Читать онлайн Шопоголик на Манхэттене, автора - Кинселла Софи, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик на Манхэттене

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Я выхожу из такси, вытаскиваю на тротуар свой багаж и поднимаю печальный взгляд на унылое серое английское небо. Не могу поверить, что все кончено.
До самой последней минуты я тайно и отчаянно надеялась, что кто-нибудь передумает и предложит мне работу. Или Люк попросит меня остаться. Всякий раз, когда звонил телефон, у меня все внутри сжималось в ожиданий чуда. Но чудо не произошло. Разумеется.
Во время прощания с Люком я будто играла роль. Мне хотелось броситься к нему на шею, зарыдать, ударить его по лицу, сделать хоть что-нибудь. Но я не сделала ничего. Не могла сделать. Я должна была сохранить хоть какое-то достоинство. Поэтому прощались мы почти по-деловому. Я спокойно заказала по телефону билет, спокойно собрала вещи, спокойно вызвала такси. Уходя, я не осмелилась поцеловать его в губы, поэтому быстро чмокнула в обе щеки и отвернулась, прежде чем кто-то из нас успел произнести хоть слово.
И сейчас, двенадцать часов спустя, я совершенно измотана. Я не спала всю ночь, терзалась в самолете от горя и разочарования. Всего лишь несколько дней назад я летела к новой жизни, удивительной жизни в Америке, а теперь возвращаюсь, почти все потеряв. Хуже того, об этом знают все. Все. Две девушки в аэропорту явно узнали меня в лицо и тут же стали перешептываться и перехихикиваться, пока я ждала багаж.
Конечно, будь я на их месте, вела бы себя точно так же. Но мне было так обидно, что я едва не расплакалась.
Отрешенно волоку сумки по лестнице и вхожу в квартиру. Какое-то время просто стою, оглядываясь вокруг — пальто, старые письма, ключи в вазе. Все та же старая прихожая. Все та же старая жизнь. Все возвращается на круги своя. Потом ловлю в зеркале свое отражение — изможденное, без красок лицо — и отвожу взгляд.
— Эй! — кричу я. — Дома есть кто-нибудь? Пауза. И вот в дверях появляется Сьюзи в халате.
— Бекки! — восклицает она. — Не ждала тебя так рано! Как ты? — Она подходит ближе, озабоченно смотрит в глаза. — Ох, Бекки, я даже не знаю, что сказать.
— Все нормально. Правда.
— Бекки…
— Честное слово, все хорошо. — Я быстро отворачиваюсь и начинаю рыться в сумке. — В общем… я купила тебе «Клиник», как ты просила, и то особое средство для лица, для твоей мамы… — Отдаю ей флакончики и снова копаюсь в сумке. — Тут где-то было еще для тебя…
— Бекки, не суетись. Ты лучше присядь, отдохни. — Сью прижимает к себе косметику. Может, выпьешь?
— Нет! — заставляю я себя улыбнуться. — Сьюзи, правда, не волнуйся за меня. Я решила, что мне лучше прекратить думать и продолжать жить дальше. Знаешь, я была бы рада, если бы мы не обсуждали эту тему.
— Правда? Ну… ладно. Если ты так решила.
— Да, я так решила. Честное слово. Я в порядке. Ну, а ты как?
— Нормально. — И Сьюзи опять кидает на меня обеспокоенный взгляд. — Бекки, ты такая бледная. Ты что-нибудь ела?
— Да, в самолете кормили. Ну, знаешь, всякой ерундой.
Я снимаю пальто и вешаю его на крючок.
— А как долетела? — спрашивает Сьюзи.
— Отлично! — с фальшивой веселостью восклицаю я. — Показывали новый фильм Билли Кристала.
— Билли Кристал, — повторяет Сьюзи и испуганно округляет глаза, будто я неврастеничка из психушки, с которой надо бы поосторожнее. — А фильм… хороший? Обожаю Билли Кристала.
— Да, хороший. Мне очень понравился. Только в середине фильма у меня наушники перестали работать.
— Да ты что! — пугается Сьюзи,
— И в самом интересном месте, представляешь. Весь самолет умирал со смеху, а я ничего не слышала… — Мой голос начинает предательски дрожать. — Я попросила у стюардессы другую пару наушников. Но она меня не поняла и еще разворчалась, потому что в это время разносила напитки… А после мне не захотелось снова ее просить. Но если не считать этого, то все прошло хорошо… — Вдруг я громко всхлипываю. — Подумаешь, кино. Я же всегда могу посмотреть его на видео…
— Бекки! — Сьюзи приходит в такое смятение, что роняет бутылочки на пол. — Боже мой, Бекки. Иди сюда. — Она обнимает меня, и я утыкаюсь в ее плечо.
— Все так ужасно, — рыдаю я. — Это было так унизительно, Сыо. Люк был такой злой… Мои пробы отменили… и потом все было так… как будто я заразная какая-нибудь. Все вдруг стали меня чураться, и в итоге я не перееду ни в какой Нью-Йорк…
Шмыгаю носом, вытираю слезы и вижу, что Сьюзи тоже собирается расплакаться.
— Бекки, мне так плохо! — восклицает она.
—  Тебе плохо? Тебе-то с чего?
— Это я во всем виновата. Была такой дурой! Впустила сюда эту газетчицу, и она наверняка тут порылась, пока я готовила ей кофе. Не надо было предлагать ей кофе. Это я во всем виновата. Дура!
— Ты тут ни при чем!
— Ты сможешь меня когда-нибудь простить? — Простить тебя? — У меня снова начинают трястись губы. — Сьюзи… это я должна просить тебя о прощении! Ты пыталась меня сдержать, хотела предупредить, но я даже не удосужилась тебе перезвонить… Я была такой… тупицей, такой пустоголовой…
— Ну что ты!
— Так и было. — Я опять громко всхлипываю. — Не знаю, что на меня нашло в Нью-Йорке. Я просто сошла с ума. Все эти… магазины, встречи… Все было так… восхитительно… Я думала, что стану звездой, буду деньги лопатой грести,… А потом все рухнуло.
— Ох, Бекки! Мне так стыдно.
— Ты ни в чем не виновата! — Я беру салфетку и сморкаюсь. — Никто не виноват. Это все «Дейли уорлд»!
— Ненавижу их! — яростно говорит Сью. — Их бы всех на дыбу и розгами, как Тарки сказал.
— Не помешало бы. Значит… он… видел статью, да?
— Если честно, Бекки, думаю, ее многие видели.
Мне становится больно при мысли, что газету прочитали Мартин и Дженис. И Том с Люси. И мои школьные учителя. Все, кто меня когда-либо знал, могли прочитать о моих самых постыдных тайнах.
— Слушай, бросай ты свои вещи, — говорит Сью. — Пойдем пить чай,
— Ладно, — помедлив, соглашаюсь я.
Я иду за ней на кухню, прислоняюсь спиной к теплой батарее.
— Ну и как у тебя сейчас дела с Люком? — осторожно спрашивает Сьюзи, ставя чайник.
— Не очень. — Я зябко обхватываю себя руками. — В общем, никак. Мы серьезно поссорились…
— Правда? Господи, Бекки, из-за статьи?
— Пожалуй, да. Он сказал, что из-за этого сорвалась его сделка и что я помешана на магазинах. А я сказала, что он помешан на работе и что его мать — стерва.,.
— Ты назвала его мать стервой? — У Сьюзи такой ошеломленный вид, что мне становится смешно.
— Но она на самом деле просто жуткая стерва. И Люка она не любит. Но он этого не замечает… Он только и мечтает, как бы свершить самую крупную сделку в мире, чтобы произвести на нее впечатление. Ни о чем больше думать не может.
— И чем все кончилось? — Сьюзи вручает мне кружку с чаем.
Я кусаю губы, вспоминая наш последний разговор. Вежливый и неестественный тон, нежелание смотреть друг другу в глаза.
— Перед отъездом я сказала ему, что у него сейчас нет времени на серьезные отношения.
— Да ты что?! Ты его бросила?
— Я не хотела, — отвечаю я еле слышно. — Ждала, что он скажет, что у него есть время. Но он промолчал. Это было… ужасно.
— Ох, Бекки, Бекки…
— Ну и ладно. — Я стараюсь говорить оптимистично. — Все, что ни делается, все к лучшему. — Отпиваю чай и закрываю глаза. — Господи, как хорошо. Как хорошо.
Несколько секунд я молча вдыхаю пар, делаю еще несколько глоточков, чувствую, как тепло разливается по телу, и открываю глаза.
— Американцы совершенно не умеют заваривать чай. Однажды пошла в какое-то заведение, и мне принесли.,, чашку кипятка и чайный пакетик в конвертике. И чашка была прозрачная, представляешь?
— Фу… — Сьюзи корчит гримасу. — Гадость какая. — Она тянется к жестянке, достает парочку овсяных печенек, — И вообще, кому нужна эта Америка? Все знают, что американское телевидение — убожество. Тут тебе будет даже лучше.
— Может быть. — Я разглядываю донышко пустой кружки, вздыхаю, поднимаю глаза. — Знаешь, я много думала, пока летела сюда. И решила, что мне пора кардинально все изменить. Отныне я сосредоточусь только на своей работе, закончу книгу, буду очень серьезной и…
— Покажешь, на что ты способна, — заканчивает Сьюзи.
— Да, вот именно.


Удивительно, как благотворен домашний уют. Спустя каких-то полчаса и три чашки чаю мне уже в сто раз лучше. И даже нравится рассказывать Сью и про Нью-Йорк, и про все, что я там натворила. Когда я добираюсь до салона красоты и хрустальной татуировки, она начинает смеяться так, что чуть не захлебывается чаем.
— Слушай, — говорю я, внезапно вспомнив кое-что. — А ты «Кит-Кат» доела?
Сью вытирает глаза и качает головой:
— Когда тебя нет, они не так быстро заканчиваются. А что сказала мамаша Люка? Она захотела увидеть результат? — И опять начинает хохотать.
— Подожди, принесу парочку батончиков. Шоколадки мы храним в комнате Сьюзи.
— Стой, Бекки! — Сьюзи резко перестает смеяться. — Лучше ты туда не ходи.
— Почему? — Я замираю от удивления. — Что у тебя?… Сьюзи! — Я тихо пячусь от двери. — Неужели у тебя там кто-то есть?
Щеки Сьюзи розовеют. Она молчит, лишь плотнее запахивает халат.
— Вот это да! Ничего себе! Стоило мне уехать на минутку, ты тут же заводишь страстный роман!
Ох, давно мне не было так весело. Что может поднять настроение лучше, чем свежая пикантная сплетня?!
— Никакой это не страстный роман, — мямлит Сью. — И вообще не роман.
— Ну и кто это? Я его знаю?
Сью смотрит на меня полным отчаяния взглядом.
— Ну ладно… Только мне сначала нужно кое-что объяснить. Прежде чем ты сделаешь неверные выводы… — Она закрывает глаза. — Боже, как это тяжело.
— Сьюзи, что случилось?
Из ее комнаты доносится возня, и мы переглядываемся.
— Хорошо, слушай. Это было всего один раз, — быстро говорит она. — Все произошло так стремительно, глупо…
— Да что такое, Сью? — От любопытства у меня даже лицо вытягивается. — Неужели Ник?
Ник — последний из ухажеров Сью. Он вечно пребывал в депрессии, постоянно напивался и во всех своих неудачах винил Сьюзи. В общем, кошмар, а не парень. Но это было давно — несколько месяцев назад.
— Нет, это не Ник. Это… О господи…
— Сью…
— Ладно! Только ты пообещай…
— Что пообещать?
— Не… слишком бурно реагировать.
— А почему я должна бурно реагировать? — смеюсь я. — Я же не ханжа! Подумаешь…
Тут дверь в комнату Сьюзи открывается и оттуда выходит Таркин, причем выглядит он совсем недурно — в парусиновых брюках и джемпере, который я ему подарила.
Я изумленно ойкаю и расплываюсь в улыбке:
— Таркин! А я-то решила, что там новый парень Сьюзи…
Я замолкаю и с улыбкой гляжу на Сьюзи. Но она не улыбается мне в ответ. Она грызет ногти и отводит глаза, а щеки становятся все краснее и краснее,
Я перевожу взгляд на Таркина, и он тоже отводит глаза.
Нет. Только не это. Не может быть… Нет. Но… Нет!!!
С такой нагрузкой мой мозг не справляется. Кажется, там сейчас что-то замкнет.
— Хм… Таркин, — говорит Сьюзи тоненьким голосом. — Ты не мог бы сходить за круассанами?
— Н-ну… д-да… ладно, — заикается Таркин. — Привет, Бекки.
— Привет. Рада… видеть тебя.
Пока он идет к выходу, на кухне стоит напряженная тишина, потом за ним закрывается дверь, и я медленно поворачиваюсь к Сьюзи:
— Сью… — Я даже не знаю, с чего начать. — Сьюзи… это же Таркин…
— Догадываюсь, — отвечает она, заинтересованно изучая кухонный стол.
— Сьюзи… вы с Таркином…
— Нет! — вопит она как ошпаренная. — Конечно, нет! Просто… мы…
— Просто вы… — подбадриваю я.
— Ну, раз или два… Долгая пауза.
— С Таркином? — уточняю я, чтобы снять все разночтения.
— Да.
— Понятно, — киваю я, будто это вполне нормальный ход событий. Но мой рот уже кривится, а внутри нарастает что-то странное — шок, смешанный с истерическим хохотом. Господи, подумать только. Таркин. Таркин!
У меня вырывается какое-то хрюканье, и я быстро прикрываю рот ладонью.
— Не смейся! — стонет Сьюзи. — Я так и знала, что ты станешь смеяться!
— Я не смеюсь, — возражаю я. — По-моему, это прекрасно! — Я опять прыскаю и делаю вид, что закашлялась. — Извини! Извини. Как же это произошло?
— На вечеринке в Шотландии! Там были одни древние тетушки. Мы с Таркином были единственными из гостей, кому еще не стукнуло девяносто. И он почему-то… выглядел совсем по-другому. На нем был этот самый свитер от Пола Смита, и волосы так хорошо уложены… просто на себя не похож. Ну и я напилась, а ты помнишь, какая я навеселе. А тут он… — Она бессильно мотает головой. — Сама не понимаю. Он как будто… изменился. До сих пор ума не приложу, как это вышло!
Тишина. А теперь уже краснею я. И наконец робко признаюсь:
— Мне кажется, Сьюзи, это я во всем виновата…
— Ты? — Сьюзи поднимает голову. — Как это?
— Это я подарила ему свитер. И волосы я уложила. — От ее взгляда я вздрагиваю. — Но откуда мне было знать, чем это кончится! Я всего лишь привела его в божеский вид!
— Ну, знаешь… тебе есть за что отвечать! — вопит Сьюзи. — Я так переживала. Все думала, что я полная извращенка!
— А почему? — оживляюсь я. — Что он заставляет тебя делать?
— Дурочка, не из-за этого! А из-за того, что мы — брат и сестра. Не родные, конечно.
— Ой. — Я кривлюсь! но быстро смекаю, что такая реакция, наверное, не очень тактична с моей стороны. — Но ведь это не противозаконно, да?
— Вот спасибо, Бекки. Утешила!
Сьюзи хватает кружки, идет к раковине и включает воду.
— Просто я не могу поверить, что у тебя роман с Таркином, — объясняю я.
— Нет у меня романа! — орет Сьюзи в бешенстве. — В том-то и дело. Эта ночь была последней. Мы оба сошлись на этом. Больше такого не повторится. Никогда. И ты поклянешься никому об этом не рассказывать!
— Ладно.
— Бекки, я серьезно. Никому ни слова. Никому!
— Обещаю! Кстати, — вдруг осеняет меня, — у меня для тебя кое-что есть.
Бегу в прихожую, открываю чемодан и роюсь в поисках сумочки из «магазина бумажных товаров Кейт». Вытаскиваю из стопки открытку, пишу на ней: «Сьюзи от Бекки с любовью», возвращаюсь на кухню, на ходу заклеивая конверт.
— Это мне? — удивленно спрашивает Сью. — А что там?
— Открой!
Она вскрывает конверт, смотрит на открытку с блестящими губками, застегнутыми на молнию, и вслух читает надпись:
Подруга, я сохраню твой секрет.
— Ого! — восклицает она поражение. — Вот это круто! Ты специально купила? Но… откуда ты могла знать, что у меня есть секрет?
— Э-э… так, догадалась… Шестое чувство.
— Ой, чуть не забыла. — Сьюзи смущенно теребит конверт. — Тебе за это время пришло много писем.
— Да?
Новость о Сьюзи и Таркине меня так расшевелила, что я забыла обо всем. Но теперь, когда смех улегся, улетучивается и мое приподнятое настроение. Сьюзи приносит стопку конвертов весьма неприятного вида, и у меня от страха сводит живот, я даже думаю, что не стоило, наверное, возвращаться домой. По крайней мере, пока я была в Америке, писем мне никто не присылал.
— Понятно, — говорю я, делая вид, что мне все равно. Перебираю пачку конвертов, не вглядываясь в адреса, и откладываю в сторону. — Потом почитаю, когда время будет.
— Бекки… По-моему, вот это лучше вскрыть сейчас. — Она тянется к стопке и достает коричневый конверт с надписью «ПОВЕСТКА».
Я холодею от ужаса. Повестка. Так, значит, это правда. Меня вызвали в суд. Беру конверт, не решаясь посмотреть Сьюзи в глаза, и трясущимися руками вскрываю. Молча просматриваю письмо, чувствуя, как мурашки ползут по спине. Я не могу поверить, что кто-то на самом деле решил вызвать меня в суд. Суд ведь для уголовников. Для наркоторговцев и убийц. Уж во всяком случае, не для тех, кто не оплатил пару счетов.
Засовываю письмо обратно в конверт и кладу его на стол.
— Бекки, что ты будешь делать? — спрашивает Сью и нервно сжимает руки. — Оставить без внимания это письмо нельзя.
— Я и не оставлю. Я им заплачу.
— Но разве у тебя есть на это деньги?
— Придется найти.
Тишина. Ее нарушает только звук капающей из крана воды.
— Бекки, давай я дам тебе денег. Или Тарки даст. Ему это не сложно.
— Нет! — отвечаю я резче, чем хотела. — Нет, не надо. Я сама… Сама пойду и поговорю с этим гнусом из банка. Сегодня. Прямо сию минуту.
Решительно сгребаю письма и иду к себе в комнату. Нет, я не сломаюсь. Вот сейчас умоюсь, накрашусь и наведу порядок в своей жизни.
— А что ты ему скажешь? — спрашивает Сьюзи, шагая за мной.
— Я честно объясню ему ситуацию и попрошу кредит побольше…, с этого и начну. Я стану сильной, независимой и самостоятельной.
— Молодец, Бекки! — говорит Сью. — Здорово! Сильной и независимой. Молодец!
Она смотрит, как я пытаюсь открыть чемодан дрожащими руками. Когда в третий раз замок не поддается, она подходит и кладет руку мне на плечо.
— Бекки, хочешь, я пойду с тобой?
— Да, — тихо отвечаю я.


Но прежде чем отправиться на дело, Сьюзи заставляет меня выпить пару рюмочек бренди — «для храбрости». Потом рассказывает, как в одном журнале прочла, что лучшее оружие во время переговоров — это внешность, поэтому к выбору костюма для переговоров с Джоном Гэ-вином я должна отнестись очень серьезно. Перерыв весь мой гардероб, мы останавливаемся на простой черной юбке и серой кофте, которая, в моем понимании, выражает основательность, скромность и уравновешенность. Потом она выбирает свой наряд «преданной и верной подруги» (темно-синие брюки и белая блузка). Мы почти готовы идти, но тут Сьюзи говорит, что, если ничего не получится, нам придется пустить в ход свое женское очарование, поэтому мы надеваем сексуальное белье. Затем я оглядываю себя в зеркале, решаю, что выгляжу слишком неряшливо, и вместо серой кофты надеваю нежно-розовую, из-за чего приходится менять и помаду.
Наконец мы выходим-таки из дома и прибываем в фулхэмский филиал банка «Эндвич». Когда мы переступаем порог, бывшая ассистентка Дерека Смита, Эрика Парнел, провожает семейную пару средних лет. Скажу по секрету, мы с этой Эрикой никогда особо не ладили. Думаю, она не совсем человек — всякий раз, когда я ее вижу, на ней одни и те же темно-синие туфли.
— А, здрасьте, — говорит она, нелюбезно глянув на меня. — Что хотели?
— Я бы хотела встретиться с Джоном Гэвином, — непринужденно отвечаю я. — Это возможно?
— Не думаю, — холодно цедит она. — Во всяком случае, без предварительной договоренности.
— А вы не могли бы узнать… Возможно, он нас примет.
Эрика Парнел закатывает глаза.
— Ждите, — говорит она и исчезает за дверью с надписью «Посторонним вход запрещен».
— Слушай, какие они тут ужасные! — замечает Сьюзи. — Когда я прихожу к своему менеджеру в банке, он угощает меня хересом и спрашивает про родных. Знаешь, Бекки, по-моему, тебе нужно сменить банк.
— Возможно.
Я нервно просматриваю брошюры о страховании, вспоминая, как отзывался о Джоне Гэви-не прежний менеджер, Дерек Смит, — мол, это суровый и непреклонный тип. Боже, как мне не хватает милашки Смити.
Боже, как мне не хватает Люка.
Эта внезапная мысль поражает мое сознание не хуже удара кувалдой по голове. Вернувшись из Нью-Йорка, я старательно избегала думать о Люке. И единственное сейчас, чего мне хочется, — поговорить с ним. Чтобы он посмотрел на меня так же, как раньше, еще до всех этих ужасных событий. Улыбнулся своей загадочной улыбкой и крепко-крепко меня обнял.
Интересно, что он сейчас делает? Как проходят его встречи.
— Проходите, — раздается голос Эрики Парнел, и вот я уже иду за ней по коридору с синей ковровой дорожкой в холодную комнатушку с одним столом и несколькими пластиковыми стульями.
Эрика оставляет нас одних, и мы со Сьюзи испуганно переглядываемся.
— Может, сбежим? — предлагаю я, лишь наполовину в шутку.
— Все будет хорошо, — отвечает Сьюзи. — Он наверняка окажется очень милым человеком! Знаешь, у моих родителей как-то был садовник. На вид — такой сердитый, но потом мы узнали, что у него дома жил кролик! И мы стали совсем по-другому…
Она замолкает, потому что распахивается дверь и в комнату входит человек лет тридцати. У него редеющие темные волосы, неряшливый костюм, а в руке одноразовый стаканчик с кофе.
Судя по всему, в его крови нет и капли доброты. Зря мы сюда пришли.
— Так, у меня мало времени. Которая из вас Ребекка Блумвуд?
Тон у него при этом такой, словно он спрашивает, кто из нас убийца.
— Э-э… ну я.
Набычась, он изучает меня с ног до головы.
— А это кто?
— Сьюзи— моя…
— Родственница, — уверенно говорит Сьюзи. Она оглядывает комнату. — А хереса у вас нет?
— Нет, — отвечает Джон Гэвин и смотрит на нее, как на инопланетянку. — Хереса у меня нет. К чему вообще этот визит?
— Так, во-первых, — взволнованно начинаю я, — я вам кое-что принесла. — Лезу в сумку и достаю конверт из того самого нью-йоркского магазина.
Это я сама придумала принести ему какую-нибудь мелочь, чтобы расположить к себе. В конце концов, это всего лишь проявление хорошего тона. А в Японии вообще только так бизнес и делают.
— Это что, чек? — спрашивает Джон Гэвин. — Э-э… нет, — слегка краснею я. — Это… открытка ручной работы.
Джон Гэвин как-то непонятно смотрит на меня, потом вскрывает конверт и достает открытку с серебряными узорами и розовыми перышками, приклеенными по углам.
Сейчас мне кажется, что надо было выбрать что-нибудь не такое девчачье.
Или вообще ничего не приносить. Но она так подходила к этому случаю.
«Друг, я знаю, что допустила ошибку. Но давай начнем все сначала?» — читает Джон Гэвин с удивлением. Потом вертит ее, как будто подозревая, что это какой-то подвох.
— Вы что, купили ее?
— Прелесть, правда? — радуется Сьюзи. — Их делают в Нью-Йорке.
— Ясно. Я это запомню. — Он кладет открытку на стол, и мы все на нее смотрим. — Мисс Блумвуд, вы для чего сюда пришли?
— Ой, да. Как написано в этой открытке… я понимаю, что… была далеко не лучшей… идеальной клиенткой. Однако я уверена, что вместе мы можем найти гармоничное решение.
Пока все идет нормально. Эту часть речи я выучила наизусть.
— То есть? — спрашивает Джон Гэвин.
Я откашливаюсь и продолжаю:
— Н-ну… ввиду непредвиденных обстоятельств я оказалась в несколько… затруднительном положении. И я подумала, не могли бы вы… хотя бы временно…
— Пожалуйста… — вставляет Сьюзи. — Пожалуйста… увеличить мой кредит… на некоторое время…
— Доброжелательность, — подсказывает Сьюзи. — Проявив доброжелательность… временно.
Конечно, я выплачу долг, как только это будет возможно. — Я останавливаюсь, чтобы отдышаться.
— Вы все сказали? — Джон Гэвин складывает руки на груди.
— Н-ну…, да. — Я оглядываюсь на Сьюзи. Да, мы все сказали.
Тишина, Джон Гэвин стучит ручкой по столу. Потом поднимает голову и говорит:
— Нет.
— Нет? — Я в недоумении смотрю на него. Просто… «нет», и все?
— Просто нет, и все. — Он откидывает волосы со лба. — Так что, с вашего позволения…
— Что значит «нет»? — вступает Сьюзи. — Вы не можете так просто отказать! Вы должны взвесить все «за» и «против».
— Я взвесил все «за» и «против». Никаких «за» нет.
— Но это же одна из ваших самых важных клиенток! — в ужасе вопит Сью. — Это же звезда телевидения Бекки Блумвуд!
— Это Бекки Блумвуд, которая за прошлый год шесть раз запрашивала увеличение лимита по кредитной карте, — отвечает он гаденьким голосом. — И которая ни разу за это время не сочла нужным держаться в рамках предоставленного лимита. Это Бекки Блумвуд, которая все время врала, не являлась на встречи, проявляла полное неуважение к банковским служащим и которая уверена, что мы тут работаем исключительно для того, чтобы дать ей возможность утолить свой необыкновенный аппетит к туфлям, Я смотрел ваше дело, мисс Блумвуд, и прекрасно представляю себе всю картину.
Тишина.
Мое лицо горит все больше, я боюсь, что сейчас разревусь.
— Как можно быть таким жестоким! — взрывается Сьюзи. — Бекки было так тяжело. Вам бы понравилось, если б про вас напечатали в газетах? Если б за вами шпионили?
— А, понятно, — с сарказмом отвечает он. — Вы думали, что я стану вас жалеть?
— Да! — говорю я. — Нет. Не совсем. Но я думаю, вы должны дать мне шанс.
— Я должен дать вам шанс. А что вы сделали, чтобы заслужить этот шанс? — качает он головой.
Мы молчим.
— Я просто… надеялась, что если я вам все объясню… — Беспомощно замолчав, я безнадежно смотрю на Сьюзи, желая только одного — поскорей уйти отсюда.
— Ой, какая духота! — тянет вдруг Сьюзи с хрипотцой. Она снимает жакет, встряхивает головой, поправляет волосы и медленно проводит рукой по щеке. — Мне так… жарко. А вам, Джон?
Джон Гэвин кидает на нее раздраженный взгляд.
— Что конкретно вы хотели мне объяснить, мисс Блумвуд?
— Что я очень хочу все исправить, — дрожащим голосом говорю я. — Чтобы все встало на свои места. Хочу быть самостоятельной и…
— Самостоятельной? — язвительно перебивает Джон Гэвин. — Просить подачки у банка — это, по-вашему, и есть самостоятельность? Если бы вы действительно были самостоятельной, то не копили бы долги. И у вас уже были бы хоть какие-то сбережения? Неужели вам это нужно объяснять?!
— Я… я знаю. Но дело в том, что я уже в долгах, и я подумала…
— Что вы подумали? Что вы лучше других? Что вам могут сделать исключение, потому что работаете на телевидении? Что общие правила на вас не распространяются? Что банк должен вам денег?
Его колкие слова впиваются мне в мозг, и вдруг меня словно заклинило.
— Нет! — ору я. — Я так не думала. Ничего подобного я не думала. Я знаю, что вела себя как дура, что совершила ошибку. Но, по-моему, никто не застрахован от ошибок. — Голос прерывается, и я делаю глубокий вдох. — И знаете, если уж вы изучали мои бумаги, то не могли не заметить, что я выплатила все долги. Все. И, да, я снова кругом должна, но я пытаюсь это исправить, а вы только и можете, что… злорадствовать. Что ж, прекрасно. Я сама со всем разберусь, без вашей помощи. Пошли, Сьюзи.
Я встаю, дрожа всем телом. В глазах жжет, но он моих слез не дождется! Я полна решимости, которая крепнет еще больше, когда я поворачиваюсь к нему.
— Эндвич потому что мы заботимся о вас, напоследок цитирую я.
Долгая напряженная пауза. Потом, не говоря больше ни слова, я открываю дверь и ухожу.
По дороге домой я почти пьяна от решительности. Вот я ему покажу! Покажу этому Джону Гэвину. Всем им покажу. Всем на свете. Я расплачусь со всеми долгами. Не знаю как, но расплачусь. Может, буду подрабатывать официанткой. Или допишу свою книгу. Я заработаю столько денег, сколько вообще возможно, и так быстро, насколько это вообще возможно. А потом приду в банк с чеком на огромную сумму, швырну этот чек в лицо Джону Гэвину и голосом, полным достоинства, скажу…
— Бекки? — Сью хватает меня за руку, и я вижу, что проскочила мимо нашего дома. — Ты как? — спрашивает Сью, отпирая дверь. — Слушай, ну и урод же он.
— Лучше всех, — отвечаю я, вздергивая подбородок. — Я ему покажу. Сама со всеми расплачусь. Вот подождите. Вот увидите.
— Молодец! — Сью наклоняется и поднимает с коврика письмо. — Это тебе. От «Утреннего кофе».
— Прекрасно!
Я с надеждой вскрываю конверт. Может, они хотят предложить мне новую работу? С большей зарплатой, которой за глаза будет достаточно, чтобы расплатиться со всеми долгами. Может, они уволили Эмму и я буду ведущей вместо нее! Или…
Боже. Боже мой, только не это.


УТРЕННИЙ КОФЕ
ИСТ-ВЕСТ ТЕЛЕВИЖН


КОРНЕР-ХАУС
ЛОНДОН


Миз Ребекке Блумвуд Берни-роуд, д. 4, кв. 2 Лондон


2 октября 2001 года.


Уважаемая Бекки,
Во-первых, выражаю Вам свое сочувствие по поводу этого скандала с газетами! Рори, Эмма и вся наша бригада вместе с Вами в этот трудный час.
Как Вы знаете, коллектив «Утреннего кофе» — это дружная и сплоченная команда. И наш принцип — не позволить отрицательным отзывам в прессе затмить талант. Однако совершенно случайно мы недавно обсуждали работу всех наших основных ведущих и решили на время отстранить Вас от ведения рубрики.
Подчеркиваю, это всего лишь временное решение. Но просим Вас выслать свой пропуск и подписанное заявление об уходе в адрес «Утреннего кофе». Конверт и заявление прилагаются.
Ваша работа в нашей передаче была неподражаема (несомненно!). Мы уверены, что Ваш талант будет востребован везде и для такого энергичного человека, как Вы, это решение не станет препятствием в развитии карьеры!


С наилучшими пожеланиями,
Зелда Вашингтон,
помошник режиссера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи

Разделы:
* * *1 234 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Ваши комментарии
к роману Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи



ghbrjkmyj b c xedcndjv .vjhjv?vyt dct gjyhfdbkfcm?rfrz ghtktcnm!Dct pfvtxfntkmyj?bcrhtyybq hjvfy!!:fkm xnj ytn nfrjuj hjvfyf pltcm yf cfqnt?f nfr dct pfvtxfntkmyj!
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиNfnmzyf
22.06.2013, 16.06





Всего день назад прочла первую часть, хочу сказать книга идёт легко и интересно читается. Рекомендую. Правда ну ооочень хочется в магазины... Подождут. Я ещё эти вещи не носила).
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиЭрика
26.07.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100