Читать онлайн Выбор Роксаны Пауэлл, автора - Уилмер Дейл, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.5 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилмер Дейл

Выбор Роксаны Пауэлл

Читать онлайн

Аннотация

Роксана Пауэлл, голливудская “звездочка”, мечтающая стать большой “звездой”, соглашается поехать на кинопробы в джунгли охваченной гражданской войной Малайи.
Встреча с Луэлином Керком, потерявшим всех близких владельцем каучуконосной плантации, заставляет ее пересмотреть привычные взгляды на жизнь.
Автору удалось ярко и образно показать, как женщина решает одну из главных задач представительниц прекрасной половины человечества — выбор надежного спутника жизни.
Каким был выбор Роксаны Пауэлл? Почему она сделала его? Не ошиблась ли в своем решении? Ответы на эти вопросы — на страницах предлагаемого читателям романа.


Следующая страница

Глава 1

Стрелка спидометра указывала на отметку семьдесят, и я тут же пожалела, что взглянула на него. Бронированный, без боковых стекол, корпус нашего джипа практически не позволял видеть, с какой скоростью мы едем. Но теперь-то я знала. Семьдесят миль по такой дороге?! Вероятно, у меня вырвался слишком громкий вздох, потому как Дэн Лэндис, сидевший рядом с водителем, обернулся ко мне.
— Тебя что-то беспокоит, моя роскошная?
— Нам обязательно нужно ехать так быстро, Дэн?
Дэн удивился: ему и в голову не приходило подумать об этом. В сотый раз он перечитывал телеграмму с инструкциями от руководства киностудии, полученную пару дней назад, накануне нашего отъезда из Сингапура.
— Думаю, да, — ответил он и локтем толкнул водителя. — Эй, Хуссейн, мисс Пауэлл хочет, чтобы ты ехал помедленнее, понял?
Тот кивнул. Это был худой невысокий смуглый парень из индийцев-тамилов. Мы наняли его в Куала-Лумпуре.
— Это было бы неразумно, — проговорил он. — Дорога очень опасная. — Его желтые зубы пугающе блеснули, когда, обернувшись через плечо, он улыбнулся мне.
Улыбку у него вызывало все, особенно что касалось меня. С момента нашего знакомства он сам назначил себя моим личным слугой, наставником и телохранителем. Чаще всего это выглядело очень забавно. Он вообще был забавен — веселый коротышка с длинными черными сальными волосами, на голове — фетровая шляпа, глаза прикрывают очки в темной оправе, которые он носил для шика. Однако в тот момент я была сердита и взвинчена, и, судя по тому, что добавил Хуссейн в следующую секунду, он это понял.
— Это бандитская страна. Здесь очень плохие люди. — Для пущей убедительности он изобразил пулемет:
— Та-та-та-та!
— Ради Бога, следи за дорогой, — прервала я его, — насколько это возможно. — Ветровое стекло джипа тоже было закрыто бронещитом с узкой щелью для глаз шофера. — Если приходится выбирать между перспективой быть захваченной повстанцами или раздавленной в этом железном гробу, я предпочитаю первое.
Дэн прищелкнул языком. Его оптимизм был таким же большим, как и он сам. На студии Дэн отвечал за связь с прессой. Он работал в Голливуде так долго, что воспринимал жизнь как очередной киносериал, всегда зная, что конец будет счастливым.
— Думаю, в этом что-то есть, Рокси, — сказал он. — Бьюсь об заклад, если нас и остановят какие-нибудь партизаны, то лишь затем, чтобы попросить у тебя автограф. Но подумай обо мне: никто в Малайе даже не слышал моего имени.
— А я-то полагала, что как теннисист ты знаменит на весь мир, — съязвила я, выплескивая на него свое раздражение.
По лицу Дэна скользнула болезненная гримаса, и мне стало стыдно за свои слова. Дело в том, что мы с Дэном знали друг друга настолько, насколько это возможно для мужчины и женщины, и было нечестно бить его ниже пояса. Каждый из нас имел уязвимые места, к тому же Дэн был отличным парнем. Теннис он любил больше всего на свете и, как мне говорили, мог бы сделать в нем карьеру. А то, что вместо спорта он предпочел использовать теннис для маневров в бизнесе, в конце концов — его дело. Вероятно, кроме меня и его самого никто не знал, что выигрывает или проигрывает он в зависимости от того, насколько влиятелен его противник.
— Извини, Дэн, я вся на нервах.
— Забудь об этом, — ответил он. — Хотя нет, я передумал. Хочу, чтобы ты пообещала мне кое-что. Я поняла, что он имеет в виду, но промолчала. Между тем, достав карту, Дэн спокойно стал изучать ее.
— Если мы не сбились с пути, то скоро будем на месте.
Хуссейн согласно кивнул:
— Через несколько минут должна быть деревня.
Джип поехал медленнее.
Дважды мне повторять не нужно: я опустила броневые шторки до уровня глаз и выглянула наружу. Мы отъехали от столицы на пятьдесят — шестьдесят миль, однако местность практически ничем не отличалась от той, какую я привыкла видеть в последние несколько дней: на переднем плане — преимущественно холмистая, с возвышенностями и долинами, на заднем — покрытая джунглями, из которых, казалось, на тебя вот-вот кто-то набросится.
Как гласил дорожный указатель, деревня, в которую мы въезжали, называлась Гопенг. Не знаю, что это означает на малайском, но я бы перевела это как «грязная дыра». Она представляла собой два ряда лачуг, разделенных дорогой, по которой бродили бесчисленные куры, коровы и голопузые чумазые ребятишки. Единственным приличным строением было кирпичное здание, в котором размещался полицейский участок. Хуссейн резко затормозил как раз напротив него. Тотчас оттуда выбежали двое туземных солдат с карабинами. Пока Дэн расспрашивал их, они с интересом рассматривали меня. Вероятно, присутствие блондинки, одетой в калифорнийский пляжный костюм по последней моде, было здесь настолько же неуместно, как присутствие их самих, скажем, в Сансет-Бич. Я и сама чувствовала себя явно не в своей тарелке, но в тот момент меня это мало заботило. Важнее было то, что тряска в автомобиле почти завершилась. Дэн вернулся.
— Мы на правильном пути, — сказал он хмуро. — Поместье Гурроч-Вейл в пяти милях отсюда. Но наш грузовик здесь еще не проезжал. Как ты думаешь, Хуссейн, может, они свернули не в том месте? Ведь они выехали раньше нас. Или Джи Ди отыскал где-нибудь открытый бар?
— Похоже на то. — И Хуссейн сорвал джип с места.
— Тебе лучше поднять броню, — посоветовал Дэн. — Мне бы не хотелось, чтобы твою прелестную головку размозжило пулей, по крайней мере, до сегодняшней ночи.
— Пусть попробуют, — заупрямилась я, — на такой скорости у них это вряд ли получится.
Дорога бежала среди ухоженных полей риса, кукурузы, тапиоки и сахарного тростника, на которых работали мужчины и женщины. Хуссейн быстро разогнал автомобиль до скорости пятьдесят миль в час, и обработанные поля вскоре остались позади. Нас снова окружали джунгли. Через некоторое время проехали мимо большого перевернутого на бок автобуса. Корпус был обгоревшим, хотя видимых признаков аварии я не обнаружила. Хуссейн еще глубже утопил педаль акселератора.
— Бандиты, — выдохнул он.
— Все у тебя — бандиты, — усмехнулась я. — Неужели ты думаешь, что здесь вообще ничего не может произойти естественным образом?
Хуссейн лишь передернул худыми плечами. Вскоре он начал притормаживать. У обочины дороги стоял большой указатель с цинковым навесом от дождя, на нем значилось: «Поместье Гурроч-Вейл». Деревянная стрела указывала на узкую, грязную дорогу, ведущую в лесную чащу. Мы свернули на нее и, проехав с сотню ярдов, уткнулись в ограждение из зловещей на вид колючей проволоки высотой около шести футов. По обе стороны въездных ворот были навалены мешки с песком. Ворота были открыты, но их охраняли два туземца с ружьями.
— Похоже, нас ожидают, — заметил Дэн и опустил броню, чтобы поприветствовать охранников. Те никак не прореагировали на его дружеский жест, лишь внимательно посмотрели на нас и, отступив в сторону, пропустили джип на территорию поместья.
На небольшой скорости Хуссейн вел машину по извилистой дороге поместья. Она шла под уклон и была еще довольно скользкой после утреннего дождя. Кроны каучуковых деревьев смыкались у нас над головами, не позволяя солнечным лучам проникать вниз. По обе стороны от дороги, насколько хватало глаз, тянулись правильные ряды деревьев, посаженных на расстоянии двадцати футов друг от друга.
Несмотря на жару, меня пробирала мелкая дрожь: в воздухе будто витало предчувствие беды, напомнившее мне фильмы о заброшенных замках. Но это чувство охватило меня лишь на секунду-другую, так как в следующее мгновение мы выехали на открытую площадку и дом, который стоял там, оказался не старинным особняком, а просторным тропическим бунгало с обыкновенной верандой, дверями и окнами. На ступеньках, на корточках, сидел еще один вооруженный абориген. Хуссейн остановил джип прямо перед ним, и Дэн вышел из автомобиля.
— Конец путешествия, — объявил он. — Смотри, не оступись. И подготовься к выгрузке.
— Слава Богу, — устало произнесла я и выскользнула с заднего сиденья.
Делая вид, что помогает мне выйти, Дэн провел рукой по моему бедру, слегка задрав подол платья. Эта немудреная шутка, которая дома вызывает лишь смех, не доставляя обиды, здесь, в далекой неприветливой стране джунглей, в присутствии вытаращившегося на нас охранника, не показалась мне смешной. Я жестко посмотрела на Дэна. Но впустую — он уже принялся о чем-то расспрашивать туземца. Тот не говорил по-английски и только благодаря настойчивости Дэна в конце концов понял, что нам нужен хозяин по имени Керк. Он указал в направлении деревьев и медленно пошел в ту сторону.
— Думаю, он пошел искать старика, — сказал Дэн и уселся на верхнюю ступеньку. Присоединившись к нему, я взяла у него сигарету. Хуссейн продолжал сидеть в джипе, безучастный к тому, что произойдет дальше. Посмотрев вокруг, Дэн обронил:
— Сильно отличается от Беверли-Хилз. Я согласилась. В следующий раз, когда будет решаться вопрос о съемках в подобном месте, мою кандидатуру можно будет отбросить автоматически. Такие поездки никогда не вызывают радости, эта же превзошла все границы приемлемого. Было ощущение, что меня затащили сюда обманом.
— Интересно, в этих краях слышали что-нибудь о водопроводе?
— Вон там резервуар с водой, — Дэн показал на стоявшую неподалеку высокую решетчатую башню, которую увенчивала цистерна. — Так что не исключено, что у них здесь из кранов течет даже виски с содовой. Ты никогда не читала Сомерсета Моэма?
— Нет. И не вздумай говорить мне, будто ты его читал.
Тем не менее мое сердце начало понемногу оттаивать. Бунгало было довольно просторным и представляло собой двухэтажное сооружение из кирпича и дерева с покатой цинковой крышей, выступавшей над стенами по всему периметру. Территория вокруг дома была засажена цитронеллой для отпугивания москитов. Дорога, по которой мы приехали, уходила дальше, скрываясь среди каучуковых деревьев.
— Обрати внимание на прожектора, — тронул меня локтем Дэн. — Может, мы сыграем премьеру прямо здесь? Как тебе эта идея?
— Как и все твои идеи.
Прожектора были установлены на равном расстоянии вокруг дома на уровне первого этажа; еще четыре стояли на крыше, откуда они могли освещать каждый дюйм площадки перед домом и даже некоторое пространство около деревьев.
— Единственное, что я хотела бы сейчас, — это принять ванну. Я не очень элегантно выгляжу, как видишь.
— Ну почему же? От тебя исходит вполне здоровый женский аромат. Я застонала.
— Почему все твои разговоры в последнее время вертятся вокруг одного и того же?
— Это мое предложение на тот случай, если ты еще не поняла.
— Спасибо за подсказку.
— Вопрос заслуживает ответа, моя дорогая. Мы ведь сейчас в стороне от любопытных глаз, если тебя волнует именно это. Право, почему бы и нет?
У меня не было и тени сомнения относительно настроения Дэна. Он был порождением своей профессии, в которой юмор означает секс, секс означает развлечение, а любовь служит лишь сюжетным реквизитом. Он мог бы сколотить целое состояние как любовник, ибо знал все тонкости этого искусства, как, впрочем, и всего остального, что являлось законным и прибыльным. Он прекрасно адаптировался к окружающей обстановке. Его приветливое моложавое лицо, казавшееся неотъемлемым атрибутом любого киносюжета, настолько вписывалось в декорацию этих влажных джунглей, что жена каучукового плантатора (если она у него есть) несомненно сочтет его очаровательным. Женщины всегда так считали, хотя он был не слишком красив со своими вечно спутанными рыжими волосами и круглыми веснушчатыми щеками, как у Тома Сойера. Жесткость взгляда его голубых глаз смягчалась постоянным помаргиванием. Мне и самой он часто казался симпатичным. И тем не менее, я не собиралась сдаваться, поэтому вместо ответа посмотрела на часы.
— Через час стемнеет. Как ты думаешь, куда подевался грузовик?
— Не волнуйся, вскоре они подъедут. Сейчас меня больше интересует, где находится старина Керк.
Эти слова прозвучали как подсказка, настолько совершенным оказался ответ: на дороге появился человек. Он шел оттуда, куда указал охранник. Человек остановился на мгновение, посмотрел на нас и стал приближаться широкими целеустремленными шагами. Мы встали, чтобы поприветствовать его. Дэн спускался по ступенькам, протянув руку.
— Мистер Керк? — воскликнул он с энтузиазмом. — Надеюсь, мы не помешали. Мне пришлось немало потрудиться, прежде чем ваш человек понял, что нам нужно. Я — Дэн Лэндис, а это — мисс Роксана Пауэлл.
— Меня зовут Луэлин Керк, — представился мужчина на отрывистом английском. Он быстро пожал руку Дэна и сдержанно кивнул мне:
— Здравствуйте.
Иногда без всякой на то причины при встрече двух незнакомых людей между ними может возникнуть какая-то связь. Это может быть симпатия, любопытство или…. антагонизм. Между Луэлином Керком, каучуковым плантатором, и мною, киноактрисой, возникло последнее — мгновенная и яростная враждебность. Я была уверена, что Керк почувствовал то же самое: с первой минуты мы стали врагами. Мы разглядывали друг друга с холодной неприязнью.
Я знала, что именно он заметил, и злилась из-за того, что не смогла предстать в своем лучшем виде. Я была липкой, помятой, усталой. Успокаивало лишь то, что Керк выглядел не лучше. Дэн с легкостью окрестил его «стариной Керком», и он действительно не был юным. Об этом свидетельствовали и рано поседевшие, со скудными вкраплениями темных дорожек волосы, и до черноты загоревшая огрубевшая кожа. Керк производил впечатление человека лет тридцати пяти, но с впечатляющим видом выходца из преисподней. Он был некрупным, но мускулистым, жилистым мужчиной, обнаженные руки и ноги покрывала жесткая темная растительность. На нем была обычная рубашка цвета хаки, длинные шорты, столь принятые в этой местности, толстые носки-гольфы, подвернутые ниже колен, и тяжелые ботинки. Одежда была забрызгана грязью, из кармана Шортов торчала рукоятка кольта сорок пятого калибра. В левой руке Керк держал видавшую виды Библию.
Если Дэн и заметил нечто, пробежавшее между нами, то не придал этому никакого значения.
— Полагаю, вы нас ждали, — сказал он. — Мы с мисс Пауэлл добрались первыми, а грузовик с аппаратурой и, вероятно, двумя пьяными операторами должен вот-вот подъехать.
— Наоборот, я вас вовсе не ждал, — холодно ответил Керк.
— Ну как же? Ведь все было договорено! Студия через свое отделение в Сингапуре сняла в аренду ваше поместье для съемок материала с участием мисс Пауэлл. Это ведь поместье Гурроч-Вейл, не так ли?
— Абсолютно верно.
У меня появилось непреодолимое желание сказать что-нибудь дерзкое, но я сдержала себя и нежно произнесла:
— Вы хотите сказать, что не получили нашу телеграмму, мистер Керк?
— Я получил ее. — Рот Керка был сжат в прежней угрюмой, неприветливой гримасе. — Но, судя по всему, вы не получили моей, в которой я просил вас не приезжать. Очень жаль, что вы впустую совершили это путешествие. — Керк взглянул на небо. — Если вы тронетесь в путь немедленно, то успеете вернуться в Куала-Лумпур до наступления ночи.
— Трогаться в путь? — От негодования я не могла сдержать дрожь в голосе. Но почему, ведь мы только приехали сюда.
— Рокси, — прервал меня Дэн, — позволь мне. Мистер Керк, мы проделали большой путь, у нас все спланировано. Если это вопрос денег…
— Конечно нет, — оборвал его Керк и сделал резкий жест отрицания рукой, в которой держал Библию. Он производил впечатление человека, с трудом и в то же время полностью контролирующего себя. — Все дело в местной обстановке. Когда я давал согласие на эту сделку, она была относительно спокойной, но с тех пор положение ухудшилось и обещает ухудшиться еще больше.
— Я не понимаю, — возразил Дэн спокойно, — если захотеть, можно решить любую проблему.
— Бандиты не приемлют аргументов.
— Опять бандиты! — взорвалась я. — С тех пор, как я попала в Малайю, я только и слышу: «Бандиты — там, бандиты — здесь», но до сих пор не видела ни одного. Единственное, что я видела, — это массу взрослых мужчин, бегающих вокруг с оружием и пытающихся запугать доверчивых туристов.
— Неужели? — вежливо поинтересовался Керк.
— Да! Взгляните хотя бы на себя: в кармане — пистолет, в руках — Библия! А может быть, вы — Ван Лонг Пан, переодетый главарь бандитов?
Керк посмотрел на меня. Казалось, его взгляд прожигает меня насквозь. Я даже вздрогнула. Мне показалось, он был готов ударить меня. Но голос его был мягок:
— Я — не главарь бандитов, мисс Пауэлл, и не стремлюсь бегать с оружием. Я ношу его лишь потому, что хочу остаться живым. Что касается Библии… — Он посмотрел на книгу так, будто лишь сейчас вспомнил, что она у него в руках. Я не ношу ее с собой все время. Дело в том, что я хоронил своего управляющего. Сегодня утром его убили бандиты.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер Дейл



Ну уж не знаю что и сказать. Сам роман написан довольно интересным языком, но слишком политизирован, а я весьма критически отношусь к "белым и пушистым человеколюбам" англо-американского вида, зная кровожадную историю колониальной политики этих стран. В романе- любовь на фоне борьбы,конечно,с отвратительным, грязным, жестоким населением, не оценившим благородства "белых людей" принесших цивилизацию недочеловекам. Честно говоря, было противно это читать. Любви, отношений как-то мало и не убедительно (хотя это же ЛР), основной акцент на оправдание колониальной экспансии.Не понравилось, но это сугубо мое впечатление.
Выбор Роксаны Пауэлл - Уилмер ДейлИрина
23.04.2013, 23.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100