Читать онлайн Шопоголик и сестра, автора - Кинселла Софи, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и сестра - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.88 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и сестра - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и сестра - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и сестра

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

На следующее утро просыпаюсь с дикой головной болью. Сдается мне, виновата целая бутылка шампанского, которую вчера ночью я усидела в одиночку и заела полутора коробками шоколадных конфет.
А Джесс, Люк и Гэри как уткнулись в компьютер, так не соизволили отвлечься, даже когда я принесла им пиццу. Пришлось одной посмотреть всю «Красотку», потом половину «Четырех свадеб» и завалиться спать.
Пока я сонно влезаю в халат, Люк успевает принять душ и одеться в деловом, но небрежном стиле — как всегда, когда уходит в кабинет на целый день.
— Долго вчера сидели? — сипло спрашиваю я.
— До упора. — Люк качает головой. — Надо же было разобраться с диском. Если бы не Джесс, ни черта бы у нас не вышло.
— Ага. — Ко мне возвращается досада.
— Знаешь, я был не прав насчет Джесс, — продолжает Люк, завязывая шнурки. — Твою сестру есть за что уважать. Вчера ночью она нам здорово помогла. По сути дела, спасла нас. Здорово она соображает в компьютерах!
— Правда? — небрежно отзываюсь я.
— Да, настоящий профи. — Он целует меня. — Хорошо, что ты пригласила Джесс к нам на выходные.
— И я так думаю. — Выдавливаю улыбку. — Все мы прекрасно провели время.
Шаркая подошвами, плетусь на кухню. И застаю там Джесс — в джинсах и футболке, со стаканом воды.
Тоже мне гений.
Можно подумать, она атомы расщепляет. В перерывах между силовыми тренировками.
— Доброе утро, — говорит Джесс.
— Доброе утро.
Я сама любезность. Вчера на сон грядущий я перечитала «Гостеприимную хозяйку» и узнала, что быть обаятельной и держаться в рамках приличий надо даже с гостем, на которого не хватает зла.
Прекрасно. Быть обаятельной — это я умею. И благовоспитанной тоже.
— Хорошо выспалась? Сейчас я приготовлю тебе завтрак.
Открываю холодильник и достаю натуральные соки — апельсиновый, грейпфрутовый и клюквенный. Из хлебницы — цельнозерновой хлеб с семечками, круассаны и булочки. Потом принимаюсь обшаривать шкафчики в поисках джемов. Дорогущее повидло трех сортов, земляничный джем с добавлением шампанского, мед, собранный с диких цветов… и бельгийский шоколадный крем. И наконец выставляю на выбор упаковки с элитными сортами кофе и чая. Вот так. Теперь никто не скажет, что я не в состоянии как следует накормить гостей завтраком!
Я чувствую, как Джесс следит за каждым моим движением, а когда оборачиваюсь, вижу, что лицо у нее какое-то странное.
— Что? — пугаюсь я. — Что не так?
— Ничего, — смущенно отзывается она, отпивает глоток воды и снова смотрит на меня. — Вчера ночью Люк рассказал мне про твою… проблему.
— Мою… что?
— Транжирство.
Я потрясенно замираю. Он что, так и сказал?
— Нет у меня никакой проблемы, — заявляю я, сверкнув улыбкой. — Люк преувеличивает.
— Он говорил, что сейчас вы живете в режиме экономии. — Джесс здорово озабочена. — Значит, с деньгами у вас пока что туговато.
— Правильно, — любезно соглашаюсь я. И это не твое собачье дело, добавляю мысленно. Неужели Люк и вправду все разболтал?
— Так каким же образом ты можешь позволить себе элитный кофе и земляничный джем с добавлением шампанского? — она указывает на припасы, выложенные на кухонный стол.
— Экономия, — ловко уворачиваюсь я, — плюс умение расставлять приоритеты. Деньги, сэкономленные на одном, можно потратить на другое. Это первое правило финансового менеджмента. — И добавляю подчеркнуто: — Так меня учили в школе финансовых журналистов.
Приврала чуток, ну и что? Ни в какой школе финансовых журналистов я не училась. И потом, кто она такая, чтобы устраивать мне допросы?
— И на чем же ты экономишь? — нахмурив лоб, спрашивает Джесс. — У тебя в кухне все из «Фортнама» или «Харродза».
Я уже готова возмущенно возразить, но вдруг понимаю, что она права. Что-то я зачастила в гастрономический отдел «Харродза» с тех пор, как удачно продала кое-что на аукционе. Ну и что? «Харродз» для того и существует, чтобы там бывать.
— Мой муж привык к высокому уровню жизни. — Наставительный тон я сочетаю с обескураживающей улыбкой. — И моя задача — обеспечить ему этот уровень.
— Но к чему такие расходы? — Джесс оседлала любимого конька. Ведь экономить можно на всем! Я могла бы дать тебе ценные советы…
Советы? Советы от Джесс? Вдруг таймер микроволновки подает сигнал, и я вздрагиваю в предвкушении. Пора!
— Ты что-то готовишь? — удивляется Джесс.
— Не совсем… Просто чтобы не забыть…
Сейчас вернусь…
Вихрем мчусь в кабинет и включаю компьютер. Через пять минут оранжевое винтаж-ное пальтишко будет снято с торгов, и оно должно достаться мне. Нетерпеливо барабаню пальцами по столу и, едва оживает экран, захожу на страницу eBay.
Так я и знала. Некая kittybeelll сделала новую заявку. 200 фунтов.
Корчит из себя самую умную. Ну держись, kittybeelll.
Беру со стола секундомер Люка и засекаю три минуты. Когда подходит время, кладу руки на клавиатуру, точно спортсмен на старте.
Итак, до окончания торгов — одна минута. Марш!
Со всей быстротой, на какую я способна, печатаю «@00.50».
Черт. Ну что это такое, спрашивается? Удалить! Снова печатаю «200.50».
Жму кнопку «отправить», появляется следующее окно. Логин… пароль… Печатаю, как молния.
«На данный момент ваша ставка максимальна».
Ждать еще целых десять секунд. У меня грохочет сердце. А вдруг кто-нибудь сейчас делает новую ставку?
То и дело давлю кнопку «обновить».
— Бекки, что ты делаешь? — доносится от двери голос Джесс.
Ох.
— Ничего особенного! — откликаюсь я. — Может, приготовишь себе тостик, пока я тут-Страница грузится еле-еле. Я почти не дышу. Неужели?… Неужели я?…
«Поздравляем! Вы выиграли торги!»
— Й-есть! — не сдержавшись, выкрикиваю я и вскидываю вверх кулак. — Получилось!
— Что получилось? — Джесс подходит и смотрит на экран поверх моего плеча, — Это ты? — изумленно выговаривает она. — У вас режим экономии, а ты покупаешь пальто за двести фунтов?
— Все совсем не так! — напуганная выражением ее лица, вскрикиваю я. Бегу закрыть дверь кабинета, а потом возвращаюсь к Джесс. — Послушай, — я понижаю голос, — все в полном порядке. Об этих деньгах Люк не знает. Я распродаю барахло, которое мы накупили в свадебном путешествии, — а мы привезли с собой тонны! Недавно я продала десять часиков «Тиффани» и выручила аж две тысячи! — Я гордо вскидываю подбородок. — Так что пальтишко мне по карману.
Но Джесс по-прежнему смотрит на меня с упреком.
— Лучше бы ты положила эти деньги на сберегательный счет, под высокие проценты, — заявляет она. — Или рассчиталась с долгами по кредитке.
Еле сдерживаюсь, чтобы не треснуть ей по башке, но отвечаю приторно-любезным тоном:
— А я поступила иначе. Купила пальто.
— И Люк не знает? — Джесс буравит меня укоризненным взглядом.
— А зачем ему об этом знать? Джесс, мой муж — очень занятой человек, — объясняю я. — А моя задача — добросовестно вести домашнее хозяйство. И не надоедать ему обыденными мелочами.
— Значит, ты ему врешь.
Ее тон меня безумно раздражает.
— В каждом браке должна быть загадка. Это общеизвестно!
Джесс качает головой.
— Так вот откуда, — она кивает на компьютер, — у тебя все эти джемы из «Фортна-ма». Почему бы тебе не признаться во всем?
Гос— споди боже мой! Она что, совсем тупая?
— Джесс, выслушай меня, — мягко начинаю я. — Наша семья — сложный живой организм, который можем понять только мы. Я просто чувствую, что стоит говорить Люку, а о чем лучше промолчать. Назови это интуицией, благоразумием, эмоциональным интеллектом, в конце концов.
Несколько минут Джесс молча изучает меня.
— А по-моему, тебе нужна помощь, — наконец объявляет она.
— Никакая помощь мне не нужна! — отчеканиваю я.
Выключаю компьютер, придвигаю к столу кресло и ухожу на кухню, где Люк варит кофе.
— Понравился завтрак, дорогой? — умышленно громко спрашиваю я.
— Потрясающе! — восхищенно признается Люк. — Где ты раздобыла перепелиные яйца?
— Да вот, знаешь ли… — я ласково улыбаюсь ему, — вспомнила, что ты их любишь, побегала и разыскала. — Успеваю метнуть торжествующий взгляд в Джесс, которая выразительно закатывает глаза.
— Кстати, у нас бекон кончился, — продолжает Люк. — И еще кое-что. Сейчас запишу.
— Отлично. — Меня вдруг осеняет идея. — Как раз сегодня собиралась прошвырнуться по магазинам. Извини, Джесс, но домашние заботы еще никто не отменял. Разумеется, тебя я с собой не зову, — сладко добавляю я. — Помню, как ты ненавидишь и презираешь магазины.
Слава богу, спаслась.
— Неважно. — Джесс наполняет стакан водой из-под крана. — Я не прочь сходить с тобой.
Улыбка застывает на моем лице.
— В «Харр», то есть в супермаркет? — самым жизнерадостным и любезным тоном уточняю я. — Тебе там быстро наскучит. Пожалуйста, не надо жертв ради меня.
— А я все-таки с тобой, — Джесс смотрит на меня в упор, — если не возражаешь.
Моя улыбка становится натянутой.
— Возражаю? С какой стати? Сейчас соберусь.


Направляюсь в холл, а в душе все кипит от возмущения. Кого Джесс из себя корчит? С чего она взяла, что мне нужна помощь? Если уж кому и стоит помочь, так это ей, Научить ее улыбаться, чтобы не расхаживала с утра до ночи с поджатыми губами.
Это же надо, какая наглость — будет мне еще указывать, как вести себя с мужем! Да что она в этом понимает? У нас с Люком идеальная семья! Мы вообще никогда не ссоримся!
Звонит домофон, я машинально беру трубку. — Да?
— Цветы для Брэндон, — сообщает незнакомый мужской голос,
С готовностью нажимаю кнопку. Кто это прислал мне цветы?
О господи. Я невольно ахаю и зажимаю рот ладонью. Должно быть, цветы прислал Люк. Как романтично! Наверное, сегодня какая-то очередная годовщина, о которой я совсем забыла, — вроде нашего первого совместного ужина, первой ночи и так далее.
Вообще— то я только что вспомнила: наш первый ужин и первая ночь совпали. Ну и ладно. Важно другое: цветы -это доказа-тельствл того, что у нас идеальные отношения, а Джесс жестоко ошибается. Во всем. Распахиваю дверь квартиры и застываю в ожидании лифта. Сейчас я утру ей нос! Принесу цветы прямо в кухню, страстно поцелую Люка, и она поймет, что просчиталась, забормочет: «Ой, я понятия не имела, что у вас такие отношения…» А я снисходительно улыбнусь и скажу: «Знаешь, Джесс…»
Довести мысль до конца не успеваю: открываются двери лифта. А там… Боже мой! На это чудо Люк точно грохнул целое состояние!
Двое ребят в форме службы доставки несут гигантский букетище роз и бездонную корзину, а в ней — апельсины, папайя и ананасы, и каждый в своей стильной обертке!
— Вот это да! — в восторге вскриваю я. — Просто фантастика! — Хватаю протянутую ручку и расписываюсь в получении.
— Передайте все это мистеру Брэндону, — говорит посыльный и спешит к лифту.
— Обязательно передам! — весело обещаю я. Только спустя секунду до меня вдруг доходит.
Постойте— ка. Значит, все это -для Люка? Но кому взбрело в голову посылать Люку цветы?
Быстро обшариваю букет, нахожу карточку и с приятным нетерпением достаю ее из конвертика. Пробегаю взглядом несколько строк и замираю.


Уважаемый мистер Брэндон, С искренним сожалением узнал о Вашей болезни. Пожалуйста, известите меня, если Вам понадобится помощь. Позвольте заверить, что мы отложим церемонию открытия отеля — на любой срок, до Вашего полного выздоровления.
С наилучшими пожеланиями,
Натан Батист.


Парализованная ужасом, я не свожу глаз с письма. Этого я никак не предвидела.
Натан Батист не должен был посылать Люку цветы. И тем более — обещать отложить церемонию открытия отеля. Я думала, он просто отвяжется от нас.
— Что там? — спрашивает из кухни Люк. Вздрагиваю, поднимаю голову и вижу, что он уже приближается.
Одним молниеносным движением я комкаю письмо от Натана Батиста и засовываю в карман халата.
— Смотри! — голос от волнения звучит пронзительно. — Здорово, правда?
— Это мне? — недоверчиво спрашивает Люк, заметив этикетку службы доставки, где написано его имя. — Но от кого?
Думай, Бекки, думай!
— Это… от меня!
— От тебя? — Люк ошеломлен.
— Да! Я подумала и решила: дай-ка пришлю тебе букетик. И… корзиночку с фруктами заодно. Принимай подарок, дорогой! Удачной тебе субботы!
Каким— то чудом мне удается впихнуть Люку в руки букет и корзину, а потом легко чмокнуть его в щеку. Вид у Люка ошарашенный.
— Бекки, я очень тронут. Честное слово. Но зачем тебе это понадобилось? С какой стати ты прислала мне фрукты?
Ответ находится не сразу.
— А разве нужны причины, чтобы послать собственному мужу корзинку с фруктами? — Мне даже удается изобразить обиду. — Я думала, это будет знак моей преданности. Или ты забыл, что у нас скоро первая годовщина свадьбы?
— Верно, — после паузы соглашается Люк. — Ну что ж… спасибо. Прелестный подарок. — Он присматривается к букету. — А это что?
Я прослеживаю направление его взгляда, и сердце ухает в пятки. Среди цветов прикреплены золоченые пластмассовые буковки, которые складываются в слова «Желаю поскорее поправиться».
Черт.
— «Желаю поскорее поправиться»? — недоуменно читает вслух Люк.
У меня лихорадочно вертятся мысли.
— Это… это… это вовсе не значит «желаю поскорее поправиться», — со смехом объясняю я. — Просто… шифровка!
— Шифровка?
— Да! В каждой семье должен быть свой секретный код. Ну, понимаешь, чтобы обмениваться тайными любовными посланиями. Вот я и решила придумать его!
Люк долго и пристально смотрит на меня.
— И что же значит это «желаю поскорее поправиться»? — наконец спрашивает он. — На твоем тайном языке?
— А это… проще простого… — Я смущенно кашляю. — «Желаю» значит «я». «Поскорее», то есть «люблю». Ну и «поправиться»…
— «Тебя»? — догадывается Люк.
— Правильно! — радуюсь я. — Так ты понял? Здорово я придумала?
Молчание. Я невольно стискиваю кулаки. Люк вопросительно изучает меня.
— А может, флорист ошибся? Или ты напутала? — выдвигает он предположение.
Хм.
Да, это объяснение звучит правдоподобнее. И почему я сама до него не додумалась?
— Ты меня раскусил! — ахаю я. — Черт возьми! Как это тебе удалось? Понимаю: ты меня слишком хорошо знаешь. А теперь… э-э… пойдем позавтракаем, а потом я сбегаю в супермаркет.


Крашусь я под сбивчивый стук сердца.
И что мне теперь делать?
А если Натан Батист позвонит, чтобы узнать, как здоровье Люка? Если снова пришлет ему цветы? Или сам приедет навестить больного?
В приступе паники сажаю на веко здоровущее пятно туши. И в досаде отшвыриваю тюбик.
Спокойно, спокойно. Проанализируем планы.
План 1. Рассказать Люку все.
Нет. Ни в коем случае. От одной мысли в животе все переворачивается. Тем более что Люк совсем зашился с «Аркодасом». Только расстроится и разозлится. А жена-опора должна оберегать покой мужа.
План 2. Рассказать Люку что-нибудь.
Выдать подредактированную версию. В которой я ни в чем не виновата, а имя Натана Батиста вообще не фигурирует…
О господи. Нет, невозможно.
План 3. Разрешить ситуацию самостоятельно, в манере Хилари.
Уже пробовала. Не вышло.
Вообще— то я уверена, что Хилари кто-нибудь да помогает. Вот что мне нужно -своя команда. Как в «Западном крыле» [ Телесериал о закулисной жизни Белого дома ]. И все утрясется само собой! Надо будет лишь подойти к Элисон Дженни и тихонько шепнуть: «У нас проблемы, только не говорите президенту». А она прошепчет в ответ: «Не беспокойтесь, справимся сами». Мы обменяемся дружескими, но сдержанными улыбками и войдем в Овальный кабинет, где Люк обещает детям из незащищенных слоев общества, что никто не тронет их любимую игровую площадку. На миг мы с ним встретимся взглядом… и вспомним, как вчера вечером вальсировали в коридорах Белого дома, не стесняясь бесстрастного охранника…
Грохот мусоровоза под окном одним махом возвращает меня к реальности. Люк не президент. У нас тут не «Западное крыло». А я по-прежнему не знаю, как быть. План 4. Оставить все как есть. Явных преимуществ — не перечесть. И самое главное… а надо ли мне вообще что-нибудь предпринимать?
Беру контурный карандаш и задумчиво обвожу им губы. Взглянем на вещи трезво. Перестанем делать из мухи слона. Что случилось? Да просто кто-то прислал Люку цветы.
Только и всего.
Да, еще он же предлагает Люку работу. И напоминает, что мы у него в долгу. И этот «кто-то» — гангстер. Нет-нет. Прекрати. Никакой он не гангстер. Просто… бизнесмен, который когда-то был не в ладах с законом. А это совсем другое дело.
И все же, все же… Наверное, письмо он приложил из чистой вежливости, да? Посудите сами: не будет же он в самом деле откладывать всю церемонию открытия отеля только потому, что Люк, видите ли, заболел! Умора!
Чем больше я размышляю над этими строчками, тем сильнее убеждаюсь, что права. Нет, не может Натан Батист медлить с открытием отеля только из-за Люка. Давно уже нашел себе другую пиар-компанию. Отель откроется, Натан Батист забудет о «Ърэндон Коммыоникейшнс». Вот именно. И мне не придется ломать голову над разными планами! Все складывается замечательно.
А это значит, что можно написать коротенькое благодарственное письмецо. И упомянуть, что Люку, к сожалению, стало хуже.


Перед походом в супермаркет я успеваю нацарапать открытку для Натана Батиста и украдкой бросить ее в почтовый ящик возле дома. Удаляясь от ящика, я довольно улыбаюсь. У меня все под контролем, а Люк ни о чем не догадывается. Я — суперсупруга!
В магазине у меня окончательно поднимается настроение. Какая прелесть эти супермаркеты! Там светло, пестро и ярко, играет музыка, всегда дают бесплатно попробовать сыр или еще что-нибудь. Можно накупить кучу компакт-дисков и косметики, и кредитки действуют, как в «Теско».
Едва я подхожу к выставке фирменного чая, мой взгляд притягивает чайник для заварки, сделанный в форме цветка. Если взять три упаковки чая, чайничек дают бесплатно. — Годится! — радуюсь я и хватаю три первые коробки, какие попались под руку.
— Невыгодная сделка, — недовольно замечает Джесс, и я сразу напрягаюсь.
Какого черта она за мной потащилась? Ладно, не беда. Все равно буду вежливой и любезной.
— Еще какая выгодная, — объясняю я. — Тебе же дают бесплатный подарок.
— А ты когда-нибудь пробовала жасминный чай? — интересуется Джесс, прочитав этикетку на одной из трех коробок, которые я схватила.
— М-м-м…
Жасминный? Это который со вкусом старой компостной кучи?
Подумаешь! А чайничек мне пригодится.
— Жасминный чай можно кому-нибудь подарить, — отмахиваюсь я и бросаю коробку в мою тележку. — Вот так! Что дальше?
Толкаю тележку к овощному отделу, по пути прихватывая новый номер «Стиля».
Ага, и новый «Эль» уже вышел! Да еще с бесплатной футболкой!
— Что ты делаешь? — похоронным голосом дудит Джесс мне прямо в ухо.
Она так и будет всю дорогу висеть над душой?
— Покупки! — коротко отвечаю я, метнув в тележку новую книжку в мягкой обложке.
— Да ведь в библиотеке ее можно взять бесплатно! — в ужасе напоминает Джесс,
В библиотеке? Теперь ужасаюсь я. Нет, не нужна мне захватанная неизвестно кем книжонка в мерзкой пластиковой обложке. Да еще придется нести ее обратно.
— Это же современная классика, — возражаю я. — Такая книга у каждого должна быть своя.
— Но зачем? — упорствует Джесс. — Почему не взять ее в библиотеке?
«Да потому, что я просто хочу иметь свою собственную книжку — новенькую и блестящую! Отвали, ясно? Отстань от меня!»
— Потому что… а вдруг мне понадобится делать пометки на полях? — высокомерно спрашиваю я. — Видишь ли, я увлекаюсь литературной критикой.
И я толкаю тележку дальше, но Джесс не отстает:
— Послушай, Бекки. Я хочу тебе помочь. Ты должна научиться следить за расходами. Быть бережливой. Мы с Люком об этом уже говорили…
Я уязвлена.
— Вот как? Какие вы заботливые!
— Я охотно дам тебе несколько советов… научу правильно экономить…
— Не нужна мне твоя помощь! — возмущаюсь я. — Я и без того экономная! Поэкономнее некоторых.
Но Джесс недоверчиво качает головой:
— Ты считаешь, это экономно — покупать глянцевые журналы, которые можно бесплатно взять в публичной библиотеке?
Даже не знаю, что ей ответить. Вдруг мой взгляд падает на «Эль». Ага!
— Если бы я их не покупала, мне бы не досталось бесплатных подарков! — торжествую я и вместе с тележкой заворачиваю за угол.
Ха— ха! Вот тебе, нахалка!
В отделе фруктов я принимаюсь загружать тележку пакетами.
А спелые аппетитные яблоки — это экономно? Поднимаю голову — Джесс морщится.
— Ну что? — вздыхаю я. — Что на этот раз?
— Фрукты надо покупать вразвес, — она указывает в дальний угол, где какая-то женщина копается в груде яблок и набивает свою сумку, — так они обойдутся гораздо дешевле! Сэкономишь… пенсов двадцать.
Да что ты говоришь! Неужто целых двадцать!
— Время — деньги, — холодно отвечаю я. — Откровенно говоря, Джесс, мне некогда рыться в яблоках.
— Почему? Ты же безработная.
От возмущения я захлебываюсь словами.
Безработная? Это я-то — безработная?!
Как бы не так! Я — профессиональный личный консультант! Да у меня нет отбою от клиентов!
Да я… не буду даже удостаивать ее ответом. Круто разворачиваюсь на каблуках и марширую к прилавку с салатом. Наполняю две гигантские коробки деликатесными маринованными оливками, поворачиваюсь, чтобы положить их в тележку, — и цепенею.
Кто это свалил мне в тележку целый мешок картошки?
Разве я говорила, что мне нужен мешок? Или вообще заикалась про картошку?
А если я сижу на диете Аткинса?
В ярости верчу головой, но Джесс как сквозь землю провалилась. А мне этот чертов мешок и с места не сдвинуть. Ей-то раз плюнуть, она у нас культуристка. Куда она запро-пастилась?
Внезапно я с удивлением вижу, как Джесс выходит из какой-то боковой двери, прижимая к себе громоздкую коробку и о чем-то беседуя со служащим супермаркета. Что ей там нужно?
— Я поговорила с менеджером, — объясняет Джесс, приблизившись, — эти некондиционные бананы нам отдали даром.
Что— о?!
Заглядываю в коробку — там полным-полно омерзительных подгнивших бананов. Жуткая гадость!
— Они совсем свежие, надо только срезать потемневшие кусочки, — уверяет Джесс.
— Не хочу я срезать потемневшие кусочки! — Неожиданно для себя я почти визжу. — Хочу нормальных, спелых, желтых бананов! И этот дурацкий мешок картошки мне не нужен!
— Этого мешка тебе хватит на три недели, — оскорбленно возражает Джесс. — Картофель — самый экономный и питательный продукт. Только в одной картофелине содержится…
О господи! Снова лекция во славу картошке!
— И где мне ее хранить? — перебиваю я. — Мешок ни в один кухонный шкаф не влезет.
— В холле есть шкаф, — напоминает Джесс. — Можно в него. А если вступишь в клуб оптовых покупателей, сможешь хранить на общем складе муку и овес.
Я только глазами хлопаю.
Овес? Зачем мне сдался овес? А в шкаф, который в холле, Джесс явно не заглядывала.
— В том шкафу, что в холле, я храню сумочки, — сообщаю я. — И он битком забит.
Джесс пожимает плечами:
— От части сумочек можно избавиться.
Потрясение так велико, что я не могу издать ни звука. Она что, всерьез предлагает мне выкинуть сумочки, чтобы освободить место… для картошки?
— Идем, — наконец бормочу я и толкаю тележку вперед, изо всех сил притворяясь спокойной.
Будь вежливой. И гостеприимной. Через двадцать четыре часа она уедет.


Но пока мы курсируем по супермаркету, выдержка понемногу начинает мне изменять. Джесс жужжит у меня над ухом нудно, как шмель, а мне хочется только одного — прихлопнуть ее.
— Пицца домашнего приготовления обойдется вдвое дешевле покупной… А ты не думала купить подержанную кастрюлю-долговарку?… Стиральный порошок, расфасованный в магазине, на сорок пенсов дешевле… Вместо кондиционера для ткани можно пользоваться уксусом…
— Не желаю уксусом! — почти рявкаю я. — Мне нужен кондиционер для ткани, ясно? — Кладу бутыль кондиционера в тележку и устремляюсь к отделу соков. Джесс не отстает. — Есть замечания? — спрашиваю я, загружая в свою тележку две коробки соков. — Ты что-нибудь имеешь против полезного и вкусного апельсинового сока?
— Абсолютно ничего. Но так же полезен для здоровья стакан воды из-под крана и дешевая баночка витамина С.
Так. Точно не удержусь и накостыляю ей.
С вызывающим видом я прибавляю к покупкам еще две коробки соков, разворачиваюсь и еду к булкам и батонам. В воздухе витает восхитительный аромат свежевыпеченного хлеба, а подойдя поближе, я вижу, как продавщица за прилавком что-то показывает небольшой толпе покупателей.
Обожаю магазинные презентации.
Продавщица берет блестящую хромированную штучку со шнуром, включенным в розетку, открывает ее и демонстрирует вафли в форме сердечек — подрумяненные, пышные, даже на вид вкусные.
— Пользоваться вафельницей очень просто и удобно! Утром вас разбудит аппетитное благоухание свежеиспеченных вафель.
Боже, что может быть прекрасней? Мне вдруг представляется, как мы с Люком сидим в постели, поедаем вафли-сердечки с кленовым сиропом и запиваем их щедрыми порциями пенистого капуччино.
— Обычная цена этой вафельницы — 49,99, — продолжает продавщица. — Но сегодня мы продаем ее по специальной сниженной цене — за двадцать пять фунтов. На пятьдесят процентов дешевле.
Меня будто током шарахнуло. На пятьдесят процентов?
Обязательно надо купить.
— Беру! — объявляю я и толкаю тележку вперед.
— Что ты делаешь? — пугается Джесс. Я в изнеможении закатываю глаза.
— А ты не видишь? Покупаю вафельницу. Может, отойдешь в сторонку?
— Нет! — И Джесс вдруг решительно загораживает мне путь. — Я не позволю тебе потратить целых двадцать пять фунтов на вещь, которая тебе совершенно не нужна.
Я готова рвать и метать! Откуда ей знать, что мне нужно, а что нет?
— Вафельница мне нужна! — стою на своем я. — Она давно значится у меня в списке необходимых покупок. Однажды Люк даже сказал: «Чего в нашем доме не хватает, так это вафельницы».
Вранье, конечно. Но ведь Люк мог бы так сказать. Джесс же не знает, как было на самом деле.
— К тому же это не покупка, а экономия денег, если ты еще не заметила, — добавляю я и пытаюсь ее объехать. — Очень выгодное предложение!
— Какое же оно выгодное, если тебе предлагают ненужную вещь? — Джесс хватается за тележку и пробует откатить ее назад.
— Руки прочь от моей тележки! — негодую я. — Мне позарез нужна вафельница! И я могу ее себе позволить! Легко! Я ее беру, — сообщаю я продавщице и хватаю с прилавка коробку.
— Нет, не берет! — И Джесс отнимает у меня новенькую покупку.
Что? Что— о?!
— Я же для тебя стараюсь, Бекки! У тебя магазиномания! Пора научиться говорить «нет»!
— Говорить «нет» я умею! — От ярости я разве что слюной не брызгаю. — Когда угодно! Но сейчас я не хочу! Я ее возьму, — снова сообщаю я сконфуженной продавщице. — А лучше сразу две. Подарю вторую маме на Рождество.
Сгребаю две коробки и вызывающе кладу их в тележку. Вот так.
— Собираешься выбросить на ветер пятьдесят фунтов? — презрительно цедит Джесс. — Просто взять и выбросить деньги, которых у тебя нет?
— Ничего я не выбрасываю.
— Нет, выбрасываешь!
— Нет, черт подери! — взрываюсь я. — А деньги у меня есть. Полным-полно!
— Ты живешь в стране фантазий! — вдруг срывается Джесс. — Деньги у тебя есть до тех пор, пока не кончилось барахло, которое ты распродаешь. А что дальше? Что будет, когда Люк узнает, чем ты занималась все это время? Ты же сама себе роешь яму!
— Не рою я никакую яму! — злобно ору я.
— Роешь!
— Нет, не рою…
— А ну, сейчас же прекратите! Вы же сестры! — перебивает меня сердитый женский голос, и мы обе вздрагиваем.
Я ошарашенно озираюсь по сторонам. Откуда здесь взялась мама?
И вдруг замечаю женщину, которая положила конец ссоре. Она и не смотрит на нас — сердито выговаривает девчушкам-двухлеткам, сидящим в коляске.
Ох.
Отвожу прядь волос с разгоряченного лба. Мне вдруг становится стыдно. И Джесс смущена.
— Пойдем к кассам, — с достоинством произношу я, еле поворачивая тележку.


Домой мы едем в мрачном молчании. Внешне я спокойна, а внутри так и киплю.
Кто дал Джесс право читать мне нотации? Что она о себе возомнила, с чего взяла, будто у меня проблемы?
Дома мы выгружаем и разбираем покупки, сведя общение к минимуму. Даже не смотрим друг на друга.
— Хочешь чаю? — спрашиваю я официальным тоном, убрав последний пакет.
— Нет, спасибо, — так же чинно отзывается она.
— У меня дела, а ты пока займись чем-нибудь сама.
— Хорошо.
Она исчезает за дверью своей комнаты и тут же снова появляется — с книжкой под названием «Петрография вулканических пород Великобритании».
Бог ты мой, она и вправду умеет развлекаться.
Джесс садится на высокий табурет, а я включаю чайник и выставляю две кружки. Спустя несколько минут заходит Люк, лицо у него встревоженное.
— Привет, дорогой! — В эти слова я вкладываю дополнительную порцию тепла. — А я купила нам чудесную вафельницу! Будем каждое утро лакомиться вафлями!
— Отлично, — рассеянно говорит он, а я бросаю в сторону Джесс мстительный взгляд.
— Чаю хочешь?
— Чаю?… Да, спасибо… — Он потирает лоб и заглядывает в угол, за открытую дверь. Потом шарит ладонью по верху холодильника.
— Ты что? — спрашиваю я. — Что-то случилось?
— Потерял одну вещь. — Люк хмурится. — Абсурд. Не могла же она раствориться в воздухе.
— Что за вещь? — сочувственно спрашиваю я. — Сейчас поищем вместе.
— Не волнуйся. Она нужна мне для работы. Ничего, найдется. Здесь ей некуда пропасть.
Я ласково обнимаю его за плечи.
— Я же хочу помочь! Ты не понял? Объясни, что пропало, и мы поищем вместе. Папка с бумагами? Книга? Документы?
— Какая ты милая. — Он целует меня. — Нет, не то. Коробка с часами. От Тиффани. Там было десять штук.
У меня останавливается сердце. А в другом углу кухни Джесс, оторвавшись от книг, навостряет уши.
— Часы от Тиффани, говоришь? — бормочу я.
— Угу. Ты помнишь, что завтра вечером у нас ужин с представителями «Аркодас Труп»? В рамках кампании? Мы решили слегка подмаслить их. Вот я и купил целую партию часов, чтобы раздарить от имени компании, а они как сквозь землю провалились. — Его лоб опять собирается в морщины. — Ума не приложу, куда подевались эти треклятые штуковины. Ведь все время были здесь — и вдруг исчезли!
Джесс так и сверлит меня взглядом — ее глаза точно два лазера.
— Часы вечно теряются, — бесстрастно замечает она.
Ой, да заткнись хоть ты.
Я с трудом сглатываю. Как меня угораздило продать подарки, которые Люк купил для клиентов? Что на меня нашло? А я-то думала, почему никак не могу вспомнить, когда покупала их…
— Может, я их в гараж отнес. — Люк тянется за ключами. — Схожу посмотрю.
О господи. Придется сознаваться.
— Люк… — еле слышно бормочу я, — Люк, только не сердись, пожалуйста…
— Что? — Он разворачивается, видит мое лицо и сразу настораживается. — Что такое?
— Знаешь… — я облизываю пересохшие губы, — возможно, я…
Люк прищуривается.
— Ну? Что ты натворила, Бекки?
— Продала их, — шепчу я.
— Продала?
— Ты же сам требовал убрать отсюда весь хлам! — Я ударяюсь в слезы. — А я не знала, куда его девать! Мы столько всего накупили! Вот я и решила распродать все на интернет-аукционе. И… часы тоже продала. По ошибке.
Я прикусываю губу и с надеждой жду, что Люк сейчас улыбнется или даже рассмеется. Но он злится.
— Господи, Бекки, у нас дел по уши! Только новых проблем нам не хватало. — Он достает мобильник, набирает номер и несколько секунд слушает молча. — Мари, привет. У нас тут осложнение с завтрашним ужином для «Аркодас Труп». Перезвони. — Он раздраженно отключает телефон.
В кухне воцаряется тишина.
— Но я же не знала! — в отчаянии говорю я. — Если бы ты сказал, что это подарки для клиентов… если бы разрешил помогать тебе…
— Помогать? — перебивает Люк. — Бекки, ты шутишь?
Качая головой, он выходит из кухни.
Я поворачиваюсь к Джесс. Так и вижу у нее над головой пузырь со злорадной надписью внутри: «Я же предупреждала!» Джесс поднимается и идет за Люком в кабинет.
— Если я чем-нибудь могу помочь, — слышу я ее приглушенный голос, — только скажи.
— Все хорошо, — отзывается Люк. — Спасибо.
Джесс добавляет еще что-то, но так тихо, что я не могу разобрать ни слова. Наверное, дверь закрыла.
Вдруг мне нестерпимо хочется узнать, что она там болтает. Бесшумно прохожу по кухне, на цыпочках пробегаю по коридору. Подкрадываюсь поближе к двери кабинета и прижимаюсь к ней ухом.
— Не понимаю, как ты можешь жить с ней, — говорит Джесс, и меня от возмущения начинает трясти. Но я замираю в ожидании ответа Люка.
В комнате тишина. Я не дышу. И не шевелюсь. Будто превратилась в одно большое ухо, прижатое к панели двери.
— Это нелегко, — наконец произносит Люк. Что-то холодное со всего размаху впивается мне в сердце.
Люку нелегко со мной живется.
Слышится шум, будто кто-то направляется к двери, и я в страхе отпрыгиваю. Бегу на кухню и закрываю дверь. Сердце колотится как сумасшедшее, слезы жгут глаза.
Мы женаты всего одиннадцать месяцев. А ему уже трудно со мной.
Чайник закипает, но чаю мне давно расхотелось. Открываю холодильник, вытаскиваю ополовиненную бутылку вина. Выпиваю залпом бокал и подливаю еще.
В кухню возвращается Джесс.
— Похоже, Люк решил проблему с подарками, — говорит она.
— Здорово, — с трудом отвечаю я.
Значит, они с Люком все решили, да? Побеседовали тихо-мирно, только меня не позвали. Я смотрю, как Джесс опять садится и утыкается в книгу, и во мне нарастает бешенство.
— А я думала, ты будешь на моей стороне, — изо всех сил стараясь казаться спокойной, произношу я. — Мы ведь сестры.
— Ты о чем? — хмурится Джесс.
— Могла бы и вступиться за меня!
— Вступиться? — Джесс вскидывает голову. — Ты повела себя безответственно и считаешь, что я должна была выгораживать тебя?
Я свирепею:
— Так, значит, я безответственная?! А ты, конечно, само совершенство!
— Я — нет. А ты — да, ты безответственная! — Джесс захлопывает книгу. — Говоря начистоту, Бекки, я считаю, что тебе пора всерьез заняться собой. Ты понятия не имеешь о долге… у тебя мания — тратить деньги… ты врунья…
— А ты зануда! — ору я. — Скупая нудная корова, которая даже веселиться не умеет!
— Что? — Джесс огорошена.
— Все выходные я старалась не покладая рук! — кричу я. — Лишь бы тебе у нас понравилось! А тебе все не так! Ладно, не любишь «Когда Гарри встретил Салли» — не надо. А могла бы и притвориться ради такого случая!
— То есть ты на моем месте покривила бы душой? — переспрашивает Джесс, скрестив руки на груди. — Точнее, соврала? С тобой все ясно, Бекки.
— Притвориться, будто тебе нравится фильм, — это еще не соврать! Я просто хотела, чтобы мы как следует отдохнули вдвоем! И про тебя разузнала, и комнату привела в порядок, и все такое… но на тебя не угодишь! Ты бесчувственный сухарь — вот кто ты!
К горлу вдруг подступают слезы. Ушам не верю: я ору на собственную сестру! Осекаюсь и делаю пару глубоких вздохов. Может, положение еще можно спасти. Может, мы еще поладим.
— Видишь ли, в чем дело, Джесс… я старалась, потому что хотела подружиться с тобой, — дрожащим голосом объясняю я. — Чтобы мы стали близкими подругами.
Поднимаю голову, надеясь увидеть, как смягчится ее лицо. Но презрение на нем только усиливается.
— А тебе лишь бы добиться своего, — подытоживает она. — Правда, Бекки?
Я вспыхиваю. — Ты… о чем ты говоришь?
— О том, что ты донельзя избалована! — От ее резкого голоса у меня звенит в ушах. — Вынь да положь! Тебе все подносят на блюдечке. А если вдруг споткнешься — родители подоспеют вовремя, а если их рядом не окажется — Люк поможет. Смотреть на тебя тошно! — Она взмахивает зажатой в руке книгой. — Твоя жизнь пуста! Ты поверхностная, меркантильная девчонка… впервые встречаю такую маниакальную одержимость своей внешностью и магазинами…
— Кстати, о маньяках! — взвизгиваю я. — О маньяках! У тебя тоже мания — экономия! Впервые встречаю такую жуткую скупердяйку! У тебя тридцать тысяч в банке, а выглядишь так, будто сидишь без гроша! Носишься с этими идиотскими бесплатными конвертами и мерзкими гнилыми бананами! Да кого колышет, если стиральный порошок стоит на сорок пенсов дешевле?
— Тебе было бы не все равно, если бы с четырнадцати лет самой приходилось зарабатывать на стиральный порошок! — рявкает Джесс. — Научилась бы экономить тут сорок пенсов, там сорок — глядишь, и не вляпалась бы в неприятности. Я же слышала, как ты чуть не разорила Люка в Нью-Йорке. Я тебя просто не понимаю!
— Ну а я не понимаю тебя! Я так обрадовалась, когда узнала, что у меня есть сестра, я думала, мы будем как родные. Мечтала, как мы станем бродить по магазинам, развлекаться… жевать мятную помадку в постели…
— Мятную помадку? — Джесс смотрит на меня как на помешанную. — Это еще зачем?
— Затем! — ору я. — Чтобы было весело! Весело, понимаешь?
— Да умею я веселиться, — отмахивается Джесс.
— Читать про булыжники, что ли? — Я выхватываю у нее «Петрографию вулканических пород Великобритании». — Разве вулканические породы могут быть интересными? Это же просто камни! Самое занудное хобби в мире! Как раз для тебя!
Джесс в ужасе ахает и отбирает у меня книгу.
— Камни… они не нудные! И уж точно поинтереснее мятной помадки, бессмысленного шатания по магазинам и влезания в долги!
— У тебя что, отключен режим отдыха?
— А у тебя — режим ответственности? — перекрикивает меня Джесс. — Или ты уже родилась избалованной до мозга костей?
Мы задыхаемся от ярости, глядя друг на друга в упор. Слышно только, как мурлычет холодильник.
Понятия не имею, как должна поступить в этом случае гостеприимная хозяйка.
— Прекрасно. — Джесс поджимает губы. — Не вижу причин задерживаться здесь. Если поспешу, еще успею на поезд до Камбрии.
— Отлично.
— Пойду собираться.
— Сделай одолжение.
Она уходит, а я глотаю остатки вина прямо из бутылки. Голова раскалывается от воплей, сердце щемит.
Нет, она мне не сестра. И никогда сестрой не будет. Она убогая, скупая, лицемерная корова, и я больше не желаю ее видеть.
Никогда.
* * *
Шоу Синди Блейн


Телекомпания Синди Блейн
Хаммерсмит-Бридж-роуд, 43
Лондон


Миссис Ребекке Брэндон
Квартал Мейда-Вейл, 37
Мейда-Вейл
Лондон


22 мая 2003 года


Уважаемая миссис Брэндон,


Благодарим Вас за письмо.
Нам было очень жаль узнать, что Вы не в состоянии участвовать в шоу Синди Блейн «Я нашла сестру и родственную душу».
Позвольте предложить Вам взамен участие в нашем новом цикле передач «Моя сестра — тварь!». Пожалуйста, известите нас, если предложение Вас заинтересовало.


С наилучшими пожеланиями,
Кейли Стюарт,
ассистент продюсера
(мобильный телефон 07878 345789).
* * *
Адвокатская контора Файнерман Уоллстайн
Файнерман-Хаус,
Авеню Америка, 1398
Нью-Йорк


Миссис Ребекке Брэндон
Квартал Мейда-Вейл, 37
Мейда-Вейл
Лондон


27 мая 2003 года


Уважаемая миссис Брэндон,


Благодарю Вас за письмо. Я внес в Ваше завещание изменения согласно Вашим распоряжениям. Пункт 5 раздела f отныне гласит:
«Джесс не завещаю ничего, потому что она злыдня. И потом, у нее все равно полно денег».
Всего хорошего,


Джейн Кардозо.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и сестра - Кинселла Софи

Разделы:
* * *12345678910111213141516171819202122232425

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и сестра - Кинселла Софи


Комментарии к роману "Шопоголик и сестра - Кинселла Софи" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100