Читать онлайн Шопоголик и брачные узы, автора - Кинселла Софи, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и брачные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Поговорим серьезно. Разумеется, я не собираюсь выходить замуж в Нью-Йорке. Нет, конечно. Об этом и думать нечего. Я выйду замуж, как и собиралась, дома, с прекрасным шатром в саду. Нет никаких оснований менять эти планы. Абсолютно никаких.
Разве что…
Черт. Допустим — только допустим! — что кое в чем Элинор права.
Свадьба ведь действительно бывает не каждый день, так? Это вам не день рождения, не Рождество. Венчаются один раз. И если выпадает шанс сделать это событие незабываемым, то, пожалуй, за такой шанс нужно хвататься.
А прошествовать перед четырьмя сотнями гостей, под звуки струнного оркестра, в фантастическом цветочном убранстве — действительно будет незабываемо. А потом всем скопом усесться за немыслимый обед. Робин дала мне несколько вариантов меню — ничего себе! Розетка из омара по-мэнски… Консоме из дичи с кнелями из фазана… Дикий рис с кедровыми орешками…
Конечно, в Оксшотте и Эштеде неплохие продуктовые лавки, но вряд ли там разбираются в кедровых орешках. (Я и сама, если честно, не разбираюсь. Но мне-то и не надо.)
И возможно, Элинор права и в другом: наверняка мама будет только признательна, если ее избавят от утомительных хлопот. Ну да. Вдруг это для нее непосильный груз и она уже сама не рада, что взвалила его на свои плечи? А если мы поженимся в «Плазе», ей и делать ничего не понадобится — только прийти на праздник. К тому же маме с папой не придется тратиться… То есть для них же лучше!
И вот на обратном пути в «Берниз» я извлекаю свой мобильник и набираю номер моих родителей. Мама снимает трубку, слышится финальная мелодия из «Криминального часа»
type="note" l:href="#note_10">[10]
, и внезапно меня охватывает тоска по дому. Представляю себе, как мама и папа сидят там, за опущенными шторами, и уютно мерцает огонь в газовом камине.
— Привет, мам!
— Бекки! — восклицает мама. — Как я рада, что ты позвонила! Я пыталась тебе переслать по факсу меню из службы доставки, но у тебя аппарат не работает. Папа спрашивает, давно ли ты проверяла картридж,
— Я… не помню. Мама, послушай…
— И знаешь что? Знакомый невестки Дженис работает в фирме, делающей надписи на воздушных шариках! Она говорит, если мы закажем двести шариков или больше, то гелием их наполнят бесплатно!
— Круто! Послушай, я тут прикинула насчет свадьбы…
Что это я вдруг разнервничалась?
— Да-да? Грэхем, сделай телевизор потише.
— Мне пришло в голову… Так, лишь вариант… У меня вырывается пронзительный смешок. Что мы с Люком могли бы пожениться в Америке!
— В Америке? — Долгая пауза. — Что значит — в Америке?
— Это просто предположение! Знаешь, раз уж мы с Люком здесь поселились…
— Вы живете там всего год, Бекки! — Мама шокирована. — Твой дом здесь!
— Ну да… Но я подумала… — мямлю я.
В глубине души я надеялась, что мама воскликнет: «Замечательная идея!» — и дело в шляпе.
— Как же мы организуем свадьбу в Америке?
— Э-э… Может, устроим ее в… в большом отеле?
— В отеле? — Похоже, мама решила, что я сбрендила.
— И Элинор помогла бы… — Я с трудом подбираю слова. — Я уверена, она посодействует.., понимаешь, если окажется слишком дорого…
На другом конце провода резко втягивают воздух, и я зажмуриваюсь. Черт меня дернул помянуть Элинор!
— Ну что ж. Спасибо, мы обойдемся без ее содействия. Мы прекрасно можем справиться сами. Это идея Элинор — насчет отеля? Она что, полагает, что нам хорошую свадьбу организовать не под силу?
— Нет! — поспешно говорю я. — Это так… пустяки! Я только…
— Папа говорит — если она такая мастерица по отелям, пусть и останавливается там, а не у нас.
Великолепно. Я все окончательно испортила.
— Слушай, мам… забудь. Это была глупая мысль. — Я тру щеки. — Так как продвигается дело?
Мы болтаем еще несколько минут, я выслушиваю рассказ о милом сотруднике из компании, продающей шатры, и про то, какие там разумные расценки, и про то, что сынишка этого сотрудника учился в одной школе с кузеном Алексом — разве не тесен мир? К концу разговора мама полностью успокаивается, и злополучная тема американских отелей забыта.
Я прощаюсь, отключаю телефон и с шумом выдыхаю. Правильно. Решено. Надо позвонить Элинор и все сказать ей. Ни к чему ходить вокруг да около.
Я снова включаю мобильник, набираю две цифры — и останавливаюсь.
С другой стороны — а стоит ли копья ломать?
В смысле — мало ли что. Вдруг мама с папой вечером все обсудят и передумают? Может, приедут, чтобы самим посмотреть. А когда собственными глазами увидят бальный зал… представят, какое это будет волшебное зрелище… какое роскошное… какое ослепительное…
О господи. Я не в силах с этим распрощаться. Пока еще нет.


Когда я добираюсь до дома, Люк с мрачным видом сидит за столом над какими-то бумагами.
— Ты сегодня рано! — радостно говорю я.
— Надо заняться кое-какими документами, — отвечает Люк. — Надеялся обрести здесь мир и покой.
— Хорошо.
Подойдя ближе, я обнаруживаю, что все бумаги озаглавлены «Фонд Элинор Шерман». Открываю рот, чтобы высказаться, — и закрываю.
— Итак, — Люк с легкой улыбкой поднимает на меня глаза, — что ты думаешь о «Плазе»?
— Выходит, ты знал? — Я потрясенно смотрю на него.
— Да. Конечно, знал. Я бы тоже пришел, если бы не деловой ланч.
— Но, Люк… — Только бы не переиграть. — Ты же помнишь, что моя мама готовит свадьбу в Англии.
— Времени прошло совсем мало, верно?
— Ты не должен был просто так устраивать эту встречу!
— Мама думала, что это будет для тебя сюрпризом. И я так думал.
— Это было как снег на голову! — резко парирую я, и Люк озадаченно смотрит на меня.
— Тебе не понравился «Плаза»? Я думал, ты будешь ошеломлена!
— Конечно, мне там очень понравилось. Дело в другом.
— Я знаю, что тебе всегда хотелось торжественную, великолепную свадьбу. И когда мама предложила устроить все в «Плазе», это был настоящий подарок. Должен признаться, это моя идея с сюрпризом. Я думал, ты придешь в восторг.
Люк выглядит поникшим, и меня мгновенно охватывает чувство вины. Мне и в голову не приходило, что он участвует в этой затее.
— Люк, я и вправду в восторге! Просто… боюсь, маму не обрадует то, что мы с тобой поженимся в Америке.
— А уговорить ее ты не можешь?
— Это не так просто. Твоя мать держалась чересчур надменно, сам знаешь…
— Надменно? Она же хочет устроить нам чудесную свадьбу!
— Если бы она захотела, то могла бы устроить чудесную свадьбу в Англии, — замечаю я. — Или помогла бы маме и папе — тогда чудесную свадьбу они устроили бы все вместе! А она вместо этого обзывает их садик «деревенским захолустьем»! — Стоит мне вспомнить пренебрежительный тон Элинор, как негодование разгорается с новой силой.
— Уверен, что она и в мыслях не держала…
— Только потому, что это не в центре Нью-Йорка! Да что она об этом знает!
— Прекрасно, — отрезает Люк. — Ты свое мнение высказала. Тебе такая свадьба не нужна. Но, если хочешь знать мою точку зрения, мама проявила неимоверную щедрость. Предложила оплатить свадьбу в «Плазе» и к тому же организовала роскошный вечер для празднования помолвки…
— Кто тебе сказал, что я горю желанием праздновать помолвку? — Ой! Опять не успела прикусить язык.
— Не находишь, что это грубовато?
— А может, мне нет дела до всей этой мишуры и блеска и… до всей материальной стороны! Может, моя семья мне дороже! И традиции… и честь! Ты же знаешь, Люк, мы так ненадолго на этой планете…
— Довольно! — раздраженно кричит Люк. — Твоя взяла! Если с этим такие проблемы — забыли! Не хочешь приходить на праздник по случаю помолвки — не приходи, а жениться будем в Оксшотте. Счастлива?
— Но… — Я умолкаю и тру нос.
Конечно, как только Люк произнес эти слова, я начинаю склоняться в другую сторону. Ведь, если вдуматься, предложение просто изумительное. А если мне удастся как-нибудь переубедить папу с мамой, может, это и впрямь станет самой фантастической порой в нашей жизни.
— Вопрос не в том, чтобы жениться непременно в Оксшотте, — говорю я наконец. — Надо… надо принять правильное решение. Ты же сам предлагал не терять головы…
Выражение лица Люка смягчается, и он встает.
— Знаю. — Он вздыхает. — Бекки, прости.
— И ты меня прости, — бормочу я.
— Это же просто нелепо. — Люк обнимает меня и целует в лоб. — Все, чего я хотел, — это подарить тебе свадьбу твоей мечты. Если ты и в самом деле не хочешь свадьбы в «Плазе» — конечно, этого не будет.
— А твоя мать?
— Мы просто объясним ей, как ты к этому относишься. — Несколько мгновений Люк смотрит на меня. — Бекки, для меня не имеет значения, где мы поженимся. И мне все равно, будут у нас розовые цветы или голубые. Для меня главное, чтобы ты вышла за меня и чтобы весь мир об этом узнал.
Голос у него такой уверенный, такой ровный, что к горлу внезапно подкатывает комок.
— Для меня тоже главное только это, — произношу я, сглотнув. — Самое-самое главное.
— Хорошо. Так давай договоримся. Ты вольна сама принимать решения. Только дай мне знать, где объявиться, — и я объявлюсь.
— По рукам. Обещаю дать тебе как минимум сорок восемь часов на подготовку.
— Хватит и двадцати четырех. — Люк снова целует меня, а потом указывает на буфет: — Кстати, первый подарок к помолвке.
Я заглядываю туда — и открываю рот. Синяя, как яйцо малиновки, коробочка, перевязанная белой лентой. «Тиффани»!
— Можно открыть?
— Вперед!
Вне себя от возбуждения, я развязываю ленточку, открываю коробку — и обнаруживаю стеклянную голубую чашу, покоящуюся в папиросной бумаге, и карточку, гласящую: «С наилучшими пожеланиями от Марти и Элисон Гербер».
— Вот это да! Какая красота! Кто эти Герберы?
— Не знаю. Мамины друзья, наверное.
— Значит… все, кто придет на праздник, принесут подарки?
— Полагаю, да.
— О… конечно.
Ну и ну. Я в задумчивости разглядываю чашу, провожу пальцем по ее сверкающей поверхности.
Знаете, а Люк, пожалуй, прав. Это действительно будет грубо — швырнуть щедрость Элинор ей же в лицо.
Ладно, вот как я поступлю: подожду до празднования помолвки. А там уж приму решение.


Событие намечено на шесть часов вечера, в следующую пятницу. Я собираюсь прийти туда пораньше, но на работе выдается безумный день сразу с тремя авралами — и появляюсь я лишь в десять минут седьмого, несколько взвинченная. Есть и хорошая сторона: на мне бесподобное черное платье без бретелек, и сидит оно так, будто на меня и сшито. (Предназначалось оно, скажу по секрету, для Риган Хартман, одной из моих клиенток. Но, по-моему, оно ей не очень подходит.)
Двухэтажная обитель Элинор находится на Парк-авеню; там просторное фойе с мраморными полами и отделанные ореховым деревом лифты, где вечно пахнет какими-то дорогими духами. Я выхожу на шестом этаже и сразу слышу гул голосов, через который пробиваются звуки фортепиано. В дверях образовалась целая очередь, и я вежливо жду позади пожилой пары в меховых пальто. Квартира, похоже, полна гостей.
Честно говоря, апартаменты Элинор мне не слишком по душе. Они оформлены в бледно-голубых тонах, заставлены диванами с шелковой обивкой и затянуты тяжелыми тканями, а на стенах висят самые скучные картины, какие мне доводилось видеть. Не верю, что эти шедевры действительно нравятся Элинор. Если уж на то пошло, сомневаюсь, что она вообще на них смотрит.
— Добрый вечер, — врывается в мои раздумья чей-то голос, и я спохватываюсь, что подошла моя очередь. Женщина в черном брючном костюме, со списком в руке, одаривает меня профессиональной улыбкой. — Позвольте узнать ваше имя?
— Ребекка Блумвуд, — скромно отвечаю я и жду, когда она ахнет или по меньшей мере засияет, узнав, кто перед ней.
— Блумвуд… Блумвуд… — Женщина пробегает глазами список, переворачивает страницу и проводит пальцем до самого конца. — Не вижу вашего имени.
— Правда? — Я растерянно смотрю на нее. — Должно где-то быть!
— Проверю еще раз… — Женщина возвращается к началу списка и просматривает его уже медленней. — Нет, — качает она головой, — боюсь, вас здесь нет. Сожалею. — И поворачивается к только что подошедшей блондинке: — Добрый вечер! Позвольте узнать ваше имя.
— Но… но… это же праздник для меня! То есть не совсем для меня…
— Ванесса Диллон.
— Да-да, — отзывается привратница и с улыбкой вычеркивает ее имя. — Прошу. Серж примет у вас пальто. Вы не могли бы отойти в сторону, мисс? — холодно говорит она мне. — Вы загораживаете дверь.
— Вы обязаны меня впустить! Я должна быть в списке! — Я заглядываю в дверь, надеясь увидеть Люка или на худой конец Элинор, — но там толпа незнакомых мне личностей. — Пожалуйста! Я должна быть там!
Женщина в черном вздыхает.
— У вас есть с собой приглашение?
— Нет! Я же не знала, что оно мне понадобится! Я… обрученная!
— Кто? — Привратница тупо смотрит на меня.
— Я… о господи. — Снова заглянув внутрь, я неожиданно замечаю Робин. На ней расшитый серебряным бисером топ и пышная юбка.
— Робин! — зову я приглушенным голосом. — Робин! Меня не пускают!
— Бекки! — беззаботно чирикает Робин. — Заходите! Пропустите все веселье! — И радостно салютует бокалом шампанского.
— Видите? — в отчаянии восклицаю я. — Я их знаю. Честно, я не обманщица!
Привратница смотрит на меня долгим взглядом — и пожимает плечами:
— Хорошо. Можете войти. Серж примет у вас пальто. У вас есть подарок?
— Э-э… Нет.
Привратница молча закатывает глаза с выражением «откуда только такие берутся» и поворачивается к следующему в очереди, а я проскакиваю внутрь — а то еще передумает.
— Я ненадолго, — сообщает Робин, когда я присоединяюсь к ней. — У меня еще три репетиции званых ужинов. Но я хотела повидаться с вами сегодня, потому что у меня потрясающие новости. Вашей свадьбой займется очень талантливый дизайнер. Шелдон Ллойд, ни много ни мало.
— О! — отзываюсь я ей в тон, хотя понятия не имею, кто такой этот Шелдон Ллойд. — Круто.
— Потрясены, конечно? Всегда твержу: хотите, чтобы что-то сбылось, — займитесь этим сейчас! Так вот, я поговорила с Шелдоном, мы обсудили кое-какие идеи. Он считает, что замысел со «Спящей красавицей» великолепен. И по-настоящему оригинален. — Робин озирается по сторонам и понижает голос: — Шелдон предлагает… превратить залу с террасой в заколдованный лес.
— В самом деле?
— Да! Я так взволнована! Вы должны это увидеть!
Робин открывает сумочку и извлекает эскиз. Я смотрю на него и не верю своим глазам.
— Березы импортируют из Швейцарии, и еще будут гирлянды волшебных огней. Вы пройдете по зеленой аллее, из деревьев, под сенью листвы. Сосновые иглы создадут чудесный аромат, по мере вашего продвижения будут распускаться цветы, а над вами будут петь специально обученные птицы… Что скажете насчет механической белочки?
— Гм… — Я слегка кривлюсь.
— Вот и я тоже не была уверена. Хорошо… Забудем о лесных зверюшках. — Она достает ручку и что-то вычеркивает. — Но в остальном… Это будет великолепно. Согласны?
— Я… ну…
Сказать ей, что я еще не окончательно решила выходить замуж в Нью-Йорке?
Но я не могу. Она тотчас остановит все приготовления. А потом пойдет и скажет Элинор, и тогда разразится скандал.
Но самое главное — я уверена, что в конце концов мы поженимся в «Плазе». Надо лишь переубедить маму. От такого предложения отказываются только сумасшедшие.
— Вы знаете, что Шелдон работал со многими голливудскими звездами? — спрашивает Робин, еще больше понижая голос. — Когда встретитесь с ним, можете посмотреть его портфолио. Говорю вам, это нечто!
— Действительно? — Меня охватывает волнение. — Звучит здорово!
— Так, все, — Робин смотрит на часы, — пора бежать. Но я буду на связи. — Она пожимает мне руку, допивает свое шампанское и спешит к дверям, а я, все еще слегка одурманенная, смотрю ей вслед.
Голливудские звезды! Если мама об этом узнает — разве не посмотрит она на затею Элинор иначе? Разве не поймет, какая это дивная возможность?
Беда в том, что у меня недостает мужества снова поднять эту тему. Я даже не осмелилась рассказать ей о сегодняшней вечеринке. Она только расстроится и скажет — уж не думает ли Элинор, что мы недостаточно хороши для вечеринки в честь помолвки? Или что-нибудь в этом духе. И я почувствую себя еще более виноватой. Надо найти способ так преподнести маме эту идею, чтобы она с ходу не разобиделась. Может, потолковать сначала с Дженис… Расскажу ей про голливудских звезд…
Взрыв смеха где-то поблизости выводит меня из раздумий, и я обнаруживаю, что стою в полном одиночестве. Озираюсь по сторонам в поисках кого-нибудь, к кому можно было бы присоседиться. Странно немного: ведь это задумывалось как вечеринка в честь нас с Люком, но здесь добрая сотня человек, а я никого из них не знаю. Смутно припоминаю одну или две физиономии — но настолько смутно, что неловко подойти и поздороваться. Пробую улыбнуться только что вошедшей даме, но она косится на меня с подозрением и проталкивается к компании, сгрудившейся у окна. Тот, кто говорит, что американцы дружелюбнее англичан, никогда не бывал в Нью-Йорке.
Я вспоминаю, что где-то здесь должен быть Дэнни, и вглядываюсь в толпу. Я приглашала и Эрин с Кристиной, но они все еще были по уши в работе, когда я уходила из «Берниз». Надеюсь, попозже они появятся.
Ну же, я должна с кем-нибудь пообщаться! Хоть с Элинор. Не то чтобы это была самая желанная компания, но, может, она по крайней мере знает, не пришел ли уже Люк. Я как раз проталкиваюсь мимо группы женщин в черных туалетах от Армани, когда до меня доносится чей-то голос:
— А невесту вы знаете?
Я замираю, прикидываясь, будто вовсе и не подслушиваю.
— Нет. Кто-нибудь знает?
— Где они живут?
— Где-то в Вест-Виллидж. Но они, кажется, переезжают в этот дом.
Что такое? Куда мы переезжаем?!
— В самом деле? Я думала, сюда въехать невозможно.
— Только если вы не родня Элинор Шерман! — Женщины с веселым смехом растворяются в толпе, а я тупо смотрю на лепные завитушки на стене.
Что они себе в головы втемяшили? Я в жизни сюда не перееду. Ни за что.


Я бесцельно брожу еще несколько минут, раздобыв бокал шампанского и стараясь сохранять на лице беззаботную улыбку. Но она все время норовит растаять. Совсем не так я представляла себе празднование нашей помолвки. Сначала меня не пускает цербер у двери. Потом выясняется, что я ни с кем не знакома. И наконец, из угощений тут только низкокалорийные, насыщенные протеином кусочки рыбы, — и то официанты будут шокированы, если вы и в самом деле проглотите хоть один.
Я невольно с легкой тоской вспоминаю вечеринку в честь помолвки Тома и Люси. Конечно, такого размаха там не было. Дженис приготовила большую чашу пунша, мы устроили барбекю, а Мартин спел «Ты одинок сегодня вечером» под караоке. И все же… По крайней мере, это было весело. И я знала почти всех гостей. Уж точно больше, чем здесь…
— Бекки! Что это ты прячешься? — Слава богу, Люк. Ну где его носило?
— Люк! Наконец-то! — Я бросаюсь к нему и вскрикиваю от радости, заметив рядом с Люком лысоватого человека средних лет; он приветливо улыбается мне. — Майкл! — И я крепко сжимаю его в объятиях.
Майкл Эллис — один из самых моих любимых людей во всем мире. Он обосновался в Вашингтоне, где возглавляет необычайно успешное рекламное агентство. К тому же Майкл — партнер Люка в американском отделении «Брендон Комьюникейшнс», а также его наставник. И мой, если на то пошло. Если б не совет Майкла, я бы в жизни не перебралась в Нью-Йорк.
— Люк говорил, что ты, возможно, придешь, — искренне радуюсь я.
— Думаешь, я бы такое пропустил? — Майкл подмигивает. — Мои поздравления! — Он поднимает бокал. — Знаешь, Бекки, держу пари, ты жалеешь, что не приняла мое предложение насчет работы. В Вашингтоне у тебя были бы реальные перспективы. А вместо этого… — Он покачивает головой. — Только посмотри, как все обернулось. Потрясающая работа, такой мужчина, свадьба в «Плазе»…
— Кто тебе сказал про «Плазу»? — в изумлении спрашиваю я.
— Да все! Похоже, затевается грандиозная вечеринка, да?
— Ну… — Я застенчиво пожимаю плечами.
— Как мама, в восторге?
Я припадаю к шампанскому, чтобы увильнуть от ответа.
— Сегодня, смотрю, ее нет?
— Нет. Ей же так далеко ехать! — Смех у меня получается неестественный, и следующим глотком я осушаю свой бокал.
— Я принесу тебе еще, — говорит Люк, — и найду мать. Она спрашивала, где ты… Я только что попросил Майкла быть моим шафером, — добавляет он, прежде чем отойти. — По счастью, он согласился.
— Правда? — восхищаюсь я. — Фантастика! Лучше не бывает, правда?
— Неправда! — Майкл хохочет, запрокинув голову. — Несколько лет тому назад мои друзья надумали, чтобы я их поженил, Я подключил кое-какие связи, и меня назначили священником.
— Думаю, из тебя получился отличный пастор! Падре Майкл. Люди будут ломиться к тебе в церковь.
— Пастор-атеист. И полагаю, что не первый. — Майкл делает глоток шампанского. — Так как дела на торговом фронте?
— Отлично, спасибо.
— Знаешь, я рекомендую тебя каждому встречному. «Нужна одежда — обращайтесь к Бекки Блумвуд в „Берниз“». Я это всем говорю — помощникам, официантам, бизнесменам, прохожим на улице…
— А я все удивляюсь, откуда берется эта странная публика, — улыбаюсь я.
— Если серьезно, я хотел попросить об одном маленьком одолжении. — Майкл слегка понижает голос. — Буду признателен, если ты поможешь моей дочери Деборе. Она только что порвала со своим парнем, и, боюсь, сейчас у нее та самая черная полоса. Я сказал ей, что знаю кое-кого, кто может поправить дело.
— Само собой. — Я тронута. — Буду рада помочь.
— Только не разори ее. Она живет на адвокатское жалованье.
— Постараюсь не разорить! — смеюсь я. — А как насчет тебя?
— Считаешь, мне нужна помощь?
— Честно говоря, ты и так выглядишь что надо. — Я киваю на его темно-серый костюм. Уверена, сдача с трех тысяч долларов была небольшая.
— Всегда стараюсь приодеться, если мне предстоит встреча с красивыми людьми. — Майкл с явным удовольствием обводит глазами собравшихся, и я слежу за его взглядом. Поблизости самозабвенно, без умолку трещат шесть женщин средних лет. — Ваши друзья?
— Не совсем, — признаюсь я. — Вообще-то я мало кого здесь знаю.
— Я так и думал. А… как ты ладишь с будущей свекровью? — Вид у него такой невинный, что меня разбирает смех.
— Прекрасно, — хихикаю я. — Можешь себе представить…
— О чем речь? — спрашивает Люк, внезапно возникая у моего плеча. Он вручает мне бокал шампанского, а я бросаю быстрый взгляд на Майкла.
— Просто обсуждали свадебные планы, — беспечно говорит Майкл. — Уже решили, где проведете медовый месяц?
— Об этом еще речь не заходила. Но у меня есть кое-какие идеи, Люк. Надо отправиться куда-нибудь, где красиво и жарко. И роскошно. Куда-нибудь, где я еще не была.
— Знаешь, я не уверен, что смогу позволить себе целый месяц. — Люк слегка хмурится. — Мы только что заполучили Северо-Запад, и нам может потребоваться новое расширение. Боюсь, придется довольствоваться вариантом выходных, прихватив денек-другой.
— Выходных? — Меня охватывает паника. — Какой же это медовый месяц!
— Люк, — с укором произносит Майкл, — так не пойдет. Ты должен увезти свою жену на прекрасный медовый месяц. Я на этом как шафер настаиваю. Где ты еще не бывала, Бекки? В Венеции? В Риме? В Индии? В Африке?
— Из всего этого — нигде!
— Понятно. — Майкл приподнимает бровь. — Чревато расходами.
— Все видели мир, кроме меня, Я ни Австралию не видела, ни Таиланда…
— И я не видел. — Люк пожимает плечами. — Кому какая разница?
— Мне есть разница! Я еще ничего не совершила! Ты знаешь, что лучшая подруга матери Сьюзи — боливийская крестьянка? — Я устремляю на Люка выразительный взгляд. — Они вместе толкли маис в льяносах!
— Похоже, быть вам в Боливии, — замечает Майкл.
— Так вот чем ты собираешься заниматься в медовый месяц! Толочь маис!
— Просто мне кажется, что мы могли бы немного расширить наш кругозор. Например… отправиться в пеший поход.
— Бекки, ты в курсе, что это такое? — мягко спрашивает Люк. — Все твои пожитки в одном рюкзаке. И его надо нести.
— Я справлюсь! — вызывающе говорю я. — Легко! И мы бы встретили множество интересных людей…
— Я и так уже знаю множество интересных людей.
— Ты знаешь банкиров и рекламщиков! А хоть с одним боливийским крестьянином ты знаком? А с каким-нибудь бездомным?
— Вроде как нет, — говорит Люк. — А ты?
— Ну… нет, — признаю я после паузы. — Но не в этом дело. Мы должны их знать!
— Хорошо, Бекки! — Люк поднимает руку. — Предлагаю решение. Ты организуешь наш медовый месяц. Где угодно — но он должен занять не больше двух недель.
— Правда? — Я приоткрываю рот. — Ты серьезно?
— Серьезно. Ты права, нельзя же пожениться и обойтись без медового месяца. — Он улыбается мне. — Удиви меня.
— Ну, держись! Удивлю!
Я жадно глотаю шампанское, и все во мне бурлит от волнения. Вот это круто! Я сама устрою медовый месяц! Отправимся на изумительный курорт в Таиланде или еще где-нибудь. А если потрясающее сафари?..
— Кстати, о бездомных, — обращается Люк к Майклу. — В сентябре мы окажемся на улице.
— Шутишь? — изумляется Майкл. — С чего это?
— Истекает срок аренды, и владелица продает дом. А жильцов — вон.
— Ой! — Я внезапно отвлекаюсь от заманчивого видения: мы с Люком на вершине одной из пирамид. — Вспомнила! Люк, я тут слышала странный разговор. Какие-то люди говорили, что мы переедем в этот дом. С чего они это взяли?
— Это не исключено, — рассеянно соглашается Люк.
— Что? — Я тупо смотрю на него. — Что значит — не исключено? Ты с ума сошел?
— А почему нет?
Я слегка понижаю голос:
— Ты и вправду полагаешь, что я поселюсь в этом затхлом ящике, набитом старыми каргами, которые только и знают, что глазеют на меня так, будто я воняю?
— Бекки, — прерывает меня Майкл, выразительно качая головой.
— Правда! — Я разворачиваюсь к нему. — В этом доме ни одного симпатичного человека нет! Кого ни встречу — все полные…
И я резко смолкаю, когда до меня доходит, что пытался сказать Майкл.
— Кроме… матери… Люка, — добавляю я, стараясь, чтобы это прозвучало как можно более естественно. — Разумеется.
— Добрый вечер, Ребекка, — раздается у меня за спиной ледяной голос, и я оборачиваюсь, чувствуя, как пылают щеки.
Вот она, стоит позади меня, белое платье в греческом стиле складками ниспадает до пола. До того бледная и тонкая, что смахивает на одну из колонн в собственной квартире.
— Здравствуйте, Элинор, — вежливо говорю я. — Замечательно выглядите. Извините, что я немного опоздала.
— Ребекка, — Элинор подставляет мне щеку, — надеюсь, вы здесь общаетесь? Не просто топчетесь подле Люка?
— Вроде того…
— Для вас это хорошая возможность встретиться с важными людьми, — продолжает Элинор. — С председателем этого дома, например.
— Конечно… Да, пожалуй.
Кажется, не лучший момент сообщать ей, что я и в миллион лет сюда не перееду.
— Ей я представлю вас позже. А сейчас я хочу произнести тост. Если вы оба пройдете к подиуму.
— Превосходно! — Я стараюсь изобразить энтузиазм.
— Мама, вы, кажется, встречались с Майклом, — произносит Люк.
— В самом деле, — говорит Элинор с любезной улыбкой. — Как поживаете?
— Прекрасно, благодарю, — галантно отзывается Майкл. — Я намеревался прийти на открытие вашего фонда, но, к сожалению, не сумел выбраться из Вашингтона. Я слышал, оно прошло очень успешно?
— Действительно. Спасибо.
— И вот еще одна удача. Я как раз говорил Люку, как ему повезло, что он выбрал такую красивую, одаренную, образованную девушку, как Бекки.
— В самом деле? — Улыбка Элинор слегка коченеет.
— И вы наверняка разделяете мое мнение. Молчание.
— Безусловно, — цедит Элинор наконец и после краткого колебания водружает ухоженную руку на мое плечо.
Вот счастье-то. Будто прикосновение Снежной королевы. Я кошусь на Люка, а он весь светится от удовольствия.
— Что же! Тост! — радостно восклицаю я. — Вперед!
— Увидимся позже, Майкл, — говорит Люк.
— Удачи. — Майкл еле заметно подмигивает мне. — Люк, — добавляет он потише, когда Элинор направляется прочь, — я хотел бы поговорить с тобой по поводу благотворительной деятельности твоей матери.
— Ладно, — произносит Люк после паузы. — Отлично.
Это мое воображение — или он как будто готовится к обороне?
— Но прежде — тост, — улыбается Майкл. — Мы здесь не для того, чтобы обсуждать дела.


Я иду вместе с Люком и Элинор, и все вокруг оборачиваются и начинают перешептываться. Подиум расположен в конце комнаты, и, поднимаясь на него, я ощущаю нервозность. Повисает тишина, взоры всех собравшихся устремлены на нас.
Две сотни глаз — и все устраивают мне «обзор по-манхэттенски».
Стараясь держаться свободно, я выискиваю в толпе знакомые лица — лица своих. Но, кроме Майкла, я здесь никого не знаю. Где же мои друзья? Ну да, Кристина и Эрин в пути — но где Дэнни? Он обещал, что придет.
— Леди и джентльмены, — величественно начинает Элинор. — Добро пожаловать. Для меня неописуемая радость приветствовать вас здесь сегодня по такому торжественному случаю. Особенно Марсию Фокс, председателя этого дома, и Гвиневеру фон…
— Плевала я на ваш дурацкий список! — раздается от дверей пронзительный крик, и головы поворачиваются как по команде.
— …фон Ландленбург, компаньона фонда Элинор Шерман, — произносит Элинор, и челюсть ее напрягается.
— А ну пусти, тупая корова!
Слышится шум борьбы и негромкий вскрик, и теперь уже все в комнате тянут шеи, выглядывая, что там происходит.
— Убери от меня руки! Я беременна, дошло? Если что — засужу!
— Поверить не могу! — кричу я в восторге и спрыгиваю с подиума. — Сьюзи!
— Бекс! — Сьюзи врывается в комнату, загорелая, пышущая здоровьем, с бусинами в волосах и внушительной округлостью под платьем. — Сюрприз!
— Беременна? — Таркин топает за ней в своем допотопном пиджаке поверх фуфайки, и вид у него изрядно ошеломленный. — Дорогая, ты о чем?




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи



Бесподобно! Написано весело, энергичном и с каждой книгой все менее "трагично". Читается на одном духу. Отличная серия книг, я уже сама хочу стать шопоголиком))
Шопоголик и брачные узы - Кинселла СофиЧародейка
23.05.2014, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100