Читать онлайн Тайный мир шопоголика, автора - Кинселла Софи, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайный мир шопоголика - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 43)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайный мир шопоголика - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайный мир шопоголика - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Тайный мир шопоголика

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

На следующее утро я настроена решительно. Главное сейчас — не кидаться в истерику оттого, что вчера я потратила столько денег. Что было, то прошло. Сегодня первый день моей новой жизни в режиме экономии. И начиная с этой минуты я ничего не буду покупать. Дэвид Бартон рекомендует поставить себе цель — сократить расходы вдвое к концу первой недели. Думаю, я смогу сократить их даже больше. Нет, я, конечно, никого не хочу обидеть, но все эти книжки из разряда «помоги себе сам» рассчитаны на людей, у которых совершенно нет силы воли. По-моему, так. Мне, например, легко удалось бросить курить (правда, иногда я курю за компанию, но это не считается).
Я почти с восторгом готовлю себе бутерброд, заворачиваю его в фольгу — пожалуйста, я уже сэкономила пару фунтов! Термоса у меня нет (надо будет купить в выходные), так что кофе нести на работу мне не в чем, но в холодильнике стоит бутылка минералки. Возьму ее — это даже полезнее.
Нет, в самом деле, непонятно, зачем люди вообще покупают в магазинах сэндвичи? Ведь проще простого соорудить сэндвич своими руками. То же самое с карри
type="note" l:href="#note_10">[10]
. Дэвид Бартон пишет, что нужно перестать покупать дорогие полуфабрикаты или готовые блюда и научиться самому готовить карри, жарить овощи и прочее — поскольку это обойдется в несколько раз дешевле. Этим я и займусь в выходные. Сначала схожу в музей или прогуляюсь по набережной, любуясь красотами природы, а потом сама приготовлю ужин.
Шагаю к метро и чувствую себя чистой и обновленной. Сурово посматриваю на снующих прохожих — они же ни о чем, кроме денег, не думают. У них на уме только деньги. Они одержимы ими. Но как только человек отрекается от денег, эти бумажки перестают играть для него роль. Уже сейчас ход моих мыслей изменился от материалистического к философскому. Даже духовному. Дэвид Бартон учит, что все мы забываем осознавать, сколько всего нам дается в жизни каждый день. Свет, воздух, свобода, дружба… Разве не это главное? Разве шмотки и безделушки имеют значение?
Во мне происходят такие перемены, что я сама себя боюсь. Например, прохожу мимо газетного киоска и просто кидаю на него взгляд. Но при этом не чувствую ни малейшего желания купить один из журналов. В моей новой жизни на смену журналам пришли духовные ценности (кроме того, я все уже прочла).
В метро я сажусь в состоянии гранитного спокойствия и отрешенности, как буддийский монах. Выйдя из метро, прохожу мимо магазина обуви со скидками, не удостоив его даже взглядом, и мимо кофейни «Лючио» прохожу. Сегодня я не пью капуччино. Не ем кексы. И вообще ничего не покупаю — иду прямо на службу.
Сейчас в «Удачных сбережениях» не слишком много работы. Мы только что отдали в печать последний номер и теперь несколько дней можем с чистой совестью плевать в потолок, до начала подготовки следующего номера. Понятное дело, очередной номер не за горами, так что мне полагается весь день не слезать с телефона — звонить на фондовую биржу и спрашивать советов по инвестициям на следующие полгода.
Но как-то получилось, что утро прошло, а я так ничего и не сделала. Правда, поменяла заставку на компьютере — теперь у меня плавают три желтые рыбки и осьминог — и заполнила заявление на возмещение расходов. Честно говоря, трудно сосредоточиться на работе — я слишком занята своим духовным ростом. Пытаюсь подсчитать, сколько удастся сэкономить к концу месяца и что на эти деньги смогу себе купить в «Джигсо».
В обеденный перерыв достаю свой сэндвич с сыром в фольге, и впервые за день мой положительный настрой исчезает. Хлеб стал какой-то влажный, сок из соленых огурцов вылился на фольгу, и вид у бутерброда не слишком аппетитный. И больше всего в эту минуту мне хочется орехового печенья и шоколадного бисквита из французской кондитерской.
Перестань думать об этом! — строго приказываю я себе. Лучше подумай, сколько ты экономишь. С неимоверным усилием запихиваю в себя свое «сочное» кулинарное произведение и запиваю его водой. Закончив обед, выкидываю фольгу и ставлю бутылку с остатками минералки в офисный холодильник. Вот и прошло… пять минут моего обеденного перерыва. И что мне теперь делать? Куда идти?
В отчаянии я роняю голову на стол. Как тяжело дается аскетичная жизнь. Перебираю несколько папок… потом поднимаю голову и смотрю за окно — на Оксфорд-стрит, на вереницу покупателей, сжимающих в руках сумки с покупками. Ох, как мне хочется присоединиться к ним, я даже клонюсь к окну, как растение к солнцу. Мне необходим яркий свет, теплый воздух, полки с товарами, стрекот кассового аппарата. Но все это для меня заказано. Утром я пообещала себе, что и близко к магазинам не подойду, и данное слово нарушить не могу. По крайней мере, не так скоро.
И тут мне в голову приходит гениальная мысль. Мне ведь просто необходим рецепт кар-ри домашнего приготовления! Дэвид Бартон учит, что кулинарные книги — это напрасно потраченные деньги. Он говорит, что рецепты можно вырезать из упаковок продуктов или брать поваренные книги в библиотеке. Но у меня идея получше. Я пойду в книжный магазин и перепишу себе рецепт карри из какой-нибудь книжки. Так я и в магазин схожу, и деньги сэкономлю. И вот я уже вскакиваю со стула и надеваю пальто. Магазины, я иду к вам!
Вхожу в книжный, и все мое тело расслабляется. В тот момент, когда переступаешь порог магазина, любого магазина, испытываешь ни с чем не сравнимое волнение. И от ожидания, и от приветливой суеты, и от новизны всего вокруг. Новенькие глянцевые журналы, новые гладкие карандаши, новые блестящие транспортиры. Конечно, с тех пор, как мне исполнилось одиннадцать, мне ни разу не понадобился транспортир, но вы только посмотрите на них — такие яркие, гладкие, без единой царапинки, в аккуратных пакетиках. Замечаю на полке целую серию канцтоваров с леопардовым рисунком — новинка, я таких еще не видела. И почти поддаюсь желанию подойти и рассмотреть их внимательнее, но заставляю себя отвернуться и направляюсь в отдел книг.
Вот, целая секция книг с рецептами индийской кухни. Беру одну, перелистываю, раздумываю, на каком же рецепте остановиться. Я и не подозревала, что индийская кухня такая сложная. Надо будет списать не один, а парочку рецептов, чтобы было потом из чего выбирать.
Осторожно оглядываюсь и вытаскиваю блокнот с ручкой. Я, конечно, настороже, ибо мне известно, что в этом магазине не любят, когда выписывают информацию из книг. Сьюзи однажды попросили покинуть такой магазин. Она выписывала номера из телефонного справочника, и ей сказали, что она или должна покинуть магазин, или купить этот справочник. Странно, потому что читать журналы они разрешают совершенно бесплатно.
Ну так вот, когда я убедилась, что меня никто не видит, я принялась записывать рецепт бириани
type="note" l:href="#note_11">[11]
с тигровыми креветками. Переписав половину списка специй, я вынуждена была сунуть книгу под мышку и притвориться, будто просто прогуливаюсь по ряду, — появилась девушка в униформе. Убедившись, что поблизости никого нет, я снова открыла книгу, но не успела найти нужную страницу, как какая-то старушка в голубом пальто громко спрашивает:
— Есть что-нибудь хорошее, милочка? — Где?
— В книге! — И указывает зонтиком на книгу. — Мне нужен подарок для невестки, а она родом из Индии. Так что я решила подыскать ей хороший сборник рецептов индийской кухни. Это хорошая книжка?
— Не знаю, я еще не читала, — говорю я.
— А. — Старушка кивает и поворачивается ко мне спиной.
Мне бы заткнуться и заниматься своим делом, но ведь нет же. Я прочищаю горло и зачем-то говорю:
— А разве у нее нет рецептов индийской кухни?
— У кого, милочка? — Старушка бодро семенит ко мне.
— У вашей невестки! — И кто меня за язык дергал! — Если она сама родом из Индии, разве она не умеет готовить индийские блюда?
— Ах, — старушка в полном замешательстве, — а что же мне тогда ей купить?
Бог ты мой.
— Не знаю, — отвечаю я. — Может быть, книжку про… что-нибудь другое?
— Прекрасная идея! — радостно восклицает старушка и просит: — Подскажи-ка мне, милочка, какую.
Ну почему я?
— Простите, но я спешу. — И я быстренько смываюсь.
Мне немного неловко. Иду к отделу аудио-видео, в котором никогда не бывает людно, и прячусь за стеллажом с видеокассетами про телепузиков. Украдкой оглядываюсь и снова открываю книгу. Так, страница 214, бириани с тигровыми креветками… И только я дошла до конца списка специй, как рядом строгий голос произносит:
— Простите?
Я так пугаюсь, что ручка соскальзывает с блокнота и, к моему ужасу, черкает толстую линию прямо на фотографии тарелки рассыпчатого риса. Я быстренько прикрываю страницу рукой и оборачиваюсь с невинным выражением лица. Мужчина в белой рубашке и со значком с именем глядит на меня крайне недоброжелательно.
— По-вашему, это общественная библиотека? — говорит он. — Или вы думаете, что у нас тут бесплатная справочная?
— Да я так, просто смотрю, — спешно оправдываюсь я и пытаюсь закрыть книгу.
Но палец мужчины в белой рубашке приземляется прямо на эту страницу, прежде чем я успеваю ее закрыть. Он медленно открывает книгу, и мы упираемся взглядами в жирную синюю линию от шариковой ручки.
— Смотреть — это одно, — сурово говорит он. — А портить товар — совсем другое.
— Я нечаянно! — извиняюсь я. — Это вы меня так напугали!
— Хм, — мычит он и пристально разглядывает меня. — Вы вообще собирались покупать эту книгу? Или какую-нибудь другую?
Пауза, потом я стыдливо признаюсь:
— Нет.
— Понятно, — поджимает он губы. — Тогда придется нам с вами пойти поговорить с управляющей. О том, чтобы выставить эту книгу обратно в продажу, не может быть и речи, так что это наш убыток. И если вы готовы пойти со мной к управляющей и объяснить, чем конкретно занимались, когда произошла порча товара…
Он что, серьезно? Он разве не должен сказать: «Ничего страшного, не хотите ли получить карточку постоянного клиента?» Мое сердце учащенно бьется от страха. Что делать? Понятно, что, следуя своим новым заповедям, я не могу купить эту книгу. Но идти с ним на ковер к управляющей мне тоже не хочется.
— Линн? — зовет мужчина продавщицу из секции авторучек. — Ты не могла бы вызвать Гленн?
Он и правда серьезно настроен. И явно дико доволен собой, как будто поймал воришку. А они могут завести уголовное дело за то, что человек черкнул ручкой в книге? Может быть, это считается актом вандализма? Боже мой. На меня заведут дело в полиции и никогда не пустят в Америку!
— Знаете, я ее куплю, ладно? — говорю я, едва дыша. — Куплю эту чертову книгу.
Я выхватываю книгу из его лап и, прежде чем он успевает что-то сказать, спешу к кассе. Сердце в пятки ушло.
У соседней кассы стоит та самая старушка в голубом пальто. Я стараюсь не смотреть в ее сторону. Но она меня замечает и восторженно кричит:
— Я послушалась вашего совета! Купила кое-что другое. Думаю, ей понравится!
— Замечательно, — отвечаю я, отдавая кассирше книгу.
— Называется «Галопом по Индии»! — Старушка машет толстой книженцией в синей обложке. — Слышали про такую?
— Ой, да, но…
— С вас 24 фунта 99 пенсов, — говорит мне кассирша.
Что? Я смотрю на нее с ужасом. Двадцать пять фунтов за вшивую книжку с рецептами?! Ну почему я не выбрала что-нибудь подешевле, в мягкой обложке? Вот зараза! Я неохотно достаю кредитку и протягиваю кассирше. Одно дело ходить за покупками, а другое дело, когда тебя заставляют брать то, что ты не хочешь. Я бы на эти деньги могла купить классное белье.
Но если разобраться, думаю я, отходя от кассы, это же прибавка к бонусным очкам на карточке. На сумму… 50 пенсов! И теперь у меня сколько угодно рецептов карри, не надо тратиться на рестораны и полуфабрикаты! Да, можно считать эту книгу вложением капитала.
Не хочу хвастаться, но следующие два дня я держалась молодцом. Единственные вещи, приобретенные мной, — симпатичный хромированный термос, чтобы было в чем кофе на работу носить (и в придачу кофе в зернах и электрическая кофемолка — просто обидно в такой чудный термос наливать гадкий растворимый кофе), и еще шампанское и цветы для Сью в день ее рождения.
Но эти покупки мне были дозволены, ибо Дэвид Бартон учит: «Друзей надо беречь и ценить». По его словам, сам факт преломления хлеба с друзьями есть древнейший и важнейший ритуал в истории человечества. «Продолжайте дарить подарки своим друзьям, — пишет он. — Пусть не самые дорогие, проявите творческий подход, попробуйте сделать подарки своими руками».
Поэтому я покупаю не целую бутылку шампанского, а половину, а круассаны, вместо готовых дорогих из кондитерской, испеку из специального теста, которое продается в тюбиках.
Вечером мы идем в ресторан «Терацца» с кузиной Сьюзи, Фенеллой, и кузеном Таркином. Честно говоря, ужин, скорее всего, обойдется жутко дорого. Но ничего, ведь это считается преломлением хлеба с друзьями. (Вот только хлеб в «Терацце» — булочки с травами и сушеными помидорами по четыре с половиной фунта за корзинку.)
Фенелла и Таркин приезжают в шесть часов. Как только эти двое появляются в поле зрения Сьюзи, она начинает визжать от восторга. Я у себя в комнате заканчиваю макияж, оттягиваю момент, когда мне придется выйти и поздороваться. Я не в восторге от Фенеллы и Таркина. Они мне кажутся немного странными. Взять хотя бы наружность. Она у них… необычная. Оба худые — такие костлявые и бледные, и зубы у них торчат. Фенелла старается хоть как-то скрасить свое уродство при помощи косметики и нарядов и выглядит не слишком ужасно. Но Таркин, честное слово, похож на полинявшего суслика или исхудавшую куницу. В общем, на какое-то маленькое костлявенькое существо. И ведут они себя странно. Ездят на велике-тандеме и носят одинаковые свитера, связанные их старой няней. А еще они говорят на своем «семейном» языке, который ни один человек не понимает. Например, бутерброды они называют «бородами», а выпивка у них называется «чутка», вода — «да». Поверьте, это очень быстро начинает действовать на нервы.
Но Сьюзи в них души не чает. В детстве она каждое лето проводила с ними в Шотландии и, конечно, не замечает их странностей. Но хуже всего то, что в их обществе она тоже переходит на язык «бород», «чуток» и так далее. Меня это откровенно бесит.
Но что я могу поделать? Они уже тут. Заканчиваю красить ресницы и смотрюсь в зеркало.
Очень даже ничего выгляжу. На мне сегодня простой черный топ, черные брюки, а вокруг шеи свободно повязан мой обворожительный, шикарный шарфик от «Денни и Джордж». Какая все-таки это была удачная покупка. Просто потрясающая.
Я еще немного кручусь перед зеркалом, потом, смирившись, открываю дверь.
— Привет, Бекки! — восклицает Сьюзи, глядя на меня сияющими глазами.
Она сидит по-турецки на полу в коридоре и вскрывает упаковку подарка, а Фенелла и Тар-кин стоят рядом и смотрят. Слава богу, сегодня они не надели одинаковые свитера. Но на Фе-нелле очень странная юбка из ворсистого красного твида, а у двубортного костюма Таркина такой вид, словно его шили еще во времена Первой мировой.
— Привет! — говорю я и вежливо целую их обоих.
— Вот это да! — вопит Сьюзи и вытаскивает картину в старой позолоченной раме. — Не может быть! Потрясающе!
Она переводит восторженный взгляд с Таркина на Фенеллу, а я с любопытством заглядываю через ее плечо. Скажу вам откровенно — я не впечатлена. Во-первых, картина выцветшая — в болотно-зеленой и коричневой гамме; во-вторых, на ней просто лошадь, стоящая посреди поля. Что, не могли нарисовать лошадь, скачущую через препятствие или вставшую на дыбы? Или лошадь, галопирующую по Гайд-парку с девушкой в шикарном платье (типа тех, что показывают в фильме «Гордость и предубеждение»)?
— С днем паденья! — хором тянут Таркин и Фенелла. (Еще один пунктик. День рождения они называют днем паденья, после того как… впрочем, очень уж скучно объяснять почему.)
— Потрясающе! — с энтузиазмом говорю я. — Очень красиво!
— Правда же? — радуется Таркин. — Посмотри, какая палитра.
— М-м… да, — киваю я.
— А какие мазки! Удивительно тонкая работа. Мы были буквально потрясены, когда увидели эту вещь.
— Да, на редкость красивая картина, — зачем-то хвалю я эту мазню. — Смотришь на нее, и хочется нестись верхом на коне по холмам и полям!
Что за бред я несу?! Почему не могу просто и откровенно сказать, что картина мне не нравится?
— Ты ездишь верхом? — спрашивает Таркин, глядя на меня с некоторым удивлением.
Верхом я ездила один раз. Это была лошадь моей кузины. Я упала и дала себе слово никогда больше не садиться на этих тварей, но в этом я ни за что не признаюсь Мистеру Лошадь Года.
— Раньше ездила, — смущенно улыбаюсь я. — Да и то не очень хорошо.
— Уверен, ты сможешь снова сесть в седло. — Таркин так и сверлит меня взглядом. — А охотой ты не увлекаешься?
Господи, я что, похожа не деревенскую девушку?
— Слушайте, — говорит Сьюзи, с любовью прикладывая картину к стене. — А может, примем по чутке перед выходом?
— Конечно! — быстро подхватываю я, отворачиваясь от Таркина. — Отличная идея.
— Да, — вторит Фенелла, — у вас шампанское есть?
— Где-то было. — Сьюзи уходит на кухню, и в это время звонит телефон.
Я захожу в гостиную и снимаю трубку:
— Алло?
— Здравствуйте, могу я попросить Ребекку Блумвуд? — спрашивает незнакомый женский голос.
— Да, — безмятежно отзываюсь я. На кухне Сьюзи открывает и закрывает дверцы шкафов, и я думаю, есть ли у нас шампанское помимо того, что осталось от полбутылки, выпитой нами на завтрак…. — Слушаю вас.
— Миз Блумвуд, это Эрика Парнел из банка «Эндвич», — сообщает голос, и я столбенею.
Черт, та тетка из банка! Господи, они же послали мне письмо, а я так ничего и не предприняла. Что сказать? Быстро, что сказать?
— Миз Блумвуд? — повторяет Эрика Парнел.
Так, вот что я скажу. Мне известно, что я слегка превысила лимит, и в ближайшие дни я намерена принять меры. Да, подходит. Принять меры — это внушительно. Ну, поехали.
Я приказываю себе не паниковать и убеждаю себя, что банковские служащие — тоже люди. Делаю глубокий вдох и… одним плавным, неожиданным для себя самой движением кладу трубку.
Несколько секунд я смотрю на замолчавший телефон, сама не веря в произошедшее. Зачем я это сделала? Эрика Парнел знает, что говорила со мной. И она может перезвонить прямо сейчас. Да наверняка уже гневно набирает номер!..
Быстро сую аппарат под диванную подушку. Вот, теперь она меня не достанет, я в полной безопасности.
— Кто звонил? — спрашивает Сьюз, входя в комнату.
— Никто, — отвечаю я, а у самой коленки трясутся. — Ошиблись… Слушай, а давай не будем дома пить, пойдем в бар!
— Давай! — соглашается Сьюзи.
— Зачем дома сидеть?! — продолжаю трещать я, уводя ее от телефона. — Пойдем в какой-нибудь хороший бар, выпьем по коктейлю, а потом поедем в «Тераццу».
На будущее, думаю, надо взять за правило включать определитель. Или отвечать с иностранным акцентом. Или вообще сменить номер. Точно!
— Что происходит? — спрашивает Фенелла, появляясь в дверях.
— Ничего! — слышу свой голос. — Идем выпить по «чутке», а потом сразу на «жин».
Господи, только этого не хватало! Я становлюсь такой же, как и они!


Когда мы входим в «Тераццу», я почти успокоилась. Естественно, Эрика Парнел подумает, что нас разъединили из-за неполадок на линии.
Ей и в голову не придет, что я просто бросила трубку. Мы же взрослые люди, а взрослые люди так не поступают.
А если мне доведется встретиться с ней (не дай бог, конечно), я скажу: «Странно, как нас тогда разъединили, да?» Или даже пошучу: дескать, зачем это она трубку бросила.
В ресторане полно народу — кругом сигаретный дым, гул голосов. Мы усаживаемся за столик и открываем огромные серебристые меню. Обожаю ходить в рестораны. Кстати, мне полагается побаловать себя после стольких дней умеренности и воздержания. Мне было нелегко, но я справилась. В субботу проанализирую свои расходы: уверена, что они снизились как минимум на семьдесят процентов.
— Что будем пить? Таркин, выбирай, — говорит Сьюзи.
— Ой, смотрите! — вопит Фенелла. — Это же Эдди Лейзенби! Пойду поздороваюсь. — Она вскакивает и устремляется к лысеющему типу в блейзере, что сидит за десять столиков от нас. Как она углядела его в такой толпе — ума не приложу.
— Сьюзи! — доносится чей-то голос. Блондинка в аккуратном костюме пастельного розового цвета плывет к нашему столику, раскинув руки. — И Тарки!
— Привет, Тори, — говорит Таркин, вставая. — Как Манго?
— Он тут! — улыбается Тори. — Пойдемте, поздороваетесь с ним!
Не понимаю, как это получается — Таркин и Фенелла почти все время проводят где-то в дебрях Пертшира
type="note" l:href="#note_12">[12]
, но стоит им ступить на лондонский асфальт, как вокруг них тут же собирается целая толпа давних друзей.
— Эдди передает привет, — объявляет Фенелла, возвращаясь к столику. — Тори! Как дела? Как Манго?
— О, у него все отлично, — отвечает Тори. — А вы слышали, что Каспар вернулся?!
— Не может быть! — восклицают все, я с трудом удерживаюсь, чтобы не присоединиться к хору. Никому и в голову не пришло представить меня Тори, но в этой компании всегда так — ты сам вступаешь в беседу. Только что ни с кем не знаком, а уже через две минуты вопишь вместе со всеми: «А слышали про Винетту и Себастьяна?»
— Нам пора сделать заказ, — говорит Сьюзи. — Тори, мы придем к вам чуть позже.
— Ладно. Чао. — И Тори летящей походкой ускользает от нас.
— Сьюз! — кричит еще кто-то, и к нам подскакивает девушка в черном платье. — И Фенни!
— Мила! — орут они в ответ. — Как дела? Как Бенджи?
Господи, этому конца не будет. Сижу тут как дура, делаю вид, что изучаю закуски в меню, и чувствую себя уродом каким-то. Никто не хочет со мной общаться, зато Фенелла и Таркин — самые популярные люди года. Это нечестно. Я тоже хочу встретить здесь кого-нибудь. Какого-нибудь старого друга детства. (Хотя, откровенно говоря, единственный, кого я знаю так давно, — это Том, сын соседей, который сейчас в своей кухне с дубовым гарнитуром.)
Но на всякий случай опускаю меню и внимательно изучаю публику. Ну хоть бы кто-нибудь из знакомых попался на глаза. Хоть кто-нибудь. Чтобы тоже можно было с восторгом подбежать, расцеловаться и завопить: «Нам обязательно нужно как-нибудь вместе пообедать!» Боже мой, ну неужели я никого здесь не знаю…
И тут я с радостью замечаю знакомое лицо, и всего в нескольких шагах от нас! Это Люк Брен-дон, он сидит за столом с элегантной пожилой парой.
Другом детства его вряд ли можно назвать, но я ведь его знаю? Да и выбора нет. Я же хочу пойти поздороваться с приятелем, как и все остальные!
— Ой, смотрите, это же Люк! Не могу не подойти! Нужно поздороваться с ним! — Вопить я стараюсь потише, чтобы он не услышал.
И пока все смотрят на меня с удивлением, я откидываю волосы, вскакиваю и ухожу, внезапно оживившись. Я тоже могу! Ха! Вот я тоже иду поздороваться с давним знакомым, которого случайно увидела за соседним столиком в ресторане «Терацца»! Вот так вот!
И только за метр от его столика я замедляю шаг и думаю, что же я ему скажу…
Ну, просто проявлю вежливость. Поздороваюсь и — умница! — еще раз поблагодарю его за одолженные двадцать фунтов.
Черт, я ему отдала долг? Да или нет?
Отдала. Послала такую миленькую открытку из коричневой бумаги, на которой были нарисованы красные маки, и приложила к открытке чек. Да, точно. Ну, главное не волноваться и быть спокойной и уверенной в себе.
— Здравствуйте! — говорю я, но вокруг стоит жуткий гул, и Люк меня не слышит.
Понятно, почему у всех подруг Фенеллы такие пронзительные голоса. Чтобы пробиться через эту шумовую завесу, нужно выдать не меньше шестидесяти пяти децибелов.
— Здравствуйте! — повторяю я громче, но опять в пустоту.
Люк убеждает в чем-то пожилого человека, а женщина внимательно слушает их. Ни один даже не удостоил меня взглядом.
Это уже неудобно. Стою тут столбом, и меня откровенно игнорирует единственный человек, с которым я могла бы поздороваться в этой толпе. По-моему, больше ни у кого таких проблем не возникает. Почему он не вскакивает в ответ с визгом: «Слышали новость про „Форланд Инвестментс“?» Глупо получается. И что теперь делать? Тихонько убраться за свой столик? Притвориться, что шла в туалет?
Мимо протискивается официант с подносом, толкает меня прямо к столику Люка, и в этот самый момент Люк поднимает голову и смотрит на меня отсутствующим взглядом, как будто первый раз видит, и от испуга у меня в животе бурчит.
— Здравствуйте, Люк! — весело восклицаю я. — Вот, решила подойти… поздороваться!
— Тогда здравствуйте, — отвечает он, помедлив. — Мама, папа, это Ребекка Блумвуд. Ребекка — это мои родители.
О нет! Что я наделала? Я прервала семейную встречу. Надо отступать. Быстро.
— Добрый вечер, — говорю я и слабо улыбаюсь. — Что ж, не буду вас больше отвлекать…
— А откуда вы знаете Люка? — спрашивает миссис Брендон.
— Ребекка — известный финансовый журналист. — Люк делает глоток вина. (Он что, вправду так считает? Ого! Надо будет упомянуть об этом в беседе с Клэр Эдвардс. И с Филипом тоже.)
Я довольно улыбаюсь миссис Брендон, чувствуя себя очень важной персоной. Я — известная журналистка, подошедшая поболтать к известному бизнесмену в известном лондонском ресторане. Круто, да?
— Финансовый журналист? — ворчит мистер Брендон и опускает очки, чтобы получше меня разглядеть. — И что вы думаете по поводу заявления премьер-министра?
Господи, чтобы я еще раз подошла к кому-нибудь в ресторане… да ни в жизнь!
— Ну, — уверенно начинаю я, лихорадочно размышляя, как бы поудачнее изобразить, будто увидела подругу за дальним столиком.
— Папа, вряд ли Ребекка хочет говорить о работе в ресторане, — спасает меня Люк.
— Действительно! — поддерживает сына миссис Брендон и улыбается мне. — Ребекка, какой у вас красивый шарф. Это от «Денни и Джордж»?
— Да! — радостно отвечаю я, довольная, что разговор свернул с заявления премьер-министра. (Что он там еще заявил?) — Купила на распродаже на прошлой неделе!
Краем глаза вижу, что Люк как-то странно смотрит на меня. Почему, интересно? Чего это он такое…
О черт! Дура я, дура!
— На распродаже… для своей тети, — быстро соображаю я. — Купила для тети, в подарок. Но она… умерла.
За столиком все в шоке, молчат. Я и сама с трудом верю, что могла такое ляпнуть.
— Боже мой, — сокрушенно качает головой мистер Брендон.
— Тетя Эрминтруда умерла? — спрашивает Люк не своим голосом.
— Да, — киваю я, заставив себя взглянуть ему в глаза. — Это было ужасно.
— Какой кошмар! — сочувственно вздыхает миссис Брендон.
— Она ведь в больнице лежала? — продолжает Люк, наливая себе воды. — Что у нее было?
Короткая пауза.
— У нее … нога болела.
— Нога? — обеспокоенно переспрашивает миссис Брендон. — А что у нее было с ногой?
— Ну, она вся опухла, а потом случилось заражение. И ногу пришлось ампутировать. Вот она и умерла.
— Господи! — восклицает мистер Брендон. — Эти врачи — вредители! — Он гневно смотрит на меня. — Она лечилась в частной клинике?
— Э-э… м-м… не знаю, — бормочу я, пятясь. Больше не вынесу этого. Ну почему нельзя было просто сказать, что тетя мне этот чертов шарфик подарила? — Приятно было с вами повидаться, Люк. Мне пора — друзья ждут!
Я беспечно машу им рукой, стараясь не встречаться с Люком взглядом, поворачиваюсь и возвращаюсь к Сьюзи. Сердце колотится, как у перепуганного зайца, а лицо красное как помидор. Боже мой, какое поражение.
Но к моменту подачи первого блюда я сумела успокоиться. Еда! Мне приносят морских гребешков, обжаренных на гриле, и, откусив первый кусочек, я чуть не впала в экстаз. После стольких дней дешевой и безвкусной гадости я словно оказалась в раю. Я готова расплакаться — как заключенный, выпущенный на свободу, или как дитя блокады, узнавшее, что наконец-то отменили продуктовые карточки. После гребешков я попросила мясо по-французски с картошкой, от десерта все отказались — все, кроме меня, заказавшей шоколадный мусс. Потому что неизвестно, когда еще я попаду в такой ресторан. Может, мне предстоят несколько месяцев сэндвичей с сыром и кофе из термоса, и ни одного светлого пятна в этом монотонном меню.
Да, я выбрала нелегкий путь. Но результат должен того стоить.
Пока я жду свой десерт, Сьюз и Фенелла решают, что им необходимо пойти поболтать с Бенджи, который сидит на другом конце зала.
Они вскакивают, зажигают сигареты и уносятся, а Таркин остается со мной. Он вообще, похоже, не слишком стремится пообщаться со знакомыми. Весь вечер Таркин был какой-то молчаливый. И еще я заметила, что выпил он больше нас. По-моему, он того и гляди упадет лицом на стол. Ну пусть, мне-то что?
Некоторое время мы молчим. Честно говоря, Таркин такой странный, что я даже не считаю нужным поддерживать с ним беседу. И тут он вдруг спрашивает:
— Тебе нравится Вагнер?
— Да, — без запинки отвечаю я, хотя ни разу не слушала Вагнера. Но я же не могу показаться невеждой, даже если это всего лишь Таркин. Да и в опере мне доводилось бывать, правда, кажется, там давали Моцарта.
— Тат-та-та… помнишь, из «Тристана», — он мотает головой, — ти-та-та…
— Та-ти-ти, — отвечаю я и киваю, как мне кажется, с очень умным видом. Наливаю вина себе и ему. Осматриваюсь в поисках Сьюзи. Очень похоже на нее — вот так бросить меня со своим пьяным в стельку кузеном.
— Та-та-та-та, таааа-та-та…
Господи, он всерьез распелся. Не очень громко, конечно, но весьма экспрессивно. И смотрит мне в глаза, будто ждет, что я присоединюсь к его вою.
— Та-та-та-та…
Вот, закрыл глаза и раскачивается. А теперь это действительно неудобно.
— Та трам-пам-там та тааа…
— Прекрасно, — весело говорю я. — Разве может быть что-нибудь прекраснее Вагнера?
— Тристан… и Изольда. — Он открывает глаза. — Из тебя бы вышла восхитительная Изольда.
Что бы из меня вышло? И пока я продолжаю пялиться на него, он берет мою руку, подносит к губам и начинает целовать.
На несколько секунд я от изумления теряю дар речи и способность двигаться. Потом говорю как можно строже, пытаясь отдернуть руку:
— Таркин. Таркин, пожалуйста, не надо… — В отчаянии оглядываю зал в поисках Сьюзи и встречаюсь взглядом с Люком Брендоном, который уходит из ресторана. Он слегка хмурится, машет на прощанье и исчезает в дверях.
— Твоя кожа пахнет розами, — бормочет Таркин.
— Да заткнись ты! — в гневе кричу я и с такой силой выдергиваю руку, что его зубы оставляют следы на коже. — Отстань от меня!
Я бы влепила ему пощечину, но он, вероятно, воспринял бы это как поощрение.
Тут, к счастью, возвращаются Сьюзи и Фе-нелла с кучей новостей про Бенджи, и Таркин замолкает. Весь оставшийся вечер он не поднял на меня глаз. И слава богу! Надеюсь, он понял намек.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайный мир шопоголика - Кинселла Софи

Разделы:
123456789101112131415161718192021222324

Ваши комментарии
к роману Тайный мир шопоголика - Кинселла Софи



Только начала читать.. не могу- как ножом по сердцу. Две страницы, и захлопываю книжку. Через полчаса опять открываю- замкнутый круг. С опаской кошусь в сторону шкафа.. Вчера меня занесло в магазин. Ничего не надо было...купила 3! ремня, кроссовки(белые или синие?-возьму и те и другие-буду носить с шортами.., нет! возьму одни.)Какой рюкзак! (в магазине было очень удачное освещение, скажу я вам). Буду ноты в нем носить! На кассе девушка: на вторую пару обуви скидка-50%! О! Что же взять?? Бегу .. туфли, ботинки, сандалии, сабо.. Остановилась- у меня все есть, но ведь скидка же! Звоню мужу: ля-ля -ля .. какой размер купить?-Телефон начал издавать гудки.. Иду обратно к кассе. Ну почему на ремни скидок нету?? Пришла домой. Разобрала покупки- этот поясок к бежевому платью,другой к брючкам, а что я буду делать с поясом с цветочным принтом?. -Он просто мне понравился)! Рюкзак... Какой "ИНЖЕНЕР" создал этот трансформер?? Провозилась 2,5 часа- так и не разобралась. Проверяю электронную почту. Эээ.. это я заказала ночью 3 кофточки юбку и брюки вчера , нет уже сегодня ночью? Гоните меня палкой от компьютера! Я разорю семью! На прошлой неделе мне прислали кофту из Италии-дорогую. Ничего что на 2 размера больше..(итальянцы, наверное, для успокоения совести пишут на 40-й размер-36)-сделать возврат- не поднялась рука. Будет навырост. Тэкс. Надо провести ревизию: кофта коричневаю(люблю её), кофта белая, красная в полоску, синяя, зеленая(очень благородный цвет), желтая,...Желтая?? как она сюда попала? Эммм.. помню серые зимние дни.. так захотелось солнечного цвета.. А! вот моя любимая юбка! Редкого цвета-у меня к ней ничего нет. Вывод: пойду в магазин.. НЕт!! Стоп! Еще прислали мне туфли )) . -целую зарплату отдала за них. Шла на почту и молилась, чтоб размр не подошел. Хм.. как влитые! Супер! Муж улыбается (скулы ходят). "Ну на 8-е марта мне будут??" заглядываю ему в глаза. И там читаю "покупка машины откладывается на неопределенное время..." Я не ШОПОГОЛИК! Нет! Нет, нет, нет!!!???
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиАйрин
28.03.2013, 6.27





прочитала комменарий Айрин , вдохновилась. тоже пойду по магазинам!
Тайный мир шопоголика - Кинселла Софимаргарита
29.03.2013, 19.09





Айриночка!! Девочка, у вас заразный слог! Тоже надо прикупиться. Но, дамы,надо держать себя в руках! А по книге фильм снят.
Тайный мир шопоголика - Кинселла Софисветик
17.04.2013, 9.02





Не читать тем кто предрасположен к шопоголизму. Книга подпитывает синдром моей покупкомании. Сегодня опять сорвалась, а я всего лишь на 11 главе!
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиКрасотка
11.06.2013, 17.18





Мне роман Оооочень нравится-гораздо больше чем фильм. Вдохновляющий к покупкам. На улицу выйдешь-девушки кто на что горазд. Одеваются -будто мальчики. Не умеют у нас марку держать. К выбору стиля надо подходить с умом. Вот я и пойду , дочитаю и пойду, если раньше не сорвусь. Советую всем всем читать этот роман. А то повлезаете в свои джинсы и ходите, пока на коленках дырки не протрутся.
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиМария
23.08.2013, 13.02





Что-ли дырки на джинсах зашить, или сей роман почитать?))))
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиЛиза
6.09.2013, 16.48





Роман читать необязательно, чтоб понять СУТЬ! Комментариев достаточно. Вот дилема: зашить дырки или романом вдохновиться? Чую заразное это дело, аж ручки зачесались.
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиОхохонюшки))
8.09.2013, 21.54





Комментарии интереснее самого романа! В романе, как в фильме-катастрофе: понимаешь, что "нельзя", а ОНО неизбежно происходит. Только раздражение получила. Долговая яма героини так угнетающе действует, что хочется поскорей захлопнуть книгу, но хеппиэнд, ожидаемый в конце не дает этого сделать. Хотя, книга побуждает к действию. Читайте!
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиМаруська
15.11.2013, 16.59





Мне понравилась книга. Вообще автор пишет с юмором. И некоторые комментарии просто отпад!Читайте.
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиВика
28.02.2014, 8.28





Господи, прочитала на одном дыхании. какое же я получила удовольствие от романа..Он намного лучше фильма (хотя и фильм просто замечательный). в нем есть все и любовь и интрига и ... невероятное чувство юмора и иронии. Это ШЕДЕВР!!! рекомендую.. давно не получала такого удовольствия от прочтения книги.. вся на волне позитива..rnа шопоголизм - это да.. все мы девочки этим страдаем..кто то больше кто то меньше.. так знакомы переживания автора.. а комментарий Айрин - это просто прелесть:)))rnСтавлю 10 из 10. Читать обязательно.. такой тонкий юмор.. просто пальчики оближешь:)))
Тайный мир шопоголика - Кинселла Софианастасия!
10.06.2014, 23.45





Приятный роман, юморной и такой жизненный! А Айрин, действительно, заставила улыбнуться, и вспомнить, что мы - женщины. А красивые вещи - приятное дополнение к жизни. Пойду завтра в парикмахерскую, а потом по-магазинам. Подчищу пёрышки.
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиЭкая
19.09.2014, 11.46





Интересная книга, несмотря на вполне предсказуемый финал. Несколько раз откладывала чтение, т.к. было желание взять героиню и хорошенько встряхнуть)) Автор умничка - настолько точно передала эмоции, что веришь каждому слову. Могу сказать наверняка - испытала удовольствие от чтения. Несмотря даже на смазанный финал (автор, видимо, оставила для воображения читателей отношения Люка и героини. Также осталась загадкой амурная линия героини с зубастым миллионером - неужели чековая книжка стала камнем преткновения для незадачливого ухажёра?...А был ли он влюблён в таком случае?)) но не в этом суть. В общем и целом получила уйму положительных эмоций. Ставлю десять баллов за неординарность, за лёгкий слог автора, а так же за "не потасканный" сюжет. /// Всем, кто отписался в комментариях особая благодарность. Насмеялась от души))
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиNatali
20.09.2014, 12.13





Книга обалденная! Очень понравилась героиня, а герой прям весь такой "стабильный". Фильм смотрела очень давно и была удивлена, что он снят по книге. Комментаторам отдельное спасибо)) улыбнули!
Тайный мир шопоголика - Кинселла СофиНина В.
17.12.2014, 7.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100