Читать онлайн Помнишь меня?, автора - Уикхем Маделин, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Помнишь меня? - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Помнишь меня? - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Помнишь меня? - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Помнишь меня?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Когда я проснулась, утренний свет пробивался из-под края занавесок. На тумбочке стоял стакан апельсинового сока, а в углу комнаты хлопотала Морин. Капельница волшебным образом исчезла, и я чувствовала себя гораздо лучше.
— Привет, Морин, — произнесла я на удивление скрипучим голосом. — Который час?
Она обернулась с удивленно поднятыми бровями:
— Вы меня помните?
— Конечно, — изумилась я. — Мы встречались вчера вечером. И говорили.
— Прекрасно! Это показывает, что вы выходите из посттравматической амнезии. Не беспокойтесь, — улыбнулась она. — Помрачение сознания — обычное состояние после черепно-мозговой травмы.
Я невольно поднесла руку к виску и прикоснулась к плотной повязке. Ну и навернулась же я с тех ступенек…
— Вы молодец. — Морин потрепала меня по плечу. — Я сейчас принесу свежего апельсинового сока.
В дверь постучали, затем она открылась, и вошла высокая стройная женщина лет пятидесяти. У нее были голубые глаза, четко очерченные скулы и тронутые сединой волнистые светлые волосы, находившиеся в живописном беспорядке. На ней была алая стеганая жилетка поверх длинного цветастого платья и янтарное ожерелье, а в руках она держала бумажный пакет.
Это моя мама. В смысле, я уверена на девяносто девять процентов. Не знаю, почему не на все сто.
— Ну здесь и топят! — воскликнула вошедшая знакомым капризным голоском маленькой девочки.
Да, это точно моя мать.
— Я чуть в обморок не падаю! — заявила она, обмахиваясь ладошкой. — И такая напряженная поездка… — Она мельком взглянула на мою кровать, словно вспомнив цель приезда, и спросила медсестру: — Как она?
Морин улыбнулась:
— Лекси сегодня гораздо лучше. Она ориентируется намного увереннее, чем вчера.
— Слава за это Всевышнему! — И мама добавила, чуть-чуть понизив голос: — Вчера я словно говорила с ненормальной или с какой-нибудь… умственно отсталой.
— Лекси абсолютно нормальна, — ровным голосом возразила Морин. — Она отлично понимает все, что вы говорите.
По правде сказать, я почти не слушала их разговор, до неприличия пристально уставившись на мать. В ней что-то изменилось. Она иначе выглядит. Стала стройнее и… старше. Когда она подошла ближе и свет из окна упал на ее лицо, мне показалось, что мама выглядит совсем плохо.
Неужели она больна?
Нет, я бы знала. Но она словно постарела за одну ночь на десять лет! Куплю ей «Крем де ля мер» на Рождество, решила я.
— Вот и ты, дорогая, — сказала она преувеличенно громко и четко. — Это я, твоя мама. — Она вручила мне бумажный пакет, в котором оказалась бутылка шампанского, а потом наскоро чмокнула меня в щеку. Когда я вдохнула знакомый мамин запах — от нее пахло собаками и чайной розой, на глаза навернулись слезы. До этой секунды я не осознавала, как одиноко мне здесь лежится.
— Привет, мам. — Я потянулась обнять ее, но руки сомкнулись в воздухе — мама уже успела выпрямиться и озабоченно уставилась на крошечные золотые часики.
— Я только на минутку, — озабоченно сказала она. Можно подумать, если она посидит полчасика, мир рухнет. — Мне необходимо поговорить с врачом по поводу Роли.
— Какого Роли?
— Ну как же, из последнего помета Смоки, детка! — укоризненно посмотрела на меня мать. — Не могла же ты забыть маленького Роли!
Не знаю, почему мать уверена, что я способна запомнить клички всех ее собак. Их у нее по меньшей мере двадцать, все породы уиппет,
l:href="#n_4" type="note">[4]
и всякий раз, когда я захожу домой, мне кажется, что их стало еще больше. В нашей семье никогда не было домашних животных — до того лета, когда мне исполнилось семнадцать. В тот год на отдыхе в Уэльсе мать, повинуясь минутному капризу, купила щенка уиппета, и за одну ночь прихоть переросла в настоящую манию.
Я люблю собак. Ну, в какой-то степени. Но если только шесть четверолапых друзей человека прыгают вам на грудь, стоит только открыть дверь, а когда вы пытаетесь присесть на диван или стул, там уже лежит собака и все лучшие рождественские подарки под елкой тоже предназначены им, то…
Мать достала из сумки пузырек «Рескью ремеди»,
l:href="#n_5" type="note">[5]
выдавила три капли на язык и часто задышала.
— Движение на дорогах просто ужас, — сказала она. — Все в Лондоне такие агрессивные! У меня был крайне неприятная ссора с мужчиной в фургоне.
— А что случилось? — спросила я, заранее зная, что мать в ответ лишь головой покачает.
— Не будем говорить об этом, дорогая, — вздрогнула она, словно ее попросили рассказать об ужасных днях, проведенных в концлагере. — Это лучше забыть.
Маме многие темы кажутся чересчур болезненными, чтобы их обсуждать. Например, каким образом мои новые босоножки оказались изгрызенными на прошлое Рождество. Или постоянные жалобы местного совета на собачье дерьмо на нашей улице. Или вообще любое дерьмо — в смысле по жизни.
— У меня есть для тебя открытка, — сказала мать, копаясь в сумке. — Где же она наконец? От Эндрю и Сильвии.
Я озадаченно посмотрела на нее:
— От кого?
— От Эндрю и Сильвии! — нетерпеливо повторила мать, словно нечто очевидное. — Наших соседей!
Наших соседей зовут Филипп и Мэгги.
— Мам…
— В общем, они передавали тебе привет, — перебила меня мать. — Эндрю хотел спросить твоего совета насчет лыж.
Лыж?! Да я в жизни на лыжах не стояла!
— Мам… — Я поднесла ладонь ко лбу, забыв о черепно-мозговой травме, и вздрогнула, опять нащупав повязку. — Ты о чем говоришь?
— А вот и мы! — Морин вошла в комнату, неся апельсиновый сок. — Доктор Харман сейчас зайдет вас проведать.
— Мне пора идти, дорогая. — Мать поднялась. — Я оставила машину у грабительского счетчика на стоянке. Да еще плата за пробки
l:href="#n_6" type="note">[6]
— целых восемь фунтов!
Опять она ошибается. Этот сбор составляет не восемь фунтов, а пять. Я точно знаю, пусть у меня и нет машины.
Под ложечкой похолодело. Ужас какой — у мамы начинается умственное расстройство. Сенильное слабоумие в сорок четыре года. Нужно поговорить о ней с кем-нибудь из докторов.
— Я еще приду с Эми и Эриком, — на ходу пообещала мать, направляясь к двери.
С Эриком? Странные клички она выбирает для своих щенков.
— Отлично, мам, — широко улыбнулась я, решив не волновать больную. — Жду не дождусь.
Я попивала сок, хотя меня все еще немного покачивало. Любого закачает, когда твоя мать начнет съезжать с катушек.
А тут, судя по всему, серьезный случай. Что, если ее придется определить в лечебницу? Куда я дену всех ее собак?
Мои размышления были прерваны стуком в дверь. Вошел моложавый темноволосый врач в сопровождении троих неизвестных в медицинских одеяниях.
— Привет, Лекси, — сказал он в приятной непринужденной манере. — Я доктор Харман, невропатолог. Это наша медсестра Николь, а это Дайана и Гаф, наши стажеры. Ну, как мы себя сегодня чувствуем?
— Хорошо, вот только левая рука как-то онемела, — призналась я. — Словно я ее отлежала. Она плохо слушается.
Подняв руку, чтобы показать ее врачу, я невольно залюбовалась собственным потрясающим маникюром. Обязательно спрошу Фи, куда мы ходили вчера вечером.
— Ясно, — кивнул доктор. — Посмотрим вашу руку — может, понадобится физиотерапия. Но сначала я задам вам несколько вопросов. Не обижайтесь, если некоторые покажутся совершенно глупыми, словно вы проходите тест на идиотизм. — Он сверкнул ослепительной улыбкой, и у меня возникло подозрение, что он повторяет эту шутку в тысячный раз. — Как вас зовут?
— Лекси Смарт, — тут же ответила я.
Доктор Харман кивнул и поставил галочку в своей папке.
— Когда вы родились?
— В 1979 году.
— Очень хорошо. — Врач поставил новую галочку. — Лекси, во время столкновения вы ударились головой о ветровое стекло. У вас был небольшой отек мозга, но, судя по всему, вы легко отделались. Хотя, конечно, придется еще пройти кое-какие тесты. — Он поднял ручку. — Смотрите, пожалуйста, на кончик ручки. Я буду водить ее из стороны в сторону…
Врачи никогда не дают вам вставить слова!
— Извините! — жестом остановила я доктора Хармана. — Вы меня с кем-то путаете. Я не знаю, о каком столкновении вы говорите.
Доктор нахмурился и перелистнул в своей папке пару страниц назад.
— Здесь сказано, пациентка — участница дорожной аварии. — И оглядел комнату, словно ища подтверждения.
Почему он спрашивает медсестер? Ведь это я треснулась головой!
— Ну значит, неправильно записали, — твердо сказала я. — Я была в клубе с подругами, потом погналась за такси и упала с лестницы. Вот что произошло. Я отлично помню.
Доктор Харман и Морин с недоумением переглянулись.
— Это точно была авария, — вполголоса пробормотала Морин. — Две машины, боковое столкновение. Я дежурила в приемном отделении «Скорой помощи», эта леди поступила при мне. И другой водитель тоже. У него повреждена рука — кажется, небольшая трещина.
— Не могла я попасть в аварию. — Я начала закипать. — Прежде всего у меня нет машины. Я даже водить не умею.
Я все собираюсь как-нибудь пойти в автошколу. Но машина мне практически не нужна — я живу в Лондоне, а не в пригороде, а уроки вождения очень дорогие, да и не могу я себе пока позволить автомобиль.
— Разве это был не ваш… — доктор Харман перевернул страницу и прищурился, разбирая почерк, — «мерседес»-кабриолет?
— «Мерседес»? — фыркнула я. — Вы что, шутите?
— Но здесь сказано…
— Слушайте, — самым вежливым тоном перебила я его, — я сообщу вам, сколько зарабатывают двадцатипятилетние младшие менеджеры отдела продаж напольных покрытий в «Коврах Деллера», ладно? А вы мне скажете, могу ли я себе позволить «мерседес»-кабриолет.
Доктор Харман открыл рот для ответа, но одна из стажерок постучала его по плечу и что-то наскоро настрочила в моей истории болезни. На лице доктора отразился шок. Он посмотрел на стажерку, которая лишь загадочно приподняла брови, взглянул на меня и опять указал на бумаги. Ни дать ни взять, мимы-любители.
Затем доктор Харман подошел ближе и испытующе уставился на меня. У меня затряслись поджилки. Я смотрела сериал «Скорая помощь» и знаю, что означает подобный взгляд.
«Лекси, мы провели сканирование и обнаружили то, чего никто не ожидал. Может, волноваться рано и все еще обойдется…»
Но обычно в таких случаях никто легко не отделывается, иначе сюжет теряет смысл.
— Со мной что-то серьезное? — спросила я почти агрессивно, пытаясь подавить предательскую дрожь в голосе. — Вы можете мне прямо сказать?
Мысленно я уже прокручивала разные варианты. Рак. Порок сердца. Предстоящая ампутация ноги. Или, может, я уже без ноги, а они мне не говорят. Я незаметно начала ощупывать себя под одеялом.
— Лекси, позвольте задать вам еще вопрос, — обратился ко мне доктор Харман заметно мягче. — Какой сейчас год?
— Год? — изумленно уставилась я на врача.
— Не волнуйтесь, — ободряюще улыбнулся он. — Просто скажите мне, какой сейчас, по вашему мнению, год. Это стандартный вопрос теста, ничего более.
Мой взгляд метался по лицам присутствующих в комнате. Я видела, они готовят мне подвох, но не могла раскусить, в чем он заключается.
— Ну, 2004-й, — ответила я наконец.
В комнате повисла странная тишина, словно все перестали дышать.
— Ясно, — сказал доктор Харман и присел на кровать. — Лекси, сегодня шестое мая 2007 года.
На его лице не дрогнул ни один мускул. Остальные тоже стояли с самым серьезным видом. На мгновение словно зияющая трещина разверзлась у меня в голове, но я тут же с огромным облегчением поняла, что это всего лишь розыгрыш.
— Ха-ха, — саркастически произнесла я. — Очень смешно. Это Фи вас подговорила? Или Каролин?
— Я не знаю никого по имени Фи или Каролин, — ответил доктор Харман, не отводя взгляд. — И я не шучу.
— Он серьезно, Лекси, — вступила в разговор стажерка. — Идет 2007 год.
— Но это же… будущее, — глупо возразила я. — Вы что, изобрели машину времени? — Я выдавила нервный смешок, который никто не поддержал.
— Лекси, это наверняка последствия шока. — Морин мягко положила руку мне на плечо. — Но сейчас действительно май 2007 года.
У меня возникло ощущение, что два полушария моего мозга как-то не коннектятся. Я слышала ее слова, но они звучали настолько абсурдно, что разум отказывался их принимать. Вчера был 2004-й. Как же за одну ночь можно перепрыгнуть вперед на три года?
— Да не может сейчас быть 2007-й, — сказала я наконец, пытаясь скрыть замешательство. — Сейчас 2004-й. Я не сумасшедшая…
— Не нужно расстраиваться. — Доктор Харман бросил на коллег предупреждающий взгляд. — Давайте все сначала и медленно. Скажите нам, какие последние события вы помните?
— Ладно. Так… — Я потерла лицо. — Последнее, что я помню, это как я с подругами после работы ходила в клуб. Это было вчера вечером, в пятницу. Потом мы пытались поймать такси, шел дождь, я поскользнулась на ступеньках и упала. Очнулась здесь, в больнице. Это было двадцатого февраля 2004 года. — Мой голос задрожал. — Я точно помню дату, ведь двадцать первого должны были состояться похороны моего отца. А я на них не пришла, потому что попала к вам!
— Лекси, все это произошло более трех лет назад, — мягко сказала Морин.
Она казалась абсолютно уверенной. Да и все остальные врачи, кто тут был, ничуть не сомневались в своей правоте. Глядя на их серьезные лица, я чувствовала, что меня охватывает паника. Но сейчас 2004-й, шестое чувство подсказывает мне, что 2004-й…
— Что еще вы помните? — спросил доктор Харман. — Отматывайте назад с того вечера.
— Не знаю, — с вызовом сказала я. — Работу… переезд в мою квартиру… Я помню все!
— Воспоминания четкие или спутанные?
— Немного спутанные, — неохотно призналась я.
В этот момент открылась дверь и появилась одна из стажерок, которая минуту назад выходила в коридор. В руках она держала «Дейли мейл». Подойдя к моей кровати, она взглянула на доктора Хармана:
— Можно?
— Да, — кивнул он. — Это хорошая мысль.
— Смотрите, Лекси. — Она показала на строчку вверху газетного листа. — Это сегодняшняя газета.
Новый шок—я увидела дату: б мая 2007 года. Но дело даже не в этом. Подумаешь, цифры, напечатанные на бумаге, — они ничего не доказывают. На первой полосе красовалась фотография Тони Блэра.
— Господи, он постарел! — вырвалось у меня.
Совсем как моя мама, промелькнула мысль. По спине побежали мурашки.
Но… это тоже ничего не доказывает. Может, его просто сняли при невыгодном освещении.
Дрожащими руками я перевернула страницу. В палате стояла полная тишина. Все смотрели на меня со жгучим любопытством. Мой взгляд метался по строчкам, выхватывая то «повышение процентных ставок», то «государственный визит королевы», пока не наткнулся на рекламу книжного магазина:
«Пятидесятипроцентная скидка на все романы-фэнтези, включая „Гарри Поттер и Принц-полукровка“».
Вот это да! Теперь мурашки бегали уже по всему телу. Я читала все пять романов о Гарри Поттере и не помню там ни одного бастарда царских кровей.
— Что это? — небрежно спросила я, указывая на объявление. — Что за «Гарри Поттер и Принц-полукровка»?
— Это последний роман, — сказала стажерка, которую доктор Харман представил как Дайану. — Сто лет назад вышел.
У меня захватило дух.
— Вышел шестой «Гарри Поттер»?!
— Скоро седьмой выйдет! — подалась вперед другая стажерка. — Угадайте, что случилось в конце шестого романа?..
— Ш-ш-ш! — воскликнула Николь. — Не говорите ей!
Они заспорили, но я уже не слушала. Я смотрела на газетный шрифт, пока буквы не запрыгали перед глазами. Вот почему мне все кажется не таким. Это не у матери крыша съехала, а у меня.
— Стало быть, я пролежала в коме… — Я с трудом проглотила комок в горле. — Целых три года?
Фантастика. Неужели я была коматозно спящей красавицей! Целых три года все ожидали, когда я проснусь. Жизнь в мире шла своим чередом, а для меня время остановилось. Друзья и родные, наверное, делали для меня записи событий, сидели у кровати, пели песенки и все такое…
Но доктор Харман покачал головой:
— Нет, Лекси, вас привезли сюда всего пять дней назад. Что?!
Хватит. Я так больше не могу. Я поступила в больницу пять дней назад в 2004 году, а теперь на дворе волшебным образом 2007-й? Да где мы, в Нарнии, что ли?
— Я не понимаю. — В отчаянии я отшвырнула газету. — У меня что, галлюцинации? Или я с ума сошла?
— Нет, — решительно возразил врач. — Лекси, ваше состояние называется ретроградной амнезией. Это обычное следствие черепно-мозговых травм, но, судя по всему, ваша амнезия может продлиться довольно долго…
Он говорил еще долго, но сказанное до меня доходило туго. Глядя на присутствующих, я вдруг заподозрила, что передо мной ряженые. Это не могут быть настоящие профессиональные медики. Да и вообще в больнице ли я?
— Вы что, украли мою почку? — в панике взвыла я. — Что вы со мной сделали? Не имеете права меня здесь держать! Я в полицию позвоню! — Я попыталась встать с постели.
— Лекси, — придержала меня за плечи Николь, — вам никто не пытается причинить вред. Доктор Харман говорит правду. Вы потеряли память и от этого запутались.
— Паниковать и подозревать всяческие заговоры в вашем состоянии вполне естественно. Но мы говорим вам правду. — Доктор Харман твердо смотрел мне в глаза. — Вы забыли большой отрезок своей жизни, Лекси. Забыли. Вот и все.
Мне захотелось плакать. Я не понимала, лгут мне или это какой-то масштабный розыгрыш, можно верить этим людям или пора бежать отсюда со всех ног. В голове царила полная сумятица.
И тут я обмерла. Широкий рукав больничной рубашки съехал к плечу, пока я отбивалась от врачей, обнажив маленький, но отчетливый V-образный шрам возле локтя. Шрам, которого я никогда прежде не видела. Шрам, которого я не помнила.
Причем довольно старый. Зажил минимум несколько месяцев назад.
— Лекси, с вами все в порядке? — спросил доктор Харман. Я не ответила, не в силах отвести взгляд от незнакомого шрама на своем теле.
— Что-то не так? — настаивал врач.
Сердце гулко стучало в груди. Я медленно перевела взгляд на руки. Это не акрил. Акриловые ногти так хорошо не выглядят. Это мои настоящие ногти, которые никак не могли настолько отрасти за пять дней.
Я чувствовала себя так, словно ненароком уплыла с мелководья и оказалась в мутно-серой воде над океанской впадиной глубиной в целую милю.
— Так вы говорите… — откашлялась я, — что я забыла три года жизни?
— Ну, пока трудно сказать точно, но все указывает на это, — кивнул доктор Харман.
— Можно мне газету еще раз?
Дрожащими руками я взяла у медсестры газету и пролистала ее до конца. На каждой странице значилась все та же дата:,6 мая 2007 года, 6 мая 2007 года…
Сейчас действительно 2007 год. А это значит, мне…
Боже мой, мне двадцать восемь!
Я старуха.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Помнишь меня? - Уикхем Маделин



Очень хорошо написано, да и перевод выше всяких похвал. читайте
Помнишь меня? - Уикхем МаделинДульсинея
9.12.2012, 14.15





История не плохая, держит. Но хотелось больше страсти, отношений между главными героями. Любовная линия как бы второстепенна...
Помнишь меня? - Уикхем Маделинанна
30.01.2013, 14.17





Потрясающая книга
Помнишь меня? - Уикхем МаделинКатя
1.02.2013, 7.35





Не люблю повествования от первого лица. Может, я что-то и теряю, терпеть не могу читать такие книги. Мне кажется, сложно считать объективно, когда видишь версию любви только с одной стороны.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинАмериканка
1.02.2013, 9.23





а мне очень понравилось!Такая позитивная)))долго смеялась над Монблант или как там его))))))))это просто суперпозитивная книжка))))
Помнишь меня? - Уикхем Маделинтомочка
1.02.2013, 16.18





Потрясное кино бы получилось!!!!!!!!!
Помнишь меня? - Уикхем МаделинNatalia
25.05.2013, 8.08





Прочитать стоит, увлекательный сюжет, очень понимаю ГГ)) Сама какое-то время встречалась с молодым человеком, похожим на мужа гг. Поучительная книга, никакого богатства не стоит, если приходится все время подстраиваться и притворяться)
Помнишь меня? - Уикхем МаделинКрасотка
8.06.2013, 8.52





Книга понравилась, трудно представить как гг справилась со своей новой жизнью, молодец, что осталась собой и дала себе шанс на счастье.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинГерда
23.04.2014, 13.08





Ну что сказать, книга просто суппер! Даже жаль, что так быстро прочиталась. Удовольствия море. Чего только стоит фраза "римский полководец Нольэмоций". Класс, заслуживает оценки на 100 баллов.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинОльга
21.05.2014, 7.58





Потрясающая книга, необычный сюжет. очень понравилось, не могла оторваться. Читала взахлеб, хохотала над монблант. 100 баллов.
Помнишь меня? - Уикхем Маделинjana
22.05.2014, 23.26





Детский сад. Можно спокойно проходить мимо.
Помнишь меня? - Уикхем Маделинren
23.05.2014, 1.04





Слишком затянуто.Еле осилила. Кто любит романы про потерю памяти.На мой взгляд,не самый лучший вариант.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинЮля
7.11.2015, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100