Читать онлайн “Оскар” за имя, автора - Уилкинз Барбара, Раздел - ГЛАВА 57 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - “Оскар” за имя - Уилкинз Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.33 (Голосов: 3)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

“Оскар” за имя - Уилкинз Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
“Оскар” за имя - Уилкинз Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилкинз Барбара

“Оскар” за имя

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 57

Даже еще полностью не проснувшись, Рэли слышала звуки раннего утра в кампусе. Вот прокричал петух, а вот крики детей на лужайке. И все же не этот шум будил ее. В воздухе витало что-то другое: возбуждение.
И потом она вспомнила. Скоро приедет Бруно Беттлхейм. Он намеревался провести здесь два дня, и это было так здорово! Еще до его приезда все стало очень интересно. Они собирались по вечерам, спорили и кричали друг на друга, обсуждая его теории.
Через несколько минут, когда Рэли стояла под струйкой еле теплой воды, она вспомнила и еще одно важное событие. Сегодня 22 августа 1970 года. Ее день рождения – ей исполнилось восемнадцать лет!
Ну, привет, девушка, думала она, продолжая стоять под душем. Вода падала ей на плечи, сбегала ручейками по груди и стройным бедрам. С днем рождения тебя, Рэли Барнз, умершая кинозвезда. Счастливого для рождения, Ли Фиск, студентка Чикагского университета! Она должна будет вернуться в университет через несколько недель. Боже мой, уже прошло целых два года, и чего она только не узнала здесь! Не только во время занятий, это уж точно. Она жила одна и должна была сама заботиться о себе. Когда Рэли вспоминала об этом, то ни о чем не жалела. Да, подумала она, я здорова, выросла.
Она вспоминала, как сжалось ее сердце, когда увидела Элеонор и Чарльза, которые пришли ее встретить, когда она приехала сюда. Элеонор была худенькой до прозрачности и как будто от всего отстраненной. Рэли обняла ее и начала целовать в бескровные щеки. Но больше всего изменился Чарльз. Под слоем загара его лицо было серым. Великолепные седые волосы стали неживыми, они торчали как пакля. А эти черные круги под глазами! Его шаги были такими неуверенными, казалось, он с трудом нащупывал дорогу, как будто его живость и сила покинула его.
– Почему вы не сообщили мне, что Чарльз плохо себя чувствует? – спросила она Элеонор утром, когда та сидела одна в библиотеке, не глядя в открытую книгу, лежавшую у нее на коленях.
– Мы не хотели волновать тебя, дорогая, – ответила Элеонор. Она показала на диван, приглашая Рэли сесть рядом. – Тебе и так хватает забот со своей учебой.
– О, Элеонор, – нетерпеливо прервала ее Рэли.
– Мы пришли к правильному решению, – твердо заметила Элеонор. – Мы ездили в Хьюстон. Там в больнице они заставили Чарльза пройти миллион тестов и ничего не смогли обнаружить.
– Но почему он тогда так плохо выглядит? – поинтересовалась Рэли.
– С ним все в порядке, – ласково ответила Элеонор и погладила ее руку. – Теперь расскажи мне, как у тебя дела с учебой?
Рэли в течение нескольких минут ходила вокруг да около, но потом все рассказала Элеонор: что она не считает философию своим призванием, что ей кажется, что большинство великих философов было просто чокнутыми! И что ей нравится астрономия. Когда она в первый раз пришла на занятия, почувствовала себя живым и думающим существом. Что ей нравится и физика. Поэтому она серьезно подумывает о том, чтобы поменять факультет. Возможно, ее призвание астрофизика. Элеонор не отговаривала. Она заявила, что следует заниматься только тем, что тебе нравится. Что это самое лучшее, что могло случиться с ней, пока она учится в прекрасном университете: она нашла себя!
Потом Рэли рассказала ей о тех парнях, которые постоянно толклись рядом. Что она чувствует себя порой прямо-таки загнанным животным: они выслеживают и потом окружают ее, все это ей страшно мешает.
– Почему они так поступают? – грустно спросила Рэли.
– Ты очень красивая девушка, – ответила Элеонор.
– Но я ничего не делаю, чтобы привлечь их внимание, – раздраженно заметила Рэли. – Я не крашусь, я всегда очень скромно одета. Стараюсь быть незаметной: просто ползу по дороге, опустив вниз голову. Я хочу сказать, что девушка никогда не может себя свободно чувствовать, правда? Мне кажется, что все время следует быть настороже.
– Ну, можно сказать и так, – согласилась Элеонор, ласково улыбаясь.
– Боже, какую же чушь они несут! – продолжала жаловаться Рэли. – «Я хочу позаботиться о тебе!» Один парень, по имени Крейг, всегда говорит мне об этом. Зачем мне его забота! Меня оскорбляет, что он постоянно повторяет мне это.
– Дорогая моя, их так воспитывали, – продолжала Элеонор. – Если они кого-то любят, им хочется защитить этого человека… Это традиционное понимание.
– Ну, может, это и так, – согласилась Рэли. – Но мне это не нужно. Мне кажется, что и вы в этом не нуждаетесь. И как вы разрешили эту проблему, Элеонор?
– Все дело в том, чтобы решить, что же для тебя самое главное, – задумчиво ответила Элеонор. – Для меня всегда главным была моя работа. Потом появился Чарльз, и мне пришлось выбирать. Интеллектуальной личности трудно совместить любовь со своим призванием. В наши первые годы все было очень сложно. Я все это время не могла решить, чему я должна больше отдавать времени – занятиям философией или Чарльзу. Но потом мы приспособились друг к другу. Мне всегда было с ним хорошо, – добавила она. – Мне кажется, и Чарльзу тоже.
Рэли смотрела на нее, когда Элеонор зажгла еще одну сигарету. Ей стало страшно, облачко дыма было едва ли не более весомо, чем сама Элеонор. Она подумала о том, как ужасно выглядит Чарльз, и почти незаметно покачала головой.
– Но давай поговорим лучше о тебе, дорогая, – сказала Элеонор. – Тебе ведь уже восемнадцать! Большинство девушек начинают интересоваться молодыми людьми, когда они еще моложе тебя. Может быть, кто-то из твоих поклонников не так безнадежен, стоит только присмотреться. Ты никогда не была увлечена!
– Когда-то так было, – ответила Рэли. – Много лет назад.
Может быть, после этого разговора с Элеонор Рэли стала часто вспоминать о Туси. Она даже припомнила чувства, которые испытывала к нему в те прошлые дни ее жизни. Поэтому ей показалось, что она ошиблась, когда в студгородок прибыли три ассистента вместе с Бруно Беттлхеймом и один из них оказался Туси Хортоном.
Этого просто не могло быть!
Парень, которого готовили к тому, чтобы он стал видным издателем газет в Лос-Анджелесе, не мог оказаться здесь. Кроме того, он был совершенно не похож на Туси тех времен. Очень высокий, под два метра ростом, с резко выраженными скулами на загорелом лице.
Когда-то его черты были такими милыми и не сформировавшимися. Ей было легко узнать его по ушам, хорошей формы и плотно прилегающим к голове. Она вспомнила его руки с длинными и красивыми пальцами, ей всегда хотелось их потрогать. В серых глазах было все то же открытое и заинтересованное выражение, когда он взял ее руку и представился.
– Я – Туси Хортон, – сказал он.
– А я – Ли Фиск, – ответила она. Она видела, как на его лице появилось странное выражение: он пытался вспомнить, где и при каких обстоятельствах он ее раньше видел.
– Меня опекают Элеонор и Чарльз.
Она почувствовала, как он старался не выпалить что-то глупое, неожиданное, типа «как я скучал по вас». Она все понимала, потому что сама с трудом удерживалась, чтобы не сказать ему нечто подобное.
Потом ее охватили прежние чувства, она была счастлива, что снова увидела его.
В тот вечер Бруно Беттлхейм посвятил свой доклад теме символов в сказках и сделал это просто блестяще, но Рэли не могла полностью оценить его выступление. Она сидела в кресле с бокалом вина в руках, мало что слыша и понимая. Он вполне мог говорить на санскрите, ей было все равно. Перед ее глазами все время был образ Туси. Она вспоминала о нем как о своей первой влюбленности. И сейчас он снова здесь, сидит напротив. Рэли ощущала на себе его взгляд.
Не отдавая себе отчета в том, что она делает, Рэли встала и тихо прошла на террасу с видом на море. Он сразу же вышел следом. Рэли не сомневалась, что так и будет. Она чувствовала, что он стоит сзади, ощущала его дыхание… Рэли повернулась и посмотрела на него при свете луны. Это правда ты, подумала она. Я могу протянуть руку и прикоснуться к тебе.
– Какая чудесная ночь, – сказала она.
– Да, просто прелесть, – ответил Туси. В его голосе послышалась нотка недоверия. – Понимаете, со мной происходит что-то странное. Мне кажется, что мы уже раньше встречались.
Рэли улыбнулась: старые сказки, но на этот раз – все было правдой.
– Вам, наверное, уже говорили об этом раньше, – сказал он и улыбнулся ей.
– У меня такое же ощущение в отношении вас, – прошептала она и взяла его за руку.
Они пошли прогуляться, держась за руки. Их тела тесно прижимались друг к другу. Пена прибоя омывала ноги, но они ничего не замечали. Он что-то ей рассказывал о Гарварде и о том, как ему здесь нравится. Что перед ним открылись миры, о существовании которых он даже не подозревал. Она что-то говорила ему об университете в Чикаго и о том, что год назад она была в Бостоне, где выходила замуж ее лучшая подруга.
– Она врач и ее жених тоже, – сказала Рэли. – На свадьбе я была ее подружкой.
– Может, я их знаю, – заметил Туси. – Наверное, так. Как их зовут?
– Нет, я уверена, что вы их не знаете, – быстро заметила Рэли. – Послушайте, давайте не станем торопиться, ладно? Пусть все идет своим чередом.
– Хорошо, – согласился Туси, крепко пожимая ей руку. – Я видел вас когда-то давно, – добавил он. – Я понимаю, что выгляжу идиотом, но мне кажется, что мы встречались где-то в прошлой жизни.
Да, Туси, ты прав, хотелось Рэли ответить ему. Вместо этого она просто улыбнулась.
– Я один из самых уравновешенных людей на земле. Я к тому же еще и математик и достиг определенных успехов среди своих сокурсников – и вдруг такая мистика, – засмеялся Туси.
– Вы собираетесь стать математиком? – спросила Рэли.
– Да, – ответил он. – У меня было столько ссор с родителями из-за этого. Понимаете, моей семье принадлежит газета в Лос-Анджелесе. Мы занимались этим много лет. Мой прапрадед был издателем, его сын и сын его сына, мой отец… И я должен был продолжить эту традицию.
– Но вы не захотели? – спросила Рэли.
– Я не стану этим заниматься, – как бы поклялся он. – И что же будет с газетой?
– Ну, у меня есть сестра Гейл, – ответил Туси. – Ей это нравится, она все время проводит там, и я уверен, что у нее все будет отлично! Отец и мать, конечно, в шоке! Но почему я должен насиловать себя? Все сейчас переменилось. Возьмите, например, мою мать. Я уверен, что когда она была совсем молодой, то думала, что выйдет замуж, станет воспитывать детей, участвовать в благотворительности, и все. Как вы думаете, чем она сейчас занимается? Она – адвокат. И много работает.
– А что вы думаете по этому поводу? – спросила его Рэли.
– Что я об этом думаю? Это ее жизнь, а не моя.
– Что говорит ваш отец?
– О, я не знаю, – грустно ответил Туси. – Похоже, это был удар по его самолюбию: получается, что для моей матери семьи оказалось недостаточно. Иногда мне кажется, что у него есть подруга.
– Это плохо, – заметила Рэли.
– Плохо прежде всего для его подружки, – согласился Туси. – Он никогда не оставит семью и никогда не станет разводиться. Он должен служить для всех примером. Никаких намеков на неприятности, хотя бы на людях.
– А вы? – спросила она. – У вас есть подруга?
– А я хотел спросить об этом вас, – ответил он, обнимая ее за плечи. Он притянул Рэли поближе к себе. Они продолжали идти по берегу. Издалека доносилась музыка и смех.
А потом весь разговор шел только о Рэли. Кем она желала стать, о чем она мечтает сейчас и что будет с ней в будущем. Он спросил ее о прошлом. Кто она такая? Откуда приехала? Пришлось рассказать ему свою старую историю.
Серый восход понемногу становился розовым, когда они увидели впереди студенческий городок.
– Мне нужно поспать, – пробормотал он. – Потому что я хочу быть с тобой сразу же, как только проснусь.
«Интересно, он собирается меня поцеловать? – подумала Рэли и нахмурилась. – Разрешу ли я ему? Хочу ли я, чтобы он целовал меня?»
– Обещай мне, что ты будешь здесь, когда я проснусь, – попросил Туси, не отпуская ее рук и глядя ей в глаза.
– Обещаю, – ответила Рэли.
В этот вечер он в первый раз назвал ее «своей милой».
– Мне кажется, что я знал тебя всю жизнь, – шептал он.
Его губы касались ее уха. Туси стоял позади нее, обнимая ее за талию.
– Да, – выдохнула она, крепко сжимая его мускулистые руки.
– Я никогда не испытывал ничего подобного, – сказал Туси. Он о чем-то подумал и потом добавил: – Может, подобные чувства я испытывал только один раз, и это было очень давно.
– Расскажи мне об этом, – попросила Рэли, повернувшись к нему лицом.
– Я был тогда подростком, – ответил он, покачав головой, – всего пятнадцати лет.
– Какой она была? – дразнила его Рэли.
Ее поразило выражение его лица. Она прочитала на нем вину, и под загаром проступила краска.
– Я никогда никому не рассказывал об этом, – начал он, отведя от нее взгляд. – Но это была не девочка. Это был мальчик. Мне никогда никто так сильно не нравился. Я просто сходил по нему с ума. Я не мог в это поверить, я не верил, что подобное может случиться со мной. Я хочу сказать, что выросший в моей семье не может стать педиком! Это уж точно. Этого никак не могло быть. И тогда я убедил себя, что это издержки роста и что у меня все пройдет!
Все правильно, хотела сказать ему Рэли. Она стояла рядом с ним, когда он скорчился в кресле. Она присела у его ног и взяла его руку в свои руки.
– И потом я понял, в чем дело, – продолжал он. – Этим мальчиком был Рэли Барнз. Ты помнишь его? Кинозвезда, он потом утонул. Мы встречались, когда я приехал домой на каникулы всего на две недели. И мне кажется, понимаешь, я находился под влиянием его огромной популярности, вокруг него был такой ореол славы. Все по нему тогда с ума сходили! И я не был исключением, могу поклясться в этом. Он для многих был кумиром.
– Звездная пыль, – пробормотала Рэли.
– Ну, я писал ему множество идиотских писем, просто утопил его в слезах и жалобах, – сказал Туси, смущенно улыбаясь. – Не знаю, что он думал об этом: что я приставал к нему или что-то еще… Но вспоминать об этом не очень-то приятно.
– Но это все в прошлом, – прошептала Рэли.
– Да, – согласился Туси и погладил ее волосы. – Все в прошлом, и я благодарю тебя за это.
Рэли взяла его лицо в руки и наклонила его к своему лицу. Его рот коснулся ее губ, его губы были горячими и сладкими. От удовольствия она вздрогнула всем телом. Он старался теснее прижаться к ней, крепко обхватив ее руками и покрывая лицо миллионом легких и страстных поцелуев. Он застонал, попробовав на вкус ее раскрытые губы, и снова начал ее целовать, уже более настойчиво, как будто хотел познать ее всю и поглотить ее полностью.
Интересно, что она желала того же самого. Она задыхалась, когда наконец вырвалась из его объятий. Так вот какова волшебная сила любви и желания. Боже мой, подумала она, что я наделала!
– Прости меня, – сказала Рэли и вскочила на ноги. – Я не могу.
– Дорогая, мы должны быть вместе, – грустно промолвил Туси. – Мы должны принадлежать друг другу.
Он такой милый, с отчаянием подумала Рэли, чуть не плача. В его глазах светилась такая боль желания… Ей было так хорошо в его объятиях, и как должно быть прекрасно отдать ему всю себя! Рэли интуитивно понимала, что только с ним она могла бы ощутить то, о чем читала только в книгах.
– Доброй ночи, – быстро проговорила она и побежала прочь. Ее босоножки громко стучали по каменному полу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману “Оскар” за имя - Уилкинз Барбара


Комментарии к роману "“Оскар” за имя - Уилкинз Барбара" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100