Читать онлайн Друг детства, автора - Уильямс Кэтти, Раздел - ГЛАВА ТРЕТЬЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Друг детства - Уильямс Кэтти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Друг детства - Уильямс Кэтти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Друг детства - Уильямс Кэтти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уильямс Кэтти

Друг детства

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Элли привезла с собой только одно платье. Очень простое, небесно-голубого цвета. Она не собиралась выходить в свет в течение тех нескольких дней, которые должна была провести здесь. А из обуви взяла только простые босоножки. И когда она все это надела на себя, то выглядела так, будто собралась побродить по магазинам, а не на ужин с мужчиной, которому хотела кое-что доказать. Впрочем, что именно она хотела доказать, она и сама не знала.
Впервые после своего приезда Элли не собрала волосы в пучок. Она вымыла голову, высушила ее и подошла к зеркалу - посмотреть, как выглядит. У нее были длинные, красивые волосы, слегка вьющиеся на концах; они совершенно изменили ее облик. Она всегда думала, что такие волосы идеально подходят женщине, которая много смеется, флиртует и занимается только развлечениями, и совсем не идут доктору-педиатру. Ей давно следовало их обрезать, но она оставила их длинными, чтобы собирать в пучок. Затем она тщательно нанесла на лицо немного косметики - румяна, губную помаду и тушь.
Покрутившись перед зеркалом, Элли решила, что платье не выглядит совсем уж простеньким. Когда она спустилась вниз, ее отец не заметил, как преобразилась дочь. Неожиданно Элли пришло в голову, что он вообще всегда так к ней относился - никаких комментариев.
- Я скоро вернусь, папа, - сказала она.
- Из-за меня не торопись - я не настолько уж беспомощен.
- Я попрошу Джеймса оставить тебе телефон ресторана - так, на всякий случай.
- На случай чего? - спросил отец раздраженно. - Может, ты еще оставишь мне няньку?
- Пудинг в духовке, - продолжала Элли, словно бы не расслышав ворчание старика, - и еще я приготовила салат из свежих фруктов.
- Еда для инвалидов!
Такой диалог был вполне обычен для них.
- Это здоровая, полезная пища, папа.
- Любая пища, которую можно съесть, не утруждая свои зубы, - это еда для инвалидов, - заметил он.
Как она уже убедилась, отец любил делать провокационные замечания на ее счет. Но в этот раз Элли почувствовала необычное раздражение.
- Жирное и жареное тебе вредно, - сказала она, теряя терпение, - и ты знаешь это лучше меня!
- Зачем так взрываться из-за простого замечания? - пробормотал он. - Все вы, женщины, одинаковы.
В любом другом случае Элли бы и не подумала нападать на своего отца. Она обычно ходила перед ним на цыпочках, стараясь не обижать его, но это было раньше, когда она приезжала на каникулы. Нынче же совсем другое Дело, и оставаться вежливой все время просто не удавалось.
- Зачем спорить о каждой мелочи? - ответила она с той же интонацией. - Все мужчины одинаковы.
Они уставились друг на друга, и Элли с ужасом почувствовала себя вновь ребенком, пытающимся некстати продемонстрировать свой характер.
- Извини, папа, я не хотела тебя обидеть.
В эту минуту раздался звонок в дверь, и она побежала открывать.
- Бог мой! - произнес Джеймс с преувеличенным удивлением. - Женщины обычно всегда очень долго собираются. И вечно приходится их ждать. Должно быть, вы исключение, которое лишь подтверждает правило. А где ваш отец?
- На кухне, - ответила Элли.
Ей пришлось подождать несколько минут возле двери, пока мужчины разговаривали. Наконец Джеймс вышел, и они направились к машине. Садясь в нее, она сухо сказала:
- Мне бы не хотелось задерживаться допоздна. Это первый вечер отца дома, и мне кажется, он немного нервничает, что остался один.
Элли смотрела прямо перед собой, но заметила, что Джеймс слегка повернул голову и посмотрел на нее искоса.
- Мне не показалось, что он нервничает. Как прошел ваш переезд?
- Спасибо, хорошо.
По непонятной причине она почувствовала раздражение из-за того, что предприняла столько усилий, чтобы выглядеть привлекательной, тогда как можно было об этом не заботиться Она чувствовала себя гораздо уютней с волосами, собранными в пучок, и безо всякой косметики.
- А заходили ли вы в офис вашего отца?
- Да. Доктор Сельверн был очень любезен.
- Еще бы, - сказал Джеймс с коротким смешком. - Он видит в вас свою освободительницу. Готов побиться об заклад, парень ждет не дождется того дня, когда скинет всех пациентов на вас. Назвал ли он вам точную дату своего отъезда?
- В пятницу, - ответила Элли.
- Довольно скоро, да?
- А зачем ему болтаться здесь? - огрызнулась она. - Я вполне могу заняться всем сама, а затем начну подбирать кого-нибудь на его место.
- Не можете дождаться, когда вернетесь назад, к деловой лондонской жизни?
- Конечно. Это то, к чему я привыкла.
- Почем вы знаете, что вам не понравится что-нибудь более спокойное, если вы никогда и не пытались жить иначе? - спросил Джеймс с любопытством.
- Я не люблю спокойствия.
- Что вы хотите этим сказать? - Он бросил на нее быстрый изучающий взгляд.
- Я хочу сказать, что мне нравится быть в гуще событий.
Так ли это? Действительно ли она хотела сказать именно это? Ей показалось, что у него есть талант проникать в чужие мысли.
- Думается, вы заработаете гипертонию еще до того, как вам стукнет сорок, - усмехнулся он добродушно.
- Спасибо за ваш точный диагноз, но то же самое может ожидать и вас. Или мужчины умеют переносить стрессы без того, чтобы у них повышалось давление?
- Пожалуй, вы слишком любите спорить, - произнес Джеймс задумчиво.
У Элли не было времени ответить на его замечание, так как они подъехали к небольшому дорогому ресторану, зажатому между двух офисов.
Встретил их, по-видимому, сам владелец. Они с Джеймсом обменялись несколькими шутками, из чего Элли заключила, что ее спутник хорошо здесь известен. Их провели к столику в углу.
- Я бы порекомендовал вам эту рыбу, - сказал ей Джеймс, когда она пыталась разобраться в меню. Оно было составлено по-французски, без перевода, и поскольку французский она знала слабо, то с радостью согласилась на предложение Джеймса.
Казалось, что от их словесной войны, происходившей всего несколько минут назад, не осталось и следа. Неужели такие перемены настроения обычны для мужчин типа Джеймса Келлерна? - подумала она. Мой добрый Генри не таков, никогда не спорит, и слава Богу! Много лет назад, когда Элли в первый раз встретила Генри, она все еще явственно помнила ту боль, которую причинил ей Камерон Кларк. В сравнении с ним Генри показался ей большим глотком чистой воды после очень тяжелого путешествия через пустыню. А теперь она вновь могла оценить положительные черты Генри благодаря Джеймсу Келлерну с его самомнением, с его попытками вторгнуться в ее жизнь, которая в общем-то его не касалась, и с его желанием во что бы то ни стало самоутвердиться.
- Итак, - сказал он, когда им принесли вино, - что вам нужно, чтобы вы почувствовали себя как дома?
- Мне бы надо съездить в Лондон - уладить кое-какие дела. Возможно, придется это сделать в ближайшие дни, - ответила Элли, как бы размышляя вслух. - Нужно сходить в больницу, а также захватить одежду - того, что я привезла, хватит лишь на несколько дней.
- Разве доктору недостаточно белого халата?
- Да, - отвечала она с легким раздражением, - нам приходится носить белые халаты, но это отнюдь не означает, что под них мы можем надевать старое дырявое белье потому, что пациенты не смогут его увидеть.
В это время официантка принесла им закуски. Небольшие позолоченные тарелочки с артистически уложенным на них салатом.
- У меня улучшается настроение, когда я выгляжу хорошо.
- А что значит для вас выглядеть хорошо? Ну как бы вам хотелось выглядеть? - Он посмотрел на нее своими серыми глазами.
- Мне нравится выглядеть хорошенькой, - сказала она резко.
- А что нравится Генри?
- Пожалуйста, оставьте Генри в покое!
- Но почему? Мне всегда казалось, что женщины любят обсуждать с другими предмет своей любви. - Лицо Джеймса оставалось серьезным, но Элли с горькой усмешкой подумала, что он, вероятно, насмехается над ней. Была также еще одна причина, почему ей не хотелось заводить разговор о Генри: тот еще не знал о ее решении задержаться в Ирландии на какое-то время. Она намеревалась сообщить ему новость лично по приезде в Лондон. - А что сказал ваш отец, когда узнал, что вы задержитесь здесь?
- Как я и ожидала, ему не понравилась эта идея, - произнесла она со вздохом.
- Вы действительно этого ожидали? - спросил Джеймс удивленно, ему ведь не были известны ее отношения с отцом.
- Отец ненавидит, когда ему навязывают помощь, - сказала она, а про себя подумала: особенно если эта помощь исходит от меня. - Он оспаривал все доводы, которые я ему приводила, до тех пор, пока не сказала, что он попросту зря тратит время, потому что, если я решила остаться, я это сделаю - желает он того или нет.
- Мне он говорил совсем другое.
- Вот как? Возможно, у вас с моим отцом отношения лучше, чем у меня. - Сказав это, Элли тут же сильно покраснела.
- Сомневаюсь, и мне кажется, что ваше волевое решение остаться здесь может принести больше пользы для вас обоих, чем вы сейчас думаете.
Вообще- то она и сама знала, что это так, но решила больше не заострять на этом внимание. Разговоры об отце всегда заставляли ее чувствовать себя последней неудачницей, несмотря на то что во всех остальных отношениях она добилась успеха.
- А когда, - спросил Джеймс, - вы собираетесь отправиться в Лондон?
Элли пожала плечами. После нескольких бокалов вина с прекрасной рыбой она чувствовала себя не так скованно, как раньше,
- Я думаю, где-то на неделе. Сначала мне бы хотелось навести порядок в доме.
- Мне казалось, там не должно быть большого беспорядка, - сказал Джеймс удивленно.
- Да нет. - Она нахмурилась. - Просто нужно кое-что подправить тут и там. - Обстановка в их доме почти не изменилась со времен ее детства. Комнаты по-прежнему оставались молчаливыми свидетелями того, что в них живет человек, который абсолютно равнодушен к быту и который вполне довольствуется элементарной чистотой и порядком. Элли понимала: если она начнет что-то делать в доме, это сможет отчасти сгладить шероховатости в отношениях с отцом.
- И вы планируете закончить работу в доме до конца недели? Звучит довольно самонадеянно.
- Вы шутите? - рассмеялась Элли, потому что чувствовала себя слишком довольной и расслабленной, чтобы затевать какие-либо споры. - Завтра я съезжу в Дублин, подберу какие-нибудь обои. Если потребуется, я всегда могу нанять декоратора, чтобы он закончил начатое.
- Мне казалось, что деловые женщины вроде вас не имеют времени даже для таких простых занятий.
- Я не собираюсь спорить с вами, Джеймс, - заметила она мягко. - Вы абсолютно правы. У деловых женщин ни на что нет времени. - Она допила вино, отставила пустой бокал и продолжила: - Не то чтобы мне не хотелось сделать это самой. Мне вправду хочется. Просто очень трудно угнаться за всем.
Он внимательно и серьезно посмотрел на нее, а потом сказал:
- Я собираюсь в Лондон в четверг, вы бы вполне могли полететь со мной на моем самолете.
- Да нет, спасибо, в этом нет нужды. - Элли была уверена, что не хочет оставаться наедине с Джеймсом Келлерном. Два часа во время обеда в людном месте - это еще куда ни шло, однако два часа в воздухе, наедине - это уж слишком.
- Почему нет? - спросил Джеймс игриво
Он откинулся на спинку стула, подозвал официантку, чтобы заказать кофе, и, не отрывая глаз от лица Элли, сложил руки на груди.
Его движения могут быть очень многозначительны, подумала Элли. Если бы он подался вперед и начал уговаривать ее в доверительной манере, то, конечно, она нашла бы массу причин обратить этот разговор в шутку и отказаться. Однако сейчас она чувствовала себя как бабочка, приколотая булавкой, и не могла придумать, что ответить Джеймсу.
- Так почему? - Он настаивал. - Вы что, боитесь меня?
- Конечно, нет. Чего мне вас бояться? - Она попыталась вложить в свой ответ изумление и безразличие в равных пропорциях, однако об-наружила, что ее голос звучит заинтересованно, а отнюдь не безразлично.
- Ну, потому, что я мужчина?
- Не говорите чепухи. Я взрослая и достаточно опытная женщина.
- Может быть, в профессиональной области, но в области личных отношений, мне кажется, вы сторонитесь мужчин.
- С чего вы взяли? Я, между прочим, в свое время была даже помолвлена.
Похоже, он не слышал об этом.
- По-видимому, помолвка мешала вашей работе, - заметил он спокойно и, не дождавшись ее ответа, продолжал: - Но меня вам бояться нечего.
- Я уже сказала вам, что не боюсь. И поскольку мы соседи, надеюсь, что у нас будут добрые дружеские отношения. И при чем тут страх? Чего мне бояться?
- Неужели вы не боитесь, что я могу наброситься на вас? У меня такое чувство, что вы представляете, как я пристаю к вам и как вы реагируете на это.
Наступило короткое молчание, показавшееся им, однако, очень долгим.
- Знаете, вы не мой тип, - продолжил Джеймс после паузы. - Я ведь был женат на деловой женщине вроде вас, так что у меня есть кое-какой опыт.
Элли посмотрела на него в недоумении.
- Вы говорите так, будто любая женщина, которая работает, не заслуживает внимания. Вспомните: мы живем в двадцатом веке!
- Я имел в виду не женщин, которые работают, - хладнокровно сказал Джеймс. - Я говорю о женщинах, которые делают карьеру.
- А что плохого, если женщина хочет добиться чего-то в жизни?
- Абсолютно ничего.
- У меня тоже был опыт общения с мужчиной вроде вас, и я бы врагу такого не пожелала.
- Да неужели? - Он даже слегка подался вперед.
А она готова была ударить себя за то, что эта фраза вырвалась у нее.
- Здесь прекрасно кормят, - повернула она разговор и бросила на него холодный как сталь взгляд.
Джеймс слегка улыбнулся.
- Не напрягайтесь, - сказал он беззаботно. - Я не собираюсь копаться в вашем прошлом. Мне все равно, что вы делали, чего не делали и что вы делаете сейчас. Но зато мне не безразлична судьба вашего отца. Я собираюсь проконтролировать, как вы выполните ваши обязанности дочери, а затем можете лететь в Лондон к своему бойфренду и к своей работе.
- Должно быть, вы помешались, если возомнили, что можете указывать мне, что делать.
Он улыбнулся ей, но в этой улыбке не было ничего веселого, просто определенная доля уверенности в себе, и это разозлило ее.
- Я, как и обещала, останусь здесь, пока не найду замену доктору Сельверну. У меня своя жизнь, и мне нужно вернуться к ней.
- Небольшая поправка. Вы рассматриваете вашего отца как случайную обременительную проблему. Я не могу заставить вас думать по-другому, но и не позволю вам вернуться в Лондон до тех пор, пока вы не проникнетесь тем, что на самом деле делается здесь.
- Вы не позволите мне? Да кем вы себя считаете?
- Человеком, которому знакомо слово «сострадание».
Элли почувствовала, что покраснела. Она не стала повышать голос. Она не любила кричать, но сейчас, черт возьми, почувствовала, что теряет над собой контроль. Да как он смеет так говорить?!
- А я, значит, хоть и врач, но лишена чувства сострадания! Ведь именно это вы хотели сказать?
- Я думаю, что сострадание, как и милосердие, начинается дома.
Они уставились друг на друга, и Элли поняла всю бесполезность дальнейшего спора. Не стоило тратить силы, чтобы переубеждать его. Она опустила глаза и крепко сжала руки в кулаки. Черт с ним, пусть Джеймс думает, что выиграл этот раунд. Но если он решил заставить ее остаться здесь навсегда, то зря тратит слова.
- Уверяю вас, я всем сердцем сочувствую отцу. - Она попыталась улыбнуться.
- Ну и отлично. Теперь о другом. Я улетаю довольно рано утром в четверг, около семи. Так вы присоединяетесь ко мне?
- Да, пожалуй, - сказала Элли, овладев голосом. - Если, конечно, вы уверены, что хотите взять меня с собой.
Она встала, чтобы выйти в туалет. Стоя перед зеркалом в дамской комнате и подкрашивая губы, Элли подумала: если она собирается остаться здесь на месяц, ей незачем поддерживать с Джеймсом эти нелепые отношения. Ни к чему подпускать его так близко.
Вся ее жизнь подчинена строгому расписанию, и это повелось с детства. Ее отец всегда был человеком неразговорчивым и властным, он послал ее в пансион в семь лет, и с раннего возраста она научилась быть независимой и целеустремленной. Несмотря на то что между ней и отцом не было сказано ни слова, она сама догадалась, что способность добиваться успеха - это та единственная вещь, которую отец хотел бы видеть в ней.
Так почему же Джеймс Келлерн и его мнение о ней так тронули Элли? Почему ей так трудно соблюдать дистанцию с ним, как это с легкостью удавалось со всеми прочими мужчинами? Может, потому, что она снова оказалась дома, но чувствовала себя здесь чужой?
Когда Элли вернулась в зал, Джеймс все еще сидел за столиком, а ее стул был занят. Остановившись на полпути, она стала наблюдать за женщиной, подсевшей к нему. Они смеялись. Женщина - стройная, с волосами цвета меди, с огромными, широко открытыми глазами и большим чувственным ртом - наклонилась к Джеймсу.
Элли быстро подошла к столику. Женщина с огненно-рыжими волосами взглянула на нее, все еще смеясь. И начала извиняться за то, что села на ее место.
- Простите, но я заметила Ангела за этим столиком и просто не смогла отказать себе в том, чтобы подойти поздороваться с ним.
- Заметили Ангела? - Элли посмотрела на Джеймса, и брови ее поползли вверх от удивления.
- О, это прозвище Джеймса, которое я придумала. Я всегда его так называю.
- Элли, познакомься, это Аманда Эванс. Манди, это Элеонор Миллз. Она приехала сюда, чтобы заменить Джорджа.
- Я была очень расстроена, когда услышала, что случилось с вашим отцом, - сказала Аманда, вставая и протягивая Элли руку. Ее ярко-зеленое вечернее платье, которое казалось чересчур открытым сверху, страдало тем же недостатком и снизу. Оно плотно облегало пышное тело женщины.
- Спасибо. - Элли автоматически пожала ее руку.
- Садитесь на свое место. Мне все равно пора идти. Последние пятнадцать минут моя сестра как на иголках - так ей не терпится покинуть ресторан. - Снова последовал веселый смешок. - Мы собираемся прошвырнуться еще куда-нибудь. Может быть, присоединитесь к нам?
- Давай, Джеймс, не стесняйся, - сказала Элли. - А для меня единственное развлечение сейчас - это лечь спать.
- Везет же, - сказала Аманда с горловым смехом. - Уверена, Ангел позаботится о вас.
Она отошла от столика, держась как женщина, знающая, что все глаза мужчин обращены на нее.
- Вы бы могли дать понять ей, что между нами нет близких отношений, - холодно обратилась Элли к Джеймсу.
- А зачем? Неужели вас волнует, что о вас думают окружающие?
- Нет. Но я обязана поддерживать свою репутацию.
- Вряд ли это имеет значение - вы все равно не собираетесь оставаться здесь. Ну да Бог с ним, - произнес он, вставая. - Похоже, вы уже собрались домой.
- Не стоит меня провожать, - сказала Элли вежливо, когда они шли к двери. - Прошу вас, не чувствуйте себя так, будто в ваши обязанности входит отвезти меня домой. Я вполне могу добраться сама.
- Да никаких проблем. Все равно я уже староват для ночных клубов.
- Но, как я заметила, вы совсем не стары для девочек, которые шляются по ночным клубам.
В какой- то момент, находясь рядом с этой необычайно красивой женщиной со свежим молодым лицом, Элли вдруг почувствовала себя старухой, молодость которой прошла незамеченной. Она представила себя еще через десять лет: суетящаяся (надо успеть посетить всех больных!), с семенящей сзади студенткой, которая с обожанием записывает за ней под диктовку. Ни детей, ни семьи. Возможно, даже Генри не будет рядом с ней. Это была довольно безрадостная картина.
- Они и без меня разберутся, - сказал он лениво. - Манди двадцать пять лет. Она вполне взрослая девушка.
- Вполне взрослая девушка, чтобы позаботиться о себе, когда вы вдруг неожиданно решаете отказаться от ее приглашения.
Джеймс открыл дверцу машины и, когда они уселись, повернулся к ней и спросил:
- Что, она показалась вам очень огорченной?
- Нет, но…
- Я понимаю, ваша жизнь настолько разложена по полочкам, что вы не можете допустить отношений, которые не приводят к алтарю.
Он завел машину, и они неспешно двинулись через Дублин.
- Готов поспорить, вы никогда не совершали никаких безумств, никогда не делали ничего необдуманного.
- Сейчас разговор не обо мне.
- Может быть, тот мистический мужчина, о котором вы упомянули, и есть ваше маленькое приключение?
- Это вас не касается, и я не имею обыкновения прыгать в постель с кем попало.
Он рассмеялся, но его смех не был веселым.
- Мы с Манди нравимся друг другу, нам приятно вместе проводить время, к тому же, не скрою, я сплю с ней.
- И это говорит человек, который плакался, что у него нет времени на женщин?
- Может быть, я выразился не совсем правильно, - сказал Джеймс, переключая скорость. - Точнее будет так: у меня нет времени ухаживать за женщинами.
- А чем вообще занимается Аманда? - спросила Элли вежливо.
- Она работает инструктором по фитнессу в спортивном комплексе.
- Да. Очень интеллектуальное занятие, - пробормотала Элли с издевкой.
- Что же, вы считаете себя лучше только на том основании, что получили степень по медицине и у вас практика в больнице в Лондоне?
- Я не хочу продолжать этот разговор, - сказала Элли, отвернувшись к окну.
Она напряглась и старалась не моргать, чтобы не заплакать. Не потому, что была зла на Джеймса, и не потому, что он расстроил ее, но потому, что каким-то образом ему удалось заставить ее всерьез задуматься о будущей жизни.
Они выехали из Дублина и уже подъезжали к дому. У Элли как раз оставалось достаточно времени для того, чтобы привести себя в порядок. Когда машина остановилась, она отстегнула ремень безопасности, открыла дверцу и начала вежливо благодарить Джеймса за приглашение на ужин.
- Я провожу вас до дверей, - прервал он ее. - Так что приберегите свои сладкие речи - вы еще успеете их мне сказать.
Джеймс проводил ее по тропинке до дверей, где ей пришлось долго разыскивать ключи в сумочке, а он стоял, засунув руки в карманы.
- Ну, спасибо еще раз. И благодарю за ваше предложение насчет самолета - оно действительно сохранит мне массу времени.
Элли остановилась, не зная, что еще сказать, и посмотрела на него. Холодный вечерний воздух отрезвил ее, но сейчас тишина и темнота опять вскружили ей голову, и она почувствовала, что не может оторвать глаз от его лица.
- Вы действительно довольны вечером? Даже несмотря на то, что потратили уйму сил, чтобы ругаться со мной?
- Угощение было великолепным, - ответила Элли. Она почувствовала мощную мужскую силу, исходящую от него. Вот это мужчина! - пронеслось у нее в голове, и как странно, что он ей совсем не нравится… - Спасибо. Спокойной ночи.
И тут Джеймс взял ее за подбородок и повернул лицом к себе. Когда он наклонился к Элли, ее губы раскрылись - то ли в немом протесте, то ли в ожидании. Неужели это я? - не узнавала себя Элли. Неужели я хочу этого мужчину? Разве можно поверить в такое? Но ее тело говорило за нее. Она подалась вперед и прижалась к Джеймсу. Их губы слились в поцелуе. Она почувствовала, что соски ее грудей набухли под платьем, и ее пронзило такое острое желание, какого она никогда раньше не испытывала. Она была готова отдаться Джеймсу тут же. Элли поняла, что теряет контроль над собой, и резко отстранилась от него. Все ее тело дрожало.
- Вы что, обычно всегда так прощаетесь? - спросила она, пытаясь говорить непринужденно.
- Нет, обычно не так, - сказал Джеймс. - Обычно женщины пускают меня к себе домой.
- Могу поверить. К сожалению, сегодня этого не случится.
Голос ее звучал искренне, но она подумала об Аманде и о том, что, возможно, упустила что-то чрезвычайно важное в жизни.
- Увидимся в четверг.
Джеймс кивнул ей и пошел к машине, а она еще постояла у двери, наблюдая, как он прошел по тропинке, сел в машину и уехал.
Было ясно, что отец спит, так как дом был погружен во тьму, и Элли не стала зажигать свет. В темноте она могла считать себя невидимой. Ей пришлось сделать огромное усилие над собой, чтобы вновь стать доктором Элеонор Миллз, блистательным врачом-педиатром - доктором, с волосами, собранными в пучок, в строгом костюме и белом халате поверх него, проходящим по больнице, разговаривающим с пациентами. И представить себя ужинающей с Генри, в уютной обстановке, в полном согласии, без дурацких споров.
Неужели Джеймс Келлерн поцеловал ее?
Ей захотелось очутиться опять в Лондоне, хотя бы только на один день. Ей было необходимо это. Она чувствовала опасный край перед собой и знала, что эта опасность находится не снаружи, она была внутри ее. Лондон и Генри - вот что ей сейчас нужно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Друг детства - Уильямс Кэтти

Разделы:
глава 1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 глава 10

Ваши комментарии
к роману Друг детства - Уильямс Кэтти



где б себе такого мужика найти
Друг детства - Уильямс Кэттиириша
2.05.2011, 21.51





Читала с удовольствием. Сюжет прост, нет надуманности и фальши.
Друг детства - Уильямс Кэттилека
19.06.2013, 23.53





очень нудный роман, не смогла осилить ...
Друг детства - Уильямс Кэттимария
17.07.2013, 13.51





Сначала роман показался таким нудным, и я уж подумывала бросить его чтение. Но рада, что так и не сделала этого. Конец романа очень понравился. 8 из 10
Друг детства - Уильямс КэттиЕлена
20.09.2013, 17.54





У героини стальные нервы, характер - жесть, а роман - ничего.
Друг детства - Уильямс КэттиЛена
12.12.2013, 22.18





А что!!!Роман интересный, стоит почитать.
Друг детства - Уильямс Кэттиyasmin
13.12.2013, 20.52





скучное произведение..
Друг детства - Уильямс КэттиЛидия
13.02.2015, 9.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100