Читать онлайн Друг детства, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Друг детства - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Друг детства - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Друг детства - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Друг детства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Возвращение в Лондон к привычной жизни вызвало у Элли ощущение, как будто надеваешь старые туфли, сбросив привычные домашние тапочки, - не очень хорошо, но вполне удобно, когда чуть-чуть привыкнешь к ним. Элли с головой ушла в работу. Ей казалось, что эти последние несколько недель были не более чем сон. Квартира, показавшаяся ей холодной в сравнении с уютным домом отца, вновь стала ее домом. Точнее, местом, где можно прилечь и передохнуть, пока напряженный рабочий график не потребует ее возвращения к работе.
Но она старалась как можно меньше думать и о работе, и вообще о своей жизни здесь. А стоило задуматься об этом, как ее охватывало чувство, будто она попала в какую-то мясорубку. Она непроизвольно сравнивала лондонскую жизнь с тем, что было в Ирландии. Здесь воздух был не таким чистым. Люди были чересчур погружены в себя и недружелюбны. Ее тяжелая работа в больнице не оставляла ей ни на что времени. Ее квартира не имела индивидуальности. Даже ее друзья, казалось, были отделены от нее стенкой собственного благополучия. Раньше она и представить себе не могла, что способна отдать предпочтение жизни в провинции.
И главное, Джеймс. Больше всего Элли не хотелось думать о Джеймсе. Но воспоминания о нем липли к ней подобно паутине, и все ее усилия избавиться от них, до предела заняв себя работой, терпели неудачу.
Она вновь и вновь вспоминала последний вечер с Джеймсом, заново переживала чувства, которые испытывала тогда, и вдруг осознала, что полюбила его. Это вызвало у нее испуг. Как могло случиться, что она полюбила Джеймса Келлерна? Разве такое возможно? Это было все равно что оказаться в клетке, из которой нет выхода. До тех пор пока она убеждала себя, что ее толкнуло к нему просто плотское желание, все было нормально. Более или менее. Но любовь - это совсем другое дело.
С женщинами Джеймс Келлерн вел себя как самоуверенный циник, а Элли была слишком старой, слишком благополучной, может быть, даже слишком пугливой, чтобы бездумно отдаться страсти и в результате получить рану, от которой ей не оправиться до конца жизни. Надеяться на Джеймса Келлерна было так же глупо, как на постоянный на море штиль. А пускаться в плавание в шторм Элли была не готова.
Тем не менее, когда она разговаривала с отцом по телефону, ей все время приходилось сдерживать свое любопытство. Ей хотелось знать, что делает Джеймс, что он говорит, что чувствует, о чем думает. Когда отец несколько раз упомянул его имя, она прикинулась равнодушно-безразличной. Однако сердце ее забилось сильнее, стоило ей только услышать его имя.
А вспоминал ли ее Джеймс? Или он отправил ее в коробку с надписью «Прошлое»? Туда, где он хранил воспоминания о женщинах, с которыми расстался. Вспоминал ли он о ней с удовольствием или с облегчением?
Элли оторвалась от раздумий и посмотрела на часы - было семь вечера. Сегодня день ее рождения. Завтра у нее прощальный ужин с Генри. Он уезжает из Лондона, чтобы организовать собственную практику неподалеку от Йорка, города его детства. Вот они и решили отпраздновать ее день рождения и его отъезд из Лондона. И Элли должна будет улыбаться и улыбаться, хотя сейчас ей хотелось плакать.
Сегодня ей следовало бы уйти с работы пораньше. Сходить за покупками, приготовить самой себе праздничный ужин и посмотреть видео. Но оказалось, что ей надо задержаться в больнице. Так всегда случалось, когда она планировала уйти с работы пораньше.
Обычно Элли относилась к этим задержкам совершенно спокойно. Но в этот раз, когда ехала на такси домой, она испытала легкую обиду. Когда она станет старой и седой леди, достигшей вершин своей славы, все, что ей останется сказать, оглянувшись на прожитую жизнь; «Слава Богу, что всю свою жизнь я посвятила работе!»
Эта неизвестно откуда взявшаяся обида испугала ее. Работа всегда была чем-то, что она принимала с благодарностью. Она была ей необходима.
Когда Элли наконец оказалась в гостиной, у стола, накрытого на одну персону, ей вдруг подумалось, что следовало пригласить на ужин кого-нибудь из друзей. Пить вино, шутить и смеяться. Правда, раньше ей этого совсем не хотелось, подобная идея пришла ей в голову только сейчас, когда звать кого-нибудь было уже поздно.
Ну что ж, в холодильнике у нее стояло вино. Почему бы не выпить одной? В конце концов, это же ее день рождения.
Покончив с ужином, она убрала со стола, налила себе стакан вина и, прихватив с собой бутылку, отправилась в маленькую переднюю, где скинула туфли, слегка убавив свет, включила музыку и решила попробовать насладиться этим проклятым вечером. Однако после второго стакана вечер показался ей куда веселее. Она стала подумывать, не допить ли ей бутылку - или, может быть, от этого радужное настроение пройдет и наступит пьяная тьма? Раньше она никогда не пила много и, следовательно, не знала, что из этого может получиться. Она долго разглядывала бутылку, надеясь получить ответ от нее, но как раз в этот момент раздался звонок в дверь.
- Черт, - пробормотала Элли. Кого еще там принесло? Она не хочет ни с кем разговаривать. Она хочет сидеть в полном одиночестве на диване и предаваться своему горю. Больше всего она боялась, что это кто-то из ее сослуживцев. Обычно, прежде чем зайти, они звонили ей, но один из ее помощников, живший неподалеку, вполне мог заглянуть без предупреждения.
Элли даже хотела прикинуться, что ее нет дома, но привычка оказалась сильнее ее. Она открыла входную дверь и увидела на пороге Джеймса Келлерна.
Ей показалось, что прошло много часов, прежде чем она преодолела изумление, хотя, на верное, это было всего лишь несколько секунд. Она молча разглядывала его высокую, стройную фигуру. Джеймс был одет в джинсы и свитер овсяного цвета. От него исходила мужская сила. Его появление было так неожиданно, как будто ее мысли каким-то магическим образом перенесли его сюда из Ирландии.
Наконец она моргнула и сухо сказала:
- Вы! Что вы здесь делаете?!
Только что она была вялой и меланхоличной, но теперь все ее нервы были напряжены до предела.
- Я здесь по поручению вашего отца, - сказал ей Джеймс. Он не сделал попытки войти в квартиру.
- Отца? Надеюсь, с ним все в порядке? Я говорила с ним утром - он звонил, чтобы поздравить меня с днем рождения.
Раньше отец никогда не звонил ей в день рождения, только присылал поздравительные открытки. В этот раз она была удивлена и тронута.
- Он попросил меня передать вам вот это, - сказал Джеймс, протягивая маленькую коробочку.
В коробочке лежала бриллиантовая брошь и записка, в которой говорилось, что это украшение принадлежало ее матери. Элли повертела брошь в руках, глубоко тронутая поступком отца: он никогда не делал таких подарков. Затем она посмотрела на Джеймса.
- Спасибо, что вы нашли время зайти. Хотя я не понимаю, почему отец не предупредил меня.
Она бы все отдала, чтобы просто обнять его. Ну почему все так глупо? Почему она не может стать более легкомысленной? Или почему Джеймс не может относиться к женщинам посерьезнее? В идеальном мире им следовало бы встретиться совсем молодыми, когда они еще не боялись приключений. Или по крайней мере ей следовало быть молодой и бесстрашной.
- Он хотел сделать сюрприз, - сказал Джеймс, прислоняясь к дверному косяку и тем самым исключая до некоторой степени возможность, что она захлопнет дверь у него перед носом.
- Ну что ж, ему это удалось. Завтра утром я позвоню и поблагодарю его. Это все?
- Чем занимаешься в день рождения? - спросил Джеймс небрежно.
- Ничем.
- И тебе не стыдно?
- Почему мне должно быть стыдно? - Ей не хотелось продолжать этот разговор, но она не могла подавить в себе желание задержать Джеймса хоть ненадолго около себя. - Я наслаждаюсь одиночеством.
- Ты уже ужинала?
- Да.
- Я понимаю, что между нами размолвка, но мы же взрослые люди. Я принес шампанское на тот случай, если ты одна.
- Заходи.
Она потянулась к выключателю, чтобы добавить света, но он остановил ее.
- Оставь, так гораздо спокойнее.
Элли сомневалась, что она может чувствовать себя спокойно рядом с Джеймсом Келлерном в какой бы то ни было обстановке, но она убрала руку, затем прошла на кухню и вернулась с двумя бокалами.
- Итак, - сказал он, глядя на нее, когда они прошли в гостиную. - Как поживаешь? Нравится в Лондоне?
- Более чем.
И Элли начала подробно объяснять ему, почему ей так нравится в Лондоне. На самом деле она перечисляла как раз то, что ей здесь не нравится. Сначала упомянула сумасшедший график работы. Затем лирически порассуждала о лондонцах, суетившихся на улицах и площадях. Она ненавидела их всей душой, но сейчас в ее изложении они превратились в самых интересных людей, каких больше нигде не встретишь.
Тем временем она выпила только один бокал шампанского. Если так пойдет и дальше, подумала Элл и, я буду врать ему еще долго-долго, стараясь не дать понять, что он для меня как спасательный плот в бурном море.
- Папа говорил, что вы навещали его пару дней назад, - сказала она. - Спасибо. Приятно знать, что за ним кто-то приглядывает.
- Да, - произнес Джеймс, откидываясь на спинку дивана с бокалом в руке. - Благодаря Брэнде и мне у вашего отца нет недостатка в компании.
- Брэнде?
- Брэнда Буш. Вдова. Шестьдесят с чем-то. Она член клуба любителей оперы и - какое совпадение - клуба игроков в бридж. Она приглядывает за тем, чтобы ваш отец своевременно питался.
- Ясно. - На губах Элли заиграла теплая улыбка. Отец ничего не говорил ей про Брэнду. Теперь понятно, почему у него последнее время был такой счастливый голос.
- Удивлены?
- Скорее, рада за него. Я поражена, что этого не случилось раньше. Он ведь лакомый кусочек для тамошних деревенских женщин.
- Лучше поздно, чем никогда, не так ли? - Джеймс посмотрел на нее долгим, внимательным взглядом, затем отвернулся. - А у тебя есть праздничный пирог? - спросил он, резко поменяв тему разговора. Элли замешкалась с ответом, а он, сияя, продолжал: - Я видел его на кухне. Неси сюда. Мы можем разрезать его вместе. Нет ничего на свете хуже, чем резать праздничный пирог в одиночестве. Лучше это сделать в компании хотя бы одного человека. Пусть даже этот человек - я.
Голос у него был веселый, но выражение лица оставалось непроницаемым, и это заставляло ее нервничать.
Элли мгновенно принесла пирог, две тарелки, две вилки и нож, и в некотором смущении расставила все это на столе перед камином. В пирог она воткнула три свечки. Пирог был сделан в виде собаки с белыми и черными пятнами. Собака была очень грустной.
- «Сто один далматин» - мой любимый фильм, - сказала Элли, как бы оправдываясь. Она взяла нож и приготовилась разрезать пирог, но Джеймс заметил ей, что сначала она должна зажечь свечи, а потом, загадав желание, задуть их. Но если загадать, подумала она, чтобы Джеймс исчез отсюда, это будет пустой тратой желания. Жалел ли он ее? Догадывался ли, что перед его приходом она пребывала в пьяном забытьи?
Задув свечи, Злли посмотрела на него. Он наклонился вперед, и их глаза встретились. Она поняла, что не может отвести от него взгляд. Дыхание ее участилось. И мягкий свет совсем не помогал расслабиться. Лучше бы она устроила вечеринку!
Джеймс наклонился совсем близко к ней. Зачем он это делает? Мысли ее остановились. Вдруг он резко откинулся назад и вскрикнул:
- Ой! Бог мой, как больно!
- Что с тобой?
- Моя спина! - Лицо его исказилось от боли, и она бросилась к нему на помощь, но он оттолкнул ее. - Не надо!
- Я же врач!
- У меня уже так было! - Он сделал попытку встать, но вновь повалился на диван, - Ничего серьезного.
- Дайте мне посмотреть! - скомандовала Элли. - Может, я и не специалист в этой области, но все же смогу определить, что случилось и не надо ли обратиться в больницу.
- Нет! Пожалуйста, не надо. Я лучше подожду, пока пройдет. Со мной это уже случалось.
- И что последний раз сказал врач?
- Последствия старой травмы, - пробормотал Джеймс. - После падения с лошади.
- Вы что, опять упали с лошади? Вам жутко не везет с ними!
- Да нет. Это, видимо, после того раза.
Элли, сложив руки на груди, с беспокойством наблюдала за ним. Ей не нравилось, что он не дает осмотреть себя. У нее уже был опыт лечения Джеймса, который она не могла забыть. Но сейчас в ней говорил врач-профессионал.
- Все пройдет, - настаивал он, прижав руку к пояснице.
- Как вы собираетесь добираться домой? - спросила Элли, неожиданно переходя к практической стороне дела. - Вы приехали сюда на машине? Если да, то советую вам оставить ее здесь и нанять такси.
- Мне кажется, я не смогу доехать до дому в таком состоянии, - сказал Джеймс. Он опять поморщился от боли и потер поясницу ладонью. - Мне нужно отлежаться на жесткой кровати…
- На какой кровати ты собираешься отлеживаться? - спросила Элли, стараясь сохранить спокойствие.
- Послушай, мне ужасно неудобно, но… - Он попытался подняться, однако у него ничего не получилось.
Ему и правда плохо, подумала она с жалостью. Надо бы все-таки осмотреть его.
- Перестань взирать на меня с подозрением и помоги перебраться на кровать. На любую кровать.
Он слегка приподнялся и, когда она подошла к нему, тяжело навалился на нее.
- Можешь полежать в соседней комнате, пока тебе не станет лучше, - сказала ему Элли. Ей часто приходилось помогать больным, и она умела это делать.
Она помогла ему добраться до кровати. Выглядел Джеймс совершенно измученным.
- Может быть, сделать массаж? - предложила она, нахмурившись. - У меня в аптечке должна быть какая-то мазь.
- Не нужно.
Слава Богу, подумала она.
- Тебе уже лучше?
- Нет, - сказал он тихим голосом, - мне придется полежать, по крайней мере денек или чуть больше…
- Денек или чуть больше?
- Ну да, если судить по прошлому разу.
- Но… - замялась Элли, - день или даже больше…
Джеймс посмотрел на нее исподлобья.
- В чем проблема? Я же буду в отдельной комнате. Конечно, если ты ждешь гостей, я могу попробовать вернуться домой на заднем сиденье такси, но по прошлому опыту я знаю, что лучшее средство от этой болезни - это немедленный и полный покой. - Он засмеялся, но очень тихо. - Мне бы не хотелось навредить себе еще больше.
- Ну хорошо. - Ей совсем не нравилась идея оставить Джеймса у себя на пару дней. Главным образом она не нравилась ей потому, что Элли не доверяла себе.
Кроме того, она не доверяла и ему. Вообще-то он сегодня был очень вежлив, не спорил с ней, не делал своих издевательских замечаний - в общем, идеальный гость. А сейчас… сейчас он вряд ли был опасен, так как даже ходить почти не мог.
- Может, принести тебе попить? Или поесть?
- Ну, мы вроде бы еще не пробовали праздничный пирог, не так ли?
Она принесла ему кусок пирога и чашечку кофе, а затем уселась на стул, стоявший возле окна.
- Прекрасный пирог, - заметил он. Очевидно, боль в спине не повлияла на его аппетит.
- Только чересчур сладкий.
Поставив тарелку на край кровати, Джеймс попытался отхлебнуть кофе, однако это ему практически не удалось.
- Прошу прощения, что твой день рождения закончился так плохо, но…
- Перестань. - Она забрала тарелку и чашку и направилась к двери. Потом повернулась к нему и сказала: - Если тебе станет хуже, покричи мне. Если захочешь почитать, вот лампа и журналы, хотя они, наверное, не в твоем вкусе.
Элли выключила верхний свет и нажала кнопку ночника.
Позже, засыпая, она думала о Джеймсе. И утром проснулась с мыслями о нем.
Когда она зашла к нему, он был все еще в постели, хотя уже не спал. Кроме того, он был без рубашки.
- Я вижу, ты сам смог раздеться, - сказала Элли и отвела глаза в сторону. Она подошла к окну, раздвинула занавески, и в комнату хлынул яркий солнечный свет.
- С большим трудом, - ответил Джеймс. Его глаза неотступно следовали за ней.
- Как самочувствие?
- Боюсь, не намного лучше. Нет ли у тебя чего-нибудь болеутоляющего?
- Я думаю, мне следует осмотреть твою спину, чтобы решить, не нужно ли обратиться в неотложку.
- Какие у тебя планы на сегодня? - спросил Джеймс, уклоняясь от ответа.
- О, мне есть чем заняться. Как думаешь, ты сможешь встать к завтраку?
- Наверное, тебе придется покормить меня здесь, - сказал он слабым голосом.
Если бы она не знала его так хорошо, то решила бы, что он притворяется. Но Джеймс Келлерн просто был человеком не того сорта, чтобы долго терпеть беспомощное состояние. Кроме того, зачем ему нужно было прикидываться больным?
Она вернулась через пятнадцать минут с тостами и яичницей и помогла ему принять удобное сидячее положение. Когда она поставила перед ним поднос и собралась уходить, он сказал довольно настойчиво:
- Мне ужасно трудно шевелиться. Не могла бы ты помочь мне?
После того как с завтраком было покончено, он попросил ее:
- Может быть, ты сделаешь мне массаж? Вчера вечером мне просто было очень больно, но сейчас, я думаю…
Удастся ли ей сегодня выйти из квартиры? - подумала Элл и.
Она разыскала мазь и, вернувшись с ней, обнаружила, что он лежал на животе и был обнажен не только выше пояса.
Элли начала втирать мазь и через некоторое время сообщила ему, что не находит у него на пояснице никаких подозрительных опухолей.
- Однако все еще чертовски больно, - сказал Джеймс. - Чуть ниже, пожалуйста.
Во время массажа он пытался поддерживать с ней разговор, рассказывая разные мелочи о ее отце. Она тоже отвечала ему, и ее голос казался спокойным, но глаза были прикованы к его обнаженному телу, а то, что было недоступно ее взору, восполнялось живым воображением.
- Ну все. - Элли встала и закрыла баночку с мазью. - Мне правда пора идти: у меня полным-полно дел. Если тебе станет лучше, позвони и вызови такси. Совсем незачем дожидаться моего прихода.
Джеймс перевернулся на спину и посмотрел на нее.
- У тебя здорово это получается, - пробормотал он лениво, и она покраснела. - Если мне будет лучше, то я, конечно, уйду. Не хочу доставлять тебе лишние хлопоты. Но все же, если вдруг я буду еще здесь, когда ты вернешься, не могла бы ты купить для меня сегодняшний выпуск «Файнэншл таймс»? Я еще люблю просматривать «Дейли телеграф» и «Таймс».
- Что еще? - Она удивленно подняла брони. - Может быть, несколько интересных книжек и пижаму?
- Я никогда не сплю в пижаме. - Он усмехнулся, наслаждаясь ее смущением от сообщенной им этой интимной подробности.
Когда Элли наконец вышла из квартиры, она не могла точно сказать, что именно чувствует: то ли раздражение, то ли растерянность, то ли беспокойство, то ли все это, вместе взятое. Она пробежалась по магазинам, однако мысли ее были совсем о другом, а именно: о Джеймсе Келлерне.
Ее пугало то, что он еще будет в квартире, когда она вернется. Но с другой стороны, мысль о том, что он может уйти в ее отсутствие, наполняла ее унынием и обидой. Она сама не знала, чего хотела. Душевного спокойствия? Или чего-то другого?
Когда несколькими часами позже Элли возвратилась домой и увидела, что его пиджак все еще висит на спинке дивана, она облегченно вздохнула. И тут же укорила себя за такую реакцию. Неужели, недоумевала она, я получаю удовольствие от своей боли? Это ведь как сыпать соль на свежую рану. Каждая минута, проведенная с Джеймсом под одной крышей, усиливала ее муку. Так почему же тогда она обрадовалась, что он не ушел?
Элли прошла на кухню, разложила по местам покупки и прослушала сообщения на автоответчике. Одно из них было от Генри: он напоминал ей о свидании сегодня вечером. А она уже успела и забыть про это! В общем-то ей хотелось дать понять Джеймсу, что она в квартире, но не торопится нанести ему визит вежливости. В конце концов она, предупредительно постучав, зашла к нему в комнату с газетами в руках.
- Извини, - сказал он, но в его голосе не было особого раскаяния, - я думаю, мне нужно полежать еще одну ночь - и все придет в норму. Я решил, что лучше не торопить события. О! Ты принесла мне газеты! Замечательно!
Он быстро просмотрел «Файнэншл тайме» и заметил, обращаясь как бы в пустоту:
- Ненавижу надоедать людям…
- Но тебе все-таки пришлось преступить свою гордость и стать надоедой, не так ли?
Он послал Элли чарующую улыбку. А Элли уставилась на него, сложив руки на груди. Как он смеет выглядеть таким довольным и спокойным? Не раздражало, что она не может так же естественно реагировать на эту ситуацию. Для нее она была как нож в сердце. Если бы она могла реагировать на него так же безразлично, как он на нее, то не стояла бы здесь с чувством, что вся ее жизнь рушится. Она была бы бодрой, довольной, вежливой и веселой. Дело в том, что он охладел к ней, тогда как она увязла в своей любви к нему еще больше.
- Может быть, принесешь мне чашечку чая?
- Ты становишься просто несносным пациентом, - сказала ему Элли, и он вновь улыбнулся ей.
Но конечно же, она принесла ему огромную кружку чая и три сэндвича с ветчиной и салатом, которые он съел с умопомрачительной быстротой. Джеймс подвинулся, освободив около себя место, чтобы она могла сесть, но Элли предпочла стул у окна. За едой он начал болтать на разные отвлеченные темы. Незаметно для себя Элли вскоре обнаружила, что тоже оживленно участвует в разговоре. И только когда за окном начало темнеть, она наконец встала со стула с легким вздохом.
- Что случилось? - спросил Джеймс.
- Собираюсь пойти в город, поразвлечься.
- Куда? В какое-нибудь злачное место?
- Да нет, так просто… - Она подошла к двери, чувствуя на себе его взгляд. Если она посмотрит на него, то он опять начнет задавать вопросы, даже если ему и не очень интересно слушать ее ответы. Он будет спрашивать просто из праздного любопытства. Чтобы избежать этого, она быстренько выскользнула из комнаты и облегченно перевела дыхание. Следующие сорок пять минут она потратила на то, чтобы подготовиться к приходу Генри.
Ей нельзя допустить, чтобы Генри и Джеймс встретились. Более того, ей следует вытолкать Генри из квартиры, прежде чем он успеет открыть рот. Конечно, Джеймс не может встать с постели, но это не значит, что он ничего не слышит. Ей совсем не хотелось, чтобы он начал потом подтрунивать над ней.
Элли одевалась очень тщательно, но к тому моменту, когда раздался звонок в дверь, она была полностью готова. На ней было простое темно-синее платье из тонкого шелка, плотно облегавшее фигуру, жакет того же цвета и туфли на высоких каблуках.
Она открыла дверь Генри, готовясь выйти с ним наружу, прежде чем он успеет открыть рот, но у нее ничего не вышло. Увидев ее, Генри громко воскликнул от изумления, затем протянул ей сверток в подарочной упаковке, вошел внутрь, захлопнул за собой входную дверь и, громко разговаривая, направился в гостиную. Элли в унынии последовала за ним, успокаивая себя тем, что Джеймс не может двигаться и, следовательно, не в состоянии сделать что-либо. Но вдруг она услышала звук открывающейся двери и шаги. А потом появился Джеймс, без всяких признаков боли в спине, но зато с лицом, потемневшим как грозовая туча.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Друг детства - Уильямс Кэтти

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 глава 10

Ваши комментарии
к роману Друг детства - Уильямс Кэтти



где б себе такого мужика найти
Друг детства - Уильямс Кэттиириша
2.05.2011, 21.51





Читала с удовольствием. Сюжет прост, нет надуманности и фальши.
Друг детства - Уильямс Кэттилека
19.06.2013, 23.53





очень нудный роман, не смогла осилить ...
Друг детства - Уильямс Кэттимария
17.07.2013, 13.51





Сначала роман показался таким нудным, и я уж подумывала бросить его чтение. Но рада, что так и не сделала этого. Конец романа очень понравился. 8 из 10
Друг детства - Уильямс КэттиЕлена
20.09.2013, 17.54





У героини стальные нервы, характер - жесть, а роман - ничего.
Друг детства - Уильямс КэттиЛена
12.12.2013, 22.18





А что!!!Роман интересный, стоит почитать.
Друг детства - Уильямс Кэттиyasmin
13.12.2013, 20.52





скучное произведение..
Друг детства - Уильямс КэттиЛидия
13.02.2015, 9.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100