Читать онлайн Сердцеедка, автора - Уикхем Маделин, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердцеедка - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.15 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердцеедка - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердцеедка - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Сердцеедка

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Филиппа беспокоилась о Ламберте. Вот уже несколько недель он постоянно был в дурном на строении, постоянно раздражался на жену, а теперь от простой угрюмости перешел к злобным нападкам. Что она ни сделает – все нехорошо.
А началось с неудачи с «Бриггс и K°». После достопамятной игры в гольф Ламберт ходил злой как черт. Потом вышла газетная статья, где его друзей назвали мошенниками, и Ламберт чуть не взбесился от ярости. Как показалось Филиппе, его злоба в основном была направлена на Флер. Вероятно, Ричард сказал ему пару слов на работе, после чего настроение у Ламберта отнюдь не улучшилось. По утрам он просыпался мрачный и недовольный, вечерами приходил хмурый и огрызался, если Филиппа пробовала его подбодрить.
Поначалу это ее не очень огорчало. Филиппа даже радовалась, что у нее появилась ответственная задача: помогать мужу в трудное время.
«В горе и в радости, в богатстве и в бедности, – шептала она себе под нос по десять раз на дню. – Любить и беречь».
Вот только Ламберт что-то не стремился любить ее и беречь. Похоже, он вообще видеть ее не мог.
Филиппа изучала журнальные статьи на тему взаимоотношений в семье, пролистала несколько книг в библиотеке и попыталась воплотить в жизнь некоторые из почерпнутых оттуда советов. Она готовила новые, необычные блюда, предложила Ламберту вместе найти новое хобби, проникновенно спрашивала, не хочет ли он обсудить свои проблемы, пробовала склонить его к сексу. На все попытки ответом были недовольно нахмуренные брови.
Поговорить Филиппе было не с кем. Девушки на работе весьма свободно болтали о мужьях и бойфрендах, но Филиппа в этих разговорах обычно не участвовала. С одной стороны, природная скромность не позволяла ей обсуждать за чашкой кофе подробности интимной жизни, с другой – если честно, это и была истинная причина – Ламберт настолько отличался от других мужей, что Филиппа стыдилась о нем рассказывать. Все сотрудницы, насколько можно судить, были замужем за веселыми, жизнерадостными ребятами, которые любили футбол, выпивку и секс, приходили с женами на корпоративные вечеринки и, едва познакомившись друг с другом, тут же находили общие темы. Ламберт не увлекался футболом и не ходил в паб. Секс ему иногда нравился, а иногда вызывал, чуть ли не отвращение. На корпоративных мероприятиях он всегда сидел в сторонке, курил сигару и скучал. Позже, в машине, он передразнивал речь ее коллег, и Филиппа с грустью отказалась от давно взлелеянного плана пригласить несколько симпатичных супружеских пар к себе домой.
Со дня злосчастной партии в гольф Ламберт с Филиппой ни разу не были в «Кленах». Когда она предлагала навестить отца, Ламберт, насупившись, отвечал, что ему недосуг. Филиппа могла бы поехать и без него, но боялась показать, что у них в семье неладно. Так она и сидела с Ламбертом у телевизора вечер за вечером и читала романы. У всех знакомых семейных пар находилось куда поехать на выходные, только им было нечем заняться. Утром вставали, Ламберт уходил к себе в кабинет и читал там газету, потом наступало время ланча, потом Филиппа отправлялась по магазинам. С каждым днем ее все больше мучило одиночество.
И вдруг, без всякого предупреждения, ей позвонила Флер.
– Филиппа, я в пятницу приеду в Лондон, на панихиду. Как насчет совместного ланча?
– Ланча? Ах, боже мой! – Филиппа разрумянилась, сердце колотилось в груди, как будто ее пригласили на свидание. – Буду очень рада!
– Я знаю, что вы заняты на работе, – продолжала Флер, – а не то предложила бы встретиться пораньше и пройтись по магазинчикам.
– Я отпрошусь, – неожиданно для самой себя выпалила Филиппа. – У меня скопилось много отгулов.
– Везет! Так, может, встретите меня на вокзале? Я сообщу, каким поездом поеду. Прямо оттуда и отправимся по городу.
Филиппа повесила трубку, чувствуя себя почти невесомой от восторга. Флер хочет с ней подружиться! Перед глазами мгновенно возникла картина: они обе дружно хохочут, заказывая еду в дорогом ресторане, а в магазине подначивают друг друга примерить самые экзотические наряды. После договариваются о следующей встрече…
Филиппа в волнении обхватила себя руками. Флер – ее подруга!
– В пятницу я иду на ланч с Флер! – крикнула она Ламберту, стараясь выдерживать небрежный тон. – Она приедет в Лондон.
– С чем ее и поздравляю.
– Собирается на панихиду. – Филиппа продолжала радостно сыпать словами. – Интересно, по ком? Какой-нибудь родственник, наверное. Или знакомый. Представляю, как шикарно она будет выглядеть. А мне что надеть? Может, купить что-нибудь новенькое?
Голос Филиппы все журчал, а Ламберт думал о другом. Перед ним лежало очередное суровое письмо из банка с требованием предоставить надежные гарантии, что он возместит свой весьма существенный перерасход. Необходимо срочно раздобыть деньги! Значит, нужно опять съездить а «Клены» и пробраться в кабинет Ричарда. Рискованное дело. Особенно если учесть, что отношения с Ричардом сейчас натянутые. Ламберт свел вместе брови. Старый дурак вызвал его к себе и отчитал за то, что он обидел Флер. Отчитал!.. А что Флер испортила им всю игру, что она вообще не умеет вести себя на поле для гольфа – это, значит, ничего? Да ведь Ричарда не прошибешь. Флер его околдовала, факт. Остается вы ждать, пока дурь у Ричарда пройдет, а до тех пор в «Клены» не соваться.
– Мне нужны шорты, – объявила в соседней комнате Филиппа, словно воображала, будто он все еще слушает. – Для уик-эндов. Дизайнерские, конечно, однако не слишком роскошные…
Беда в том, что у него нет возможности дожидаться, пока Ричард перебесится. Деньги нужны немедленно! Ламберт хлебнул пива из тяжелой серебряной кружки, что стояла на письменном столе, и снова перечитал письмо. Пятьдесят тысяч наверняка заткнут пасть банку. Денежки ждут в «Кленах». Если бы знать наверняка, что его там не застукают… Явилось непрошеное воспоминание: он перебирает папки в шкафу у Ричарда, и тут за спиной раздается голос Флер. Ламберта прошиб холодный пот. Конечно, она ни о чем не догадалась, откуда ей? А вот окажись на ее месте Ричард…
Вдруг в его сознание пробился голос Филиппы.
– Папа, видимо, уедет на какое-то совещание, а у Джиллиан будет урок бриджа.
Ламберт навострил уши.
– Иначе Флер их тоже пригласила бы, правда? Но мне так даже больше нравится, ты согласен? Только мы вдвоем… Знаешь, это очень укрепляет дружбу!
Ламберт встал и вышел в соседнюю комнату.
– Что ты сказала? У твоего отца в пятницу совещание?
– Да, он собирается в Ньюкасл.
– Впервые слышу.
– Разве он тебя не берет с собой? – Филиппа покусала губы. – Можешь пойти с нами. Если хочешь, – прибавила она с сомнением.
– Не говори ерунды. Чтобы я сидел в ресторане с парочкой хихикающих девчонок?
Филиппа прыснула со смеху, страшно довольная, что их с Флер назвали хихикающими девчонками.
Ламберт в порыве неожиданного благодушия снисходительно улыбнулся.
– Идите без меня, девушки. У меня на этот день намечены дела поважнее.
Утро среды выдалось ясным, жарким и ослепительно синим. Спустившись, Зара увидела, что стол для завтрака накрыли в саду. Возле ее тарелки стоял громадный букет, а привязанный к спинке стула серебристый воздушный шар, наполненный гелием, рвался в небо. Саму тарелку было почти не видно под грудой открыток и подарков.
– С днем рождения! – завопил Энтони, как только увидел, что она выходит из зимнего сада. – Джиллиан, Зара пришла! Открывай «Бакс-физз»! Это я придумал – «Бакс-физз» на завтрак, – похвастался он. – И блинчики.
Зара молчала, глядя на нарядно украшенный стол как на какое-то невиданное чудо. Наконец спросила осипшим голосом:
– Это все мне?
– Конечно, тебе! У тебя же день рождения! Давай садись, – продолжал он тоном гостеприимного хозяина. – Бери клубнику.
Из дома вышла Флер с кофейником в руках и мило улыбнулась дочери.
– С днем рождения, дорогая. Хочешь кофейку?
– Нет, – ответила Зара.
– Как хочешь, – пожала плечами Флер.
– Клубники возьми обязательно, – не отставал Энтони. – Вкуснющая!
Зара села и посмотрела на кучу открыток. Вид у нее был слегка обалдевший.
– Клевый шарик, да? – весело спросил Энтони. – Это Занфи и Мекс подарили.
– Чего?
Зара посмотрела на Энтони – не шутит ли.
– Услышали где-то, что у тебя сегодня день рождения. Кажется, от них и открытка есть. Я им сказал, что мы, наверное, попозже сходим куда-нибудь все вместе. Ну, это только если ты захочешь.
– Шарик прислали… – Зара подергала за веревочку, глядя, как шарик снова взмывает вверх. – Я же их и не знаю почти. А ты вроде вообще их терпеть не можешь.
Энтони робко улыбнулся.
– Занфи не такая уж противная… Ну давай, открывай подарки.
– Погодите! – крикнул Ричард из зимнего сада. – Я хочу это заснять на видео!
– О господи, – вздохнул Энтони. – Мы так весь день провозимся.
Джиллиан вынесла в сад полный поднос бокалов с апельсиновым соком и пенящимся шампанским.
– С днем рождения! Какой чудесный день!
– Спасибо, – промямлила Зара.
– Все готовы? – спросил Ричард. – Снимаю! Можешь открывать подарки.
– Сначала мой, – волнуясь, попросил Энтони. – Вон тот, красный, в полосочку.
Зара взяла сверток и несколько секунд на него смотрела, не произнося ни слова.
– Такой хорошенький, – весело сказала Флер.
Зара покосилась на нее, прикусила губу и сорвала обертку. На колени ей упала маленькая картинка в рамке.
– Карта Америки, – пояснил Энтони. – На тот случай, если… если ты туда поедешь.
Зара посмотрела на Энтони. У нее дрожал подбородок.
– Спасибо, – сказала она и расплакалась.
– Зара!
– Что с тобой, пупсик?
– Тебе не нравится? – испуганно спросил Энтони.
– Очень нравится, – прошептала Зара. – Простите меня. Я просто…
– Просто нужно срочно глотнуть шампанского и заесть блинчиками, – бодро объявила Джиллиан. – Я знаю, нелегко, когда тебе исполняется четырнадцать. Очень хорошо это помню. Пойдем-ка со мной. – Она погладила Зару по худенькому голому плечику. – Поможешь принести завтрак, а уж затем посмотрим остальные подарки.
– Тебе не понравился праздник? – спросил Энтони некоторое время спустя.
Они сидели в глубине сада, в спрятанной среди кустов беседке и слушали, как грохочет новенькая магнитола Зары.
– Понравился.
– Что-то вид у тебя нерадостный.
– У меня все нормально, понял? – рявкнула Зара.
Энтони выждал еще пару минут, потом небрежно спросил:
– Какой, ты говорила, у тебя знак зодиака?
– Стре… – начала она и вдруг замолчала. – Не верю я в эту чушь.
– Нет, веришь. Ты тогда читала гороскопы.
– Мало ли кто что читает…
– Все равно ты же знаешь свой знак? – перебил Энтони. – Ясно, что не Стрелец. Тогда какой?
– А тебе зачем?
Зара дернулась, банка с диетической колой опрокинулась и плеснула ей на куртку.
– Тьфу, мерзость! Пойду за тряпкой.
– Никуда ты не пойдешь! Не увиливай! Зара, какой у тебя знак зодиака?
– Слушай, придурок, у меня вся куртка промокла.
– Ну и что? Ты ее нарочно промочила. Думаешь, я болван? – Зара начала подниматься, Энтони быстро протянул руку и прижал ее запястье к земле. – Какой у тебя знак зодиака? Говори!
– Черт побери! – Зара презрительно посмотрела на него и мотнула головой. – Ну ладно. Скорпион.
– Мимо. – Энтони откинулся назад. – Лев.
– И что дальше? – огрызнулась Зара. – Лев, Скорпион, какая разница?
– Зара, в чем дело?
– Тебя надо спросить, это ты у нас ведешь себя как последний придурок.
– На самом деле у тебя день рождения не сегодня, так?
– Сегодня!
Зара отвела глаза и вытащила из кармана жвачку.
– Нет! День рождения у Стрельцов – между двадцать вторым ноября и двадцать первым декабря. Я проверил. – Энтони подвинулся так, чтобы видеть ее лицо, и жалобно спросил: – Зара, в чем дело? Обещаю, я никому не скажу. Мы ведь друзья, правда?
Зара пожала плечами и молча сунула жвачку за щеку.
– И что твой папа умер, я тоже не верю. – Энтони говорил медленно, не отрывая взгляда от ее лица. – Я думаю, он жив. Твоя мама и об этом соврала.
Зара жевала – очень быстро, почти отчаянно, глядя на верхушки деревьев.
– Ответь, – упрашивал Энтони. – Я никому не скажу. И вообще, кому я могу что-то рассказать? Я же никого не знаю.
Зара отрывисто рассмеялась.
– Ты много кому можешь рассказать. Своему папе, Джиллиан…
– Нет, я не скажу! – крикнул Энтони и тут же понизил голос. – Я им ничего не скажу, ни за что. Просто я хочу знать правду – когда у тебя на самом деле день рождения и почему ты притворяешься, что сегодня, и… вообще все.
Наступила долгая пауза. Наконец Зара повернулась к нему.
– Ладно, слушай. Имей в виду, если ты кому-нибудь хоть слово… Я тогда скажу, что ты пытался меня изнасиловать.
Энтони в ужасе вытаращил глаза.
– Что?
– Скажу, ты специально заманил меня в самый дальний угол сада и прижал к земле.
Она замолчала, глядя на руку Энтони, которая всего несколько минут назад сжимала ее запястье. У парня запылали щеки.
– А потом попытался меня изнасиловать.
– Ах ты…
– Вряд ли дело дойдет до суда, но тебя обязательно допросят. Это не очень приятно. А кто-нибудь так и будет думать, что ты это сделал. Так всегда бывает.
– Слушай, я не верю…
Он смотрел на нее, слегка задыхаясь.
– Теперь понял, что я серьезно? Ты обещал не говорить никому. Если скажешь отцу, или Джиллиан, или хоть кому-нибудь – я обращусь в полицию. И ты будешь в глубокой жопе. – Она выплюнула жвачку на траву. – Ну что, еще хочешь послушать?


Ричард чувствовал, что в его жизни наконец-то все стало на свои места. Он сидел в кресле, смотрел, как Флер листает альбом с образцами обоев, и не мог понять, как это он принял то, что было у них с Эмили, за истинную любовь. Было нестерпимо думать о том, сколько лет он потратил зря. Сколько лет, окрашенных в тусклые угольные тона!.. Теперь он живет среди ярких, насыщенных оттенков, которые срываются со страниц и радуют глаз.
– Надо решить, что ты хочешь в кабинете – крашеные стены или обои. – Флер посмотрела на него поверх темных очков. – И в какую сумму нужно уложиться.
– Можешь тратить, сколько захочешь.
Флер ответила восхитительной застенчивой улыбкой. У него тут же мурашки побежали по коже под рубашкой, словно в предвкушении еще одной ночи блаженства.
Флер больше не ночевала в собственной спальне. Она приходила к нему каждую ночь, уютно сворачивалась у него под боком, ее волосы рассыпались по подушке. Каждое утро его встречала ее улыбка, каждое утро сердце Ричарда делало перебой при виде нее. Они никогда еще так много не разговаривали, Ричард никогда еще не чувствовал себя таким счастливым, а у Флер ни когда еще так не сверкали глаза. Она вся как будто светится от счастья, думал Ричард, и в походке появилась какая-то новая упругость. И все это… все это благодаря ему. Губы Ричарда изогнула смущенная улыбка.
А когда он сделает предложение, больше уже нечего будет желать. Вот вернется из отпуска Оливер, они уладят денежные вопросы, и Эмили окончательно уйдет в прошлое. Он выберет подходящий момент, подходящее место, подходящее кольцо… Тихое, благопристойное бракосочетание… А потом – бурный, шумный, упоительный медовый месяц. Этого медового месяца он ждал всю свою жизнь.
Когда Зара закончила рассказ, Энтони рухнул на траву и устремил взгляд в слепящее си нее небо.
– Не может быть, – пробормотал Энтони. – И все это ради какой-то там золотой кредитки?
– Знаешь, сколько можно загрести через золотую кредитку? – возразила Зара.
– Да я не к тому… – Он нахмурился. – Не понимаю, а зачем врать, что твой папа якобы умер?
– Она сказала твоему отцу, что она вдова. Наверное, хотела его растрогать.
С полминуты Энтони молчал, потом, запинаясь, проговорил:
– Выходит, ей с самого начала были нужны только его деньги. С ума сойти можно! Мы ведь не такие уж богатые.
– Значит, она ошиблась. А может, вы богаче, чем ты думаешь.
– Господи, бедный папа. Он-то ни о чем не догадывается! Зара, я должен ему сказать.
– «А потом он повалил меня на землю, ваша честь, – ровным голосом продекламировала Зара. – Я вырывалась, но он был сильнее».
– Ладно! – разозлился Энтони. – Я не скажу, но, черт возьми, папа не может себе позволить потерять кучу денег!
– Считай, что это плата за удовольствие, – ответила Зара. – Мама всегда так говорит.
– Она и раньше так делала? – Энтони широко раскрыл глаза. – Встречалась с мужчинами ради денег?
Зара пожала плечами, глядя в сторону. Оказалось нетрудно сочинить для Энтони смягченный вариант настоящей правды. Даже если он проболтается, не утопит окончательно Флер. Зара изобразила мать глупенькой транжирой, которой до смерти хочется добыть золотую карту, чтобы тратить денежки Ричарда на модные туфли и парикмахерские. Энтони потрясен. Что же с ним было бы, расскажи она все, как есть? Что ее мама – циничная, бездушная обманщица, которая втирается в доверие к людям, когда они горюют и потому беззащитны? А потом благополучно удирает, пользуясь тем, что они не хотят преследовать ее, оберегая свою раненую гордость?
Правда здесь, у нее внутри только тоненькая занавеска отделяет ее от мира. Протяни руку и дерни – ткань порвется, и выйдут на свет все обманы, вранье и мерзкие выдумки, свернувшиеся у нее в мозгу, словно клубок змей. Только Энтони не протянет руку. Он думает, что уже узнал правду. Ему и в голову не придет, что там может быть что-то еще.
– По сути, она не лучше, чем проститутка!
– Она берет столько, сколько сама стоит! – отрезала Зара. – Разве твоему папе было с ней плохо?
Энтони растерянно посмотрел на нее.
– Так ведь он думает, что она его любит! Я и сам так думал. Я думал, что она любит его!
– Может, и любит.
– Когда люди любят друг друга, их не интересуют деньги!
– Конечно, интересуют, – свысока ответила Зара. – Ты разве не хотел бы иметь подружку, которая может купить тебе «порше»? Если скажешь «нет» – соврешь!
– Да, но настоящая любовь – это совсем другое! – возмутился Энтони. – Там важна личность.
– Там все важно, – отпарировала Зара. – Важнее всего деньги, потом уже внешний вид, ну а на крайний случай – личность.
– Господи, у тебя все мозги наизнанку! Деньги вообще ни при чем! Ну вот, например, выйдешь ты замуж за хорошего человека, а потом вдруг случится биржевой кризис, и он потеряет свои деньги?
– А, например, ты женишься на очень хорошей девушке, а она попадет в аварию и потеряет свою личность? В чем разница?
– Это не одно и то же, ты сама понимаешь. Почему ты защищаешь свою маму?
– Не знаю! – воскликнула Зара. – Наверное, потому что она – моя мама! Я никогда раньше никому про нее не рассказывала. Я и не понимала ничего… – Зара запнулась. – Ох, вот ведь черт! Зря я тебе рассказала.
– Лучше бы я и не спрашивал! Ну и каша…
Они со злостью смотрели друг на друга.
– Слушай, – сказала, наконец, Зара, – твой папа ведь не совсем тупой? Он не допустит, что бы она ободрала его дочиста, правда?
Зара заставила себя смотреть ему прямо в глаза.
Энтони медленно выдохнул.
– Наверное, не допустит.
– А тебе ведь нравится, что она здесь живет, скажи?
– Конечно, нравится! Даже очень. И что ты здесь живешь… тоже нравится.
– Это хорошо, – ответила Зара с улыбкой. – Потому что мне тоже нравится здесь жить.
Немного позже они вернулись в дом, и оказалось, что Флер и Ричард все еще добродушно переругиваются по поводу обоев.
– Энтони! – воскликнула Флер. – Вразуми своего папочку! Сначала он мне разрешил переделать кабинет по своему усмотрению, а теперь заявляет, что не хочет никаких узоров, только полоски или медальоны.
– Я не знаю, что такое медальоны, – ответил Энтони.
Он ожидал, что теперь, когда он знает правду, Флер покажется ему другой. Страшной, что ли. Он боялся той минуты, когда снова встретится с ней. А она такая же, как всегда, – приветливая, красивая. Она улыбнулась ему, и он неожиданно для самого себя улыбнулся в ответ. Да не ужели все, что рассказала про нее Зара, на самом деле правда?
Ричард сказал:
– Знаешь, Флер, давай ты прихватишь еще образцов, когда поедешь в Лондон? Наверняка мы найдем компромисс, только помни: именно мне предстоит сидеть в этом кабинете, да еще и работать по возможности. – Он улыбнулся Заре и Энтони. – Флер мечтает устроить здесь оранжевые стены.
– Не оранжевые, а терракотовые!
Зара спросила мать:
– Когда ты едешь в Лондон?
– Послезавтра, – ответила Флер. – В пятницу.
– Она поедет на панихиду, – пояснил Ричард.
Зара застыла. Ее лицо побелело.
– Ты поедешь на панихиду?
– Верно, – ответила Флер.
– На панихиду? – повторила Зара, не веря своим ушам. – Ты поедешь на панихиду?
– Да, дорогая, – нетерпеливо отозвалась Флер. – Успокойся, пожалуйста. – Она впилась взглядом в глаза дочери. – Я еду всего лишь на один день. Это по бедной Хетти Фэйрбразер. Ты помнишь Хетти, дорогая?
Зара вздрогнула и отвернулась.
– Зара! – окликнула Джиллиан. – Тебя к телефону! Некто по имени Джонни.
– Джонни? – встрепенулась Зара. – Джонни звонит? Уже иду! Скажите ему, чтобы не вешал трубку!
Зара, не оглядываясь, побежала в дом.
– Хочешь диет-колу? – крикнул ей вслед Энтони, но Зара не слушала. – Я пойду… посмотрю, вдруг она хочет колы.
Ричард посмотрел на Флер.
– Что-то Зара очень расстроилась, услышав про панихиду.
– Да, – печально согласилась Флер. – С тех пор как умер отец, ее страшно расстраивает все, что связано со смертью. Я стараюсь при ней об этом не упоминать.
– Конечно, – сказала Джиллиан, – понимаю.
– Бедненькая… – Внезапно глаза Ричарда блеснули. – А кто такой Джонни? Близкий друг Зары?
– Он нам обеим близкий друг, – сдержанно ответила Флер. – Я его знаю много лет.
– Пригласи его сюда, – предложил Ричард. – Мне хочется познакомиться с твоими друзьями.
– Может быть, – ответила Флер и заговорила о другом.
Зара скрылась в крошечной комнатке, где находились только телефон, стул и столик, на котором можно было оставлять записанные сообщения. Энтони дожидался ее под дверью, а когда она вышла, раскрыл рот от удивления: глаза у нее сверкали, она снова была полна веселья.
– И кто же такой Джонни? – не удержался Энтони. – Твой бойфренд?
– Не говори ерунду! Нет у меня никаких бой-френдов. Джонни просто друг. Очень хороший.
– Все так говорят.
– Слушай, ему пятьдесят шесть лет!
– А-а, – протянул Энтони, чувствуя себя круглым дураком.
– И еще он голубой, – прибавила Зара.
У Энтони глаза полезли на лоб.
– Голубой?
– Ага, голубой! Ну что, доволен?
Зара захихикала и направилась в сад. Энтони кинулся за ней.
– Куда ты идешь?
– Джонни просил кое-что передать Флер.
На лужайку они, запыхавшись, прибежали одновременно.
– Джонни надеется, что ты передумала, и просит ему позвонить, если передумаешь! – объявила Зара.
– Насчет чего? – спросила Флер.
– Он сказал, ты знаешь. А еще он сказал, что свозит меня в Нью-Йорк! Вместо подарка на четырнадцатилетие!
Зара метнула в сторону Флер торжествующий взгляд.
– В Нью-Йорк! – восхитился Энтони. – Фантастика!
– Как мило, – кисло отозвалась Флер.
– В общем, я передала. – Зара вытащила из кармана жвачку и принялась удовлетворенно жевать. – Ну что, ты ему позвонишь?
– Нет. – Флер захлопнула альбом с образцами. – Не позвоню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердцеедка - Уикхем Маделин

Разделы:
12345678910111213141516171819

Ваши комментарии
к роману Сердцеедка - Уикхем Маделин



очень хорошо описаны люди и психологическая сторона романа. читала с удовольствием
Сердцеедка - Уикхем МаделинЕлена
25.05.2011, 10.29





Действительно очень интересная книга Читала до 2-х часов сночи не могла оторваться а завтра на 8. на работу Всё класс единственное герой бы немножко по мужественнее чуть более мачо.
Сердцеедка - Уикхем МаделинЛика
16.12.2011, 1.52





Книга отличная, как и все романы Софи Кинселлы! Был бы только главный герой посовременнее !!!
Сердцеедка - Уикхем МаделинЛана
7.06.2013, 20.20








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100