Читать онлайн Шопоголик на Манхэттене, автора - Кинселла Софи, Раздел - 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.37 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик на Манхэттене

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

16

Через неделю я потеряла всякую надежду услышать известия от Майкла. Что бы он там ни сказал Люку, я об этом никогда не узнаю. Такое чувство, что часть моей жизни ушла безвозвратно. Люк, Америка, телевидение — словом, все. Пора начинать все заново.
Я старательно пытаюсь смотреть на мир с оптимизмом, убеждаю себя, что мне все пути открыты. Но что делать бывшей телеведущей? Я позвонила агентше, и, к моему изумлению, она повела себя точно так же, как и телевизионщики в Америке. Сказала, что жутко рада меня слышать, что найти мне работу не составит труда, ' даже мое собственное шоу легко устроить, и она обязательно мне перезвонит, как только подберет самое подходящее предложение. С тех пор от нее ни слуху ни духу.
Так что теперь мне ничего не остается, кроме как просматривать раздел «Вакансии» в газетах. Впрочем, и по этим-то объявлениям шанс получить работу у меня минимальный. Я уже позвонила узнать о вакансии штатного репортера для «Вестника инвестора», помощника редактора в «Журнал частного инвестора» и редактора в «Аннуитет сегодня». Я не очень хорошо разбираюсь в аннуитетах [Вид государственного займа, по которому кредитор ежегодно получает ренту в погашение займа], но смогу как-нибудь выкрутиться.
— Как дела? — спрашивает Сьюзи, входя в гостиную с миской глазированных кукурузных хлопьев.
— Отлично… — Я искренне пытаюсь улыбнуться. — Почти.
Сьюзи запихивает в рот горсть хлопьев и задумчиво смотрит на меня.
— У тебя какие планы на сегодня?
— В общем, никаких, — угрюмо констатирую я. — Так, найти работу. Привести свою жизнь в порядок. Больше никаких.
— Ясно. Есть там что-нибудь интересное?
Я показываю обведенные кружками объявления.
— Думаю пойти редактором в «Аннуитет сегодня». Если кандидат будет достойным, его могут повысить до редактора ежегодного приложения «Налоговые льготы»!
— Ты серьезно? — Лицо Сьюзи невольно морщится в презрительной гримаске, но она тут же поспешно добавляет: -То есть… это очень хорошо! Очень интересно!
— Налоговые льготы? Сьюзи, я тебя умоляю.
— Ну… относительно интересно.
Я роняю голову на колени и разглядываю ковер. В комнате тихо, слышно только, как Сьюзи хрустит хлопьями.
— А что, если я не найду работу? — в отчаянии спрашиваю я.
— Конечно, найдешь! Не глупи. Ты же телезвезда!
— Я была телезвездой. Пока сама все не испортила. Пока вся моя жизнь не пошла кувырком.
Провести бы в такой позе всю оставшуюся жизнь.
— Бекки, ты меня беспокоишь. Ты несколько дней не выходила из дома. Что еще ты собираешься сегодня делать?
Я поднимаю голову.
— Не знаю. Посмотрю «Утренний кофе».
— Ты не будешь смотреть «Утренний кофе»! — сурово заявляет Сью. — Пошли. — Она отшвыривает газету. — У меня есть одна хорошая идея.
— Какая? — подозрительно спрашиваю я, пока она волочет меня в мою комнату.
Сьюзи распахивает дверь, вталкивает меня внутрь и указывает на хаос.
— По-моему, тебе нужно хорошенько разгрестись.
— Что? — с ужасом пячусь я. — Не хочу я ничего разгребать.
— Нет, хочешь! Честное слово, тебе станет легче. Мне стало. Это было потрясающе! Я чувствовала себя просто заново родившейся.
— Ага, и осталась без трусов! Ты же после этого у меня три недели трусы одалживала.
— Ну ладно, — признает Сьюзи, — возможно, я тогда перестаралась. Но суть в том, что это полностью меняет твою жизнь.
— Нет, не меняет.
— Меняет! Это фэн-шуй. Ты выбрасываешь из своей жизни все старье, чтобы место старого заняло новое.
— Как же, непременно.
— Это правда! Как только я разгребла все старье, мне позвонили из «Хэдлиз» с тем предложением, помнишь? Ну же, Бекки. Небольшая уборка тебе не повредит.
Она раскрывает мой шкаф и начинает перебирать вещи.
— Ты только посмотри на это. — Сьюзи вытаскивает голубую замшевую юбку с бахромой. — Ты когда ее в последний раз надевала?
— Совсем недавно, — отвечаю я, скрещивая пальцы за спиной. Эту юбку я купила в палатке на Портобелло-роуд, даже не примерив, а когда пришла домой, оказалось, что юбка мне мала. Но ведь я вполне могу однажды сильно похудеть.
— А это… а это… — Сьюзи удивленно таращится. — Господи, Бекки, сколько у тебя черных брюк?
— Одни! Ну или двое.
— Четыре… пять… шесть…, — Она перебирает плечики, уверенно выдергивая те, на которых висят черные брюки.
— Эти — на случай, если мне покажется, что я растолстела, — оправдываюсь я, когда она вытаскивает старые расклешенные штаны «Бенеттон». — А это вообще не брюки, а джинсы! — воплю я, когда она начинает рыться на дне шкафа. — Джинсы за брюки не считаются!
— Кто сказал?
— Все говорят! Каждому известно. — Десять… одиннадцать…
— Да… а это лыжные штаны! Это же совсем другое дело. Это спортивная одежда!
Сьюзи поворачивается ко мне:
— Бекки, ты ни разу в жизни не каталась на лыжах.
— Не каталась, — после паузы соглашаюсь я. — Но ведь… А вдруг меня пригласят. И потом, на них была скидка.
— А это что? — Она осторожно вытаскивает маску для фехтования. — Это точно можно отправить в мусорное ведро.
— Я собираюсь заняться фехтованием, — с достоинством отвечаю я. — И стану дублершей Кэтрин Зета-Джонс.
— В голове не укладывается, как ты умудряешься вместить сюда все это барахло. Ты что, никогда ничего не выкидываешь? — Она выуживает пару босоножек, украшенных ракушками. — Боже, а это-то. Неужели еще носишь?
— Э-э… нет. Ну и что? Как только я их выброшу, ракушки снова войдут в моду, и мне придется покупать новые босоножки. Так что это своего рода… страховка.
— Ракушки никогда не вернутся в моду.
— Очень даже вернутся! Мода — как погода, абсолютно непредсказуема.
Сьюзи качает головой и пробирается к двери через груды вещей, разбросанных на полу.
— Даю тебе два часа, и чтобы к моему возвращению комната полностью преобразилась. Новая комната — новая жизнь. За дело!
Она уходит, а я сажусь на кровать и безутешно оглядываюсь.
Что ж, возможно, Сьюзи и права. Наверное, уборка мне действительно не помешает. Но я даже не знаю, с чего начать. Ведь если выкидывать все, что давно не ношу, я же вообще все выкину! Все.
И это так трудно. Требует столько усилий.
Я поднимаю кофточку, смотрю на нее и роняю обратно на пол. Я устаю от одной только мысли, что мне придется решить, оставить ее или нет.
— Как продвигается? — спрашивает Сьюзи из-за двери.
— Отлично! — энергично отвечаю я. — Просто прекрасно!
Ну же, сделай что-нибудь. Так, нужно начать с угла. Пробираюсь в угол комнаты, к столу, где навалена целая гора, и пытаюсь разобраться, что же это там лежит. Ага, офисные принадлежности, которые я заказала по Интернету… деревянная миска, которую я купила сто лет назад только потому, что она была в журнале «Эль Декор» (а потом увидела точно такую же в супермаркете)… Набор для окрашивания ткани… морская соль для растирания… Господи, да откуда все это взялось? А это что за коробка? Я ее даже не открывала ни разу.
Внутри пятидесятиметровый рулон фольги для запекания. Фольга? У меня? Наваждение какое-то. Я что, собиралась готовить индейку? В недоумении беру письмо, приложенное к посылке, и читаю: «Добро пожаловать в мир полезных вещей от каталога „Сельский стиль“! Мы очень рады, что Ваша близкая подруга, миссис Джейн Блумвуд, рекомендовала Вам наш каталог…»
Господи, ну конечно. Мама заказала эту ерунду, чтобы получить подарок от фирмы. Сотейник, фольга… большие пакеты для хранения подушек… какая-то штука для…
Подождите.
Подождите-ка. Я бросаю странную штуку и хватаю полиэтиленовые пакеты. На упаковке блондинистая тетка гордо смотрит на меня, попирая одеяло, упакованное в вакуумный мешок, а облачко у ее рта гласит: «Теперь, когда я могу уменьшить объем вещей на 75 процентов, у меня появилось столько свободного места в шкафу!».
Я осторожно открываю дверь и на цыпочках крадусь в кладовку. По пути заглядываю в гостиную и, к своему удивлению, вижу Сьюзи и Таркина. Они сидят на диване и серьезно что-то обсуждают.
— Таркин! — окликаю я, и оба испуганно дергаются. — Я не слышала, как ты приехал.
— Привет, Бекки, — бормочет он, отводя глаза. — Нам просто нужно было… посоветоваться, — смущается Сьюзи. — А ты уже закончила?
— Почти. Решила вот пройтись разок пылесосом. Порядок так порядок!
Поплотнее закрываю за собой дверь и вытаскиваю пакеты. Приступим. Все должно быть просто и легко. Набиваем пакеты шмотками и высасываем воздух. Написано, что в один пакет вмещается десять свитеров, но честное слово, кто будет считать?
Набиваю вещами первый пакет до тех пор пока, он едва не трещит по швам. Потея от натуги, закрываю молнию и вставляю шланг пылесоса в отверстие. И представьте, получается! Получается! На моих глазах пакет съеживается!
Ох, как здорово! Это полностью изменит мою жизнь! Зачем все выкидывать, когда можно элементарно сжать?
Набив все восемь пакетов, засовываю их в шкаф. Им там, конечно, тесновато, и я слышу какой-то свист, когда наваливаюсь на дверь, но, главное, я все рассовала. Все там!
И посмотрите теперь на мою комнату! Потрясающе. Нет, она, конечно, не безупречна, но выглядит намного лучше, чем прежде. Быстро запихиваю несколько вещичек под одеяло, поправляю подушки, отступаю к стене и гордо оглядываюсь. Никогда раньше комната не выглядела так опрятно. Сьюзи права, я себя чувствую совершенно по-другому.
Знаете, в этом фэн-шуе, пожалуй, что-то есть. Может, сегодняшний день и станет точкой отсчета. И отныне моя жизнь изменится.
Я еще раз восторженно оцениваю результаты и кричу:
— Кажется, готово!
Когда Сьюзи заходит в комнату, я сижу на кровати, довольно улыбаясь и наблюдая за ее изумленным лицом.
— Бекки! Вот это да! — Она удивленно озирается. — И ты так быстро управилась! У меня на это сто лет ушло.
— Ну, — беспечно пожимаю я плечами, — ты же знаешь, если уж я берусь за дело, то всерьез.
Она завороженно смотрит на мой опустевший стол.
— Боже правый! Никогда не думала, что у него мраморная столешница!
— Это точно, — гордо соглашаюсь я. — Симпатичный столик, да?
— А где все барахло? Где мусорные мешки?
— Они… Я их уже выбросила.
— Ну и как, много повыкидывала? — спрашивает она, обозревая почти пустую каминную полку.
— Э-э… порядочно, — уклончиво отвечаю я. — К концу уборки просто безжалостно со всем расправлялась.
— Я потрясена!
Сьюзи подходит к шкафу, и я начинаю беспокойно ерзать.
«Не открывай, — умоляю я про себя. — Просто не открывай его».
— А у тебя хоть что-нибудь осталось? — с улыбкой спрашивает она и распахивает дверцу…
Бум! Это можно сравнить со взрывом осколочной гранаты.
Только вместо осколков во все стороны со страшной силой разлетается шмотье.
Я не знаю, что произошло. Не знаю, что конкретно я сделала неправильно. Но один из пакетов взорвался, и из него полетели свитера, а следом устремились и остальные пакеты. Потом взорвался еще один, и еще. Началась тряпичная буря. Сьюзи вся завалена трикотажными майками и топиками, блестящая юбка приземлилась на абажур, бюстгальтер пулей пронесся по комнате и ударился в окно. Сьюзи и кричит, и смеется одновременно, а я хлопаю руками по бедрам и ору:
— Стоп, хватит! О нет.
Только не это. Пожалуйста, стой. Не надо…
Но слишком поздно. Из укрытия на антресолях кувырком летят подарочные сумки и пакеты из магазинов. Один за другим. Они падают Сьюзи на голову, потом на пол, и из них вываливаются совершенно одинаковые предметы — серые блестящие коробочки с надписью «С. К-С».
Их не меньше сорока.
— Что… — Сьюзи стаскивает с головы футболку и смотрит на коробки с открытым ртом. — Откуда у тебя… — Она роется на полу в кучах одежды, подбирает одну из коробок, открывает ее и молча разглядывает содержимое. Там, завернутая в бирюзовую бумагу, лежит рамка для фотографий, обтянутая рыжей кожей.
О боже. Боже мой, ну зачем они упали?
Не говоря ни слова, Сьюзи наклоняется и поднимает сумочку из магазина подарков. Из нее выпархивает чек. Она молча достает из сумки две коробочки, в каждой из которых по рамке из лилового твида.
Я открываю рот, но слова застревают в горле. С минуту мы просто смотрим друг на друга.
— Бекки, сколько их у тебя? — наконец спрашивает Сьюзи нетвердым голосом.
— Э-э… не так уж много, — отвечаю я, отводя глаза. — По-моему, несколько.
— Да их тут не меньше… полусотни!
— Нет!
— Да! — Она оглядывается, краснея от огорчения. — Бекки, они же очень дорогие.
— Вовсе даже… И потом, я же не враз их купила.
— Ты вообще не должна была покупать ни одной! Я же говорила, что я и так могу тебе подарить.
— Да я знаю, — неловко оправдываюсь я. — Знаю. Но мне очень хотелось именно купить. Хотела тебя… поддержать.
Тишина. Сьюзи берет следующую сумку и вытаскивает еще две коробочки.
— Это ведь все ты, да? — вдруг спрашивает она. — Это из-за тебя мои рамки так хорошо расходились.
— Конечно, нет! Ну честное слово, Сьюзи…
— Ты потратила на них все свои деньги… — У нее дрожит голос. — Все деньги. А теперь ты в долгах.
— Все не так!
— Если бы не ты, я бы ни за что не получила предложение от «Хэдлиз».
— Обязательно бы получила, — в смятении возражаю я, — потому что твои рамки — самые лучшие в мире. Вот… взять хотя бы эту! — Я хватаю ближайшую коробку и вытаскиваю рамку из вареной джинсы. — Я бы купила ее, даже если бы не знала, что ее сделала ты. Я бы их все купила!
— Так много бы не купила, — всхлипывает она. — Ты бы купила всего… штуки три.
— Честное слово, все до одной. Это же идеальный подарок… или украшение…
— Это ты только так говоришь, — со слезами причитает Сьюзи.
— Сьюзи, все просто обожают твои рамки, — настаиваю я, чувствуя, что и сама сейчас расплачусь. — Я своими ушами слышала в магазинах, как их нахваливали.
— Врешь ты все.
— Не вру! Буквально на днях одна дама восхищалась твоими рамками, и все, кто был в магазине, с ней согласились.
— Правда? — тихо спрашивает она.
— Конечно! Ты такая талантливая, такая успешная… — Я оглядываю последствия взрыва в своей комнате, и меня охватывает отчаяние. — А я — неудачница. Джон Гэвин прав, в моем возрасте пора бы уже иметь хоть какие-то накопления. Пора определиться в жизни. А я… ни на что не гожусь.
— Неправда! — в ужасе кричит Сью. — Ты на многое годишься.
— Никчемный я человек. — В приступе самоедства я плюхаюсь на гору одежды. — Сьюзи, посмотри на меня. У меня нет работы. Перспектив тоже нет. Меня вызывают в суд, у меня тысячи фунтов долга, а я понятия не имею, как расплачиваться… с чего начать…
Возле двери раздается тактичное покашливание, Таркин стоит на пороге с тремя кружками кофе в руках.
— Подкрепиться не желаете? — предлагает он, пробираясь через горы барахла.
— Спасибо, Таркин, — шмыгаю я и беру кружку. — Извини. Просто… как-то все сейчас не слава богу.
Он садится на кровать и переглядывается со Сьюзи.
— Тебе нужны деньги? — спрашивает он.
— Да, — всхлипываю я.
Таркин опять смотрит на Сьюзи.
— Бекки, я был бы рад…
— Нет-нет, спасибо. Правда, не стоит.
Мы молча пьем кофе. Луч зимнего солнца пробивается в окно, и я закрываю глаза, ощущая приятное тепло на щеке.
— С кем не бывает, — говорит Таркин сочувственно. — Наш сумасшедший дядя Монти все время разорялся, правда, Сьюзи?
— Точно! Все время! — соглашается она. — Но он всегда поднимался.
— Это правда! Всегда в результате оказывался в седле.
— А как он это делал? — спрашиваю я с интересом.
— Обычно продавал одну из картин Рембрандта, — отвечает Таркин. — Или Стаббса [Английский живописец восемнадцатого века]. Что-нибудь в этом роде.
Ну просто замечательно. По-моему, у всех миллионеров с головой не в порядке. Нет, ну правда. Взять хотя бы Сьюзи. Я, конечно, ее очень люблю, но даже она этого не понимает. Богатые люди не понимают, что значит, когда у человека нет денег.
— Хороший способ, — киваю я, стараясь улыбнуться. — Но… к сожалению, у меня не завалялось ни одного Рембрандта. У меня только… сто пар черных брюк. И футболок.
— И костюм для фехтования, — вставляет Сьюзи.
В гостиной звонит телефон! но ни один из нас не двигается с места.
— И уродливая деревянная миска, — полусмеясь, полувсхлипывая, говорю я.
— И свитер с двумя горловинами от известного дизайнера.
— И платье для коктейлей от Веры Ванг… И новехонькая сумочка от Кейт Спейд… и… еще куча новой одежды, которую я ни разу не надевала… Сьюзи.,. — от волнения голос прерывается, — Сьюзи…
— Что?
— Ты… только подумай. Как же это у меня ничего нет? У меня полно сбережений! То есть они, конечно, успели слегка упасть в цене, но…
— Ты о чем? — недоумевает Сьюзи, но тут же ее лицо проясняется. — У тебя есть счет в банке, о котором ты забыла?
— Нет! Не счет!
— Я не понимаю! — стонет Сью. — Бекки, о чем ты говоришь?
Только я открываю рот, чтобы объяснить, как включается автоответчик и слышится голос с американским акцентом, при первых звуках которого я напрягаюсь и поворачиваю голову.
«Алло? Бекки, это Майкл Эллис. Я только что прилетел в Лондон. Не сможем ли мы встретиться и поговорить?»


Так странно видеть Майкла в Лондоне. У меня он ассоциируется только с Нью-Йорком и с гостиницей «Времена года». Но вот он тут, собственной персоной, в баре гостиницы «Савой», с улыбкой во все лицо. Пока я усаживаюсь за стол, Майкл подзывает официанта:
— Джин-тоник для дамы, пожалуйста. — Он вопросительно поднимает брови: — Если я не ошибаюсь?
— Да, с удовольствием. — Хотя мы часто беседовали с ним в Нью-Йорке, я все равно немного смущаюсь.
— Итак, — начинает он, когда официант приносит мой коктейль, — после нашего последнего разговора многое произошло. — Он поднимает свой бокал. — Будем здоровы.
— Будем. — Я отпиваю глоток. — Что, например?
— Ну, например, Алисия Биллингтон и еще четыре человека были уволены из «Брендон Комьюникейшнс».
— Еще четыре человека? — От удивления у меня вытягивается лицо. — Они все были в сговоре?
— Очевидно, да. Как выяснилось, Алисия уже давно работала над этим проектом. Это оказалась не просто мелкая махинация. План был хорошо продуман и подготовлен. И неплохо профинансирован. Вы знали, что будущий муж Алисии — очень состоятельный человек?
— Нет. — А туфли из новой коллекции «Шанель»? — Но охотно верю.
— Он организовал финансовую поддержку. Как вы и подозревали, они собирались переманить Лондонский банк.
Я потягиваю свой джин-тоник, смакую терпкую горечь.
— И что случилось?
— Люк застал их врасплох, собрал всех в конференц-зале и обыскал рабочие места. И очень много чего обнаружил.
— Люк? — Меня будто под дых пнули. — Он в Лондоне?
— Угу.
— И давно он вернулся?
— Три дня назад. — Майкл кидает на меня быстрый взгляд. — Насколько я понимаю, он не звонил?
— Нет, — отвечаю я, стараясь скрыть разочарование. — Нет, не звонил.
Пока Люк был в Нью-Йорке, я убеждала себя, что мы не общаемся, потому что далеко друг от друга. Но теперь он в Лондоне и до сих пор даже не позвонил, а это совсем другое дело. Теперь уж точно все кончено.
— И… чем он сейчас занимается?
— Пытается компенсировать нанесенный ущерб. Как выяснилось, стоило ему улететь в Америку, как Алисия тут же начала распускать слухи, что он собирается закрыть лондонский филиал. От этого все так и расслабились. Клиентами никто не занимался, все работники компании кинулись искать себе новые места… В общем, — вздыхает он, — натворили дел. Эта Алисия просто холера.
— Я знаю.
— Да, Бекки, именно об этом я хотел спросить. — Он заинтересованно наклоняется ко мне. — Вы сразу раскусили Алисию, в отличие от меня и Люка. У вас были основания ее подозревать?
— Нет, честно говоря, не было, — признаюсь я. — Просто она жуткая стерва, если это можно считать за аргумент.
Майкл запрокидывает голову и хохочет.
— Женская интуиция. Разве нужны другие причины?
Он ставит бокал на стол и хитро улыбается:
— Кстати, об интуиции. Я тут вкратце слышал, как вы отозвались о матери Люка.
— Правда? — Я в ужасе округляю глаза. — Это он вам передал?
— Он рассказал мне о вашей стычке и спрашивал, не говорили ли вы чего-нибудь мне.
Я заливаюсь краской.
— Ой! Ну я просто… разозлилась. Я не хотела обзывать ее… Так, сорвалось…
— А он принял это очень близко к сердцу. Позвонил своей матери и сказал, что не уедет домой, пока не увидится с ней, и назначил время встречи.
— Правда? — Я заинтригована. — И что дальше?
— Она не пришла. Прислала ему какую-то записку, что, мол, должна была уехать из города. Люк очень огорчился. — Майкл качает головой. — Знаете, только между нами, по-моему, вы были правы на ее счет.
Я пожимаю плечами, не зная, что сказать, и, чтобы скрыть неловкость, беру меню. Просто не верится, что Люк рассказал Майклу, как я отозвалась о его матери. Что еще он ему рассказал? Какой у меня размер груди?
С минуту я тупо разглядываю список блюд, не вдумываясь в названия, потом поднимаю глаза и натыкаюсь на серьезный взгляд Майкла.
— Бекки, Люк не знает, откуда у меня информация про заговор в его офисе. Я наплел ему, будто получил анонимное сообщение и решил проверить.
— Вот и хорошо, — говорю я, глядя в стол.
— Получается, что вы спасли его компанию, — мягко продолжает Майкл. — Он должен быть вам благодарен. Вам не кажется, что ему стоит об этом знать?
— Нет. Он просто подумает, что я… что я…
Он вернулся три дня назад и до сих пор не позвонил. Как такое возможно? То есть я, конечно, не сомневалась, что между нами все кончено. Но в глубине души надеялась…
В общем, как всегда ошиблась.
— Что он подумает? — настаивает Майкл.
— Это неважно, — угрюмо ворчу я. — Просто у нас все кончено. Так что мне лучше… не вмешиваться.
— Что ж, это я могу понять, — говорит Майкл ласково. — Закажем что-нибудь?
За едой мы беседуем на отвлеченные темы. Он рассказывает мне о своем рекламном агентстве в Вашингтоне, смешные истории про политиков, с которыми работает, про нелепые ситуации, в которые они попадают. А я рассказываю про своих родителей, про Сьюзи и про то, как я начала работать на телевидении.
— Так что у меня все в порядке, — бодро заявляю я, когда мы переходим к десерту. — Перспективы хорошие. Продюсерам я нравлюсь, и они собираются расширить мою рубрику.
— Бекки, — перебивает меня Майкл, — я знаю, что вы потеряли работу.
Я тупо смотрю на него и молчу.
— Я вам сочувствую, — продолжает Майкл. — Этого не должно было случиться.
— А… Люк тоже знает? — хрипло спрашиваю я.
— Думаю, да.
Мне невыносима мысль о его жалости. Я делаю глоток вина и отчаянно лгу:
— Ну, у меня много возможностей. Не обязательно связанных с телевидением… Я разослала резюме в разные финансовые издания…
— В «ФТ»?
— Не совсем… В «Журнал частного инвестора», «Аннуитет сегодня».
— «Аннуитет сегодня»? — При виде его изумленного лица я не могу удержаться от смеха. — Бекки, вам хоть немного интересны эти аннуитеты?
Я почти готова выдать ему привычный ответ: «Личные финансы — это не такая уж скучная тема, как может показаться!» — но понимаю, что не могу больше притворяться. Ничего интересного в личных финансах нет. Это жуткая скука. И даже работая в «Утреннем кофе», я получала удовольствие от шоу, только когда зрители начинали говорить о своих отношениях с родственниками, друзьями.
— А вы сами как думаете?
Майкл откидывается на спинку стула и промокает рот салфеткой.
— Тогда зачем вы туда идете?
— Я не знаю, что еще умею делать, — безнадежно вздыхаю я. — Я ничем, кроме личных финансов, не занималась. У меня нет других шансов.
— Бекки, сколько вам лет? Если не секрет.
— Двадцать шесть.
— Нет шансов в двадцать шесть лет? — Майкл качает головой. — Это вряд ли. — Он отпивает кофе, оценивающе смотрит на меня и внезапно спрашивает: — Если бы у вас появилась возможность поработать в Америке, вы бы согласились?
— Сейчас я на что угодно соглашусь, — честно отвечаю я. — Но что мне теперь светит в Америке?
Тишина. Майкл берет конфету, неторопливо разворачивает ее и кладет на край своего блюдца.
— Бекки, у меня к вам предложение. У нас в рекламном агентстве открывается вакансия.
Рука с чашкой застывает на полпути ко рту. Я даже боюсь надеяться, что его слова означают то, о чем я думаю.
— Нам нужен человек с навыками редакторской работы, который будет руководить выпуском ежемесячного корпоративного издания. Вы нам идеально подходите. Но нам важно, чтобы этот человек умел ладить с людьми. Чтобы он знал, у кого что не так, кому чем помочь, чтобы смог обратиться к совету директоров в случае затруднения… По моему мнению, вы — прекрасный кандидат па это место.
— Вы… предлагаете мне работу? — Нет, так не бывает! — А… а как же статья в газете? И… шопинг?
— А что такого? — Он недоуменно пожимает плечами. — Ну, допустим, вы любите ходить по магазинам. А я вот люблю поесть. Все мы не без греха. Главное, чтобы вас не объявили в международный розыск…
— Нет, до этого дело не дошло, — поспешно говорю я. — Кстати, я как раз собиралась разобраться с этой проблемой.
— А как насчет иммиграции?
— У меня есть юрист. Только… — я прикусываю губу, — только мне кажется, он меня недолюбливает.
— Ничего страшного, у меня есть связи в иммиграционной службе. Надеюсь, что-нибудь придумаем. Вашингтон, конечно, не Нью-Йорк, но там тоже интересно. Политика — удивительная сфера. Мне кажется, вам понравится. А зарплата… Конечно, мы не сможем платить столько, сколько вам платили бы на Си-эн-эн, но что-то в этом диапазоне могли бы предложить… — Он пишет цифру на салфетке и подвигает ее ко мне.
Ничего себе. Это же в два раза больше того, что предлагают в этих нудных газетенках.
Вашингтон. Рекламное агентство. Совершенно новая работа.
Америка. Только без Люка. На моих условиях.
У меня все это в голове не укладывается.
— А почему вы мне это предлагаете? — наконец удается спросить мне.
— Бекки, вы произвели на меня большое впечатление, — серьезно говорит Майкл. — Вы умны. У вас хорошая интуиция. Вы умеете работать. — Я буквально багровею от смущения. — И еще я подумал, что вы заслужили передышку, — по-доброму добавляет он. — Вам не надо все решать сейчас же. Я пробуду в Лондоне еще несколько дней, и, если захотите, мы сможем обсудить эту тему. Но, Бекки…
— Что?
— Я говорю серьезно. Примете вы мое предложение или нет, не ставьте на себе крест. Не думайте, что все потеряно. Вы слишком молоды, чтобы сдаваться. Загляните к себе в душу и следуйте зову сердца.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи

Разделы:
* * *1 234 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Ваши комментарии
к роману Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи



ghbrjkmyj b c xedcndjv .vjhjv?vyt dct gjyhfdbkfcm?rfrz ghtktcnm!Dct pfvtxfntkmyj?bcrhtyybq hjvfy!!:fkm xnj ytn nfrjuj hjvfyf pltcm yf cfqnt?f nfr dct pfvtxfntkmyj!
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиNfnmzyf
22.06.2013, 16.06





Всего день назад прочла первую часть, хочу сказать книга идёт легко и интересно читается. Рекомендую. Правда ну ооочень хочется в магазины... Подождут. Я ещё эти вещи не носила).
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиЭрика
26.07.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100