Читать онлайн Шопоголик и бэби, автора - Кинселла Софи, Раздел - 9. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и бэби - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.3 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и бэби - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и бэби - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и бэби

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

9.

Я попаду в «Вог»! На прошлой неделе звонила Марта, которая пишет статью «Мамули-красотули», и у нас состоялась продолжительная искрометная беседа.
Действительность я приукрасила, но совсем чуть-чуть. Особенно когда рассказывала о моем распорядке дня. О том, как каждое утро ем на завтрак пюре из свежей малины и пишу стихи, посвященные будущему ребенку (если что, всегда можно списать стишок-другой из какой-нибудь книги). Еще сказала, что мы уже живем в доме на Деламейн-роуд, – это звучит шикарнее, чем заурядное «живем в квартире».
Ведь мы и вправду очень скоро переселимся в свой дом. Он уже практически наш. Журналистка заинтересовалась детскими для мальчика и для девочки. Сказала, что они будут хитом съемки. Хитом, представляете!
– …Бекки!
Чужой голос врывается в мои мысли, я поднимаю голову и вижу, что ко мне направляется Эрик. Поспешно прячу списки под каталогом «Макс Мара» и окидываю взглядом зал – убедиться, что туда не забрел случайный покупатель. Но в зале пусто. За прошедшие дни мы так и не расторговались.
Если честно, у нас даже прибавилось неприятностей. Какой-то умник в отделе маркетинга запустил уличную рекламную кампанию: нанял студентов, чтобы они рассказывали о нашем магазине прохожим и раздавали наши листовки в кафе. Все прошла бы как по маслу, если бы листовки не попали в руки магазинным воришкам. И теперь они повадились к нам и уже растащили всю коллекцию косметики «Бенефит». Их поймали, конечно, но дело-то не в этом. То-то было радости у «Дейли уорлд»! «Сотрудники "Облика" отчаялись настолько, что заманивают в магазин преступников».
В магазине еще пустыннее, чем раньше, вдобавок на этой неделе уже уволилось пятеро сотрудников. Неудивительно, что Эрик рвет и мечет.
– А где Жасмин? – Он оглядывает помещение для личных консультантов.
– Она… на складе, – вру я.
На самом деле Жасмин спит на полу в примерочной. У нее, видите ли, новая теория: если на работе все равно делать нечего, значит, можно хотя бы выспаться, чтобы потом клубиться всю ночь. Пока что это ей удается.
– Вообще-то я к тебе. – Эрик хмурится. – Мне только что передали подробности контракта с Дэнни Ковитцем. Ну и запросы у твоего дружка! Перелет первым классом, люкс в «Кларидже», личный лимузин, «Сан Пеллегрино» в неограниченных количествах – «только вытрясите весь газ»…
Я сдавленно хихикаю. Дэнни в своем репертуаре.
– Он звезда, знаменитый дизайнер, – напоминаю я Эрику. – У всех талантливых людей свои маленькие причуды.
– «Для непрерывного творческого процесса, – зачитывает вслух Эрик, – мистеру Ковитцу требуется миска диаметром не менее 25 сантиметров, наполненная разноцветными жевательными драже. Только без зеленых». Ну что это за бред? – Он раздраженно щелкает по странице. – На что он рассчитывает? Что кто-нибудь будет часами сидеть и выбирать из миски зеленые драже, а остальные отдавать ему?
О-о! Обожаю зеленые драже!
– Если надо, я могу.
– Прекрасно. – Эрик вздыхает. – А я могу сказать лишь одно: надеюсь, что все эти жертвы и затраты окупятся.
– Обязательно! – уверяю я и украдкой стучу по деревянному столу – чтобы не сглазить. – Дэнни – самый клевый дизайнер нашего времени! Он привезет потрясающую коллекцию специально для нас – и готово! Весь город повалит в магазин. Можете мне поверить!
Ох, только бы сбылось!
Эрик уходит, а я размышляю, не позвонить ли Дэнни и не расспросить, как у него с идеями. Но тут звонят мне.
– Алло!
– Привет. – В трубке голос Люка. – Это я.
– Ой, привет! – Я откидываюсь на спинку кресла, надеясь поболтать. – Слушай, мне тут приносили контракт для Дэнни. Ни за что не догадаешься, что он…
– Бекки, боюсь, сегодня днем я не смогу отлучиться с работы.
Улыбка сползает с моих губ.
– Что?
Сегодня у нас по плану первое занятие на дородовых курсах для будущих родителей. Туда все ходят вместе с мужьями, учатся дышать и обзаводятся друзьями на всю жизнь. Люк обещал пойти со мной. Он же обещал.
– Прости, – его явно что-то отвлекает, – я помню о своем обещании, но у нас… критическая ситуация.
– Кризис? – Разволновавшись, я выпрямляюсь.
– Да нет, не совсем, – сразу поправляется он. – Видишь ли… дела приняли нежелательный оборот. Но мы все уладим. Это всего лишь небольшая накладка.
– А если точнее?
– Просто… мелкие внутренние разногласия. Не будем об этом, ладно? Сожалею, что подвел тебя сегодня. Я был бы рад пойти с тобой.
Голос у Люка и вправду огорченный. Нет смысла сердиться на него. Я подавляю вздох.
– Ничего. Я и сама справлюсь.
– Может, возьмешь с собой кого-нибудь? Например, Сьюзи.
А это мысль. Я же присутствовала при родах Сьюзи. Мы близкие подруги. Вдвоем гораздо веселее.
– Может быть. А к вечеру ты освободишься?
На вечер у нас намечена встреча с Венецией, ее молодым человеком и старыми друзьями Люка по Кембриджу. С нетерпением жду ее, даже записалась в парикмахерскую по такому случаю.
– Надеюсь. Буду держать тебя в курсе.
– Хорошо. До встречи.
Я уже собираюсь набрать номер Сьюзи, как вдруг вспоминаю, что сегодня она должна вести Эрни в игровую группу. Значит, составить мне компанию не сможет. Задумавшись, откидываюсь на спинку кресла. Можно, конечно, и одной сходить на занятие. Кого мне бояться – беременных теток?
Или все-таки…
Хватаю телефон и жму кнопку ускоренного набора.
– Привет, мам, – говорю я, как только слышу знакомый голос. – У тебя какие планы на сегодня?


Наш центр подготовки к родам называется «Альтернативы. Возможности. Непредубежденность» – по-моему, очень даже к месту. Если кому здесь и чужда предубежденность, так это мне. Занятия для будущих родителей проводятся в частном доме в Ислингтоне. Направляясь к нужному зданию, я издалека вижу, как мама паркует свой «вольво»: с восьмой попытки, после наезда на мусорный бак и с помощью водителя грузовика, который даже вылез из кабины, чтобы дирижировать процессом.
– Мам, привет! – кричу я, когда она наконец выбирается из машины.
Вид у нее взволнованный. Сегодня мама нарядилась в элегантные белые брюки, синий блейзер и лакированные мокасины.
– Бекки! Чудесно выглядишь, детка. Выходи, Дженис, – стучит она в окно машины. – Я и Дженис привезла. Ты ведь не против, дорогая?
От неожиданности я теряюсь.
– Э-э… нет. Конечно, нет.
– Дженис не знала, чем себя занять, и мы решили потом завернуть в «Либерти», присмотреть ткани для детской. Папа выкрасил ее в желтый цвет, но насчет штор мы пока не уверены… – Она переводит взгляд на мой живот. – Есть догадки, мальчик или девочка?
Я вспоминаю про набор для определения пола, который так и лежит в моем ящике, под бельем. Лежит вот уже две недели. Каждый день я достаю его, собираюсь открыть, а потом, струсив, кладу обратно. Наверное, надо позвать Сьюзи для моральной поддержки.
– Нет, – отвечаю я. – Пока никаких. Дверца с пассажирской стороны открывается, выходит Дженис с вязанием в руках.
– Бекки, дорогая! – отдуваясь, восклицает она. – Джейн, а сигнализацию включать надо?
– Сначала закрой дверцу, и я ее включу, – распоряжается мама. – Хлопни покрепче.
Беременная в коричневом платье звонит в дверь дома неподалеку. Наверное, нам тоже туда.
– А я как раз слушала сообщение от Тома, – объясняет Дженис, запихивая вязание в соломенную корзинку вместе с мобильником. – Я его совсем не узнаю. У него только Джесс на уме! Джесс то, Джесс се…
– Джесс? – Я широко раскрываю глаза. – Том?!
Лицо Дженис сияет.
– Ну да! Прекрасная пара! Не хочу надеяться понапрасну, но…
– Дженис, не забывай: молодежь должна сделать выбор сама, – твердо заявляет мама.
Джесс и Том встречаются? И она мне даже не сказала? Ну как это называется? Утром после маминого дня рождения я спросила Джесс, что у нее с Томом, а она смутилась и перевела разговор на другое. Вот я и решила, что ничего у них не вышло.
От таких новостей не захочешь, а надуешься. Сестры затем и нужны, чтобы звонить им и хвастаться новыми парнями. А не скрытничать и отмалчиваться.
– Значит… Джесс и Том поддерживают связь? – осторожно интересуюсь я.
– Они очень близки, – энергично кивает Дженис. – Очень! Скажу честно: Джесс – чудо. Мы с ней опомниться не успели, как подружились!
– Правда? – Неловко так удивляться, конечно, но хоть убейте, не понимаю, что у Дженис общего с Джесс.
– О да! Как будто сроднились. Мы с Мартином даже перенесли круиз на следующее лето – на случай… – Она осекается и шепотом добавляет: – Свадьбы.
Свадьбы?
Так. Пора потолковать с Джесс. Сейчас-же.
– Вот мы и пришли, – говорит мама.
На двери табличка: «Входите, пожалуйста, и разувайтесь».
– А чему тут учат, на этих дородовых курсах? – спрашивает Дженис, сбрасывая сандалии от Курта Гейгера.
– Дышать и все такое, – туманно отвечаю я. – В общем, готовят к родам.
– С тех пор как рожали мы, много воды утекло, Дженис, – вмешивается мама. – Теперь у всех тренеры по родам!
– Тренеры! Как по теннису! – веселится Дженис. Вдруг ее улыбка гаснет, она хватает меня за руку. – Бедняжка Бекки! Ты представить себе не можешь, во что ввязалась!
– Да? – Мне становится страшновато. – Э-э… может, войдем?
Занятие проводится в комнате, которая выглядит совсем как обычная гостиная. В центре разложены пуфы-мешки, на них уже сидят несколько беременных, а мужья неловко пристроились рядом.
К нам подходит стройная длинноволосая брюнетка в трико для йоги.
– Добрый день. Я Нура, инструктор дородового центра, – негромко представляется она. – Добро пожаловать.
– Здравствуйте, Нура! – Я расплываюсь в улыбке и жму инструктору руку: – Я Бекки Брэндон. Это моя мама, а это Дженис.
– А-а! – Нура понимающе кивает и подает Дженис руку: – Очень рада познакомиться с вами, Дженис. Вы с Бекки… партнеры? Попозже подойдет еще одна однополая пара, так что не стесняйтесь…
О господи! Она приняла нас за…
– Мы не лесбиянки! – торопливо перебиваю я, стараясь не хихикать при виде выпучившей глаза Дженис. – Дженис – наша соседка. После занятия они вместе с мамой едут в «Либерти».
– А, понятно. – Нура, похоже, разочарована. – Ну что ж, проходите и присаживайтесь.
– Мы с Дженис принесем кофе, – решает мама, направляясь прямиком к столу в центре комнаты. – А ты, детка, посиди пока.
– Итак, Бекки, – начинает Нура, пока я опасливо пристраиваюсь на пуфе-мешке, – мы как раз знакомились. Все представлялись по очереди. Летиция только что рассказала нам, что собирается рожать дома. А где будешь рожать ты?
– С Венецией Картер, в Кавендишской больнице, – притворно-небрежным тоном отвечаю я.
– Ого! – отзывается девушка в розовом платье. – Это к ней ходят все знаменитости?
– Да. Мы с ней близкие подруги. – И, не удержавшись, добавляю: – Как раз сегодня у нас встреча.
– А ты уже выбрала, как будешь рожать? – продолжает расспросы Нура.
– Ага, в воду с цветами лотоса и тайским массажем. – Меня аж распирает от гордости,
Нура делает какие-то пометки в списке.
– Чудесно! Значит, ты предпочитаешь активные роды?
– Э-э…
Мне представляется, как я нежусь в теплой воде под тихую музыку, среди цветов лотоса. Может, даже с бокалом в руке.
– Нет, лучше все-таки пассивные.
– Выбираешь… пассивные роды? – сконфуженно уточняет Нура.
– Да, – киваю я. – В идеале.
– С обезболиванием?
– У меня есть особый родильный камень маори, – уверенно заявляю я. – А еще я занималась йогой. Значит, обойдусь.
– Ясно. – По лицу Нуры видно, что ей хочется что-то добавить, но она удерживается. – Ну хорошо, – говорит она. – Перед каждым лежит бланк программы родов, который надо заполнить. А потом мы подробно их обсудим.
В комнате поднимается гул: все беременные достают карандаши и начинают переговариваться с мужьями.
– Мы охотно послушаем также маму Бекки и Дженис, – добавляет Нура, когда обе они присоединяются к нам. – Это честь для нас – выслушать советы старших, которые уже прошли роды и материнство и могут поделиться с нами мудростью.
– Ну конечно, дорогая! Мы ничего не утаим. – Мама достает пакет леденцов: – Кто-нибудь хочет мятных «Поло»?
Я беру карандаш, но тут же откладываю его. Надо бы по-быстренькому набрать СМСку Джесс и выяснить, что с ней творится. Достаю телефон, нахожу в памяти номер Джесс и печатаю:
«Обожемой Джесс!!! Ты встреч, с Томом????»
Подумав, стираю сообщение. Слишком много эмоций. Чего доброго, Джесс перепугается и не ответит.
«Привет, Джесс. Как ты? Бекки».
Так-то лучше. Жму «отправить» и берусь за программу родов. Это список вопросов, между которыми пустые строчки для ответов.
1. Что имеет для вас первостепенное значение на ранней стадии родов?
Задумавшись на минутку, я пишу: Хорошо выглядеть.
2. Как вы намерены справляться с болью на ранних стадиях родов? (Варианты ответа: лечь в горячую ванну, встать на четвереньки и т. д.)
Уже собираюсь написать пройтись по магазинам, когда мой телефон издает писк.
«Прекрасно, спасибо».
В этом вся Джесс. Никаких подробностей. Я сразу шлю ответ:
«Встречаешься с Томом??»
– Сдаем листочки! – хлопает в ладоши Нура. – Заканчиваем писать и сдаем.
Уже? Прямо как на контрольной в школе. Сдаю свой листок последней, вталкиваю его в середину стопки, чтобы Нуре не попался. Но она перебирает листочки один за другим, проглядывает и кивает. И вдруг поднимает голову:
– Бекки, на вопрос о первостепенном значении ты ответила «хорошо выглядеть». Ты пошутила?
С чего вдруг все на меня уставились? Какие могут быть шутки?
– Чем лучше выглядишь, тем лучше себя чувствуешь! Это природная анестезия. Значит, надо быть при параде: с макияжем, прической…
Все вокруг прыскают, только девушка в симпатичном розовом топике согласно кивает.
– И правильно! Уж лучше краситься, чем корячиться на четвереньках.
– А еще лучше – пройтись по магазинам, – подхватываю я. – И при утренней тошноте помогает, и…
– Шопинг помогает при утренней тошноте? – перебивает Нура. – Это что еще за новости?
– В первые несколько недель, когда меня тошнило, я шла в «Харродз» и покупала что-нибудь, чтобы отвлечься, – объясняю я. – Обычно действовало.
– А я делала покупки в Интернете, – сообщает девушка в розовом.
– Можете вставить шопинг в список целебных средств, – щедро предлагаю я. – После имбирного чая.
Нура только открывает рот и тут же поворачивается к другой девушке, которая уже давно тянет руку. А у меня опять пищит телефон.
«Вроде».
Вроде? Ну и что это значит? Стремительно пишу:
«Дженис сказала, вы поженитесь!»
Отправляю. Ха! Она у меня еще разговорится!
– Ладно, пойдем дальше, – повышает голос Нура. – Судя по вашим ответам, ясно, что почти всех вас беспокоят предстоящие роды и собственные действия при них. – Она обводит взглядом группу. – Мой первый совет прост: не волнуйтесь. Вы справитесь. Все до единой.
По комнате прокатываются нервные смешки.
– Да, схватки бывают сильными, но наш организм рассчитан на то, чтобы выдерживать их. Главное – помнить, что это позитивная боль. Уверена, вы с этим согласитесь, – обращается она к маме и Дженис, которая уже достала вязание и мирно пощелкивает спицами.
– Позитивная? – ужасается Дженис, вскинув голову. – О нет, дорогая! Мне казалось, что я терплю адские муки. Двадцать четыре часа схваток в самый разгар летней жары! Бедняжки мои, такой пытки врагу не пожелаешь.
– Об анестезии в те времена и не слыхивали, – вторит мама. – Мой вам совет: предлагают – соглашайтесь на все.
– Но есть же естественные, интуитивные методы смягчения боли! – спешит вмешаться Нура. – Вы наверняка убедились, что смена позы и раскачивания на четвереньках облегчают схватки!
Мама и Дженис с сомнением переглядываются.
– Что-то я не припомню, – качает головой мама.
Улыбка Нури становится принужденной.
– А теплая ванна?
– Ванна? – Мама весело смеется. – Дорогая, да разве поможет ванна, когда ты в тисках боли и хочешь только одного – умереть!
Кажется, Нура держится из последних сил: я заметила, как она стискивает кулаки и раздувает ноздри.
– Но разве игра не стоила свеч? Неужели нельзя потерпеть ради рождения ребенка?
– Как вам сказать… – Мама медлит, поглядывая на меня. – Конечно, я была счастлива, когда родилась моя малышка Бекки, но решила ограничиться одним ребенком. И Дженис тоже.
– Мне и одного за глаза хватило, – передергивается Дженис. – Еще раз терпеть такое я и за миллион фунтов не согласилась бы!
Я обвожу взглядом комнату: лица у женщин застывшие. И у большинства мужчин тоже.
– Хорошо! – Любезный тон дается Нуре нелегко. – Спасибо вам за… обнадеживающие слова.
– Не за что, – жизнерадостно взмахивает вязанием Дженис.
– А теперь разучим дыхательное упражнение, – продолжает инструктор. – Хотите верьте, хотите нет, но оно облегчает схватки на ранней стадии. Сядьте прямо и сделайте несколько неглубоких вдохов. Вдох… выдох… вот так…
Пока я дышу по команде, мобильник опять пищит.
«Что??????»
Ага! Хихикнув, набираю:
«Это любовь???»
Ответ прилетает почти мгновенно:
«У нас проблемы».
О боже. Только бы с Джесс ничего не случилось. Напрасно я дразнила ее.
Нелегкая это работа – неглубоко дышать и одновременно тыкать кнопки. Плюнув на дыхание, набираю:
«Каке прбемы? Раскжи мне».
– Ты кому пишешь, дорогая? – спрашивает Дженис, которая тоже устала дышать и сверяется со схемой вязания.
– Да так… подруге, – беспечно говорю я, и тут приходит еще одна СМСка. Наверное, Джесс тоже бросила все дела.
«Не хотелось Тебя беспокоить из-за ерунды».
Нет, вы только посмотрите! С чего Джесс взяла, что она меня беспокоит? Я хочу знать подробности ее личной жизни. «Тымоя сеста!» – начинаю набирать я, как раз когда Нура хлопает в ладоши, требуя внимания.
– А теперь расслабьтесь. Перейдем к другому простому упражнению, которое вас отвлечет. Партнер должен взять вас за руку и перекрутить кожу на ней в противоположных направлениях – помните старую школьную «крапивку»? А вам предстоит дышать, несмотря на боль. Мысленно сосредоточьтесь на дыхании, не напрягайтесь… Партнеры, не бойтесь применить силу! И вы убедитесь, что все мы крепче, чем кажется! Бекки, попробуем в паре с тобой, хорошо? – И она направляется ко мне.
У меня нервно екает в животе. Не хочу я старую школьную «крапивку»! Даже новый университетский репей не желаю. Но отступать некуда: все вокруг смотрят на меня.
Я опасливо протягиваю руку:
– Ладно уж.
– Конечно, во время родов боль будет гораздо сильнее, но так вы получите общее представление о ней…
Она хватается за мое предплечье.
– А теперь дыши…
– Ой! – не могу сдержаться я, едва Нура начинает перекручивать мне кожу. – Больно же!
– Дыши, Бекки, – настаивает Нура. – Расслабься!
– Я и дышу! Ой-ей-ей!!!
– Боль становится сильнее, – вещает Нура, не обращая на меня внимания. – Представим, что мы на пике схватки…
Я почти задыхаюсь, а она продолжает издеваться над моей рукой.
– И боль начинает утихать… все, схватка кончилась. – Она отпускает мою руку и улыбается. – Видишь, Бекки? Ты вытерпела, хотя и боялась!
– Уфф… – Никак не могу отдышаться.
– Ты приобрела ценный опыт? – понимающим тоном спрашивает Нура. – И теперь знаешь, как бороться со страхом?
– Да! – с жаром киваю я. – Рожать без эпидурала – ни за что!
– Лучше общий наркоз, детка, – вмешивается мама. – Или кесарево!
Нура возмущенно оборачивается к ней:
– Общий наркоз недопустим. Его никому не дают!
Бекки будет рожать в лучшей больнице Лондона, – возражает мама. – Ей дадут все, что она захочет! Так вот, детка, на твоем месте я бы побаловала себя тайским массажем и родами в воду до начала схваток, а уж потом потребовала эпидурал и ароматерапию…
– Это же ро-ды! – вопит Нура и рвет на себе волосы. – Вы ребенка рожаете, а не заказываете ужин в номер, черт побери!
Все потрясенно молчат.
– Простите, – опомнившись, уже спокойнее говорит Нура. – Я… не знаю, что на меня нашло. Устроим небольшой перерыв. Напитки для вас, угощайтесь.
Она торопливо удаляется, а тишину тут же разрывают приглушенные голоса.
– Так, так! – Мама поднимает брови. – Кажется, кое-кому не помешают дыхательные упражнения. Дженис, так мы едем в «Либерти» или нет?
– Погоди, ряд закончу. – Дженис ожесточенно орудует спицами. – Все, готово! Ты с нами, Бекки?
– Не знаю даже… – Я и на самом деле не знаю, что предпочесть. – Может, стоит досидеть до конца занятия?
– По-моему, Нура не понимает, что несет, – заговорщицки подмигивает мне мама. – Мы сами расскажем тебе все, что нужно знать. А ты поможешь мне выбрать новую сумочку!
– Тогда ладно. Едем!
До шести часов мы с мамой и Дженис успели прошвырнуться по магазинам, а я еще и в парикмахерскую на укладку заскочила.
возвращаюсь домой и застаю Люка в кабинете. Свет не горит, Люк почему-то сидит в полной темноте.
– Люк! – Я бросаю сумки. – Что случилось?
Он вздрагивает и поднимает голову. Лито напряженное, между бровями глубокая складка.
– Ничего, – наконец говорит он. – Все хорошо.
Не верится мне что-то. Вхожу в кабинет, пристраиваюсь на столе напротив него и всматриваюсь в его лицо.
– Люк, что там сегодня с кризисом?
Он вымучивает улыбку.
– Это был не кризис. Не то слово выбрал. Просто… инцидент. Ничего существенного. Все уже разрешилось.
– Но…
– А ты как? – Он гладит меня по руке. – Как прошли занятия?
Мне сразу вспоминаются сегодняшние события.
– Э-э… прекрасно. Ты ничего не потерял. Потом мы с мамой и Дженис еще съездили в «Либерти» и «Брауне»…
– Не переутомилась? – Он обеспокоенно оглядывает меня. – Отдыхала сегодня? Не забывай, что говорила Венеция: у тебя повышенное давление.
– Да я здорова! Как никогда!
– Ну что ж… – Люк смотрит на часы, – скоро выезжаем. Пойду приму душ и вызову такси. – Голос у него уже не такой мрачный.
– Люк… – Я медлю. – Все ведь хорошо, да?
Люк берет меня за обе руки.
– Бекки, не волнуйся. У нас полный порядок. А мелкие неприятности случаются каждый день. Работа такая, ты же понимаешь. Мы решаем проблемы и движемся дальше. Видимо, в последнее время я слишком увлекся работой. Сейчас у нас горячая пора.
– Ладно, чего уж там, – успокаиваюсь я. – Иди в душ.
Он удаляется в спальню, а я иду за пакетами к двери. Вымотал меня этот день в компании мамы и Дженис. Пожалуй, тоже приму душ, после Люка. С бодрящим розмариновым гелем. И сделаю растяжку по системе йоги – для прилива энергии.
Или просто перехвачу «Кит-Кат». Спешу в кухню, где меня и застает сигнал домофона. Но такси мы пока не вызывали.
– Да? – говорю я в домофон.
– Бекки! – В динамике треск, но голос знакомый. – Это я, Джесс.
Джесс?
Изумившись, нажимаю кнопку двери. Что Джесс делает здесь? Я даже не знала, что она в Лондоне.
В кухню заглядывает Люк:
– Такси подъедет через пятнадцать минут.
Из всей одежды на нем только полотенце.
– Одевайся скорее, – спохватываюсь я. – Джесс уже поднимается!
– Джесс? – удивляется Люк. – Мы вроде ее не ждали.
– Неважно. (Звучит мелодичный дверной звонок, и меня пробивает на хи-хи.) Одевайся беги!
Распахиваю дверь и вижу Джесс – в джинсах, кедах и коричневой маечке в обтяг, которая в общем-то выглядит даже клево, этакое ретро, привет из семидесятых.
– А вот и я! – Джесс неуклюже обнимает меня. – Как ты, Бекки? Я встречалась с моим научным руководителем и решила заглянуть к вам. Хотела предупредить, но телефон был занят. К вам можно?
Она что, нервничает? С какой стати? Неужели думает, что я скажу: «Нашла время! Давай проваливай!»
– Ну конечно! Это же здорово! Заходи!
– А я принесла ребенку подарок. – Джесс достает из рюкзака детский комбинезончик. Бурого цвета, с напечатанным бежевыми буквами спереди лозунгом «Я не буду загрязнять мир».
– Э-э… улет! – восторгаюсь я, вертя подарок в руках. – Спасибо!
– Натуральная пенька, – объясняет Джесс. – Ты еще не передумала обзаводиться пеньковым детским гардеробом?
Пеньковым гардеробом? Это еще что за… А-а. Должно быть, я ляпнула это на мамином дне рождения. Только чтобы не выслушивать лекцию о том, как вреден для окружающей среды отбеленный хлопок.
– Я… решила сочетать пеньку с другими тканями, – пытаюсь выкрутиться я. – Из соображений… как это… биологического разнообразия.
– Прекрасно, – кивает Джесс. – Кстати, я знаю, где можно взять на время пеленальныи столик – в одном женском студенческом кооперативе. Там и детские принадлежности есть, и игрушки. Телефон я тебе привезла.
– Спасибо! – Непринужденным пинком я прикрываю дверь детской, пока Джесс не углядела комод «Цирковой шатер» с пеленальным столиком и встроенным кукольным театром, который я заказала по каталогу «Стильный бэби» и только вчера получила. – Я… возьму себе на заметку. Пойдем выпьем что-нибудь.
– А салфетки для ребенка ты уже приготовила? – Джесс проходит вслед за мной на кухню.
Опять эти салфетки. Не объяснять же Джесс, что все тряпки я выкинула еще у мамы.
– Э-э… пока нет… Но без дела я не сидела… – Мой взгляд мечется по кухне. Схватив с сушилки полосатое посудное полотенце, я стремительно завязываю один конец узлом. – Вот, пожалуйста: экологически чистая самодельная игрушка, – скромно объявляю я. – Его зовут Узлик.
– Класс! – Джесс осматривает полотенце. – Просто и красиво! Гораздо лучше любого фабричного хлама.
Осмелев, я вытаскиваю из ящика деревянную ложку.
– А еще я собиралась выкрасить эту ложку нетоксичной натуральной краской, потом нарисую на ней лицо и буду звать Ложик.
Ух, да я прямо кладезь экологических идей! Может, начать выпускать газету с полезными советами?
– Давай-ка тебе плесну… – Я наполняю бокал вином и придвигаю к Джесс. – Рассказывай, что у тебя творится. Я чуть в обморок не грохнулась, когда Дженис сказала, что ты встречаешься с Томом!
– Могу себе представить, – кивает Джесс. – Прости, надо было сразу все тебе объяснить. Но мне было… – Она умолкает.
– Ну, ну? – сгораю от любопытства я. Уставившись в бокал, из которого не отпила ни глотка, Джесс бормочет:
– Ничего не выходит.
– Почему?
Да, программу «Сплетни о парнях» в нее не устанавливали, это точно.
– Рассказывай, не стесняйся, – упрашиваю я. – Все останется между нами – до последнего слова. Скажи… он тебе нравится?
– Само собой. Но… – она вздыхает, – понимаешь…
В кухню заглядывает Люк:
– Бекки! А, привет, Джесс. Не хотел мешать, но нам скоро уходить…
– У вас дела? – Джесс напрягается. – Тогда я пойду.
– Нет! – Я вцепляюсь ей в руку.
Джесс впервые сама пришла ко мне и попросила совета – по такому случаю можно отложить любые дела. Об этом я и мечтала, когда мы с ней познакомились. Две сестры, навещающие друг друга просто так, сплетничающие о любимых…
Решение я принимаю в оперативном порядке.
– Люк, ты поезжай вперед, а я найду вас в баре.
– Если ты настаиваешь – хорошо. – Люк целует меня. – Рад был повидаться, Джесс!
Дождавшись, когда за ним хлопнет дверь квартиры, я сдираю бумажку с мини-упаковки «Принглс».
– Итак, он тебе нравится…
– Он замечательный. – Джесс теребит заусеницу. – Талантливый, интересный, порядочный… симпатичный. Это же каждому ясно.
– А как же! – соглашаюсь я, помедлив.
Честно говоря, Том мне никогда не нравился. (Хотя его родители, Дженис и Мартин, уверены, что я с детства безнадежно влюблена в него.) Но о вкусах не спорят.
– Ну и в чем дело? – подгоняю я Джесс.
Он такой настойчивый. Названивает мне по десять раз на дню, шлет открытки сплошь в поцелуях… – На лице Джесс написано такое пренебрежение, что бедолаге Тому хочется посочувствовать. – На прошлой неделе пытался вытатуировать на руке мое имя. Позвонил и объяснил, чем занимается. А я так разозлилась, что он ограничился первой буквой.
Значит, теперь у него на руке большая буква «джей»?
type="note" l:href="#FbAutId_3">3
– хихикаю я.
– Ага, возле локтя. – Джесс закатывает глаза. – Выглядит по-дурацки.
– Он просто хотел поразить тебя. Знаешь, Люси просила, чтобы он сделал татуировку, да не тут-то было. А ради тебя – пожалуйста, лишь бы произвести впечатление.
– Зря, ничего у него не вышло. Да еще Дженис… – Джесс запускает пальцы в свои стриженые волосы. – Чуть ли не каждый день под каким-нибудь предлогом звонит мне. Я уже решила, что подарю Тому на Рождество? Не хочу ли я на выходные съездить вместе с ними на дегустацию вин во Францию? Уже не знаю, как от нее отвязаться. Вот и подумываю расстаться.
Я в смятении. То есть как это – расстаться? А кому наш малыш будет подносить обручальные кольца?
– Нельзя же обращать внимание на мелочи! Ведь если не считать татуировки, у вас все хорошо? Вы с Томом ссоритесь?
Джесс кивает:
– Как раз вчера вдрызг разругались.
– Почему?
– Из-за социальной политики.
Так, с этими двумя все ясно. Они созданы друг для друга!
– Джесс, поговори с Томом, – поддавшись порыву, убеждаю я. – Вот посмотришь, все уладится. Хотя бы с татуировкой…
– Это не все. – Джесс обхватывает колени обеими руками. – Есть., еще одно обстоятельство.
– Какое?
До меня вдруг доходит, в чем дело, и я замираю. Она тоже беременна. Так и есть. Боже, какая удача! Мы родим вместе! Наши малыши будут кузенами! Сфотографируем наших карапузов вдвоем на травке…
– Мне предложили принять участие в двухгодичном исследовательском проекте в Чили, – говорит Джесс, и мыльный пузырь моей радости вмиг лопается.
– В Чили? – растерянно повторяю я. – Но это же… страшно далеко!
– Семь тысяч миль от Англии, – кивает она.
– И ты… поедешь?
– Пока не решила. Но шанс редкостный. С этими людьми я давно мечтала поработать.
– Ясно… Ну что ж… тогда соглашайся.
Мой долг – оказать Джесс поддержку. На карту поставлена ее карьера. А мне почему-то грустно. Не успев найтись, моя сестра уезжает на край света.
– Да я уже практически решила, что поеду.
Джесс поднимает голову, а я заглядываю прямо ей в глаза – ореховые, с темными крапинками. Я всегда считала, что у Джесс красивые глаза. Может, и малышу достался бы этот чудесный ореховый оттенок.
– Пообещай присылать побольше фотографий моего племянника или племянницы, – просит Джесс, словно прочитав мои мысли. – Хочу знать, как малыш растет.
– Обязательно! Каждую неделю! – И я прикусываю губу, стараясь осмыслить все, что услышала. – А… как же Том?
– Он еще ничего не знает. – Плечи Джесс поникают. – Но если я уеду, нашим отношениям конец.
– А может, и нет! Расстояние любви не помеха. Есть же электронная почта.
– Но два года!..
– Ну-у… – Я умолкаю. Наверное, Джесс права. Ведь они познакомились всего несколько недель назад. А два года – это много.
– Я не могу пожертвовать таким шансом ради… мужчины. – Джесс будто спорит с собой.
Похоже, она мучается, а виду не подает. Значит, к Тому она все-таки неравнодушна. Но даже я понимаю, что для Джесс работа – это и есть ее жизнь. Нельзя просто взять и все бросить.
– Отправляйся в Чили, – твердо говорю я. – Не пожалеешь. А с Томом все образуется. Как-нибудь.
От «Принглс» и следа не осталось. Я встаю и иду к шкафу поискать чего-нибудь вкусненького. Открываю дверцу, с сомнением оглядываю полки.
– Хрустики кончились… орехи мне нельзя… есть еще древняя пачка крекеров «Ритц»…
– А я попкорн принесла, – вдруг признается Джесс и краснеет. – Со вкусом ирисок.
– Что-о? – изумляюсь я.
– Он у меня в рюкзаке.
Джесс – и попкорн со вкусом ирисок? А-а, какой-нибудь экологически чистый. Или витаминизированный. Или из картошки, выращенной в кооперативе.
Разинув рот, я наблюдаю, как Джесс вытаскивает пакет. Из рюкзака вываливается DVD в блестящем целлофане. Покраснев еще гуще, Джесс запихивает диск обратно.
Постойте-ка.
– А это что? – хватаю я диск. – «Девять месяцев»? Джесс, ты же такое не смотришь!
Джесс совсем сконфузилась.
– Я думала, тебе понравится. Особенно сейчас.
– Ты прихватила фильм, чтобы мы посмотрели его вместе? – недоверчиво уточняю я.
Помедлив, Джесс кивает:
– Я просто думала… Если ты ничем не занята…
Я растрогана так, что самой удивительно. Когда мы впервые попытались провести вечер вдвоем, я предлагала Джесс посмотреть «Красотку», но все напрасно. А теперь она сама приносит попкорн и кино с Хью Грантом. И рассказывает про своего любимого. Я всегда думала, что такими и должны быть отношения сестер.
– Но тебе пора. – Джесс бросает диск обратно в рюкзак. – Мы и так заболтались…
В приливе любви к ней я вдруг понимаю, что никуда не хочу идти. С чего вдруг я должна целый вечер торчать в битком набитом баре и болтать с незнакомыми снобами из Кембриджа, если могу прекрасно провести время с сестрой? А с прекрасным принцем Венеции познакомлюсь в другой раз. Люк не обидится.
– Никуда я не пойду, – решительно заявляю я и с треском вскрываю пакет с попкорном. – Будем развлекаться!


Отменный получился вечерок. Мы посмотрели «Девять месяцев» (правда, Джесс одновременно разгадывала судоку, но это не считается, потому что я читала «Хелло!»), потом позвонили Сьюзи и спросили у нее совета насчет Тома, потом заказали пиццу. И Джесс ни разу не вспомнила, что домашняя пицца обойдется всего в тридцать пенсов.
Часов в одиннадцать она решила, что мне пора спать, и ушла, а я легла, гадая, куда запропастился Люк. Должно быть, ему тоже весело, если он застрял в баре так надолго. Наверное, я все-таки задремала: когда полоска света из приоткрытой двери упала мне на лицо, королева как раз вручала мне «Оскара».
– Привет! – сонно бормочу я. – Сколько времени?
– Второй час, – шепчет Люк. – Извини, что разбудил.
– Ничего. – Я нашариваю на тумбочке у кровати лампу. – Ну, как прошла встреча?
– Отлично!
Никак не ожидала от Люка такого энтузиазма. Продираю заспанные глаза, сажусь и смотрю на него в упор. Люк сияет. Таким беззаботным и воодушевленным я не виде если не месяцев.
– Я и забыл, сколько у меня общего с давними друзьями, – продолжает он. – Не помню уже, сколько не вел таких разговоров, как сегодня. О политике, искусстве… Мой приятель Мэтью – управляющий галереей. Он пригласил нас на выставку. Непременно сходим!
– Ого! – Кажется, я заразилась от Люка живостью. – Потрясно!
– Оказывается, приятно на время забыть о делах. – Он пораженно качает головой и начинает расстегивать рубашку. – Надо бы почаще встречаться. Смотреть в перспективу, расслабляться… А как прошел твой вечер с Джесс?
– Классно! Мы смотрели фильм и ели пиццу. Сейчас расскажу тебе, какие у нее новости… – Меня вдруг одолевает зевота. – Или лучше завтра. – Я откидываюсь на подушки и смотрю, как раздевается Люк. – А пресловутый друг Венеции – какой он? Такой же скучный, как на фотке?
– Его там не было, – отвечает Люк.
Перестаю уютно устраиваться на подушке и удивленно поднимаю голову. Венеция была одна? А я думала, для того она и затевает вечеринку, чтобы похвастаться своим Джастином, вундеркиндом-финансистом.
– А-а. С чего вдруг?
– Они расстались. – Люк расправляет брюки на вешалке.
– Расстались? – Сна как не бывало. – Но… я думала, она по уши влюблена в Джастина. Вроде она говорила, что отправилась за ним на другой конец света и теперь они – самая счастливая пара во всем мире.
– Говорила, – соглашается Люк. – Так и было. Еще три дня назад. Она была сама не своя.
– Вот как, – после паузы произношу я. – Понятно.
Внезапно вечер приобретает совсем иной смысл. Люка пригласили не для того, чтобы познакомить с возлюбленным Венеции. Наоборот, только что расставшаяся с другом Венеция решила выплакаться на плече Люка.
– Значит… инициатор разрыва – Венеция? – притворяясь равнодушной, спрашиваю я. – Или Джастин?
– Я так и не понял, кто из них. – Люк направляется в ванную. – Похоже, он вернулся к жене.
– К жене?! – Мой голос взвивается ракетой. – То есть как? это – к жене?
– Венеция думала, что у Джастина с женой все кончено, просто они еще не развелись. – Люк открывает воду, его голос еле слышен. – Бедняге Вен не везет с романтикой. Вечно ее угораздит связаться с женатым и во что-нибудь влипнуть.
Я стараюсь сохранять спокойствие. Дышу неглубоко. Избегаю лишних эмоций.
– Влипнуть во что? – самым небрежным тоном интересуюсь я.
– Да во что угодно. – Люк выдавливает на щетку пасту. – В бракоразводный процесс… В скандал с директором больницы, где она работала… Да еще этот судебный запрет в Лос-Анджелесе. – Он смотрит на тюбик с пастой и качает головой: – Паста кончается.
Бракоразводный процесс? Судебные запреты? Скандалы?
Не могу ответить. Сижу и разеваю рот, как золотая рыбка. Интуиция подает отчаянный сигнал тревоги.
Венеция охотится за Люком.
Силюсь представить, каким видит Люка Венеция. Одетый только в пижамные штаны, он чистит зубы. Летний загар еще не сошел, на плечах перекатываются мышцы. Господи. Ну конечно, Венеция нацелилась на него. Он такой красавец, у него многомиллионная компания, вдобавок они знакомы со студенческих лет. Может, Люк был первой любовью Венеции и ее сердце навсегда отдано ему.
А может, это она – первая любовь Люка.
В желудке возникает противная тянущая пустота. Забавно: вокруг такое творится, а я думаю о том, что у меня в желудке.
– Ясно! – Притворяюсь уверенной и беспечной. – Причины для беспокойства у меня есть?
Люк брызжет водой в лицо.
– Ты о чем?
– Я… – Нет, не могу выговорить. Это же все равно что заявить: «Я тебе не доверяю». И я меняю курс: – Пусть попробует для разнообразия влюбляться в одиноких мужчин. Может, и жить будет попроще! – Я смеюсь, а обернувшийся Люк хмурится.
– Венеция просто ошиблась в выборе, но сделала это не нарочно и не со зла. Она неисправимый романтик, вот и все.
Он ее защищает! Надо же мне было так сплоховать.
Из пиджака Люка слышится гудок. Он выскакивает из ванной, на ходу вытирая лицо, и выхватывает телефон из кармана.
– Это от Венеции, – сообщает он с улыбкой. – Смотри, снимок сделан сегодня вечером.
Беру у него телефон и вглядываюсь в экран. Вот Венеция, нарядившаяся для похода в бар в широкие джинсы, кожаный пиджак и сапоги на шпильках. Смотрит в объектив с уверенной улыбочкой и обнимает Люка, будто он ее собственность!
«Разлучница!» – мелькает у меня мысль.
Ну уж нет, нас с Люком ей не разлучить. Пусть даже не мечтает. Мы с Люком столько пережили вместе, что никакой длинногривой докторше на каблуках-ходулях не разбить нашу дружную пару. В этом я уверена на сто десять процентов.
Международный банковский омбудсмен
Лондон, Коммершиал-роуд, Персивал-хаус, этаж 16/18
Миссис Р. Брэндон
Квартал Мейда-Вейл, 37
Мейда-Вейл Лондон
10 сентября 2003 г.


Уважаемая миссис Брэндон,
С сожалением извещаем Вас, что Ваш запрос по поводу основания интернет-банка «Банк Бекки» отклонен комитетом.
Данное решение принято по многочисленным причинам, в том числе и ввиду Вашего заявления, что для управления интернет-банком Вам понадобится «только компьютер и куда складывать деньги».
Желаем Вам успеха в других предприятиях, но рекомендуем не включать в их число банковское дело.
С уважением,
Джон Франклин.
Комитет по интернет-бизнесу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и бэби - Кинселла Софи

Разделы:

***

1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.20.21.22.

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и бэби - Кинселла Софи



Уважаемая писательница! Понимаю, что эта книга так похожа на конец истории Бекки...Но, пожалуйста, выпустите хоть ещё одну книгу!!! Я с ними почти сроднилась, они везде со мной, до сих пор перечитываю их в свободное время! Спасибо за замечательные позитивные эмоции, за ту радость, когда читаешь Ваши книги! Я ОЧЕНЬ надеюсь, что Вы подарите читателям ещё один неповторимый подарок! :-)
Шопоголик и бэби - Кинселла СофиЮлия
9.10.2014, 13.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100