Читать онлайн Шопоголик на Манхэттене, автора - Кинселла Софи, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.37 (Голосов: 27)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик на Манхэттене

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Нью-Йорк! Я еду в Нью-Йорк! В Нью-Йорк!
Все изменилось. Все встало на свои места. Вот почему Люк скрывал все от меня. Мы долго разговаривали тогда на свадьбе, и Люк все объяснил, и мне все-все стало ясно. Оказывается, он открывает новый филиал своей компании в Нью-Йорке — совместно с каким-то рекламщи-ком из Вашингтона. А Люк едет туда в качестве управляющего. Он давно собирался мне рассказать, но знал, что я не захочу бросить свою карьеру здесь и просто последовать за ним в Америку. Поэтому — что самое классное! — он навел контакты в сфере телевидения, и, кажется, я могу получить работу финансового эксперта на американском телевидении! И вообще он говорит, что меня там с руками оторвут, потому что американцы балдеют от британского акцента. Кажется, один режиссер уже предложил мне работу — только лишь посмотрев видеозапись одного из моих выступлений на «Утреннем кофе». Здорово!
А до этого Люк молчал, потому что не хотел понапрасну обнадеживать. Но сейчас все инвесторы готовы, все там настроены жутко положительно и мечтают завершить сделку как можно скорее. А еще Люк говорит, что потенциальные клиенты уже в очередь выстроились, а ведь они еще даже не открылись.
И знаете что еще? Мы едем туда через три дня! Ура! У Люка встреча со спонсорами, а мне предстоит собеседование с телевизионщиками и знакомство с городом. Класс! Всего через семьдесят два часа я буду там. В Большом Яблоке. В городе, который никогда не спит. В…
— Бекки?
Черт. Быстро беру себя в руки и выдаю ослепительную улыбку. Я сижу в декорациях «Утреннего кофе», снова и снова отвечая на звонки. Только что в студию позвонила Джейн из Линкольна и спросила, какую ссуду лучше взять для покупки недвижимости.
Господи боже мой. Ну сколько раз я уже объясняла разницу между закладными и страховыми инвестиционными планами? Знаете, работать здесь, конечно, интересно, слушаешь истории разных людей, пытаешься помочь. Но иногда такая скучища! Почти так же скучно, как писать статьи в «Удачные сбережения». Нет, ну честное слово, опять о ссудах! Мне так и хочется крикнуть: «Вы что, не смотрели передачу на прошлой неделе?»
— Что ж, Джейн, — говорю я, проглатывая зевок, — вопрос о ссудах очень непростой.
А мысли уносят меня в далекий Нью-Йорк. У нас будет квартира на Манхэттене. В каком-нибудь чудесном доме в северной части Ист-Сайда. Или где-нибудь в Гринвич-Виллидж. Да! Вот будет здорово!
Честно говоря, я как-то и не представляла даже, что мы можем съехаться с Люком. Наверное, если бы мы остались в Лондоне, то так бы и не решились жить вместе. Это ведь большой шаг. Но тут совсем другое дело. Как сказал Люк, для нас обоих это великий шанс, который выпадает раз в жизни. Начало чего-то нового. Желтые такси, небоскребы и Буди Аллен в «Завтраке у Тиффани».
Хотя я ни разу не была в Нью-Йорке, но чувствую, что меня туда тянет, что это мой город. Например, я обожаю суши, а их ведь, кажется, изобрели в Нью-Йорке. И я всегда смотрю сериал «Друзья», если бываю дома вечером. И «Аплодисменты» тоже. (Хотя там действие, кажется, происходит в Бостоне? Ну да разница не большая.)
— Поэтому, Джейн, что бы вы ни решили купить, — мечтательно говорю я, — будь это двухэтажная квартира на Пятой авеню… или квартирка в старом доме без лифта в Ист-Виллидж… вы должны максимизировать потенциал каждого вложенного доллара. То есть…
Я останавливаюсь и вижу, что Рори и Эмма как-то странно на меня смотрят.
— Бекки, Джейн собирается купить домик в Скегнессе, — напоминает Эмма.
— И наверное, все-таки за фунты? — спрашивает Рори, оглядывая зал в поисках подтверждения. — Да?
— Да, конечно, — спешно поправляюсь я. — Конечно, я просто привела это для примера. Неважно, где покупать собственность, принцип тот же. Что в Лондоне, что в Нью-Йорке, что в Скегнессе…
— Боюсь, что на этой международной ноте нам придется закончить передачу, — говорит Эмма. — Джейн, надеюсь, вам помог совет Ребекки. И еще раз спасибо Бекки Блумвуд, нашему финансовому эксперту… Ребекка, скажете нам что-нибудь напоследок?
— Как всегда. — Я тепло улыбаюсь в камеру. — Заботьтесь о своих деньгах…
— …и они позаботятся о вас! — послушно откликаются все остальные в студии.
— Смотрите нас завтра, — говорит Эмма, — мы расскажем вам о трио учителей из Теддингтона…
— …и о мужчине, который стал артистом цирка в шестьдесят пять лет, — подхватывает Рори.
— А еще разыграем пять тысяч фунтов. До свиданья!
Напряженная пауза, потом все расслабляются, а из динамиков вырывается музыкальная заставка.
— Бекки, ты в Нью-Йорк собралась, что ли? — интересуется Рори.
— Да! — радостно киваю я. — На две недели! — Замечательно! — говорит Эмма. — А с чего вдруг?
— Ну… не знаю, — пожимаю я плечами. — Так, внезапное желание.
Я пока никому не собираюсь на работе говорить, что переезжаю в Нью-Йорк. Так Люк посоветовал. На всякий случай.
— Бекки, у меня к тебе коротенький разговор. — Это Зелда, помощница режиссера. — Твой новый контракт готов, но мне нужно его с тобой обсудить. В него включили новое условие относительно репутации канала, — она переходит на шепот, — после того скандала с профессором Джэми.
— Ясно. — Я делаю понимающее лицо.
Профессор Джэми — эксперт по образованию в «Утреннем кофе». По крайней мере, был таковым, пока «Дейли уорлд» не напечатала про него разоблачительную статью в цикле «Те ли они, за кого себя выдают?». В газете написали, что он вовсе даже не профессор, у него и высшего образования-то нет, кроме диплома, который он купил в «Оксбриджском университете». Прочие бульварные издания подхватили эту историю и растиражировали фотографию бедняги, на которой он в дурацком колпаке. Мне было его жаль, потому что он и правда давал очень дельные советы.
И еще меня немного удивило, что ребята из «Дейли уорлд» поступили так жестоко. Я и сама пару раз писала статьи для этой газеты и всегда считала, что для желтой прессы это вполне корректное издание.
— Это займет не больше пяти минут, — говорит Зелда. — Пройдем в мой кабинет…
— Знаешь что? Давай как-нибудь в другой раз, а? Я сейчас тороплюсь. — И это правда, потому что мне еще надо успеть в офис Люка к двенадцати, а потом начать готовиться к отъезду в Нью-Йорк. Хо-хо! Кроме того, мне пока, наверное, ничего не стоит подписывать, да? В смысле, если я собираюсь менять работу. — А это может подождать до моего возвращения?
— Конечно, без проблем, — соглашается Зелда. Она засовывает контракт обратно в коричневый конверт и улыбается мне. — Желаю хорошо отдохнуть. И кстати, обязательно походи там по магазинам.
— По магазинам? — глядя на меня, можно подумать, что эта мысль и не приходила мне в голову, — Да, пожалуй, стоит.
— Обязательно! — напутствует Эмма. — Разве можно побывать в Нью-Йорке и не прошвырнуться по магазинам? Хотя, думаю, Бекки нам скажет, что гораздо благоразумнее эти деньги положить на сберегательный счет.
Она весело смеется, и к ней присоединяется Зелда. Я смущенно улыбаюсь в ответ. Уж не знаю почему, но в «Утреннем кофе» считают, что я очень щепетильна в обращении с деньгами. И я как-то ненамеренно поддерживаю их в этом заблуждении. Да, впрочем, разве это важно?
— Сберегательный счет-это, конечно, хорошо… — слышу я свой голос. — Но, как я всегда говорю, иногда можно позволить себе прогуляться по магазинам. Главное — не выходить за пределы бюджета.
— Ты что, всерьез установишь себе бюджет? — пугается Эмма.
— О, обязательно, — мудро говорю я. -Это единственный способ.
Думаете, я кривлю душой? Естественно, я собираюсь определить себе бюджет на походы по нью-йоркским магазинам. Установлю какие-нибудь вполне реальные рамки и буду стараться не выходить за их пределы. Это же просто.
Хотя, пожалуй, сделаю-ка я эти рамки достаточно гибкими и широкими. Ведь всегда нужно иметь некоторый запас свободы действий на случай непредвиденных ситуаций или чрезвычайных обстоятельств.
— Ох, ты такая правильная, — вздыхает Эмма. — Вот поэтому ты — финансовый эксперт, а я нет. — Тут к нам подходит студийный официант с подносом бутербродов. — О, прекрасно. Умираю с голода! Я буду с… беконом и авокадо.
— А я — с тунцом и кукурузой, — решает Зелда. — А ты, Бекки?
— Ржаной гамбургер с копченой говядиной, — небрежно отвечаю я. — Без майонеза.
— По-моему, они такого не готовят, — говорит Зелда, поднимая бровь. — Но у них есть ветчина с салатом…
— Тогда бублик. Со сливочным сыром и локсом. И содовую [Бублики, разрезанные пополам и намазанные сливочным сыром, часто заменяют американцам бутерброды. Локс — одна из разновидностей копченой лососины. «Содовой» в США называют все газированные напитки, за исключением колы].
— В смысле, газировку?
— А что такое локс? — в растерянности спрашивает Эмма, и я делаю вид, что не слышала ее вопроса. Я и сама толком не знаю, что такое локс, но его любят в Нью-Йорке. А значит, это очень вкусно.
— Что бы это ни было, у нас такого нет, — говорит официант. — Могу предложить вам бутерброд с помидором и сыром или пакетик кукурузных колечек.
— Ну ладно, — неохотно соглашаюсь я и достаю кошелек. Вместе с кошельком из моей сумки вываливается кипа конвертов, что я забрала сегодня утром перед выходом из дома. Черт. Я быстро собираю рассыпавшуюся корреспонденцию и запихиваю обратно в сумку, надеясь, что никто не заметил. Но этот дебил Рори все это время таращился на меня.
— Эй, Бекки, — гогочет он. — Это случайно не красный счет? [Счет на бланке красного цвета присылают должникам в качестве последнего предупреждения].
— Нет! — тут же оправдываюсь я. — Конечно нет. Это… открытка с днем рождения. Шуточная открытка. Для моего бухгалтера. Ну ладно, мне пора. Чао!


Признаюсь, я соврала. Это был красный счет. И, если честно, за последние несколько дней мне пришло немало красных счетов, которые я обязательно оплачу, как только у меня появится достаточно наличных. Но сейчас ни к чему забивать голову этими дурацкими счетами. У меня в жизни происходит такое, что мне вообще не до этих паршивых требований. Буквально через несколько месяцев я буду жить на противоположном берегу Атлантического океана! Я стану звездой американского телевидения!
Люк говорит, что в Штатах я буду зарабатывать как минимум в два раза больше, чем здесь! Поэтому пара лишних счетов погоды не делают, так ведь? А когда я стану известна на весь мир и буду обитать в пентхаузе на Парк-авеню, вряд ли я буду хуже спать оттого, что задолжала какому-то банку несколько жалких фунтов?
Вот уж когда этот мерзкий Джон Гэвин заткнется. Вот тогда он уймется. Не могу дождаться того дня, когда войду к нему и объявлю, что отныне я — ведущая на канале Си-эн-эн с зарплатой в шесть раз больше, чем у него. Вот тогда он узнает, как гадить людям. Сегодня я наконец прочитала его последнее письмо. Что значит «постыдная ситуация»?! И что это еще за чушь с «особым положением»? Дерек Смит, например, ни за что бы не допустил такой грубости по отношению ко мне. Никогда.


Когда я прихожу к Люку, у него идет заседание. Но это не беда — я не прочь погулять тут. Я очень люблю бывать в офисе «Брендон Комьюникейшнс» и заглядываю сюда достаточно часто — просто чтобы ощутить здешнюю атмосферу. Тут очень классно: паркет, стильные светильники и диваны, вокруг деловито снуют сотрудники. Все засиживаются на работе до позднего вечера, но не потому, что их заставляют. А в семь часов кто-нибудь обязательно открывает бутылку вина и пускает по кругу.
Я купила подарок для Мел, помощницы Люка. Вчера у нее был день рождения. Скажу честно, я очень довольна подарком — две шикарные декоративные подушки из «Конран Шоп». Вручаю ей фирменный пакет с подарком, Мел глотает воздух и восклицает:
— Бекки, ну зачем ты!
— Потому что мне это приятно! — улыбаюсь я и по-свойски опираюсь на ее стол, пока Мел восхищенно разглядывает подушки. — Ну, что новенького?
Что может быть лучше свежей сплетни? Мел прячет подарок, достает коробку конфет, и мы делимся последними новостями. Она рассказывает мне про свое ужасное свидание с жутким типом, которого ей сосватала мама, а я ей — про свадьбу Тома. А потом она переходит на шепот и выкладывает мне офисные сплетни: две девушки из приемной однажды заявились в одинаковых жакетах и обе наотрез отказались их снимать и теперь друг с другом не разговаривают, а сотрудницу из бухгалтерии только что вышла из декретного отпуска, и ее каждое утро тошнит, но она ни в чем не признается.
— А теперь самое интересное! — говорит Мел, передавая мне конфеты. — Кажется, у Алисии служебный роман!
— Не может быть! — У меня чуть глаза на лоб не вылезли. — Да ты что! И с кем?
— С Беном Бриджесом.
Я морщу нос, стараясь вспомнить, как он выглядит.
— Новенький. Раньше работал в «Капленд Фостер Брайт».
— Этот?! Правда?
Да уж, я удивлена. Этот Бен, наверное, человек неплохой, но какой-то мелкий, пронырливый и слегка жуликоватый. В общем, я бы ни за что не подумала, что он во вкусе Алисии.
— Я все время вижу их вместе. Они вечно перешептываются. А на днях Алисия сказала, что идет к стоматологу, но я застукала их за обедом в ресторане…
Она замолкает, завидев в дверях Люка. Он пропускает вперед мужчину в сиреневой рубашке.
— Мел, вызовите, пожалуйста, такси для мистера Мэлори.
— Хорошо. — Она снова переходит на деловой секретарский тон, поднимает трубку, мы заговорщицки переглядываемся, и я захожу в кабинет Люка.
Ах, какой у него классный кабинет. Широкий письменный стол из клена работы какого-то именитого датского дизайнера, а на полках в нише за ним стоят многочисленные награды Люка за успехи в бизнесе.
— Ну вот, — говорит он, вручая мне пачку бумаг.
Сверху стопки лежит письмо от неких «Ховски и Форлано, юридическая помощь при иммиграции в США». Читаю ниже: «Вам предлагается переехать в США» — и замираю от восторга.
— Это все на самом деле, да? — спрашиваю я, подходя к огромному, во всю стену, окну и оглядывая оживленную улицу. — Мы в самом деле переезжаем в Нью-Йорк?
— Билеты куплены, — улыбается Люк.
— Ты понимаешь, что я имею в виду.
— Я совершенно точно знаю, что ты имеешь в виду. — Он заключает меня в объятья. И это потрясающе.
Какое-то время мы просто стоим и смотрим на шумную лондонскую улицу у наших ног. Я с трудом верю, что решила бросить все это и уехать в чужую страну. Это восхитительно, чудесно и немножко страшно.
— Ты правда думаешь, что я смогу найти там работу? — спрашиваю я в сотый раз за эту неделю. — Ты сам в это веришь?
— Конечно, — отвечает он так убедительно и твердо, что все мои сомнения тают. — Они в тебе души чаять не будут. Это даже не вопрос.
Люк целует меня, еще раз крепко прижимает к себе, потом отходит к столу и, рассеянно хмурясь, открывает толстенную папку с надписью «Нью-Йорк». Неудивительно, что она такая огромная. Он мне позавчера сказал, что планировал сделку с Нью-Йорком три года. Три года!
— Просто не понимаю, как ты мог так долго все планировать и ни разу мне об этом не проговориться.
— М-м, — отвечает Люк, продолжая что-то строчить на клейкой бумаге для записей.
Я крепче сжимаю в руках стопку бумаг и собираюсь с духом. Мне уже давно хочется кое-что у него спросить, и сейчас самое подходящее время.
— Люк, а что бы ты сделал, если бы я не согласилась переехать в Нью-Йорк?
Тишина. Слышно только гудение компьютера.
— Я знал, что ты согласишься, — наконец говорит Люк. — Морально ты была готова к этому шагу.
— Но… что, если бы я отказалась? — Я прикусываю губу. — Ты бы все равно поехал?
Люк вздыхает:
— Бекки, ты ведь хочешь поехать в Нью-Йорк?
— Да! Конечно, ты же знаешь!
— Тогда к чему эти вопросы? Главное, что ты хочешь ехать, и я хочу ехать, и… все прекрасно. — Он улыбается мне и кладет ручку на стол. — А как дела у твоих родителей?
— Ну… нормально, — неуверенно говорю я. — Они пытаются свыкнуться с мыслью.
Это почти правда. Естественно, они были просто потрясены моей новостью. Если подумать, то, пожалуй, я могла бы сообщить им об этом деликатнее, Ну, например, сначала познакомить их с Люком, а уж потом объявить о нашем отъезде. А то все как-то неудобно получилось: я ворвалась в дом, когда папа с мамой пили чай перед телевизором, еще не успев переодеться со свадьбы, выключила телик и весело проорала: «Мама, папа, мы с Люком уезжаем в Нью-Йорк!» После чего мама посмотрела на папу и сказала: «Ох, Грэхем. Она пропала».
Позже мама пыталась объяснить, что вовсе не это имела в виду, но у меня до сих пор остались сомнения.
Потом я познакомила их с Люком, рассказала им о его планах, о том, какие великие возможности ждут меня на американском телевидении, и видела, как увядает мамина улыбка. Ее лицо становилось все меньше и меньше, а потом как будто совсем сморщилось. Она пошла на кухню заваривать чай, и я последовала за ней. Я видела, что мама расстроена. Но она не желала этого показывать. Она просто заварила чай слегка трясущимися руками, достала печенье, повернулась ко мне, храбро улыбнулась и сказала:
— Я всегда думала, что тебе бы подошел Нью-Йорк, Бекки. Для тебя это идеальное место.
И только тут до меня стало доходить, что все это значит: я буду жить за сотни миль от дома, от моих родителей… от всего, что составляет мою жизнь, и у меня будет только Люк.
— Вы… будете часто ко мне приезжать? — спросила я с дрожью в голосе.
— Конечно, дочка! Очень часто!
Она сжала мою руку и отвернулась. А потом мы вернулись в гостиную и больше об этом не говорили.
Но на следующее утро за завтраком мама с папой яростно спорили по поводу рекламы летнего домика во Флориде в «Санди тайме», который они якобы давно собирались приобрести. А когда мы с Люком уезжали, они препирались, где Диснейленд лучше — в Калифорнии или во Флориде, как будто я не знаю, что они даже по соседству с этими штатами не бывали.
— Бекки, мне пора работать, — говорит Люк, прерывая мои мысли. Он берет телефон и набирает номер. — Увидимся вечером, ладно?
— Ладно, — отвечаю я, все еще мешкая у окна. Потом, вдруг вспомнив, поворачиваюсь к нему. — Кстати, ты слышал про Алисию?
— А что? — хмурится Люк и кладет трубку.
— Мел говорит, что у Алисии служебный роман. С Беном Бриджесом! Представляешь?
— Честно говоря, нет.
— А что тогда, по-твоему, происходит? — восторженно спрашиваю я, опершись на его стол.
— Лапушка, — терпеливо говорит Люк. — Мне действительно нужно работать.
— Разве тебе не интересно?.
— Нет, если это не сказывается на ее работе.
— У людей есть жизнь и помимо работы, — с вызовом заявляю я. Но Люк меня даже не слушает. У него такой далекий, недоступный взгляд, какой бывает, когда он сосредоточенно думает.
— Ну хорошо, — вздыхаю я. — Пока.


Мел в приемной нет. Зато возле ее стола стоит Алисия в строгом черном костюме, разглядывая какие-то бумаги. Румянец у нее ярче обычного, и я про себя посмеиваюсь, представляя, уж не обжималась ли она только что с Беном в темном уголке.
— Добрый день, Алисия, — вежливо здороваюсь я. — Как дела?
Алисия подпрыгивает и виновато собирает бумажки, которые читала, потом поднимает на меня взгляд и пялится так странно, будто впервые меня видит.
— Бекки, — медленно говорит она. — Ну и ну. Финансовый эксперт собственной персоной. Денежный гуру!
Да что с ней, с этой Алисией? Почему всякий раз мне кажется, что она играет в какую-то дурацкую игру?
— Да, это я. А где Мел?
Направляясь к столу Мел, вспоминаю, что вроде бы что-то оставила у нее. Но не могу вспомнить, что именно. Шарф? Или зонтик?
— Ушла на обед, — говорит Алисия. — Показала мне твой подарок. Очень стильный.
— Спасибо, — сдержанно отвечаю я. Алисия ухмыляется:
— Как я понимаю, ты увязалась за Люком в Нью-Йорк? Хорошо, наверное, иметь богатого дружка?
Господи, ну и стерва. В присутствии Люка она бы ни в жизнь такого не сказала.
— Вообще-то я за ним не увязывалась, — невозмутимо возражаю я. — У меня там намечено несколько встреч с телепродюсерами. Так что я еду исключительно по своим делам.
— Но… — задумчиво хмурится Алисия, — за твой билет, кажется, платит компания?
— Нет! Я сама за него заплатила!
— Да это я так… просто поинтересовалась. — Ее жест можно расценить как извиняющийся. — В таком случае, желаю приятно провести время. — Она забирает несколько папок и кладет их в свой дипломат. — Ну, пока!
— Пока, — говорю я, наблюдая, как она торопливо идет к лифту.
Еще несколько секунд я пытаюсь вспомнить, что же могла оставить у Мел на столе. Но что бы это ни было, вспомнить не получается. Наверное, это неважно.


Когда я возвращаюсь домой, Сьюзи в прихожей разговаривает по телефону. Лицо все красное, блестит, голос дрожит, и я сразу подозреваю что-то ужасное. В ответ на мои вопросительно поднятые брови она яростно кивает, повторяя в трубку: «Да, понимаю, когда?»
Я опускаюсь в кресло, совсем обессилев от страха. Господи, что она там обсуждает? Похороны? Операцию на мозге? Ну почему, как только я решила уехать, обязательно должно было приключиться какое-нибудь несчастье?
— Ты представляешь? — слабым голосом говорит она, кладя трубку.
Я вскакиваю.
— Сьюзи, я не поеду в Нью-Йорк! — В порыве чувств я сжимаю ее руки. — Я останусь и помогу тебе все пережить! Неужели кто-то… умер?
— Нет, — оцепенело отвечает Сьюзи, и я тяжело сглатываю.
— Ты больна?
— Нет. Нет, Бекки. Это хорошие новости! Просто я… не могу в это поверить.
— Ну тогда что, Сьюзи? Что за новости?
— «Хэдлиз» — ну, знаешь, такой большой универмаг — предложил мне разработать собственную линию аксессуаров для дома… — Она удивленно качает головой. — Они хотят, чтобы я разработала всю ассортиментную линию! Рамки, вазы, канцтовары… в общем, все, что мне захочется.
— Боже мой! — ахаю я, прикрывая рот ладонью. — Это же потрясающе!
— Этот человек вот так просто позвонил мне и сказал, что его люди наблюдали за тем, как расходятся мои рамки. В общем, по их словам, они не видели ничего подобного.
— Ой, Сьюзи!
— Я и понятия не имела, что дела идут так хорошо. — У Сьюзи все еще ошарашенный вид. — Он сказал, что это феноменальный успех! Все специалисты только об этом и говорят. Плохой результат только в одном магазине, да и тот отсюда очень далеко. То ли в Финчли, то ли еще где.
— А, ну да… — Там я, кажется, ни разу не была.
— Но он сказал, что это скорее всего вызвано кратковременным затишьем на том рынке, потому что во всех остальных районах — в Фулхэме, Ноттинг-Хилле и Челси — продажи достигли бешеных объемов, — смущенно улыбается она. — А в магазине подарков за углом мои рамки вообще первые в списке самых продаваемых товаров!
— Чему тут удивляться! — восклицаю я. — Твои рамки — самый лучший товар во всем магазине. Абсолютно! — Я обнимаю ее. — Сьюзи, я тобой так горжусь! Я всегда знала, что у тебя все получится.
— Но если бы не ты, ничего бы этого не было! Это же из-за тебя я начала делать рамки… Ох, Бекки, я так буду по тебе скучать.
— Знаю, — говорю я, прикусывая губу. — Я по тебе тоже.
Какое— то время мы молчим, и я с трудом сдерживаю слезы. Но беру себя в руки, делаю глубокий вдох и наполовину в шутку предлагаю:
— Ну, другого выхода нет — придется тебе открыть свой филиал в Нью-Йорке.
— Да! — Лицо Сьюзи проясняется. — Это ведь возможно?
— Конечно, возможно. Да скоро у тебя будут филиалы по всему миру! — Я снова обнимаю Сьюзи. — Давай сегодня пойдем куда-нибудь, отметим это событие.
— Ой, Бекки, я бы с радостью, но не могу. Я уезжаю в Шотландию. Вообще-то… — она смотрит на часы, — черт, я и не думала, что уже так поздно. Таркин заедет с минуты на минуту.
— Таркин? — столбенею я. — Прямо сейчас?! Каким-то образом мне удавалось избегать встречи с кузеном Сьюзи после того ужасного свидания. Господи, при одном только воспоминании о том вечере мне делается дурно. Свидание, в принципе, шло неплохо (с учетом того, что мне он не очень нравился и у нас с ним не было ничего общего), пока Таркин не застукал меня за изучением его чековой книжки. По крайней мере, мне показалось, что он заметил. Я до сих пор точно не уверена, что он тогда видел. Да и, честно говоря, выяснять этот вопрос мне совсем не хочется.
— Я везу его к моей тете на нудное семейное торжество, — объясняет Сьюзи. — Боюсь, там моложе девяноста никого не будет.
С этими словами Сьюзи убегает в свою комнату. Тут же звонят в дверь, и она кричит на ходу:
— Бекки, открой, пожалуйста. Это, наверное, он. Боже мой. Боже мой. Я к этому не готова.
Силясь выглядеть спокойной и непринужденной, распахиваю входную дверь и энергично кричу:
— Таркин!
— Бекки, — мямлит он и смотрит на меня, как на утерянное сокровище фараона Тутанхамона.
Боже, до чего же он все-таки тощий и странный — на этот раз под твидовую жилетку натянул зеленый свитер ручной вязки, да еще нацепил огромные старые карманные часы. Простите, но пятнадцатый по счету богач страны мог бы себе позволить новый «Таймекс».
— Ну, заходи, — чересчур радушно говорю я, экспрессивно взмахнув рукой, как ресторатор-итальянец.
— Спасибо, — бормочет Таркин и следует за мной в гостиную.
Я жду, пока он усядется, и поэтому неловко молчу. Наблюдая, как он слоняется по комнате, начинаю терять терпение. Потом наконец понимаю, что он ждет, пока я сяду, и быстро опускаюсь на диван.
— Чутки не хочешь? — вежливо спрашиваю я.
— Рановато, пожалуй, — немного нервно смеется в ответ Таркин.
(Для информации: «чутка» на языке Таркина обозначает выпивку. А брюки он называет «штанцами» и… ну, в общем, вы поняли.)
Опять повисает эта ужасная тишина. Не могу перестать думать о том кошмарном свидании — как он пытался поцеловать меня, а я отвернулась. О боже. Все, забыли! Забыли.
— Я слышал… ты переезжаешь в Нью-Йорк, — наконец решается заговорить Таркин, глядя в пол. — Это правда?
— Да, — не могу я сдержать счастливой улыбки. — Планирую.
— Я один раз тоже был в Нью-Йорке… Правда, мне там не очень понравилось.
— Охотно верю. Там совсем не так, как в Шотландии, правда? Больше… суеты.
— Точно! — восклицает он с таким восторгом, словно я сказала что-то очень умное. — Точно. В этом все дело. Слишком много суеты. И люди совершенно необычные. По-моему, просто чокнутые.
«По сравнению с кем?» — хочется возразить мне. Уж они по крайней мере не распевают Вагнера в общественных местах и называют вещи своими именами. Но это было бы гадко с моей стороны. Поэтому я молчу, и, когда открывается дверь, мы оба с благодарностью оборачиваемся.
— Привет! — говорит Сьюзи. — Тарки, ты уже приехал! Слушай, мне только нужно забрать машину, потому что вчера пришлось ее поставить в нескольких кварталах отсюда. Когда подъеду, я тебе посигналю, и мы сразу отчалим, ладно?
— Ладно, — кивает Таркин. — Я подожду тебя тут, с Бекки.
— Прекрасно! — Надеюсь, что улыбка, которую я выдавила, получилась радостной.
Сьюзи уходит, и я неловко ерзаю на диване, а Таркин вытягивает ноги и рассматривает их. Господи, ну и пытка. Его вид меня все больше и больше коробит, и вдруг я понимаю, что просто должна ему это сказать, иначе я уеду в Нью-Йорк и такого шанса больше не будет.
— Таркин… Мне нужно… кое-что тебе сказать. Я уже давно собиралась.
Таркин резко вскидывает голову:
— Да? Что… что такое?
Он умоляюще заглядывает мне в лицо, и я начинаю нервничать. Но раз уж заговорила, отступать некуда. Просто не могу не открыть ему глаза. Итак, я откидываю волосы назад и решительно продолжаю:
— Этот джемпер… он очень не подходит к этому жилету.
— Ой, — ошалело говорит Таркин. — Правда?
— Да! — Я с облегчением перевожу дух: наконец-то сняла с души этот камень. — Более того, он… ужасен.
— Мне его снять?
— Да. И, знаешь, жилет тоже.
Таркин послушно стягивает жилет, джемпер, и просто удивительно, насколько лучше он выглядит в обычной голубой рубашке. Почти… нормально! И тут на меня снисходит вдохновение.
— Жди здесь!
Я убегаю в свою комнату и хватаю один из пакетов, что навалены у меня в кресле. В пакете — джемпер, который я недавно купила Люку на день рождения, но узнала, что у него уже есть точно такой, и собиралась вернуть его в магазин.
— Вот! — говорю я, возвращаясь в гостиную. — Надевай. Это «Пол Смит».
Боже мой, какая перемена! В новом черном джемпере он выглядит вполне достойно.
— Так, теперь волосы, — критически оглядываю его я. — С ними нужно что-то делать.
Десять минут спустя я уже их намочила, высушила и зачесала, немного пригладив воском. И… просто не могу найти слов. Это полная трансформация личности!
— Таркин, ты прекрасно выглядишь! — искренне восхищаюсь я. Он, конечно, все такой же худосочный, но уже не такой чудаковатый с виду, а даже вполне… привлекательный.
— Правда? — спрашивает Таркин, растерянно осматривая себя. Возможно, я повела себя слишком настойчиво. Но в будущем он будет мне за это благодарен.
На улице сигналит машина, и мы оба подпрыгиваем.
— Ну, веселитесь, — напутствую я, будто любящая мамаша. — А завтра утром просто намочи волосы и зачеши рукой. Должно быть нормально.
— Ладно, — говорит Таркин с таким лицом, словно я только что попросила его запомнить очень сложную формулу. — Постараюсь не забыть. А свитер? Тебе его по почте вернуть?
— Что ты! — в ужасе восклицаю я. — Это тебе. Носи его. Это подарок.
— Спасибо… Я очень… признателен тебе, Бекки. — Он подходит ко мне и чмокает в щеку, а я неловко хлопаю его по руке.
Когда Таркин исчезает за дверью, я вдруг понимаю, что мне хочется, чтобы ему повезло на этой вечеринке и он с кем-нибудь познакомился. Он ведь этого действительно заслуживает.


Машина Сьюзи отъезжает, а я бреду на кухню заварить себе чаю, раздумывая на ходу, чем же мне сегодня заняться. Вариантов два: или поработать над книгой, или посмотреть «Манхэттен» [Знаменитый фильм Вуди Аллена 1979 года с участием Дайан Киттон]. Сьюзи записала его для меня вчера вечером, и мне будет очень полезно изучить этот материал перед поездкой. Я ведь должна к ней подготовиться, разве не так?
А над книгой еще успею поработать, когда вернусь из Нью-Йорка. Вот именно.
Я с легким сердцем вставляю кассету в видеомагнитофон, и в этот момент звонит телефон.
— Здравствуйте, — произносит женский голос. — Извините за беспокойство, могу я поговорить с Ребеккой Блумвуд?
— Слушаю, — отвечаю я и беру пульт.
— Я ваш турагент, — говорит девушка и прочищает горло. — Просто хотела еще раз проверить, в какой гостинице вы будете жить в Нью-Йорке.
— Кажется, во «Бременах года».
— И… вместе с мистером Люком Брендоном? -Да.
— Сколько дней?
— Вроде бы тринадцать? Четырнадцать. Я не уверена. — Вглядываюсь в экран, определяя, не слишком ли далеко перемотала. Вряд ли до сих пор идет реклама.
— Вам заказан однокомнатный номер или люкс?
— Кажется, люкс.
— А сколько стоит номер в день?
— Э-э… Не знаю. Но могу выяснить.
— Нет, не беспокойтесь, — вежливо отвечает девушка. — Что ж, не буду вам больше докучать. Желаю приятной поездки.
— Спасибо!
Она кладет трубку, и я сажусь на диван слегка озадаченная. По-моему, уж кто-кто, а турагент должен знать, сколько стоит номер. Это же ее работа.
Нет, правда, звонок очень странный. Кому понадобилось звонить мне и задавать такие глупые вопросы? Хотя, может быть, она там новенькая? Или просто хотела проверить, или… не знаю…
Но все мысли тут же улетучиваются, потому что на меня обрушиваются звуки «Голубой рапсодии» Гершвина, а экран заполняет картина Манхэттена. Меня накрывает волна восторга. Вот куда я еду! Мы будем там через три дня! Скорей бы, скорей!


Банк Эндвич
Филиал Фулхэм
Фулхэм-роуд, 3
Лондон


Миз Ребекке Блумвуд
Берни-роуд, д. 4, кв. 2
Лондон


11 сентября 2001 года.


Уважаемая мисс Блумвуд.
Благодарю Вас за письмо от 19 сентября.
Никакую ногу Вы не ломали. Будьте любезны безотлагательно связаться с моим отделом, дабы назначить личную встречу касательно перерасхода средств на Вашем кредитном счете.
За настоящее письмо банк удержал с Вас 20 фунтов.


С уважением,
Джон Гэвин,
директор отдела кредитов.


ЭНДВИЧ — ПОТОМУ ЧТО МЫ ЗАБОТИМСЯ О ВАС




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи

Разделы:
* * *1 234 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18

Ваши комментарии
к роману Шопоголик на Манхэттене - Кинселла Софи



ghbrjkmyj b c xedcndjv .vjhjv?vyt dct gjyhfdbkfcm?rfrz ghtktcnm!Dct pfvtxfntkmyj?bcrhtyybq hjvfy!!:fkm xnj ytn nfrjuj hjvfyf pltcm yf cfqnt?f nfr dct pfvtxfntkmyj!
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиNfnmzyf
22.06.2013, 16.06





Всего день назад прочла первую часть, хочу сказать книга идёт легко и интересно читается. Рекомендую. Правда ну ооочень хочется в магазины... Подождут. Я ещё эти вещи не носила).
Шопоголик на Манхэттене - Кинселла СофиЭрика
26.07.2015, 0.30








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100