Читать онлайн Шопоголик и брачные узы, автора - Кинселла Софи, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.53 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Кинселла Софи

Шопоголик и брачные узы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Мы со Сьюзи договорились встретиться на Слоан-сквер и посидеть в тихом кафе. Мне не сразу удается углядеть Сьюзи из-за орды туристов, но вот толпа рассеивается и я вижу ее — Сьюзи сидит у фонтана, белокурые волосы нимбом сияют в солнечном свете, а живот просто немыслимых размеров.
Я уже готова кинуться с воплем «Сьюзи, это настоящий кошмар!» и выложить все, но… останавливаюсь.
Сьюзи выглядит как ангел. Как сильно беременный ангел.
Или как Дева Мария. Безмятежная, красивая, совершенная.
И я вдруг чувствую себя такой несуразной и глупой. 13 своем репертуаре — собралась, как обычно, вывалить все на Сьюзи — и подождать, пока она придумает выход. Нет, так нельзя. Она такая спокойная, такая счастливая. Это все равно что выпить ядовитые отходы в прекрасное, чистое море.
— Беке! Привет! — Заметив меня, Сьюзи встает, и я получаю новый шок — до чего же она… большая.
— Сьюзи! — Я спешу к ней и обнимаю ее. — Классно выглядишь!
— И чувствую себя классно, — хвастается Сьюзи. — Как ты? Как свадьба?
— О… Я прекрасно. Вообще все прекрасно. Ладно, пойдем. Выпьем чаю.
Ничего ей не скажу. Вот так. Единственный раз в жизни попробую сама разобраться со своими проблемами.
Мы отправляемся в «Ориэл» и садимся за столик у окна. Я заказываю горячий шоколад, но Сьюзи извлекает из сумочки чайный пакетик и протягивает его официанту.
— Листья малины, — объясняет она. — Укрепляет матку. Для родов.
— Верно, — киваю я. — Для родов. Конечно же! По спине пробегают мурашки, и я торопливо улыбаюсь.
Между нами: не вызывают у меня доверия все эти роды. Вы только посмотрите на размер живота Сьюзи. Словно там уже подросток. А теперь скажите, как этот подросток собирается пролезть…
То есть теорию я знаю. Просто… честно говоря, не представляю, как это срабатывает.
— Так когда это должно произойти? — спрашиваю я, точно завороженная глядя на живот Сьюзи.
— Через четыре недели.
— Оно что… будет еще больше?
— Да! — Сьюзи любовно похлопывает живот. —Думаю, еще немножко подрастет.
— Здорово… — слабым голосом лепечу я, пока официант ставит передо мной чашку с горячим шоколадом. — А… как Таркин?
— Отлично. Он сейчас на Крэе. Знаешь его остров в Шотландии? Там как раз у овец потомство, и он решил, что надо поехать помочь. Пока ребенок не родится.
— Конечно. А ты не поехала с ним?
— Это немного рискованно. — Сьюзи задумчиво помешивает свою малиновую бурду. — Дело в том, что меня овцы интересуют не так сильно, как его. То есть они очень забавные, — проявляет она солидарность, — но, знаешь, когда их целые тысячи…
— Но он вернется к сроку?
— Да. Он так волнуется! Все занятия посетил.
В голове не укладывается, что через несколько недель у Сьюзи будет малыш. А меня даже не окажется рядом.
— Можно потрогать? — Я осторожно кладу руку на живот Сьюзи. — Ничего не чувствую.
— Все нормально, — улыбается Сьюзи. — Спит, наверное.
— Ты уже знаешь, мальчик или девочка?
— Я не стала интересоваться, но думаю, что девочка: меня так и тянет к этим прелестным платьицам в магазине. А в книгах сказано — тело само подсказывает, что тебе нужно. Так что, думаю, это знак.
— А как ты ее назовешь?
— Никак не решим. Это так трудно! Накупили книжек, но там все имена такие дурацкие… — Она отхлебывает чай. — А как бы ты назвала своего ребенка?
— Ой… не знаю! Может, Лорен. Знаешь — Ральф Лорен. — Я задумываюсь на минуту. — Или Дольче.
— Дольче Клиф-Стюарт, — бормочет Сьюзи. — А мне нравится! Сокращенно можно называть Долли.
— Или Вера. Вера Вонг.
— Вера? — У Сьюзи расширяются глаза. — Ну нет, я свою дочь Верой не назову.
— Но мы же говорим не о твоем ребенке, мы говорим о моем. Вера Лорен де Брендом. По-моему, звучит что надо.
— Вера Брендон звучит как персонаж из «Улицы Коронации»! Но Дольче мне нравится. А если мальчик?
— Харви. Или Берни, — изрекаю я, немного поразмыслив. — Зависит от того, где он родится — в Лондоне или Нью-Йорке.
Я отрываюсь от шоколада и встречаю серьезный взгляд Сьюзи.
— Беке, ты ведь не собираешься рожать ребенка в Америке?
— Я… пока не решила. Посмотрим. Может, у нас еще сколько лет детей не будет!
— Знаешь, мы очень скучаем по тебе.
— Сьюзи, и ты туда же! — Я выдавливаю смешок. — Сегодня мама на меня уже наседала, чтобы я перебралась обратно в Оксшотт.
— Но это правда! Тарки на днях сказал, что Лондон без тебя совсем не тот.
— В самом деле? — Может, это нелепо, но я тронута.
— А твоя мама все время выспрашивает, не надумала ли ты навсегда осесть в Нью-Йорке. Ведь… нет?
— Если честно, то не знаю. Все от Люка зависит… От его работы…
— Он тебе не начальник, — говорит Сьюзи. — Ты тоже имеешь право голоса. Неужели тебе хочется похоронить себя там?
Черт, как это объяснить?
— Иногда думаю, что хочется. Когда я в Нью-Йорке, он кажется мне самым важным городом на свете. Работа фантастическая, люди фантастические, и вообще все чудесно. Но когда я возвращаюсь сюда, то думаю: погодите, это же мой дом. Это мир, которому я принадлежу. Просто я не знаю, готова ли я уже вернуться домой.
— Возвращайся в Англию и рожай ребенка, — искушает меня Сьюзи. — Вместе будем мамами!
— Сьюзи, ну куда ты торопишься! Можно подумать, я вот-вот рожу! — И я удираю в дамскую комнату, прежде чем она успевает сказать еще хоть слово.
С другой стороны… Сьюзи в чем-то права. Почему бы мне не родить ребенка? Другие же рожают — а я чем хуже? Вот если бы только как-нибудь обойтись без самого процесса родов. А может, сделать такую операцию — когда засыпаешь и ничего не чувствуешь. А потом просыпаешься, бац — под боком ребеночек!
Внезапно у меня перед глазами встает чудесная картина: мы со Сьюзи прогуливаемся вдвоем, па пару толкая перед собой коляски. Как бы это было весело. А сколько можно накупить всевозможных вещичек для детей. Маленькие прелестные шапочки, и хлопковые курточки, и… А помочи у «Гуччи», разве не класс?
Мы бы вместе пили капуччино, ходили по магазинам… В смысле, ведь все матери этим занимаются, да? Тогда из меня получится образцовая мать!
Точно, надо обсудить это с Люком.
Уже на выходе из кафе Сьюзи говорит:
— Да, Беке, ты же мне так ничего и не рассказала о свадьбе!
Желудок у меня ухает вниз, и я отворачиваюсь, якобы очень занятая своим пальто. Я ведь почти сумела забыть про ненавистную тему.
— Что ж, с этим… все отлично! — выдавливаю я наконец.
Не стану навешивать па Сьюзи свои проблемы. Все, точка.
— Люк спокойно отнесся к тому, что свадьба состоится в Англии? — Сьюзи с тревогой смотрит на меня. — Вы ведь из-за этого не поссорились, нет?
— Нет, — отвечаю я после паузы. — Честное слово — не поссорились.
Я придерживаю перед Сьюзи дверь, и мы выходим на Слоан-сквер. По тротуару несется толпа школьников в коротких полосатых штанишках, и мы отступаем, дожидаясь, когда они пробегут.
— Знаешь, ты приняла правильное решение. — Сьюзи сжимает мою руку. — Я так боялась, что ты выберешь Нью-Йорк. Что стало главным доводом?
— Так, то, другое… Всякое, А ты читала про этот проект приватизировать водопроводную систему?
Но Сьюзи пропускает мои слова мимо ушей. Ее что, не интересуют злободневные события?
— И что сказала Элинор, когда ты отменила всю эту бодягу с «Плазой»?
— Она сказала… конечно, она не обрадовалась. Сказала, что очень сердита… и…
— «Очень сердита»? — Сьюзи вскидывает бровь. — И все? Я думала, она рассвирепеет!
— Она и рассвирепела, — торопливо подхватываю я. — Так рассвирепела… У нее даже сосуд лопнул!
— Сосуд лопнул? — Сьюзи во все глаза смотрит на меня. — Где?
— На… подбородке.
Пауза. Сьюзи встает как вкопанная, выражение лица у нее меняется.
— Беке…
— Давай посмотрим детскую одежду, — поспешно предлагаю я. — Тут рядом отличный магазин…
— Беке, что происходит?
— Ничего!
— Нет, происходит! Я же вижу. Ты что-то скрываешь.
— Ничего я не скрываю!
— Ты отменила свадьбу в Америке или нет?
— Я…
— Беке? — Такого резкого тона мне от Сьюзи слышать не доводилось. — Скажи мне правду.
Все. Не могу больше врать.
— Я… собираюсь, — произношу я слабым голосом.
— Собираешься? — с ужасом восклицает Сьюзи. —То есть как — собираешься!
— Сьюзи…
— Я должна была это предвидеть! Должна была догадаться! Но раз твоя мать продолжает подготовку в Оксшотте и никто и не заикается о Нью-Йорке, я и решила — значит, Беке в конце концов надумала выйти замуж дома…
— Сьюзи, пожалуйста. Не волнуйся из-за этого, — быстро говорю я. — Просто успокойся… дыши глубоко…
— Как я могу не волноваться? — вопит Сьюзи. — Как это — не волноваться? Беке, ты несколько недель тому назад обещала, что с этим разберешься. Ты обещала!
— Знаю! И разберусь. Просто… это оказалось так трудно. Сделать выбор. Оба варианта выглядели превосходными, только каждый по-своему…
— Беке, свадьба — это тебе не сумочка! — еще пуще орет Сьюзи. — Нельзя же выбрать оба варианта!
— Знаю, знаю! Послушай, я все улажу…
— Почему ты мне раньше не сказала?
— Да потому что ты такая красивая, безмятежная и счастливая! — ору я в ответ. — И я не хотела нагадить тебе своими дурацкими проблемами!
— Ох, Беке… — Некоторое время Сьюзи молча смотрит на меня, а потом обнимает. — Так что же ты будешь делать?
Я глубоко вдыхаю, как перед прыжком.
— Скажу Элинор, что свадьбы и Нью-Йорке не будет. И что я выхожу замуж в Англии.
— Правда? Ты твердо в этом уверена?
— Да. Твердо. После того, как я увидела маму с папой… И мама, такая милая… Она понятия не имеет, что я замышляла у нее за спиной… А когда я сегодня уходила, папа по секрету сказал, как мама расстроилась, когда я только предложила сыграть свадьбу в Штатах. Эта свадьба для нее — все. Какая же я была дура бесчувственная. Не хочу я выходить замуж ни в каком Нью-Йорке. Нигде не хочу — только дома.
— А ты, случаем, еще раз не передумаешь?
— Нет. Б этот раз — нет. Честное слово, Сьюзи. Все!
— А Люк?
— Люку все равно. Он сказал — мне решать. Мгновение Сьюзи молчит. А потом достает из сумки свой мобильник и протягивает мне:
— Тогда действуй прямо сейчас. Набирай помер.
— Не могу. Элинор в швейцарской клинике. Я собиралась написать ей письмо…
— Нет. — Сьюзи твердо качает головой. — Никаких писем. Должен быть кто-то, кому ты можешь позвонить. Звони этой свадебной менеджерше, Робин, и скажи, что все кончено. Беке, откладывать дальше нельзя.
— Ладно, — говорю я, борясь с поднимающимся из самого нутра страхом. — Ладно, я это сделаю. Я… я ей позвоню. Номер я знаю.
Я беру трубку — и снова опускаю руку. Одно дело — принять решение. Совсем другое — взять и позвонить. Я что, действительно собираюсь отменить нью-йоркскую свадьбу?
Что скажет Робин? Что скажут все? Мне бы еще совсем немного времени — просто обдумать как следует, как это объяснить…
— Ну же! — подгоняет Сьюзи. — Давай!
— Хорошо…
Дрожащими руками я набираю код Америки — 001, но на дисплее пусто.
— Надо же! — Я изо всех сил стараюсь изобразить огорчение. — Сигнал не ловится! Что делать, позвоню позже…
— Никаких позже! Будем ходить, пока не поймаем сигнал. Идем! — И Сьюзи направляется к Кингз-роуд, а я нервно трюхаю за ней. — Попробуй еще раз, — требует Сьюзи, когда мы останавливаемся у светофора.
— Ничего! — блею я.
Ну и вид у Сьюзи — точь-в-точь непреклонная дамочка с носа старинного парусника. Белокурые волосы развеваются за спиной, лицо полно решимости. И откуда в ней столько энергии? Я думала, беременные женщины как медузы, все им до фонаря.
— Попытайся еще! — твердит она через каждые три сотни шагов. — Пока не дозвонишься, не отстану!
— Не получается!
— Ты уверена?
— Да! — Я послушно жму на кнопки. — Видишь!
— Пробуй еще! Давай!
— Да пробую, пробую!
— О господи! — внезапно кричит Сьюзи, и я с перепугу чуть не роняю мобильник.
— Я пытаюсь! Честное слово, Сьюзи, я что могу делаю…
— Да нет! Смотри!
Сьюзи замерла в нескольких шагах от меня, а у ног ее лужица.
— Сьюзи… не волнуйся, — неловко бормочу я. — Я никому не скажу.
— Нет! Ты не поняла! Это не… — Она смотрит на меня дикими глазами. — Кажется, у меня воды отходят!
— У тебя — что? — Вот теперь я пугаюсь по-настоящему. — Боже! Это что… Ты…
Этого не может быть.
— Я не знаю! — По лицу Сьюзи я понимаю, что она в панике. — То есть это возможно… Но ведь еще четыре недели! Это слишком рано! Здесь нет Тарки, он не готов… Господи!
Никогда еще я не видела Сьюзи такой испуганной. Я едва сдерживаюсь, чтобы не разрыдаться. Что я на этот раз натворила? Мало было бед — я еще и устроила подруге преждевременные роды.
— Сьюзи, извини! — всхлипываю я.
— Ты не виновата! Не говори глупостей!
— Нет, виновата! Ты была счастливая и безмятежная, а потом увидела меня. Мне близко к беременным нельзя подходить…
— Мне нужно в больницу. — Лицо у Сьюзи белое. — Все Клиф-Стюарты рожают быстро. Мама меня за полчаса родила.
— Полчаса?! Господи помилуй! Так пошли! Быстрее!
— Но у меня ни сумки, ничего. Мне столько всего нужно взять… — Сьюзи озабоченно закусывает губу. — Может, сначала домой?
— Нет времени! — в панике выкрикиваю я. — Что тебе нужно?
— Распашонки… пеленки… все такое…
— Ну, а где… — Я беспомощно озираюсь по сторонам и с невыразимым облегчением замечаю вывеску «Питер Джонс».
— Ладно. — Я хватаю Сьюзи за руку. — Идем.
Мы добираемся до «Питера Джонса», и я озираюсь в поисках персонала. Хвала небесам, вот он — красивая дама средних лет, с ярко-красными губами, на носу — очки в золотой оправе.
— Моей подруге нужна «скорая»! — кричу я.
— Хватит и такси, — возражает Сьюзи. — Просто у меня воды отошли. Так что мне действительно лучше в больницу.
— Дорогая моя! — восклицает дама. — Присаживайтесь, я сейчас вызову машину…
Мы усаживаем Сьюзи возле прилавка, и другая продавщица приносит ей стакан воды.
— Так, скажи, что тебе нужно.
— Точно не помню. Нам дали список… Может, в детском отделе знают.
— Справишься, если я тебя оставлю?
— Все будет отлично.
— Уверена? — Я бросаю нервный взгляд на ее живот.
— Беке, иди!
Ну в самом деле! Какого черта детские отделы устраивают так далеко от входа? Кому нужны целые этажи взрослых шмоток, косметики и сумок? Промчавшись спринтом по шести эскалаторам, я наконец нахожу что искала и останавливаюсь, переводя дыхание.
Сначала я оглядываюсь по сторонам, ошеломленная множеством совершенно незнакомых мне названий.
Приемное одеяло?
Соски «антиколик»?
Плевать, скуплю все. Я кидаюсь к ближайшему стенду и без разбора начинаю хватать вещи. Распашонки, носочки, шапочка… плюшевый мишка, ватное одеяло… что еще? Корзинка… пеленки… маленькие куклы-перчатки — это если малышу станет скучно…. Курточка от Диора, очень милая… Интересно, а взрослые размеры есть?
Я вываливаю все на стол для покупок и вытаскиваю карточку «Виза».
— Это для моей подруги, — выдыхаю я. — Она только что начала рожать. Ей еще что-нибудь нужно?
— Боюсь, я не знаю, дорогая, — отвечает кассирша, разглядывая термометр для детской ванны.
— У меня есть список, — приходит на подмогу женщина в комбинезоне для беременных. — Вот что нам рекомендовали на занятиях.
— О, спасибо!
Она протягивает мне список, и я с нарастающим ужасом просматриваю бесконечную распечатку. Я-то думала, что так ловко управилась, — а у меня нет и половины того, что здесь перечислено. А если я что-нибудь упущу, именно оно и окажется жизненно необходимым, и все роды Сьюзи будут погублены, и я в жизни себе этого не прощу.
Свободная майка… Ароматические свечи… Опрыскиватель для растений…
Это что за список?
— Опрыскиватель для растений? — ошеломленно бормочу я.
— Смачивать лицо роженицы, — поясняет женщина в комбинезоне. — В больничных палатах очень жарко.
— Это в отделе товаров для дома, — вставляет ассистентка.
— Понятно. Спасибо.
Магнитофон… Успокаивающие мелодии… надувной мяч…
— Надувной мяч? А ребенок не маловат, чтобы играть?
— Это для матери, чтобы к нему привалиться, — мягко поясняет женщина. — Чтобы облегчить приступы боли. Как вариант, можно взять пуфик.
Приступы боли? Я представляю себе Сьюзи во время приступа — и у меня все переворачивается внутри.
— Беру и мяч, и пуфик, — поспешно говорю я. — И обезболивающее. Самое мощное!
На первый этаж я сползаю вся красная и запыхавшаяся. Надеюсь, что я все сделала правильно. Во всем этом дурацком магазине не нашлось надувного мяча — пришлось схватить надувное каноэ и заставить продавца накачать его воздухом. Теперь каноэ елозит у меня под мышкой, другой рукой я прижимаю к себе пуфик с телепузиками и корзинку, на локтях болтается шесть наполненных доверху сумок.
Я бросаю взгляд на часы — и, к своему ужасу, обнаруживаю, что провозилась здесь добрых двадцать пять минут. Не удивлюсь, если Сьюзи поджидает меня с младенцем в руках.
Но нет — она просто сидит на стуле и слегка морщится.
— Беке! Вот ты где! Кажется, у меня начались схватки.
— Извини, что так долго, — выдыхаю я, — просто хотела взять все, что может понадобиться. Это чтобы отвлечься, — объясняю я, нагибаясь за игрой «Эрудит», которая вывалилась из сумки.
— Такси прибыло! — возвещает дама в золотой оправе. — Помочь вам с этим всем?
Пока мы добираемся до пыхтящего такси, Сьюзи потрясение оглядывается на мою поклажу.
— Беке… А надувное каноэ зачем?
— Это чтобы ты на нем лежала. Или еще что-то в этом духе.
— А лейка?
— Я не нашла опрыскивателя для растений. — Едва переводя дыхание, я запихиваю сумки в такси.
— А за каким хреном мне нужен опрыскиватель?
— Слушай, это не я придумала! — защищаюсь я. — Ладно, поехали!
Каким-то образом мы упихиваем все в такси. Когда закрываем дверцы, у каноэ выпадает весло, но я не тружусь его поднимать. Сьюзи же не плавать на нем собирается.
— Управляющий Тарки пытается с ним связаться, — говорит Сьюзи, пока мы мчимся по Кингз-роуд. — Но даже если он сразу сядет на самолет, то все равно не успеет.
— А может, успеет! — подбадриваю я ее. — Кто знает!
— Не успеет. — И я со страхом слышу, как голос Сьюзи начинает дрожать. — Он пропустит рождение своего первенца. Которого он так ждал. На занятия ходил… У него очень хорошо получалось дышать. Преподаватель даже попросил его показать всем остальным, так у него это здорово получалось.
— Сьюзи… — Я сейчас заплачу. — Может, тебе куча времени понадобится и он все-таки успеет.
— Ты будешь со мной, да? Ты не бросишь меня там?
— Нет, конечно. — Я даже пугаюсь. — Я буду с тобой все время, Сьюзи. — И я крепко сжимаю ее руки. — Мы сделаем это вместе.
— А ты хоть что-нибудь о родах знаешь?
— Э-э… да, — вру я. — Уйму всего!
— Например?
— Например… горячие полотенца нужны…и… — Мой взгляд падает на коробку детского питания, торчащую из сумки. — И еще многие новорожденные младенцы нуждаются в витамине К.
Сьюзи смотрит на меня с уважением.
— Ого. А откуда ты это знаешь?
— Просто разбираюсь. — Я ногой задвигаю коробку подальше. — Вот видишь? Все будет отлично!
Я смогу это сделать. Сумею помочь Сьюзи. Просто надо сохранять спокойствие и хладнокровие и не паниковать.
В конце концов, каждый день рожают миллионы женщин. Наверное, это одна из тех вещей, которые только звучат жутко, а как доходит до дела — все оказывается просто. Как сдача экзамена на водительские права.
— Господи! — Внезапно лицо Сьюзи кривится. — Опять накатывает!
— Хорошо! Погоди-ка! — Охваченная тревогой, я копошусь в одной из пластиковых сумок. — Вот!
Сьюзи расширяет глаза, когда я выуживаю маленькую коробочку в целлофане.
— Беке! Зачем мне духи?
— Говорят, жасминовое масло облегчает боль, — объясняю я прерывающимся голосом. — Но я его не нашла, пришлось взять «Романс» от Ральфа Лорена. У него жасминовый оттенок. — Я срываю обертку и с надеждой пшикаю на Сьюзи. — Помогает?
— По-моему, не очень. Но запах замечательный.
— Чудо, правда? — Я в восторге. — А поскольку я потратила больше тридцати фунтов, мне дали в подарок косметичку с массажной рукавицей…
— Больница Святого Христофора, — вдруг объявляет водитель, подруливая к высокому зданию из красного кирпича.
Мы обе в страхе застываем и смотрим друг на друга.
— Спокойствие, Сьюзи. Без паники. Просто… жди здесь.
Я открываю дверцу такси, влетаю в двери с табличкой «Родильное отделение» и оказываюсь в приемной с синими стульями. Пара женщин в халатах отрывают взгляды от своих журналов — но других признаков жизни нет.
Черт побери! Куда все провалились?
— У моей подруги ребенок! — горланю я. — Быстро, все! Носилки! Акушерку!
— С вами все в порядке? — интересуется женщина в белой форме, материализуясь словно ниоткуда.. — Я акушерка. В чем проблема?
— Моя подруга рожает! Ей срочно нужна помощь!
— Где она?
— Я здесь. — В дверь вваливается Сьюзи с тремя сумками под мышкой.
— Сьюзи… — бормочу я в ужасе, — не шевелись. Тебе надо лежать! Ей нужны лекарства, — оборачиваюсь я к акушерке. — Ей необходима местная и общая анестезия, и немного веселящего газа, и… в общем, все, что у вас есть.
— У меня все отлично, — твердит Сьюзи, — правда.
Акушерка спокойно подходит к ней.
— Давайте пока поместим вас в палату. Там мы вас осмотрим и сделаем кое-какие уточнения…
— Я принесу остальное, — говорю я и бегу к дверям. — Сьюзи, не волнуйся, я вернусь. Иди с акушеркой, я тебя найду…
— Подожди! — вскрикивает Сьюзи, разворачиваясь. — Подожди, Беке!
— Что?
— Ты так и не позвонила. Ты не отменила свадьбу в Нью-Йорке.
— Позже, — отмахиваюсь я. — Иди, иди.
— Позвони сейчас.
— Сейчас? — Я во все глаза смотрю на нее.
— Не позвонишь сейчас — не позвонишь никогда. Я тебя знаю, Беке.
— Сьюзи, не будь дурочкой! Из тебя сейчас ребенок выскочит! Давай не путать, что важнее, ладно?
— Ребенок выскочит только после того, как ты позвонишь! — упорствует Сьюзи. — Ой! — Вскрикивает она. — Опять!
— Не волнуйтесь, — невозмутимо командует акушерка, — дышите глубже…старайтесь расслабиться…
— Не могу расслабиться! Пусть она свадьбу отменит! А то опять продинамит! Знаю я ее!
— Не продинамлю!
— Продинамишь! Ты уже сколько месяцев решиться не можешь!
— Такой плохой выбор? — спрашивает акушерка. — Вам стоит прислушаться к мнению подруги, — обращается она ко мне. — Похоже, она знает, о чем говорит.
— Друзья всегда распознают, если парень не тот, — поддакивает женщина в розовом халате.
— Он вовсе не «не тот»! — вскидываюсь я. — Сьюзи, пожалуйста! Успокойся! Иди с акушеркой! Прими лекарства!
— Позвони, — повторяет Сьюзи, яйцо ее искажено. — Тогда пойду! Ну же! Звони!
— Если хотите, чтобы ребенок родился живым и здоровым, — говорит акушерка, — мой вам совет — позвоните.
— Позвоните, лапушка! — подхватывает женщина в розовом халате.
— Хорошо, хорошо! — Я нашариваю мобильник и набираю номер. — Звоню. А теперь иди, Сьюзи!
— Сначала я должна сама все услышать!
— Дышите через боль…
— Привет! — чирикает Робин мне в ухо. — Уж не свадебные ли колокола я слышу?
Я умоляюще смотрю на Сьюзи:
— Там никого нет.
— Оставь сообщение, — сквозь зубы выдавливает Сьюзи.
— А теперь еще один глубокий вдох…
— …ваш звонок так важен для меня…
— Беке, говори!
— Сейчас! Поехали. — Раздается сигнал, и я набираю в грудь побольше воздуха. — Робин, это Бекки Блумвуд… и я отменяю свадьбу. Повторяю, я отменяю свадьбу. Я прошу, извините меня за все неудобства, которые это вызовет. Я знаю, сколько сил вы в это вложили, и представляю, как разозлится Элинор… — Я сглатываю. — Но я приняла окончательное решение — выйти замуж дома, в Англии. Если хотите поговорить со мной об этом — оставьте сообщение на моем нью-йоркском автоответчике, и я перезвоню вам. А если нет — что же, значит, прощайте. И… спасибо. Это было весело.
Я отключаюсь и с удивлением таращусь на мобильник.
Я сделала это!
— Готово! — говорит акушерка Сьюзи. — Это было сильно!
— Хорошо сработано, Беке. — Лицо у Сьюзи все розовое. Она пожимает мне руку и пытается улыбнуться. — Ты поступила правильно. — Она оглядывается на акушерку. — Что ж, пошли.
— Я… все остальное принесу, — произношу я и медленно бреду к выходу.
Выхожу на свежий воздух — и меня невольно пробирает дрожь. Вот так. Не будет свадьбы в отеле «Плаза». Не будет заколдованного леса. И никаких волшебных тортов не будет. Никаких фантазий.
В голове не укладывается, что все кончено.
Но… если честно — это ведь всегда и было просто фантазией, верно? Это никогда не походило на реальную жизнь.
А реальная жизнь — здесь.
Несколько мгновений я стою неподвижно, полностью уйдя в свои невеселые мысли, пока сирена «скорой помощи» не возвращает меня в настоящее. Я торопливо разгружаю такси, расплачиваюсь с шофером и глазею на гору вещей, гадая, как же мне затащить это внутрь. И действительно ли нужно было покупать складной манеж.
— Вы Бекки Блумвуд? — прерывает чей-то голос мои размышления. В дверях стоит молоденькая медсестра.
— Да! — Меня охватывает тревога. — Со Сьюзи все в порядке?
— Все отлично, только схватки усиливаются, и мы ждем анестезиолога… и она говорит, что хочет попробовать… — Акушерка озадаченно смотрит на меня. — Она сказала… каноэ?


Господи.
Боже мой.
Я даже не могу…
Девять вечера, и я уже вся в раздрае. В жизни не видела ничего подобного. И не представляла, что это будет так…
Что Сьюзи будет так…
Всего это заняло шесть часов, и, очевидно, это считается быстро. Что же, не хотела бы я оказаться в копушах — все, что я могу сказать.
В голове не укладывается. У Сьюзи маленький мальчик. Крохотный, розовый, крикливый мальчуган. Одного часа от роду.
Его взвесили, измерили, нарядили в самую великолепную бело-голубую распашонку и завернули в белое одеяльце, и теперь он лежит в руках у Сьюзи: рожица вся сморщенная, пучки темных волос торчат из-за ушей. Прослезилась бы… если бы не возбуждение.
Неповторимое ощущение!
Я встречаюсь глазами со Сьюзи. Она в полной эйфории. Она улыбается с того момента, как малыш родился, и я раздумываю, а не многовато ли ей дали веселящего газа.
— Правда, он само совершенство?
— Правда. — Я притрагиваюсь к крохотному ноготку. Подумать только: он рос внутри Сьюзи, все это время.
— Хотите чаю? — спрашивает сиделка, входя в теплую, ярко освещенную палату. — Наверное, устали?
— Да, спасибо большое. — Я с благодарностью тяну руки к чашке.
— Я имела в виду мать. — Сиделка бросает на меня странный взгляд.
— Ой! — Я вспыхиваю. — Конечно. Извините.
— Все в порядке, — говорит Сьюзи. — Дайте чай Беке. Она заслужила. — И смущенно улыбается мне: — Прости, что наорала на тебя.
— Ничего. — Я закусываю губу. — Извини, что я все время спрашивала, не очень ли это больно.
— Ты держалась великолепно! Серьезно, Беке. Без тебя я бы не справилась.
Снова входит сиделка.
— Цветы прислали. И поступило сообщение от вашего мужа. Он застрял из-за нелетной погоды, но прибудет, как только сможет.
— Спасибо. Это замечательно. — Сьюзи силится улыбнуться, но, едва сиделка выходит, губы у нее начинают трястись. — Беке, а что, если Тарки не сможет вернуться? Мама в Улан-Баторе, а папа младенцев как огня боится… Я буду совсем одна…
Я поспешно обнимаю ее.
— Не будешь! Я за тобой присмотрю!
— А разве тебе не надо обратно в Америку?
— Никуда мне не надо. Сдам билет, возьму отпуск на несколько дней. — Я крепко сжимаю руку Сьюзи. — Я буду с тобой столько, сколько потребуется, Сьюзи, и без разговоров.
— А свадьба?
— О свадьбе больше нечего беспокоиться. Сьюзи, я остаюсь с тобой, и все.
— Серьезно? — Подбородок Сьюзи дрожит. — Спасибо, Беке. — Она осторожно перекладывает ребенка, и он тихонько сопит. — А ты… знаешь что-нибудь о младенцах?
— А ничего и не надо знать, — доверительно сообщаю я. — Просто кормить, наряжать в красивые тряпки и брать с собой по магазинам.
—Я не уверена…
— Да все будет в порядке! Ты только посмотри на маленького Армани. — Я протягиваю руку к белому узелку и с любовью прикасаюсь к детской щечке.
— Почему Армани? Не зови его так!
— Какая разница. Он просто ангел! Наверное, будет легким ребенком.
Сьюзи польщена.
— Хорошенький, правда? А уж умница! Даже не заплакал ни разу!
— Честно, Сьюзи, не беспокойся. — Я отпиваю глоток чая и улыбаюсь ей. — Это будет такой класс!
ФАЙНЕРМАН ВАЛЬСТАЙН
Адвокаты
Файнерман-Хаус
Авеню Америкас, 1398
Нью-Йорк


Мисс Ребекке Блумвуд
Одиннадцатая Вест-стрит, 251
апартаменты Б
Нью-Йорк


6 мая 2002 года.
Дорогая мисс Блумвуд
Спасибо за Ваше сообщение от 30 апреля. Я подтверждаю, что во втором пункте я добавила пункт: «(е) Я оставляю и завещаю моему великолепному крестному сыну Эрнесту сумму в 1000 долларов».
Будет ли мне позволено привлечь Ваше внимание к тому обстоятельству, что это уже седьмая поправка, которую Вы вносите с того момента, как составили завещание месяц тому назад?
С наилучшими пожеланиями,Джейн Кардозо.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Шопоголик и брачные узы - Кинселла Софи



Бесподобно! Написано весело, энергичном и с каждой книгой все менее "трагично". Читается на одном духу. Отличная серия книг, я уже сама хочу стать шопоголиком))
Шопоголик и брачные узы - Кинселла СофиЧародейка
23.05.2014, 17.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100