Читать онлайн Шопоголик на Манхэттене, автора - Кинселла Софи, Раздел - 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.27 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик на Манхэттене

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9

Следующие два дня пронеслись как вихрь, наполненные звуками и видами Нью-Йорка. И знаете, некоторые достопримечательности действительно потрясают. Вот, например, в магазине «Блумингдейлс» работает своя шоколадная фабрика! И еще в Нью-Йорке есть целый район, где все магазины продают только обувь!
Все настолько захватывает, что я и забыла, для чего приехала сюда. Но, проснувшись в среду утром, ощущаю легкий трепет. Сегодня моя первая встреча с двумя шишками из телекомпании. И похоже, я боюсь.
Люк ушел пораньше — деловой завтрак, поэтому я одна в постели — пью кофе и жую круассан, внушая себе, что нужно перестать волноваться. Главное сейчас не бояться, сохранять спокойствие и холодный рассудок. Люк уверял, что это не собеседование, а просто встреча за обедом. «Возможность узнать тебя лучше» — так он сказал.
Ничего страшного, конечно, только я не уверена, что хочу им позволить хорошенько меня узнать. Скорее, наоборот, уверена, что мне этого совершенно не хочется. По правде говоря, думаю, если бы они действительно узнали меня как следует, ну, например, смогли бы прочитать мои мысли, то шансов получить работу у меня бы не было вовсе.
Все утро я провожу в номере — пытаюсь прочитать «Уолл-стрит джорнал» и посмотреть новости по Си-эн-эн, но от этого нервничаю еще больше. Знаете, эти американские телеведущие такие лощеные, безупречные. Они никогда не запинаются, не шутят и все знают. Например, кто министр торговли Ирака и как сказывается глобальное потепление на Перу. И я решила, что смогу так же? Да я с ума сошла.
И вот еще одна загвоздка — я уже сто лет не бывала на настоящем собеседовании. На «Утренний кофе» я собеседование не проходила — они меня и так взяли. А когда устраивалась на свою предыдущую работу в журнале «Удачные сбережения», мы с редактором просто мило пообщались, потому что были знакомы еще по пресс-конференциям. Так что идея произвести впечатление на двух совершенно незнакомых людей меня пугает.
— Будь собой, — повторял Люк.
Но честное слово, это глупо. Всем известно, что цель собеседования — не показать себя таким, какой ты есть, а притвориться тем, кто им нужен на эту должность. Не зря ведь есть такой термин «технология собеседования».
Когда я прихожу в ресторан, где у нас назначена встреча, то готова бежать куда глаза глядят, бросить эту дурацкую затею и пойти купить новую пару туфель. Но отступать некуда. Мне придется пройти через этот ужас.
Вот почему у меня сводит желудок и потеют ладошки — потому что на сей раз для меня это важно. И сегодня я не могу сказать себе, что все ерунда, что мне плевать, — как делала прежде. Ведь мне совсем не плевать. Если я не смогу найти работу в Нью-Йорке, то не смогу тут жить. Если я провалю собеседование и пойдет слушок, что я бездарность, то для меня все кончено. Боже мой… боже мой.
«Так, успокойся, — приказываю себе. — У тебя все получится. А потом за храбрость сделаешь себе подарок». Утром мне пришла рассылка с сайта «Дейли Кэнди» с новостью о том, что сегодня до четырех дня огромная косметическая империя «Сефора» проводит специальную акцию. Всем покупателям выдают подарочный набор, а те, кто сделает покупку на 50 долларов, бесплатно получат тушь!
Вот видите, при одной мысли об этом мне становится лучше. Ну, давай. Покажи им, какая ты крутая.
Я заставляю себя распахнуть дверь и оказываюсь в очень стильном ресторане — черное лакированное дерево, белые скатерти, в аквариумах плавают разноцветные рыбки.
Ко мне подходит метрдотель в черном костюме:
— Добрый день.
— Здравствуйте, у меня назначена встреча с… Черт! Из головы вылетело, как их зовут.
Да, Бекки, просто отлично. Очень профессионально.
— Подождите, пожалуйста. — Я отворачиваюсь, краснея, и роюсь в сумке в поисках бумажки. Так, вот она. Джадд Вестбрук и Кент Гарланд.
Кент? Это что, имя?
— Меня зовут Ребекка Блумвуд, — говорю я метрдотелю, быстро запихивая бумажку обратно в сумочку. — Мне назначена встреча с Джадд Вестбрук и Кентом Гарландом.
Он просматривает список и холодно улыбается.
— Да. Они вас уже ждут.
Делаю глубокий вдох и следую за ним к столику. Вот они. Блондинка в бежевом брючном костюме, мужчина с точеными чертами лица в безупречном черном костюме и полынно-зеленом галстуке. Подавив желание сбежать, подхожу к ним с уверенной улыбкой и протягиваю руку. Они оба на меня смотрят и какое-то время молчат, а я чувствую, что уже успела нарушить какое-то правило этикета. Неужели они не пожимают рук в Америке? Они что, целуются при встрече? Или кланяются?
К счастью, женщина встает, тепло пожимает мою руку и приветливо произносит:
— Бекки! Очень рада с вами познакомиться. Меня зовут Кент Гарланд.
— Джадд Вестбрук, — представляется мужчина, разглядывая меня глубоко посаженными глазами. — Мы счастливы с вами познакомиться.
— Я тоже очень рада! И огромное спасибо за цветы!
— Не за что, — говорит Джадд и усаживает меня за стол. — Нам было приятно.
— Очень приятно, — подтверждает Кент.
Выжидающая пауза.
— Мне тоже… чрезвычайно приятно, — быстро подхватываю я. — Просто… потрясающе.
Так, пока неплохо. Если мы и дальше будем говорить друг другу, как нам приятно, я с этим справлюсь. Я аккуратно ставлю сумку на пол, туда же кладу «ФТ» и «Уолл-стрит джорнал». Может, надо было принести еще и китайскую «Морнинг пост», как я и хотела сначала?
— Что будете пить? — спрашивает официант, всплывая возле меня.
Стараюсь незаметно разглядеть, что же пьют остальные. У Кент и Джадда в стаканах что-то похожее на джин с тоником, так что мне, пожалуй, лучше заказать то же самое. — Джин-тоник, пожалуйста. Честно говоря, мне он просто необходим, чтобы расслабиться. Когда я открываю меню, Джадд и Кент смотрят на меня с неподдельным интересом, будто ждут, что на голове у меня вдруг расцветет цветок или еще какое чудо стрясется.
— Мы видели запись вашего прямого эфира, — начинает Кент. — И должна сказать, нас очень впечатлило.
— Правда?! — Не стоило, наверное, так удивляться. Поэтому я продолжаю уже более равнодушно: — Неужели. Ну конечно, я горжусь своей работой…
— Как вам известно, Ребекка, мы делаем передачу под названием «Потребитель сегодня». Личные финансы пока не входят в тематику нашей передачи, но мы хотели бы начать рубрику полезных советов, подобную той, что вы ведете в Англии.
Кент смотрит на Джадда, и тот согласно кивает:
— Без сомнения, вы вкладываете всю душу в свою работу.
— О. — Признаться, я немного удивлена. — Ну…
— Это видно по вашему отношению к своему делу, — уверенно добавляет он. — К тому же глубокое знание темы…
Глубокое знание?
— Ребекка, вы просто уникум, — восторгается Кент. — Молодая, очаровательная девушка, с которой легко говорить, а ваши слова выдают такую широту знаний и звучат так убедительно, что…
— Вы — надежда людей, попавших в финансовые затруднения во всем мире, — вставляет Джадд.
— И что нас больше всего впечатляет, это ваше терпение в общении с людьми.
— Ваше сочувствие их проблемам…
— Ваша кажущаяся простота в объяснениях! — Кент сверлит меня взглядом. — Как вам это удается?
— Ну… знаете… как-то само получается… — Официант ставит передо мной стакан, и я благодарно хватаю свой джин-тоник. — Что ж, за вас!
— За вас, — говорит Кент. — Ребекка, вы готовы сделать заказ?
— Конечно! — отвечаю я, быстро просматривая меню. — Морского окуня, пожалуйста, и салат. Я смотрю на своих собеседников: — И может, возьмем на всех корзинку чесночных хлебцев?
— Я не ем пшеницу, — вежливо отказывается Джадд.
— А, понятно… А вы, Кент?
— Я не ем углеводы в рабочие дни. Но вы не стесняйтесь, заказывайте. Я уверена, что это очень вкусно!
— Нет, не стоит, — быстро иду на попятный я. — Закажу окуня.
Господи, какая же я дура. Ну конечно, на Манхэттене не едят чесночные хлебцы.
— А что будете пить? — спрашивает официант.
— Э-э… — я оглядываю компанию, — не знаю. «Совиньон»? Кто чего хочет?
— По-моему, прекрасный выбор, — дружелюбно улыбается мне Кент, и я облегченно выдыхаю. — А мне еще «Пеллегрино» [«Сан Пеллегрино» — итальянская минеральная вода], пожалуйста, — просит она, указывая на свой стакан.
«Пеллегрино»? Они что, пьют «Пеллегрино».
— Тогда я тоже буду просто воду, — быстро говорю я. — Не буду вина! Я просто так предложила. Знаете…
— Нет-нет! — возражает Кент. — Заказывайте что хотите. — Она улыбается официанту: — Бутылку «Совиньон Блан», пожалуйста, для нашей гостьи.
— Нет, правда… — краснею я.
— Ребекка, — Кент с улыбкой поднимает руку, — мы хотим, чтобы вы чувствовали себя комфортно.
Просто отлично. Теперь она решила, что я конченая алкоголичка. И что я не могу пережить обычное собеседование без порции спиртного.
Ну и ладно. Что сделано, то сделано. Все будет нормально. Выпью один бокальчик, и все.


И вот честное слово, я так и хотела. Выпить один бокал и на том закончить.
Но дело в том, что всякий раз, когда я допиваю бокал, ко мне подходит официант и снова его наполняет, а я вдруг замечаю, что опять пью. И потом я подумала, что с моей стороны будет крайне невежливо, заказав целую бутылку вина, оставить ее недопитой.
В общем, к окончанию трапезы я уже… можно сказать, пьяна. Или даже пьяна в стельку. Но это нестрашно, потому что мы прекрасно проводим время, и я просто блистаю остроумием. Наверное, потому что немного расслабилась. Я припомнила кучу разных смешных историй про закадровую жизнь «Утреннего кофе», а они внимательно меня слушали и нашли это «весьма занятным».
— Конечно, вы, англичане, совершенно на нас не похожи, — задумчиво говорит Кент, когда я заканчиваю свой рассказ о том, как Дейв, наш оператор, пришел на работу, набравшись до положения риз, упал вместе с камерой и запечатлел, как Эмма ковыряется в носу. Вот была потеха. Знаете, я никак не могу перестать смеяться, стоит только вспомнить об этом случае.
— Мы просто обожаем ваше английское чувство юмора, — говорит Джадд и выжидающе на меня смотрит, словно ждет очередной шутки.
Так, быстро. Вспомни что-нибудь смешное. Английское чувство юмора. Э-э… Монти Пайтон? [Легендарная английская комик-группа]. Виктор Мелдрю? [Главный герой комедийного английского сериала «Одной ногой в могиле»].
— «Бить или не бить — вот в чем вопрос», — вдруг слышу я свой голос. — Э-э… «это есть бывший попугай», — прыскаю я от смеха, и Кент с Джаддом удивленно переглядываются.
И тут приносят кофе. Точнее, так: мне — кофе, Кент — чай, Джадду — какой-то питательный ячменный отвар из пакетика, который он сам вручил официанту для заварки.
— Я просто обожаю чай. — Кент улыбается мне. — Так успокаивает. Ребекка, я слышала, что в Англии есть обычай три раза вращать чайник по часовой стрелке, чтобы прогнать злых духов. Это так? Или нужно против часовой?
Вращать чайник? Никогда в жизни о таком не слышала!
— Э…надо вспомнить.
Я глубокомысленно морщу лоб, пытаясь сообразить, когда же в последний раз заваривала чай в чайнике. Но единственная картинка, всплывающая в памяти, — мы со Сьюзи заливаем кипятком пакетики в кружках и Сьюзи открывает зубами упаковку «Кит-Кат».
— Наверное, против часовой, — наконец говорю я. — Потому что есть такая старая поговорка:
«Злой дух крадется по ходу солнца, но… никогда обратно».
Господи, что я несу? И с чего это я стала говорить с шотландским акцентом?
Боже, я пьяна.
— Удивительно! — восклицает Кент, отпивая чай. — Просто обожаю эти старомодные английские традиции. А другие традиции вы знаете?
— Конечно! — радостно вскрикиваю я. — И даже очень много!
Бекки, остановись. Прекрати.
— Вот, например, у нас есть очень древний обычай… ик… вращать кекс.
— Что вы говорите? — удивляется Кент. — Я о таком не слышала.
— О да, — уверенно продолжаю я. — Делается так: берете свой кекс, — я хватаю булочку с подноса проходящего мимо официанта, — и… крутите у себя над головой и… как бы… читаете такой стишок…
На мою голову начинают сыпаться крошки, а в саму голову не лезет ни одной приличной рифмы к слову «кекс», поэтому я кладу булку на стол и принимаюсь за кофе. — Это корнуолльский обычай.
— Правда? — заинтересованно переспрашивает Кент. — У меня бабушка родом из Корнуолла. Надо будет у нее узнать.
— Но он сохранился только в некоторых районах Корнуолла, — поясняю я. — В очень маленьких райончиках.
Кент и Джадд в замешательстве переглядываются, а потом оба начинают хохотать.
— Ох уж этот ваш английский юмор! — качает головой Кент. — Он такой необычный! Просто обожаю!
Сначала я не знаю, как реагировать, но потом присоединяюсь к их дружному хохоту. Боже, как весело. Мы отлично ладим.
— Послушайте, Ребекка, у меня для вас есть очень интересное предложение. Не знаю, каковы ваши планы на сегодня, но у меня есть билет на особенное событие… — Кент выдерживает паузу для пущего эффекта, как-то безумно улыбается, и я смотрю на нее с восторгом. Приглашение на распродажу «Гуччи»! Точно! — На ежегодную конференцию «Ассоциации финансовых экспертов»! — гордо произносит она.
На несколько секунд я немею, но, взяв себя в руки, все же выдавливаю:
— Правда? — Голос у меня звонче, чем обычно. — Не… не может быть!
Как, ну как мне отвертеться от этого?!
— Может! — восторженно восклицает Кент. — Я знала, что вам будет приятно. И если у вас нет планов на сегодня…
У меня есть планы, — хочется простонать мне. Я еду на распродажу за бесплатной тушью!
— Там будут выступать очень известные люди, — вставляет Джадд. — Берт Фрэнкел, например.
— Неужели? Сам Берт Фрэнкел?
Кто такой Берт Фрэнкел? В жизни не слышала этого имени.
— Ну вот… тут приглашение. — Кент открывает сумочку.
— Какая жалость! — восклицаю я. — А я планировала… пойти сегодня в музей Гуггенхайма [Музей современной живописи и скульптуры, основан С. Р. Гуггенхаймом в 1937 г.].
Уф, пронесло. Против культуры никто не попрет.
— Да? — Кент явно разочарована. — А на другой день нельзя перенести?
— Боюсь, что нет, — с сожалением отвечаю я. — Там сейчас именно та вещь выставлена, которую я очень хотела увидеть… с тех пор, как мне исполнилось шесть лет.
— Неужели? — спрашивает Кент, округлив глаза.
— Да, — доверительно наклоняюсь я к ней, — с тех пор, как увидела фотографию в альбоме репродукций у моей бабушки. Я с детства мечтала приехать в Нью-Йорк, чтобы воочию увидеть это творение. И вот я тут… Я просто не могу больше ждать. Надеюсь, вы меня поймете…
— Конечно! Конечно, понимаем! Какая удивительная история! — По тому, какими взглядами они обмениваются с Джаддом, ясно, что оба поражены. В ответ я скромно улыбаюсь. — А что это за произведение искусства?
Так, быстро, думай. Гуггенхайм. Современная живопись? Скульптура?
Я почти уверена, что это современная живопись. А звонок другу можно?
— Знаете… я предпочла бы его не называть, — наконец говорю я. — Для меня это… очень личная тема.
— О, — восклицает Кент, слегка смутившись. — Я ни в коем случае не хотела…
— Кент, — Джадд снова смотрит на часы, — нам пора…
— Да, ты прав. — Кент допивает чай и встает. — Простите, Ребекка, но у нас назначена встреча на два тридцать. Очень была рада познакомиться.
— Э-э… я тоже.
С трудом поднимаюсь на ноги и выхожу за ними из ресторана. Когда мы проходим мимо ведерка с винной бутылкой, я, пошатнувшись, замечаю, что выпила ее практически до донышка. Боже, как неловко. Но, думаю, по мне этого не видно.
На улице Джадд быстро ловит для меня такси.
— Всего доброго, Ребекка. Мы сообщим о результатах встречи нашему вице-президенту и… свяжемся с вами! Желаю приятно провести время в музее.
— Конечно! — говорю я, пожимая им руки. — Обязательно. И спасибо вам.
Я жду, пока они отойдут, но они тоже стоят и ждут, когда уеду я, поэтому залезаю в такси, наклоняюсь к водителю и громко говорю: «К музею Гуггенхайма, пожалуйста».
Такси трогается с места, и я машу рукой Джадду и Кент, пока мы не сворачиваем за угол. По-моему, все прошло хорошо. За исключением той истории про Рори и собаку-поводыря, которую я им рассказала. И еще того момента, когда я споткнулась по дороге в туалет. Но это со всяким может случиться.


Выждав для верности пару кварталов, я снова наклоняюсь к водителю:
— Извините, я передумала. Мы не могли бы поехать в Сохо?
Таксист оборачивается и с упреком смотрит на меня:
— В Сохо? А как же музей? — Э-э… потом посмотрю.
— Потом? — спрашивает водитель. — В Гуггенхайм нельзя заскочить на минутку. Это очень изысканный музей. Пикассо. Кандинский. Такое нельзя пропустить.
— Я и не пропущу! Честное слово. А сейчас можно в Сохо? Пожалуйста.
В ответ тишина.
— Ну ладно, — наконец соглашается таксист и качает головой. — Ладно. — Он разворачивает машину, и мы едем в обратную сторону.
Я смотрю на часы: 2.40. Время еще есть. Отлично.
Расслабленно откидываюсь на спинку сиденья и смотрю в окно на кусочек голубого неба. Господи, как хорошо. Я еду в желтом нью-йоркском такси, смотрю, как солнце отражается от стен небоскребов. По лицу блуждает блаженная и пьяная улыбка. Мне кажется, я тут уже как дома. Прошло всего три дня, но я уже понимаю, что мне тут хорошо. Я даже привыкаю к местному диалекту. Мы останавливаемся у пешеходного перехода, и я выглядываю из окна, пытаясь рассмотреть, по какой улице мы едем. И застываю от ужаса.
Это Кент и Джадд. Прямо перед нами. Переходят дорогу. Кент что-то рассказывает, возбужденно жестикулируя, а Джадд кивает. Боже мой. Быстро, надо прятаться.
Затаив дыхание, я сползаю вниз и прикрываюсь газетой. Но слишком поздно. Кент меня заметила, и от удивления у нее отвисает челюсть. Она спешит к моему такси, стучит в окно, что-то говорит и машет руками.
— Ребекка! Вы едете не в ту сторону! — восклицает она, как только я опускаю стекло. — Музей в другой стороне.
— Да вы что? — потрясение произношу я. — Боже мой! Как такое может быть!
— Скажите водителю, чтобы он развернулся! Эти нью-йоркские таксисты! Ничего не знают! -Она барабанит в окно водителя и диктует по слогам будто глупому ребенку: — В Гуг-ген-хайм! На Восемьдесят девятую улицу! И поторопитесь! Эта женщина с детства мечтала побывать там!
— Вы хотите, чтобы я отвез вас в музей? — спрашивает шофер, повернувшись ко мне.
— Э-э… да! — отвечаю я, не смея поднять на него глаза. — Разве я не это сказала? В Гуггенхайм!
Водитель, ругнувшись себе под нос, разворачивает машину, а я машу рукой Кент, которая в ответ сочувственно мне жестикулирует: дескать, ну не идиот ли этот таксист!
Мы снова едем на север, и несколько минут я не могу заставить себя что-либо сказать. Но я вижу, как мы проезжаем улицы. Тридцать четвертая, Тридцать пятая… уже почти три часа, а мы все дальше удаляемся от Сохо, «Сефоры» и бесплатной туши…
— Извините, — говорю я, неловко покашливая, — вообще-то…
— Что? — спрашивает водитель, зыркнув в зеркальце.
— Я… только что вспомнила, что обещала моей тетушке встретиться с ней… в…
— Сохо. Вы хотите ехать в Сохо!
Он ловит мой взгляд, и я стыдливо киваю в ответ. Таксист снова разворачивает машину, меня заносит в сторону, и я ударяюсь головой.
— Здравствуйте, — говорит неизвестный голос, заставив меня подпрыгнуть от испуга. — Будьте осторожны! Безопасность — дело каждого. Так что пристегнитесь!
— Хорошо, — покорно отвечаю я. — Извините, пожалуйста. Я больше не буду.
Непослушными пальцами застегиваю ремень безопасности и снова ловлю на себе взгляд водителя в зеркале.
— Это запись, — с издевкой сообщает он. — Вы разговариваете с магнитофоном.
Я знала.


Наконец мы останавливаемся у магазина «Сефора» на Бродвее, и я сую таксисту пачку долларов (включая 100 процентов чаевых, что в данных обстоятельствах, по-моему, просто необходимо). Когда я выхожу из машины, он внимательно на меня смотрит.
— Мисс, вы выпили?
— Нет, — возмущенно отвечаю я. — То есть… да. Немного вина за обедом…
Таксист качает головой и отъезжает, а я нетвердым шагом иду в магазин. Честно говоря, голова слегка кружится. А открыв дверь, я замечаю, что легкости в голове еще прибавилось. Боже. Это даже лучше, чем я думала.
Играет музыка, по ярко освещенному залу снуют милые девушки, а стильные парни в черных рубашках-поло раздают сумочки с подарками. Я оглядываюсь, буквально ослепленная: в жизни не видела столько косметики. Целые стеллажи, забитые помадой, лаками всех цветов радуги. Ой, а вот, смотрите, тут есть даже стульчики, где можно присесть и все попробовать, даже не забыли бесплатные ватные шарики и все, что нужно. Да это же… рай на земле.
Я беру подарочный набор и разглядываю. На сумочке красуется девиз «Сефоры»: «Красота объединяет нас и делает жизнь слаще».
Знаете, а ведь это правда. Это так мудро и… трогательно, я почти готова расплакаться от умиления.
— Мисс, с вами все в порядке? — Какой-то парень с любопытством на меня взирает.
Я поднимаю на него затуманенный взгляд.
— Я просто читала этот девиз. Такие… красивые слова.
— А-а… понятно, — бормочет парень, как-то странно на меня косясь. — Тогда всего хорошего.
Я киваю ему, потом неуверенной поступью направляюсь к полке со стройными рядами флакончиков лака для ногтей. При одном их виде меня захлестывают чувства. Каких названий тут только нет! И «Космический разум», и «Прозрачный сон». Бутылочки сверкают, посылая мне тайные знаки. Они словно говорят, что если я накрашу ногти правильным цветом, то все в моей жизни сразу же наладится.
Ну почему, почему никогда раньше мне не открывалась эта простая истина?
Я выбираю «Прозрачный сон» и кладу его в корзинку, потом иду в дальнюю часть магазина, где натыкаюсь на полку с надписью: «Побалуйте себя, ведь вы этого достойны».
«Я действительно достойна этого», — возникает туманная мысль. Я достойна набора ароматических свечей, походного зеркальца и «полировочной пасты», что бы это ни было… Я наполняю свою корзинку, едва замечая приглушенный звук… как вдруг понимаю, что это звонит мой мобильный телефон.
— Алло! — бормочу я, прижимая телефон к уху. — Кто это?
— Привет, это я, — говорит Люк. — Слышал, твое собеседование прошло успешно.
— Правда? — удивляюсь я. — А кто тебе сказал?
— Я только что говорил с людьми с телевидения. Похоже, ты их просто сразила. Во всяком случае, они сказали, что с тобой не соскучишься.
— Ого! — Слегка покачнувшись, я хватаюсь за стеллаж, чтобы не упасть, и совершенно случайно у меня в руке оказывается мандариновый бальзам для губ. — Правда? Ты уверен?
— Вполне. Они все рассказывали, какая ты очаровательная, культурная… даже сказали, что после обеда отправили тебя на такси в Гуггенхайм.
— Так и есть.
— Да, мне было крайне интересно узнать о твоей детской мечте. — На Кент это произвело неизгладимое впечатление.
— Правда? — неуверенно отвечаю я. — Это, наверное, хорошо.
— Еще бы. — Люк медлит. — Хотя странно, что сегодня утром ты и словом не обмолвилась о музее Гуггенхайма. Или лучше сказать… ни разу прежде. Тебе не кажется? Учитывая, что ты хотела там побывать с шести лет.
В его голосе искреннее удивление, и я быстренько концентрируюсь. Он что, позвонил, чтобы посмеяться надо мной?
— Разве я ни разу не говорила про этот музей? — невинно переспрашиваю я, запихивая бальзам в корзину. — Странно.
— Действительно странно, — соглашается Люк. — Очень. Ну, так ты сейчас там?
Я молчу. Просто не могу признаться Люку, что снова пошла по магазинам. По крайней мере, после того, как он дразнил меня по поводу моей экскурсии по Нью-Йорку. Нет, я согласна, что десять минут из трехчасовой экскурсии по городу, конечно, не ахти как много, но ведь кое-что я успела посмотреть. До магазина «Сакс», во всяком случае, добралась, правда?
— Да, — гордо заявляю я. — Я тут.
Или почти. Ничто не мешает туда поехать, как только закончу дела здесь.
— Замечательно! А что ты сейчас рассматриваешь?
Вот черт.
— Простите? — говорю я, повышая голос. — Извините, я не знала! Люк, мне придется отключить мобильный. Смотритель требует. Ну, до вечера.
— В шесть в баре «Ройялтон». Познакомишься с моим новым партнером Майклом. С нетерпением буду ждать твоего рассказа о сегодняшнем дне.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи

Разделы:
* * *1 234 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Ваши комментарии
к роману Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи



ghbrjkmyj b c xedcndjv .vjhjv?vyt dct gjyhfdbkfcm?rfrz ghtktcnm!Dct pfvtxfntkmyj?bcrhtyybq hjvfy!!:fkm xnj ytn nfrjuj hjvfyf pltcm yf cfqnt?f nfr dct pfvtxfntkmyj!
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиNfnmzyf
22.06.2013, 16.06





Всего день назад прочла первую часть, хочу сказать книга идёт легко и интересно читается. Рекомендую. Правда ну ооочень хочется в магазины... Подождут. Я ещё эти вещи не носила).
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиЭрика
26.07.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100