут в глубине его души раздался голос, взывающий к нему самому: а не был бы он таким же плохим отцом, останься жив его собственный ребенок? Если еще не худшим?
— Нет, конечно, я не сержусь на тебя, малыш, — ответил Джо.
Ему хотелось сказать еще что-нибудь. Коди так нужны были теплые слова, утешение. Он хотел ему сказать, что уже ничто не сможет оторвать от него этого ребенка, что он всегда будет к нему возвращаться. И еще ему хотелось, чтобы Марти что-нибудь добавила. Но когда он взглянул на нее, то заметил, что она низко наклонилась над столом и украдкой всхлипывает.
Когда Кода слез с колен Джо, глаза его светились надеждой.
— Ты научишь меня кататься на лошади? — спросил он Джо.
— Ну, гм, наверное, да. — Взгляд его снова поднялся к глазам Марта. Они были широко открыты, все тело напряжено. Понятно. Снова промах. Теперь она его убьет. — Только давай мы сначала подождем, когда разрешит доктор и согласится мама.
Кода с надеждой повернулся к ней:
— Можно, мам? Можно папа меня поучит?
— Пока нет, — сказала она. Голос ее был ломким, как сухие ветки. — Садись доедать, малыш. — Она посмотрела Джо прямо в глаза. На этот раз он прочитал в ее взгляде что-то враждебное. Опять он переступил невидимую черту.
Когда же он, наконец, поймет, как правильно поступать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна

Разделы:
ПрологГлава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна


Комментарии к роману "Судьба или воля обстоятельств? - Уилсон Лианна" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100