Читать онлайн Выбор Роксаны Пауэлл, автора - Уилмер Дейл, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилмер Дейл

Выбор Роксаны Пауэлл

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Планировалось отправиться в путь с наступлением рассвета, чтобы доставить Хуссейна в полицию и вернуться до завтрака. Однако плохая погода внесла коррективы в наши планы. Еще ночью налетел ураган «Суматра», один из самых сильных в этих местах в межмуссонный период. В течение нескольких часов, пока он продолжался, было ощущение, что находишься внутри большого барабана. С небосвода обрушивались потоки воды, могучие порывы ветра с грохотом колотили по крыше бунгало семенами, сорванными с каучуконосов, все это сопровождалось россыпями молний и раскатами грома.
Было уже ближе к ланчу, чем к завтраку, когда Джи Ди наконец отправился с нашим пленником в путь в освобожденном от аппаратуры операторском грузовике. Один из охранников занял место в кабине рядом с Джи Ди, двое остальных расположились в кузове с Хуссейном. Он перенес свое ранение очень мужественно, к нему даже вернулась привычная веселость. Дэн рассказал мне, что ночью он очень много говорил, в основном о той ужасной мести, которую его друзья-партизаны обрушат на нас за плохое обращение с ним.
Керк лишь презрительно рассмеялся, услышав это.
— Боюсь, этого парня ждет жестокое презрение, так как его, сподвижникам неведомо чувство сентиментальности.
— Вы считаете, что монополия на простые человеческие переживания принадлежат лишь представителям вашего окружения? — с вызовом спросил его Нордж. Его враждебность к нашему хозяину достигла той концентрации, при которой человек постоянно противоречит сказанному его оппонентом.
— Если вкладывать в понятие «человеческие переживания» тот смысл, который вкладываем мы, то да, — бросил Керк, остановившийся возле нас, прежде чем отправиться на свой утренний обход. — Кстати, сегодня к ланчу я жду гостей. Надеюсь, вы не будете возражать.
Я была против, однако ничего не сказала. Улучить момент, чтобы остаться наедине с Керком, мне не удалось — то ли по стечению обстоятельств, то ли из-за нежелания Керка. Усмирять его в мои планы уже не входило. Я понимала, что война между нами закончилась и победу в ней, не прилагая особых усилий, одержал он. Может, потом, в другое время, на более знакомом для меня поле битвы… Но другого времени не будет. И все же я ждала удобного случая. Не для реванша — для примирения, для восстановления чувства собственного достоинства хотя бы в своих собственных глазах. Мои надежды, впрочем, таяли на глазах: была уже пятница, а согласно графику в субботу мы должны покинуть Гурроч-Вейл.
Гостями Керка оказались люди, о которых он прежде упоминал в разговорах, Теобальд Виктор и его жена, Оливия. Виктор, которого звали Теб, управлял каучуковой плантацией и поставлял продукцию одному британскому синдикату. В отличие от Керка, он не владел землей, на которой работал, и, имея корни в далекой метрополии, по-видимому, представлял собой более характерный тип британского колониста.
Это был высокий костлявый мужчина с красным лицом и редкими каштановыми волосами, которые нервным движением руки он постоянно откидывал назад. Был он приблизительно того же возраста, что и Керк, может быть — несколько старше.
— Очень приятно, — пробасил он, энергично тряся наши руки. — Вся округа взбудоражена, в последние дни повсюду разговоры только о кино. Там, где мы живем, все меня ругают за то, что я не пригласил вас к себе, правда, Оливия?
— Под всеми Теб подразумевает меня и наших детей, — с улыбкой пояснила Оливия, довольно некрасивая женщина средних лет, чей шанс стать более привлекательной был похоронен климатом тропиков. Даже когда она улыбалась, в ее глазах сохранялось выражение загнанности. — А Керку всегда везет, правда, Луэлин?
— Всегда, — без тени иронии согласился Керк, очень своевременно вернувшийся с утреннего обхода и встретивший гостей. — Кстати, где эти святые чертенята, которых вы холите и лелеете, Оливия? Вам нужно было взять их с собой.
— Думаете, они не умоляли нас об этом? Просто из-за вчерашних событий в деревне Теб решил, что на этот раз их лучше оставить дома, — пояснила Оливия.
По пути в столовую она поведала мне:
— У меня их двое. Они с ума сходят от дяди Уина. Керк так чудесно ладит с детьми.
— И представить себе такого не могла, — пробормотала я, мои мысли переметнулись к могилам, находящимся где-то за домом.
— О, практически нет ничего, что Уин делает плохо, когда до этого доходит. — Оливия прищелкнула языком. — Хорошо, что Теб у меня не такой, иначе я бы чувствовала себя неполноценной.
— Что такое? — отозвался Виктор со своего места за столом. — Перемываешь косточки супругу и повелителю, пока он отвернулся? Это явное нарушение субординации.
— Лично я, миссис Виктор, согласен с тем, что вы должны считать себя счастливой. Никогда не встречал женщину, которая превозносит недостатки мужчины, — заметил Дэн. — Возьмите, к примеру, мой случай — ноги из чистейшей глины.
Он улыбался всем вокруг, но я сомневалась в его искренности. В разговорах он больше не касался Керка и меня после прошлой ночи, и все же в том, как он смотрел на меня, чувствовалась некая многозначительность.
— Могу это подтвердить, — легко подхватила я. — Дэн всегда оставляет следы на ковре.
По крайней мере, двое за столом эту шутку не восприняли. Керк бросил взгляд на Норджа, и я знала, что он подумал о его заляпанных грязью башмаках в предыдущую ночь. Нордж слегка покраснел.
Виктор, конечно, не понял причину возникшей напряженности, но, должно быть, почувствовал ее, потому что серьезно сказал Керку:
— Пока не забыл, Уин, хочу сказать тебе что-то важное. Лейтенант Крофт посоветовал мне…
— Потом, Теб, — спокойно остановил его Керк. Сити только что внесла главное блюдо, и Керк сделал почти неуловимое движение головой в сторону. Виктор приподнял брови.
— А, ну хорошо, — пробормотал он и резко изменил тему разговора:
— Дикий ураган был сегодня утром, не правда ли? Клянусь, погода неизменно хуже всего по уик-эндам.
Пока Сити находилась в комнате, разговор подчеркнуто не переходил на темы конфиденциального содержания. Поимка Хуссейна не ослабила настороженность Керка ни на йоту.
— Как вам нравится наша погода, мисс Пауэлл? — спросила Оливия, чтобы заполнить внезапно наступившую паузу.
— Она сильно отличается от калифорнийской.
— Уверена в этом. — Она посмотрела на меня задумчиво. — Как я завидую вашей возможности путешествовать. Должно быть, это так волнующе.
— Да, иногда.
— Знаете, мисс Пауэлл, вы — первая кинозвезда, которую я вижу в жизни. Для меня это почти то же самое, что сидеть рядом с членами королевской семьи. Не терпится написать об этом моей сестре. Она вернулась в Англию и очень увлечена театром. И будет чрезвычайно заинтригована тем, что я обедала со знаменитой Роксаной Пауэлл.
— Спасибо, миссис Виктор, — сказала я, довольная лестью, так как она была вполне искренней. В тот момент я случайно подняла глаза на Керка, и его сардонический взгляд мгновенно поколебал мое тщеславие. «Королевская семья», «знаменитая Роксана Пауэлл»… Я не могла обвинять его за скрытую насмешку, памятуя о прошлой ночи. На мгновение я ощутила, как во мне поднимается старый гнев против него, но подавила его. Мне пришло в голову, что, похоже, подвернулся случай покаяться.
— Если сравнивать наши жизни, я снимаю шляпу перед вами, миссис Виктор.
— Передо мной? — Она была искренне удивлена. — Но почему?
— Согласна, в моей жизни больше блеска, особенно если смотреть на нее со стороны, но то, что вы делаете здесь… Я действительно не могу не восхищаться вами! Поддерживать дом в такой тревожной обстановке. Воспитывать детей.
— Но, мисс Пауэлл, это же моя работа.
— Вот я и говорю, что это более важная работа, чем вертеться перед камерой. — Я взглянула на Керка, но он продолжал спокойно есть. — Можете передать своей сестре, что я сказала именно так.
— О, непременно. Но она не поверит этому. — Оливия казалась, тем не менее, довольной. Она улыбнулась своему мужу:
— Ты слышишь, Теб? Жаль, что мы не захватили детей. Стоило поучить их немного больше уважать свою мать. — Сказано это было весело, но упоминание о детях опять вернуло выражению ее глаз затравленность. — Они стали почти неуправляемыми. Иногда мне кажется, что чрезвычайное положение наиболее пагубно сказывается именно на детях. Они не понимают, почему мы должны быть так строги с ними, им ужасно не хватает компании других детей. Это страшная война! Как вы думаете, когда она закончится?
— В любое время, когда вы, британцы, захотите этого, — вмешался Нордж.
— Как-как? — удивился Виктор. И, приняв эти слова за шутку, засмеялся. — В таком случае, считайте, что с этой минуты мир объявлен. Да, Уин?
— Теб, я должен предупредить тебя, что мистер Нордж считает нас жестокими слугами колониального империализма, — заметил Керк.
— Правда? — Виктор все еще не был готов серьезно воспринять это. — Что же такого ты натворил тут, на Гурроч-Вейл, что произвел такое впечатление? Мистер Нордж, вам нужно приехать к нам, и вы измените ваше мнение.
— Факты остаются фактами, — упрямо продолжал Нордж. — Если вы, англичане, хотите окончить войну, то должны убраться из Малайи. В этом суть дела, и вам это хорошо известно. Народ устал от вас.
— Боже мой, — простонал Виктор. Он рассматривал Норджа с таким удивлением, как если бы перед ним был марсианин. — Да вы шутите!
Лично я уже устала покрывать Норджа и была готова дать ему по носу, но Дэн поспешил вмешаться в интересах мира.
— Да, Эд у нас большой шутник, мистер Виктор. Не обращайте на него внимания.
На этом инцидент мог бы закончиться, но, к моему удивлению, Керк решил не дать затухнуть разговору на такой ноте. Почти мечтательно он проговорил:
— Мистер Нордж, позвольте мне прочитать вам лекцию по истории. Много лет тому назад существовала плодородная и богатая земля, представлявшая собой в основном необжитые леса, прибежище дикарей. Там не было ни дорог, ни городов, ни торговли — короче, никакой цивилизации. Затем туда пришли европейцы и принесли с собой закон и порядок. Иногда используемые ими методы были жестокими, даже кровавыми, но страна, которую они строили с отвагой и трудолюбием, становилась великой.
— Я знаю историю Малайи не хуже вашего… — сердито прервал его Нордж.
— О, я говорил не о Малайе, — произнес Керк почти с кошачьей вкрадчивостью. — Я говорил о Соединенных Штатах Америки.
Его находчивый ответ был так неожидан, что мы все рассмеялись. Все, кроме Норджа, конечно. Пока он пытался промолвить что-то в ответ, Керк довел свою аргументацию до завершения.
— Происшедшее в вашей стране идентично тому, что произошло здесь. С одной разницей: теперь, когда Малайя утвердила себя, как цивилизованное государство, мы, британцы, возвращаем ее законным владельцам. Стоит еще подчеркнуть, что вы, янки, и наполовину не обращались так хорошо с ирокезами, как мы с малайцами.
— Но сейчас злом зла не поправишь, согласитесь. — Это было лучшее, что мог ответить Нордж. В этот момент вошла Сити с десертом, прервав спор. Оливия прошептала мне:
— Ненавижу эти политические споры, а вы, мисс Пауэлл? Так много разговоров, и ничего не меняется.
Согласившись с ней, я спросила, из чего приготовлен экзотический на вкус десерт. Она объяснила, что это местное блюдо под названием гула малакка тапиока с двумя видами кокосового соуса. Я похвалила его, а она задумчиво произнесла:
— Я считаю его неплохим, но предпочла бы съесть что-нибудь яблочное пирог или торт. Мои дети до сих пор не пробовали яблок, вы можете себе представить?
— Вернусь домой и немедленно пошлю вам кучу яблок, — пообещала я.
Оливия запротестовала, сказав, что это дорого обойдется, но я настаивала, и она благодарно сжала мою руку.
— Вы так добры. Снова поесть настоящих яблок! Она напомнила мне моряка из «Острова сокровищ» Стивенсона, который больше всего скучал по сыру, и мне стало любопытно, были бы мои притязания столь же просты, поменяйся мы с ней местами.
Дэн, слушавший наш разговор, вставил:
— Я пригляжу за тем, чтобы она не забыла, миссис Виктор. А еще лучше заставлю студию позаботиться об этом.
Мне захотелось ударить его. Снова, как в случае с медальоном, что я подарила Се Лоуку, спонтанный добрый жест был принижен до уровня показушного подаяния. Дэн, конечно, не увидел бы в этом ничего плохого, даже сделай я ему замечание. «В конце концов, — сказал бы он, — миссис Виктор получит свои яблоки, чего она и хочет, не так ли? А нам не повредит извлечь немного выгоды из этого». Нюансы для него не важны, но у меня было такое чувство, что они вполне очевидны для Керка. В этом и заключалось главное отличие между двумя мужчинами. Как между двумя мирами…
Виктор отодвинул от себя тарелку и взял одну из манильских сигар Керка.
— Тебе повезло, что нашел туземку, умеющую хорошо готовить, Уин, проговорил он, глядя вслед удаляющейся Сити, затем, понизив голос, добавил:
— Теперь можно? Остались только белые.
— Ты, конечно, понял, в чем дело, — бандиты проявляют активность, произнес Керк.
— Конечно. Лейтенант Крофт просил передать тебе и твоим людям, чтобы вы не появлялись в джунглях к северу от реки. Военные считают, что обнаружили основные места дислокации банд-формирований и планируют нанести по ним бомбовые удары.
Вначале Нордж не понял, что игра в молчанку велась из-за присутствия Сити, теперь это стало для него очевидным. И здорово разозлило его.
— В чем дело? — возмутился он. — Зачем нужно было ждать, чтобы здесь остались только белые? Почему об этом нельзя было говорить при Сити?
Виктора поразила прямолинейность вопроса, фактически — обвинения, и он беспомощно переводил взгляд с Норджа на Керка.
— Мне казалось, что так лучше. Меры предосторожности…
— А-а, миссия белого человека? Вы думаете, что доверять можно только людям с белой кожей? Именно об этом я и говорил, о вашем проклятом высокомерном отношении к туземцам. — Нордж хлопнул ладонью по столу. — Превосходство белой расы! Нет, не цвет вашей кожи лучше, а ваши машины. Теперь с помощью этих машин вы собираетесь уничтожить то немногое, что несчастные туземцы смогли накопить без вашего разрешения. Я добровольно присоединился бы к ним сейчас же, чтобы быть вместе с ними, когда вы будете их уничтожать!
— Если бы это не ставило в неловкое положение правительства наших государств, — заметил Керк, — я бы сказал вам: «Вперед!»
Не знаю, что Нордж сделал бы в ответ на слова Керка. Возможно, действительно побежал бы в джунгли. Но тут неожиданно, однако очень кстати, со стороны дороги до нас донесся шум приближающегося автомобиля.
— Наш грузовик! — воскликнул Дэн, отталкивая от стола кресло. — Я узнаю его двигатель из тысячи. Джи Ди быстро справился.
Керк был уже на ногах, на лице — озабоченное выражение.
— Слишком быстро, — бросил он. — Что-то тут не так.
Сразу за его словами, словно в подтверждение, зазвучал клаксон грузовика, настойчиво и зловеще.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл



Ну уж не знаю что и сказать. Сам роман написан довольно интересным языком, но слишком политизирован, а я весьма критически отношусь к "белым и пушистым человеколюбам" англо-американского вида, зная кровожадную историю колониальной политики этих стран. В романе- любовь на фоне борьбы,конечно,с отвратительным, грязным, жестоким населением, не оценившим благородства "белых людей" принесших цивилизацию недочеловекам. Честно говоря, было противно это читать. Любви, отношений как-то мало и не убедительно (хотя это же ЛР), основной акцент на оправдание колониальной экспансии.Не понравилось, но это сугубо мое впечатление.
Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер ДейлИрина
23.04.2013, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100