Читать онлайн Шопоголик и брачные узы, автора - Кинселла Софи, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и брачные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Ладно. Сьюзи права. Хватит поджимать хвост и прятать голову в песок. Надо решаться.
На следующий день после отъезда Сьюзи я сижу в обеденный перерыв у себя в примерочной, с листом бумаги и ручкой. Главное — логика. Выявить все за и против, все взвесить — и принять верное решение. Точно. Вперед.


За Оксшотт
1. Мама будет счастлива.
2. Папа будет счастлив.
3. Это будет прелестная свадьба.


Несколько мгновений я разглядываю перечень — и вывожу следующий заголовок.


За Нью-Йорк
1. У меня будет самая грандиозная свадьба на свете.


Вот черт! Я обхватываю голову руками. На бумаге ничуть не легче.
В сущности, даже тяжелее, потому что так дилемма находится прямо передо мной, а не там, куда бы я ее охотно засунула, — на самые задворки памяти, где она не будет мозолить мне глаза.
— Бекки?
— Да? — Я поворачиваюсь, машинально прикрыв лист бумаги рукой.
В дверях примерочной стоит Элиза, одна из моих клиенток. Тридцатипятилетняя адвокатша, которая на год уезжает в Гонконг. Мне ее действительно будет не хватать. С ней так хорошо поболтать, пусть даже с чувством юмора у нее туговато. Кажется, она бы и рада им обзавестись, но никак в толк не возьмет, для чего нужны шутки.
— Привет, Элиза! Вот сюрприз! Мы разве договаривались? Я думала, вы сегодня уезжаете.
— Завтра. Но до отъезда я хотела купить вам свадебный подарок.
— Ох! В этом нет никакой необходимости! — На самом деле мне очень приятно.
— Мне только надо знать, где вы зарегистрировались.
— Зарегистрировались? А, вы имеете в виду список свадебных подарков? Вообще-то мы его еще не составляли.
— Нет? — Элиза морщит лоб. — А как же я куплю подарок?
— Ну… вы могли бы… просто что-нибудь купить.
— Без списка? — Элиза тупо смотрит на меня. — А что мне купить?
— Не знаю! Что хотите! — Я смеюсь. — Может… тостер?
— Тостер. Хорошо. — Элиза шарит по сумке в поисках бумаги. — Какой модели?
— Без понятия! Просто это первое, что в голову пришло. Послушайте, Элиза, лучше купите мне что-нибудь в Гонконге.
— Вы зарегистрировались в Гонконге? — Элиза навостряет уши. — В каком магазине?
— Нет! Я имела в виду… — Я вздыхаю. — Вот что. Когда мы зарегистрируемся, я дам вам знать. Может, сделаете это по Интернету.
— Ну… ладно. — Элиза убирает листок и устремляет на меня укоризненный взгляд. — Но вам следует составить список. Люди же захотят купить вам подарки.
— Извините, — говорю я. — Желаю хорошо провести время в Гонконге.
— Спасибо. — Элиза мнется, а потом неловко приближается и клюет меня в щеку. — До свидания, Бекки. Спасибо за вашу помощь.
Когда она уходит, я снова сажусь и пялюсь в свои куцые записи, пытаясь сосредоточиться.
Но слова Элизы не выходят у меня из головы.
А вдруг она права? Вдруг целая толпа людей хочет купить нам подарки — и не может?
Меня обуревает страх. А вдруг они в отчаянии и стараться перестанут?
Торопливо набираю номер Люка.
Пока телефон названивает, я спохватываюсь, что обещала Люку не теребить его больше на работе со всей этой, как он выразился, «свадебной рутиной». Я полчаса продержала его на линии, описывая три варианта сервировки стола, и он пропустил очень важный звонок из Японии.
Но разве это не особенный случай?
— Послушай! — торопливо говорю я, когда Люк снимает трубку. — Нам надо составить список подарков! Срочно!
— Бекки, я на встрече. Это не может подождать?
— Нет! Это важно!
Тишина — и я слышу голос Люка: «Извините, я на минуту…»
— Хорошо. — Он снова у телефона. — Давай сначала. В чем проблема?
— Проблема в том, что люди хотят купить нам подарки! Нужен список! Если им нечего будет покупать, у них просто руки опустятся!
— Что ж, составляй список.
— Я бы с удовольствием! Я только и жду, когда ты выкроишь свободный вечер…
— У меня дел по горло, Бекки!
Я-то знаю, почему он так ощетинился. Что ни вечер — вкалывает над каким-то дурацким проектом для благотворительности Элинор.
— Нам пора поспешить. Нужно определить, чего мы хотим.
— Мне надо при этом присутствовать?
— Конечно, надо! Тебе же не все равно, какие у нас тарелки?
— Откровенно говоря, все равно.
— Что?
Я набираю в грудь побольше воздуха, готовая к тираде на тему «Если тебе тарелки безразличны, может, тебе и на меня наплевать?». Но вовремя смекаю, что без Люка смогу выбрать именно то, что захочу.
— Так и быть, — говорю я. — Сама займусь. Схожу в «Крэйт и Баррел», хорошо?
— Отлично. А я условился с мамой, что мы заскочим к ней на рюмочку. В шесть тридцать.
— Ох. Я кривлюсь — ведь Люк все равно не видит. — Ну ладно. Увидимся. Позвонить тебе после «Крэйт и Баррел», рассказать, что я выбрала?
— Бекки, — очень серьезным голосом произносит Люк, — если ты еще раз позвонишь мне по поводу свадьбы в рабочее время, то может статься, что никакой свадьбы не будет.
— Прекрасно! — говорю я. — Прекрасно! Если тебе не интересно, я просто сама устрою все, а с тобой увидимся у алтаря, идет? Как тебе такой вариант?
Пауза. Держу пари — Люк смеется.
— Тебе честно ответить или на высший балл в тесте «Любит ли вас ваш мужчина?»
— Давай на высший балл, — выбираю я после секундного раздумья.
— Я хочу быть в курсе малейших деталей нашей свадьбы, — серьезным тоном изрекает Люк. — Я сознаю, что отсутствие интереса на любом этапе является признаком того, что я не ценю тебя как женщину и прекрасного, любящего, выдающегося во всех отношениях человека, и, откровенно говоря, тебя не заслуживаю.
— Звучит неплохо, — сообщаю я с легким недовольством. — А теперь честный ответ.
— Увидимся у алтаря.
— Трам-пам-пам. Одно могу сказать: раскаешься, когда я засуну тебя в розовый смокинг.
— Тут ты права, — смеется Люк. — Раскаюсь. А теперь мне пора. Правда. До встречи.
— Пока.
Я вешаю трубку, надеваю пальто и подхватываю сумочку. На глаза попадается все тот же листок бумаги — и я опять ощущаю укол совести. Может, остаться и еще пораскинуть мозгами — вдруг приду к какому-нибудь решению?
С другой стороны… В Англии мы поженимся или в Америке, список подарков все равно понадобится, верно? Значит, более разумно пойти и заняться списком, а уж в какой стране мы женимся, решить попозже. Вот именно.


Только войдя в «Крэйт и Баррел», я вспоминаю, что довольно смутно представляю, как надо регистрироваться. А точнее, вообще не представляю. На свадьбе Тома и Люси мы скинулись с родителями, и все организовала мама. Когда замуж выходила Сьюзи, у них с Таркином никаких списков не было.
Я озираюсь по сторонам: все яркое и светлое, повсюду расставлены цветные столики, сервированные как для обеда, и везде красуются сверкающие стаканы, ножи на подставках, утварь из нержавеющей стали. С чего начать?
У пирамиды блестящих кастрюль замечаю девушку с высоким конским хвостом; она бродит меж гор посуды, делая какие-то пометки на бланке. Бочком, бочком подбираюсь поближе и тут замечаю на бланке магазина заголовок «Регистрация». Она составляет список! Ура! Подсмотрю, как это делается.
— Извините, — обращается ко мне девушка, — вы разбираетесь в посуде? Как думаете, для чего эта штука?
И показывает мне сковородку. Я не могу сдержать улыбку. Они тут на Манхэттене точно с луны свалились, честное слово. Она хоть что-нибудь в жизни состряпала?
— Это сковородка, — мягко поясняю я. — На ней можно что-нибудь поджарить.
— Пойдет. А это?
И протягивает другую сковородку, с ребристой поверхностью и двумя закругленными ручками. Что за черт.
— Гм… Наверное, для омлета… пирожных там… для хлеба.
— Ну ладно… — Девушка озадаченно разглядывает сковородку, а я поспешно ретируюсь.
Миную вереницу керамических мисок и оказываюсь у компьютера, рядом с которым стоит табличка «Регистрация». Может, здесь берут бланки?
«Добро пожаловать в „Крэйт и Баррел!“» — приветствует меня надпись на экране. Краем уха я прислушиваюсь, как позади меня парочка ругается из-за тарелок.
— Я не хочу темно-серые, — чуть не плача, говорит девушка.
— А какие ты хочешь? — огрызается молодой человек.
— Не знаю!
— Мне, что ли, темно-серые нужны, да, Мэри?
Так, меня это не касается, снова смотрю на экран и застываю в изумлении — оказывается, здесь можно просмотреть чей-нибудь список и купить людям подарок.
А не взглянуть ли, что покупают другие? Идея что надо.
Осторожно набираю «Смит» и нажимаю клавишу.
Ничего себе — экран заполняется именами парочек.
Рэчел Смит и Дэвид Форсайт, Скоттсдэйл.
Энни М. Уинтерз и Род Смит, Рэйли.
Фэй Баллок и Ричард Смит, Уитон.
Рашель Ф. Смит и Лерой Элмз…
Круто! Ну-ка, посмотрим, что выбрали Рэчел и Дэвид. Нажимаю на клавишу, и через мгновение принтер заплевывает меня бумажками.


Стеклянное блюдо для икры/креветок 4
Блюдо для пирожных на ножках, с крышкой 1
Чаша «Водяная лилия» 2
Графин классический…


Звучит классно. Определенно, я хочу чашу «Водяная лилия». И блюдо для креветок!
Ладно, поглядим, что понадобилось Энни и Роду. Снова нажимаю «ввод», и передо мной возникает новый список.
А эти Энни и Род не дураки насчет выпивки! Как думаете, зачем им шесть ведерок для льда?
А это затягивает! Интересно, что получат Ричард и Фэй? И Лерой и Рашель… Просмотрев все, я как раз гадаю, не попробовать ли еще какое-нибудь имя, Браун например, когда раздается голос:
— Мисс, я могу вам чем-нибудь помочь?
Я подскакиваю и вижу продавца, на карточке которого значится имя «Бад». Он улыбается мне.
— У вас возникли затруднения с поиском нужного списка?
Сквозь землю можно провалиться от смущения. В жизни не признаюсь, что подсматривала.
— Я… на самом деле… как раз нашла. — И наобум тычу в Ричарда и Фэй. — Это мои друзья. Ричард и Фэй. — Я откашливаюсь. ~ Хочу купить им свадебный подарок. За этим я и пришла. И еще я хочу составить список сама.
— Что же, сначала разберемся с покупкой. Что бы вы хотели подарить?
— Гм… ну… — Я таращусь на список. Смелей! Не покупать же подарок совершенно незнакомым людям! Просто признай правду. Совала нос куда не просят.
— Какие-нибудь соображения?
— Как насчет четырех салатниц? — слышу я свой голос.
— Прекрасный выбор! — Бад увлекает меня к ближайшей кассе. — Оставите послание?
— Послание?
— Вашим друзьям. — Бад протягивает ручку и выжидательно смотрит на меня.
— Верно. Так. Ричарду и Фэй. Желаю чудесно справить свадьбу. С любовью, Бекки.
— А ваша фамилия? Чтобы знали, от кого именно?
— Ну… Блумвуд.
— С любовью, Бекки Блумвуд, — эхом откликается Бад, старательно записывая.
Воображаю, как Ричард и Фэй вытаращатся на это послание и будут озадаченно переглядываться.
Ну и пусть. Они же получат свои четыре салатницы.
— А теперь — ваш собственный список! — весело восклицает Бад, взмахнув моей карточкой. — Вот бланк, заполните его, когда здесь пройдетесь… Обратите внимание, что все товары поделены на группы…
— Да, конечно. А какие…
— Кастрюли, столовые приборы, посуда, утварь для бара, плетеные изделия, изделия из стекла… — Бад переводит дыхание. — И прочее.
— Точно…
— Конечно, решить, чем вы хотите обзавестись для вашего нового дома, не так просто, поэтому предлагаю начать с главного. Подумайте о повседневных нуждах — из этого и исходите. Если понадоблюсь — зовите!
— Отлично! Спасибо большое!
Бад удаляется, а я озираюсь по сторонам, и меня охватывает дрожь нетерпения. Я не волновалась так с тех пор, как составляла список для Сайта-Клауса! И то над плечом стояла мама и вставляла замечания типа: «Сомневаюсь, что Санта-Клаус сможет достать настоящие рубиновые туфельки, дорогая. Может, попросишь взамен книжку с картинками?»
Но теперь никто не будет указывать, что мне можно, а что нельзя. Запишу все, что хочу! Могу эти тарелки попросить… и кувшин… и тот стул… Да хоть все попрошу! Весь магазин!
Поймите правильно. В теории.
Но я не позволю себе увлечься. Начну с повседневных нужд, как Бад и советовал. Чувствуя себя блаженно взрослой, я направляюсь к секции кухонной утвари и принимаюсь разглядывать содержимое полок.
О-о! Щипцы для омаров! Берем. И эти милые подставочки для кукурузы. И маленькие пластмассовые маргаритки. Не знаю, для чего они, но это пока неважно!
Я старательно вписываю в бланк все номера. Хорошо. Что еще? Мое внимание привлекает череда хромированной посуды.
Ого! Нужна посудина для замораживания йогурта. И вафельница. И форма для хлеба, и соковыжималка, и тостер. Я переписываю все номера и с удовлетворенным вздохом оглядываюсь по сторонам. И почему я раньше не составила список? Это же превосходное развлечение! Делаешь покупки, не тратя ни гроша!
Давно надо было выйти замуж.
— Извините? — Девушка с конским хвостом склоняется над ножами. — Вы не знаете, как выглядят ножи для разделки дичи? — И она поднимает какую-то штуковину, которой я никогда в жизни не видела.
— Они… для разделки дичи… думаю… Мгновение мы молча смотрим друг на друга, потом девушка пожимает плечами, бормочет «а, ладно» и записывает номер в свой бланк.
Может, мне тоже понадобятся ножи для разделки дичи. И эти замечательные штучки для резки зелени. И прибор, чтобы делать настоящее крем-брюле.
Не то чтобы я когда-нибудь готовила крем-брюле, но мало ли что. Когда выйду замуж, у меня появятся новые обязанности. Вот я, в фартуке, одной рукой небрежно стряпаю крем-брюле, другой рукой варганю фруктовые десерты, а Люк со своими респектабельными друзьями наблюдают и восхищаются.
— А вы где еще зарегистрировались? — спрашивает девушка, уставившись на сбивалку для белков.
Я в изумлении смотрю на нее:
— Что вы имеете в виду? Разве можно составить несколько списков?
— Конечно! У меня их три. Здесь, в «Уильямс-Сонома» и в «Блумиз».
— Три списка! — Я не могу скрыть возбуждения в голосе.
А если поразмыслить — к чему ограничиваться тремя?
К тому времени, как я добираюсь до квартиры Эдинор, у меня уже назначено составление списков у «Тиффани», «Бергдорф», «Блумингсдейлз» и «Берниз», заказан каталог «Уильямс-Сонома», и еще я составила список в Интернете.
Решить, в какой стране мы женимся, мне было недосуг; в конце концов, сначала — главное.
Когда Элинор открывает дверь, я слышу музыку. Квартира благоухает цветами. Элинор облачена в ниспадающее складками платье, волосы ее выглядят чуть естественнее, чем обычно, и, поцеловав меня, она слегка сжимает мою руку.
— Люк уже здесь, — говорит она, когда мы идем по коридору. — Какие прелестные туфли. Новые?
— Вообще-то… да. Спасибо! Я кошусь на нее с невольным изумлением. В жизни от Элинор комплиментов не слышала,
— Кажется, вы слегка сбросили вес, — добавляет она. — Вам идет.
От потрясения я застреваю в дверях, и мне приходится прибавить ходу. После всего, что было, Элинор Шерман неожиданно сподобилась проявить по отношению ко мне любезность? Уму непостижимо.
С другой стороны… Если вспомнить, она и под конец вечеринки по случаю помолвки была довольно мила. Сказала, что меня не оказалось в списке по недоразумению, и извинилась.
То есть не совсем извинилась, а пригрозила подать в суд на организаторов вечеринки. Но тем не менее. Она ведь дала понять, что ей это не все равно, верно?
А вдруг я все это время превратно судила об Элинор? И не только я — мы все. Вдруг под этим ледяным обличьем скрывается совсем другой человек? Да! Она ранима и неуверенна в себе, потому и вынуждена ограждать себя защитной оболочкой. И я — единственная, кто разглядел это, и, когда я явлю миру подлинную Элинор, все нью-йоркское общество придет в восторг, и Люк полюбит меня еще сильнее, а люди станут называть меня Девушкой, Преобразившей Элинор Шерман, и…
— Бекки, — врывается в мои мысли голос Люка, — ты в порядке?
— Да, — говорю я, обнаружив, что врезалась в кофейный столик. — Все прекрасно!
Я сажусь рядом с Люком на диван, Элинор предлагает мне бокал холодного как лед вина, и я потягиваю его, глядя в окно на сверкающие огни Манхэттена. Элинор и Люк поглощены какой-то дискуссией насчет фонда, и я, отключившись, грызу соленый миндаль. В грезах я как раз добираюсь до сцены, когда Элинор говорит, обращаясь к заполнившей комнату толпе: «Бекки Блумвуд — не только образцовая невестка, но и бесценный друг», а я скромно улыбаюсь под гром аплодисментов, — как вдруг раздается хлопок, и я вскидываюсь, слегка расплескав вино.
Элинор захлопывает блокнот в обложке из крокодиловой кожи, в котором делала какие-то заметки. Потом откладывает блокнот, приглушает музыку и смотрит на меня в упор.
— Ребекка, — произносит она.
— Да?
— Я пригласила вас сегодня вечером, потому что есть нечто, что я хотела бы с вами обсудить. — Элинор подливает мне вина, и я неуверенно улыбаюсь ей.
— Я слушаю.
— Как вам известно, Люк — весьма состоятельный молодой человек.
— Да. Точно… Полагаю, что так.
— Я говорила со своими юристами… и с юристами Люка… и все мы пришли к единому мнению. Так что позвольте мне дать вам это… — Элинор ослепляет меня улыбкой и протягивает толстый белый конверт, а потом дает точно такой же Люку.
Я беру конверт, и от волнения меня пробирает дрожь. Видали? Элинор уже становится дружелюбней. Совсем как в сериале «Даллас». Наверное, она хочет сделать меня совладелицей какой-нибудь семейной компании или еще чего-нибудь — чтобы принять меня в династию. Точно! И я буду участвовать в переговорах и всем таком, и вместе мы провернем что-нибудь колоссальное, и я стану носить крупные серьги…
Я в возбуждении вскрываю конверт и вытаскиваю толстую пачку листов. Но от первых же прочитанных слов мое радостное волнение развеивается как дым.


Меморандум соглашения
Между Люком Джеймсом Брендоном (в дальнейшем именуемым «Жених») и Ребеккой Джейн Блумвуд (в дальнейшем именуемой «Невеста»)…


Не поняла. Меморандум какого соглашения? Это что…
Это же не…
Не веря своим глазам, я поворачиваюсь к Люку, но он листает страницы с таким же ошарашенным видом, как и у меня.
— Мама, это что? — спрашивает он.
— Простая предосторожность, — роняет Элинор с туманной улыбкой. — Своего рода страховка.
Господи. Брачный контракт! Вот что это такое.
Чувствуя легкую дурноту, я пробегаю контракт глазами. Он занимает страниц десять и пестрит заголовками типа «Наследование имущества в случае развода».
— Страховка — от чего именно? — Голос у Люка ровный, ничего не выражающий.
— Давайте не притворяться, будто мы живем в мире сказок, — чеканит Элинор. — Все мы знаем, что может произойти.
— И что же именно?
— Не прекословь мне, Люк. Ты прекрасно знаешь, о чем я. А учитывая… скажем так, траты Ребекки… — Элинор бросает выразительный взгляд на мои туфли — и какой же униженной чувствую я себя, когда до меня наконец-то доходит, почему она расспрашивала о них.
Ни черта она не любезничала. Запасалась оружием, чтобы напасть на меня.
Ну как я могла быть такой тупицей! Нет у Элинор никакой мягкой сердцевины. Ее просто не существует.
— Давайте называть вещи своими именами, — спокойно говорю я. — Вы считаете, что Люк мне нужен ради денег.
— Бекки, конечно, она так не считает! — возражает Люк.
— Считает!
— Брачный контракт — просто разумный предсвадебный шаг.
— По-моему, у нас в таком шаге необходимости нет, — усмехается Люк.
— Позвольте внести ясность, — желчно произносит Элинор. — Я просто пытаюсь защитить тебя. Вас обоих, — добавляет она не слишком убедительно.
— Вы что, решили, будто я хочу… развестись с Люком и зацапать все его деньги?
«Как ты со своими мужьями проделала», едва не прибавляю я и сдерживаюсь в последнюю секунду.
— Думаете, я для этого за него замуж собралась?
— Бекки…
— Вам лучше как следует ознакомиться с контрактом…
— Я не намерена с ним знакомиться.
— Прикажете расценивать это как ваш отказ подписать его? — Элинор победоносно улыбается, точно я подтвердила самые жуткие ее подозрения.
— Нет! — говорю я дрожащим голосом. — Не отказываюсь! Я подпишу все, что вам будет угодно! Я не позволю вам думать, будто мне нужны деньги Люка! — Я хватаю ручку со стола и так яростно царапаю свою подпись на первой же странице, что прорываю бумагу.
— Бекки, не будь дурочкой! — кричит Люк. — Мама!
— Все отлично! Подпишу каждую… долбаную… Лицо у меня пылает, перед глазами пелена, я переворачиваю страницы и ставлю подпись снова и снова, даже не глядя на текст. Ребекка Блумвуд. Ребекка Блумвуд.
— Ну а я этого не подпишу, — говорит Люк. — Мне не нужен этот контракт. И уж конечно я не подпишу бумагу, которую никогда в жизни не видел.
— Вот! Готово! — Я бросаю ручку и хватаюсь за сумку. — Думаю, мне пора. До свидания, Элинор.
— Бекки… — произносит Люк. — Мама, чего ради ты это затеяла?
Когда я стремительно выхожу из квартиры Элинор, в голове у меня все еще шумит. Несколько секунд стою у лифта, он так и не подъезжает — и я иду пешком. Меня трясет от ярости и унижения. Она думает, что мне нужны деньги Люка! Считает меня золотоискательницей!
А может, все так считают?
— Бекки! — Перепрыгивая через три ступеньки, Люк мчится следом. — Бекки, подожди! Извини! Я понятия не имел…
Когда мы оказываемся на первом этаже, он хватает меня, прижимает к себе, а я стою, будто окоченев.
— Поверь мне! Для меня это такой же шок, как и для тебя.
— Знаешь… Думаю, тебе стоит его подписать, — говорю я, глядя в пол. — Ты должен защищать себя. Это только разумно.
— Бекки. Это я. Это мы. — Люк мягко приподнимает мне подбородок, и мне не остается ничего другого, как взглянуть в его темные глаза. — Ты рассержена, я знаю. Это естественно. Но ты должна простить маму. Она слишком долго жила в Америке. Брачный контракт здесь норма. Она не хотела…
— Хотела! — Чувство унижения охватывает меня с новой силой. — Именно этого она и хотела! Она думает, у меня есть какой-то план… заполучить все твои деньги и спустить их на туфли!
— Но ведь ты не замышляла такого коварства? — Люк изображает ужас. — А я чуть не попался! Что ж, если ты затеяла такой хитрый ход, может, нам следует составить брачный контракт…
Я выдавливаю улыбку — но мне все еще не по себе.
— Я знаю, что здесь у многих такие контракты. Я знаю. Но все-таки она не должна была… составлять его, даже не посоветовавшись с нами! Представляешь, каково мне было?
— Представляю. — Люк успокаивающе гладит меня по спине. — Я на нее так зол.
— Нет.
— Конечно, да!
— Нет! Ты на нее никогда не злишься! В этом-то и проблема. — Я вырываюсь из его рук, пытаясь не терять самоконтроля.
— Бекки? — Люк смотрит на меня. — Что-нибудь еще случилось?
— Дело не только в этом. Дело… во всем! То, как она захватила всю организацию свадьбы. То, как мерзко, как надменно она вела себя с моими родителями…
— Ей свойственно держаться официально, — отбивается Люк. — Это не значит, что она ведет себя надменно. Если бы твои родители были знакомы с ней ближе…
— А как она использует тебя! — Я знаю, что ступаю на зыбкую почву, но раз уж завелась, то не остановлюсь, пока не выскажу все. — Ты отдаешь ей столько своего времени. Снабжаешь ее персоналом. Ты даже с Майклом из-за нее поссорился. Я просто не понимаю. Ты же знаешь, что Майкл заботится о тебе. Ты знаешь, как близко к сердцу он принимает твои интересы. Но из-за своей матушки ты с ним даже не разговариваешь.
На лице Люка дергается жилка — я задела больное место.
— А теперь она хочет, чтобы мы переехали в этот дом. Как ты сам не видишь? Она просто хочет запустить в тебя когти! Будешь при ней мальчиком на побегушках, и она ни на миг нас в покое не оставит… Люк, ты и так даешь ей слишком много!
— И что в этом плохого? — Лицо Люка напрягается. — Она моя мать.
— Знаю! Но она никогда не интересовалась тобой, пока ты не добился здесь успеха. Помнишь наш первый приезд в Нью-Йорк? Ты из кожи вон лез, чтобы произвести на нее впечатление, — а она палец о палец не ударила, чтобы повидаться с тобой! Но вот ты встал здесь на ноги, у тебя есть имя, есть контакты в прессе, есть деньги, — и вдруг она решила влезть в твою жизнь. Она же использует тебя!
— Это неправда!
— Правда! Просто ты не желаешь видеть этой правды! Ты ослеплен своей матушкой!
— Послушай, Бекки, тебе легко судить, — запальчиво говорит Люк, — у тебя с матерью прекрасные отношения. А я свою почти не видел, пока рос…
— Вот именно! — кричу я, не сдержавшись. — О чем и речь! Да ей тогда насрать на тебя было!
О черт. Вот этого говорить не следовало. Во взгляде Люка мелькает боль, он вдруг становится похож на десятилетнего ребенка.
— Ты же знаешь, что это не так, — произносит он. — Я был нужен маме. Это не по ее вине.
— Я знаю. Извини… — Я притягиваю к себе Люка, но он отстраняется.
— Попробуй хоть раз поставить себя на ее место, Бекки. Подумай, через что она прошла. Оставить своего ребенка — и при этом высоко держать голову. Ей так долго приходилось скрывать свои чувства — не удивительно, что теперь ей нелегко проявлять теплоту. Конечно, она держится несколько натянуто!
Я слушаю Люка — и мне хочется плакать. Он же все это выдумал. Он по-прежнему мальчишка, который перебирает все отговорки мира, лишь бы объяснить, почему мать не приходит к нему.
— Но теперь у нас есть шанс все исправить, — продолжает Люк. — Да, она порой бывает бестактна. Ну и что? Она же старается изо всех сил.
«Это точно, — вертится у меня на языке, — со мной она постаралась на славу».
— Да, пожалуй, — бормочу я вслух. Люк берет меня за руку:
— Пошли наверх. Выпьем еще по бокалу. Забудь о том, что случилось.
— Нет уж! — резко бросаю я. — Я лучше… домой. А ты возвращайся. До встречи!


Начинается дождь. Тяжелые капли стучат по асфальту, срываются с навесов. Холодят мои разгоряченные щеки, оставляют пятна на моих новых, отделанных замшей туфлях. Волосы быстро становятся мокрыми. Но я не замечаю ничего. Я все еще взвинчена из-за недавних событий, из-за буравящего взгляда Элинор, из-за обиды на Люка.
Едва я переступаю порог квартиры, раздается удар грома. Я повсюду зажигаю свет, врубаю телевизор и беру почту. Письмо от мамы. Его я открываю первым. Оттуда выпадает клочок материи; бумага пахнет мамиными духами.
Дорогая Бекки!
Надеюсь, в Большом Яблоке все благополучно!
Такой цвет мы наметили для салфеток. Дже-нис говорит, что нужен розовый, но я считаю, что светло-сливовый будет смотреться прелестно, особенно если учесть, какие мы выбираем цветы. Но скажи, что ты об этом думаешь, ведь невеста у нас ты, дорогая!
Фотограф, которого посоветовал Дэннис, заходил вчера и произвел на нас всех такое впечатление! Папа слышал о нем много хорошего в гольф-клубе, а это немало. Он может делать и цветные снимки, и черно-белые, а в стоимость входит и фотоальбом, — по-моему, очень выгодно. А еще он может сделать из самого удачного снимка головоломку на сто элементов, чтобы разослать в знак признательности всем гостям!
А самое главное — я сказала ему, что у нас есть много твоих снимков у цветущего вишневого дерева. Мы посадили его, когда ты родилась, и я всегда втайне мечтала, как наша малютка Ребекка вырастет и будет стоять под этим деревом в день своей свадьбы. Ты — единственное наше дитя, и этот день для нас значит так много! 
С любовью, твоя мама.
К концу письма я плачу. Как я думать могла о том, чтобы выйти замуж в Нью-Йорке! Сама не понимаю, почему я позволила Элинор показывать мне эту дурацкую «Плазу»!
Дома — вот где я хочу сыграть свадьбу. С мамой и папой, с вишневым деревом, с моими друзьями, со всем, что по-настоящему важно для меня.
Вот и принято решение. Завтра я скажу о нем всем.
— Бекки?
Я подскакиваю от неожиданности. Люк стоит в дверях, запыхавшийся, вымокший с головы до ног. Волосы прилипли к голове, дождевые капли все еще стекают по лицу.
— Бекки… прости. Пожалуйста, прости. Я не должен был тебя отпускать. Смотрю — дождь… О чем я только думал… — Он останавливается не договорив, заметив, что у меня все лицо в слезах. — С тобой все в порядке?
— Все замечательно. — Я вытираю глаза. — Люк… Ты меня тоже прости.
Люк долго смотрит на меня, у него слегка подергивается веко.
— Бекки Блумвуд, — произносит он наконец. — Ты самая великодушная… отзывчивая… любящая… Я не заслуживаю…
Он умолкает и подходит ко мне, лицо у него почти яростное от напряжения. Когда он целует меня, капли с его волос падают мне на щеки, смешиваются со слезами, у них солоноватый вкус. Я закрываю глаза и позволяю своему телу расслабиться. Я чувствую, как решителен Люк, обхватывая мои бедра, как он желает меня прямо сейчас, сию минуту, как хочет он попросить прощения, сказать, что любит меня, что сделает для меня все на свете…
Господи, как же я люблю спонтанный секс!




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи



Бесподобно! Написано весело, энергичном и с каждой книгой все менее "трагично". Читается на одном духу. Отличная серия книг, я уже сама хочу стать шопоголиком))
Шопоголик и брачные узы - Кинселла СофиЧародейка
23.05.2014, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100