Читать онлайн Шопоголик и сестра, автора - Кинселла Софи, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и сестра - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и сестра - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и сестра - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и сестра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

1

Так, я с этим справлюсь. Легко.
Тут ведь главное что? Дать волю своей высшей сущности, достичь просветления и наполниться ослепительно белым сиянием.
Тоже мне фокус.
Украдкой ерзаю на своем коврике для занятий йогой, чтобы сесть лицом к солнцу, и спускаю с плеч бретельки топа. Кто сказал, что нельзя стремиться к трансцендентному блаженству и одновременно загорать?
Я восседаю на холме в самом сердце Шри-Ланки, на территории ашрама «Голубые холмы», и моему взору открывается все земное великолепие. Впереди простираются пологие склоны чайных плантаций, сливаясь на горизонте с ясной синевой неба. В зелени медленно копошатся фигурки сборщиков чая в ярких одеждах, а стоит чуть повернуть голову — видно, как в тропических зарослях степенно вышагивает слон.
А если совсем вывернуть шею, то можно увидеть Люка. Моего мужа. Вон он — сидит на голубом коврике для занятий йогой, скрестив ноги и закрыв глаза, на нем обрезанные льняные штаны и драная футболка.
Знаю. Самой не верится. Но за десять медовых месяцев подряд Люк изменился до неузнаваемости. Прежний бизнесмен в дорогом деловом костюме исчез. Вместо него появился стройный, загорелый мужчина с длинными выгоревшими на солнце волосами, в которых еще уцелело несколько косичек — их Люку заплели на Бонди-Бич. На его запястье красуется веревочный «браслет дружбы» из Масаи-Мара, а в ухе — крошечное серебряное колечко.
Люк Брэндон с серьгой в ухе! Медитирует в позе йоги!
Словно почувствовав мой взгляд, он открывает глаза и улыбается. Я расплываюсь в ответной улыбке. Мы женаты десять месяцев. И ни разу не повздорили.
Ну разве что разок. Несерьезно.
— Сиддхасана, — командует наш гуру Чандра, и я послушно кладу правую ступню на левое бедро. — Освободите разум от всех посторонних мыслей.
Так. Освободить разум. Сосредоточиться.
Не хочу хвастать, но для меня избавиться от всех посторонних мыслей — пара пустяков. Я даже не понимаю, отчего другим это дается с трудом! Не думать ни о чем — это ведь гораздо легче, чем думать о чем-то, верно?
Знаете, скажу вам по секрету — я прирожденный йог. Мы в ашраме всего пять дней, а я уже легко сажусь в лотос и все такое! Даже подумываю, не заняться ли мне преподаванием йоги, когда мы вернемся в Лондон.
Курсы йоги мы открыли бы на пару с Труди Стайлер [Английская актриса и кинорежиссер, известна не столько кинематографическими удачами, сколько своим мужем — знаменитым рок-музыкантом Стингом. — Здесь и далее примеч. перев.]. Точно! И запросто могли бы запустить свою линию одежды для занятий йогой — такие серо-белые костюмчики с изящным логотипом…
— Следите за дыханием, напоминает Чандра.
Ах да — дыхание.
Вдох… выдох. Вдох… выдох. Вдох…
Боже, ногти у меня — отпад. Я тут маникюр сделала на днях — с розовыми бабочками на белом фоне. А усики у бабочек составлены из крошечных блестящих камушков. Ужасно хорошенькие. Ой, кажется, один стразик отвалился. Надо попросить, чтобы приклеили новый…
— Бекки!
От голоса Чандры я чуть не подпрыгнула. Стоит прямо передо мной и смотрит так, как больше никто не умеет. Ласково, понимающе, как будто прямо в сердце заглядывает.
— У вас замечательно все получается, — говорит он. — У вас такая прекрасная душа.
Я вся засветилась. У меня, Ребекки Брэндон, урожденной Блумвуд, прекрасная душа! Я чувствовала!
— Ваша одухотворенность удивительна, — тихо добавляет он, а я смотрю на него как зачарованная, не в силах оторвать глаз, и вдохновенно шепчу:
— К материальным ценностям я равнодушна. Все мои помыслы — о йоге.
— Вы нашли свой путь, — улыбается Чандра.
Оттуда, где сидит Люк, доносится какое-то подозрительное сдавленное хрюканье. Оборачиваюсь и вижу, что он с трудом прячет смешок.
Я так и знала, ему все игрушки.
— Благодарю за участие, но у нас с гуру личный разговор, — недовольно заявляю я.
Хотя чему тут удивляться? Нас еще в первый день занятий предупредили: когда один из супругов достигает духовного просветления, второй или не верит, или завидует.
— Скоро сможете пройтись по раскаленным углям. — Чандра с улыбкой указывает на кучку тлеющих, подернутых пеплом углей, и по поляне проносится нервный смешок.
Сегодня вечером Чандра и его лучшие ученики покажут нам искусство хождения по углям. К этой вершине должны стремиться и мы. Говорят, в состоянии нирваны ступни абсолютно ничего не чувствуют. Полная невосприимчивость к боли!
Втайне я надеюсь, что после прогулок по углям смогу преспокойно расхаживать и на высоченных шпильках.
Чандра помогает мне правильно расположить руки и отходит. А я закрываю глаза и подставляю лицо теплому солнышку. Здесь, на краю света, на меня нисходят духовное очищение и умиротворение. За последние десять месяцев изменился не только Люк, но и я — повзрослела, пересмотрела жизненные ценности. Стала совсем другим человеком. Сами посудите: сижу в ашраме, занимаюсь йогой. Старые друзья меня бы и не узнали!
По команде Чандры мы все переходим в позу Ваджрасана. Со своего места я вижу, как к нашему гуру подходит старик-индус с двумя потрепанными холщовыми сумками. Во время краткого разговора Чандра решительно качает головой, старик разворачивается и бредет прочь по холму среди кустов. Дождавшись, когда гость отойдет подальше, Чандра закатывает глаза и обращается к группе:
— Это торговец. Он спрашивал, не интересуется ли кто из вас украшениями. Цепочки, дешевые браслеты… Я сказал ему, что ваши мысли заняты более высокими материями.
Несколько человек негодующе качают головой. А дама с длинными рыжими волосами, похоже, и вовсе оскорбилась:
— Он что, не видит — мы же медитируем!
— Вашего духовного рвения ему не понять. — Чандра и не думает шутить. — С непониманием вы еще столкнетесь, и не раз. Людям невдомек, что услада ваших душ — медитация. И вам ни к чему… сапфировый браслет!
Кое— кто одобрительно кивает.
— Аквамариновый кулон на платиновой цепочке, — пренебрежительно продолжает Чандра. — Разве эти побрякушки могут сравниться с сиянием истинного просветления?
Аквамарин?
Ого. Любопытно, сколько.,.
Нет, не то чтобы я заинтересовалась. Ни в коем случае. Просто я как раз на днях рассматривала в витрине магазина украшения из аквамарина. Так, из чистого любопытства.
Мой взгляд останавливается на удаляющейся фигуре торговца.
— И бормочет себе, и бормочет: три карата, пять каратов, за полцены… Ему же не втолкуешь, что здесь он покупателей не найдет.
За полцены? Пятикаратные аквамарины за полцены?
Перестань. Сейчас же прекрати. Чандра прав. Мне нет дела до этих дурацких аквамаринов. Моя единственная цель — духовное очищение.
А крошечная фигурка старика едва различима на вершине холма. Еще немного — и скроется из виду.
— А теперь, — улыбается Чандра, — поза Халасана. Бекки, вы покажете ее нам?
— Разумеется, — улыбаюсь я в ответ и готовлюсь принять нужную позу на своем коврике.
Но со мной что-то случилось. Куда-то девались умиротворенность и душевная гармония. Странное, ни на что не похожее чувство нарастает во мне, вытесняя остальные, и быстро завладевает всем существом…
Все, терпению моему пришел конец. Сама толком не понимая, что происходит, я вскакиваю и со всех ног мчусь за уходящим торговцем. Я задыхаюсь, ступни горят, солнце печет непокрытую голову, но я не останавливаюсь, пока не взлетаю на вершину холма. Тяжело отдуваясь, оглядываюсь вокруг.
Не может быть. Его нигде не видно. Куда он делся?
Несколько секунд я стою, озираюсь и пытаюсь отдышаться. Старик словно испарился.
Наконец я удрученно разворачиваюсь и бреду назад, к группе. И только подойдя ближе, замечаю, что все наши кричат и машут мне руками. О боже. Что я опять натворила?
— Получилось! — орет рыжая тетка. — У вас получилось!
— Что получилось?
— Вы пробежали по горячим углям! Бекки, вы смогли!
Что?
Я смотрю на ноги… и не верю своим глазам. Ступни облеплены серым пеплом! В изумлении я перевожу взгляд на угли и вижу на них отчетливые отпечатки ног.
О господи. Я пробежала по раскаленным углям! По красным тлеющим углям! У меня получилось!
— А я… я даже не заметила! — в замешательстве бормочу я. — И на ногах ни единого ожога!
— Как вам это удалось? — восторженно вопрошает рыжая. — О чем вы думали?
— Сейчас объясню. — Вперед выходит улыбающийся Чандра. — Бекки достигла высшего кармического блаженства. Всем своим существом она сосредоточилась на одной цели, одном чистом образе — это и перевело ее материальное тело в сверхъестественное состояние.
Все таращатся на меня, как на далай-ламу.
— Да не так уж это и трудно, — со скромной улыбкой отвечаю я. — Просто… просветление снизошло, понимаете?
— А что это был за чистый образ? — не отстает рыжая тетка.
— Он был белый? — подсказывает кто-то. — Не совсем…
— А может, такой блестящий, сине-зеленый? — раздается сзади голос Люка.
Я резко оборачиваюсь. Он встречает мой взгляд уверенно и абсолютно серьезно.
— Не помню, — отвечаю я с достоинством. — Цвет не имел значения.
— Может быть, ты чувствовала, что тебя… — Люк словно с трудом подбирает слова, — притягивает к нему тонкая цепочка?
— Прекрасное сравнение, Люк, — одобряет Чандра.
— Нет, — обрезаю я. — Ничего подобного я не чувствовала. И вообще, чтобы понять это состояние, надо быть по-настоящему духовным человеком.
— Ясно, — церемонно кивает Люк.
— Люк, вы вправе гордиться своей женой, — улыбается ему Чандра. — Ведь она только что совершила свой самый удивительный поступок.
Секунда молчания. Люк смотрит на меня, потом на тлеющие угли, на притихшую группу и снова переводит взгляд на Чандру.
— Чандра, — говорит он. — Поверьте мне: то, что вы сейчас видели, — это еще цветочки.
Занятие заканчивается, все идут к террасе — там уже приготовлен поднос с прохладительными напитками. А я все сижу на коврике, медитирую, дабы доказать свою преданность высшим истинам. При этом я представляю себе и ослепительно белое сияние, и восхищенные аплодисменты Труди и Стинга, перед которыми я пробегусь по тлеющим углям. Насладиться триумфом мне мешает чья-то тень, упавшая на лицо.
— Приветствую тебя, о, сама духовность, — слышится голос Люка.
Открываю глаза и вижу, что он протягивает мне стакан сока.
— Ты просто завидуешь, тебе-то до истинной духовности далеко, — парирую я, и небрежно откидываю волосы, чтобы было видно красную точку на лбу.
— До слез завидно, — соглашается Люк. — На-ка, попей.
Он усаживается рядом и передает стакан. Я отпиваю глоток божественно прохладного сока маракуйи, и мы вдвоем устремляем взоры к скрытому в дымке горизонту за далекими холмами.
— Так бы всю жизнь и сидела, — вздыхаю я. — Шри-Ланка — рай земной. Теплынь… сказочные пейзажи… народ такой приветливый…
— То же самое ты говорила в Индии. И в Австралии, — добавляет он, как только я открываю рот. — И в Амстердаме.
Боже, Амстердам! А я про него уже и забыла. Кажется, туда мы ездили после Парижа. Или до?
Ах да, это там я проглотила странную таблетку, уж не знаю от чего, и чуть не свалилась в канал.
Я отпиваю еще один глоток сока и вспоминаю прошедшие десять месяцев. Мы объездили столько стран, что всего и не упомнишь. Воспоминания смешались, и получилось что-то вроде смутного видеоряда с десятком ярких кадров. Подводное плавание среди голубых рыбок у Большого Барьерного рифа… египетские пирамиды… сафари на слонах в Танзании… пестрые шелка в Гонконге… золотой рынок в Марокко… потрясающий бутик Ральфа Лорана в Юте…
А сколько еще было приключений! Я удовлетворенно вздыхаю и снова подношу к губам стакан.
— Совсем забыл тебе сказать, — Люк протягивает мне стопку конвертов, — пришла почта из Англии.
— «Вог»! — радостно вскрикиваю я, вытаскивая свой специальный номер для подписчиков, запечатанный в блестящий целлофан. — Ой, смотри, у них на обложке фото «ангельской сумочки»!
В ответ — ноль эмоций. Даже обидно становится. Как можно быть таким равнодушным? В прошлом месяце я прочитала ему целую статью об «ангельских сумочках», снимки показала и все подробно объяснила.
Да— да, у нас, конечно, свадебное путешествие, но иногда мне очень жаль, что Люк -не девушка.
— Ну помнишь, «ангельские сумочки»? Самые классные и модные сумочки со времен… со времен…
Ой, да что тут объяснять. Впиваюсь вожделеющим взглядом в фотографию сумки. Она сшита из нежнейшей кремовой телячьей кожи, на передней стороне — расписанный вручную рельефный силуэт ангела, а под ним стразами выведено «Гавриил». Ангелов всего шесть, и за них знаменитости буквально дерутся. В универмаге «Харродз» эти сумочки вечно «уже распроданы». «Божественное чудо», — гласит подпись.
Я так увлеклась, что не заметила, как Люк протянул мне другой конверт.
— Юзи, — донеслось до меня.
— Что? — спрашиваю, очнувшись.
— Я говорю, еще письмо пришло, — терпеливо повторяет он, — От Сьюзи.
— От Сьюзи? — Забыв про «Вог», хватаю конверт.
Сьюзи — моя самая близкая подруга. Я по ней ужасно соскучилась.
Конверт плотный, кремово-белый, с гербом на обратной стороне и девизом на латыни. Я уже и забыла, какая Сьюзи у нас важная. На Рождество вместо обыкновенной открытки она прислала нам фотографию шотландского замка ее мужа Таркина с отпечатанной шапкой «Из поместья Клиф-Стюарт» (правда, почти весь снимок был заляпан отпечатками синих и розовых ладошек Эрни, годовалого сынишки Сьюзи).
Я разрываю конверт, из него вываливается открытка.
— Это приглашение! На крестины близнецов.
Разглядываю официальную каллиграфическую вязь, и у меня вдруг щемит сердце. Уилфрид и Клементина Клиф-Стюарт. Сьюзи родила двойню, а я малышей даже не видела. Им уже месяца четыре, наверное. Интересно, на кого они похожи? И как там дела у Сьюзи? Сколько всего произошло, пока нас не было дома!
Переворачиваю открытку и вижу кое-как нацарапанную приписку Сьюзи:


Да знаю я, что вы не сможете приехать, но приглашение все-таки посылаю… надеюсь, что вы там не скучаете! С любовью, Сьюзи. Целую и обнимаю.
P . S . Эрни не вылезает из китайских одежек, спасибо тебе огромное!!!


Я показываю открытку Люку.
— Крестины через две недели. А нас там не будет. Так жалко…
— Да, — соглашается Люк, — не будет. Пауза. Люк заглядывает мне в глаза и как бы между делом спрашивает:
— Тебя ведь еще не тянет домой?
— Нет! Конечно, нет!
Мы путешествуем всего лишь десять месяцев, а собирались поколесить по миру хотя бы годик. Да и кочевать мы уже привыкли. Может, мы теперь вообще не сможем вести нормальную оседлую жизнь — как старые морские волки, которым не сидится на суше!
Я прячу приглашение обратно в конверт и отпиваю еще сока. Как там мама с папой? Что-то давно от них нет писем. Как выступил папа на том турнире по гольфу?
Крошка Эрни сейчас уже, наверное, ходит. А я, его крестная, даже не видела его первых шагов.
Ну и ладно. Зато мир посмотрела.
— Пора решать, куда поедем дальше, — напоминает Люк, откидываясь назад и опираясь на локти. — Курс йоги мы скоро закончим. Вроде в Малайзию планировали.
— Да, — помедлив, отвечаю я. Не то из-за жары, не то еще по какой причине мысль о поездке в Малайзию не вызывает у меня энтузиазма.
— Или еще разок в Индонезию? А может, подадимся на север?
— М-м, — уклончиво мычу я. — Ой, смотри, мартышка.
Просто удивительно, как быстро я пресытилась экзотикой. Когда в Кении я впервые увидела бабуинов, извела на них целых шесть пленок. А теперь вот — «ой, смотри, мартышка».
— Или махнем в Непал… или обратно в Таиланд…
— Или просто домой, — вдруг вырывается у меня ни с того ни с сего.
Тишина.
Мистика какая-то. Само с языка сорвалось. Не поедем мы домой, еще чего! Ведь и года не прошло!
Люк рывком садится и смотрит на меня:
— Домой? Насовсем?
— Да нет! — со смешком отвечаю я. — Шучу! — И, поколебавшись, добавляю: — Но вообще-то…
Мы оба молчим.
— Может быть… не обязательно путешествовать весь год? — робко спрашиваю я. — Если не хочется.
Люк проводит рукой по волосам, бусинки в его косичках пощелкивают друг о друга.
— А мы готовы вернуться?
— Не знаю. — Мне вдруг становится тревожно. — А ты как думаешь?
С трудом верится, что мы вообще заговорили о возвращении домой. Нет, в самом деле, вы только посмотрите на нас! Мои волосы выцвели на солнце и стали совсем сухими, мои ступни расписаны хной, а нормальной обуви я не носила уже несколько месяцев.
Внезапно воображение рисует мне картинку: я иду по лондонским улицам в пальто и сапогах. В блестящих таких сапожках на шпильке из «ЛК Беннет». И с сумочкой в тон.
И мне становится так тоскливо, хоть плачь.
— Знаешь, я, пожалуй, на мир уже насмотрелась. И готова вернуться к настоящей жизни.
— Я тоже. — Люк берет меня за руку, сплетая наши пальцы. — Честно говоря, уже давно готов.
— И ты молчал? — Я удивленно смотрю на него.
— Не хотел портить тебе настроение. Но я точно готов.
— И ты бы путешествовал и дальше… ради меня? — растроганно спрашиваю я.
— Ну, тяготы наших странствий еще можно вытерпеть. — Он хитро щурится. — Ведь условия, в которых мы живем… не очень суровые, верно?
Чувствую, как румянец заливает щеки. Когда мы собирались в путешествие, я сказала Люку, что настроена жить, как полагается бродягам, — ну, как в фильме «Пляж». Ночевать в тесных хижинах и все такое.
А потом впервые в жизни переночевала в настоящей хижине…
— А когда мы говорим про дом… — Люк делает паузу и вопросительно смотрит на меня. — Мы подразумеваем Лондон?
Боже. Настало время принимать решение.
Все десять месяцев мы спорили, где будем жить после свадебного путешествия. До свадьбы мы с Люком жили в Нью-Йорке. Там мне нравилось, но по родине я все равно немного скучала. А теперь британский филиал компании Люка расширяется, работа ведется в основном в Европе. Поэтому Люк должен вернуться в Англию хотя бы на время.
Я, конечно, не против… только работы в Лондоне у меня нет. Раньше я работала личным консультантом в магазине «Барниз», в Нью-Йорке, и свое дело просто обожала.
Ну ничего. Неужели я себе другую работу не найду? Найду, и получше прежней!
— Лондон, — твердо говорю я. Значит, мы… и на крестины успеем?
— Если захочешь, — улыбается Люк, и меня охватывает восторг. Мы едем на крестины! Я снова увижу Сьюзи! И маму с папой! Мы почти год не виделись! Как они обрадуются! И я столько всего им расскажу!
Вот я сижу во главе праздничного стола, украшенного свечами, а вокруг собрались все мои друзья и восхищенно внимают моим удивительным историям о дальних странах и захватывающих приключениях, Я буду прямо как Марко Поло! А потом я открою сундук, выну из него всякие диковины и сокровища… и все так и ахнут!
— Тогда надо предупредить, — говорит Люк, поднимаясь на ноги.
Я хватаю его за штаны:
— Нет, подожди! У меня идея: давай устроим им сюрприз!
— Сюрприз? — с сомнением переспрашивает Люк. — Бекки, а ты уверена, что это хорошая идея?
— Просто великолепная! Сюрпризы любят все!
— Но…
— Все любят сюрпризы, — уверенно повторяю я, — можешь мне поверить.


Мы идем по парку к главному зданию отеля, и где-то в глубине души я уже жалею, что мы решили ехать домой. Здесь так красиво. Бунгало из тикового дерева, пестрые птицы повсюду, а вдоль ручья можно дойти до настоящего водопада! Мы проходим мимо мастерской резчиков по дереву, и я на минутку останавливаюсь — здесь так чудесно пахнет древесной стружкой. — Миссис Брэндон! — окликает меня старший резчик по имени Виджай.
А я— то надеялась, что его здесь нет.
— Извините, Виджай, я немного спешу. Поговорим позже. Пойдем, Люк.
— Конечно! — улыбается Виджай и вытирает о фартук руки. — Я просто хотел сказать, что ваш стол готов.
Вот черт.
Люк медленно поворачивается ко мне.
— Стол? — повторяет он.
— Да, обеденный, — радостно сообщает Виджай. — И десять стульев к нему. Сейчас покажу! Мы всегда готовы показать свой товар лицом! — Тут он щелкает пальцами, рявкает что-то приказным тоном, и, к моей досаде, восемь мужчин на плечах выносят огромный обеденный резной стол тикового дерева.
Ого. А он, оказывается, чуток больше, чем я думала.
Люк потрясен.
— Несите стулья, — командует Виджай, — да расставьте все как следует!
— Правда, прелесть? — говорю я слишком жизнерадостным тоном.
— Ты заказала обеденный стол и десять стульев… и не сказала мне ни слова? — Когда начинают выносить стулья, у Люка от удивления глаза лезут на лоб.
Так, выбора у меня, собственно говоря, нет.
— Это… мой свадебный подарок тебе! — вдруг осеняет меня. — Сюрприз! Милый, с днем нашей свадьбы тебя! — Я чмокаю его в щеку и с надеждой заглядываю в глаза. Люк скрещивает руки на груди.
— Бекки, ты мне уже дарила свадебный подарок. И свадьба наша давным-давно прошла.
— А я… специально копила деньги! — Тут я понижаю голос, чтобы Виджай меня не услышал. — И честное слово, это совсем не дорого…
— Бекки, дело не в деньгах. А в том, что у нас нет места. Это же не стол, а гигант!
— Не такой уж и гигант. И потом, — добавляю я, вовремя перебив Люка, — нам все равно нужен обеденный стол! Как любой настоящей семье. В чем прелесть семейной жизни? В том, что вечером можно сесть за стол и обсудить прошедший день. И поужинать за прочным деревянным столом… тарелкой сытного рагу!
— Сытного рагу? вторит мне Люк. — И кто же его будет готовить?
— Купим в супермаркете «Уэйтроуз», — мгновенно выкручиваюсь я.
Обхожу стол, не сводя глаз с Люка.
— Да ты только вдумайся. Когда мы еще сможем приехать на Шри-Ланку и увидеть, как прямо у нас на глазах делают мебель специально для нас? Такого случая больше может никогда не представиться! А я заказала именной стол! Посмотри!
На боковой панели, среди цветов и завитушек, вырезано: «Люк и Ребекка, Шри-Ланка, 2003 год».
Люк проводит рукой по столешнице, пробует поднять один из стульев. Кажется, понемногу сдается. Потом он вдруг хмурится и поворачивается ко мне:
— Бекки, может, ты еще накупила чего-нибудь тайком от меня?
Внутри у меня все вздрагивает, но я не подаю виду: наклонившись над столом, притворяюсь, будто разглядываю резные цветы.
— Конечно, нет! — наконец заявляю я. — Ну… разве что пару-тройку забавных сувенирчиков. Там, сям…
— Каких это?
— Да я уже и не помню! Мы разъезжаем по свету десять месяцев! Ладно тебе, Люк! Неужели стол не понравился? Будем устраивать званые ужины… стол станет нашей фамильной реликвией… а потом перейдет по наследству к нашим детям…
Я сконфуженно умолкаю. На Люка не гляжу.
Несколько месяцев назад у нас был серьезный разговор, и мы решили, что попробуем завести ребенка. Но пока… ничего не получилось.
Ну не вышло — подумаешь! Все у нас получится. Обязательно.
— Ладно, — говорит Люк, уже смягчившись. — Твоя взяла. — Похлопав по столу, он смотрит на часы. — Надо послать в офис электронное письмо. Сообщить, что наши планы изменились, — И он усмехается: — Надеюсь, ты не думала, что я ворвусь в зал заседаний с воплем: «Сюрприз! Я вернулся!»?
— Ну что ты! — почти без запинки отвечаю я.
Сказать по правде, именно так я себе и представляла возвращение. Только там еще должна быть я, бутылка шампанского и что-нибудь праздничное.
— Что я, совсем дурочка, по-твоему?
— Вот и хорошо, — улыбается Люк. — Закажи чего-нибудь попить, а я скоро вернусь.
Усевшись за столик на тенистой террасе, я погружаюсь в раздумья. Пытаюсь вспомнить все, что купила без ведома Люка и отправила почтой домой.
Да нет, чего мне бояться? Не так уж много я накупила всякого барахла. Наверное.
Закрываю глаза и напрягаю память.
Так, деревянные жирафы из Малави. Слишком громоздкие, по мнению Люка. Полная ерунда, между прочим. Они будут прекрасно смотреться! Гости нам обзавидуются!
Расписной батик с Бали. О нем я как раз хотела рассказать Люку… только случая не представилось.
Потом двадцать китайских шелковых халатов.
Сама знаю, что двадцать — это чересчур. Но они были такие дешевые! Люк, конечно, не понял моей логики, хотя я доходчиво объяснила, что на этой покупке мы даже сэкономим, а халатов нам хватит на всю жизнь. Для специалиста по финансовому пиару Люк иногда бывает таким тугодумом!
Так что я тайком вернулась в магазин, скупила эти халаты и попросила отправить их к нам домой.
Удобная это штука — доставка почтой! Не нужно таскать за собой все свое добро, достаточно ткнуть пальцем в понравившуюся вещь и объяснить, по какому адресу ее переслать. «Упакуйте это и пришлите почтой. И это тоже, пожалуйста. И вот это». Протягиваешь карточку — и все, готово, а Люк ничего и не заметил.
Наверное, стоило все-таки заносить покупки в список.
А, ладно. И без него разберусь.
И потом, как же без сувениров? Кто возвращается из путешествия с пустыми руками? Вот именно.
Мимо террасы проходит Чандра, я приветливо машу ему.
— Бекки, у вас сегодня большие успехи, — говорит он еще на подходах к столику. — А у меня к вам один вопрос. Через две недели я буду проводить курс медитации в одном известном ашраме. Практически все слушатели — монахи и опытные йоги…, но я считаю-, что и вы могли бы к нам присоединиться. Вы согласны?
— Да я бы с радостью! — Быстренько делаю разочарованное лицо. — Но не могу. Мы с Люком возвращаемся домой!
— Домой? — Чандра поражен. — Но… у вас такой прогресс. Вы не бросите занятия йогой?
— Нет, конечно, — успокаиваю его я. — Не волнуйтесь, я куплю видеокурс.
Уходит от меня Чандра совершенно ошарашенным. А чему тут удивляться? Он, наверное, и не подозревал, что существуют видеокурсы йоги. И слыхом не слыхивал о Джерри Холивелл [Английская певица, участница поп-группы «Спайс Герлз», знаменита тем, что из пухлой девушки за довольно короткое время превратилась в накачанную спортсменку].
Подходит официант, и я заказываю коктейль с манго и папайей — в меню он называется «Счастье». Как раз для меня. Посиживаю себе на солнышке, свадебное путешествие заканчивается, и скоро, уже совсем скоро я снова увижу всех, кого люблю! Лучше не бывает!
А вот и Люк! Идет ко мне, не отрывая глаз от карманного компьютера. Мне кажется или он на самом деле шагает быстрее, чем обычно, и лицо у него очень взволнованное?
— Пообщался с офисом, — говорит он.
— Все в порядке?
— В полном. — Он словно сгусток энергии. — Все идет прекрасно. Хочу назначить пару встреч на конец недели.
— Быстро же ты! — не могу я сдержать удивления.
Вот это да. Я-то думала, что не меньше недели у нас уйдет только на сборы.
— О твоих успехах на курсах йоги я помню, — продолжает он. — Поэтому предлагаю тебе остаться пока тут, я тем временем проведу встречи, а потом вернемся в Англию вместе.
— А где у тебя назначены встречи?
— В Италии.
Официант приносит мне коктейль, а Люк заказывает себе пиво.
— Не хочу я оставаться здесь одна! — возмущаюсь я, когда официант уходит. — Это же наше свадебное путешествие!
— Мы и так не расставались целых десять месяцев… — мягко напоминает Люк.
— Знаю. Ну и что? — в расстройстве я отпиваю глоток «Счастья». — А в Италии — где именно?
— Да так, в одном городе, — помедлив, отвечает Люк. — На севере страны. Ничего особенного — обычный городишко. Лучше тебе остаться здесь, понежиться на солнышке.
— Н-ну… — Я с сомнением оглядываюсь по сторонам. Тут, конечно, очень славно. — А что все-таки за город?
Молчание.
— Милан, — нехотя говорит Люк.
— Милан? — От восторга я едва не валюсь со стула. — Ты едешь в Милан? Я никогда не бывала в Милане! А всегда мечтала!
— Правда? — спрашивает Люк. — Ну надо же.
— Да! Конечно! Я очень хочу поехать!
Как он вообще мог подумать, что я не захочу в Милан? Я же всю жизнь мечтала там побывать!
— Ладно, — уныло соглашается Люк. — Наверное, я спятил, но я согласен.
Ура, жизнь удалась! Наше свадебное путешествие становится все чудеснее с каждым днем!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и сестра - Кинселла Софи

Разделы:
* * *12345678910111213141516171819202122232425

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и сестра - Кинселла Софи


Комментарии к роману "Шопоголик и сестра - Кинселла Софи" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100