Читать онлайн Сердцеедка, автора - Уикхем Маделин, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердцеедка - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердцеедка - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердцеедка - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Сердцеедка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Когда машина свернула на дорожку, ведущую к «Кленам», Филиппа оторвалась от любовного романа и взглянула на мужа затуманенными глазами.
– Мы уже здесь?
– Нет, черт побери, на Марсе!
– А я не дочитала! Погоди две минутки, я просто должна узнать, что будет дальше. То есть что будет, я знаю, но интересно посмотреть…
Филиппа умолкла. Она вся была там, в книге, жадно пожирая текст, словно коробку шоколадных конфет.
– Черт, – сказал Ламберт. – Ну и хрен с тобой, а я не буду здесь сидеть.
Он выскочил из машины и с грохотом захлопнул дверцу. Филиппа даже не оглянулась.
Парадная дверь была приоткрыта, но дом казался пустым. Ламберт осторожно осмотрелся, стоя посреди прихожей. Ни следа Джиллиан. Машины Ричарда нет на месте – наверное, куда-то намылился со своей рыжей. Все разъехались – выходит, дом в его полном распоряжении.
Ламберт затрепетал от восторга. Наконец повезло! Думал, придется красться ночью, а не то и вообще дожидаться другого случая, а тут… Идеально!
Он взбежал по широкой лестнице. Коридор второго этажа был пуст и безмолвен. Ламберт замер, прислушиваясь, – ни звука. Оглянулся еще раз – проверить, не следит ли кто за ним, и осторожно двинулся к кабинету Ричарда. Эта комната, расположенная в стороне от спален, чаще всего бывала заперта. Если кто-нибудь его там застанет, не притворишься, будто попал туда по ошибке.
А, неважно, подумал Ламберт, нащупывая в кармане ключ. Ричард ему доверяет. Вот, даже ключ от кабинета дал – на всякий, мол, случай. Если начнут расспрашивать, всегда можно сказать, что искал какие-нибудь данные по работе. На самом деле Ричард почти не хранит здесь бумаг, связанных с компанией, но он будет исходить из презумпции невиновности. Так поступает большинство людей.
Дверь в кабинет была закрыта, однако, пробуя повернуть ключ в замке, Ламберт понял, что она не заперта. Теперь есть безупречное оправдание: заметил, что дверь в кабинет открыта, решил проверить… Войдя, он сразу направился к шкафчику с документами, выдвинул ящик и принялся перебирать папки.
Пятьдесят тысяч фунтов – не слишком большие деньги. Во всяком случае, для такого человека, как Ричард. Не обеднеет. Да что там, даже не заметит разницы. Ламберт позаимствует у него пятьдесят кусков, решит с их помощью свои проблемы с банком и при первой возможности вернет деньги. Лишь бы в конце года сошелся баланс, тогда никто ничего и не заметит.
Подделать подпись Ричарда – пара пустяков. Перечислить деньги с одного счета на другой – тоже. Сложнее решить, с какого именно счета их перевести. Нехорошо, если вдруг окажется, что он досуха вычерпал счет, предназначенный для расходов на хозяйство или на ежегодный отпуск. Зная Ричарда, нетрудно представить, что все деньги до последнего грошика у него расписаны на те или иные цели. Тут важно не ошибиться.
Ламберт закрыл верхний ящик и выдвинул тот, что под ним. Снова начал перебирать документы. Вдруг какой-то звук заставил его замереть с растопыренными пальцами. Что-то зашуршало за спиной. Что-то… или кто-то?
Он рывком обернулся и оцепенел. За письменным столом Ричарда, изящно скрестив ноги, сидела Флер.
Мысли заметались у Ламберта в голове. Давно она здесь? Неужели видела…
– День добрый, Ламберт, – приветливо поздоровалась Флер. – А что это вы здесь делаете?
Филиппа дочитала последнюю страницу и удовлетворенно откинулась на спинку сиденья. Ее слегка подташнивало, в мозгу теснились слова и образы, ноздри вдыхали аромат кожаной обивки, смешанный с запахом мятных пастилок, которые Ламберт всегда жевал за рулем. Филиппа открыла дверцу и сделала глубокий вдох, пытаясь вырваться из мира грез, вернуться к реальной жизни. Мысленно она все еще была в Швей царских Альпах, с Пьером, лихим инструктором по горным лыжам. Мужественные губы Пьера прижимались к ее губам, его руки запутались у нее в волосах, играла нежная музыка… Когда Джиллиан внезапно постучала по боковому крылу машины, Филиппа вскрикнула и ударилась головой о раму окна.
– Я собирала клубнику, – сказала Джиллиан. – Хочешь пить?
– О да, – пробормотала Филиппа. – Кофе хорошо бы…
Она выбралась из машины, спотыкаясь на подгибающихся ногах, встряхнулась и пошла за Джиллиан в дом. Пьер и Альпы понемногу отдалялись, тускнели, как полузабытый сон:
– Папы нет дома? – спросила она, без сил опускаясь на стул в кухне.
– У него встреча с Оливером Стерндейлом, – ответила Джиллиан, наливая воду в чайник. – Энтони тоже куда-то ушел.
– Наверное, мы слишком рано приехали. А эта…
Филиппа скорчила гримасу.
– Кто – эта?
– Ну, ты знаешь… Флер!
– А что? – довольно сухо спросила Джиллиан.
– Где она?
– Понятия не имею. – Джиллиан помолчала. – Мы только что вернулись от Элеоноры.
– От Элеоноры?
– Да.
– Вы ходили на завтрак к Элеоноре?
– Да. – Под изумленным взглядом Филиппы лицо Джиллиан как будто замкнулось. – В сущности, глупость, конечно, – прибавила она смущенно.
– Что-нибудь купили?
– Я купила. Вот это.
Джиллиан отвела в сторону голубой шарф и показала крошечную золотую черепашку на лацкане. Потом нахмурилась.
– Не знаю, правильно ли я ее приколола. Боюсь, она прорвет ткань и испортит мне платье.
Филиппа не верила своим глазам. Джиллиан никогда не носила брошек! И на завтраки к Элеоноре не ходила. Филиппа с матерью ходили, а Джиллиан всегда оставалась дома. А теперь, значит, с неожиданной ревностью думала Филиппа, Джиллиан пошла с Флер, а она осталась ни при чем.
Флер просто обожала шокировать мужчин. Даже почти не жаль, что ей помешали, – так приятно полюбоваться на ошарашенную физиономию Ламберта!..
Почти – но не совсем. Пока он не явился, все шло замечательно. Дверь в кабинет была не заперта, Флер проскользнула внутрь и принялась искать то, что ей требовалось. И нашла бы, если бы ее не прервали. Очевидно, Ричард – крайне организованный человек; все у него разложено по папочкам, рассортировано и пронумеровано. Первым делом она кинулась к письменному столу просмотреть свежую корреспонденцию и как раз рылась в верхнем ящике, когда пришел Ламберт.
Флер мигом нырнула под стол – этот прием был у нее отработан долгой практикой. Несколько минут она колебалась: вылезать, не вылезать? Может, пересидеть, пока Ламберт не уйдет? А вдруг он оглянется и увидит ее? Лучше, конечно, устроить ему сюрприз, чем быть обнаруженной под столом.
Тут она заметила, что Ламберт и сам какой-то дерганый. Прямо-таки как на иголках. Что это он там шурует в шкафу с документами? А знает ли об этом Ричард? И не происходит ли тут кое-что интересное? Пожалуй, надо дать ему понять, что она его заметила. Флер тихонько выбралась из-под стола, уселась в непринужденной позе на стул Ричарда и ждала, когда Ламберт обернется.
А теперь с удовольствием наблюдала, как выпучиваются у него глаза и краска выступает на щеках. Тут явно что-то кроется…
– У вас с Ричардом общий кабинет? – спросила она невинным тоном. – Надо же, я и не знала.
– Не совсем, – ответил, опомнившись, Ламберт. – Я просто хотел проверить кое-какие данные по работе.
– По работе, – повторил он чуть более агрессивно. – Здесь хранятся служебные документы. Интересно знать, что вы здесь делаете?
– Ах я! – воскликнула Флер. – Пришла забрать то, что оставила здесь вчера вечером.
– Оставили здесь? – недоверчиво переспросил Ламберт. – Что же это такое? Хотите, я помогу вам искать?
– Не беспокойтесь, – ответила Флер, вставая и подходя к нему. – Я уже нашла.
– Уже нашли, – повторил Ламберт, скрестив руки на груди. – Позвольте полюбопытствовать, что именно?
Флер, секунду помедлив, раскрыла перед ним ладонь. В руке у нее были черные шелковые трусики.
– Валялись под столом, – доверительно пояснила она. – Не хотелось шокировать уборщицу. – Флер взглянула в его побагровевшее лицо. – Надеюсь, вы-то не шокированы? Вы сами спросили.
Ламберт не ответил. Похоже, ему было трудно дышать.
– Вы уж не говорите Ричарду. – Флер придвинулась к Ламберту вплотную и заглянула в глаза. – Он будет… смущаться.
Она умолкла, дыша чуть чаще обычного и наклоняясь к самому лицу Ламберта. Он смотрел на нее как загипнотизированный.
И вдруг она исчезла. Ламберт остался стоять столбом, все еще ощущая ее дыхание на своей коже, слыша ее голос, мысленно прокручивая всю сцену снова и снова. Нижнее белье Флер – черное шелковое белье – валялось под письменным столом. Значит, они с Ричардом… Ламберт с трудом проглотил комок в горле. Они с Ричардом…
Он захлопнул выдвижной ящик и отвернулся от шкафа, уже не в силах сосредоточиться, не в силах думать о счетах и банковском балансе, в состоянии думать только об одном…
– Филиппа! – рявкнул он, выскочив на лестничную площадку. – Поднимись ко мне!
Тишина.
– Поднимись ко мне!
Наконец-то появилась Филиппа.
– Я разговаривала с Флер, – жалобно сообщила она, поднимаясь по лестнице.
– Плевать. Иди сюда.
Он схватил Филиппу за руку и втащил в спальню, которую они всегда занимали, когда гостили в «Кленах». Когда-то здесь была детская Филиппы – волшебная страна с розочками и зайчиками, но как только Филиппа уехала из дома, Эми содрала обои и вместо них наклеила клетку с рисунком темно-зеленой шотландки.
– Что ты хочешь? – Филиппа выдернула.
– Тебя. Сейчас же.
– Ламберт!
Она с тревогой взглянула на него. Его глаза потемнели.
– Снимай платье.
– А как же Флер…
– К черту Флер!
Он смотрел, как Филиппа торопливо стаскивает платье через голову, потом зажмурился и рванул ее к себе, больно впиваясь пальцами в тело.
– К черту Флер, – повторил он, еле ворочая языком. – К черту. К черту.
Вернувшись домой после разговора с юристом, Ричард застал Флер уютно расположившейся на обычном месте в зимнем саду.
– А где Филиппа и Ламберт? Их машина возле дома. – Он глянул на часы. – Игра начнется через полчаса.
– Они где-то здесь, – протянула Флер. – Я видела Ламберта, мельком… Пройдемся пока по саду?
В саду она взяла Ричарда под руку и обронила вскользь:
– Вы с Ламбертом, должно быть, хорошо друг друга знаете. Вы ведь родственники.
Она не спускала глаз с его лица и заметила промелькнувшую неприязнь, которая тут же сменилась выражением благоразумной, цивилизованной терпимости.
– Безусловно, теперь я лучше знаю его как человека, – ответил Ричард, – Хотя не сказал бы…
– Что считаешь его своим другом? Я догадывалась. Значит, у вас с ним не бывает долгих раз говоров по душам? Вы не откровенничаете?
– Что поделаешь, разные поколения, – оправдывался Ричард. – Это можно понять.
– Еще как можно, – согласилась Флер, позволив себе усмехнуться.
Все так, как она и подозревала, – эти двое практически не общаются. А значит, Ламберт не сунется к Ричарду с расспросами по поводу секса на полу в кабинете. Разоблачение ей не грозит.
Что понадобилось в кабинете самому Ламберту, осталось невыясненным. Прежде Флер непременно захотелось бы все разузнать, но опыт научил ее, что в каждой семье у кого-нибудь да найдется своя тайна, а то и не у одного. Использовать внутренний разлад в собственных интересах никогда не удается. Семейные раздоры иррациональны, они не поддаются логике, зачастую уходят корнями в давнее прошлое, а враждующие стороны в любой момент готовы объединиться против чужака. Лучше всего не отвлекаться на них, а идти прямо к цели.
После недолгого молчания Флер спросила:
– Хорошо прошла встреча?
Ричард пожал плечами и напряженно улыбнулся.
– Она заставила меня задуматься. Понимаешь, мне все время кажется, что я плохо знал Эмили.
– Встреча была связана с Эмили?
– Нет… хотя речь шла о вопросах, которые мы с ней обсуждали незадолго до ее смерти. – Ричард нахмурился. – Я попробовал вспомнить ход ее рассуждений, – медленно проговорил он, – и вдруг понял, что не знаю, почему она хотела сделать то или это.
– Может быть, я помогу? – предложила Флер. – Если ты изложишь ситуацию…
Ричард посмотрел на нее.
– Пожалуй, ты и могла бы помочь, но у меня такое чувство… Я должен разобраться сам. Ты понимаешь?
– Конечно.
Флер нежно сжала его локоть. Ричард коротко рассмеялся.
– В сущности, все это совершенно неважно и никак не повлияет на то, что я собираюсь сделать. Просто… – Он умолк и посмотрел прямо в глаза Флер. – В общем, ты знаешь, что я чувствую, когда думаю об Эмили.
– Она была полна тайн, – сказала Флер, сдерживая зевок.
Сколько еще можно рассуждать о покойнице?
– Не тайн, – возразил Ричард. – Очень надеюсь, не тайн. Просто… скрытых особенностей…
Как только Ламберт кончил, он потерял всякий интерес к Филиппе, которую использовал в качестве заменителя. Он отлепил губы от ее шеи и выпрямился.
– Мне надо идти.
– Давай полежим еще чуточку, – жалобно попросила Филиппа.
– Нет, нельзя. Все начнут удивляться, куда мы делись.
Он заправил рубашку в брюки, пригладил волосы и ушел.
Филиппа приподнялась на локтях, оглядывая пустую комнату. Она уже начала мысленную работу. Вот доказательство его великой страсти! Когда-нибудь у нее появятся подруги, и она им будет рассказывать по секрету, а они будут слушать и смущенно хихикать. «Честное слово, он просто обезумел… Мы сбежали к себе в комнату… Так романтично! Ламберт ужасно импульсивный». Снова хихиканье и восхищенные взгляды. «Ах, Фил, какая ты счастливая! Я уж и не помню, когда мы с мужем в последний раз занимались сексом…».
И вдруг среди смеющихся голосов прозвучал совсем другой голос. Голос ее матери. «Отвратительная дрянь!».
Ледяной взгляд голубых глаз. Дневник Филиппы неопровержимой уликой маячит перед глазами. Ее тайные подростковые фантазии вытащены на свет.
Как будто и не прошло пятнадцати лет с тех пор, Филиппа почувствовала себя по-детски испуганной и униженной. Голос матери врезался в ее сознание. «Увидел бы это папа, ему бы стало противно! Девочка в твоем возрасте, и думает о сексе!».
Секс! Ужасное слово гремело в воздухе, а с этим явились мерзкие, невыразимо гнусные картины. От смущения у Филиппы занемело лицо, свело легкие. Ей хотелось кричать; невозможно было смотреть в глаза матери.
В следующей же учебной четверти она позволила нескольким старшеклассникам из соседней мужской школы трахнуть ее за кустами около хоккейной площадки. Каждый раз было больно и стыдно, и она беззвучно плакала все время, пока это происходило.
«Так мне и надо, – думала она, пока один шестнадцатилетний оболтус за другим дышали пивом ей в лицо. – Ничего лучшего я не заслуживаю».
Ламберт спустился вниз, как раз когда Флер и Ричард, взявшись под руки, входили в прихожую.
– Флер захотела пойти с нами на гольф, – объявил Ричард. – Правда, она хорошо приду мала?
Ламберт в ужасе уставился на Ричарда.
– Как это – пойти с нами? Ей нельзя с нами! Это деловая игра!
– Я не буду мешать, – пообещала Флер.
– Нам предстоит секретный деловой разговор!
– На площадке для гольфа? – удивилась Флер. – Значит, не такой уж он секретный. Да я и не буду слушать.
– Флер очень хотела посмотреть на игру, – сказал Ричард. – По-моему, ничего страшного.
– Вы ведь не против, Ламберт? – пропела Флер. – Я живу здесь уже четыре недели, а ни чего не видела, кроме восемнадцатого грина. – Она улыбнулась ему, взглянув из-под ресниц. – Я буду сидеть тихо, как мышка!
– Пускай и Филиппа с нами идет, – предложил Ричард.
– Она обещала пойти на чай к Трише Тиллинг, – торопливо ответил Ламберт.
Боже упаси еще тащить за собой толпу квохчущих дамочек!
– Милая Триша Тиллинг! – воскликнула Флер. – Мы с ней так очаровательно поболтали сегодня утром.
– Флер уже стала завсегдатаем в клубе! – сказал Ричард, любуясь ею.
Ламберт буркнул:
– Не сомневаюсь.
На лестнице раздались шаги; все обернулись на звук. По ступенькам спускалась раскрасневшаяся Филиппа.
– Привет, Флер. Послушайте, не хотите пойти со мной к Трише? Наверняка она вам будет рада.
– К сожалению, я должна быть в другом месте, – ответила Флер. – Увы.
– Флер идет с нами на гольф, – объяснил Ричард с улыбкой. – Поистине нечаянная радость.
Филиппа посмотрела на Ламберта. Что же он ее не позвал? Она бы отменила чай с Тришей. Ей мигом представился соответствующий разговор по телефону.
«Извини, Триша, Ламберт потребовал, чтобы я непременно присутствовала на игре… Якобы это принесет ему удачу! – Непринужденный смех. – Я все понимаю… Наши мужчины – это что-то!».
– Филиппа!
Она вздрогнула. Смеющиеся голоса в голове умолкли. Ламберт нетерпеливо смотрел на нее.
– Я сказал – загляни по дороге в мастерскую, узнай, починили они, наконец, клюшку.
– А, хорошо, – кивнула Филиппа.
Они идут веселиться, а она обречена тосковать весь вечер с Тришей Тиллинг…
Филиппа тяжело вздохнула от обиды. Даже Джиллиан проводит время лучше, чем она.
Джиллиан сидела в зимнем саду, лущила горох и смотрела, как Энтони чинит крикетную биту. Мальчику всегда хорошо удавалось что-нибудь делать руками. Методичный, дотошный. Когда ему было три года, воспитатели в детском саду поражались его рисункам – он неизменно покрывал целый лист одной краской. Всегда одной-единственной, и закрашивал сплошь, не оставляя просветов. Просто какая-то мания. В наше время, пожалуй, могли забеспокоиться, что он слишком уж аккуратен для трехлетнего, отправили бы его на консультацию к психологу, на какие-нибудь специальные занятия. Даже и тогда Филиппа порой замечала тень тревоги в глазах воспитательниц, но все помалкивали. Они же видели, что Энтони – ухоженный ребенок, которого в семье любят.
Любят, как же. Джиллиан со злостью уставилась в окно. Его и правда любили – все, кроме родной матери. Ограниченной, эгоистичной матери, которая с ужасом отшатнулась, впервые увидев собственного сына. Она видела только крошечное родимое пятнышко и словно не замечала, что держит на руках здорового, крепкого малыша – ей бы за него вечно благодарить Бога.
Разумеется, вслух Эмили и словом об этом не обмолвилась, но Джиллиан-то знала. Энтони рос веселым, живым карапузом – настоящее солнышко! Он бегал по дому, раскинув ручки, готовый обнять целый мир, в полной уверенности, что мир ответит ему такой же радостной любовью. А потом у нее на глазах малыш начал мало-помалу замечать, что мать неизменно смотрит на него с брезгливой гримаской, старается незаметно отодвинуться, чувствует себя спокойной, только если он отворачивается, так что ей не видно малюсенькую ящерку, изогнувшуюся поперек его глаза. В тот день, когда Энтони в первый раз поднял ручку к лицу, чтобы прикрыть от мира свое родимое пятно, Джиллиан еле дождалась вечера и открыто заговорила с Эмили. Возмущение и гнев прорвались наружу вместе со слезами, а Эмили сидела за туалетным столиком и расчесывала волосы. Когда Джиллиан замолчала, она оглянулась на нее с холодным презрением.
«Ты просто ревнуешь, – сказала Эмили. – Тебе хочется, чтобы Энтони был твоим сыном. Так вот, он не твой, он мой сын».
Джиллиан потрясенно вытаращила глаза, вдруг растеряв всю свою уверенность. Неужели ей действительно хочется присвоить себе Энтони? Вдруг в ней и правда говорит болезненная ревность?
«Ты прекрасно знаешь, что я люблю Энтони, – продолжала Эмили. – Все это знают. Ричард всегда говорит о том, как я замечательно с ним обращаюсь. И что такое родимое пятно? Мы даже не замечаем его. Право, Джиллиан, меня удивляет, что ты без конца о нем заговариваешь. Лучше не заострять на этом внимание».
Эмили сумела так исказить и переиначить слова Джиллиан, что та уже и сама перестала понимать свои побуждения. Неужели она превратилась в завистливую старую деву? Делает поблажки собственническому чувству к Энтони? Джиллиан смешалась и ничего больше не сказала. В конце концов, Энтони вырос очень славным, беспроблемным мальчиком.
– Готово! – Энтони гордо протянул ей крикетную биту.
– Молодец, – сказала Джиллиан.
Она смотрела, как Энтони встает и для пробы замахивается битой. Какой он высокий – практически взрослый. Но иногда, глядя на его сильные руки и гладкую шею, она снова видела перед собой счастливого толстенького малыша, который хохотал, сидя перед ней в колыбельке, которого она держала за ручку, когда он делал первые шаги… Которого она любила с той минуты, как он родился.
– Осторожнее, – проворчала Джиллиан, когда бита просвистела совсем рядом с большущим комнатным растением в расписном горшке.
– Я осторожно, – огрызнулся он. – Вечно ты зудишь.
Он еще несколько раз взмахнул битой. Джил лиан молча очистила еще несколько стручков.
– Чем сегодня займешься? – наконец спросила она.
– Не знаю, – ответил Энтони. – Наверное, пойду возьму напрокат пару кассет. Так скучно, пока Уилл в школе!
– А другие на что? Занфи и этот новый мальчик, Мекс… Можно и с ними пообщаться.
– Угу.
Его лицо мгновенно замкнулось. Энтони отвернулся, яростно рубанул битой воздух.
– Осторожно! – вскрикнула Джиллиан, но было поздно.
На обратном взмахе биты раздался треск, терракотовый горшок с грохотом свалился с подставки на вымощенный плитками пол.
– Посмотри, что ты наделал! – напустилась на Энтони Джиллиан. – Я же говорила – осторожнее!
– Ну ладно, прости.
– По всему полу!
Джиллиан в отчаянии смотрела на горку земли, осколки керамики, мясистые листья.
– Подумаешь, горе какое.
Энтони наклонился, подобрал черепок. Земляной ком упал ему на кроссовку.
Джиллиан тяжело вздохнула и отставила миску с горохом.
– Схожу за щеткой.
– Я подмету, – сказал Энтони. – Большое дело!
– Ты не сумеешь.
– Сумею! Вроде щетка где-то здесь была…
Энтони обвел взглядом зимний сад и вдруг замер.
– Ё-моё! – воскликнул он.
Черепок выпал из его руки и разлетелся вдребезги на полу.
– Энтони! Сколько раз я тебе говорила…
– Смотри! Кто это?
Джиллиан обернулась. За стеклянной дверью стояла девочка с длинными, очень светлыми, почти белыми волосами, темными бровями и хмурым личиком.
– Привет, – сказала она сквозь стекло. Голос у нее был высокий, с американским акцентом. – Вы меня, наверное, не ждали. Я Зара, дочка Флер.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердцеедка - Уикхем Маделин

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Сердцеедка - Уикхем Маделин



очень хорошо описаны люди и психологическая сторона романа. читала с удовольствием
Сердцеедка - Уикхем МаделинЕлена
25.05.2011, 10.29





Действительно очень интересная книга Читала до 2-х часов сночи не могла оторваться а завтра на 8. на работу Всё класс единственное герой бы немножко по мужественнее чуть более мачо.
Сердцеедка - Уикхем МаделинЛика
16.12.2011, 1.52





Книга отличная, как и все романы Софи Кинселлы! Был бы только главный герой посовременнее !!!
Сердцеедка - Уикхем МаделинЛана
7.06.2013, 20.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100