Читать онлайн Возможно все, автора - Уилбрик Салли, Раздел - Уилбрик Салли в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Возможно все - Уилбрик Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 5.25 (Голосов: 8)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Возможно все - Уилбрик Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Возможно все - Уилбрик Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уилбрик Салли

Возможно все

Читать онлайн

Аннотация

Случайная встреча на ночном шоссе с таинственным незнакомцем превращает жизнь наивной провинциалки Миллисент Рич в каскад удивительных событий. Все женщины мечтают о любви. Но почему самым лучшим из них - красивым, добрым и искренним - порой так не везет? Ответ на этот вопрос не может быть одинаков для всех. Но есть один общий секрет, узнав который, можно попытаться приоткрыть заветную дверь в счастливое будущее.


Уилбрик Салли
Возможно все

Салли УИЛБРИК
ВОЗМОЖНО ВСЕ
Анонс
Случайная встреча на ночном шоссе с таинственным незнакомцем превращает жизнь наивной провинциалки Миллисент Рич в каскад удивительных событий. Все женщины мечтают о любви. Но почему самым лучшим из них красивым, добрым и искренним - порой так не везет? Ответ на этот вопрос не может быть одинаков для всех. Но есть один общий секрет, узнав который, можно попытаться приоткрыть заветную дверь в счастливое будущее.
Глава 1
Ярость ослепляла. Девушка в тонком платье, клочьями болтавшемся на груди, так дернула на себя входную дверь, что едва не оторвала медную ручку. На мгновение она застыла на пороге, жадно вдохнула сырой ночной воздух.
Ее хозяин - ее бывший хозяин! - стуча босыми пятками по ступенькам, спускался со второго этажа, приговаривая своим мерзким ртом:
- Миллисент, зачем же так? Ведь можно договориться, девочка! Дура, постой!
Развратный подонок, он еще уговаривает ее! Ненавижу, прочь, прочь, быстрее из этого гадкого логова! - лихорадочно размышляла она, тяжело дыша и прислушиваясь к звукам за спиной.
Девушка, не дожидаясь пока преследователь нагонит ее, шагнула за порог и помчалась по мокрой траве, быстро удаляясь от мрачного черного каменного дома в три этажа с гипсовой пантерой на фронтоне, принадлежащего Реджинальду Хоггвардсу, гнусному типу с липкими ладонями и похотливым узким ртом. Она побежала вниз, по склону холма, к дороге...
Ночной дождь все усиливался и усиливался, холодные струи били по плечам и груди, ноги разъезжались, скользили по глине. Пару раз Миллисент падала в самую грязь, вскакивала и вновь бежала вперед.
Девушку захлестывало желание отомстить, ее трясло от обжигающей ярости. Она никогда больше не вернется туда. Черт с ними, и с этим комфортабельным домом, и с работой по профессии, и с одеждой, и с документами...
Цепляясь за колючие ветки низкорослого кустарника, Миллисент выбралась на каменистую насыпь, пересекла по мосту шумящий ручей и стремглав бросилась к сложенным из глыб черного базальта, нарочито внушительным воротам поместья Реджинальда Хоггвардса.
Вот и дорога! Там, за холмами, другой мир, там - верные друзья, родной городок, там милая мама!
Не останавливаясь ни на секунду, Миллисент ринулась вперед по поблескивающему в свете молний, залитому пузырящейся водой асфальту.
Разорванное платье не стесняло движений, ее сильное, стройное тело целиком отдалось свободной стихии бега.
Со стороны казалось, что это душа ушедших в небытие местных рощ и дубрав, прекрасная лесная нимфа с ликом, искаженным страхом и гневом, летит, почти не касаясь земли, к невысоким холмам, к укромным пещерам, затаившимся среди спасительных, непроходимых зарослей!
Минут через пять-шесть сквозь мерный шум дождя донеслось слабое рычание автомобильного мотора. Понятно, эта сволочь так быстро не оставит ее в покое, а обязательно будет преследовать на машине!
Миллисент приостановилась и всмотрелась в дрожащую от дождя темноту. Странно, но с холма, по дорожке от дома, автомобиль не спускался.
Что за чертовщина! В эту пору на мили вокруг ни души, места здесь мрачные и глухие.
Но она не могла ослышаться, это был звук автомобильного двигателя. Другой дороги от дома к шоссе нет, если не считать проселка, по которому в такую погоду даже на мощном тракторе не проехать, но, если постараться...
Значит, Хоггвардс ее все же догнал?!
Кошмар! Прямо в глаза девушке ударили два яркие луча света, исходившие от фар выскочившего из-за поворота автомобиля, а рев мощного двигателя даже смог заглушить раскаты далекого грома. К застывшей в оцепенении бедной Миллисент вернулось успевшее было исчезнуть чувство омерзения и ужаса.
Действительно, подонок Реджинальд Хоггвардс ее настиг, догнал, его длинные жадные руки сейчас протянуться к ней. Холодные, скользкие ладони будут касаться ее невинной груди, шеи, спины, а потом живота и ног...
Ужас и стыд сковали движения полуобнаженной Миллисент. Она не видела себя со стороны, но от красивого платья остались одни воспоминания.
Ноги девушки ослабли, стали ватными, она не могла ступить и шагу, не могла повернуть головы. Бешено колотилось сердце, дыхание с шумом вырывалось из пересохшего горла...
Куда теперь бежать? Справа и слева от шоссе в этом месте лишь предательски открытые вересковые пустоши, топкие болота и крохотные озерки...
Дождь припустил пуще. По асфальту здесь и там текли с шумом настоящие ручьи и реки, холод пробирал до костей. Вот так веселое выдалось лето!
Миллисент Рич думала получить прекрасную практику перед экзаменами, мечтала заработать денег, отдохнуть, набраться сил к осени! Хотела стать взрослой, независимой от обстоятельств... Приехали, дальше некуда!
Автомобиль подлетел ближе, подняв колесами фонтаны брызг И, заскрежетав тормозами, резко остановился подле девушки. Со стороны водителя с легким шипением опустилось стекло. Пара серых глаз - ого, до чего они враждебные! - уставилась на Миллисент, и хрипловатый мужской баритон достаточно грубо произнес:
- Влезай!
Так я и разбежалась влезать, придурок! Тебя родители в детстве не учили быть вежливым?
Уставился своими бесстыжими глазами и приказывает... Между прочим, мужчины, выглядевшие куда надежнее этого ночного водителя, и те оказывались опасными и коварными.
Хорошо хоть, что это не Реджинальд Хоггвардс, но тем не менее...
- Нет, спасибо! - Миллисент с пренебрежением глянула в серые глаза незнакомца, передернула зябнущими плечами, в общем, ясно дала понять ночному водителю, что она не какая-нибудь.., такая Да и кто в здравом уме согласится забраться в автомобиль к такому серому волку?!
- Как хочешь, - сухо проговорил мужчина и отвел свои серые, почти стальные глаза в сторону.
На вид ему было где-то под сорок, да-да...
Ну от силы лет тридцать пять. Он показался ей довольно широкоплечим. Лицо его выглядело несколько странно: лохматые брови, длинный нос с едва заметной горбинкой и хорошо очерченными ноздрями, волевой подбородок, волосы цвета, что называется, соль с черным перцем. На руле лежали крепкие руки с сильными пальцами... Такие, если схватят, то не вырвешься!
Еще не легче! Этот тип в самом коварном возрасте для таких неопытных девушек как я, мелькнуло в разгоряченной голове Миллисент.
В это мгновение стекло с легким шипением вновь поднялось, и автомобиль с ревом умчался к следующему повороту.
Свет, идущий от фар, тут же растворился в мутной пелене дождя.
Только законченные идиоты гоняют в такую погоду по глухим местам, подумала девушка и, гордо задрав подбородок, упрямо зашагала прочь: в дождь, в темноту, лишь бы подальше от ужасного дома, затерянного меж холмов и болот Волчьего лога.
Ничего, она не пропадет! Пусть кругом опасность, пусть мерзкое ощущение беды пропитало воздух, а по черным скользким дорогам шныряют гнусные любители приключений... Самое главное сейчас убежать как можно дальше от Волчьего лога. Говорящее название у поместья, ничего не скажешь!
Среди мчавшихся по небу туч вдруг на какое-то мгновение появилась желтая луна. Она скупо осветила безлесные холмы, бескрайние унылые поля и пустоши и, словно увидев безрадостную картину ночной земли, вновь скрылась, позволив стихии распоряжаться дальше по своему усмотрению. Черт побери, ни огонька, ни дома вокруг!
До ближайшего селения идти и идти. До рассвета еще долго - наверное, часов пять или шесть, а дождь все набирает и набирает силу.
И что сегодня случилось с погодой? Все лето держались тишь да гладь: погожими деньками безмятежно светило солнце, а лунные ночи были тихими и спокойными. Буквально за один вечер куда только все подевалось...
Влага пропитала кожаные босоножки девушки, они стали тяжелыми, словно рабочие башмаки шахтера или докера, ремешки больно резали усталые ноги.
Обрывки легкого платья облепили тело и совершенно не согревали. А черное грохочущее небо, казалось, решило выплеснуть всю воду на грешную землю, утопить всех скопом - и праведников, и грешников.
Прямо над головой вспыхнул адский огонь.
Молния на мгновение высветила жуткий пейзаж и дьявольским зубом впилась в вершину ближайшего холма, где одиноко и уныло возвышались развалины какого-то древнего строения.
Перепуганная Миллисент была оглушена мощным раскатом грома, страшная усталость наполнила промерзшее тело.
Из глубин ее души поднялось отчаяние. Все, она сломалась! Нет больше душевных запасов, нет сил терпеть и бороться: страх, холод и сырость сделали свое черное дело. Если бы только появилась на дороге машина с сердобольной женщиной за рулем, которая смогла бы подобрать ее! И, черт побери, она уедет даже с мужчиной. С любым! Глупая, почему, спрашивается, не села в автомобиль к тому седому грубияну - придурку с "серыми, враждебными глазами?
Однако, несмотря на непогоду и животный страх, Миллисент не могла забыть того, что с ней недавно, буквально только что произошло в Волчьем логу. Так называлось расположенное среди пустынных полей и холмов мрачное поместье проклятого Реджинальда Хоггвардса.
А еще женатый мужчина, с хорошей репутацией в обществе! Какие у него неприятные тонкие губы, змеиная улыбка. До чего похотливо он смотрел на ее грудь, бедра и ноги, как противно растопырились его пальцы, когда тот пытался поймать ее в свои мерзкие объятия!
А почти новое платье из голубого льна в мелкий цветочек, подаренное мамой на день рождения, что от него осталось!
Хватит с нее гадостей на сегодня, не каждая девушка вынесет подобное. Миллисент, сжав зубы, упрямо шагала по залитой водой пустынной дороге.
Боже, какая страшная, скверная жизнь!
Почему все мужчины такие скоты, и в головах у них одни только низменные, животные мысли? Почему вообще ее жизнь началась с гнусностей? Сначала их мастерски устраивал отчим, бывший отчим, хоть это обстоятельство радует. Затем ей пришлось столкнуться с подлостями сводного брата. Слава Богу, этот тип также канул в прошлое, может быть, даже сидит сейчас в тюрьме, расплачиваясь за свои преступления. А что выкинул лучший друг, клявшийся в верности и любви? Такой был скромный, мягкий, нерешительный мальчик с сияющими глазами. Робкий-робкий, пальцем до нее боялся дотронуться.
Все рассказывал о звездах, телескопах, планетах и астероидах. А что вышло в результате?
Совратил ее единственную подругу, добрую и нежную Кэт!
Никому нельзя верить, никому и ни за что!
Все, что пишут писатели в своих книжках с яркими обложками о первой и чистой любви, не правда!
Любовь никогда не приходит к таким девушкам, как она, чистым, искренним и безгрешным! Любовь выбирает других, у кого ни на грош стыда и порядочности, как говорит милая мамочка!
Какая же я дура, что поверила Реджинальду Хоггвардсу! Как он ловко заманил меня в свои паучьи сети: мол, хочу предложить вам, молодому специалисту, работу по управлению большим загородным домом... Мужчины все, все до одного - грязные свиньи! - так думала беглянка, меся замерзшими ногами холодную тяжелую грязь обочины дороги, на которую свернула, чтобы обойти огромную глубокую лужу. Та, как ведьминский котел, пузырилась под ударами крупных дождевых капель.
Миллисент остановилась и взмахнула в сердцах рукой, сжатой в кулак.
Что же делать? Скорее всего она уже прошла милю или даже больше от Волчьего лога, погони можно не опасаться. Этот мерзопакостный тип Хоггвардс наверняка уже удовлетворил желания своих сексуальных партнерш, напился вдоволь любимого бренди и теперь дремлет, скотина, в кресле у телевизора, смотрит в полглаза на обнаженных красоток в ночном шоу. Это его любимое занятие. Кто только снимает эти шоу, каким извращенцам они могут нравиться?
"Зовите меня Роли. Какие у вас ясные глазки, пухлые губки, а походка просто очаровательная. Вы такая славная девочка. Мне нравятся чистые девочки!" - так он ей бубнил в день знакомства.
Да, я чистая и славная девочка, а вот вы кто, господин Реджинальд Хоггвардс? Вы-то кому можете понравиться? Кто подаст вам стакан воды, когда окажетесь на смертном одре, томимый жаждой, охваченный страхом близкой кончины?
Что, нет достойной кандидатуры в провожатые на тот свет? Вас страшит одиночество и забвение? Сластолюбивый мерзавец! Нет, она ничего не забыла и будет вечно помнить ваши гнусности и мелкие пакости. Тьфу!
Жалко конечно, что не сумела переодеться, не взяла ни куртку, ни туфли, ни любимые кроссовки. Как холодно! Ни одной машины на дороге, ни встречной, ни попутной. Наверное, в том автомобиле, у хозяина которого серые глаза, было тепло и сухо. Конечно, тепло и сухо. Мощный мотор, работающая "печка", приемник или магнитофон с веселой музыкой. За четверть часа доехали бы до города, рассекая автомобилем струи дождя!
Интересно, как далеко он уехал? Надо полагать, давно уже выбрался из здешних мест на приличное шоссе и гонит себе в сторону города. Или притормозил где-нибудь у кафе и попивает потихоньку горячий кофе, слушает у стойки музыку. Шутит глупые шутки с развязными официантками в коротких юбочках.
У них наверняка размалеванные лица, откровенного покроя платья, полуобнаженные груди. У всех у них одна и та же ночная задача: раскрутить позднего клиента на приличные деньги, и тут все средства хороши - глазки, словечки, поцелуйчики....
Он, несомненно, смелый с женщинами.
Ишь, как шустро остановился рядом с ней и буквально приказал залезть в пышущую теплом машину!
Интересно, что он хотел сделать с ней?
Фигура у него крепкая, с таким сладить не просто. А стального оттенка глаза? Конечно, такие бывают только у прожженных циников.
У нее нет никаких сомнений, что он, этот случайный ночной водитель, думает исключительно о сексе. Настоящее животное!
Все-таки хорошо она сделала - не полезла в мышеловку-автомобиль, пускай сухую и теплую, но мышеловку. Удобные, мягкие сиденья.
Наверное, на заднем сиденье в сумке болтался термос с горячим кофе. Кажется, в салоне и музыка веселая играла... Настоящая мышеловка для чистой, невинной, неопытной девушки! Как все похоже на устрашающие рассказы подруг, на предостережения заботливой мамочки!
Холодные струи секли лицо, ноги ломило от холода. Когда же закончится это испытание...
Еле слышный из-за шума дождя и ветра, позади беглянки вновь послышался рокот автомобильного мотора. Миллисент обернулась и увидела свет фар нагоняющей ее машины.
Она отошла на обочину и несмело махнула рукой.
Холод донимал. Ее разум на мгновение словно забыл обо всех возможных опасностях, поджидающих в теплой, уютной, сухой кабине.
Миллисент приняла решение. Все! Нужно просто усесться в машину и попросить подбросить ее до ближайшего городка, только и всего. Лишь бы водитель остановился, лишь бы он остановился! До чего же холодная ночь, вряд ли пешком она сможет одолеть еще хоть одну милю.
С шипением опустилось стекло, и девушка обомлела - на нее смотрели серые глаза того самого водителя, смотрели холодно и пристально, словно ожидали немедленного ответа.
- Может быть, хватит капризов? - сухо проговорил низким хрипловатым голосом мужчина, открывая дверцу автомобиля. Он не приглашал, нет, он просто сидел и ждал, негодяй этакий.
У бедной Миллисент еще оставался выбор.
Первое и самое желаемое - крикнуть нахалу, чтобы он убирался прочь!
В душе снова закипала волна гнева. Бледное лицо девушки, облепленное мокрыми, спутанными волосами, казалось, горело яростью, глаза сверкали, ровные, один к одному, белоснежные зубы прикусили верхнюю губу, г Вовсе она не чувствовала себя мокрой беззащитной мышью, которая свалилась в бурлящий ледяной ручей и вот-вот погибнет. Ну и что, пускай на ней разорванное в клочья платье, испачканные глиной босоножки... На свете есть настоящие ценности, за которые можно умереть. Она готова дать отпор любому, кто только попробует сунуться...
А второе... Голос разума тихо говорил ей: девочка, милая, побереги себя, не сопротивляйся, предложение сероглазого водителя разумное, вокруг пустыня, холмы и пустоши, поливаемые дождем.
Интересно, проедет ли еще кто по дороге?
Наверняка этот человек сделал круг специально из-за нее. Возможно, он из местных и понимает - никто ночью не подвезет до города случайного пешехода.
Все существо девушки напряглось, ее даже бросило в жар. Неужели он положил на нее глаз и решил сделать своей жертвой, насладиться где-нибудь в глухом месте плодами подлой победы? Как он похож на злобного паука-птицееда, готовящегося выпрыгнуть из засады на доверчивого цыпленка...
- Мужчина сидел и ждал, ровно шумел двигатель, капли дождя стучали по капоту автомобиля. Светились призрачным светом приборы на панели управления. Звучала тихая, спокойная музыка.
- Предлагаете, чтобы я села в вашу машину? Так? - с независимым видом спросила Миллисент. Ее взгляд был смел и независим. - Вы этого точно хотите?
Мужчина молча кивнул. Он смотрел вперед, на дорогу, его сильные, обнаженные по локоть руки спокойно лежали на руле.
- Хорошо, я подумаю, - криво ухмыльнувшись дрожащими от холода губами, согласилась девушка. Будь, что будет, но в обиду она себя не даст!
Миллисент прошлепала по лужам, обошла спереди автомобиль, с трудом забралась вовнутрь, стараясь обрывками платья как можно тщательнее задрапировать свою наготу.
Водитель повернул рычажок, сильнее раздался звук вентилятора.
Сухое тепло моментально обняло ее, согрело руки и ноги, но не принесло спокойствия душе. Сейчас девушку раздражало все, даже спокойная мелодичная песенка, раздававшаяся из динамика.
- И выключите, если можно, вашу музыку! - нервно попросила Миллисент, шмыгнув носом. - Что за привычка, сразу глушить людей глупыми песнями.
- Это Моцарт...
- Какая разница!
Мужчина кинул на пассажирку короткий взгляд - стальные глаза оценивали продрогшую и до последней нитки промокшую девушку, брякнувшуюся рядом на сиденье, М-да, перепуганная чем-то насмерть, испачканная грязью голубоглазая мордашка смотрит неприязненно, даже враждебно... Он протянул руку к кнопке приемника, нажал на нее. Музыка оборвалась, словно ее проглотила мрачная дождливая ночь.
С босоножек, облепленных глиной, моментально натекла грязная лужа.
Он понимает, что я его боюсь, сделала вывод Миллисент. Следит за мной, наблюдает исподтишка. Интересно, какую подлость мне готовит? Боже, какая я идиотка! Испугалась дождя и прыгнула в машину к первому встречному.
Машина, наверное, стоит кучу денег. Сиденья из настоящей кожи. Вон как он надулся от гордости за свою телегу! Может быть, следует попросить прошения за лужу?
А, черт с ним, обойдется! Надо прежде всего помнить - все мужчины сами хорошие свиньи, исключений не бывает!
Неожиданно водитель проговорил:
- Не обращай внимания на лужу, она высохнет. Лучше высморкайся.
На коленях у Миллисент появилась коробка с салфетками. Все правильно! Потом он предложит коробку конфет, потом глоток вина из плоской серебряной фляжки, потом разговор пойдет о чашечке кофе в мотеле! Старая пластинка, как тупы и неоригинальны ловеласы!
Об этом много раз рассказывала подруга Кэт и предупреждала: все заканчивается одним и тем же - насилием. "Но помни, дорогая, мужики пугливы, как зайцы, - учила она. - Стоит лишь как следует заорать или пригрозить полицией, подонки тут же уносят ноги восвояси".
А ей-то что сейчас делать? Глухая ночь, проливной дождь, безлюдные места... Полиции здесь не дождешься.
Примерно через милю пути мужчина, не поворачивая к девушке головы, поинтересовался:
- Куда ты едешь?
- Не ваше дело! - грубо ответила Миллисент, с вызовом задрав свой пухлый, с ямочкой, подбородок. Если бы она сама знала, куда! - И предупреждаю, если вы будете приставать с разговорами или распускать руки, я закричу!
Лучше расставить точки над "i" сразу, так спокойнее.
Мужчина помолчал, затем вновь спросил своим хрипловатым баритоном:
- Тогда скажи мне, откуда ты бежишь? Говори, говори, я хорошо знаю здешние места. Но только не кричи, хорошо? Я не люблю, когда меня в этот поздний час беспокоят криком!
Итак, откуда ты по такой погоде несешься?
Вопрос прозвучал очень миролюбиво, и девушка не стала скрывать правду:
- Из Волчьего лога, а что?
- Ничего. - Водитель внимательно смотрел на дорогу. - Хочешь, я отвезу тебя обратно? Решай побыстрее, мы не так далеко отъехали. Ты оставила там свою машину и всю одежду, так?
- Нет, не хочу! - быстро ответила Миллисент. Потом, у меня нет машины, да и никогда не было! Затем она глубоко вздохнула и добавила:
- Я больше туда не вернусь. Никогда.
Мужчина окинул девушку проницательным долгим взглядом и ничего не сказал.
Автомобиль быстро мчался по ночной дороге, огибая темнеющие холмы, пролетая по узким мостам над бурлящими потоками. В тишине салона было слышно, как мерно урчит двигатель. Время от времени с шумом вырывались из-под колес фонтаны брызг.
Миллисент согрелась и задремала, устав искоса наблюдать за сероглазым водителем. Свернувшись на теплом сиденье калачиком, как котенок, она даже в полусне не забывала придерживать на груди разорванное платье. И все равно чувствовала себя почти нагой, ведь раньше ей никогда не пришло бы в голову так смело обнажать грудь. Хорошо, что водитель смотрел лишь на дорогу, а то можно было бы и сгореть со стыда.
С недавнего времени с ней произошли удивительные перемены. И когда теперь ей приходилось посещать торговые центры, кафе, просто бывать в скверах или в центре города, она ловила на себе нахальные мужские взгляды, заставляющие ее смущаться и краснеть с нег до головы.
Взгляды мужчин, как паутина осенний куст, облепляли даже самые скромные платья Миллисент. Это было так неприятно, что хотелось сломя голову бежать домой и больше никуда не выходить. Но как быть в таком случае с занятиями на курсах, как покупать продукты, всякую мелочь для дома?
Часто девушка чувствовала липкую паутину мужских взглядов на лице, шее и груди. Часто эта паутина, так ей казалось, превращалась в огненные нити, которые проникали под платье, а там касались ног, живота, спины, поясницы и того места, которое Миллисент осмеливалась называть исключительно на детском языке, и только в разговорах с мамой, дома.
Впрочем, дома тоже хватало неприятностей. Бедная мама, если бы она знала, насколько печальны дела у ее дочери!
- Мамочка! - вскрикнула Миллисент, внезапно проснувшись и увидав прямо перед собой, за ветровым стеклом автомобиля, громаду огромного черного дома. Точная копия жуткого сооружения в Волчьем логу, только пострашнее!
Сквозь ночной дождь она сумела разглядеть груды странных деревянных ящиков, похожих на гробы, кучи песка и глины, канавы вокруг, да огромные липы, поливаемые дождем, у самых стен дома. За окнами ни огонька, может быть, во всем доме нет ни одного человека? Куда ее привезли? Что теперь делать?
В такой поздний час, в этой глуши оказаться наедине с незнакомым мужчиной...
Единственной мыслью было вскочить и бежать, куда глаза глядят. Лишь постепенно к девушке вернулось самообладание.
Черта с два она выйдет из автомобиля, здесь тепло, и вполне можно дождаться утра. Какой мрачный дом, напоминает готический замок из фильмов ужасов, которые так любил смотреть ее названный брат. Здесь, и только здесь выбирают себе логовища преступники, маньяки, убийцы.
Девушка перевела взгляд широко открытых глаз, наполненных ужасом, на водителя, прижала к груди руки с сжатыми в кулаки пальцами. "Попробуй только тронь меня!" - говорила вся ее фигура.
- Поместье Харткортворд, - устало проговорил мужчина. И выбираясь из машины, добавил, не глядя на Миллисент:
- Выходи, девочка, не бойся, никто тебя не увидит в твоем наряде. В доме, на твое счастье, никого нет...
Забрав из машины папку и пару набитых доверху пакетов, водитель захлопнул за собой дверцу.
Оказаться в такой глуши, с подозрительным незнакомцем, да за какие грехи? Девушка остекленевшими глазами следила, как мужчина медленно поднимается по каменным ступеням к окованной железом двери, слышала скрип и скрежет несмазанных петель.
Сердце в груди бешено стучало. Он убьет ее и зароет тело в кучах белого песка, громоздящихся вокруг. Или вон в той глубокой канаве.
Боже, и ни одного свидетеля не будет этому страшному преступлению.
Она не умеет водить машину, а то бы перебралась на водительское сиденье, повернула ключ, который торчит в замке зажигания, и рванула бы на свободу.
В салоне становилось прохладно. Стало слышно, как в корявых ветвях старых лип завывает ветер.
Миллисент вздрогнула: вновь ее уши уловили зловещий скрежет двери. Мужчина двигался по лужам прямо к автомобилю и нес в руках странный предмет, издали похожий на железную палку или дубинку. Все, это конец!
Дверь автомобиля распахнулась, - Держи! - сказал незнакомец и сунул в руки девушки сложенный зонт. - Не хочу разыгрывать показное гостеприимство, но, нравится тебе он или нет, это мой дом. Извини, мне надо переодеться в сухое, не хочу простудиться.
- Вы живете в этой глуши? О Боже! - только и хватило сил воскликнуть у Миллисент.
- Я живу в городе, - донеслось уже от лестницы. - Это фамильное поместье, и здесь полным ходом идет ремонт. Жить тут практически нельзя, но спастись от воспаления легких - возможно и даже нужно.
Миллисент заметила блеснувший за дверью тусклый, призрачный свет и осталась в полном одиночестве и недоумении. Если это фамильное поместье, то где же хозяева? Где сторож, привратник? Может быть, незнакомец и есть сторож? Живет в этой глуши, озверел, огрубел, соскучился по девичьему телу?
Как же так, он ушел и будто забыл о ней, дал зонт, но в дом вроде и не пригласил? Или косвенно пригласил, намекая на воспаление легких? Да не пойдет она туда ни за что на свете.
Черные тучи проносились над причудливой формы дымовыми трубами, над фронтоном дома. Стены, сложенные из огромных камней, были опутаны словно черными змеями жилистыми стволами столетнего плюща или дикого винограда. То ли от непогоды, то ли от старости плющ или виноград потерял листву.
Темные окна дома бесстрастно смотрели на пустынную округу, на болота, холмы и пустоши. Далекие молнии высвечивали на стенах запущенного ветхого здания загадочные стальные тросы с крюками, ветер, проносясь по кровле, хлопал листами железа.
С нераскрытым зонтом наперевес Миллисент осторожно приблизилась к крутым каменным ступеням древней лестницы, со страхом поднялась к самой двери, прислушалась. Увы, дождь лил с такой силой, так грохотали струи в желобах водостоков, что невозможно было разобрать ни единого звука внутри дома.
Было глупо оставаться вот так в нерешительности перед дверью, и девушка потянула на себя медное кольцо, зажатое львиной пастью. Что поделать, ничего хорошего она в эту ночь для себя не ждала...
Тишина в доме стояла такая, что звенело в ушах. Даже раскаты грома, казалось, не проникали за толстые стены, за тяжелую кованую дверь.
Мрачный просторный холл был скупо освещен электрическими лампочками без плафонов, висящими на спутанных проводах.
Мощные дубовые балки на закопченном потолке напоминали ребра чудовища исполинских размеров. Под ногами хрустела мраморная крошка, валялись обрезки проводов, у стен стояли непонятные металлические конструкции и лежали инструменты, ведра, швабры.
Пыльные пальмы замерли по углам, каменный лев дремал у широкой лестницы. Рядом со львом стоял укрытый чехлом рояль. Да, это жилище довольно странного субъекта, так что, возможно, ее опасения не напрасны.
Девушку привлекло большое зеркало в резной ореховой раме, прислоненное к стене.
Дыхание у Миллисент перехватило. Неужели эта замарашка и есть она? Полосы грязи на лбу и щеках! А платье... Правильнее было бы сказать, что платья на ней не было вовсе. Два лоскута материи толком не прикрывали ни бедер, ни груди.
Торчащий от холода сосок левой груди бесстыдно смотрелся на себя в зеркало. Был виден даже живот, вот он, весь в грязных потеках.
Миллисент тупо разглядывала собственное отражение, пока к действительности ее не вернул хрипловатый голос. Он раздался из-за одной из дверей, выходивших в холл:
- Одежда на рояле!
От неожиданности девушка вздрогнула.
Неужели незнакомец все-таки подглядывает за ней?
- А переодеться лучше всего в ванной, дверь направо, прямо по коридору. - Вновь глухо прозвучал голос из-за двери. - Повторяю, в доме никого нет, беспокоиться нечего. И воды горячей, кстати, нет тоже. Еще не нагрелась.
- Так я и поверила, - сквозь зубы тихо процедила Миллисент, взяла ворох одежды, лежащий на рояле, и выскочила на каменную лестницу, под дождь. Раскрыв зонт, с грехом пополам добралась до машины, забралась во внутрь и с удовольствием переоделась в сухое и чистое.
Но сначала девушка мокрыми лоскутами бывшего платья стерла с себя всю грязь, стянула с бедер выпачканные глиной хлопчатобумажные трусики с изображением вишенки на правом боку. Заглянула в узенькое зеркало.
Миллисент, бедная Миллисент! Из зеркала глянуло на нее почти незнакомое лицо - настороженное, осунувшееся, повзрослевшее буквально за последние полтора часа.
Белая, очевидно дорогая блузка из тончайшего шелка и чистые рабочие брюки из черного сатина, конечно, никак не гармонировали между собой, но зато вполне были ей по фигуре, которую мама всегда считала необыкновенно стройной. И ругала дочь за пренебрежение к бюстгальтерам. А зачем они нужны, шелковая блузка с рюшами обтягивала высокую грудь так плотно, что никто и не скажет, в бюстгальтере Миллисент или нет. Но до чего же неудобными оказались петли для пуговиц на блузке!
В животе заурчало, девушка почувствовала голод. Интересно, незнакомец предложит ей чего-нибудь съесть? Вежливым он не выглядит, но вдруг расщедрится? Завез ее в этакую глухомань, должен же сообразить, что у нее с собой никаких припасов.
Миллисент выскочила из машины и решительным шагом взбежала по лестнице, выбросив по пути скомканное тряпье в мешок со строительным мусором. Затем вошла в дом и остановилась перед дверью, из-за которой ранее доносился голос мужчины.
Что же ему сказать? - мучительно думала она.
Оставив на полу холла зонт, девушка нерешительно потянула ручку двери...
Взору ошеломленной Миллисент представилась удивительная картина. В огромной, оборудованной по последнему слову техники, ярко освещенной кухне, стоял роскошно сервированный стол, окруженный, изящными стульями. И нигде ни души! Никого больше там не было.
Дымился на столе серебряный кофейник, распространяя в воздухе восхитительный аромат кофе, дразнили взгляд искусно порезанные сыр и ветчина, лежали на подносах пирожные и печенье. В хрустальной вазе благоухали цветы, это были георгины трех-четырех оттенков, их нежные лепестки падали на белоснежную накрахмаленную скатерть, украшенную вышитыми вензелями.
Шелковые шторы нежных оттенков закрывали высокие стрельчатые окна. Каминная решетка, украшенная бронзовыми птицами, заслоняла очаг, сложенный из дикого камня. На поленьях, в жарком чреве камина, бесшумно плясали языки пламени.
Сказка, да и только! - , Девушка нахмурила лоб, замерла на пороге.
Сказка или.., ловушка? А где же сам незнакомец? Словно угадывая мысли Миллисент, откуда-то сверху раздался его низкий голос:
- Я очень занят, садись и ужинай без меня.
Ловушка! - решила девушка и осторожно, как на минное поле, вошла в кухню" притворив за собой дверь.
Миллисент чувствовала: что-то здесь не так, но что именно? Она осторожно огляделась, беспокойство не проходило. Едва дыша, глянула под ноги и - ахнула. На великолепном изумрудного оттенка мраморном полу с безупречно подобранным изящным рисунком, напоминающем завитушки на гребнях морских волн, ее босоножки оставляли грязные следы. Ржавая глина на глазах высыхала, превращалась в коросту грязи. Миллисент, да ты настоящая свинья! Других ругаешь, а сама?
Девушка моментально скинула с себя обувь, выбросила ее за дверь, принесла из холла швабру, ведро с водой и уничтожила всю грязь, все потеки глины, насухо протерев каждую капельку влаги.
Удивительное дело, пол под ступнями босых ног казался теплым, словно его согревала невидимая горячая река, движущаяся где-то внизу. Неужели такая огромная площадь обогревается электричеством? И охота незнакомцу тратить деньги, чтобы оборудовать развалины всякими электронными прибамбасами?
Так, а где же сам таинственный хозяин, что он замышляет? Сплел петлю и сколачивает на чердаке виселицу? Или.., готовит чего похлеще? Нет, с жуткими мыслями надо бороться, надо что-то делать. Прежде всего отнести на место ведро и швабру.
Миллисент вышла в холл и чуть было не столкнулась лоб в лоб с незнакомцем.
- Спасибо, - быстро проговорил мужчина, мельком через распахнутую дверь бросивший взгляд в кухню. - Больше не буду мусорить. А вообще у меня чисто, просто руки до всего не доходят. Приду через пять минут, пей пока кофе.
Взяв в руки молоток и гвозди, незнакомец исчез. С чердака послышались удары по железу и по дереву. Неожиданно до ушей Миллисент донеслось громкое ругательство. Оно оказалось страшно вульгарным. Чем оно было вызвано болью в пострадавшем от молотка пальце, или чем-то иным?
Но, несмотря на услышанные грубые слова, несмотря на загадочность происходящего, Миллисент почувствовала в душе некий комфорт. В голосе незнакомца пару минут тому назад не прозвучало никакой угрозы, наоборот, он вежливо поблагодарил ее. Это приятно, когда тебя благодарят. И выругался он, наверное, оттого, что ему действительно было больно, когда он попал молотком по живому,
Глава 2
В просторной кухне было светло и уютно, от электрического калорифера шло умиротворяющее тепло. Она осторожно подсела к столу, налила в изящную, тончайшего фарфора чашечку горячий кофе. Первый глоток оказался таким восхитительным.
Незнакомцу просто не до меня, решила девушка и придвинула к себе тарелку с сыром.
Сыр был именно того сорта, который так любил когда-то покупать ее отец. Бедный папа!
Если бы он не умер, ей не пришлось бы так мучиться. На глаза навернулись слезы, Миллисент вздохнула и подлила себе в чашку немного кофе, а потом еще и еще... Взяла миндальное печенье.
Какой ужасный день... Как тяжело оказаться на улице без денег, без документов, без одежды, без зубной щетки. Миллисент гордилась своими зубами и всегда помнила, как восхищалась их безукоризненной белизной ее мать, всегда ставя в пример ее очаровательную улыбку ленивым соседским детям. "Посмотрите, ребятки, у Милли зубки словно жемчужинки. Она всегда их чистит - и утром, и вечером".
Бедная мама, ты ничего не знаешь обо мне!
Миллисент не смогла на этот раз сдержаться и разрыдалась. Крупные слезы катились по нежным щекам, градом падали на белоснежную скатерть.
Когда девушка вытерла "слезы, то обнаружила следующее: за противоположным концом стола сидел незнакомец и недоуменно вертел в руках пустой кофейник.
На щеках гостьи проступил густой румянец. Вот дура, выпила весь кофе Вскочив со стула и схватив кофейник, Миллисент молнией подлетела к крану, потом к плите... Затем руки сами потянулись к нужной полке и обнаружили необходимую коробку.
- "Арабика супер", да?
Мужчина в ответ только кивнул. Стоя у плиты, при ярком свете Милли теперь хорошо разглядела незнакомца.
Его серые глаза были не добрыми и не злыми, они оказались просто усталыми. Мужчина был высок, широк в плечах и возвышался над столом, как...
Девушка не могла подобрать слова. В облике незнакомца явно сквозило что-то властное.
И говорил он ровным, спокойным голосом.
Для чего же посадил он ее в свою машину на ночном шоссе, дал одежду, поит теперь кофе?
Хотелось бы верить, что исключительно из добрых побуждений. Но после всего, что пришлось перенести ей за последнее время, она не могла не усомниться в человеческой добропорядочности и бескорыстии.
В самом деле, кто он такой, что делает в этом, как он выразился, фамильном поместье? Служит дворецким, работает сторожем?
Стоп! Может быть, он обыкновенный жулик и пользуется домом, как случайным ночлегом?
Расслабляться нельзя, нужно быть начеку!
Мужчина всегда опасен, кем бы он ни был!
Да это же тот самый сценарий, о котором много раз твердила подруга Кэт, подумала она вдруг. Что за этим последует - вежливое приглашение в спальню, или грубая атака с выкручиванием рук, с пощечинами и угрозами?
Ишь, как внимательно смотрят его серые глаза, шаря по груди, по ногам...
Тем не менее, приготовив кофе, Миллисент из вежливости проговорила:
- Ваша жена выбирает себе замечательную одежду, это очень изысканная блузка.
- Изысканная? Возможно. Моя сестра привезла ее из Парижа, это подарок одного из модельеров, не помню его имени, - сказав это, мужчина приналег на сыр и ветчину. Сделав глоток кофе, он продолжил разговор:
- Я, к сожалению, не женат. Кофе ты варишь замечательный. А смотрю внимательно, потому что на этой блузке пуговицы не застегивают, они, кажется, пришиты для красоты...
- А я застегиваю! - Щеки девушки вновь вспыхнули румянцем. - И никто не смеет мне указывать, как носить...
- Блузки моей сестры? - продолжил мужчина и резким движением протянул руку. Ага, вот сейчас его пальцы вцепятся в ее плечо, в грудь.
Длинная рука нависла над столом, взяла с блюда краснобокое яблоко. Крепкие, ровные зубы вонзились в сочную мякоть плода.
- Повторяю, кофе ты варишь замечательный, - жуя, проговорил незнакомец. - А пуговицы, что сверху, пришиты не для того, чтобы ими пользоваться. Они - декоративные, то есть ненастоящие, понимаешь?
Девушка со страхом посмотрела на приютившего ее человека и машинально провела рукой по груди.
Три верхние пуговицы внезапно оторвались от ткани и со звоном разлетелись по изумрудному полу кухни. Блузка в один миг приобрела какой-то парижский шик, стало легче дышать. Только разве можно сидеть перед неизвестно кем с полуобнаженной грудью, ночью, в пустом доме? Тончайшие кружева оттеняли нежную кожу и ничего не скрывали от мужских глаз.
Незнакомец жевал яблоко и при этом умудрялся улыбаться. Интересно, сколько ему лет, прикинула она. Неужели он такой же старый, как и негодяй Реджинальд Хоггвардс? А что, если еще старше, если ему все сорок? Надо же, наблюдает за ней и еще улыбается!
Странный тип, такого следует опасаться.
Жены у него нет, в это охотно верится. Да кто с ним согласиться жить в этом мрачном огромном доме, таком бестолковом и грязном!
Всюду мусор. Подумаешь, кухня, как во дворце... Видали мы такие кухни! На картинках в модных журналах есть кухни и пошикарней.
- А ты - славная девушка, - сказал мужчина. - Тебе идет белый цвет. Но почему тебе не нравится моя кухня? Кстати, я хозяин этого дома. Как он тебе?
- Да никак, мне-то что! - Миллисент взглянула теперь на незнакомца не только со страхом, но и с презрением, задрав пухлый подбородок с детской ямочкой.
- С домом, я согласен, большие проблемы. Но что этого бояться? Ремонт в самом разгаре. Зато кухня, - он, доев одно яблоко, взялся за второе, кухня у меня в полном порядке. Это сердце моего обиталища. Сестра подробно проконсультировала меня, что и как здесь устроить.
- У вас хорошая сестра, - несколько смягчилась Миллисент. - И кухня тоже.
Незнакомец неопределенно хмыкнул и потянулся за третьим яблоком.
Обжора, подумала Миллисент, завороженно глядя на его ритмично двигающийся кадык.
- Просто голодный, - словно прочитав ее мысли, тут же прокомментировал он их. - Знаешь, моя юная гостья, мне кажется, я легко могу угадывать то, о чем ты думаешь, тебе не кажется? Например, ты очень боишься мужчин. Кстати, у меня в хозяйстве для тебя нет зубных щеток, зато имеется подъемный кран, огромное количество черепицы, посудомоечная машина, а еще электрический котел. Одним словом, есть все, что вскоре сделает этот дом замечательным местом для житья. Глаза боятся, а руки делают.
Милли заметила, что ноготь на указательном пальце левой руки у незнакомца почернел. Видать, здорово он приложил по нему молотком.
- Рано утром в понедельник придут рабочие, соберутся плотники, кровельщики и начнут разбирать крышу над библиотекой. Все книги я перенес в собственную спальню на своих руках. - Голос незнакомца помрачнел, и он добавил:
- Вот только бы крыша этой ночью не рухнула сама... Я только что был наверху и что смог, поправил. К сожалению, я не специалист, и никогда не учился кровельному делу. Увы, после такого урагана, какой пронесся здесь сегодня, крыша может не выдержать. А сегодня только суббота. Вернее, уже воскресенье!
Миллисент с удивлением слушала монолог человека, который говорил с ней искренне и открыто - то внезапно мрачнея, то широко улыбаясь.
Серые глаза его выглядели теперь скорее добрыми и усталыми, хотя и смотрел он на нее, как смотрят все ловеласы, постоянно встречаемые на улицах, в кафе, в кинотеатрах.
Тем более что она была наряжена сейчас в откровенно сексуальную блузку. Милли раньше лишь видела подобные мельком, на обложках тех журналов, которые любил покупать гнусный Реджинальд!
Девушка ощущала каждый свой вздох, каждый выдох, хорошо представляя, как соблазнительно для опытных мужских глаз выглядит вздымающаяся под тонким шелком ее упругая грудь. Дежурный психолог еще в школе предупреждал всех девочек-подростков о привычках насильников и маньяков, учил не злоупотреблять косметикой, остерегал от ношения чересчур открытой и обтягивающей одежды. Предупреждения были не бесполезны, но, как показала жизнь, далеко не универсальны для всех случаев жизни.
К семнадцати годам Миллисент отлично знала: для сальных, похотливых взглядов вообще не существует преграды. Да хоть иди ты по улице в шубе из русского толстого песцового меха, все равно в толпе найдется пара глаз, которая пронзит шубу насквозь и чуть ли не оставит на нежной коже пятно ожога!
Милли вновь стало грустно и неуютно в чужом доме, проблемы которого ей совершенно неинтересны. К сердцу подкатила страшная тоска, все события сегодняшнего дня стали перед внутренним взором во всей своей неприглядности. От ночного безумного бега по залитому водой шоссе потянуло в сон, сказывались усталость и пребывание под проливным дождем.
Изобразив на лице внимание, Миллисент приготовилась слушать незнакомца, только бы тот не догадался о крайней измотанности своей гостьи и ее мучительном желании спать. Она уже знает мужчин, с ними вообще нельзя говорить о постели. Никогда, ни при каких обстоятельствах!
- Крыша вот-вот рухнет? Как интересно!
То есть я хотела сказать, какая досада, - натянуто улыбнулась девушка и протянула руку за миндальным печеньем. - Расскажите мне все о крыше!
И, чтобы не отвечать на вопросы и не вступать в хитрые и двусмысленные разговоры, девушка с удовольствием забила себе рот печеньем. Она решила схрупать эти прямо-таки тающие во рту нежные крошечные пышечки все, до последней крошки, лишь бы вообще не спать в эту ночь.
Допустим, убить он ее не убьет, но насилия скорее всего ей не избежать! Может быть, сейчас глаза у него и добрые, но она прекрасно помнит, как на ночном шоссе из-за опущенного бокового стекла полоснул ее взгляд хищника, как зазмеились в ухмылке его тонкие губы. Да, у него стройная фигура, ни дать ни взять - ковбой с дорожного щита, рекламирующий вонючие сигареты. Самец! И чтобы такой отказался от дарового удовольствия?..
Можно, конечно, подождать рассвета в машине, или просто под зонтом погулять до утра у крыльца дома. Интересно, даст он ей зонт или нет? Не убежит же она с его имуществом.
Хозяин внимательно посмотрел на Миллисент и кивнул головой.
- Хорошо, я расскажу тебе о крыше все.
Устрою экскурсию, если не боишься высоты.
Но это только утром! А сейчас пойдем, я покажу тебе спальню. Печенье можешь забрать с собой. А вот зонт я не дам. Он мне очень дорог, подарок любимой тетушки!
- Угу, - промычала было в ответ Миллисент, и чуть не подавилась. Он точно читает ее мысли, догадывается, чего она ждет и чего боится!
Девушка прожевала кое-как печенье, запила пятью полновесными глотками виноградного сока и выкрикнула:
- Никогда! Ненавижу!
...Но никто ее не услышал, шаги незнакомца гремели по лестнице, ведущей на второй этаж этого жуткого дома. Ловушка сработала, капкан защелкнул свои стальные челюсти!
Миллисент с безучастным видом, готовая к самому худшему, сидела за столом и крутила в руках нож для чистки фруктов, когда на кухне появился хозяин дома, тащивший в охапке десяток подушек.
- Твоя постель готова! К сожалению, ночной рубашки или пижамы у меня нет, придется тебе спать голой.
И на глазах у ошеломленной Миллисент он швырнул подушки на кухонный пол.
Каков негодяй! Бесстыдный, бессовестный негодяй, у которого за душой нет ничего святого!
- И вам не стыдно? - тихим голосом промолвила готовая к отпору девушка. - В конце концов я ваша гостья!
- Стыдно. - Серые глаза смотрели вниз, на тонкие, стройные щиколотки Миллисент. - В лучшие времена в этом доме, в канун сражения при Аустерлице, на ночлег располагалось не менее двух сотен гостей, не считая слуг.
А теперь хозяину одно место и нашлось, на кухонном полу. По лестнице, смотри, наверх шагай осторожнее, там кругом инструменты.
Лампу в спальне я оставил включенной, она стоит на полу, не споткнись об нее. Э, да все ли с тобой в порядке?
Мужчина заглянул в глаза девушки.
Милли с трудом проглотила сладкую слюну и перевела дыхание. Потом она улыбнулась и честно призналась:
- Меня немножко тошнит от печенья.
- Так не лопай его тогда, как голодная собака! - воскликнул незнакомец. - Кстати, с чего ты решила, что я хочу тебя изнасиловать?
Ну-ка, посмотри на меня прямо!
Надувшись словно мышь на крупу, Миллисент с угрюмым видом молчала.
Затем подняла на мужчину свои ясные голубые глаза и выдавила чуть слышно:
- Почему вы все время смотрите на мои ноги?
- Что?
- Зачем смотрите на мои ноги, они что, медом намазаны?
Незнакомец обошел девушку, оглядел внимательно со всех сторон.
- Я смотрю? Вот на эти ноги?
- Да, - сквозь зубы, еле-еле слышно процедила девушка.
- Потому что они у тебя красивые, - громко, без тени смущения, проговорил незнакомец. - И меда никакого на них нет! Но запомни, если бы ты ковыляла по дороге на костылях, и ноги твои были бы больные, уродливые, я тем более бы остановился и подвез тебя. - Серые глаза смеялись. - Долг каждого здорового человека помогать инвалидам, понятно?
- Понятно! - через силу улыбнулась Миллисент. - И моя.., грудь.., вам нравится?
Этот вопрос дался ей ой как тяжело, словно она сдвинула с места громадный камень.
Девушка впервые интересовалась у мужчины, как он относится к ее груди.
Хозяин странного ночного приюта бросил на тарелку яблочный огрызок, с серьезным видом уставился на грудь гостьи, многозначительно произнес:
- Двусмысленный вопрос. Уточни, правая грудь нравится пли левая? Согласись, вопрос можно истолковать именно так. Не следует ли из этого, что у тебя разные груди? Тогда этот вопрос задай маммологу, специалисту по женской груди. Или грудям? Запутался я с тобой.
Я не маммолог, а - простой финансист. Еще есть вопросы?
Миллисент с ошарашенным видом молчала. Какой вульгарный нахал!
- Нет больше вопросов? Тогда марш наверх. И помни - утром я спрошу, как тебя зовут, кто ты, и что с тобой сегодня случилось.
А сейчас спи и ни о чем не думай, ты в полной безопасности! Верь мне, и все будет в порядке!
Одной рукой мужчина принялся расстегивать пуговицы на воротнике своей рубашки, другой стал подталкивать Миллисент к двери.
Странная штука человеческая жизнь, какие в ней есть повороты! Все было так неожиданно, что девушка даже не поняла, что произошло. Ждала подвоха, а вышло все так буднично и спокойно.
С покорным видом, опустив голову, Миллисент вышла из кухни в холл. Медленно поднялась по широкой мраморной лестнице, что вела на второй этаж, и уже без всякого страха направилась к полуоткрытой двери спальни, за которой угадывался свет стоявшей на полу лампы. Мужчина, казалось, сделал невозможное, он загипнотизировал ее, погасил все изматывающие душу опасения.
Сказывалась усталость, все нервное напряжение дня призывало ее буквально рухнуть в мягкую постель и немедленно забыться сном.
Миллисент не удивилась грудам книг и альбомов на полу спальни, даже не огляделась вокруг. Может быть, и правда, все будет хорошо?
Хотелось верить этому странному человеку с хрипловатым голосом, с проницательным взглядом серых глаз.
Сил хватило только на то, чтобы подпереть ручку двери спинкой стула, и сделать это так, чтобы в случае чего никто не сумел бы открыть дверь и войти к ней. Никакой гипноз не смог бы заставить ее забыть о возможном нападении. Затем она еле дотащилась до заботливо приготовленной странным незнакомцем удобной постели. Само собой, одежды девушка с себя не сняла. Но, лишь голова коснулась пуховой подушки, сон напрочь покинул Миллисент.
Ах, какая же гадина этот Реджинальд Хоггвардс! Как несправедливо, что у людей, подобных ему, есть дома, дорогие автомобили, любовницы, жены, разъезжающие по всему миру...
День за днем, минуту за минутой Миллисент возобновляла в памяти историю своего появления в Волчьем логу. Вспоминала, как вычитала в газетах среди прочих объявлений сообщение о поиске кандидатуры на место домоправительницы в богатом загородном доме.
Как взяла рекомендательные письма на курсах менеджеров коммунального хозяйства в своем родном городке, как написала хозяину загородного дома, женатому господину с высшим образованием, Реджинальду Хоггвардсу.
Как мучалась затем сомнениями, извещать или нет маму о самостоятельно принятом решении - отправиться на работу в незнакомые края, туда, где нет ни друзей, ни знакомых.
Как же она радовалась, когда Реджинальд Хоггвардс ответил согласием. Еще бы! Теперь ей придется жить в роскошном загородном доме режиссера музыкальных программ одного из ведущих телевизионных каналов страны, знакомого со всеми звездами эстрады, организующего концерты. Какими глупостями она забивала себе голову! И зря завидовали ей все подружки. "Милли, Милли, ты - счастливица! Вытащила выигрышный лотерейный билет. Вот увидишь, сначала немного поработаешь домоправительницей, а потом станешь диктором на телеканале!"
Дура! Правильно мать говорит: "Не верь никому, а мужчинам тем более". И начальница курсов менеджеров, опытная Стефания Бертчисон, от насупленных бровей которой на всех потенциальных ухажеров веяло космическим холодом, тоже советовала: "Бери всегда деньги вперед, Милли Рич! Все кобели любят срывать цветы, никогда не платя за это!"
А ведь ей, Миллисент, Реджинальд Хоггвардс поначалу очень даже понравился - такой вежливый и обходительный, с модной прической, в дорогом костюме, с модным шелковым галстуком в полоску.
Встретил он ее на автобусной станции, преподнес три гвоздики, галантно открыл дверцу автомобиля. На них с восхищением глядели пассажиры автобуса, кондукторы и шоферы из окон станции. Взрослый импозантный мужчина с хорошими манерами и хрупкая девушка с льняными волосами. Картина!
А какой был замечательный солнечный день, как жизнерадостно выглядели меловые холмы и поросшие вереском и дроком пустоши вокруг славного дома в Волчьем логу!
Миллисент с восхищением смотрела на ворота поместья, на мост через ручей, на лужайки и газоны, на трехэтажный особняк. Она представляла, как будет знакомиться с садовником, горничными, сторожами. И чистосердечно поверила, что дом всегда будет полон света и воздуха. А работы девушка никогда не боялась. Как говорит ее мама: "Пусть работа боится нас!" Когда-то при жизни и папа так говорил.
Жены хозяина, мадам Хоггвардс, Миллисент так и не увидела, даже не узнала ее имени: та все время пропадала в туристических поездках или, по словам мужа, лечилась от неврастении где-то во Французских Альпах, на престижном курорте, Девушка честно проработала у господина Хоггвардса два месяца и все ждала, когда же тот заплатит ей. Но он не спешил раскошеливаться, ссылаясь на то, что все денежные дела семьи ведет жена.
Милли вкалывала как проклятая целых два месяца. Никакой прислуги в доме не оказалось, не было ни садовника, ни сторожей. Не было даже горничных! Вся тяжелая работа легла на хрупкие плечи наивной Миллисент.
Боже, сколько грязи за это время она выгребла из Волчьего лога! Действительно, лом соответствовал своему названию. Неуютный, с вечными сквозняками, заваленный старыми газетами, какими-то коробками с виниловыми пластинками, магнитофонными кассетами, старыми музыкальными аппаратами и акустическими колонками, граммофонами и патефонами, музыкальными ящиками и шкатулками.
И на всем этом жалком богатстве толстый, ужасно толстый слой дьявольски мелкой пыли, разъедающей горло, бронхи, легкие. Доходило до того, что Миллисент на свои деньги покупала моющие средства, и за все дни работы на подонка Хоггвардса у нее не выкроилось ни одного выходного, ни разу она не сходила в кафе, не позвонила домой, бедной мамочке.
Какая там домоправительница! Она превратилась в самую обыкновенную прислугу. Ей не пришлось общаться ни с электриками, ни с сантехниками, ни с газовщиками, ни с арендаторами ферм, расположенных по соседству.
Работодатель не позволял ей оформлять счета за воду, за уголь, за вывоз мусора. Он совал нос во все хозяйственные мелочи, занудно требовал, чтобы каждый свой шаг по дому она согласовывала только с ним.
Правда, цветы в саду Миллисент посадила по собственному почину, и за газоном у дома стала ухаживать лишь потому, что не могла без слез смотреть на погибающую лужайку.
Эх, дай волю таким работодателям жить по их собственным законам, они все вокруг превратят в огромную помойку, по которой будут сновать одни крысы и тараканы. Миллисент догадывалась, что многие мужчины склонны к нечистоплотности, но не до такой же степени!
Да, что и говорить, этот коварный Реджинальд превратил ее в горничную, которая работает лишь за кров и за стол, довольствуясь утаенной сдачей от выделенных на покупку съестного мизерных сумм. И при этом все огромное хозяйство на ней.
И плюс к своей пакостности, он оказался страшно хитрым типом. Она вкалывала, вкалывала на него, а Реджинальд то и дело появлялся за ее плечом и делал вид, что не хочет, чтобы бедняжка надрывалась, иногда даже с деланной заботой запрещал ей брать в руки тряпку и швабру, лопату и совок.
- Милая Миллисент! - говорил Реджинальд Хоггвардс вкрадчивым голосом старого развратника. - Вы, такая юная и чистая, не созданы для грязной, да и, пожалуй, для любой работы! И могли бы сегодня отдохнуть. Скажите мне, что вам снится по ночам? Я заметил ваш ранний уход в спальню. Чем вы там занимаетесь в одиночестве, а?
- Сплю, - простодушно отвечала Миллисент и не понимала, почему в глазах Реджинальда зажигались огоньки, а тонкие губы кривились в недоброй ухмылке.
Сам Хоггвардс заявлялся домой не каждый день, да и то чаще всего лишь под утро, и всегда от него пахло дешевым вином и духами.
А когда он все же оставался дома, то усаживался в громоздкое кресло перед телевизором и допоздна с жадностью смотрел гнусные развлекательные шоу со стриптизом, или собачьи бега, или мордобой.
На ковре тем временем вырастала батарея опорожненных пивных бутылок, всюду валялись пустые пакеты из-под чипсов, пепельницы наполнялись вонючими окурками. Когда мутный взгляд Реджинальда отрывался от экрана телевизора, то немедленно приклеивался к округлой груди, полным бедрам или стройным ногам Миллисент.
Вот они, обжигающие нити паутины развратных глаз! Скотина Хоггвардс!
Никогда Миллисент не слышала от работодателя что-нибудь хорошее или интересное о музыке, о работе на телевизионном канале, где выступают замечательные звезды.
Сама она, конечно, и не пыталась спрашивать. Где ей, девчонке, год назад после окончания школы поступившей на курсы менеджеров, разговаривать с небожителем, с режиссером музыкальных программ! Как парикмахеру с писателем, так и прислуге с режиссером не о чем разговаривать!
А что, ведь она сама при желании могла много чего сообщить интересного и полезного. Например, еще, когда училась в школе, она собирала все фотографии все вырезки, повествующие о жизни настоящих певцов и певиц, и ее мама до сего дня тщательно хранит альбомы своей доченьки, своей замечательной Миллисент.
Однажды девушка написала письмо самой Диане Форрествуд - певице и кумиру молодежи, и Диана, бывает же в жизни счастье, ответила ей! Подробно рассказала в письме о своих творческих планах, поделилась опасениями за судьбу планеты. Даже прислала отпечатанный на глянцевой цветной бумаге план, где обозначены магазины, продающие диски с ее песнями! Мама хранит и письмо, и этот план, честное слово...
Иногда к Реджинальду в Волчий лог приезжали с работы молодые режиссеры самых модных музыкальных программ. Теперь-то она понимает, что это были за коллеги.
Густо накрашенные блондинки и брюнетки, затянутые в искусственную либо натуральную кожу, завитые, как овечки, с вечными сигаретами в плотоядных губах... Были еще какие-то бритые наголо тетки, словно из дерматологического отделения инфекционной больницы. Все они парковали на газоне, который Миллисент выкашивала чуть ли не вручную, свои дорогие спортивные машины. И, бесцеремонно виляя бедрами, проходили в студию. Так Реджинальд называл самую неопрятную комнату в своем доме, заваленную глупыми масками, сломанными манекенами, птичьими чучелами и всяким другим барахлом.
Он ничего не разрешал трогать или выбрасывать! Будто копил это пыльную рухлядь на черный день! Что происходило у Реджинальда с режиссерами в этой студии, Милли не знала, да и знать не желала. Смущало лишь то, что там, в углу, располагалась огромная кровать, покрытая шкурой белого медведя. Зачем, спрашивается, требовалась она в студии, когда для отдыха предназначалась спальня с широким супружеским ложем?
Миллисент, конечно, не допускала мысли, что хозяин осмеливался изменять своей жене, ведь он держал на рабочем столе свадебную фотографию в золотой рамке с надписью "Любовь навеки!" Любовь навеки, как это красиво!
Шумные коллеги известного режиссера всегда косо смотрели на Миллисент, и это оставляло неприятный осадок в душе. Чем она им не угодила? Конечно, по сравнению с ними ее единственным преимуществом была молодость, но у нее не было музыкального образования, денег, нарядов и даже дешевого автомобиля. Никакой конкуренции им она составить не могла, и ни в какие разговоры не вмешивалась.
Но гости всегда чувствовали некую напряженность в присутствии девушки, они становились скованными и неразговорчивыми, только фыркали или хмыкали, подмигивая друг другу.
Поэтому в дни визитов Хоггвардс нарочито вежливо просил Миллисент о всяких мелочах: чаше всего отправиться в ближайший городок за провизией, вином или фруктами. Говорил, что после можно не спешить домой, а посидеть где-нибудь в кафе. И давал денег, но всегда в обрез, даже на автобус иногда не хватало.
Что было делать, Миллисент исправно тратила в таких случаях собственные деньги и подчас возвращалась на такси, справедливо полагая, что нельзя оставлять гостей без угощения.
Ей все еще казалось, что вот-вот и она дождется полного расчета и получит в конце работы хорошую характеристику для курсов повышения квалификации коммунальных менеджеров, а также благодарственное письмо от работодателя. Впереди Милли ждала самостоятельная жизнь, успех и материальный достаток, Так зачем и кому нужен был скандал из-за нескольких жалких фунтов? Надо думать о будущем, заботиться о карьере. И никто ей не поможет, кроме родной матери и ее самой.
Миллисент всегда старалась улыбаться, и это у нее получалось, хотя, в самом деле, на душе скребли кошки. Из-за постоянного безденежья приходилось покупать себе самую дешевую зубную пасту без отбеливающего эффекта, покупать простые шампуни... Хорошо, что волосы у нее от природы великолепные, густые и пышные. Она только у подруг и видела это отвратительное явление, эту перхоть!
Случись с ней нечто подобное, она бы неизвестно что сделала с собой. Перхоть, прыщи на лице, белые пятнышки на ногтях, нет-нет, во всем этом нет ничего страшного, многие девушки страдают от этого, но только не я!
Все же у меня хорошая наследственность, ничего подобного у меня нет и никогда не будет! - так думала Милли, разглядывая себя в ванной комнате, закрыв при этом на щеколду дверь.
Иногда, возвращаясь из супермаркета в Волчий лог, она заставала такую неприглядную картину: пьяный Реджинальд, сидя в кресле перед телевизором, на чем свет стоит ругал свое руководство. Из динамиков, расставленных по всему дому, неслась при этом еще и громкая музыка, бьющая по мозгам. А по комнатам, на лестницах и в зимнем саду, всюду были разбросаны предметы женского туалета.
Вот стыд-то! Неужели Реджинальд мог драться со своими коллегами?!
В эти минуты вид у работодателя бывал самый жалкий - маленькие глазки смотрели близоруко, но при этом колюче и зло, а в красных мокрых губах дымился, испуская зловоние, сигаретный окурок, засунутый в янтарный мундштук.
Реджинальд тогда напоминал спившегося торговца живой рыбой: у него тряслись руки, не было аппетита, и еще он часами просиживал в туалете, а телефон, надрывавшийся от звонков, игнорировал. Не подходил и не интересовался, кому он, Реджинальд Хоггвардс необходим в этой жизни.
Трубку тогда снимала Миллисент и старательно объясняла, а, по сути, врала, что хозяин в настоящий момент отсутствует, будучи вызванный на важное совещание высшим руководством телевизионного канала. На том конце провода шипели голоса многочисленных Лулу, Лили, Розмари и Айрин, они возмущались, иногда ругались. Наверное, эти приятельницы и знакомые звонили гнусному Хоггвардсу пьяными, слыханное ли дело? Когда Милли слышала грубые циничные слова, то сразу бросала трубку.
У многих женщин нет гордости, нет понятия о чести, думала девушка. Они сквернословят и пьют! Как можно так унижать себя всего лишь из-за внимания жалкого, жадного, неряшливого человека, почти старика? Алкоголика, которому скоро стукнет целых тридцать пять лет! Дуры!
Миллисент отходила от телефона и бросала презрительный взгляд на господина Хоггвардса. Тот частенько засыпал, скрючившись в своем любимом кресле, весь обсыпанный чипсами и пеплом. Под его глазами от безмерно употребляемого пива набухали мешки. Одна запонка торчала в рукаве, другая иногда валялась на ковре или на полу. Тонкие губы были ехидно растянуты в похотливой улыбочке даже во сне.
В чуткие ноздри Миллисент сквозь запах пива и табака ударяли приторные ароматы женских духов, которые сохранялись на щеках, заросших двухдневной щетиной, пьяного Реджинальда. Как они могут целоваться с этим уродом! Он же противен, жалок!
Зато на утро - ого! Выбритые до синевы щеки, тонкая жилистая шея, стиснутая тугим модным галстуком в полоску, жесткий взгляд черных, блестящих как антрацит, глаз, властные жесты знающего себе цену ведущего режиссера музыкальных программ. И - двусмысленная улыбка на узких губах.
Все мужчины, у которых узкие губы, порочны, так говорит мама.
Миллисент не сразу догадалась, почему она вызывала у Реджинальда улыбку. Он сам в добрую откровенную минуту рассказал, что улыбается девственной чистоте своей домоправительницы. Она запомнила: "Ты так невинна, так наивна, девочка, что даже воздух вокруг тебя пахнет свежестью". Губы при этом его признании вытянулись, словно хоботок шершня.
Девушка, конечно, не придала этим словам никакого значения. Ну и что, она всегда так пахла, что в этом особенного?
Как она жестоко ошибалась! Хоггвардс ус-" троил на нее настоящую охоту, - подстерегал, когда Миллисент выходила из ванной комнаты, выхватывал у нее из рук полотенце, прижимал сырую махровую тряпку к лицу, целовал, нюхал! И ноздри его при этом хищно шевелились, а переносица морщилась, как у матерого волка из фильма о жизни дикой природы.
Мол, этот лоскут ткани издает диковинный аромат невинного тела, так он успевал прохрипеть. Или проделывал другой трюк: снимал с ее одежды воображаемую нитку, приговаривая, что у него руки дрожат и пальцы не гнутся, когда касаются ее невинного тела...
Тело! Это слово постоянно слетало с гнусного языка господина Хоггвардса, как будто он только об этом и думал...
Глава 3
Миллисент прислушалась. В доме все было тихо, лишь на крыше под ударами вновь усилившегося штормового ветра грохотало железо. В свете непотушенной лампы проступали контуры обстановки спальни, пачки книг.
Девушка посмотрела на дверь.
Стул на месте. Это хорошо, но что она будет делать, если незнакомец начнет стучать или ломиться в дверь? Закричит, убежит... Куда бежать, она тут в ловушке.
Милли перевернулась с живота на спину, раскинула руки-ноги, уставилась в потолок.
Странный все-таки этот незнакомец. Взрослый мужчина, а ведет себя как ребенок. Лезет на чердак ремонтировать кровлю. Зачем? Если у него есть деньги, не лучше ли дождаться рабочих? Говорит, кухня в доме - самое главное.
Вот это правильно. Мама тоже так считает.
Тут Миллисент вспомнила, вернее, поняла, как и где коснулась ее рука незнакомца, когда он выпроваживал ее из кухни. Его рука дотронулась до талии, или ниже? Конечно, ниже! Он слегка шлепнул ее по попке, как маленькую непослушную девочку. Господи, а почему она тогда не прикрикнула на него, не поставила нахала на место?
Миллисент рассердилась на себя. Почему да почему! Что случилось, то и случилось, сама виновата. Получается, незнакомец ее отшлепал! Так ей и надо, можно было и посильнее задать трепку!
Мысли девушки вновь потекли в привычном русле.
Сколько стараний она приложила, сколько затратила труда, чтобы привести в порядок кухню в запущенном особняке Волчьего лога! Добела отдраила замызганный кафель, до блеска отчистила стены. Отмыла потолок и стены...
Реджинальд никогда не заглядывал в холодильник, не интересовался исправностью кухонных приборов, да и любых других тоже. Однажды Миллисент ударило электрическим током, когда сломалась стиральная машина. Претензии после этого случая к работодателю были вполне справедливые, любая девушка на ее месте поступила бы также. Она сказала: "Господин Хоггвардс, меня могло бы убить. Вам следует знать, в каком состоянии находится ваша домашняя техника".
И что? Реджинальд лишь глумливо рассмеялся над ее робким замечанием, посоветовал обратиться в сервисную службу, ехидно заверил, что из города обязательно пришлют молодого и красивого механика, который наверняка удовлетворит все запросы капризной и девственной домоправительницы.
На столе Хоггвардс держал много разных книг, а с некоторого времени Миллисент стала замечать среди томов и журналы, специально издаваемые для мужчин. Работодатель стал требовать, чтобы она наводила тщательный порядок на его рабочем месте. Но тут она воспротивилась. Тебе надо, ты и наводи, в жизни не прикоснусь к этой гадости! - с омерзением подумала Милли и лишь слегка смахнула тряпкой пыль с груды всей этой ерунды Увы, в договоре о найме на работу был пункт, согласно которому Миллисент обязана была следить за порядком и в кабинете тоже.
Девушка с отвращением подумала, что ей пришлось все же прикасаться к этим журналам.
Но она никогда их не листала и не читала.
В ушах мисс Рич словно наяву прозвучал гнусавый голос Реджинальда Хоггвардса: "Чем же вы занимаетесь в своей спальне, когда закрываетесь от меня на замок, моя милая?"
Милая! Девушка ударила кулаком по подушке и вслух произнесла:
- Мерзавец! Презираю!
Она сейчас ненавидела всех мужчин сразу.
Ненавидела их привычки, манеры, одежду, страсть к дурацкому спорту, коньячные запахи дезодорантов, формы мужских причесок, галстуки, моды, ненавидела мужские голоса, имена, - буквально все! И безумно жалела свою бедную маму, которой пришлось в начале весны выйти замуж за нотариуса Франклина Баума.
Зачем?! Разве ей было плохо вдвоем с дочерью? Решила, видите ли, что Баум - добрый и порядочный человек. Неизвестно еще, как он себя проявит в дальнейшем. Он мужчина, а значит - непредсказуем. Реджинальд Хоггвардс тоже сначала показался Милли истинным джентльменом... Франклин бреется ужасной бритвой, курит вонючие сигареты, пьет горькое пиво, орет, когда вратарь команды шахтеров пропускает мяч в свои ворота. Ну чем он лучше других эгоистичных, зацикленных на собственных удовольствиях представителях мужского племени?
В памяти Миллисент Рич вновь проявились до мельчайших подробностей сцены минувшего вечера. Реджинальд напился после прихода двух музыкальных редакторов - на этот раз они приехали вместе, брюнетка с блондинкой. В домашней студии сразу загремела музыка, раздался смех хозяина.
Потом они все вместе спустились вниз, и Роланд попросил ее съездить в город за пивом, хотя пива был полный холодильник.
- Какую власть имеет Роли над девичьими сердцами! - сказала громко брюнетка. - Посылать на ночь глядя юную наложницу за пивом, как это жестоко!
- Господин режиссер водит нас за нос, Роза! Какая наложница! откликнулась блондинка. - Мне кажется, в этом доме власть Роли не безгранична, он не в состоянии разрушить неприступный Карфаген!
Миллисент ничего не поняла в этом разговоре. Что за наложница, какой Карфаген?
Рассерженный насмешливым тоном женщин Реджинальд прорычал, дыша в самое ухо девушки:
- Тогда не задерживайся, нам тебя сегодня очень будет не хватать, наш невинный цветочек!
- Деньги! - потребовала Миллисент. - В прошлый раз я покупала пиво на свои!
- Ах, как мы любим деньги! - гримасничая, пропел Реджинальд Хоггвардс, порылся в карманах и вытащил горсть мятых пятифунтовых бумажек. - И не забудь, я предпочитаю имбирное светлое, а коллеги, коллеги любят имбирное темное!
Миллисент повезло, до городка ее подбросил Кристофер Джонс, почтальон, на своем стареньком "остине". Обратно девушка добралась на последнем муниципальном автобусе.
Денег хватило и на пиво, и на автобусный билет, зато как всегда не хватило, чтобы позвонить матери.
Вернувшись, девушка оставила пиво в кухне, поднялась в свою комнату, переоделась, и принялась перечитывать школьный учебник истории, главу о развитии национальных традиций. На курсах менеджеров частенько задавали вопросы по исторической тематике, поэтому неплохо было бы освежить в памяти школьные знания.
За окном завывал ветер, вот-вот был готов разразиться ливень. Впереди был долгий субботний вечер, по условиям контракта целиком принадлежавший Миллисент. Конечно, можно было пораньше лечь спать или просто .поваляться, не думая ни о чем, но перспектива остаться к концу лета без денег, без диплома курсов пугала девушку. И чтобы не предаваться мучительным сомнениям, надо было чем-то занять себя.
Надо же, как просто попалась она на крючок к Реджинальду Хоггвардсу! Как плохо без денег. Интересно, когда вернется его жена, она выпишет чек или выдаст наличными?
Миллисент на мгновение отложила учебник. Нечего унывать, скоро у нее будут деньги, много денег... Она купит подарки матери и ее новому мужу, Франклину Бауму. Только бы мама была счастлива, лишь бы не повторилась история с бывшим отчимом Миллисент!
Неожиданно в дверь раздался осторожный стук, кто-то подергал ручку. Странно, Реджинальд всегда соблюдал условия контракта и никогда не беспокоил ее по субботам, когда дневные дела все были выполнены. Кто бы это мог быть?
- Миллисент, крошка, можно тебя на минутку? Это я, Роза! - раздался высокий голос, принадлежавший брюнетке-редактору.
Милли вскочила с кровати, запахнула на груди легкое тонкое платье, когда-то подаренное матерью, и подошла к двери.
Зачем она могла понадобиться? Может быть, у нее хотят спросить мнение по поводу гала-концерта, который транслировался по второму каналу национального телевидения?
А что, концерт получился очень славный, без грубых песен с примитивными текстами. Там даже выступала сама Диана Форрествуд. Какая она душка! Ни за что не угадаешь, сколько лет певице...
Миллисент открыла дверь, выглянула в коридор и увидела Розу. Глаза брюнетки сверкали, на ее плечах был длинный темно-зеленый шелковый халат, тонкие нервные пальцы левой руки сжимали длинный мундштук с дымящейся сигаретой. В правой руке женщина цепко удерживала за горлышки четыре бутылки с пивом.
- Детка, помоги мне, я боюсь! В доме, кажется, никого, только ты да я! Проводи меня в ателье, там, на лестнице, совершенно темно!
- А где господин Хоггвардс? - спросила Милли, цепляя на ноги босоножки. - Разве он уехал?
- Роли отправился провожать Айрин! У нее неприятности с аккумулятором, честное слово!
На лестнице, что вела в ателье, действительно, оказалось совершенно темно, хоть глаз выколи. Девушка в который раз мысленно посетовала, что работодателю безразличен собственный дом - сколько раз она обращала его внимание на скверную проводку, на отвратительный электросчетчик, на ужасные выключатели. Пятно света от электрического фонаря в руке Миллисент перебегало со стены на стену, Создавалось жуткое ощущение, будто стены качаются, и вот-вот готовы упасть.
- Видишь, как страшно у вас в вашем Волчьем логу! - брюнетка, повизгивая от страха, стала подниматься по ступеням. - Иди следом, маленькая Миллисент!
Открытая дверь в ателье выглядела как вход в преисподнюю - так было темно внутри, что луч фонаря даже не достигал стен.
- Входите, Роза, не бойтесь! - вежливо проговорила она и смело шагнула вперед первой. Обхватив крепко Миллисент за талию, через порог ателье робко ступила брюнетка и отчего-то произнесла шепотом:
- Погаси, пожалуйста, фонарь!
- Пожалуйста...
Конечно, это было неожиданно, когда Роза в темноте спросила, девственница Миллисент или нет, но что тут странного? Девушка сама секретничала с подружками только в темноте, поэтому простодушно произнесла в ответ:
- Да!
- Это замечательно... Встречайте нас!
Резко щелкнул замок в двери, вспыхнул яркий свет. Некоторое время бедная мисс Рич стояла, совершенно ничего не видя после темноты. И лучше бы она вовсе ослепла!
В кресле, подле уставленного пивными бутылками письменного стола, сидел, заложив ногу за ногу, улыбающийся Реджинальд Хоггвардс. На столе, подбоченясь, стояла блондинка в туфельках на высоких каблуках. И туда же, на стол, старалась забраться брюнетка.
Но не это поразило Миллисент! Ее убило то, что все люди кроме нее, находившиеся в комнате, были абсолютно голыми! И мужчина, и обе женщины!
Девушка мигом бросилась к двери и упала, запутавшись ногами в валяющемся на полу темно-зеленом шелковом халате. Вскочила, рванула ручку и выбежала на лестницу.
Собственное платье Миллисент затрещало по швам, зацепившись о выступ декоративной деревянной панели.
Она почувствовала себя облитой грязью, слух ее грубо царапал животный смех Реджинальда и веселые крики его разбитных женщин. Ты в волчьем логове, Милли! Прочь, как можно скорее, прочь отсюда!
С неизвестно откуда взявшейся силой девушка рванула платье, схваченное капканом, дернула еще сильнее, и освободилась из плена. Теперь бы выскочить из дома, пусть в ночь, в грозу... Бежать, куда глаза глядят!
...Наверху глухо заскрежетало железо. Казалось, огромный великан карабкается на крышу дома и заглядывает по пути во все окна, разыскивая спальню, где никак не может уснуть бедняжка Миллисент.
Да разве тут уснешь?! Девушка вновь приподнялась на постели, оглядела спальню незнакомца. Тоже еще то логово! Живет один, и наврал с три короба про сестру! Да нет у него никакой сестры!
Чья же на ней блузка? И где сейчас ее хозяйка? Кто она - блондинка, брюнетка? Живая, мертвая? Хватит, Миллисент, успокойся, не надо себя специально пугать! Сказано было, утром ты познакомишься с хозяином, поговоришь с ним спокойно, он отвезет тебя на автобусную станцию, может быть, одолжит немного денег на билет, а теперь спать!
Милли плотно зажмурила глаза, уткнулась носом в подушку. Но сон все не приходил.
И вновь ясно представилось, как рука незнакомца дотрагивается до нее чуть ниже талии, легонько шлепает ее.
Не мог же он ущипнуть меня там, но почему так живо чувствуется его прикосновение? А что он при этом испытывал сам: чувство превосходства или извращенное удовлетворение?
Школьный психолог, человек с колючими маленькими глазками на круглом безусом лице, с жаром утверждал, что маньяки любят испытывать именно извращенное удовлетворение. Девушка постаралась представить себе глаза незнакомца, потом вновь почувствовала легкую тошноту от съеденного через силу миндального печенья. Потом...
Потом Миллисент крепко уснула и даже под утро не видела никаких снов, ни плохих, ни хороших. Впрочем, один сон все-таки приснился, страшно дурацкий. Снилось, будто она ночью спустилась в кухню, где на полу храпел ночной незнакомец, прокралась к буфету, и прямо из коробки стала есть миндальное печенье. А затем вдруг упала в обморок. Врачи примчавшейся "скорой" делали промывание желудка, пичкали ее всевозможными лекарствами, однако, ничего не помогало. А на рассвете, когда в кронах лип бодро запели птицы, бедную Миллисент стошнило пахнущей миндалем желчью на прекрасный изумрудный пол потрясающе красивой кухни...
Проснувшись, Миллисент в ужасе подпрыгнула на постели. Никого вокруг не было, ни врачей с резиновыми шлангами и клизмами, ни незнакомца.
Пыльный пол огромной комнаты был устлан не менее пыльными книгами, в затуманенные окна еле пробивались солнечные лучи.
Зато кровать была хороша! Огромная, мягкая!
Резную спинку в изголовье украшало распятие из черного дерева, прекрасное белье пахло цветами лаванды, немножко мятой и чуть-чуть гелиотропом. Несмотря на то, что Миллисент уснула под утро и видела жуткие сны, она чувствовала себя выспавшейся, здоровой и молодой, так можно чувствовать себя только в восемнадцать лет.
- Миндаль, - отчего-то проговорила тихо Миллисент и не почувствовала тошноты. Удивительно, она в чужом незнакомом доме, а чувствует себя в безопасности.
Стул надежно запирал дверь, никто не убил и не изнасиловал Миллисент. Ура!
Но что это?! Ручка двери вдруг задергалась, вот поехал вместе с дверью стул, вот показалась голая мужская рука...
Миллисент с остановившимся сердцем проследила за тем, как рука положила на спинку стула свернутый халат и полотенце. Хрипловатый голос с той стороны произнес:
- Горячая вода в душе на третьем этаже.
Ничего себе! Сколько же в доме всего этажей, сколько всего ванных комнат? Ремонт в таких хоромах будет идти лет тридцать, рехнуться можно, поразилась она.
С этой минуты Миллисент уже не чувствовала себя в безопасности. Почему это хозяин особняка так запросто открыл дверь? В детстве, когда ей было лет пятнадцать, стул, приставленный к двери, великолепно ее выручал.
Тогда названный брат, слава Богу, бывший названный брат, предлагал наивной Миллисент свою дружбу. Сыну Ли Дженкинса - второму мужу мамы, Джорджу, исполнилось двадцать два года. Это был низкорослый крепыш с оловянными глазами-пуговками, думающий лишь о собственной выгоде и заботящийся лишь о красоте своих ногтей.
Когда мама вышла замуж за Дженкинса, его сын стал жить сначала в их доме, а когда дом продали, в тесной квартире. Сын во всем походил на отца!
Джордж обманом избавился от службы в армии, отлынивал от любой работы и при этом умудрялся получать пособие по безработице.
Еще он шлялся по пивным и дискотекам, не пропускал ни одного игрального аппарата, а также ни одной юбки. Подружки Миллисент боялись приходить к ней в гости, им противно было выслушивать сальности в свой адрес.
Джордж часами полировал ногти кусочком замши, но странное дело - хоть ногти на руках Джорджа и блестели, как пластмассовые, под ногтями вечно была каемка черной грязи.
И вот этот чистюля взял моду приходить в комнату к Миллисент и подолгу с ней разговаривать, а глазами... Буквально раздевал ее, не смущаясь ни на секунду!
Липкие взгляды Джорджа ползали по лицу, по груди, по плечам и коленям. Хотелось забраться в горячую воду и тереть, тереть себя мочалкой, чтобы избавиться от мерзкого ощущения нечистоты, страшной чужой воли, гнусного любопытства и нахальства. После такого общения девушка чувствовала себя совершенно разбитой.
А однажды... Однажды так называемый брат заговорил с ней о непристойном. Он пригласил ее посетить такой кинотеатр в городке, в котором иногда показывали особенно откровенные фильмы. Некоторые из них были такие, что... Миллисент немедленно выгнала Джорджа из своей комнаты вон и потребовала, чтобы тот никогда больше не заходил к ней. Молодой человек вроде бы покорно принял изгнание.
Но потом... Вечером девушка снимала свой любимый розовый джемпер и краешком глаза заметила в зеркале коренастую фигуру возле полуоткрытой двери.
Масленые глазки братца Джорджа жадно следили за тем, как сестренка раздевалась, обнажая перед зеркалом свое вполне сформировавшееся здоровое, подтянутое тело. Значит, он следил, подсматривал за ней и раньше!
Какая гадость! У Миллисент даже поднялась температура, и никогда в жизни - никогда! - она больше ни о чем не разговаривала с Джорджем. Даже не выходила к завтраку, чтобы не натыкаться на холодный взгляд человека-рептилии! Мама не понимала, в чем дело, пыталась их помирить.
Бедная мама, она, к счастью, ничего так и не узнала! Да и зачем было посвящать ее во все это. Она никогда не услышит от Миллисент ни про Джорджа, ни про его отца, ее второго мужа и бывшего отчима дочери. Зачем ей знать эту грязь, она такая чистая, мама!
И вот, снова, похоже, начинаются гнусные мужские штучки! Неужели хозяину дома было трудно прежде постучать, а потом уже, услышав ее ответ, вертеть ручку, отодвигать стул? Вот и доверяй этим лисам в штанах, этим животным!
Сколько безобразных сцен прошло перед ее глазами, когда ее отчим обвинял жену в скупости, требовал денег на игру, на выпивку! Дженкинс и его сын-оловянные глазки лишили ее маму молодости, отняли у Миллисент детство.
Девушка явственно представила лица негодяев, вспомнила их голоса, жесты, поступки.
...Милли передернуло. Тратить прекрасное утро на тяжелые воспоминания? Дудки, пойдет-ка она лучше на третий этаж, в душ!
Еще немного, примерно с полчаса, повалявшись в постели, понежившись, она потянулась, выгибая дугой спину, подняла руки, выставляя вперед грудь. И ахнула, когда выбралась из-под одеяла: на модной парижской штучке модной блузке! - отсутствовали все пуговицы! Она же спала одетой, а когда тянулась, как кошка, пуговицы отлетели.
Придется выходить к завтраку в том, что принес ее благодетель.
Миллисент стащила с себя штаны, накинула на плечи халат, запахнулась и пошла искать лестницу на загадочный третий этаж.
Тихо и пусто было в доме, коридоры просторны, лестницы пологи. Конечно, на стенах не было картин, на полу не лежали ковры, но чувствовалось: хозяин стремится создать в доме былой уют. Дубовые панели были украшены резьбой, отполированное дерево манило прикоснуться к себе рукой. Миллисент показалось, что она перенеслась в другой век, в романтические времена париков, кринолинов и шпаг.
Третий этаж и впрямь оказался загадочным.
Узкие, словно бойницы, окна смотрели на самые далекие холмы. За ними угадывалась полоска белых облаков, она постоянно висела над Атлантическим океаном.
Все комнаты на этаже были без каких-либо следов мебели. Стены комнат оказались отделаны деревянными панелями, с потолков свешивались люстры, причем везде разные: где отлитые из бронзы, где изготовленные из хрусталя. Повсюду валялись куски реек, детали резных карнизов...
Чувствовалось, ремонт здесь подходит к концу. Лишь на потолке одного из помещений, в которое из любопытства заглянула девушка, расплылось большое мокрое пятно. У стен располагалось огромное количество пустых книжных шкафов, на полу величественно застыли мраморные бюсты знаменитостей.
Теперь понятно, это была библиотека.
Наконец Миллисент нашла душевую. Вернее, душевых кабинок оказалось на этаже штук пять, но только в одной дверь оказалась открытой.
Эту пятую дверь девушка тщательно заперла за собой, подергала, проверив прочность замка, и лишь потом скинула с себя халат. Вот теперь она в безопасности, никто не увидит ее высокую, полную грудь с озорно смотрящими на мир нежными сосками, ее живот с едва заметной родинкой чуть выше пупка, бедра и сильные, стройные ноги. Кафельный пол приятно холодил голые пятки, в широкое окно заглядывало солнце.
В душевой комнате, отделанной плиткой цвета снятого молока, на зеркальном столике Миллисент обнаружила все банные причиндалы и - о, радость! - пакет из универмага с прекрасной зубной щеткой. Там же оказались цветные тюбики - пять или шесть видов зубных паст. Зубная щетка была дорогая, с красивой ручкой золотого цвета.
Выходит, ты меня обманул ночью, незнакомец, а еще взрослый мужчина, подумала она.
В доме все есть! Вот пример коварства мужчин!
Миллисент, предвкушая удовольствие, ступила под сильные, пахнущие хвоей и морским воздухом, струи воды. Подставила им лицо, плечи, грудь, спину. Как здорово!
Сейчас бег по ночному шоссе уже показался девушке далеким и смешным. Но беспокоил день сегодняшний. В странном оказалась она доме, больше похожем на ловушку, чем на жилье добропорядочного джентльмена, бескорыстно спасающего наивных, попавших в переплет, до смерти перепуганных красавиц!
Миллисент не торопясь вымыла голову. Ее светлые, густые волосы, казалось, с благодарностью принимали ласку воды. Мама всегда говорила: "Девочка, тебе повезло. У тебя лунные волосы и глаза-незабудки. Ты похожа на лесную фею. Тебя ждет не иначе как принц, попомни мои слова":
Когда Милли наклонилась, чтобы взять со столика фен, то заметила на одной из стеклянных полок заботливо открытые заранее бутылочки с различными соками, хрустальные стаканы. Девушка выбрала апельсиновый сок, сделала небольшой глоток и поставила стакан на место.
Ах, мерзавец, мужчина есть мужчина, его не исправить! Миллисент расхохоталась. За бутылочками с соком стояла тарелочка с ароматным печеньем, которое, так показалось девушке, смотрело на нее смеющимися глазами хозяина дома.
Благоухающая свежестью мисс Рич спустилась в холл. Он сейчас показался ей не таким страшным, как прошлой ночью. Солнечный свет танцевал на стенах, полу и на всем ремонтном бедламе, наполнявшем помещение.
Девушка каждую секунду ожидала увидеть незнакомца и сразить его видом тщательно уложенных лунных волос. Что хорошего можно ожидать от него в ранний час, что он ей скажет?
Но в холле было совершенно пусто. Лишь на двери, ведущей в кухню, трепыхался на сквозняке сиреневый лист бумаги. Четким, каллиграфическим почерком были написаны слова довольно обидного содержания:
"Прежде всего не знаю, как тебя зовут. Завтрак в кухне. Зубная паста и прочее куплено еще утром. Живи и действуй!".
Живи и действуй! Миллисент перевела взгляд на часы: они висели прямо над входной дверью. Шестнадцать сорок. Боже! Какое раннее утро, какое пение птиц... Дура!
Девушка пулей влетела в кухню и остолбенела.
На столе стоял серебряный поднос, и чего только на нем не было! И маслины с разрезанными на дольки алыми помидорами. И королевские креветки. И семга, и палтус горячего копчения! Благоухали рокфор и камамбер.
Так и манили свежие белые булки с нежно-коричневой корочкой. А из серебряного ведерка боязливо выглядывала совсем уж крохотная бутылочка французского шампанского.
Миллисент вздохнула.
- Шампанское! Значит, определенно все это пиршество ей предоставил большой любитель наслаждений. Но она на эти штучки не купится. Отработает завтрак и убежит.
Девушка с большим удовольствием поела, затем решительно встала и принялась за дела.
Почти три часа Миллисент работала, как ее мама сказала бы, вкалывала не разгибаясь.
А когда взглянула на часы в холле, то ахнула:
- Восемь часов вечера! Ничего себе!
Гул мощного мотора девушка услышала издалека. Возвращался странный хозяин запущенного ремонтируемого дома. Этот непонятный ей мужчина, от которого одновременно исходило напряжение и, возможно, угроза ее девственности, и который в то же время так трогательно позаботился и о ее сне, и о зубной щетке, и об обильной еде.
Вот-вот из-за холма выскочит его автомобиль, вот-вот на ступенях раздастся громкий стук каблуков...
Миллисент молча сидела за накрытым кухонным столом. Она тоже не ударила в грязь лицом и кое-что приготовила, а теперь волновалась и ждала, как среагирует на все это хозяин, когда предстанет на пороге. Что, интересно, скажет, оценит ли ее старания?
В центре стола красовалось блюдо с яблочным пудингом. Конечно, это мамин коронный рецепт, она выпекала такую же вкуснятину, пока не вышла замуж за проходимца Ли Дженкинса. Отчим номер два, Франклин Баум, не любил выпечку, он обожал пиво и копченую рыбу.
На глаза Миллисент навернулись слезы.
Конечно, нехорошо хозяйничать в доме без спросу. А что оставалось ей делать? Сам же написал в записке, мол, живи и действуй. Она вовсе не собиралась воспринимать зубную щетку, теплую постель и вкусную еду исключительно как знаки внимания, за которыми последует второй пункт банального мужского сценария, с его непременным ухаживанием, льющимся в бокалы вином и мимолетной животной страстью. Нет, она не похотливая самка, ей все эти "прелести жизни" ни к чему. Пусть он воспринимает ее усилия всего лишь как благодарность за то, что выручил ее...
Незнакомец с немым изумлением в глазах спускался и поднимался по бесконечным мраморным лестницам своего бестолкового дома.
Он был удивлен! Сражен! Он выглядел обалдевшим от произошедших в доме перемен!
Перфораторы, электродрели и шлифовальные машинки были тщательно протерты от пыли, упакованы в коробки и лежали в образцовом порядке на невесть откуда взявшемся стеллаже. Мраморная лестница на второй этаж сверкала в лучах заходящего солнца. На паркетном полу холла - ни пылинки. Ее не было ни в коридоре на втором этаже, ни в других местах... Словно ее вообще больше не существовало в природе, так-то!
Но на этом чудесные преобразования в фамильном поместье Харткортворд не закончились. На третьем этаже появилась еще одна спальня. На свой страх и риск Миллисент вскрыла один из мебельных ящиков, самостоятельно собрала кресло-кровать. Судя по чертежам, прилагаемым к нему, возможность осуществления подобной сборки для неопытного человека по степени сложности немногим отличалась от монтажа космического спутника.
Сверкал лаковыми боками рояль, радовала взгляд свежая зелень роскошных пальм в холле и на лестницах. Входная дверь больше не скрежетала и не скрипела. Ни одного поломанного ящика не валялось у входа.
И все это сотворила своими нежными, девичьими руками Миллисент.
В довершение всего при встрече девушка протянула ошеломленному всем увиденным незнакомцу перечень того, что сделано, что надо сделать во вторую очередь, и того, с чем можно пока подождать.
- На втором листе примерная стоимость работ по планировке территории усадьбы, потом идут затраты на питание землеустроителей и на садовника. Возить рабочих в ресторан или привозить еду сюда - огромная разница! Нельзя терять ни часа. Лето кончится, работа останется на следующий год, а время дорого еще и тем, что цены растут почти каждый месяц! - прокомментировала смету Миллисент. - Теперь прошу к столу. Кофе остывает, пудинг тоже.
- Кто такая Миллисент Рич, здесь стоит ее подпись? - спросил хриплым голосом мужчина, дочитав список до конца.
- Это я...
- Очень приятно! Роджер Харткортворд! - протянул руку мужчина. Фамилия труднопроизносимая, но ты меня можешь звать по имени.
Вот мы и познакомились. Сейчас пообедаем, и ты расскажешь, что там у вас произошло в Волчьем логу. На тебе вчера лица не было!
- Вчера! Я почти два месяца чувствовала себя, как во вражеском плену! Теперь не вернуть ни одежды, ни заработанных денег!
Миллисент хотела было улыбнуться, но вместо этого губы ее запрыгали, из глаз брызнули слезы, и девушка разрыдалась. Жемчужинами полетели на изумрудный пол так старательно пришитые к блузке пуговицы.
- Тоже мне, горе! - проговорил Роджер Харткортворд. - Сейчас же поедем к Реджинальду Хоггвардсу и заберем твою одежду!
- Вы его знаете? - сквозь слезы спросила девушка.
- Очень плохо, но разве это помешает зайти к нему в гости?
Миллисент перестала плакать, посмотрела внимательно на мужчину и серьезным голосом произнесла:
- Сегодня я не готова вновь переступать тот ужасный порог. Понимаете, я еще не в состоянии видеть этого.., этого...
Роджер не стал дожидаться, когда она подберет нужное слово, он не хотел, чтобы ей стало еще больнее, и быстро сказал:
- Договорились! Поедем на той неделе. Пудинг просто замечательный, где ты так научилась готовить?
- Нигде, - вздохнула Милли, тщетно пытаясь спрятать ладонями обнажившиеся груди. - Мамин рецепт. Вы пейте пока кофе, я скоро приду.
- Пойдешь пришивать пуговицы?
- Почему вы так решили?
Роджер Харткортворд расхохотался.
- Не забывай, Миллисент, я читаю твои мысли! Оставшихся пуговиц вполне достаточно. Кстати, получается, что ты пока без работы? Ты ведь в Волчьем логу работала, а не прохлаждалась?
- Получается, так. Да, я лишилась рабочего места.
- Чепуха! С сегодняшнего дня ты работаешь у меня, на меня, и вот тебе первое жалованье. Вернее, аванс!
Голос мужчины был серьезен, на губах ни тени усмешки, глаза смотрели прямо и строго.
На столе перед Миллисент оказалась пачка банкнот в банковской упаковке. Девушка недоверчиво взглянула на Роджера.
- Благодарю вас, мистер Харткортворд!
- Пожалуйста, мисс Рич! Единственный вопрос, в спальне, на пачках с книгами, валялась моя записная книжка. На какой помойке мне теперь ее искать?
Миллисент встала, подошла к каминной полке, взяла и протянула Роджеру затасканную записную книжку.
- На первый раз делаю вам замечание, господин Харткортворд. Не разбрасывайте свои вещи! Вы прямо как мальчишка, у которого лыжи и коллекция бабочек хранятся в одном шкафу! - Она, как ни крепилась, не смогла удержать улыбки. - Короче, Роджер, теперь все в доме находится под моим контролем. Пока я здесь, ни о чем не беспокойтесь! А долго я у вас проработаю?
- Месяца два, три... До конца ремонта уж точно. Но при одном условии. Миллисент, ты честно расскажешь мне, что тебя так угнетало и угнетает в жизни. Я имел возможность за тобой немного понаблюдать, и кое-что в твоем поведении меня серьезно настораживает.
Девушка рассмеялась:
- Мне нравится жить, жизнь прекрасна!
- Врешь, Милли! Сказать, кто тебя пугает, просто наводит на тебя ужас?
Миллисент внимательно посмотрела в серые глаза Роджера.
- Ну скажите, только без шуток!
Роджер тоже заглянул в ясные голубые глаза девушки. Помедлил и тихо произнес:
- Мужчины... Вот кто пугает тебя и наводит ужас на твою юную душу. Даю слово, в моем доме ты расстанешься с этим страхом. И постепенно осознаешь, что мы вовсе не загадочные, гнусные существа с Марса, а тоже люди! Я не представляю, что должно было случиться в твоей жизни, кто тебе так здорово насолил, что ты все время ждешь каких-то подвохов от совершенно незнакомых тебе людей.
Насолил... Если бы все ограничилось каким-то одним неприятным жизненным эпизодом.
Да она живет в постоянной опасности!
Миллисент хотела было сказать, что все не так просто, что она вовсе не боится, а просто презирает мужчин за их безответственные поступки, как наверху раздался ужасный грохот и треск, затем последовал шум льющийся по ступеням воды.
Хозяин дома вскочил, чуть было не опрокинув блюдо с пудингом.
Ноги девушки подкосились, ей показалось, что произошла катастрофа.
- Так я и знал! Это рухнула кровля над библиотекой, - сказал Роджер. За ночь над перекрытиями скопилось много воды, стропила не выдержали. Придется своими силами спасать дом от потопа.
Миллисент последовала за Роджером.
Над библиотекой, оказывается, существовал еще один этаж. В мансардных помещениях после окончательной реконструкции дома должны были располагаться гостевые комнаты. Вид их сейчас был ужасен - торчащие всюду балки, рухнувшие стропила и огромное количество дождевой воды, залившей некоторые помещения на целый фут.
Милли, поднимая фонтаны брызг, подошла к мансардному окну и распахнула его настежь.
- Никакой катастрофы нет, воду отсюда можно выкачать! - внезапно предложила она.
- Как выкачать, чем?! - взревел расстроенный хозяин.
- Обыкновенными ведрами! Зачерпывать из-под ног и выливать в окна!
Роджер почесал в затылке, с возмущенным видом хотел что-то возразить, но затем исчез.
Через минуту он появился с двумя парами новеньких, звонко бренчащих ведер, встал у окна, дал команду:
- Зачерпывай и подавай ведра мне!
- О'кей, командир!
Час или два пролетели совершенно незаметно, воды в комнатах значительно поубавилось. Но истощились и силы у спасателей гостевых комнат.
Миллисент шатало от усталости, а что уж говорить о Роджере? Ему приходилось поднимать каждое ведро над своей головой, чтобы дотянуться до проема мансардного окна. Девушка, как могла, старалась помогать ему, подавала очередное ведро с водой как можно выше. И вдруг поскользнулась на мокром полу.
Вода из ведра окатила ее с головы до ног. Это показалось вначале даже весело, хотя вода была страшно холодная, пока...
Пока Миллисент не обратила внимания на глаза Роджера. Как они смотрели, в них буквально полыхала животная сила! Но она все поняла сразу же, лишь только опустила взгляд и посмотрела на блузку.
Белый шелк, намокнув, стал совершенно прозрачен и больше не скрывал того, что должен был тщательно прятать от посторонних глаз. Высокая, полная грудь несчастной Миллисент, казалось, была обнажена и выставлена напоказ, на посмешище всему свету! Торчали темные, сморщившиеся соски чересчур вытянутой формы... Миллисент считала их ужасно некрасивыми. У ее подруг они были более плоскими, изящнее, что ли... И вот считай, что теперь ее груди были обнажены, каждое движение, колыхание их просматривалось как на ладони. А тут еще и живот, покрывшийся от холода гусиной кожей.
Но все это безобразие сильнее магнита приковывало внимание серых глаз. Они взирали на нее, как на вещь, как на картинку в журнале, которую можно скомкать, порвать, испачкать!
И она еще взяла деньги у этого бессовестного человека! Он, подлец, рассматривает ее, словно товар в витрине универмага!
- Ненавижу! - закричала Миллисент, швырнула в воду ведро и бросилась прочь. - Ненавижу вас всех!
Проклятые, мало вы принесли бед и несчастий маме, теперь подошла моя очередь?
Когда же лопнут ваши ненасытные глаза, когда вы узнаете и поймете, каково житье у честных девушек, не помешанных как вы на сексе? - негодовала в сердцах Милли. И вдвойне, втройне обидно, что так, по-звериному, на нее смотрел вчерашний ночной незнакомец. Она ведь сегодня ему почти поверила, стала думать, что Роджер не такой, как все остальные.
Выходит, они одинаковые, это и есть страшная истина. Стало быть, идти некуда. Вот теперь нога у Миллисент по-настоящему подкосились. Девушка села на холодную спину каменного льва, караулящего первую ступеньку мраморной лестницы, и...крепко уснула.
Очнулась Миллисент от приятного прикосновения согретой перед пламенем камина верблюжьей шерсти роскошного банного халата.
- Не сердись на меня, милая домоправительница! - Над самым ухом раздался низкий вкрадчивый голос. - Что с того, что я смотрел на тебя? Что тут особенного? Ау, Миллисент!
Хочешь, и ты на меня посмотри!
Девушка подняла голову. Перед ней стоял голый по пояс Роджер и протягивал чашку с горячим бульоном. Его серые глаза смеялись.
Но все же в них чувствовалось присутствие вины.
- Прости меня, Милли. Но мне, правда, нечего стыдиться!
Миллисент собралась с силами и улыбнулась. Нашел, что сравнивать! Она ведь девушка. Какие мужчины, в сущности, глупые...
- Пойдем со мной, - позвал тихо Роджер.
Миллисент покорно спустилась со спины каменного царя зверей. Ей было все равно, куда и за кем идти. Все, она вновь сломалась, поскольку страшно устала повсюду отслеживать надвигающуюся опасность. А как бы хотелось бездумно опереться на поданную руку помощи, прожить жизнь так, чтобы вера в людей была непоколебимой. Ах, мечты, мечты...
Равнодушно она наблюдала за тем, как Роджер притащил в кухню подушки, как положил в догорающий камин обломки дубовых стропил, выбирая самые сухие из них.
Жар от огня и верблюжий халат сделали свое дело: к ней вернулся румянец, кожа порозовела.
Миллисент стало обидно, что все складывается как-то по-идиотски. Она получила работу, ее никто пальцем не тронул в этом доме, а она... Действительно, с нервами у нее не совсем в порядке. Кричит, сердится. Дважды устраивала истерику из-за блузки! И чего эти чертовы пуговицы стреляют, как ненормальные? Да и разве стоит эта тряпка того, чтобы портить отношения с людьми?
Девушка посмотрела на Роджера, во взгляде ее повис мучительный вопрос: "Почему?
Что со мной? Ты можешь мне ответить?"
Роджер пристально следил за пламенем, танцующим в камине, затем вздохнул и тихо проговорил:
- Не знаю, почему ты такая. Расскажи мне все, Миллисент.
- Что вы хотите услышать? - Девушка смотрела в огонь и внезапно удивилась, словно увидела и услышала себя со стороны: она тоже, как Роджер, говорила негромким голосом.
В следующее мгновение ей захотелось признаться этому человеку, что таких спокойных минут у нее в жизни было совсем мало. Разве только давным-давно, в детстве. Какой тогда безмятежной и легкой казалась жизнь, все люди вокруг были дружелюбны и по-настоящему добры. Родители любили ее, баловали.
Отец дарил игрушки, шутил и играл с маленькой Милли. Будущее чудилось интересным, светлым, прекрасным - утренняя заря, а не будущее...
Незаметно для себя она рассказала о своем детстве, о печальной истории второго маминого замужества, об отчиме и Джордже...
За высокими распахнутыми окнами полыхал закат, кухня наполнилась ароматом луговых трав, полыни, легким запахом дыма. Громко потрескивали в огне дубовые обломки.
- Хочу услышать, как ты оказалась в Волчьем логу, что привело тебя в дом Хоггвардса, что ты делала там, ну, и все такое прочее.
Миллисент усмехнулась.
- Роджер, вы спрашиваете как заправский детектив. А, может быть, вы и судья? Осудите меня за мои преступления?
- У тебя короткая память, Миллисент, - терпеливо возразил он. - Ты должна помнить, я - финансист. И, уверяю тебя, вполне способен понять и принять все жизненные варианты. Так что, смело рассказывай о своих похождениях!
- Не было никаких похождений, просто я узнала адрес господина Хоггвардса из газеты...
Я тогда переживала трудный период в жизни, и искала любую работу, а еще лучше такую, за которою хорошо платят. Моя мама как раз вышла третий раз замуж. За Франклина Баума.
Они поехали путешествовать, а меня оставили дома одну.
- Узнала адрес, и что? Ты была знакома с этим человеком прежде, или хотя бы разговаривала с ним по телефону? Рассказывай, Миллисент! - В голосе Роджера звучало непонятное нетерпение, как будто он заранее знал ответы на свои вопросы.
- Приехала по его вызову к нему на работу... Господин Хоггвардс даже встретил меня на автовокзале. С гвоздиками. Меня это приятно удивило.
- Ты работала прислугой?
- И прислугой тоже, да еще без оплаты.
И главным менеджером заодно. С утра до вечера управляла его домовладением, всем хозяйством! У него огромный дом и полно земли вокруг, которую в основном арендуют фермеры.
- Милли, девочка, ты была мажордомихой? Вот это да! Как же тебя угораздило?
- Домоправительницей, а не мажордомихой! Не говорите, пожалуйста, вульгарно! рассердилась Миллисент. - Мне нужна была практика, так как я учусь на курсах по подготовке менеджеров коммунального хозяйства, а еще деньги. Это так понятно...
Мужчина внимательно посмотрел в глаза девушке и пытливо поинтересовался:
- А зачем тебе потребовались деньги?
Та от души рассмеялась.
- Денежки всем необходимы! Ну прежде всего хотела сделать матери достойный подарок! Какая она у меня молодец. Представляете, не сдается, все время пытается наладить свою личную жизнь. Упорно выходит замуж!
- И в этот раз вышла замуж за?
- За хорошего человека! Я же говорила, за Франклина Баума! Он нотариус. Да его все знают в нашем городе, - вновь рассердилась Миллисент. - Читайте газеты и будете знать про моего нового отчима!
Роджер улыбнулся.
- Конечно, я слышал о Франклине Бауме.
- Ну что вы меня тогда все о глупостях спрашиваете, о деньгах, о мамином женихе! Лучше я вам о господине Хоггвардсе расскажу. Во-первых, он мне совершенно ничего не заплатил, во-вторых, я сделала из его помойки приличное жилье, все соседи на это обратили внимание, в-третьих, он в благодарность за все мои услуги решил использовать меня в своих сексуальных оргиях! Я у него ничего не украла, выполняла все условия контракта, дом не сожгла... - Миллисент перевела дыхание, и закончила:
- Хотите - верьте, хотите - проверяйте!
- Минуточку! Он хотел использовать тебя в сексуальных оргиях? Но каким образом? - Серые глаза улыбались, но обидного в этом для себя девушка пока ничего не видела. - Это Реджинальд порвал на тебе платье?
- Кишка у него тонка! Это я сама, честное слово! Зачем придумывать то, что не было. Конечно, состояние у меня было ужасное, вот и зацепилась случайно за гвоздик, когда убегала.
А больше я ничего вам не расскажу, мне стыдно! - Девушка закрыла лицо руками. - Они в его кабинете, куда заманили меня, были все голые и смеялись надо мной!
- Вставай! - приказал Роджер. - И немедленно едем за твоей одеждой и документами.
Можешь отправляться прямо в этом халате!
Или надень блузку, как тебе удобно... Господин Хоггвардс написал тебе рекомендательное письмо? Дал положительную характеристику для твоих курсов?
- Обещал дать, - еле слышно откликнулась Миллисент. - Я боюсь его! Тогда, когда я выскочила на шоссе, он гнался за мной без штанов! А еще он очень подлый, коварный человек!
- Миллисент, ты делаешь успехи! Ты что сейчас сказала? Подлый человек! А раньше ты всегда говорила "подлый мужчина"? Со мной можешь никого не бояться. Идем!
Глава 4
Волчий Лог встретил Милли и Роджера полной тишиной. Входная дверь в дом была открыта, в окнах студии горел яркий свет. В тот момент, когда лимузин Роджера остановился у подъезда, внутри логова Реджинальда Хоггварда взревела ритмичная оглушительная музыка.
Началось, подумала девушка, и съежилась на заднем сиденье автомобиля. Зачем только я согласилась сюда вернуться?
Роджер ободряюще кивнул:
- Вперед, Миллисент! Помни, я с тобой!
Под всю эту долбящую по мозгам какофонию звуков и прорывающиеся сквозь нее женские взвизгиваний девушка за пять минут собрала в своей комнате вещи. А еще минуту спустя, вытащив их из дома с помощью Роджера, уже сидела в машине. Что и говорить, она была довольна и горда собственной смелостью.
- А характеристика, а рекомендательные письма? - напомнил Роджер.
- Черт с ними! - беспечно отозвалась Миллисент. - Разве теперь это важно?
- Так дело не пойдет. - Ее спутник выбрался из машины и исчез в доме.
Миллисент снова сжалась в автомобильном кресле. Что же сейчас будет? Скандал? Крики? Обвинения? Разъяренный Реджинальд появится на крыльце, рванет к лимузину, начнет тянуть свои гнусные руки к ней и что-то требовать? Нет, она не сможет вынести эту пытку!
Почти сразу же, как только Роджер исчез за дверью дома, в студии наступила тишина.
А потом потянулись длинные, длинные минуты.
Через четверть часа он вышел из дома и спокойно протянул девушке несколько листов бумаги.
- В двух экземплярах, годится? А это тоже тебе.
Миллисент раскрыла пухлый бумажный конверт. Господи, она не поверила своим глазам!
- Он заплатил мне? Это невероятно!
Роджер уже сидел в салоне, поворачивал ключ зажигания. Он вел себя очень сдержанно, уверенно, но девушка видела, что ее благодетель страшно доволен.
- Реджинальд тебе еще и премию выдал! - резко выворачивая руль, усмехнулся он и тут же поморщился, убрал с руля и положил себе на колено правую руку. Затем добавил:
- А вот Роза передает тебе привет на словах. Сказала, что никогда больше не поставит свою машину на газоне. И раскаивается в своем проступке. Ты знакома с Розой?
- Знакома, - тихо ответила Миллисент. - Это очень несчастная женщина. У нее пивной алкоголизм, очень опасный. Пьет пиво и запивает его виски и джином.
- Охотно верю! - рассмеялся Роджер. - А дом действительно не узнать! Раньше в нем был совершеннейший бардак!
- Разве раньше вы бывали у Реджинальда в гостях? - не поверила своим ушам Миллисент.
- Мало сказать - бывал! Мы ведь с ним некоторым образом родственники...
Вот это да! Какие только сюрпризы не возникают в жизни. Миллисент страшно хотелось расспросить Роджера о родственных связях с ее бывшим хозяином, но она промолчала.
- Да, да, родственники, что теперь поделаешь. Моя родная сестра, та самая, от блузки которой так шустро отскакивают пуговицы, вышла два года тому назад за Реджинальда замуж и стала называться мадам Хоггвардс. Через два месяца она предпочла, не забирая даже самых необходимых вещей, уехать из Волчьего лога и больше никогда туда не возвращаться. Детей у них за столь короткий срок не народилось.
- Она лечится в Альпах от неврастении? - спросила Миллисент. - У нее несносный характер, она всех ненавидит?
- Ты говоришь мне странные вещи. Флоренс сейчас работает на севере Канады, бывает на Аляске. Она ихтиолог, изучает запасы рыбы на континентальном шельфе Северной Америки. У нее огромный опыт, с ней считаются все специалисты. Обещала, между прочим, скоро приехать ко мне в гости. Тебе обязательно надо с ней познакомиться. А какой у нее характер, узнаешь сама.
- Как же она вышла замуж за такого человека?
- Да уж вышла! Он обманул ее. Реджинальду Хоггвардсу была нужна не сама Флоренс в качестве жены, ему были необходимы ее связи в мире шоу-бизнеса!
- Постойте, постойте! Вы, Роджер, только что сказали, что ваша сестра ихтиолог! При чем здесь ее связи в шоу-бизнесе? - возмущенно воскликнула Милли. - Это какая-то нелепость, разве так бывает на телевидении?
Неужели он снова ее обманывает? Неужели опять начинается хитрая мужская игра?
- Ты сегодня меня назвала детективом, а сама не хуже, прямо-таки Шерлок Холмс в юбке! Флоренс всегда была очаровательным созданием, даже в детстве, маленькой девочкой. А когда выросла, ее, студентку биологического факультета университета, пригласили на телевидение вести программу "Жизнь моря".
Флоренс - очень компанейский человек. Она со всеми начинает дружить, всем помогает, всех обожает. Вот и образовался у нее круг друзей в шоу-бизнесе.
- А-а, - протянула Милли. - Простите меня, Роджер, я подумала о вас плохо. Ну, и что Реджинальд? Когда он женился на вашей сестре...
- Он получил в результате ее связи, ее друзей, стал ведущим музыкальным режиссером на телеканале. Правда, не стану лукавить, режиссер Реджинальд талантливый. А вот как бизнесмен он расчетливый. И чересчур прижимистый, когда дело касается всяческих выплат и разнообразных гонораров. Думаю, на телевидении от него все стонут.
- О Боже! - только и вымолвила Миллисент. - Роджер, а вы не влепили ли случайно пощечину моему бывшему работодателю, когда брали у него рекомендательные письма?
- Как можно, Миллисент, я же солидный человек, финансист! Ты думаешь, я умею драться? - бодро возразил Роджер и засмеялся. - Я взял у него одни рекомендации, а взамен выдал другие. Чтобы у него тоже кое-что осталось на память! Кстати, о моих рекомендациях ему еще с неделю будут напоминать пара другая пятен темно-синего цвета!
Ага! - ликующе подумала Миллисент. Все-таки ты дал ему по морде! Отлились кошке мышкины слезки.
Она удовлетворенно рассмеялась.
- Роджер, когда мы приедем в ваш фамильный замок, я немедленно сниму блузку вашей сестры и, с вашего позволения, спрячу ее себе на память! Она нас чуть было не поссорила!
- Моя сестра нас чуть было не поссорила?
В его тоне звучало столько недоумения, господин Харткортворд был искренне изумлен.
- Роджер! - Девушка укоризненно посмотрела на мужчину. - Вы забыли о потопе на чердаке? Забыли, как я окатила себя ведром воды? Блузка-то намокла! И как вы на меня смотрели?
- Что было, то было. Смотрел, - спокойно согласился тот, внимательно следя за дорогой. - Кто старое помянет, тому глаз вон. Поверь, милая домоправительница, больше я в твою сторону и не взгляну! Все, занимаемся только домом!
Миллисент не верила своим ушам. Неужели Роджер говорит правду? Он милый, у него добрые глаза. Голос, правда, подкачал, вон какой хриплый.
Девушка долго не решалась задать интересующий ее вопрос, но в тот самый момент, когда колеса автомобиля зашуршали по гравию подъездной дорожки, все-таки спросила:
- Мистер Харткортворд, сколько вам лет?
- Ровно сорок, Милли! Только не называй меня мистером, зови по имени. Я - старый солдат, и не знаю другого возраста! Мне кажется, когда я родился, мне уже тогда было ровно сорок. А сколько тебе?
Миллисент не решилась сказать правду.
Вдруг он подумает, мол, она такая маленькая, неопытная, совсем девчонка, и.., откажет в работе.
- А разве я раньше не говорила?
- Я забыл. Так сколько тебе лет, Миллисент?
- Много, - беспечно махнула рукой девушка. Хотя разве плохо быть молодой? - Посмотрите, какой красивый сегодня закат!
Глава 5
За поздним ужином Роджер рассказал девушке, что приезжает в свое поместье, как правило, на выходные дни. Иногда появляется на одну только субботу, иногда не приезжает вовсе. Все зависит от обстоятельств, от положения дел на его работе.
Дом он реконструирует прежде всего потому, что ему нужна перемена занятий, это своего рода отдых. Воздух вокруг замечательный, тишина и покой. Телефон отключен.
Близких соседей нет. Реджинальд Хоггвардс не в счет.
- Знаешь, Миллисент, если смотреть из мансардного окна, то на горизонте будет виден холм с развалинами старой церкви и остатками древнего кладбища. Среди каменных надгробий одно принадлежит моему прапрадеду, тоже Роджеру, по прозвищу Счастливый. И вообще кругом столько простора... Хорошее место для семейного гнезда, для отдыха, только нет рядом подходящей работы.
- А где вы работаете в городе? - спросила девушка.
- Как где? Я же сто раз тебе сегодня говорил: я - финансист. Работаю в банке!
- А как он называется? У него есть название, у вашего банка?
- Конечно! "Роджер Банк", - ответил мужчина, отпивая красное вино из бокала. - Что, не нравится?
Милли промолчала, она думала о своем. Хотя глаза ее улыбались, на душе стало так грустно, так тяжело. Вот вам, пожалуйста! Теперь понятно, откуда этот вишневого цвета "ягуар", командный тон в голосе, фамильный дом и все прочее. Он богат. У него все в полном порядке.
Какой он финансист или там бухгалтер? Банкир! Человек для нее недосягаемый, живущий в мире больших денег, встреч с членами правительства, банкетов в дорогих ресторанах... Как жестока и бессердечна жизнь! То посылает навстречу отъявленного мерзавца, то знакомит со звездочетом, то сводит с миллионером.
Конечно, он, Роджер Харткортворд, миллионер. Все банкиры обладают миллионными состояниями. А как по-другому, если человек владеет собственным банком? Такому соблазнить невинную девушку - раз плюнуть, он их, наверное, десятками водит по кафе, ресторанам и театрам, дарит им французские духи, поит шампанским. А потом бросает. Полные карманы денег, что хочет, то и делает.
Он смотрит на женщин, а те заглядывают к нему в карман, считают его деньги. Небось презирает своих поклонниц, поэтому у него насмешливые глаза. Все ясно, меня этот Харткортворд тоже презирает, а возится со мною, чтобы себя потешить!
За что ей такое наказание? Она теперь словно обречена ждать, что с ней произойдет дальше. Мышка, добровольно сунувшая мордочку в мышеловку... Но разве не на мужчине лежит ответственность за растленные девичьи души?
На мужчине, конечно! Подумаешь, банк у него! Да хоть десять банков!
Неожиданно для самой себя у Миллисент вырвалось:
- А мне Диана Форрествуд письмо недавно прислала!
- Кто это? - обгладывая крылышко цыпленка, спросил Роджер.
- Вы не знаете Диану Форрествуд?! Стыдитесь, молодой человек! Диана гордость и надежда всей нации, она так поет, что пробирает до самой глубины души!
Миллисент внезапно порадовалась возможности показать, что и она, несмотря на молодой возраст, кое-что понимает и ценит в этом мире. Но он-то хорош! Не знать, кто такая Диана Форрествуд! Прямо снежный человек какой-то...
Он смолчал, когда она назвала его молодым человеком. Да он просто мальчишка неразвитый!
- У Дианы замечательный голос! Она поет прекрасные песни! На каждом концерте у нее новое удивительное платье, можно заглядеться, как она красива!
- Вот как? - искренне удивился Роджер. - И о чем же она поет?
- О любви, о чем же еще? - удивилась девушка. - А вот сейчас я дам послушать вам ее песни! Хотите?
- Хочу, Миллисент, хочу. - Роджер отодвинул тарелку и откровенно зевнул. - А потом, чур, я пойду спать. Рано утром мне нужно уехать, а до этого еще надо успеть познакомить тебя с рабочими, с мистером Редкнопом. Он мастер, будет тебе во всем помогать, а ты помогай ему. Тебя не обременит моя просьба встречать рабочих горячим завтраком и кофе? Они придут ровно в шесть утра.
К шести завтрак должен быть на столе.
Миллисент оскорбил его зевок, и она мгновенно раздумала искать и демонстрировать кассету с песнями Дианы Форрествуд. И вообще глупость это выдавать Дианочку за свою подружку. В самом деле, в ответ на то письмо поп-звезды, где была карта с магазинами, она, Милли, настрочила еще несколько писем. Рассказала подробно о своей жизни, о любимых занятиях, об учебе на курсах.
Но певица на другие письма почему-то не стала отвечать. Разве так поступают близкие люди?
- Хорошо, к шести завтрак будет на столе, - суховато проговорила Миллисент. - Я тоже пойду спать. Помогите отнести мои вещи в комнату, гае я поставила кресло-кровагь.
- Не расстраивайся, Милли! Песни Дианы мы послушаем потом! Не вешай носа!
Снова в его голосе - командные нотки. Он ничего не забывает. Неужели ему интересны современные песни, тогда зачем зевал и занудно начал инструктировать по поводу завтрашних планов? То про завтрак для рабочих, про какого-то мистера Редкнопа...
- Хорошо, песни послушаем потом. - Девушка во всем решила соглашаться с Роджером. Она устала. А соглашаться и не спорить - так удобнее.
- Миллисент, Милли, милая домоправительница! - Мужчина осторожно коснулся пальцами руки девушки, погладил нежную кожу запястья. - Мы обязательно закончим наш разговор. Потом. И помни, у меня нет желания тебя обидеть.
- Я верю вам, Роджер!
Ее удивило, обрадовало и напугало его прикосновение. Она испытала сложное, незнакомое чувство. Девушка боялась признаться себе, но ощущения ей понравились. Боже, ей захотелось продолжения... Как себя теперь следует вести, что говорить? Почему она не вскочила и не убежала стремглав?
Милли старалась не дышать, вслушиваясь в свои ощущения. Она не убирала своей руки, не пряталась от ласки.
А разве это была ласка? Горячая мужская рука лежала неподвижно, но сама ее тяжесть, ее присутствие постепенно доказывали девушке, что существует незнакомая ей, однако, прекрасная сторона отношений между людьми. И, в сущности, плохо, обидно быть одинокой, никому ненужной в огромном-огромном мире.
Нет, это, конечно, была ласка! Как нежный взгляд, как аромат цветов, как прикосновение весеннего ветерка! Она могла бы сидеть так час или два, смотреть на огонь и ей бы не надоело чувствовать прикосновение этой руки.
На душе стало так спокойно, забылись все неудачи, все беды. Жизнь показалась простой и понятной, захотелось подремать тут же, за столом.
За окнами догорал закат, мерно раскачивался маятник старинных часов, время безостановочно шло под аккомпанемент усыпляющего тиканья.
У Миллисент затекла правая нога. Девушка переменила положение тела и сразу же поняла, что халат предательски, а главное, не вовремя распахнулся. Но ведь под халатом на ней не было ничего - никакой абсолютно одежды!
Она замерла в ужасе, чувствуя кожей обнаженных бедер и живота тепло пылающего камина, и понимала при этом, что Роджер продолжает держать свою руку на ее руке, продолжает легко и нежно касаться ее пальцев, запястья, ладони.
Миллисент не двигалась, глаза ее были полузакрыты, острое чувство стыда постепенно уступало место непонятному удовольствию - каждая клеточка ее прекрасного тела, кроме тепла камина, впитывала ласкающий взгляд Роджера.
- Глупенькая, милая Милли, - раздался тихий голос Роджера.
Девушка осторожно взглянула на мужчину: его глаза закрыты, голова запрокинута. Он ничего не видел! Свободной рукой девушка кое-как запахнула полы халата. Обошлось!
Глубокой ночью, проснувшись, чтобы сделать пару глотков молока, Миллисент вновь и вновь возвращалась в мыслях к тому, что Роджер - самый славный и добрый человек, которого она повстречала в своей пока короткой жизни.
Сны ей в ту ночь приснились хорошие, легкие, как летние облака, но подробностей этих приятных снов Миллисент наутро не вспомнила.
...Проснулась она рано, как птичка. Солнце недавно поднялось над миром и освещало окрестности мягким, неназойливым светом. Выглянув из окна, девушка вдруг увидела, что окрестности рядом с домом прекрасны, деревья шумят свежей после ночи листвой, трава сочная, покрытая мерцающей в солнечных зайчиках росой. А воздух!.. Это был роскошный, чистейший воздух, от которого прибавляются силы, здоровье, радость.
Часы пробили пять утра. В доме кроме нее никого не было: Роджер уже уехал. Она даже не успела напоить его кофе. А как ей хотелось поухаживать за ним, согреть кофейник, поставить чашку с блюдцем, намазать маслом бутерброды, нарезать ветчину и сыр. Роджер, почему ты так быстро уехал, ведь обещал познакомить с рабочими, с мастером?
К шести у нее был готов завтрак. И первый человек, которого она встретила на пороге, был кровельщик Пирке - бородатый старик в зеленом комбинезоне со множеством карманов. Из каждого кармана торчали замысловатые инструменты. Это показалось Милли таким смешным, что она не сдержалась и весело рассмеялась.
- Ух, какую хохотушку хозяин нашел, - добродушно проворчал старик. Голосок у тебя звонкий, что надо!
- Вот именно, нашел! - радостно подтвердила девушка. Черной-пречерной ночью, в холодный-прехолодный дождь, среди ярких-преярких молний... Но это уже все в далеком прошлом! Прошу вас за стол.
За кофе Миллисент рассказала Пирксу подробности о вчерашнем потопе. О том, как обрушилась кровля, и как они с Роджером черпали воду ведрами, и о том ужасе, который творится теперь в гостевых комнатах!
- Ничего, все можно починить-поправить, - добродушно усмехнулся в бороду старик. - Сделаем в лучшем виде, крепче старого. Дело за плотниками. К вечеру они установят новые стропила, обрешетку. Я уложу черепицу, установлю желоба, кровля будет на загляденье! А вот и плотники, познакомься! Ребята, а это наша домоправительница, ее зовут Миллисент!
За один день Миллисент перезнакомилась и с плотниками - братьями Джонсонами, и с каменщиками - Джеком и Томом, и с электриком - мистером Финчлеем, и со стекольщиком Смитом, и с мастером Редкнопом, который планировал все работы.
Дом наполнился звуками, ожил.
Весь день до позднего вечера грохотали молотки, завывали пилы, звучали звонкие голоса инструментов. То и дело подъезжали грузовики с материалами, транспортные рабочие строительных фирм вносили в дом ящики с оборудованием. Огромные брусья исчезали в проемах окон, плотники смело ходили по гребню крыши, глубже и шире становились траншеи во дворе.
Миллисент познакомилась с архитектором, который делал проект реконструкции дома, с инженерами-теплотехниками, настраивавшими оборудование котельной так, будто этот самый котел был огромным музыкальным инструментом.
Да, она действительно ощущала себя самой настоящей домоправительницей! Все с ней советовались, перед ней отчитывались, всех она кормила-поила. Короче, была здесь самой главной в отсутствии хозяина, господина банкира и заодно ее ночного спасителя Роджера Харткортворда.
День пролетел, как одно мгновение. В девять вечера девушка в одиночестве стояла в холле и рассматривала рисунки и чертежи в папке, которую ей оставил архитектор. Сколько еще предстоит работы! Как говорится, начать и кончить.
Миллисент, быстро приняв освежающий душ, затем едва добрела до постели и тут же провалилась в сон, успев подумать: "Как я устала. Какое блаженство лежать в мягкой постели под одеялом!"
Утром она с трудом заставила себя встать по звонку будильника. Но уговор с Роджером дороже денег: к шести часам она обязана была приготовить завтрак на всю честную компанию мастеров и рабочих.
Вторник и среда повторяли друг друга. Грохот и стук, повсюду пыль. Вдруг оказалось, что невозможно пройти по каменной лестнице ввиду ее полного отсутствия - братья Джонсоны разобрали ее полностью, до основания, предварительно белой краской пронумеровав все камни.
В яме под фундаментом парни, к своему удивлению, обнаружили проржавевшую алебарду, ржавые стремена, горку пятифунтовых пушечных ядер, помятый серебряный кубок.
Это стало маленьким событием среди кипения трудового дня. "Впору открывать музей, - довольными голосами бубнили мужчины, передавая из рук в руки находки. - Сколько же пива войдет в такой здоровенный кубок?"
Вот какой славный дом был под началом у Миллисент. Старинный, с традициями и кладом.
Четверг принес другую неожиданность - подошли к концу запасы съестного! Добросовестная Миллисент так вкусно готовила завтраки и обеды, так щедро кормила вверенных ее заботе рабочих, что к пятнице запросто могло не хватить ни риса, ни яиц, ни ветчины.
После обеда мастер Редкноп предложил свою машину и себя в качестве водителя, чтобы съездить в соседний городок - пополнить запасы продовольствия.
Миллисент с радостью согласилась, и спустя несколько минут уже катила в красном пикапе Редкнопа по шоссе навстречу зеленым холмам.
Девушка с наслаждением подставляла раскрасневшееся лицо потоку набегавшего воздуха. Какой чудесный день, как замечательно ощущать себя полезной, необходимой кому-то! И какие прекрасные люди вокруг! Все мастера своего дела, работа так и горит у них в руках.
Машина пролетела по каменистой насыпи мимо знакомого ручья, но девушка даже не обратила внимания на массивные ворота Волчьего лога. Она весело болтала с мастером о жизни в городке, о ремонтных работах, о песнях Дианы Форрествуд. Оказалось, что мастеру это имя давно знакомо.
- А вы знаете, Миллисент, мои дочери переписываются с певицей! сказал он. - Да-да! Вы не поверите, но она даже сообщила им, где можно купить все ее песни, вот как, выдала все дешевые магазины! Девчонки хранят дома ее письмо и продолжают писать ей, сообщая обо всех новостях. Теперь Диана с ними дружит, она такая простая.
Миллисент благоразумно промолчала, что также знает места, где можно приобрести песни певицы. И совсем недавно, веря в дружбу и симпатию между людьми, отсылала Дианочке восторженные послания одно за другим.
В городке девушка за полчаса пробежалась по магазинам, купила все необходимое, а также цветы и мороженое. Как все хорошо, как удобно и быстро! Пожалела Милли лишь об одном: обидно, что не взяла записную книжку с новым телефоном матери. Ладно, ничего... Сообщить о хороших новостях никогда не поздно, зато как потом обрадуется мама!
На обратной дороге мистер Редкноп изъявил желание обучить Миллисент езде на автомобиле.
- В нашей стороне дороги пустынные, опасности для неопытного новичка нет, а необходимость побыстрее добраться до города может возникнуть в любой момент, - наставлял он свою попутчицу. - Наука простая, а жить так далеко, и пользоваться автобусом не всегда удобно. Да я лично вас обучу, у вас получится сразу. Вы такая хорошенькая и умная!
- Спасибо за комплимент! - захохотала Миллисент. - А я вам в благодарность поставлю ящик пива! Холодненького!
- Пива не пью! - ответил мастер. - Только ром или бренди по большим праздникам! Но с вами выпью и пива, уговорили старого дурака!
Миллисент не узнавала сама себя. Она болтает и смеется с незнакомыми людьми? Соглашается выпить с мистером Редкнопом пива?
Какой удивительный день! Подумать только, ей никто и ничто не испортило настроения в городе. Такая редкость...
Раньше всегда находился какой-нибудь тип, бросавший ей вслед сальности. Мужчины в барах смеялись ей прямо в лицо, в автобусах подмигивали, когда она нечаянно встречалась с ними взглядом.
Девушка вспомнила, как один дед - дед! - попытался уступить ей место, да еще хотел произнести комплимент. Мол, в ногах правды нет, а уж в таких хорошеньких - и подавно!
Как она посмотрела тогда на гнусного старика! Прямо испепелила гневным взглядом.
К пяти вечера в пятницу в доме никого из рабочих не осталось. Миллисент, переделав все дела, перемыв посуду, решила в ожидании приезда Роджера прогуляться по окрестностям, осмотреть поместье как следует.
Валуны отдавали накопленное за день тепло, так приятно прислоняться ладонями к шершавым бокам огромных камней. Прозрачный воздух, напоенный ароматами трав и цветов, был неподвижен. Красные и зеленые стрекозы с шумом пролетали над самой головой. Разгуливая по извилистым тропкам, она вспугнула дикого кролика, и зверек, смешно вскидывая задние лапки, сломя голову бросился бежать прочь, к изгороди, сложенной из плоских камней.
Собрав крохотный букет полевых маргариток, Миллисент широким спортивным шагом поднялась на вершину одного из холмов.
Далеко на западе, в стороне океана, небо приобретало красноватый оттенок, видимо, солнце опустится сегодня прямо в тучи. Скорее всего завтра будет дождь. Обидно! Милли очень хотела пригласить Роджера на прогулку, вокруг такой простор и такой чистый воздух.
Девушка спустилась с холма по едва заметной тропинке, и пошла по краю небольшого болотца в сторону одинокого дуба, у корней которого белели потрескавшиеся от времени плиты надгробия.
Ярко-зеленая осока приманивала взгляд своей свежестью. В центре болотца, на почти круглом блюдце чистой воды, ярко горело отражение заходящего солнца и неподвижно замерли две диких утки, селезень со своей подружкой.
Миллисент остановилась, завороженная тишиной и покоем уединенного места. Она склонилась над плитами надгробия, пытаясь прочесть полустертую надпись на камне. Кто здесь может покоиться? Бедный викарий? Или храбрый солдат? От селения не осталось и следа, только дуб и только эта могила.
- Хорошенькое местечко?
Голос раздался за спиной, но девушке не нужно было гадать, кому он принадлежал. Интонации чересчур знакомы. Не оборачиваясь, Миллисент гневно произнесла:
- Не понимаю, что вы здесь, Реджинальд, делаете и что вам от меня надо?
- Прекрасно вы все понимаете! А делаю я здесь то же, что и вы: любуюсь землями, принадлежащими моему родственничку и доброму соседу. Впрочем, не такой уж он и добрый, взял и увел у меня чистую овечку!
- Мистер! - резко обернулась Миллисент. - Убирайтесь подобру-поздорову, иначе я найду на вас управу! Я...
- А кто найдет управу на вас, уж не Роджер ли? Хорошо вам порхать из дома в дом, от одного мужчины к другому. - Голос Реджинальда Хоггвардса стал звучать грубо и жестко. - Да знаете ли вы, вертихвостка этакая, что ваша мать места себе не находит? А ведь у нее больное сердце, стенокардия и все такое прочее. Вы в курсе, что ваш нынешний отчим уже обращался в полицию? И что только мое вмешательство остановило панику? В силу своей информированности, я имел честь сообщить, что вы сожительствуете с сэром Роджером, увы, моим родственником. Прошу прощения, за то, что у него низкий моральный уровень. Я никогда не осмелился бы взять на содержание столь молодую особу. И знаете, почему?
Миллисент в гневе закусила губу, она была готова убить мерзавца.
- Прекратите болтать всякую чушь, Реджинальд! - выкрикнула она.
- Господин Хоггвардс, с вашего позволения, - холодно процедил ее бывший хозяин. - Я никогда не болтаю, всегда говорю исключительно правду. Потому что сразу понял, что вы за птица! Как рьяно вы принялись наводить чистоту в моем доме! Почувствовали, что жена далеко? Решили, я вами всерьез заинтересуюсь? На что вы рассчитывали, юная, неопытная обольстительница? Куда вы, постойте, я не все вам сказал... Я хотел отдать деньги за твою работу, дурочка!
Но Миллисент была уже далеко, она бежала за защитой к Роджеру! Сейчас она пожалуется единственному на свете справедливому человеку, и он сотрет в порошок ненавистного Хоггвардса! Он убьет его, утопит в вонючем болоте, переедет своим автомобилем! Кстати, где же его машина?
Подбежав к дому, девушка не увидела света в кухонных окнах, не обнаружила вишневого "ягуара" своего нового работодателя. Как же так, сегодня пятница, Роджер должен был приехать. Ведь он обещал!
Хотелось плакать, закрыть лицо руками и громко рыдать, так скверно было на душе. Все ее бросили, абсолютно все!
Что этот мерзавец Реджинальд говорил о матери? Он сказал ей, что дочь пошла по рукам? Что она - игрушка в руках мужчин? Боже!
Миллисент вбежала в кухню, жадно выпила стакан холодной воды.
За окнами быстро темнело. Из сада раздался крик совы, вылетевшей на ночную охоту за мышами.
Этот мерзавец бродит где-то поблизости, вынашивает свои подлые планы. Как страшно, как обидно и страшно! Девушка заперла входные двери, закрыла все окна цокольного этажа, и в отчаянии упала на свою постель.
В комнате было совсем темно и тихо. Запах мяты и лаванды проникал в ноздри, успокаивая расшатанные нервы. Одеяло к самому носу!
Не думай о плохом, Миллисент. Итак, повторяем урок. Мужчинам верить нельзя. Это раз.
Верить нельзя никому вообще. Это два. Только маме! Какое у нее теперь давление? Как у них дела с Франклином Баумом? Они забыли ее, бросили! Да и кто она такая теперь, чтобы помнить о ней, кто она такая?
Как кто!?
Словно молния, сознание Миллисент пронзила ясная мысль: "Я та, кто только и любит Роджера Харткортворда! Его хриплый голос, его серые глаза!" Сон пришел моментально.
Сказались усталость и переживания, а еще, может быть, она произнесла самой себе волшебные усыпляющие слова.
"Его миллионы ты любишь! - прогнусавил под самым ухом мерзкий голос господина Хоггвардса. - Его загородный дом!"
Миллисент застонала во сне. Этот Реджинальд, подмигивающий ей подбитым глазом, мерзок, как ночное ароматное печенье, которого она наелась совсем недавно на сорок лет вперед. Господи, что за сны одолевают ее этим летом? Просто кошмар.
Ровно в полночь Миллисент проснулась от жуткого грохота внизу, кто-то по-хозяйски молотил кулаками в дверь.
Полусонная, шатающаяся от усталости девушка спустилась вниз и без всякого страха открыла. Кто еще мог так настойчиво стучать?
Только хозяин дома.
Конечно, это был Роджер, он не мог не приехать! Он приехал, чтобы спасти ее!
- Мне есть, что вам рассказать, Роджер! - сказала Миллисент. - Но сначала надо выспаться! Я дремлю прямо на ногах. Все в порядке.
Черепица уложена, балки подогнаны, стропила как новенькие. Потопа больше не будет. - Девушка зевнула. - Да еще вот, мастер Редкноп будет учить меня вождению!
Миллисент даже не упомянула о встрече с бывшим работодателем. Зачем? Это пройдет, забудется, как забываются страшные сны.
Увидев милого Роджера, она вообще забыла о существовании этого несчастного человека, бедного мистера Хоггвардса. Реджинальд даже не знает, что такое любовь, кроме того, он ей совершенно не интересен, как человек.
Он подлый! Он не мужчина.
Миллисент найдет способ, как поставить в известность маму о действительном положении дел, просто позвонит отчиму и расскажет, у какого хорошего человека работает.
Засыпая, девушка пыталась обдумать, как же теперь вести себя, чтобы Роджер, который умеет читать ее мысли, не догадался, что она его полюбила.
Ему надоели девушки и женщины, заглядывающие к нему сначала в карман, а потом в сердце? Замечательно! Она прямо скажет, что ей не безразличны его миллионы, она будет хорошей домоправительницей, будет экономить его деньги.
Но о своей любви она не скажет Роджеру никогда!
Она умрет когда-нибудь, ее похоронят под старым дубом, посреди поля. Будут петь птицы, летать стрекозы. С тихим шелестом слетит на могилу дубовый лист...
Роджер, может быть, положит букетик из незабудок на могильный камень, и все. Ей и этого достаточно. Интересно, а как она умрет?
Наверное, старой девой, в скромном домике под красной крышей, в кресле-качалке, под веселое пение верной канарейки. Любимая кошка обнаружит ее холодный труп, завоет с горя и приведет старых, добрых соседей. Как хорошо!
Но кого это привела к ее трупу любимая кошка? Кто так трясет ее за плечо? Разве она не умерла?!
...Миллисент открыла глаза и увидела над собой обеспокоенное лицо Роджера. Комната залита ярким солнечным светом, за окнами поют птицы, голова свежая, тело наполнено силой.
- Доброе утро, Миллисент! - сказал Роджер. - Прости меня, что не мог раньше приехать. Что вчера здесь произошло? Ты разговаривала с Реджинальдом Хоггвардсом, мерзавец приходил в мой дом?
- Никто сюда не приходил! - искренне ответила Милли.
- А это откуда? Я нашел это на крыльце! Роджер показал девушке пухлый конверт. - Тут написано "М, от X."
Из конверта посыпались деньги.
- Я не понимаю! - Она оторопела. - Кто это "X"?
- О, еще раз прости меня, Милли, теперь до меня дошло. Это Хоггвардс заплатил тебе за работу! Все тайное становится явным.
Лицо Роджера стало виноватым, мальчишеским.
- Как? Еще раз? А его премия и прочее? - страшно удивилась Милли.
- Миллисент, тогда я тебя немножко обманул. Ты была в отчаянии, надо было видеть, как ты тряслась и беспокоилась! Я отдал тогда свои деньги.
- Роджер, обман есть обман. Оставьте этот конверт себе.
- Ты с ним разговаривала?
- Нет, я с ним не разговаривала. Он разговаривал со мной. И запомните, мои личные дела касаются только меня, меня и моей семьи! - Голос Миллисент стал строгим. Она отчитывала этого взрослого человека, как мальчишку, и обманывала, как мальчишку.
Да расскажи она Роджеру правду о вчерашнем разговоре, он тут же побежит в Волчий лог и надерет уши бедняге Реджинальду! Хватит с него и прошлых синяков.
Миллисент окинула взглядом крепкую фигуру Роджера. Какой он сильный, большой. Разве можно его сравнить с тщедушным Хоггвардсом?
Но не это занимало мысли Миллисент. Ее занимало то, что она сама стала другой.
Почему она совершенно не стесняется того, что лежит в постели, а в комнате находится посторонний человек, да еще в строгом деловом костюме, с папкой в руках? На ней-то самой, только ночная рубашка!
Если бы кто неделю тому назад намекнул ей на возможность подобного пробуждения, она ни за что бы не поверила! Да еще бы возмутилась: "Как это безнравственно!"
- Роджер! - позвала Миллисент.
Тот стоял у окна и смотрел вниз, на изрытый канавами двор. Милый, расстроенный мальчик.
- Скажите, каким бы словом вы определили этот наш утренний разговор? Ну то, что я в постели, а вы вошли без стука, и прочее?
Господи, как легко она задает ему такие откровенные вопросы!
- Это безнравственно! - откликнулся Роджер.
Миллисент засмеялась.
- Я тоже так думаю. Почему вы в таком строгом костюме?
- Через час уезжаю в аэропорт, встречать сестру, свою милую Флоренс. Ты сумеешь приготовить парадный обед?
- Будут гости?
- Только сестра! Но не вздумай готовить рыбу, она ее терпеть не может! Вспомни, она ихтиолог! Рыбы, любые, для нее живые существа, объекты для изучения, а не кусок филе или что-то там под соусом!
- Роджер, - вновь позвала тихим голосом Миллисент. - Я приготовлю обед, не беспокойтесь, только погладьте меня по руке, как тогда, вечером у камина...
Он положил свою крепкую ладонь на ладошку девушке и шепнул:
- Только тогда ты была в халате, помнишь?
А халат распахнулся...
- Так вы смотрели тогда на мой голый живот и молчали?! - воскликнула Миллисент.
- А что я должен был тогда кричать? Твой живот меня вовсе не напугал, - спокойным голосом произнес Роджер. - Молчал, конечно, и любовался. А если сейчас увижу твой живот, может быть, и закричу!
Роджер ухватился за край одеяла и потащил его на себя, продолжая тем временем нежно сжимать пальцы левой руки Милли.
Одеяло свалилось на пол, открыв солнечному свету и жаждущему взору самое соблазнительное зрелище, которое только может представить себе истосковавшийся по близости мужчина: короткую рубашку, сбившуюся под самый подбородок, пару восхитительно стройных ног, тонкую девичью руку, стыдливо прикрывающую ладонью лоно, прекрасный живот, чудесный пупок и округлые, вздымающиеся при каждом вдохе, груди.
Девушка продолжала лежать на спине, она улыбалась и молчала. Потом губы ее разжались и с нежностью произнесли:
- Роджер, ты очень милый! Поцелуй меня и уезжай, ты опоздаешь!
Он прижал к своим губам ладонь Миллисент, а потом громко крикнул:
- Какой красивый живот!
- Тише! - испуганно остановила его девушка. - Ты с ума сошел!
- А кто нас может услышать, мы одни в доме!
Словно в кошмарном сне сразу же в холле послышались переговаривающиеся чужие голоса.
- Кто это?! - в ужасе замерла Милли. - Ты оставил входную дверь открытой?
Роджер прислушался, потом сказал:
- Получается, оставил открытой... Прости, забыл тебя предупредить это телефонные мастера. Теперь ты сможешь позвонить матери, рассказать, что все у тебя в порядке.
Девушка хотела было встать, одеться, но Роджер нежно удержал ее на простынях:
- Нам никто не помешает...
Господи, конечно, она стала другая: он сказал ей "никто не помешает", и она с удовольствием покорилась ему, продолжая бесстыдно лежать обнаженной на постели.
Миллисент и представить себе не могла, что до первого поцелуя в губы испытает столь острое наслаждение - горячее дыхание Роджера на своем пупке.
На ее животе могли поместиться тысячи поцелуев этого негодяя, этого хулигана, мерзавца, мучителя, мальчишки! Он истязал ее, он только целовал ее! А она хотела вобрать в себя его целиком! Почему он так жесток, зачем ему надо уезжать в аэропорт?!
Миллисент очнулась первой и спросила:
- Который час?
- Пять минут прошло с тех пор, как ты попросила меня погладить тебе руку!
- Не может быть! - она отвернула край рукава его пиджака и посмотрела на часы. - Ты прав. Все равно, поезжай немедленно, опаздывать нехорошо. Роджер, я тебя буду ждать!
- Позвони матери! - сказал он, махнул на прощание рукой и вышел из комнаты.
Глава 6
Роджер уехал, а Миллисент до полудня пронежилась в постели, не убирая ладоней со своего живота.
Он целовал мой живот! Ему нравилось меня целовать! Мне нравилось, что меня целуют! Я лежала совсем без одежды, мне было так хорошо! - с восторгом и удивлением одновременно размышляла Милли. Что это? Он развратил меня, или... Или я его люблю? А он меня? Когда люди любят друг друга, они об этом говорят...
Что же, получается, мой первый отчим, отец Джорджа, любил мою мать? Нет, конечно. Но сколько раз он повторял, что жить без нее не может, как уверенно говорил на людях, что она его единственная вечная любовь.
Тысячи раз говорил! А сам украл наши деньги! Ни отчим, ни его сын не хотели и не любили работать, сидели на шее у мамы.
Наконец, она нашла в себе силы встать с постели. Приняв работу у телефонных мастеров и проводив их, Миллисент приготовила себе завтрак. За чашкой кофе девушка вновь пустилась в печальные воспоминания.
Ли Дженкинс, ее отчим, постоянно ввязывался в сомнительные авантюры, часто прикладывался к бутылке, устраивал дома скандалы. Из-за него мама совершенно невыгодно, буквально за гроши продала прекрасный, в пять комнат, дом, и они стали жить в тесной, неуютной квартире на окраине. Отчима звали Ли Дженкинс. Как он ей не нравился!
Невысокого роста с огромными залысинами он походил сразу на всех отрицательных персонажей из детских комиксов. Кроме того, был скуп, завистлив и неряшлив. При всех этих качествах Дженкинс отличался любовью к дорогим костюмам, носил яркие галстуки.
Почему, почему мама вышла за него замуж?
Как хорошо они жили, пока папа не умер, как весело было в их дружной семье. А потом случилось несчастье. Папа заразился в больнице, где работал хирургом, вирусом гепатита.
Болезнь протекала очень тяжело, дала осложнения на другие органы, и организм отца не выдержал. Мама очень долго горевала, потом, понимая, что одной не воспитать дочь, вышла замуж за рекламного агента, с которым познакомилась на бирже труда. Дженкинс умел обаять женщину, рассыпался в комплиментах и похвалах ей самой, ее дому и хозяйству.
Со дня свадьбы прошел год, Миллисент исполнилось пятнадцать лет. Как и все девочки-подростки, она стеснялась своей высокой полной груди, носила просторные свитера, скрадывавшие изысканные формы ее фигуры.
Дженкинс откровенно засматривался на нее, щурил свои опухшие от вечной пьянки глаза, и однажды, заслонив ей дорогу, неожиданно проговорил, обхватив руками ее плечи:
- Малышка Миллисент, смотри-ка, ты совсем взрослая! Не хочешь подарить мне поцелуйчик, а?
Закрыв глаза, Дженкинс вытянул свои губы:
- Поцелуй меня, это будет нашей тайной!
Целуй, говорю, непослушная девчонка!
Милли вырвалась из объятий Дженкинса, вбежала в свою комнатку и захлопнула дверь.
Опустив воротник, посмотрела на свои плечи в зеркало. Жесткие пальцы отчима оставили на нежной коже безобразные синяки.
Ну и мужа выбрала себе мамочка! Как ему только не совестно! Она ведь совсем ребенок, как можно приставать с грязными предложениями к собственной падчерице?
Разумеется, из чувства природного стыда она ничего матери не рассказала. И потянулись унылые, тоскливые дни, когда за завтраком или за ужином Миллисент видела заговорщически подмигивающие глаза Дженкинса.
Он не оставил своих подлых намерений, слонялся следом за ней по квартире, подкарауливал в тесном коридорчике, где двоим никак не разойтись.
Миллисент с содроганием ощущала на своем юном лице смрадное дыхание заядлого курильщика, зубы которого были безнадежно изъедены беспощадным кариесом. В панике выбегала из кухни, оставив нетронутым завтрак, когда Ли Дженкинсу приходило в голову промочить горло глотком пива после бессонной ночи, проведенной в третьеразрядной бильярдной.
Спрятаться в крохотной квартирке было некуда.
А потом и сынок Дженкинса, Джордж, стал еще одним испытанием для Миллисент. Жизнь превратилась в ад. Некому было пожаловаться.
От постоянного напряжения у нее стал портиться характер, она стала недоверчивой и вспыльчивой, всюду видела подвохи, желание мужчин унизить ее и воспользоваться неопытностью.
Из открытой, приветливой девушки она превратилась в замкнутого, нелюдимого подростка, старалась не посещать школьные вечера, избегала шумных, веселых сборищ одноклассников. В ее ясных голубых глазах под пушистыми длинными ресницами поселилась печаль. Жесты ее тонких и нежных рук стали робкими и неуверенными.
Она не водила дружбы с грубыми, шумными одноклассниками и одноклассницами, не смотрела фильмы, где на каждом шагу насилуют и убивают под режущую слух, громкую музыку. Ее не привлекали журналы, в которых на каждой странице женское тело служило приманкой, помогая продавать дорогие, никому не нужные товары.
У Миллисент осталась одна-единственная подруга, верная Кэт. У нее были похожие проблемы, даже еще сложнее - Кэт жила с парализованной слепой бабушкой, нуждающейся в постоянном уходе, и по субботам подрабатывала продавцом на промышленной ярмарке.
Кэт часто говорила, что, если бы не нужда в заработке, она бы и на морскую милю не подошла к этой ужасной ярмарке - там к ней постоянно приставали продавцы-мужчины.
Бедная девушка в красках расписывала, из каких сложных ситуаций ей приходилось выпутываться, чтобы сохранить девичью честь, как коварны и хитры соблазнители всех мастей. То, что она рассказывала, было ужасно!
Неужели это может случиться и с ней, думала Миллисент, неужели в этом жестоком мире не осталось добрых и благородных рыцарей?
Кэт с уверенностью утверждала, что все рыцари выродились, превратились в жалких скотов, у которых одно на уме - оскорбить, растоптать достоинство девушек. Поэтому каждая девушка, по мнению Кэт, обязана была защищать себя любым способом. Вплоть до самоубийства. Лучше лежать бездыханной на камнях в пене морского прибоя, чем ублажать какого-нибудь Джека или Джона, для которых ты всего лишь очередная дурочка.
Свое мнение Кэт защищала с пеной у рта, глаза ее сверкали благородным гневом. Миллисент любовалась в такие мгновения своей подругой и гордилась ею. Хорошо бы самой быть такой умной и смелой!
Еще у Миллисент сложились неплохие отношения с Эдисоном Маклистером, мальчиком из параллельного класса. С ним девушка дружила и тогда, когда стала заниматься на курсах коммунальным менеджментом.
Скромный и тихий юноша страдал близорукостью и явно симпатизировал Миллисент: дарил смешные подарки, провожал от школы до дома. В его компании девушка чувствовала себя уверенной и сильной, могла с увлечением говорить о прочитанных книгах, о своих планах на будущее.
Сам Эдисон увлекался астрономией, читал специальные журналы по астрофизике и совершенно не походил на товарищей-одноклассников. Как и Миллисент, он также не был поклонником шумных игр и вечеринок. Юноша был деликатен и всячески, даже если его на это провоцировали другие, избегал бранных слов.
Эдисон быстро нашел общий язык с Кэт, им обоим нравилось беседовать на научные темы. Странно только, что за глаза Кэт называла юношу тихоней и тряпкой, говорила, что он не способен совершить подвиг. Настоящий мужчина, по мнению подруги, должен быть равнодушен к женскому полу, но при этом уметь совершать подвиги. Что именно подразумевалось под словом "подвиг", ни одна из девушек точно не знала.
Миллисент отдыхала в обществе Кэт и Эдисона, забывала о домашних неприятностях, и продолжала встречаться с друзьями уже после окончания школы. Мама нашла возможность устроить Милли на курсы по подготовке менеджеров коммунального хозяйства. Кстати, туда же поступила и Кэт. Жизнь стала легче, атмосфера в доме - веселее.
Появились деньги, мама развелась с ужасным Ли Дженкинсом. Из квартиры исчезли осточертевшие лица бездельников - отчима и его сына. Отпала необходимость подпирать дверь спальни спинкой стула.
Миллисент теперь с удовольствием приглашала в гости Кэт и Эдисона, они пили чай с крекерами, делились планами на будущее. Что ждет их впереди, неужели жизнь не изменится к лучшему?
Кэт превратилась из долговязой девочки-подростка в эффектную натуральную блондинку, и даже развязные продавцы с ярмарки больше не рисковали обращаться к ней со своими шуточками. Она не лезла за словом в карман, могла срезать кого угодно нелестным сравнением или прибауткой. К тому же, не краснея, употребляла самые вульгарные ругательства, и мужчины стали сторониться смелой девушки.
Ее бабушку госпитализировали в городскую больницу, где та вскоре и умерла. Кэт сделалась полноправной хозяйкой квартиры, одну из комнат стала сдавать высокооплачиваемой медицинской сестре-анестезиологу, с которой познакомилась, навещая бабушку в больнице.
Эдисон Маклистер забросил свои прошлые увлечения. Теперь он работал в нотариальной конторе, сделался обыкновенным клерком. Заметно возмужал, носил очки в толстой роговой оправе и ничем не выделялся из утренней толпы клерков, спешащих на службу по главной улице города.
Основной чертой нотариусов была дисциплинированность, уверенность в себе и своих знаниях. Имея такие качества, вполне можно рассчитывать на успешную карьеру. Хорошая карьера даст неплохое жилье, модную одежду, уважение окружающих. А чего еще желать в этой жизни?
Вон как люди уважают нотариуса Франклина Баума - нового отчима Милли! Он хорошо зарабатывает, купил славный домик с садом, его фотографию напечатал журнал "Юриспруденция сегодня".
Эдисону все больше и больше нравилась Миллисент, он не пропускал дня, чтобы не позвонить ей, и часто приглашал на прогулки в городской парк.
Прохаживаясь по аллеям или сидя на скамейках, молодые люди болтали о всяких пустяках, обсуждали телепередачи, любимых актеров и певиц, лакомились мороженым. Другие парни и девушки на глазах у публики обнимались и целовались или старались уединиться в укромных уголках. Миллисент и Эдисон осуждали такую молодежь за недостойное поведение.
- Что за распущенность, - говорила с презрительной миной Миллисент, наблюдая, как накрашенная девица с громадными серьгами в ушах садится на костлявые колени парня, держащего в руке бутылку с пивом. - Могу себе представить, о чем они говорят, когда остаются наедине.
В парке в один из воскресных вечеров Эдисон пылко признался Милли в любви. До поцелуев дело не дошло - вечер был холодный, а Эдисон мучился насморком, постоянно чихал и просил, чтобы Миллисент держалась от него подальше.
И все равно девушка заразилась гриппом, две недели провалялась в постели с высокой температурой.
Вот такая романтическая история первой любви. Конечно, любви! Миллисент всегда жалела скромного, тихого, заикающегося Эдисона Маклистера, успевшего за время обучения в школе переболеть всеми детскими болезнями от кори до свинки включительно.
Она хотела быть ему помощницей и опорой, мечтала о тихой, мирной совместной жизни в скромной, уютной квартирке в зеленом спальном районе. Как здорово будет, если к ним в гости придет Кэт, они с Эдисоном покатают ее на автомобиле, подробно расскажут, как накопили денег на новые шторы и постельное белье.
В мечтах девушка представляла себя и Эдисона, коротающими свободные вечера у экрана телевизора или гуляющими по аллеям парка. Никто не бросает на нее косых взглядов, она чинно идет под руку с законным мужем, посматривает на прохожих свысока.
Счастье в том, часто думала она, чтобы любить и быть любимой, никогда не расставаться со своим суженым. Все девушки согласятся с этим. Все книги пишут об этом, разве не так?
Еще Миллисент хотела родить сына и дочь.
Мечтала о том, что ее девочка вырастет и станет медицинской сестрой, а сын выучится и будет работать на крупном машиностроительном заводе.
Что говорить о любви, она была рядом.
Эх, Эдисон Маклистер! Честное слово, она любила его сильно, искренно. Он - честный, порядочный парень из рабочей семьи. И семья у него замечательная.
Мать Эдисона, Анна Маклистер, опытная, с большим стажем мотальщица с суконной фабрики, была бессменным председателем церковного совета. Отец, водитель автобуса, не употреблял горячительных напитков, все свое свободное время тратил на чтение религиозных журналов и газет, любил поговорить о душе, о Боге.
Одно плохо, отец Эдисона, Том Маклистер, не разделял увлечения сына наукой астрономией, однажды даже сжег в печи звездный атлас. Возможно, он желал сыну лишь добра.
Миллисент сама не хотела, чтобы соседи считали Эдисона астрономом, дразнили звездочетом. Не любила его рассказы о вспышках на Солнце, про марсианские каналы, не терпела вымыслов о страшных и коварных инопланетянах. Кому на земле хорошо, тому нечего делать на небе.
Но, как оказалось, не всем хорошо на земле. Лучшую подругу Миллисент, верную Кэт, потянуло к звездам! Как это тяжело и больно вспоминать!
Миллисент откусила кусочек лимонного кекса, сделала глоток кофе и вспомнила о событиях месячной давности.
...Эдисон сделал странное предложение, над которым Миллисент серьезно задумалась. Однажды юноша неуверенным тоном попросил девушку провести конец недели вместе - его родители уезжали на свадьбу к племяннице, квартира оставалась свободной, и можно было устроить вечеринку с друзьями. Эдисон, говоря об этом, краснел, заикался и смотрел в сторону.
Милли долго думала, потом решительно отказалась, так как не могла оставить маму в одиночестве накануне бракосочетания с Франклином Баумом.
- И напрасно! - возразила лучшая подруга Кэт. - Представь, у тебя будет замечательная возможность отдохнуть и забыть о тяготах нашего быта. Потанцуете, выпьете по чашечке кофе, ты принесешь диски с песнями Дианы Форрествуд...
- А как же моя мама?
- Подумаешь! Она отдохнет от тебя, молодой муж ее утешит!
Миллисент очень хотелось развлечься, но оставить маму она тоже не решилась.
- Нет, милая Кэт, не уговаривай меня! Если хочешь, составь компанию Эдисону. Он милый и добрый. Вот увидишь!
- Догадываюсь, - услышала она в ответ.
А что было потом. Нет, лучше об этом забыть, и никогда не вспоминать!
В понедельник Миллисент переживала самые тяжелые минуты в своей жизни - ее лучшая подруга с невозмутимым видом, словно речь шла о визите к зубному врачу, рассказывала о том, как она провела свои выходные дни с недотепой Эдисоном.
Выяснилось, что милый и добрый мальчик так нуждается в женском внимании, что Кэт пришлось протанцевать целую ночь с субботы на воскресенье в квартире Маклисперов.
- Он такой страстный! - говорила подруга. - Представляешь, укусил меня за плечо! Целовался взасос. Мы тянули пиво, валяясь в постели. У него необыкновенные руки - мягкие, прямо шелковые. Он так умело меня гладил, а потом . Ну ладно, не буду рассказывать подробное! и, пусть они останутся моими воспоминаниями. Но знаешь, Эдисон все-все делает здорово! Умеет довести до белого каления, я прямо подпрыгивала от страсти. И постоянно говорил только о тебе! Вы действительно хотите пожениться? Миллисент, лучшего мужа тебе в нашем городе не найти.
- Хочешь еще чаю? - спрашивала Милли подругу и старалась не смотреть в сторону Кэт глазами, полными слез...
Эдисон, как ты мог! Подлый предатель!
Вот, оказывается, сколько стоят твои уверения в вечной любви! Какая я дура! - в отчаянии подумала тогда она.
Выпроводив Кэт, девушка дала волю слезам.
Господи, что это за ужас, если представить. Ее лучшая подруга и почти что жених Эдисон лежат в постели, пьют пиво, ласкаются, и он, идиот, при этом говорит о ней Милли...
Выплакавшись, она вышла из своей комнаты и сказала матери, что отношениям с Эдисоном положен конец. И знать больше не хочет этого слабовольного дурака.
Мать пыталась выяснить подробности, глаза ее тревожно блестели, бедняжка пыталась успокоить свою расстроенную дочь, уверяя, что Эдисон просто сглупил, все пройдет и забудется. А, мол, лучшего парня в округе ей не найти. Но Миллисент осталась непреклонной.
Так и не узнав, каковы на вкус поцелуи жениха, девушка разочаровалась в искренности чувств коварного помощника нотариуса.
Значит, судьба такая! Милли стала избегать встреч с Маклистером. Встречаться и разговаривать с Кэт тоже не хотелось. Потекли скучные, монотонные дни. И наконец случилось то, чего девушка добивалась. Она забыла свою первую любовь, как будто ее и не было...
Миллисент взглянула на часы и охнула. Как быстро летит время! Надо позвонить маме, надо успеть приготовить обед. Отыскав в записной книжке телефон дома, в котором с недавних пор обитали мама и новый отчим, Франклин Баум, девушка набрала номер.
Родной голос в трубке сразу задал ужасный вопрос:
- Милли, доченька! Где ты? Что с тобой?
Я все время думаю о тебе! Как ты могла так поступить?! Мне все уже сообщили...
- Мамочка, все не правда! Реджинальд - страшный человек, я еле от него избавилась, он обманул тебя! - решительно перебила мать Миллисент.
- Немедленно возвращайся домой, негодница! Хочешь загнать меня в могилу? Прошу тебя, прекращай свои похождения, они могут дорого тебе обойтись! Подумай, что скажут о тебе люди...
- Мамочка, милая, послушай меня! - расстроенная Миллисент даже заплакала.
- Ничего не желаю слушать! - раздалось в трубке, и послышались короткие гудки.
Девушка вновь набрала номер, на этот раз к телефону подошел Франклин Баум.
- Я успокою мать, - произнес он усталым голосом. - И верю, что Роджер Харткортворд не причинил тебе зла. Когда ты приедешь?
- Пока не знаю, я ведь работаю здесь, - растерянным голосом проговорила Миллисент. - У меня все в порядке...
- Ну-ну, - пробормотал Франклин. - Это ты так считаешь, что в порядке, а твоя мать тут с ума сходит, понятно тебе?
И положил трубку.
Боже, как несправедлив мир! Миллисент дрожащими руками отодвинула телефонный аппарат, утерла платком слезы и принялась за стряпню. Постепенно к ней вернулось душевное равновесие. Ничего, все случается в этой жизни, надо Потерпеть, а потом плохое уладится. Да сумеет она объяснить матери, что с ней произошло. А как та обрадуется, узнав, что дочь влюблена в достойного человека!
Девушка улыбнулась своим мыслям, включила духовку. Скоро приедут Роджер и Флоренс, усталые и голодные. Фаршированная курица окажется очень кстати.
Миллисент вдруг ощутила - ей хочется накормить и обогреть Роджера. Хочется его ласково обнять, сказать добрые слова. Ей хочется быть всегда рядом с ним.
Харткортворд познакомил Миллисент со своей сестрой. Флоренс, поздоровавшись с девушкой, вручила ей букетик лилий.
- Брат сказал мне, что вы любите цветы, - проговорила Флоренс с мягкой улыбкой.
- Спасибо, - ответила Милли, принимая букет. - Очень люблю!
Она была напряжена, догадываясь, интуитивно чувствуя, что зависит от этой загадочной пока женщины. Как-никак, та была женой Реджинальда, и кто знает, какие на самом деле были у супругов отношения.
Может быть, ее бывший работодатель наговорил гадостей про нее...
- Прежде всего я хочу разобрать мою дорожную сумку. Покажите мне, где это можно сделать.
В разговор вступил Роджер.
- Флоренс, идем, я покажу тебе мою новую спальню. Второй этаж весь перепланирован. Ты можешь заблудиться в доме, в котором выросла.
Через пять минут он спустился вниз.
- Роджер, ты рассказал сестре? - тревожно спросила Миллисент.
- Рассказал что?
- Про то, как я служила у Реджинальда, и про то, что происходило у них в доме на моих глазах.
- Рассказать Флоренс о Реджинальде? Ты хочешь, чтобы я рассказал сестре, каков негодяй ее муж? Думаю, она сама в курсе и в лишних примерах не нуждается.
- Ты уверен, что она знает всю подноготную своего мужа?
- Однажды мы чуть не стали с сестрой врагами. Я рассказывал ей о его проделках, а Фло уверяла, что Реджинальд - неплохой человек.
Она была ослеплена. Вот что делает с людьми любовь. Думаю, Миллисент, тебе это не грозит.
С твоей-то осторожностью и недоверчивостью...
Глаза Роджера смотрели насмешливо, но девушка была благодарна этому взрослому человеку, который говорил с ней так серьезно.
У нее даже появилось желание прикоснуться к нему, почувствовать тепло его руки, пожать его пальцы и, таким образом, выразить свою благодарность. Но она не посмела этого сделать.
Пылал камин, горели свечи, сверкало серебро и хрусталь, но еще ярче сверкали глаза восхищенной Миллисент. Она впервые в жизни вела самый настоящий светский разговор.
Да-да, именно светский! Сестра Роджера оказалась замечательной женщиной, простой и скромной, ее внимательные глаза смотрели на Миллисент с лаской и вниманием.
Флоренс ничем не походила на брата, никак нельзя было поверить, что они близнецы.
Черные, как смоль, коротко постриженные волосы, стройная фигура, исполненные изящества жесты настоящей аристократки.
Роджер смотрел на сестру с обожанием, хохотал, слушая рассказы о рыбаках и браконьерах, о поездках на собачьих упряжках, о торжественном приеме, который устроил в честь открытия природного заповедника за Полярным кругом премьер-министр Канады. Кто бы мог подумать! Его сестра - директор крупнейшего заповедника!
Миллисент, в свою очередь, поведала им о том, как рабочие во время ремонта раскопали ржавую алебарду, пушечные ядра и старинный серебряный кубок.
Девушка чувствовала себя раскованно, ей были приятны дружелюбные взгляды, которые бросала на нее Флоренс. Она ощущала искреннее внимание к себе и не боялась выглядеть смешной и наивной.
- Милли прекрасно распоряжается хозяйством, - сказал Роджер, обращаясь к сестре. - Мастер Редкноп считает, что под началом Милли рабочие справятся с ремонтом к началу осени.
Не знаю, чтобы я делал без такой помощницы!
Флоренс коснулась руки Миллисент и тихо произнесла:
- Будем считать тебя моему брату послал Бог.
Щеки девушки вспыхнули румянцем. Ах, видела бы ее сейчас мама, слышала бы добрые слова, которые говорят о ней!
- А ты, кстати, звонила домой, говорила с родными? - словно угадав мысли Миллисент, спросил Роджер. - Если нет, сделай это немедленно. Мне кажется, они беспокоятся, переживают.
- Я уже звонила, - призналась грустно девушка. Веселость ее исчезла, в голосе прозвучала грусть.
- И что, все в порядке?
- С моей мамой, оказывается, говорил Реджинальд, - тихо сообщила она.
- Догадываюсь, о чем он мог рассказать! - рассмеялась Флоренс. Милли, милая, все будет хорошо! Спасибо тебе за прекрасный обед, мне было очень приятно познакомиться с такой очаровательной девушкой! Друзья, я устала и хочу спать. Роджер, какие у тебя планы?
- Хочу оставить вас двоих, а сам поеду в город. Вам надо отдохнуть, набраться сил. Фло, моя спальня в твоем распоряжении, я поставил в изголовье твою любимую лампу, приготовил стопку детективов. Ты же их еще с детства обожаешь!
- Спасибо за лампу и детективы, но - никаких поездок! Я не видела тебя целый год. Завтра с самого раннего утра отправляемся все вместе гулять, произнесла Флоренс тоном, не терпящим возражений. - Мне кажется и Миллисент не хочет отпускать тебя на ночь глядя. Так, Милли?
Девушка смутилась. В душе она была полностью согласна с сестрой Роджера, но ни за что бы не осмелилась заявить такое любимому человеку. Не поднимая глаз и покраснев как мак, она молча ждала, что ответит Роджер.
Наконец до нее донеслись слова:
- Хорошо, я остаюсь. Утром мы отправляемся на прогулку!
- Замечательно! - засмеялась Флоренс и бросила лукавый взгляд на Миллисент. - Спокойной ночи, Милли.
Щеки девушки пылали. Она боялась взглянуть на Роджера, поскольку вовсе не предполагала, что все произойдет так неожиданно.
Конечно, ей хотелось дальнейшего развития событий после страстных утренних поцелуев.
Но - провести с любимым наедине целую ночь... Нет, к этому она пока не готова.
Взглянув на Роджера, девушка увидела, что тот улыбается. Улыбается... Да он смеется над ней!
Убрав со стола посуду и перемыв ее, Миллисент отправилась в душ, надеясь, что холодная вода избавит ее от тревожных мыслей.
Увы, воспаленное воображение все время возвращало ее к утренней сцене.
Поднявшись в свою комнату, девушка в смятении подошла к окну, прижала пылающий лоб к холодному стеклу. Что делать? С кем посоветоваться? Зачем она была так доступна утром, позволяла себя целовать? Неужели Роджер понял, что она мечтает о продолжении утренних ласк?
- Милли, милая моя! - раздался шепот за спиной.
Девушка вздрогнула, почувствовав прикосновение сильной руки к своему плечу. Губы Роджера поцеловали ее затылок, потом шею.
Мужская ладонь осторожно легла на грудь девушки. Как он нежен, как робок!
Она замерла, ожидая ласковых слов. Почему он молчит, разве в такие моменты не клянутся в вечной любви, не прибегают к лести, комплиментам, похвалам?
- Роджер, - тихо сказала Миллисент и не узнала собственного голоса.
- Что, моя милая?
- Я люблю тебя... А ты.., ты будешь осторожен со мной?
Она вывернулась из объятий Роджера, отступила на шаг и увидела освещенное луной прекрасное лицо человека, который вдруг оказался для нее самым родным в целом мире.
- Поцелуй меня скорее, любимый мой...
Миллисент готова была умереть, только бы продолжался этот поцелуй, ее первый настоящий поцелуй в жизни. Даже не сравнимый с теми, утренними поцелуями... Ей казалось, сердце готово выпрыгнуть из груди. Руки, помимо ее воли, обхватили шею Роджера. Не только губы - сейчас она вся принадлежала этому нежному, сильному мужчине. Кружилась голова, и подкашивались ноги.
Почему она не поцеловала его утром сама, чего она боялась, сколько потеряно времени, сколько потеряно ощущений!
Девушка крепко прижалась к Роджеру всем телом, услышала, как сильно бьется его сердце. Он целует, он любит ее! Его руки обнимают плечи, гладят напряженную, словно струна спину.
Миллисент замерла на мгновение, позволив рукам Роджера снять с нее халат. Волшебные прикосновения!
Мужская ладонь притронулась к обнаженной груди, легко сжала ее, потом он наклонил голову и поцеловал грудь. Его ресницы щекотали кожу, губы нежно касались соска, поцелуи напоминали дуновение ветерка.
- Что ты делаешь, Родди! - тихо воскликнула Миллисент. Господи, она теряла от его ласк последние силы!
- Вдыхаю твой аромат, - шепнул тот, не поднимая головы. - Обними меня крепче.
Миллисент осторожно провела ладонями по плечам и груди Роджера, обхватила его сильную мускулистую спину. Неужели это происходит наяву, неужели ей это не снится?
Их губы вновь встретились, снова закружилась от сладостного поцелуя голова, цветные круги поплыли перед глазами.
Роджер неожиданно резким движением отстранился, сбросил с себя халат и вновь властно привлек Милли, прижал к себе. В этот момент девушка почувствовала незнакомое прежде, мощное прикосновение к своему животу того, о чем она раньше и подумать стеснялась.
А теперь желала, чтобы это прикосновение длилось как можно дольше. Трудно было поверить, что происходящее с ней не сон, и что она действительно наедине с любимым, единственным в мире мужчиной!
Покорно отдавая во власть сильного жадного рта свои губы, Миллисент осторожно коснулась рукой напряженного мужского естества.
С непонятным пока для себя восторгом отметила - впереди сумасшедшая ночь, полная проникновенных ласк, безумных нежностей, всего того, о чем она не смела мечтать. Девушка и не представляла себе раньше, как это замечательно - находиться в объятиях желанного мужчины. Как сладко, как больно любить! Прекрасные мгновенья...
Роджер поднял ее на руки. Легко, просто, словно проделывал это с нею сотни раз. Миллисент не разомкнула своих рук, обвитых вокруг шеи любимого, не оторвала губ от его горячего рта, не прервала страстного поцелуя.
Ей хотелось одного - отдать себя всю, принять желанного мужчину целиком, раствориться в Роджере. Она хочет, чтобы ласки продолжались бесконечно, она хочет, чтобы он не оставлял ее никогда!
Оказавшись в постели, Милли познала доселе неиспытанное наслаждение. Рука любимого прикоснулась к лону. Горячая ладонь не потушила, лишь сильнее разожгла пожар страсти. Чуткие пальцы ласкали самые сокровенные уголки девичьего тела, вызывая потрясающие чувства.
- Возьми меня, милый, - шепнула Миллисент. - Я хочу его!
Девушка не осмеливалась произнести слово вслух, все было понятно и так.
- Люби меня, Роджер! Ласкай меня всю, я отдам себя твоим ладоням, твоим губам, твоему телу!
- Милли, как ты прекрасна, я без ума от тебя!
...Сердца любовников бились в унисон, тела переплелись.
Миллисент согнула ноги в коленях, сжала бедрами бока любимого и лихорадочно прошептала, судорожно гладя ладонями его спину:
- Не оставляй меня, мой любимый! Не оставляй... Я хочу тебя... Сильнее, глубже!
Время остановилось. Краски и звуки мира превратились для Миллисент в лунный свет, в стук сердца возлюбленного, в оглушительный грохот собственного сердца... Я сейчас умру, я уже в раю! - думала она.
Тело девушки вздрогнуло от острого наслаждения, из груди вырвался стон. Этого не может быть! Член Роджера настойчиво и нежно двигался в ней. Как хорошо!.. Неужели она хотела этого с той самой секунды, как увидела на ночном шоссе пронзительный взгляд серых глаз? Конечно, только об этом и думала!
...Распростертая на смятых простынях, улыбающаяся Милли испытывала удивительное чувство благодарности к старым стенам странного дома, в которых она обрела такое счастье, нашла своего любимого.
Ее страхи в прошлом. Как хорошо, что Роджер был так осторожен, так бережен с ней!
Улыбнувшись любимому, Миллисент прильнула к его губам в долгом поцелуе.
- Правда, волшебная ночь, милый? Я была на верху блаженства, ты такой ласковый и нежный.
- Волшебное утро, моя маленькая Милли!
Посмотри в окно.
Боже! А она ничего и не заметила. Небо посветлело, первые лучи солнца наполняли комнату нежным светом. Вовсю пели птицы. Непонятно, как это так незаметно подкрался рассвет.
Миллисент в растерянности произнесла:
- Мы не спали всю ночь, получается...
- Ничего, нам хватит и часа сна. Положи голову на мое плечо, постарайся уснуть. Хотя не скажешь, что ты провела бессонную ночь, вид у тебя удивительно свежий.
- У тебя тоже, Роджер!
Неожиданно в дверь комнаты постучали.
Раздался бодрый голос Флоренс:
- Лежебоки, пора вставать! Через четверть часа жду вас к завтраку!
- Фло, мы хотим спать! - отозвался Роджер, и тихо спросил у Миллисент:
- Ты хочешь спать?
- Не, знаю, - простодушно ответила та, уткнувшись носом в его грудь. Я хочу чувствовать тебя, хочу быть с тобой, а еще больше хочу целоваться с тобой и любить тебя...
Миллисент гладила грудь Роджера, ее ладонь прикоснулась к его животу, потом опустилась ниже. И вело ее не любопытство, а желание, страсть. Все, связанное с сегодняшней ночью, вызывало у Миллисент сильные, глубокие чувства. Она любила Роджера, боготворила его, думала о нем постоянно.
То, что почувствовала Миллисент своей ладонью, говорило само за себя он хочет ее!
Как удивительно устроены мужчины, они ничего не могут скрывать, оказывается!
Не убирая ладони с живота мужчины, молодая женщина - как замечательно чувствовать себя женщиной, познавшей мужчину! - шепнула:
- У нас будет много ночей, правда, Родди?
- Правда, милая.
- Что же, тогда будем вставать? Я чувствую себя замечательно!
И она выпорхнула из постели, не забыв стремительно поцеловать его в лоб, щеки, плечо и, кажется, кончик носа.
Глава 7
Флоренс приготовила замечательный завтрак.
До чего приятно - спуститься в кухню, где тебя ожидают кофе, гренки, оливки, апельсиновый сок, а, главное, полный участия вопрос "как спалось?".
Смеющиеся глаза Флоренс видели Миллисент насквозь, и она сразу же призналась, что ни минутки не спала.
- Что же вы делали с Роджером всю ночь? - весело поинтересовалась Флоренс. - Неужели целовались?
Тут в кухню вошел ее братец, расчесывая мокрые после умывания волосы, и Миллисент предпочла промолчать. Тем не менее между ней и Флоренс за завтраком установилась некая тайная связь. Миллисент чувствовала к себе доброе отношение со стороны взрослой, умной женщины. Как хотелось поболтать с ней обо всем на свете, узнать тайну ее бракосочетания с Реджинальдом...
- Так куда мы отправимся гулять? - налегая на бутерброды с сыром, поинтересовался Роджер. - Чувствую просто волчий голод и готов обегать всю округу, если меня, кроме завтрака, угостят и хорошим обедом.
- Милли, ты поднималась на здешние холмы? - осведомилась Флоренс. - На севере необыкновенно красиво, мне нравится бывать там.
Но как я соскучилась по нашим вересковым пустошам, по цветам на склонах холмов! Даже по болотам соскучилась, и с удовольствием покажу тебе все достопримечательности поместья! Ты родилась и выросла в городе?
- В маленьком городке, - ответила Миллисент. - Там есть и сады, и скверы. Небольшие, конечно, но за ними тщательно следят садовники.
- Садовники! Главное - воздух, простор...
В тесных, пыльных городах нет такого раздолья, как здесь, среди меловых холмов! Представь, дорогая Милли, ветер с океана свободно проходит от побережья до наших холмов, у него на пути нет преград, он всегда чист и свеж. Наши с Роджером предки знали толк в строительстве, поставили дом в замечательном месте! Ветер благоухает травами, пахнет морской водой и водорослями. Такого воздуха нет даже в прибрежных городах, где все губят фабрики и заводы. Автомобили тоже стараются на славу, это я говорю в переносном смысле, а асфальт дорог спрятал от глаз луговые цветы и травы...
- Я готов отказаться от автомобиля, будем ходить пешком, - с серьезным видом произнес Роджер. Теперь он пил сок и жевал ветчину.
Все дружно рассмеялись.
- На сегодняшний день отказывайся, - сказала Флоренс. - Идемте гулять!
Миллисент чувствовала себя, как в волшебной сказке. Бродить по лужайкам у подножий холмов с любимым человеком и такой обаятельной женщиной, как Флоренс! Шутить и смеяться их добрым шуткам...
Плохое осталось в прошлом - ее напряженное существование в Волчьем Логу, тяжелые дни в родительском доме. Милли выбросила из головы нелепую историю с Эдисоном, забыла глупую дружбу с Кэт. Начинается совершенно новая жизнь с настоящими друзьями, с любимым мужчиной.
Она была переполнена уверенностью в собственных силах, ясно, по-доброму смотрела на мир и людей.
Ей хотелось, чтобы поскорее наступил понедельник, возобновились хлопоты с ремонтом, реконструкцией дома. К приготовлению ранних завтраков она привыкла, готова кормить еще большую партию рабочих, только бы дело продвигалось быстрее.
Как замечательна жизнь, все радует душу и взгляд. Легкие облака плыли в небе, ласточки, ловя комаров и мошек, скользили высоко над головой в неподвижном хрустальном воздухе. На склонах холмов белели открывшиеся меловой породой обрывы - до чего они были живописны! А яркие цветы на лугу - совершеннейшие создания, которые когда-либо появлялись на земле!
А главное, до чего приятно идти, держась за сильную руку Роджера.
Миллисент время от времени взглядывала украдкой на мужественное лицо владельца поместья Харткортворд, прислушивалась к милым ноткам в его хрипловатом голосе.
Он добрый и хороший. Его поцелуи просто божественны, прикосновения неповторимы! Тело Миллисент запомнило вес тела Роджера. Ее ладони хранили теперь самые тайные, самые интимные секреты этого мужчины.
Как горяча и приятна на ощупь его кожа!
А вкус его слюны! Ее ноздри помнили аромат его тела... Она счастлива! Прекрасно жить и любить!
Миллисент даже не задавалась вопросом, любит ли ее Роджер. Распахнутые глаза юной женщины светились счастьем.
- Милли, ты так красива сегодня! - Услышала она ласковый голос Флоренс. - Вчера вечером я тебя, оказывается, не разглядела. Ты показалась мне строгой светской дамой. Но теперь я понимаю, почему брат так радуется, видя тебя. Вы - чудесная пара!
Сестра Роджера взяла Миллисент под руку.
- Ты просто вся светишься! Какие у тебя глаза, волосы! Я хотела бы родиться такой же красивой, как ты. Сегодня ты похожа на утреннюю звезду! Ответь на нескромный вопрос - любишь Роджера?
Миллисент обернулась, посмотрела на своего возлюбленного, идущего следом, и шепнула в самое ухо Флоренс:
- Очень!
- И давно?
- Мне кажется, всю свою жизнь. Лучше него нет никого на свете, только я боюсь об этом ему сейчас говорить... Когда я поняла, что люблю его, то решила никогда в этом не признаваться! У меня это не получилось, Флоренс...
- Ты счастливая, Милли, - вздохнула ее спутница. - Завидую тебе. А мне в жизни совсем не везет с любимыми.
Женщины шли по траве, подолы их платьев касались цветов, две или три бабочки порхали рядом, словно конфетные фантики, подброшенные в воздух. Высоко в небе пел жаворонок.
Что и говорить, утро было необыкновенно приятным и праздничным. Но лицо Флоренс в одну секунду померкло, когда она призналась Миллисент в собственном невезении в любви.
Никто не мешал женщинам, и Флоренс просто, безо всякого кокетства рассказала историю своего неудачного замужества.
Оказалось, Реджинальд обладает даром влиять на людей. Когда Флоренс работала на телевидении, ее поражало умение этого человека находить талантливых актеров и актрис, а потом легко, с помощью врожденного обаяния заставлять их работать по двадцать четыре часа в сутки.
Но после того как они поженились, Флоренс поразилась тому, что узнала о нем. Она видела, что Реджинальд - лжец, слабый человек, безвольный, любитель выпить, неразборчивый в знакомствах.
Ложь его носила целевой характер, то есть одна не правда, сказанная им, порождала другую. Он постоянно вводил слушателей в заблуждение.
Уверенность в том, что людьми можно управлять, применяя любые средства, помогала ему искусно лгать. Не испытывая при этом никаких угрызений совести.
Флоренс в конце концов поняла, что брак их лишен самого главного, что необходимо каждому мужчине, каждой женщине - любви.
- Милли, как трудно жить бок о бок с человеком, делить с ним кров и постель, понимая, что ты для него всего лишь средство для достижения карьерных целей... Однажды я вернулась из экспедиции домой раньше положенного срока и застала картину, которую ты видела каждый день, находясь на службе у Реджинальда. Сама понимаешь, как мне было противно видеть вульгарных хохочущих женщин, развалившегося в кресле пьяного мужа, батарею пустых бутылок на полу... Он испугался и поэтому стал на меня кричать. Женщинам понравилась эта сцена, они тоже принялись что-то громко вопить. Короче, моя любовь была растоптана, скомкана, уничтожена за несколько минут. Я решила уйти из дома и больше никогда не возвращаться к мужу.
- Ты сдержала свое слово? - спросила ошарашенная рассказом Миллисент. Она никак не ожидала такого прямого откровенного разговора с сестрой Роджера.
- Да. Я всегда стараюсь сдерживать данные себе и другим обещания.
Ветер трепал волосы Флоренс и Миллисент. За какие-то полчаса они стали близкими людьми, может быть, даже подругами.
- У вас секреты, милые дамы? - Подошедший Роджер вручил женщинам по букетику полевых цветов. - Солнце все выше, скоро станет жарко. Предлагаю дойти вон до того красавца дуба и там отдохнуть в тени.
- Роджер, лентяй, мы не прошли и двух миль! - воскликнула Флоренс. Иди вперед, у нас с Милли намечается интересный разговор.
Когда рубашка Роджер замелькала далеко впереди, Флоренс приобняла Миллисент и произнесла слова, прозвучавшие, словно гром с ясного неба.
- Милли, тебе необходимо всегда быть рядом с Роджером. Ему грозит одна страшная вещь: он может жениться на женщине, которую не любит сам, и которая не любит его. Я не знаю деталей этих диких обстоятельств, но очень боюсь за Роджера. Жить без любви так ужасно!
- Как это - может жениться? - растерялась Миллисент.
Сказанное Флоренс поразило ее. Юная женщина не ожидала услышать новость вроде той, что у Роджера есть невеста. Это невероятно!
- Зачем?!
- Этого требуют корпоративные интересы "Роджер банка", интересы дела! Брат мечтает об экспансии своего банка, желает укрупнить капиталы, соединить свою могущественную финансовую империю с другой, не менее крупной. Дочь банкира из Берна, будущая наследница капиталов своего отца, готова для пользы дела стать женой Роджера.
- Боже мой! - ахнула Миллисент.
- Милли, говори Роджеру о своей любви, будь с ним рядом! Ты так не похожа на женщин, которые вертятся вокруг моего брата.
Я верю, что твое чувство к нему искренно. Когда Реджинальд по телефону пытался очернить тебя, я подумала о тебе, только не смейся, пожалуйста, как о юной принцессе в призрачном лесу, наполненном чудовищами.
Поверь мне, твое простодушие растопит его сердце. Я знаю, Роджер будет с тобой счастлив. Миллисент, у тебя доброе сердечко!
Флоренс крепко сжала руки своей спутницы и с чувством произнесла:
- Люби Роджера, не сдавайся!
- Что говорил обо мне ваш.., бывший муж? - глухо задала вопрос расстроенная Милли. А она-то думала, что начинается новая жизнь...
- Одни гадости, успокойся! Что ты жадная, ленивая, не следящая за собой уродина.
Нечиста на руку, мол, крала у него деньги.
Что Роджер встретил тебя на шоссе и изнасиловал прямо на дороге. Улыбнись, я не поверила ни единому его слову!
- Это все не правда, - с трудом выдавила улыбку Миллисент.
- Я знаю.
Поцеловав ее в щеку, Флоренс поспешила за Роджером.
А для юной женщины померкли все краски мира, солнце на небе, казалось, навсегда спряталось за облаками.
Как же так, у Роджера есть невеста? Значит, за морями, за горами, в далекой Швейцарии живет женщина, которая надеется заполучить ее возлюбленного в свои руки?
Или это он сам строит планы, надеется стать самым могущественным финансовым воротилой на свете, и готов использовать живую человеческую душу в личных целях?
Он не верит в любовь? Разве не понятно, что самое главное на свете это искреннее, глубокое, пробуждающее в людях все самое лучшее, чувство? Роджер может заключить брак по расчету. А как же тогда я? Боже, какая наивность!
Как больно, как сладко любить, зная, что все безнадежно. Что делать, как поступить... Вот так сюрприз! Почему это случилось сегодня, зачем жизнь жестоко испытывает ее чувства?!
Миллисент шла все медленней, глаза ее были полны слез. Она ступала, не замечая, куда идет. И давным-давно свернула с тропинки, двигаясь в противоположную сторону от виднеющегося на горизонте дуба.
- Милли, ау! - раздались голоса. - Милли, мы тебя потеряли!
Нет! Она не желает сейчас ни с кем разговаривать и ничего выяснять! Наоборот, спрячется ото всех! Вот здесь, присядет у большого камня, у которого так ласково ветер перебирает траву и цветы.
Милли примостилась к теплому боку валуна, оперлась руками о землю, случайно зацепив яркий василек.
Вскоре крепкая рука Роджера схватила плачущую женщину за локоть.
- Маленькая моя, что случилось? Почему ты плачешь?
Миллисент подняла на Роджера взгляд, исполненный ужаса, боли, тоски, показала запястье правой руки:
- Меня укусил шмель! Мне больно!
Роджер осыпал опухшее запястье поцелуями, потом сказал:
- Терпи! До свадьбы заживет. Давай, вытащу жало. Не заметишь, как я это сделаю. Потерпи, пожалуйста.
Он нагнулся над рукой Миллисент, попытался пальцами извлечь темную тонкую колючку, а потом наклонился и любовно ласково вытянул ее зубами.
Подбежавшая к ним, перепуганная Флоренс внимательно посмотрела на руку бедной девушки, заглянула в расстроенные глаза, вздохнула и ничего не сказала. Конечно, здесь дело не только в шмеле, в его укусе. Подруга брата переживает из-за новости, которую Флоренс пришлось ей сообщить... Надо же, как Милли любит его! Но ничего, ничего, все пройдет, все перемелется.
И все же она чувствовала свою вину. Может быть, зря потревожила это невинное, чистое сердце?
К дому возвращались скорым шагом, никто не шутил, не смеялся. У Миллисент побледнело, осунулось лицо, Роджер казался очень озабоченным.
Флоренс старалась поддерживать общее настроение. Она пыталась шутить и даже поставила условие, мол, если никто не будет мешать ей хозяйничать на кухне, тогда обед выйдет на славу.
- Милли должна отдохнуть, укусы шмелей могут быть очень опасны! добавила она. - Роджер, ты тоже можешь не появляться пока.
Помоги лучше Милли.
Дом встретил их прохладой и тишиной. Солнечные зайчики, как и два часа назад, дрожали на мраморе лестницы, на стенах, весело подмигивали с подоконников. Но почему, почему Милли стало так горько на душе, так грустно и не хочется больше ничего?
Как только ее голова коснулась подушки, сон овладел юной женщиной, сморил моментально. Никаких сновидений она не видела, провалилась, словно в черную яму. Ей даже не захотелось привольно раскинуться в постели, она легла, свернувшись калачиком, тихонько всхлипывая.
Проснулась Миллисент от нежного прикосновения ко лбу. Тяжело открыла глаза - ах, лучше бы спать долго-долго, лучше вообще не просыпаться. На ее лбу лежала теплая ладонь Роджера.
- Девочка моя, ты не заболела?"
- - Мне плохо, дорогой. - Миллисент схватила его руку и прижала к губам. Она не могла себя контролировать, мгновенно слезы брызнули из глаз, горло свели спазмы и стали душить рыдания. - Роджер, милый, как я люблю тебя!
Недоумевающий владелец поместья Харткортворд гладил по плечу горько ревущую Миллисент и приговаривал:
- Успокойся, Милли! Укус шмеля не смертелен. Ну что ты, что ты, дорогая...
Юная женщина нашла в себе силы уняться.
Наверное, Роджер может испугаться, увидев ее переживания.
Зачем он все время твердит про шмеля, о котором она уже забыла. Только небольшой отек и красная точка остались на запястье... Ну, и что, подумаешь шмель? В детстве ее несколько раз жалили пчелы и шмели, ведь ничего, осталась жива...
Он, разве, не догадывается, для нее померк свет, потому что она узнала о нем правду. Теперь для нее не секрет его предстоящая женитьба на богатой невесте. Ведь он всегда был такой проницательный, легко читал ее мысли, будто постоянно мысленно беседовал... Ну же, Роджер; догадайся, почему мне так плохо! - мысленно призвала его она.
За обедом Милли, как ни в чем не бывало, весело болтала с Роджером и его сестрой, нахваливала торт, приготовленный Флоренс.
Хозяин Харткортворда весело делился о планах на будущее. Дом преображается на глазах. Он хочет, чтобы в парке росли деревья дорогих пород. Одна из аллей будет кипарисовая. Да, это южное растение, но он уверен, здесь, среди холмов, в морском климате кипарисы приживутся...
А в одной из комнат дома он поставит с десяток аквариумов. Представляете, какое замечательное зрелище: сотни ярких, пестрых, сверкающих рыбок. Комната будет посвящена любимой сестре, ихтиологу.
- А если бы я была палеонтологом, ты бы в одной из комнат выставил кости мамонта или динозавра? - рассмеялась Флоренс.
- Может быть, - радостно подхватил Роджер.
Сам же бросал взгляды на Милли. Ну вот она и успокоилась. И теперь уплетает торт за обе щеки.
Ее сердечко открыто миру, душа чиста.
Но настала пора прощаться. Миллисент сердечно расцеловалась с Флоренс, ловко уклонилась от прощальной ласки Роджера и долго смотрела вслед удаляющимся красным фарам машины.
Нельзя предаваться горю, жизнь продолжается. У Роджера своя жизнь, у нее - своя.
У него работа, умножение капиталов, женитьба ради корпоративных интересов, у нее - любовь. Каждому свое. Завтра настанет новый день, придут новые хлопоты.
Настал вечер. Тени в доме стали густыми, темными. Юная женщина включила в кухне свет, щелкнула кнопкой телевизора. Задорные мелодии ворвались в тишину фамильного дома Харкортвордов - на экране плясали какие-то девушки в национальных костюмах. У всех были кукольно красивые лица, венки на головах.
Ничто не радовало Милли. Ни одна мысль не шла в ее уставшую голову. Женщина подошла к окну: там, за стеклом невозможно было различить ни силуэтов деревьев, ни дорожек, ни следов на них от шин роджеровой машины.
Пора спать. Пора обо всем забыть.
Но, как только Миллисент вошла в свою комнату и опустилась на постель, переживания прошедшей ночи заставили забыть о сне.
Как любимый, ласковый, единственный на свете Роджер прикасался к ней, как отзывалось ее тело на ласки!
Казалось, комната в единое мгновение наполнилась тенями и звуками, отовсюду звучали слова любви. Да, она слышит дыхание Роджера, словно он рядом сию минуту, лежит и обнимает ее!
Мне не жить без его поцелуев и ласк! Как я несчастна! Мое тело зовет его тело! Милый Роджер, как ты несчастен! Почему так складывается твоя жизнь? Надо же, корпоративные интересы главнее всего на свете?
А любовь? Неужели она похожа на жалкую божью коровку, карабкающуюся по травинке к солнцу, к свету и от случайного порыва ветра срывающаяся вниз, в темноту травы?
Миллисент прижалась щекой к подушке, - та все еще сохранила запах волос Роджера, - и попыталась представить, как станет разговаривать с возлюбленным, если тот признается ей в своих планах, расскажет о невесте из Берна.
Она будет холодна как рыба. Ей, честной девушке, впрочем, уже честной женщине, безразличны личные дела работодателя!
Да, скажет она, это интересно, но не больше. Посмотрит безразличными глазами на ненавистный профиль коварного обманщика и ничем не выдаст, никаким жестом, никаким словом, какая буря бушует в ее смятенной душе.
Оказывается, у тела своя жизнь, своя память, неожиданно обнаружила Миллисент. Пока ее сознание подыскивало обидные слова для человека, который из любопытства и мужского азарта лишил ее невинности, ее грудь ощущала прикосновения отсутствующего Роджера.
Казалось, он дотрагивается прохладными ладонями до ее спины, целует груди. Касается языком сосков! А затем его пальцы, гибкие, нежные, чуткие проникают в ее жаркое лоно, скользят там легко и беспрепятственно, потому что все у нее внутри наполнено влагой, соком желания...
Нет! Так продолжаться не может. Надо все плотские ощущения и головокружительные воспоминания чем-то заглушить.
Миллисент сорвалась с постели, сбежала босиком по лестнице в кухню, распахнула холодильник.
Так, оливки, копченая рыба, тушеные кальмары в банке, несколько лимонов, виноград на голубом блюде, кусок ветчины... Нет! Все это не то... Ого, осталась добрая половина торта!
Милли уселась за стол, налила в кружку холодного апельсинового сока и с огромным аппетитом слопала кусок бисквита с шоколадным кремом.
Если так дело пойдет и дальше, она растолстеет, станет похожей на пивную бочку, тогда никто ей не скажет, мол, ты похожа на фею, на лесной цветочек. Или лучше так - она сойдет с ума от бессонницы.
Негодяй Роджер, как ты мог меня оставить, почему не целуешь и не обнимаешь?! Я люблю тебя, такая вот я дура! И наплевать мне на твой банковский бизнес и на целую дюжину швейцарских невест! Люби только меня, милый Роджер! - думала она, слизывая растекающийся по пальцам крем.
Миллисент вновь распахнула холодильник.
Нет, ни сыра, ни ветчины она не хочет. Все же замечательный торт приготовила Флоренс, удовлетворимся пока тортом. Обидно, завтра необходимо проснуться ни свет, ни заря. А как хотелось бы поваляться на теплых простынях..
Ах, как она устала, и зевота одолевает.
Упав на постель, Миллисент улыбнулась собственным мыслям, и пару минут спустя крепко спала. Никому, никогда она не осмелилась бы поведать о снах, будораживших ее подсознание до самого утра.
Глава 8
Неделя началась как обычно с приготовления завтрака для рабочих. Понедельник ознаменовался подключением дома к новым котельным на угле и электричестве.
Мастер Редкноп, добродушно усмехаясь, разъяснял Миллисент:
- Теперь ты, милая, будешь в полном порядке. И тепло и светло в доме. Если шторм свалит столбы, на которых электрические провода, то есть я хочу тебе втолковать, если что вдруг случится с электричеством, тогда у тебя под рукой в запасе будет уголек. Бросишь его в топку - и дальше можно зимовать.
Сверкали огни сварочных аппаратов - рабочие заваривали трубы, раздавались зычные команды мастера, на всех этажах было дымно, пахло горелой резиной, всюду хрустели под ногами металлические опилки и окалина.
С рабочими мастер Редкноп как всегда шутил. А когда заглядывал на кухню к Миллисент, то озабоченно присаживался на стул, просил дать выпить чего-нибудь холодненького. И почему-то не заикался о своем прошлом предложении научить ее управлять машиной.
Он, наверное, знает, что скоро в доме будет новая хозяйка, швейцарская банкирша, думала Милли. - И жалеет о том разговоре, про машину.
Редкноп искренно благодарил девушку за очередную кружку то с апельсиновым, то с яблочным соком и спешил к рабочим. Вытирая со лба пот, мастер носился по этажам с чертежами, и чаще, чем обычно, принимал какое-то сердечное лекарство.
Во вторник с фабрики привезли мебель для отделанных комнат. Миллисент, сверяясь с планом, составленным Роджером, руководила грузчиками. Как она нервничала - ящики с трудом проходили в проемы дверей. Я - настоящая домоправительница, а не возлюбленная хозяина. Да, да, мне важнее, чтобы мебель оказалась внутри дома, а не я сама в объятиях коварного Роджера Харткортворда! - раздраженно размышляла она, наблюдая за работой грузчиков.
К вечеру у нее оставалось сил лишь на то, чтобы упасть, где придется, и уснуть. Почему же Роджер мне не звонит? - беспокоилась Милли, расчесывая перед сном свои лунные волосы. В доме есть теперь телефон. Разве ему не интересно, как продвигаются дела?
Конечно, она и сама могла позвонить ему, но чувства противоречия, обиды, еще чего-то, больно скребущего душу, мешали ей это сделать.
Среда омрачилась тем, что стекольщик Смит жестоко поранил руку. Милли вынуждена была сделать бедняге перевязку. Мистер Редкноп отвез его в амбулаторию, а она принялась оттирать следы крови с дубового паркета.
Сегодня уже третий день, как мы в разлуке, с грустью думала она. А мистер Харткортворд даже и не помышляет снять трубку и набрать телефонный номер собственного поместья. А что если мы все тут взорвались? Или у нас лопнули трубы и полдома залило? Или случилось землетрясение... Все они мужчины таковы: с глаз долой, из сердца вон. Конечно, он забыл обо мне и о том, что случилось между нами три ночи назад".
Мистер Редкноп, вернувшись в поместье, дал команду заменить часть паркета, сообщив, что кровь - такая штука, которая плохо оттирается, плохо отмывается, да и зачем такой красавице, как Миллисент, тратить силы, стоять на коленях, марать свои белые ручки?
Юная женщина смутилась от прозвучавших замечаний старого мастера. Он это заметил, хмыкнул в усы и перевел разговор на другую тему. Порадовал известием о том, что Смиту гораздо лучше.
- Миллисент, какая у вас легкая рука. У нашего Смита, благодаря вашей повязке, моментально прекратилось кровотечение. У вас есть талант, терпение и умение сострадать. Почему вы не учитесь на медицинскую сестру? Неужели вам интереснее с нами, слесарями и плотниками, сварщиками и столярами?
- Вы правы, мистер Редкноп. С вами мне интереснее. Этот дом - как живой человек. Мы делаем его жизнь лучше, оберегаем от смерти.
- Неужели? - улыбнулся мастер.
- Конечно! - с жаром ответила Миллисент, не замечая добродушной иронии в свой адрес. - У дома, как у всякого человека, есть тайны, есть болезни, есть свои радости и свои беды. Что я вам говорю, вы сами все прекрасно понимаете.
- Вы - большая умница, Миллисент! - Редкноп посмотрел на нее с нескрываемой нежностью. - Дай Бог вам хорошего жениха!
Знаете, как называет вас стекольщик Смит?
Золушка с льняными волосами. Вы бы обратили внимание на парня, как-никак спасли ему руку. А можете спасти и его сердце. Кстати, он неплохо зарабатывает, я ценю его как работника. И никому не отдам подряд Смита, дождусь его выздоровления!
Господи, до чего наивным показался этот разговор старого мастера Миллисент. Он же видит, что она не верит мужчинам, считает их обманщиками. И вообще, она не лягушка, прыгающая с кочки на кочку. Не в ее характере метаться из одной постели в другую.
Не позвонил Роджер и в среду. Все ясно, она для него - пустое место. Он ее специально ласкал-баюкал, чтобы прилежнее исполняла свои обязанности домоправительницы. Хорошо, она станет исполнять их еще лучше.
В эту ночь Миллисент заснула со слезами на глазах. Как одиноко было ей, как холодно!
Пусть даже в доме заработают сто котельных, все равно ее будет пробирать ледяной холод.
В четверг и пятницу основная работа мисс Рич была связана с садом. Озеленители размечали территорию газонов, укладывали дерн, меняли дренажные трубы.
Она ходила по дорожкам, присматривая за специалистами. А все же, какой чистый, напоенный запахами трав воздух в Харткортворде! До чего здесь легко и свободно. И как красиво вокруг, глаз не оторвать от холмов, величавых крон деревьев, летающих в вольном небе птиц...
От Миллисент зависело будущее сада, нельзя было допустить ни малейшей ошибки. В некоторые моменты приходилось чуть ли не валиться с ног от усталости, но ей нравилась работа, и она с удовольствием отмечала, как меняются окрестности и преображается сам дом. Она была причастна к осуществлению прекрасного проекта, вкладывала собственные силы и частицу души в возрождение исторического поместья.
Миллисент забыла, что такое скука, ей были теперь смешны разговоры, которые она вела когда-то с Эдисоном и Кэт. Какой она была глупой! А самое интересное, ей удалось переменить свое мнение о мужчинах. Не все они были кобели, это раз. Обнаружилось, что самый лучший из мужчин - Роджер! Это два.
Ушли неприятные мысли, связанные с первым отчимом и его сыном, даже не вспоминались события в Волчьем Логу.
В субботу приедет Роджер. Да, он должен появиться. И она его ждет. Эта мысль наполнила молодую женщину силой и бодростью. Правда, тут же заставила задуматься. Ну хорошо, он приедет. А дальше что? Будь что будет... Чужой жених Роджер Харткортворд, ее любимый мужчина прижмет исполнительную домоправительницу к своей груди, поцелует, и она забудет всю усталость... Только бы он приехал!
Как Милли соскучилась по хрипловатому голосу, по серым глазам, по милой улыбке!
Юная женщина старалась избавиться от всех своих переживаний, гнала прочь мысли о возможной сопернице из далекой Швейцарии. Нет никакой соперницы! Просто Флоренс очень любит своего брата и боится за него, придумывая на ходу всевозможные опасности. Не может Роджер поступить расчетливо и жестоко с женщиной, он благородный, открытый и искренний человек. Нежный и ласковый, он...
Миллисент стояла рядом с телефонным аппаратом, ее левая рука вот-вот хотела снять трубку, а правая - набрать номер. Его номер.
И ничего, пусть он сам не звонил ей целую неделю. Она не гордая, она его любит и сама справиться о его делах, здоровье, о том, скучал ли он по ней. Нет, лучше спросить скучал ли по своему родовому гнезду...
- Милли! Это ваша льняная головка сияет в окошке? - окликнул женщину мистер Редкноп, усаживаясь в машину. - Подойдите ко мне, если нетрудно. У меня к вам серьезное дело.
Что такое? Может быть, мастер хочет сообщить ей что-либо о Роджере? Возможно, он знает, почему хозяин столько времени молчал? Не дай Бог, с ее возлюбленным беда...
Она слетела вниз, словно пушинка, гонимая случайным порывом ветра.
В руках у Миллисент оказался сложенный вдвое листок бумаги.
- Что это? Господи, не пугайте меня! Это...
- Почта Амура, - улыбнулся мастер. - Прочтите на досуге.
Редкноп нажал на газ, подмигнул растерявшейся Миллисент и через минуту его автомобиль скрылся за поворотом.
Стоя под липами, юная женщина внимательно прочитала строки, написанные крупным, почти детским почерком:
"Миллисент, я пишу с надеждой получить ответ. Вы та самая девушка, о которой я мечтал всю жизнь - самая добрая и нежная! Ваш голос преследует меня везде, я перестал спать и есть. Рука у меня почти зажила. Скоро открою собственную стекольную мастерскую. Это я так, на всякий случай сообщаю, чтобы вы не подумали, что я не сумею обеспечить свою будущую жену всем необходимым. Навеки ваш Лайонелл Смит".
Миллисент улыбнулась и тут же чуть было не заплакала.
Ей, конечно, не приходилось еще в жизни получать такие письма. Что сказать? Смешной мальчишка, да и только! Ей вспомнилось, какими восторженными глазами смотрел на нее стекольщик, когда она накладывала жгут на предплечье и перевязывала резаную рану. Казалось, Смит был рад случившемуся несчастью.
Если бы он только знал, добрый, славный Смит, что творится у нее на душе. Какая тоска сжимает сердце!
Роджер... Миллисент произнесла заветное имя и тут же забыла о записке Смита. Завтра она увидит его. Юная женщина поспешила в дом. Записка стекольщика осталась лежать в траве под липами.
И в пятницу он не позвонил ей. Ничего, она терпеливая, умеет ждать. Она ждала, когда мама наконец-то станет счастливой, ждала объяснений Эдисона, не спешила убегать из дома Реджинальда Хоггвардтса, надеясь в конце концов получить честно заработанные деньги. И сейчас проявит терпение. Остался всего один день, и коварный, любимый Роджер Харткортворд появится на пороге своего особняка.
Есть плюсы в том, что он не позвонил ей.
Значит, с ним все в порядке. Обычно люди, когда звонят по телефону, сообщают что-то необычное, тревожное про себя, или чего-то требуют, или ждут сочувствия. А если звонков нет, тогда и причин для беспокойства как бы не существует...
Какой замечательный сон приснился Миллисент с пятницы на субботу! Как будто она встретила у крыльца дома Флоренс, и та под большим секретом сообщила ей, что Роджер уволился из своего банка и поступил на службу под начало мистера Редкнопа.
"Представляешь, мой брат учится столярному ремеслу", - сообщила ей во сне Флоренс. Почему он так поступил? Да потому, что хотел быть ближе к Миллисент. Прекрасный сон! Она смеялась во сне, словно счастливый ребенок!
Утро действительно оказалось мудренее ночи.
Заслышав знакомый звук двигателя, Миллисент бросилась к окну. Боже! Он приехал.
С сияющими глазами, разбросанными по плечам волосами, в длинной розовой рубашке Милли стояла у окна и улыбалась во весь рот. Точно так же, как однажды в детстве, когда столкнулась под Рождество в магазине с "живым" Санта Клаусом.
Роджер! Ну, посмотри на меня! Я торчу в окошке. Я - твоя милая девочка, как ты меня называл.
Но прибывший наконец-то в свои владения хозяин обошел автомобиль, открыл левую дверь... Верить или не верить глазам? На дорожку вышла молодая дама в умопомрачительном платье - оно ловко обтягивало ее бедра, грудь, совершенно плоский живот. Гостья и двигалась, как королева, ножки в изящных туфельках зацокали по каменным плиткам дорожки!
Роджер почтительно двигался следом, что-то говорил девушке. Из спальни Миллисент видела, - глаза не станут врать, - он постоянно улыбался.
Миллисент отшатнулась от окна. Все понятно! Вот она - швейцарская невеста на миллиард долларов. Да, такая только и может быть дочерью банкира, у которого куры денег не клюют! Как выступает, как говорит, бросает через плечо надменные улыбки!
Она почувствовала, как кровь отлила от ее лица. Только бы не грохнуться в обморок! Милли потерла пальцами виски, сделала несколько глубоких вдохов. Мечтать никому не вредно.
Но все! Конец мечтам. Да, она Золушка, только не настоящая, а та, которая не смогла попасть на бал и встретить своего принца.
Хватит морочить голову пустыми ожиданиями, она вычеркнет из памяти все: и дождливую ночь, и то, как расчетливый банкир спасал ее, кормил, и она, с перепугу, съела целый пакет печенья. И ночь страсти она тоже забудет...
Все, все решительно вычеркнет из головы.
Не случайно он молчал, лежа с ней в постели.
Или почти ничего не говорил. Ему просто захотелось познать ее девственную плоть, а в этом случае слова не нужны.
Миллисент оделась, расчесала волосы, завязала их строгим узлом на затылке, наскоро умылась в ванной, даже не выдавив как обычно, из любопытства, на руку или щеку из очередного яркого тюбика крем. Затем спустилась в холл, вежливо поздоровалась с Роджером и незнакомкой. Бесстрастно спросила, не приготовить ли кофе.
- Нет, Милли, - коротко ответил Роджер. - Мы очень торопимся. Я хочу показать дом, и мы сразу уедем в город. Кстати, познакомьтесь!
- Элизабет Кроулберг! - холодно произнесла девица, не подав руки.
- Миллисент!
- Пригласи к нам мистера Редкнопа, Милли! - приказал Роджер.
"Мы... К нам!..". Даже не счел нужным познакомить ее с гостьей! А, в общем, правильно сделал. Нет никакого желания смотреть в холодные, надменные глаза, отвечать на ледяную, ничего не значащую улыбку. Принцесса! Такие же стальные глаза, как у Роджера.
Дорогая прическа, каждый волосок на месте.
Миллисент старалась не обращать внимания на голоса, доносящиеся с верхней площадки лестницы. Роджер смеялся, рассказывал что-то веселое, вел себя так, будто нахваливал и собственную персону, и свой дом. Его спутница больше молчала, лишь однажды громко произнесла:
- Роджер, у тебя превосходное будущее!
Славный дом, молодец, что сохранил его. В Европе таких почти не осталось.
От досады Милли ударила кулаком по перилам. Скажите на милость, в Европе таких домов нет! Да откуда у вас самих-то все эти роскошные особняки? Только ведь благодаря старинным богатым предкам. Если бы у нее тоже были такие предки, она бы не стояла сейчас здесь, не трепетала, не выслушивала бы сдержанные короткие требования, мол, нет, не готовь нам кофе... Она блистала бы сейчас где-нибудь в кругу поклонников, лежала на фешенебельном пляже, потягивая прохладительные напитки...
Конечно, воля хозяина приводить в дом того, кого он считает нужным. Но можно было хотя бы что-то объяснить ей! Да, она обыкновенная домоправительница без претензий на что-либо. Но у нее есть гордость.
Миллисент решила больше не появляться на глаза приехавшей паре: пусть воркуют, сколько угодно. Возможно, она им мешает.
Хорошо, побудет в своей комнате и не выйдет, пока те не отправятся восвояси. Никакой ревности при этом Милли не испытывает, ревность вообще смешной пережиток.
Просто неприятно находиться рядом с долговязой вырядившейся девицей. Интересно, куда это они торопятся? На премьеру в модный театр, на званный ужин? Как давно они знают друг друга?
Но у окна стоять ей никто не может запретить. Может, она видит своего коварного искусителя в последний раз. Ага... Вот они вышли из дверей, спустились под руку по лестнице, вот Роджер необыкновенно бережно усадил девушку в машину, уселся сам. За рулем шофер, чего раньше не случалось. Это, разумеется, официальный визит невесты. Машина тронулась с места... Скатертью дорога!
Решение пришло в голову сразу же. Еще не улеглась легкая пыль над дорожкой, поднятая колесами уехавшей автомашины.
С нее довольно! Ноги ее в доме больше не будет. Немедленно, немедленно уезжать отсюда. Она оставит записку мистеру Редкнопу, он поможет потом отправить вещи по адресу, который она укажет. Да какие у нее вещи! Пара юбок, платье, куртка, несколько книг и кассеты с песнями Дианы Форрествуд.
Невелика потеря, если даже вещи останутся на память коварному Роджеру! Может, увидев ее неказистое барахлишко, он на секунду опечалится, пожалеет о том, что она исчезла.
Так ему и надо! Зато в доме скоро появятся дорогие чемоданы, наполненные модным барахлом длинноногой красавицы, весь дом пропахнет французскими духами, наполнится звуками капризного голоса. Гнездышко для молодой жены почти готово, мебель привезена, ковры расстелены, картины развешаны.
Надо поторапливаться, скоро в город пройдет муниципальный автобус, на нем она доберется до вокзала, сядет на поезд или на междугородный автобус.
Прощай, поместье Харткортворд! Прощайте, мечты о счастье! Миллисент вовсе не думала о том, что Роджер когда-нибудь предложит ей выйти за него замуж. Это совершенно невозможно, все понятно. Между ними вечная пропасть, как между богатством и нищетой. Кто она такая для него, владеющего поместьями и банками?
Но ей все равно не забыть этого человека!
Назло всем она будет любить этого мерзавца, страдать и не спать ночами. Это ее личное дело, кого любить... До самой смерти она будет помнить его поцелуи, его серые глаза!
Шмыгая носом, Миллисент написала записку мистеру Редкнопу, придавила ее на видном месте банкой с кофе.
Да, вот так! Милый мистер Редкноп, милые братья Джонсоны, милый стекольщик Смит, прощайте все! Вы не увидите больше меня, я никогда не увижу вас! Прощай, Флоренс! Конечно, ты замечательная женщина со сложной судьбой. Пусть хоть тебе однажды повезет и встретится НАСТОЯЩИЙ мужчина.
Жизнь все расставила по своим местам...
Что еще? Да, надо позвонить маме. От волнения руки дрожат, она никак не наберет нужный телефонный номер.
- Слушаю тебя, дорогая! - раздался в трубке родной голос, такой родной, что из глаз Миллисент побежали слезы.
- Можно я приеду к тебе?
- Почему ты плачешь? - с тревогой спросила мама.
- Мама, можно я приеду к тебе немедленно?
- Разумеется, можешь! Но, если с тобой что-то случилось, лучше будет, если мы с Франклином заедем по нужному адресу и заберем тебя сами! Подумай об этом!
- Я подумала. Приеду скорее всего утром, самым первым поездом. До свидания.
Миллисент положила трубку. Милая мама, она так заботится о ней, что готова ринуться куда угодно, чтобы защитить от обидчика. Только что тут даже такая отзывчивая душа может сделать? Не сумеет же она объяснить Роджеру, что ее добрая и хорошая дочь лучше всякой швейцарской невесты.
Миллисент чувствовала себя Золушкой, убегающей из дворца, покидающей дом, в котором она прикоснулась к взрослой жизни.
Часы пробили полночь, золотая карета превратилась в тыкву, роскошное бальное платье стало лохмотьями.
Роджер научил ее улыбаться, так она и будет улыбаться во что бы то ни стало. С гордо поднятой головой, со вздернутым подбородком Миллисент спустилась по лестнице. В последний раз оглянулась на дом.
Каменная громадина равнодушно смотрела сверкающими окнами на удаляющуюся фигурку. Своими руками Миллисент мыла эти стекла, а потом любовалась сквозь них на холмы и озера.
Боже мой, они стали ей такими привычными и знакомыми!
Прощай, старый дом, я полюбила тебя и твоего хозяина. И буду любить вас всегда. Я постараюсь забыть, что вы поступили со мной жестоко, буду вспоминать только хорошее! - с грустью подумала она.
Завидев приближающийся автобус, Миллисент побежала к дороге. Все будет хорошо, она увидит маму и все расскажет ей. Только мама сумеет пожалеть и успокоить. Только мама!
Родственники встретили Миллисент на вокзале, приехав к первому утреннему поезду, так что такси брать не пришлось. Мама выглядела очень обеспокоенной, но старалась никаких вопросов не задавать. Отчим был серьезен и важен, как всегда.
- Как приятно возвратиться домой! - воскликнула Миллисент. - Вы только не беспокойтесь, я скоро найду себе работу и сниму квартиру или комнату.
- Ты можешь жить с нами, в моем доме, ровно столько, сколько захочешь, - проговорил отчим. - Место у нас есть, по крайней мере, мы можем и потесниться. Помни, это и твой дом тоже. Я люблю твою мать, значит, и ты мне не безразлична!
Миллисент поцеловала Франклина в морщинистую щеку. Ничего, она знала, что обязательно найдет себе жилье и не стеснит стариков.
В машине мама, сидя рядом с дочерью на заднем сиденье, тихонько спросила:
- Так что же произошло? Матери ты обязана все рассказать!
Разумеется, обязана! Мама выслушает и успокоит, поможет, если получится. Но как расскажешь все, если так болит душа! Смолчать или солгать Миллисент не решилась.
- Мамочка, я полюбила! - призналась дочь.
- Хозяина, у которого ты служила, самого Роджера Харткортворда?! А он что же? Говори скорей, не томи!
- У него есть невеста. - Миллисент опустила голову. - Я решила, что будет лучше, если я уеду.
- Бедная моя Милли! - заплакала мать.
Машина медленно двигалась по тесным улочкам небольшого городка вдоль бесконечных бетонных заборов, мрачных корпусов ткацких фабрик, пакгаузов, затем миновала пыльный сквер, пересекла мост через реку, несущую к устью свою мутную воду, и остановилась у скромного дома под красной черепичной крышей.
- Наш новый дом! - с гордостью сказал Франклин. - Вылезайте, приехали!
Вечером следующего дня, когда Миллисент готовила семейный ужин, на кухню заглянула мама и предупредила, что она и Франклин хотят поужинать пораньше, так как собираются пойти в театр. Вид у мамы был виноватый.
- Дочка, ты не обижайся на нас. Билеты давно куплены, еще до твоего телефонного звонка.
- Почему я должна обижаться?
- Как почему, Милли? Потому, что мы оставляем тебя дома одну. У тебя горе, всякие мысли на уме.
- Что ты, мамочка! Идите себе спокойно, у меня хорошее настроение! успокоила ее Миллисент. - Я в порядке!
- Но, возможно, получится приобрести билет у входа...
- Нет-нет, поезжайте одни, мне так хорошо здесь.
Два часа спустя она сидела у окна и махала рукой матери и отчиму. Те усаживались во дворе в машину, чтобы ехать в городской музыкальный театр. Никакие уговоры поехать вместе на Миллисент не подействовали.
Лучше она побудет дома, почитает какую-нибудь книжку. Хотелось покоя и тишины. Долгожданный разговор с матерью не принес успокоения. Она излила душу, призналась, что влюбилась раз и навсегда, и что? Но даже такая умудренная жизненным опытом женщина ничего толком не смогла ей посоветовать.
Да и каких советов можно было ожидать?
Неразделенная любовь самая горькая, самая трудная и обидная. Неразделенная любовь... Как будто любовь можно разрезать на части! Она любит - этого достаточно.
Мама рассказала, как волновались они с отчимом, когда стали раздаваться звонки от Реджинальда Хоггвардса. Вспомнила еще, что Эдисон поссорился с Кэт и несколько раз приходил к ним домой, расспрашивал о Миллисент. У Кэт будет от него ребенок, и бывшая подруга прикладывает все усилия, чтобы парень стал ее официальным мужем.
"Не видать им счастья, дочка. Без любви ничего хорошего не получится... Все-таки ты, наверное, была права, когда решила с Эдисоном порвать. Ненадежный человек, мечется туда-сюда" - так сказала мама.
Но Миллисент не интересно было слушать ни про Кэт, ни про экс-жениха. Казалось, речь шла о событиях столетней давности. Да и какой он ей жених, раз даже в любви объяснялся без поцелуев? Дурак этот Эдисон, молокосос и слабый человек...
Что еще? "Скоро начало нового учебного года на курсах менеджеров, ты должна заниматься, Миллисент! Без диплома курсов ты пропадешь!" - мама по привычке все продолжала ее воспитывать...
Да, послушать ее, так если дочь не получит образования, то никто и никогда не возьмет ее замуж. Хотя Миллисент почти со всеми словами матери соглашалась. Та за это время совсем не изменилась, оставаясь такой же любящей, нежной и доброй, как и всегда! Чего не скажешь о ней самой, вот и мама о том же:
"Дочка, а ты стала другая. На тебе словно воду возили. Уставшая, осунувшаяся. Не на пользу тебе такая работа. Сиди дома, отдыхай, набирайся сил, в себя приходи. Впереди - длинная жизнь".
Сейчас мама и отчим уже приехали в театр, вошли в зал. Яркий свет, прекрасная музыка! На маме - темно-рубиновое шифоновое платье, и волосы она хорошо сегодня уложила.
Миллисент знала, что когда ее мать попадала в свой любимый театр, то сразу молодела... Сегодня у нее будет замечательный вечер, воспоминания о котором затем будут приносить ей не меньше радости.
Ничего, скоро Милли тоже сходит куда-нибудь, нечего постоянно сидеть дома. Прожила все лето в такой глуши, никого не видела. Одичать можно было! Общалась только с мужчинами, смотрела на вереск и меловые холмы, дышала чистым воздухом... Прочь, прочь грустные воспоминания!
Миллисент вздохнула, потянулась к стопке журналов мод и раскрыла один из них, с фотографией на обложке длинноногой красавицы в меховом боа.
Вот где настоящая жизнь! Какие уверенные в себе женщины и девушки, как они гордо идут по жизни! У них не случаются провалы, их не оставляют любимые. Независимость - их девиз. Если бы она могла демонстрировать меха и вечерние платья! Каждый вечер вышагивать по подиуму, ловя восхищенные взгляды мужчин и оценивающие - женщин. Она была бы каждый вечер королевой, у которой море платьев, океан всевозможной другой одежды...
В доме стояла мертвая тишина. Милли вспомнился шум и грохот, которые царили в поместье. Как громко разговаривали и смеялись рабочие, как хохотал над собственными шутками мастер Редкноп. Она успела соскучиться по этим милым людям. Но, если признаться честно, она больше соскучилась по старинному дому.
Как он вначале напугал ее! Мрачный, замшелый, похожий на приют злых разбойников или пиратов из какой-нибудь детской сказки...
Черные трубы, зловеще торчащие над крышей, стены, увитые голыми стеблями плюща и винограда, старинные ступени, под которыми закопаны пушечные ядра времен адмирала Нельсона. Дом, в котором был телефон, к которому всегда может подойти Роджер...
Может быть, стоит позвонить ему? Может быть, вообще не следовало так поспешно убегать из Харткортворда?
У нее был выбор - или уехать, или наблюдать, как по дому расхаживает заносчивая, гордая Элизабет, и целует своего жениха? Правильно, что решилась покинуть это поместье!
И никто ей не указ, и никто ее не найдет!
В записке, оставленной мастеру, она указала старый адрес, где когда-то жила с мамой. Присланные вещи всегда можно забрать со старой квартиры. Как тихо в доме! Надо подумать, что приготовить завтра на обед. Мама поручила ей вести хозяйство, и хорошо, это отвлекает от тяжелых мыслей. Но почему именно от тяжелых?
Вспоминая о Роджере, она всегда улыбается! Как приятно было греться с ним у камина, а как они вдвоем откачивали воду из гостевых комнат! А история с блузкой, с миндальным печеньем? Сейчас так весело об этом вспоминать!
Миллисент взяла с полки учебник по гостиничному менеджменту, попыталась прочесть пару глав. Но необходимая информация не лезла в голову. Вновь вспоминалась всякая чепуха, например то, как здорово Роджер умел отгадывать ее мысли.
Так иногда бывает, она слышала об этом, когда люди, прожившие вместе много-много лет, без слов понимают друг друга. Кажется, и она знает Роджера очень давно. И вот результат - остались одни воспоминания...
Да, ревность ужасное чувство, надо избавляться от ревности. Раз Роджер надумал жениться на Элизабет, пусть женится, это его дело. Плохое настроение, как темное облако, опустилось на Миллисент.
Заныли виски, заболела голова. Следует поскорее забыть этого мужчину. Необходимо начать новую жизнь, вот что! Завтра же обойти агентства, предлагающие работу, купить газету, просмотреть все объявления с вакансиями.
Мама права, главное - учеба и работа по специальности! Она им всем еще покажет, на что способна!..
Мечтания Миллисент прервал звонок в дверь.
Неужели пришли Кэт или Эдисон, мелькнула мысль. Они вполне могли навестить ее, как-никак - старые друзья! Ладно, придется найти в себе силы еще для одной душевной пытки. Нужно просто поздравить будущих мужа и жену, будущих папу и маму. Пожелать им счастья и здоровенького ребенка.
А если это вернулись мама и Франклин? Действительно, что если это они? Неужели мама, у которой давно неважно со здоровьем, почувствовала себя в театре скверно и решила вернуться...
Звонок продолжал надрываться. Какой неприятный, бьющий по нервам звук!
Миллисент отомкнула замок и поспешно распахнула тяжелую дверь, обитую искусственной кожей, готовая подхватить на пороге свою дорогую мамочку.
Сердце ее почти остановилось. Горло сдавил спазм. Как ей захотелось крикнуть, но - увы! - она была в шоке.
Щеки Миллисент сначала вспыхнули ярким румянцем, потом мертвенно побледнели.
Не стояла на пороге мама, не было поблизости отчима... На пороге стоял Роджер, одетый в темно-синий деловой костюм, он смотрел на нее своими серыми глазами и улыбался.
- Что случилось, Милли? - проговорил гость таким завораживающим, навеки родным голосом. - Кто тебя обидел? Почему ты уехала? Отвечай прямо!
Миллисент молчала, потеряв дар голоса.
Роджер прошел в тесную прихожую, оседлал стул, продолжая в упор рассматривать оторопевшую мисс Рич.
- Как ты нашел меня? - наконец тихо произнесла она. - Я не оставляла этот адрес в записке. Никто не знает, где новый дом отчима!
- В какой записке? Не читал никаких записок. Мне позвонил мистер Редкноп, сообщил, что ты уехала навсегда. Я решил исправить твой проступок.
- Какой проступок?
- Простой. Ты бросила меня и наш дом в самый ответственный момент. Разве это поступок? Это проступок. Собирайся немедленно, мы возвращаемся в Харткортворд!
- Нет, никогда! - Миллисент в страхе отступила на шаг от вскочившего со стула Роджера. - Я не хочу видеть тебя и твою невесту из Швейцарии!
Миллисент мгновенно представила, что возвратилась в Харткортворд, трудится по хозяйству, следит за работами по дому, и каждый день встречает любимого, разговаривает с ним, зная, что ночью он будет лежать в объятиях другой женщины.
Какой ужас! Неужели она выдержит такую пытку? Лучше сразу отказаться от этого, жить с мамой, по вечерам листать пустые глянцевые журналы, изредка ходить в театр и.., забыть прекрасное лето.
Глаза Роджера смеялись. Положив руки на плечи Милли, он громко и четко проговорил:
- Хорошо, что ты помнишь прекрасное лето.
Мне надо поговорить с тобой наедине, идем в машину, там нам никто не помешает.
Господи, он вновь читает мои мысли! Сам черт помог ему найти меня! И о чем господин Харткортворд хочет говорить со мной наедине, без моей мамы, без отчима? Какой у него странный вид, что с ним случилось?
Женщина сделала еще один шаг назад, прислонилась к стене и тихо проговорила:
- Говори здесь, в доме никого нет, мама и Франклин в театре! Но мне страшно, ты не убьешь меня?
Роджер пристально всмотрелся в глаза Миллисент и хриплым твердым голосом отчеканил:
- Ты - фантазерка. Приняла капризную красавицу Элизабет Кроулберг за мою швейцарскую невесту? Элизабет очень известный художник по интерьеру, очень модный в моих кругах специалист. Я с большим трудом добился того, что она согласилась участвовать в проекте восстановления моего дома. И вчера эта леди впервые приехала в поместье посмотреть, как и что выполнено по ее эскизам. Да, она капризна, но при этом прекрасный художник и человек. Предпочитает видеть готовый результат, никогда не вмешивается в процесс работы. Элизабет - настоящий талант, все ее ценят, а я больше всех. Поместье выглядит великолепно!
Роджер взял холодные пальцы Миллисент в свои твердые горячие ладони.
- А теперь - о самом главном. Я понял причину твоего побега, смешная моя девочка. Ты не хочешь делить меня с другой женщиной.
Невесты из Берна не существует. Она вышла замуж за моего компаньона, они счастливы и воспитывают замечательных детей! Швейцарская невеста месяц назад родила мужу двойняшек.
Миллисент смотрела на Роджера и чувствовала, как к ней возвращается радость жизни.
Возлюбленный нашел ее! Она нужна ему!
- Про невесту мне сказала твоя сестра. Я так доверилась Флоренс, что поверила в твой будущий брак ради корпоративных интересов, - тихо призналась Миллисент. - Разве Флоренс специально хотела меня обмануть?
- Что ты, дорогая! Флоренс и не знала толком ничего, ведь ее не было дома больше года.
А я просто не успел рассказать ей все новости.
Не обижайся на мою сестру, она искренне тебя полюбила, - уверенно, с напором проговорил он.
- Я никуда не поеду с тобой, Роджер! У меня есть тайна - я безумно тебя люблю и могу натворить всякие глупости!
- Прекрасно! Прекрасно, что ты готова ко всяким глупостям. А поехать придется. Я хочу этого, со мной тяжело спорить.
- Родди, ты ужинал? - Вопрос прозвучал неожиданно, Роджер даже опешил. Посмотрел на Миллисент без улыбки, ответил:
- Что ты, о чем ты? Какой ужин?!
- Обыкновенный. Хочешь, быстренько разогрею рагу из кролика. А потом ты поедешь обратно, но без меня. Я не вернусь в Харткортворд, и могу легко объяснить, почему именно. Работа у меня была временная, до окончания ремонта, так? Так. Все равно пришлось бы расставаться с тобой.
Васильковые глаза были наполнены слезами, еще мгновение, и они брызнули бы, как дождь. Женщина сказала так мало и так много, ничего нельзя было добавить. Роджер молчал. Он сделал шаг вперед и крепко обнял Миллисент, опустив свое лицо в ее льняные волосы.
- Милли, родная моя!
Миллисент уткнулась ему лицом в грудь.
Одежда на любимом человеке пахла дождем, дорогой, на подбородке и щеках отросла щетина. Родной мой Роджер! - подумала она, и нежность затопила ее сердце.
Сколько они так простояли, Милли не знала. Он гладил ее плечи, целовал волосы.
Влюбленные не произносили ни слова, им достаточно было видеть друг друга.
Вид у Роджера был усталый, чувствовалось, что он много часов провел за рулем без сна. А Миллисент светилась от счастья. Какая она, все-таки, глупая - могла подумать, что ее любимый забыл ее, предал, выбросил из сердца. Он любит ее!
- Родди, как же ты нашел меня? Расскажи!
- А ты, чудачка, думала, что тебя и не разыскать?
Так их и застали мама с отчимом. Мама только охнула, а Франклин Баум, радушно улыбнувшись, поклонился Роджеру и сказал:
- Приветствую господина Харткортворда в своем доме!
- Добрый вечер! - веселым голосом отозвался гость. - Полагаю, Миллисент рассказала обо мне. Думаю, я не такой страшный, как она меня описала. Я специально приехал к вам, мистер и миссис Баум, чтобы попросить руки вашей дочери.
Вишневый "ягуар" летел по ночному шоссе.
Миллисент нет-нет, да и взглядывала на невозмутимый профиль Роджера, размышляя про себя, что, мол, никогда не знаешь, что за номер могут выкинуть эти мужчины! Вот и ее любимый... Это слово она повторила уже, наверное, тысячу раз. Но все равно оно звучало, как музыка.
А тот улыбался, думая о чем-то своем. Миллисент могла только догадываться, о чем он размышлял.
- Правильно, Милли! - неожиданно сказал Роджер. - Когда мы войдем в наш дом, я поцелую тебя. Угадал?
Миллисент закрыла лицо руками. Она была самой счастливой женщиной на свете.
Эпилог
Самой любимой сказкой в детстве у маленькой Милли была сказка о Золушке. Она никому не признавалась в этом, потому что боялась - будут дразнить, насмехаться.
Но сотни раз, лежа в постели, девочка представляла себе одну и ту же картину. Как она в воздушном, переливающимся серебристыми искрами платье, с волосами, рассыпанными по плечам, и с нежной розой в руке, поднимается по парадной лестнице в сверкающий огнями дворец.
А встречает ее конечно же принц - красивый человек с серыми глазами. Он влюбленно смотрит на нее, и только она существует для него во всем мире...
Похоже, что это сбылось!
С белой розой в руках Миллисент Рич поднялась по каменной лестнице и в дверях старинного, просторного дома ее встретил благородный принц по имени Роджер Харткортворд. Он взял ее за руку, поцеловал в нежные губы, прошептал "Здравствуй, любовь моя".
В дом Золушка-Миллисент вошла хозяйкой.
Женой банкира. А самое главное - любимой женщиной.




Читать онлайн любовный роман - Возможно все - Уилбрик Салли

Разделы:
уилбрик салли

Ваши комментарии
к роману Возможно все - Уилбрик Салли



Чудесный роман! Советую прочитать!
Возможно все - Уилбрик СаллиМила
17.02.2013, 22.23





полный наивняк, муторно
Возможно все - Уилбрик Саллиbhbyrf
30.11.2013, 19.40





невероятная тягомотина
Возможно все - Уилбрик Саллиemma
24.05.2014, 18.35





Прочитать можно. Наивно и мило :)
Возможно все - Уилбрик СаллиАнна
29.10.2014, 21.34





Мило, мило. Кому нужны стр-р-расти, это не сюда.
Возможно все - Уилбрик Саллииришка
1.05.2015, 2.23





АААААААА!Застрелите меня. моей дочери - 12. Она думает, что она писатель и ей Богу!!! пишет лучше...
Возможно все - Уилбрик СаллиЗлюка-дюдюка
2.05.2015, 5.14





Мдаааааа! Степенно.....наивно.,но хорошо.
Возможно все - Уилбрик Саллилюси
17.01.2016, 19.46





Полный аллес капут! Героиня клиническая дура! Ей психиатра с середины первой главы хотелось вызвать. Все мужики твари озабоченные, им только всем и надо, что облапать и изнасиловать! Никогда никто из них ко мне пальцем не прикоснется, и через неделю ах, я, блин, его люблю и,оказывается, всю жизнь мечтала оказаться с ним в постели! С трудом заставила себя дочитать в надежде все-таки обнаружить хоть крупицу разума и зачатки адекватности. На фиг я это сделала? .....
Возможно все - Уилбрик СаллиОльга
16.04.2016, 11.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100