Читать онлайн Помнишь меня?, автора - Уикхем Маделин, Раздел - ГЛАВА 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Помнишь меня? - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.97 (Голосов: 67)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Помнишь меня? - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Помнишь меня? - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Помнишь меня?

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 16

Теперь я не могла смотреть на Эрика без того, чтобы не вспомнить шапку взбитых сливок на причинном месте. Ночью мне приснилось, что Эрик сделан из сливочного крема. Уверяю вас, сон был не из приятных.
К счастью, в эти выходные мы почти не видели друг друга. Эрик занимался подготовкой корпоративной вечеринки, а я безуспешно пыталась придумать план спасения отдела продаж напольных покрытий. Я прочла все контракты за последние три года. Просмотрела досье нашего поставщика. Проанализировала отзывы покупателей. Честно признаться, ситуация была аховая, и в прошлом году я добилась скромного триумфа, с огромным трудом заключив договор с новой компанией, производящей тканые материалы. Видимо, это и произвело впечатление на Саймона Джонсона. Но это была капля в море.
Нам не просто не поступало новых заказов — казалось, никого вообще больше не интересуют напольные покрытия. В то же время по сравнению с другими отделами мы довольствовались жалкими крохами рекламно-маркетингового бюджета. Мы ни разу не предлагали товар по льготным ценам и не проводили акций по стимулированию продаж. На еженедельных заседаниях совета директоров отдел продаж напольных покрытий всегда значился последним пунктом повестки дня. Словом, в компании нам была отведена роль вечной Золушки.
Но все это изменится, если мне позволят как следует взяться за дело. За выходные я разработала концепцию полного обновления. Мне понадобятся небольшие средства, твердая вера в победу и сокращение кое-каких затрат, но я уверена: мы сможем резко поднять продажи. Золушка ведь отправилась на бал, не правда ли? А я буду феей-крестной. Я должна стать феей-крестной, потому что могу лишить своих друзей работы.
О Господи, под ложечкой просто судорогой сводит от волнения. Я ехала на работу в такси с туго стянутыми в узел волосами и папкой с презентацией на коленях. Заседание через час. Директора намерены голосовать за закрытие отдела ковровых покрытий, а я собираюсь стоять не на жизнь, а на смерть и спорить до хрипоты, иначе…
Нет, нельзя думать о том, что произойдет в противном случае. Мне нужно победить, у меня нет другого выхода… Когда зазвонил телефон, я чуть не навернулась с сиденья, настолько была на взводе.
— Алло!
— Лекси? — послышался в трубке тоненький голосок. — Это Эми. Ты сейчас свободна?
— Эми? — изумилась я. — Привет. Вообще-то я еду на работу…
— У меня неприятности, — перебила меня сестра. — Ты должна приехать. Пожалуйста!
— Неприятности? — с тревогой спросила я. — Какие неприятности?
— Пожалуйста, приезжай, — просила она дрожащим голоском. — Я в Ноттинг-Хилле.
— Как в Ноттинг-Хилле? Почему не в школе?
— Подожди! — Ее голос зазвучал приглушенно, словно она прикрыла микрофон ладонью. — Я говорю со старшей сестрой, о'кей? Она уже едет. — Затем снова в трубку: — Пожалуйста, Лекси, пожалуйста, приезжай. Я здорово вляпалась.
Никогда не слышала у Эми таких интонаций. Она явно была в отчаянии.
— Что ты натворила? — Голова у меня пошла кругом при одной мысли, во что могла вляпаться моя сестрица. Наркотики? Шантаж?
— Я на углу Лэдброук-Гроув и Кенсингтон-Парк-Гарденс. Через сколько ты приедешь?
— Эми… — Я стиснула виски. — Никак не могу сейчас приехать. У меня совет, очень важный. Позвони маме!
— Нет! — Голос Эми взлетел вверх ракетой, в нем послышалась паника. — Лекси, ты же говорила… Ты сказала, я могу позвонить, когда хочу, ты моя старшая сестра и всегда поможешь…
— Но я не имела в виду… У меня же презентация… — Я замолчала, поняв, как неубедительно это звучит. — Слушай, в любое другое время…
— Прекрасно. Поезжай на свой совет, Обо мне не беспокойся. — Она произнесла это тоном обиженной десятилетней девочки.
Чувство вины, к которому примешивалась досада, разом лишило меня сил. Ну что ей стоило позвонить вчера вечером? Почему нужно выбрать именно ту минуту, когда мне необходимо выступать перед советом директоров?
— Эми, ты можешь толком объяснить, что случилось?
— Не важно. Поезжай на свой совет. Извини, что побеспокоила.
— Прекрати! Дай мне минуту подумать. — Я уставилась в окно, не соображая, где нахожусь, раздавленная стрессом, разрываемая противоречиями… До начала совещания сорок пять минут. У меня нет времени, просто нет.
Но можно попытаться успеть, если поехать прямо сейчас. До Ноттинг-Хилла всего десять минут.
Но я не могу так рисковать! Опоздать немыслимо!
В трубке на фоне разнообразных фоновых шумов слышался мужской голос, теперь срывавшийся на крик. Я смотрела на телефон, ощущая противную дрожь. Я не могу бросить младшую сестру в беде. Что, если ее схватила какая-нибудь уличная банда? Что, если ее сейчас изобьют?
— Эми, подожди — резко сказала я. — Еду. — Наклонившись, я постучала в стеклянную перегородку водителя: — Нам нужно сделать небольшой крюк в Ноттинг-Хилл. Как можно быстрее, пожалуйста.
По дороге к Лэдброук-Гроув такси взревывало от усилий. Подавшись вперед, я тщетно высматривала Эми через лобовое стекло, когда вдруг увидела полицейскую машину — как раз на углу Кенсингтон-Парк-Гарденс.
У меня замерло сердце. Я опоздала. Эми застрелили. Или зарезали!
Обомлев от ужаса, я бросила водителю деньги и выскочила из машины. Перед полицейским автомобилем собралась скрывавшая место преступления толпа зевак — они оживленно жестикулировали и тараторили. Чертовы бездельники!
— Извините, — сказала я непослушными губами, приблизившись к толпе. — Там моя сестра, можно мне пройти? — Каким-то чудом мне удалось протолкаться между анораками и джинсовыми куртками к тому, что я ожидала увидеть…
Но увидела я Эми, живехонькую как ртуть — сестра сидела на стене в полицейской фуражке с самым веселым видом.
— Лекси! — Эми повернулась к стоявшему рядом полицейскому. — Вот она. Я же говорила, что она приедет!
— Что происходит? — возмущенно спросила я. — Я думала, у тебя неприятности.
— Это ваша сестра? — обратился ко мне полицейский, рыжий здоровяк с большими веснушчатыми бицепсами, и стал что-то писать на клипборде.
— Э-э… да… — У меня упало сердце. Неужели Эми воровала в магазине? — Что случилось?
— Боюсь, у этой молодой особы неприятности. Она мошенничала — обманывала туристов. Видите эту рассерженную толпу? Вы тут, как я понимаю, ни при чем?
— Нет! Конечно, нет! Я даже не понимаю, о чем вы говорите!
— Туры по местам обитания знаменитостей. — Он с победоносным видом вручил мне какой-то листок. — Так называемых.
Я недоверчиво уставилась на ядовито-желтую листовку, сляпанную на дрянном принтере.
Туры по Лондону: замаскированные знаменитости.
В Лондоне живут многие звезды Голливуда. Этот уникаль' ный тур — отличная возможность на них посмотреть. Вы сможете увидеть:
• Мадонну, которая сдает вещи в стирку;
• Гвинет в саду;
• Элтона Джона, отдыхающего у себя дома.
И пусть друзья зауважают вас за прекрасное знание жизни статусных персон!
Десять фунтов с человека, включая сувенир.
Внимание: если вы заговорите со знаменитостями, они могут все отрицать и выдавать себя за кого-то другого. Не дайте себя одурачить! Это часть звездной «легенды»!
Я, обалдев, подняла глаза:
— Это серьезно?
Полицейский кивнул:
— Ваша сестра водила людей по Лондону, уверяя, что они видят знаменитостей.
— А кого они видели?
— Да обычных людей, вон вроде той, — показал он через дорогу, где тощая блондинка в джинсах и красивой блузке стояла на ступеньках большого белого оштукатуренного особняка, держа на бедре девочку лет двух.
— Никакая я вам не Гвинет Пэлтроу! — гневно кричала она двум туристам в плащах от Берберри. — Никакого автографа я не дам!
Вообще-то она действительно походила на Гвинет Пэлтроу — такие же прямые светлые волосы и мелкие черты лица, но женщина была постарше и выглядела менее ухоженной.
— Вы с ней? — Заметив меня, потрепанная копия Гвинет пошла вниз по ступенькам. — Я подам официальную жалобу.
Люди всю неделю фотографируют мой дом, вторгаются в мою частную жизнь… Последний раз тебе говорю, никакая это не Эппл! — повернулась она к молодой японке, кричавшей «Эппл! Эппл!» и пытавшейся сфотографировать малышку. Женщина тряслась от ярости, в чем я ее нисколько не виню.
— Чем больше говорю людям, что я не Гвинет Пэлтроу, тем сильнее они верят, что я — это она, — повторяла она полицейскому. — Это ужас какой-то, мне придется переехать!
— Да вы радоваться должны! — беззаботно сказала Эми. — Вас принимают за кинозвезду, обладательницу «Оскара»!
— По таким, как ты, тюрьма плачет! — зарычала лже-Гвинет с таким видом, словно была готова треснуть Эми по башке.
Честно признаться, я бы к ней присоединилась.
— Я собираюсь вынести вашей сестре официальное порицание, — повернулся ко мне полицейский, когда его напарница вежливо, но решительно вмешалась и увела разгневанную женщину Гвинет в дом. — Я могу отпустить ее на ваше попечение, но вы должны заполнить эти бумаги и назначить время визита в участок.
— Хорошо, — сказала я, бросив на Эми убийственный взгляд. — Как скажете.
— Отвали! — отбивалась лже-Гвинет от молодого придурковатого парня, который с надеждой тащился за ней с компакт-диском в руках. — Не передам я это Крису Мартину! И вообще я терпеть не могу чертов «Колдплэй»!
Эми закусила щеки изнутри, едва удерживаясь от смеха.
Ну да, очень смешно. Все страшно веселятся. А я никуда не спешу, и вообще у меня выходной.
Я заполнила бумаги с бешеной скоростью, с размаху шлепнув жирную точку после собственной подписи.
— Нам уже можно идти?
— Да. И присматривайте за ней как следует, — добавил полицейский, отдавая мне дубликат заполненной формы и листовку, озаглавленную: «Наставление по официальному порицанию».
Смотреть за Эми? Почему это я должна за ней присматривать?
— Конечно, — ответила я с натянутой улыбкой, запихивая документы в портфель. — Приложу все усилия. Эми, пошли! — Я взглянула на часы и задохнулась от ужаса — без девяти двенадцать. — Быстро ловим такси!
— Но я хочу поехать в Портобелло…
— Быстро ловим сраное такси! — заорала я. — Мне срочно нужно на работу!
Глаза Эми расширились, и она послушно начала высматривать такси. Я широко махала рукой, и наконец мне удалось приманить одну машину к обочине. Не теряя ни секунды, я затолкала Эми в салон.
— Виктория-Пэлие-роуд, пожалуйста. Как можно быстрее. Мне не успеть к началу, но у меня будет время высказаться. Еще ничего не потеряно.
— Лекси… спасибо, — еле слышно сказала Эми.
— На здоровье.
Такси мчалось по Лэдброук-Гроув. Я в отчаянии смотрела на дорогу, мысленно умоляя светофоры переключаться на зеленый, а всех водителей двигаться побыстрее, когда впереди замаячила настоящая солидная пробка. Все! Мне ни за что не успеть!
Я схватила телефон, набрала телефон приемной Саймона Джонсона и дождалась ответа Наташи, его персонального помощника.
— Привет, Наташа, — начала я, стараясь говорить спокойно, как настоящий профессионал. — Это Лекси. Я немного задерживаюсь, но мне очень важно выступить на совете директоров. Не могла бы ты передать им мою просьбу дождаться меня? Я уже подъезжаю.
— Конечно, — любезно ответила Наташа. — Я им скажу. До встречи.
— Спасибо.
Я нажала отбой и откинулась на спинку сиденья, немного успокоившись.
— Извини, — вдруг сказала Эми.
— Ну что ты, все в порядке, — пробурчала я.
— Нет, я правда прошу прощения.
Я вздохнула и впервые с тех пор, как мы сели в такси, повернулась к сестре:
— Эми, почему?..
— Чтобы заработать, — пожала она плечами. — А что?
— А то, что у тебя будут серьезные неприятности! Если тебе нужны деньги, почему не найдешь работу? Или у матери не попросишь?
— У матери? — презрительно повторила она. — У нее нет денег.
— Пусть у нее не золотые горы в банковском сейфе, но…
— У нее нет вообще ничего. Как ты думаешь, почему наш дом разваливается? Почему мы никогда не включаем отопление? Я ползимы жила у моей подруги Рейчел, там хоть радиаторы теплые. Мы нищие.
— Ерунда какая-то, — удивилась я. — Как же это вышло? Разве отец ничего ей не оставил?
Некоторые папины дела можно с полным правом назвать аферами, но мошенничал он успешно и я знаю, что после его смерти мать ожидала кругленькой суммы как с куста, хотя никогда в этом не признавалась.
— Без понятия. Может, фигню какую-нибудь.
— Слушай, так в любом случае продолжаться не может. В конце концов ты попадешь за решетку!
— Напугала ежа голой задницей. — Эми отбросила со лба синие пряди. — Тюрьма — это круто.
У меня отвалилась челюсть.
— Тюрьма — круто? Кто тебе это сказал? Там ужасно! И грязно! Все ходят с сальными волосами, нельзя побрить ноги или протереть лицо лосьоном!
Все это я придумала на ходу — может, в наши дни в тюрьмах уже построили С ПА и повесили сушилки для волос.
— И мальчиков там нет, — добавила я. — И айподов нельзя иметь, и шоколад не разрешают, и DVD не посмотришь. Можно только ходить друг за другом по тюремному двору. В кандалах! — Здесь я сознательно исказила истину, но меня уже понесло.
— Кандалы уже сто лет не надевают, — хмыкнула Эми.
— А вот и нет, их снова ввели! — соврала я не моргнув глазом. — Для подростков. По недавней инициативе правительства — в качестве эксперимента. Ты что, газет не читаешь?
Эми растерянно заморгала. Получи, сестричка. Это тебе за «муму».
— Ну а если у меня в генах заложено быть не в ладах с законом? — с некоторым вызовом возразила она.
— При чем тут гены, чудо?
— Папуля же сидел в тюрьме! — злорадно заявила она.
— Папа? — вытаращила я глаза. — Папа сидел… — Это показалось мне настолько абсурдным, что я чуть не засмеялась.
— Сидел! Я слышала, как об этом говорили на похоронах. Так что у меня судьба такая — срок мотать. — Пожав плечами, Эми вытащила из кармана пачку сигарет.
— А ну прекрати! — Я вырвала у нее сигареты и выбросила в окно. — Папа не сидел в тюрьме! И ты не сядешь ни в какую тюрьму! Ничего крутого в этом нет, это полный отстой! — Я выдохлась и несколько секунд пыталась отдышаться. — Слушай, Эми… Иди ко мне в качестве интерна. Работа интересная. Наберешься опыта, заработаешь денег…
— Сколько? — тут же спросила она. Господи, где она научилась так доставать людей?
— Тебе хватит! И тогда я, может быть, не расскажу о сегодняшнем происшествии маме. — Я Помахала перед носом Эми желтой листовкой. — Ну что, договорились?
В салоне такси повисло долгое молчание. Эми сосредоточенно отколупывала облезающий синий лак с ногтя, словно важнее этого в мире ничего не было.
— О'кей, — мотнула она наконец головой.
Такси остановилось на красный свет, и у меня в который раз все внутри сжалось — двадцать минут первого. Оставалось надеяться, совет начался позже. Мой взгляд рассеянно блуждал по тексту конфискованной листовки, и на лице помимо воли появилась улыбка. Схема была чертовски оригинальной.
— Ну а кто еще попал в твой список знаменитостей? — не удержалась я. — Готова спорить, Мадонну ты все-таки туристам не показывала!
— Еще как показывала! — У Эми загорелись глаза. — Есть одна тетка в Кенсингтоне — выглядит точь-в-точь как Мадонна, только толще. Все до единого купились, особенно когда я сказала: «Видите, как ее в „Фотошопе“ дорабатывают!» И Стинг есть, и Элтон Джон — молочник из Хайгейта.
— Молочник — Элтон Джон? — засмеялась я.
— Я сказала, что он втихаря отбывает общественные работы.
— Как же ты их нашла?
— Просто ходила и смотрела. Самой первой была Гвинет — она и навела меня на эту мысль. — Эми ухмыльнулась: — Эта зануда меня та-ак ненавидит!
— Неудивительно. Небось твои туристы достали ее больше, чем настоящую Гвинет Пэлтроу…
Такси снова двинулось вперед. Мы уже подъезжали к Виктория-Пэлис-роуд. Я открыла папку с презентацией и пробежала глазами свои записи, желая освежить в памяти самое важное.
— Между прочим, я не вру: на похоронах правда говорили — отец сидел в тюрьме, — неожиданно сказала Эми тихим голосом.
Я растерялась. У меня решительно это не укладывалось в голове: чтобы наш пана — ив тюрьме? Совершенная чушь!
— А ты с матерью об этом говорила? — спросила я наконец.
— Нет, — передернула плечами Эми.
— Но я уверена, его посадили не за что-то… — сбивчиво пробормотала я. — Ну, ты понимаешь. Не за что-то плохое.
— А помнишь, как он называл нас своими девочками? — спросила Эми без прежней развязности. — «Три мои девочки». Ты, мама и я.
Я улыбнулась этим воспоминаниям:
— И танцевал с каждой из нас по очереди.
— Да, — кивнула Эми, — и всегда покупал огромные коробки конфет…
— И ты обычно объедалась до тошноты…
— «Ковры Деллера», леди, — сказал таксист, затормозив перед офисным зданием. Я и не заметила, как мы доехали.
— Да-да, спасибо. — Я принялась шарить в сумке в поисках наличности. — Эми, мне нужно бежать. Извини, но это очень, очень важно.
— А что случилось? — К моему удивлению, в ее голосе прозвучал искренний интерес.
— Мне нужно спасти мой отдел. — Открыв дверцу, я кое-как выбралась из такси. — Мне предстоит уговорить одиннадцать директоров сделать так, как они уже решили не делать. А я к тому же опоздала. И вообще не вполне понимаю, что затеяла.
— Bay! — На лице Эми читалось сомнение. — Ну… удачи.
— Спасибо. Мы… мы еще поговорим. — Я быстро обняла сестру, затем взлетела по ступенькам и ворвалась в холл. Я опоздала всего на полчаса. Могло быть хуже.
— Привет! — бросила я на ресепшене Дженни, пробегая мимо ее стола. — Я пришла. Можешь им сообщить?
— Лекси… — Кажется, Дженни хотела что-то мне сказать, но у меня не было времени ее слушать. Я вбежала в лифт, ткнула пальцем в кнопку восьмого этажа и вытерпела тридцать мучительных секунд, пока кабинка ползла наверх. Нам давно пора обзавестись скоростными лифтами на случай ЧП вроде я-опаздываю-на-совет-директоров.
Наконец-то, Я выскочила из лифта, рванула как спринтер к комнате заседаний — и остановилась как вкопанная.
В коридоре возле кабинета стоял Саймон Джонсон — он непринужденно беседовал с тремя типами в деловых костюмах. Тот, что в синем костюме, натягивал плащ. Наташа крутилась рядом, наливая кофе в чашки.
— Что… — Мое сердце готово было взорваться от выброса адреналина. Я едва могла говорить. — Что происходит?
Все повернулись и с удивлением уставились на меня.
— Не паникуй, Лекси. — Саймон смотрел на меня, неодобрительно хмурясь. — У нас перерыв. Закончилась самая важная часть встречи, Энгус уже уходит. — Он указал на мужчину в плаще.
— Закончилась? — Я едва устояла на ногах, — Вы хотите сказать…
— Мы единогласно проголосовали за реорганизацию.
— Как же так?! — Я в отчаянии кинулась к ним. — Я нашла способ спасти отдел! Нужно лишь сократить кое-какие затраты, и у меня есть идеи в отношении маркетинга…
— Лекси, мы приняли решение, — оборвал меня Саймон Джонсон.
— Но это неправильное решение! — закричала я. — Брэнд по-прежнему имеет огромную ценность; я знаю, что это так! Пожалуйста, — повернулась я к Энгусу, — не уходите. Выслушайте меня и снова поставьте вопрос на голосование…
— Саймон, рад был повидаться, но мне пора. — Было видно, что Энгуса тяготит эта сцена.
— Да, конечно.
Они меня просто игнорировали. Никто ничего не желал знать. Ощущая странную слабость в ногах, я смотрела, как директора один за другим входят обратно в зал заседаний.
— Лекси, — подошел ко мне Саймон Джонсон, — я восхищен твоей преданностью отделу, но ты не можешь вести себя подобным образом на совете директоров.
В его корректном тоне чувствовалась сталь. Я видела, что технический директор едва сдерживает гнев.
— Саймон… извините, — сглотнула я.
— Понимаю, после аварии тебе нелегко, — сделал паузу он, — поэтому предлагаю тебе взять оплачиваемый отпуск на три месяца. Если память к тебе вернется, Лекси, все будет по-другому. Последние недели Байрон держал меня в курсе дел, и я с уверенностью могу сказать — сейчас ты не можешь занимать место руководителя.
По его тону я поняла — решение окончательное.
— Хорошо, — произнесла я наконец, — я понимаю.
— Ну а сейчас ты, наверное, спустишься в свой отдел. Ввиду твоего отсутствия… — тут он выдержал многозначительную паузу, — …я возложил на Байрона обязанность объявить сотрудникам отдела прискорбную новость.
Но Байрона?!
Коротко кивнув на прощание, Саймон повернулся и ушел в зал заседаний. Некоторое время я смотрела на закрывшуюся дверь, не в силах сдвинуться с места, а затем, охваченная паникой, кинулась к лифтам. Нельзя, чтобы Байрон сообщил девчонкам о ликвидации отдела. Хоть это я должна сделать сама!
В лифте я нажала скоростной набор номера Байрона и услышала автоответчик.
— Байрон! — с нажимом сказала я. — Не говори пока в отделе о сокращении. Слышишь? Я сама это сделаю. Повторяю, ничего никому не говори!
Не глядя по сторонам, я кинулась из лифта в свой кабинет и закрыла дверь. Меня трясло. Я была просто раздавлена. Как сообщить о ликвидации отдела? Что сказать? Как выйти и заявить в лицо подругам, что они остались без работы?
Я бегала по комнате, ломая руки и борясь с подступающей тошнотой. Это хуже любого экзамена, любого теста, всего, с чем мне приходилось сталкиваться раньше…
И тут из коридора до меня долетел чей-то голос:
— Она у себя?
— Где Лекси? — спросил кто-то еще.
— Она что, прячется? Вот сволочь!
На секунду мне захотелось забиться под диван и больше не вылезать.
— Она наверху? — В коридоре говорили все громче.
— Нет, я видела, как она пришла! Она в кабинете. Лекси! Выходи сейчас же!
В дверь забарабанили. Вздрогнув, я заставила себя сдвинуться с места, пересекла кабинет, ступая по ковру, робко вытянула руку и открыла дверь.
Они уже знают.
Они стояли за дверью. Все пятнадцать сотрудниц отдела продаж напольных покрытий молча и с упреком смотрели на меня. Фи стояла впереди всех с совершенно неподвижным лицом.
— Это… Это не я. Пожалуйста, выслушайте меня. Пожалуйста, поймите, это было не мое решение. Я пыталась… собиралась… — На этом я замолчала.
Я руководитель, а значит, именно мне надо было спасти отдел. Но я не смогла.
— Простите меня, — прошептала я, чувствуя, как глаза наполняются слезами, переводя взгляд с одного сурового лица на другое. — Мне очень, очень жаль…
В невыносимой тишине я почти боялась расплавиться от ненависти, сквозившей в устремленных на меня взглядах. И тут все повернулись ко мне спиной и молча ушли. На дрожащих ногах я добрела до своего стола и опустилась в кресло.
Как Байрон им сообщил? Какими словами он объявил о грядущем увольнении?
И тут я заметила в своем инбоксе коллективную рассылку под заголовком: «Коллеги, плохие новости!»
Я с тревогой открыла сообщение и, увидев первые же слова, застонала от отчаяния. Это разослали всему коллективу? От моего имени?!
Всем сотрудникам отдела напольных покрытий.
Как вы, должно быть, заметили, в последнее время продажи напольных покрытий упали до ужасающе низкого уровня, в связи с чем руководство компании приняло решение о ликвидации отдела.
Поэтому в июне все вы будете уволены по сокращению штатов. А до тех пор Лекси и я просим вас работать как можно эффективнее, придерживаясь самых высоких профессиональных стандартов. Помните, мы дадим вам рекомендации, поэтому никакой халтуры и кислого настроения!
Всего наилучшего!
Байрон и Лект
Вот и все. Мне захотелось застрелиться.


Когда я приехала домой, Эрик сидел на террасе, нежась в лучах заходящего солнца, с «Ивнинг стандард» в одной руке и джином с тоником в другой.
— Как прошел день? — спросил он, поднимая глаза от газеты.
— Если честно, то плохо, — ответила я дрожащим голосом. — Просто ужасно. Уволили целый отдел. — Когда произнесла последнюю фразу, то не выдержала и разрыдалась. — Всех моих подруг! Они потеряли работу и ненавидят меня за это, и… я их не виню.
— Дорогая, — отложил газету Эрик, — бизнес есть бизнес. В деловом мире всякое случается.
— Я знаю, но это мои подруги! Мы с Фи дружим с шести лет!
Эрик, казалось, задумался над моими словами. Сделав несколько маленьких глотков, он пожал нлечами и вновь уткнулся в газету.
— Могу лишь повторить: в жизни всякое случается.
— Ничто не происходит без причины, — неистово замотала я головой. — Все можно предотвратить. Но нужно бороться.
— Дорогая… — Казалось, Эрика забавлял наш разговор. — Ты же не потеряла работу?
Нет.
— И компания не разорилась?
— Нет.
— Ну так и не о чем горевать. Выпей джина с тоником. Как он мог такое сказать? Да что он, из камня, что ли?
— Я не хочу джина с тоником, ясно? — Мой голос неудержимо срывался на крик, я чувствовала себя на грани истерики. — Не хочу чертового джина с тоником!
— Тогда бокал вина?
— Эрик, ты что, не понимаешь? — Я уже с трудом сдерживалась. — Ты не в состоянии понять, как ужасно то, что случилось?
Весь гнев, который я испытывала по отношению к Саймону Джонсону и членам совета директоров, подобно смерчу, поменял направление и двинулся на Эрика с его уединенной террасой на крыше, бокалом уотерфордского хрусталя и невероятным довольством жизнью.
— Лекси…
— Этим людям нужна работа! Они не принадлежат к верхушке ультрасуперкрупного, мать его, капитала и не имеют миллиардов в загашнике! — Я обвела рукой наш изумительный современный балкон. — Им нужно выплачивать ссуду за дом. Платить за съемное жилье. Сыграть на что-то свадьбу.
— Ты слишком бурно реагируешь, — заметил Эрик, переворачивая газетную страницу.
— Зато ты у нас римский полководец Нолемоций — полное отсутствие реакции! Я просто отказываюсь тебя понимать! — Бросая это Эрику в лицо, я ожидала, что он отвлечется от газеты и объяснит наконец свою точку зрения.
Но он и ухом не повел.
Я готова была кричать от разочарования и бессилия. Мне очень хотелось вырвать у него из рук джин с тоником и бросить за перила.
— Отлично, — сказала я. — Давай не будем говорить об этом. Давай притворимся, что все отлично и мы согласны друг с другом, даже если это не так… — Я резко повернулась, собираясь уйти, но вдруг замерла от неожиданности.
В дверях, ведущих на террасу, стоял Джон в черных джинсах, белой футболке и темных очках, не позволявших разглядеть выражение его лица.
— Привет, — сказал он. — Меня впустила Джианна. Я не помешал?
— Нет! — Я быстро отвернулась, чтобы он не видел замешательства. — Конечно, нет. Все хорошо. Все просто замечательно.
Надо же такому случиться, чтобы из всех людей на свете в гости заявился именно он. Чтобы окончательно меня сегодня добить! Ну так я даже не взгляну на него. Сделаю вид, будто его нет рядом.
— Лекси немного расстроена, — сказал Эрик Джону, чуть понизив голос, как сообщают приятелю о капризах жены. — У нее в компании уволили несколько человек.
— Не просто несколько человек! — не удержавшись, выпалила я. — Целый отдел! Ая ничего не сделала, чтобы их спасти. Они надеялись на меня, своего руководителя, а я облажалась. — По щеке побежала предательская слеза, которую я быстро вытерла.
— Джон, — обратился к приятелю Эрик, — позволь предложить тебе выпить. У меня с собой план Бэйсуотера, надо поговорить… — Он поднялся и направился в гостиную: — Джианна! Джианна, вы здесь?
— Лекси… — Джон пересек балкон и подошел ко мне. Его голос звучал тихо и настойчиво.
Нет, ушам своим не верю — он опять за свое!
— Оставь меня в покое! — пошла я на него. — Ты что, еще не понял? Ты мне неинтересен! Ты просто бабник и врун! Даже если бы я тобой интересовалась, время сейчас ну самое неподходящее — весь мой отдел сегодня раздавили, как клопа, одним голосованием. Поэтому если у тебя нет решения этой проблемы, изволь отвалить ко всем чертям!
Повисла тишина. Я ожидала услышать легкий треп и в зубах навязшие сомнительные истории о моем так называемом прошлом, но Джон снял очки и с недоумением почесал лоб.
— Не понимаю. А что случилось с твоим планом?
— С каким еще планом? — агрессивно осведомилась я. — С тем, который курят?
— С твоей крупной ковровой сделкой.
— С какой сделкой? При чем тут ковры?
Джон вытаращил глаза. Несколько мгновений он смотрел на меня не мигая, словно ожидая, что я вот-вот признаюсь в розыгрыше.
— Ты шутишь! Ты и об этом не знаешь?
— О чем не знаю? — повысила я голос, сдерживаясь из последних сил. — Понятия не имею, о чем ты, так-перетак, говоришь!
— Господи Иисусе, — выдохнул Джон. — Ладно. Лекси, слушай меня. Ты придумала какое-то очень выгодное дело с коврами и держала его в строжайшем секрете. Ты говорила, вудто это все изменит, привлечет кучу денег, позволит трансформировать отдел… Да, действительно, вид отсюда замечательный! — не моргнув глазом сменил он пластинку, едва Эрик появился в дверях с джином и тоником.
Крупная сделка с коврами?
Сердце забилось быстрее, когда я стояла у перил и смотрела, как Эрик передает Джону бокал и передвигает кресло под огромный навес.
«Не обращай внимания на его слова, — прозвучал настойчивый голосок в моей голове. — Он все это выдумал. Он играет с тобой, и это — часть игры».
А если нет?
— Эрик, дорогой, извини меня за резкость, — без малейшей заминки сказала я, не глядя на Джона. — Просто выдался трудный день. Не мог бы ты принести мне бокал вина?
— Ничего, дорогая. Сейчас принесу. — Эрик снова скрылся в недрах дома, и я резко повернулась к Джону.
— Расскажи мне, что ты имел в виду, — понизив голос, попросила я. — Быстро. Только не надо выдумок на этот раз!
Встретившись с ним взглядом, я отчего-то ощутила унижение. Я ведь понятия не имею, можно ли доверять этому человеку. Но я должна услышать больше: если есть хоть малейший шанс, что он говорит правду…
— Я ничего не выдумывал. Господи, ну как я раньше не догадался, что ты не знаешь? — Джон удивленно покачал головой. — Ты работала над схемой сделки несколько недель. У тебя была большая синяя папка, которую ты всегда возила с собой. Ты так радовалась предстоящему контракту, что не могла спать…
— Но что это за сделка?
— Деталей я не знаю. Ты мне не говорила, боялась спугнуть удачу. У тебя была теория, что я колдун. — Его губы на мгновение дрогнули в улыбке, словно он поделился интимной шуткой. — Мне лишь известно, что ты собиралась использовать ковровые ретро-дизайны из какой-то старой книжки с образцами. И еще ты утверждала, что сделка будет масштабной.
— Но почему я об этом не помню? Почему никто об этом не слышал?
— Ты решила держать свой план в секрете до последнего момента, говорила, что не доверяешь никому в офисе и безопаснее бу… — Тут Джон замолчал — на террасе появился Эрик.
Оборванная на полуслове фраза подействовала на меня не хуже хорошей пощечины. Мы не можем на этом закончить.
— Держи, Лекси, — весело сказал Эрик, вручив мне бокал вина. Подойдя к столу, он присел и жестом пригласил Джона занять соседнее кресло. — Значит, последние новости такие: я еще раз говорил с инженером, на котором лежит архитектурно-планировочный контроль…
Я стояла совершенно неподвижно, раздираемая мучительными сомнениями, и напряженно думала. Все это, конечно, могло быть выдумкой для легковерной дурочки. Может, не следовало его слушать?
Но откуда Джону знать про старый альбом с образцами? Что, если это правда? Если есть хоть один шанс, хоть один крошечный шанс…
— Ты нормально себя чувствуешь, Лекси? — Эрик как-то странно посмотрел на меня, и я спохватилась, что стою столбом в центре террасы, схватившись за щеки.
— Да. — Кое-как взяв себя в руки, я отошла в сторону и присела на крутящийся стул из оцинкованной стали, ощущая на коже горячее солнце и слушая доносившийся снизу едва слышный гул машин. За столом Джон и Эрик внимательно рассматривали чертежи.
— Возможно, придется переделывать паркинг. — Джон что-то быстро набросал на листке бумаги. — Но это не конец света.
— О'кей, — тяжело вздохнул Эрик. — Если ты считаешь, что это выполнимо, Джон, я тебе верю.
Отпив большой глоток вина, я вынула из сумки телефон, удивляясь собственной смелости. Дрожащими пальцами прокрутила список до имени Джона и набрала текст:
Мы можем встретиться? Л.
Я нажала «Отправить» и незаметно опустила мобильный в сумку, неподвижно сидя с невозмутимой физиономией и глядя на открывающийся с террасы вид.
Через секунду, не отрываясь от наброска и не глядя в мою сторону, Джон свободной рукой вынул из кармана телефон, взглянул на экран и вмиг набрал ответ. Эрик, по-моему, вообще ничего не заметил.
Я заставила себя досчитать до пятидесяти и небрежно открыла свой мобильник.
Конечно. Д.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Помнишь меня? - Уикхем Маделин



Очень хорошо написано, да и перевод выше всяких похвал. читайте
Помнишь меня? - Уикхем МаделинДульсинея
9.12.2012, 14.15





История не плохая, держит. Но хотелось больше страсти, отношений между главными героями. Любовная линия как бы второстепенна...
Помнишь меня? - Уикхем Маделинанна
30.01.2013, 14.17





Потрясающая книга
Помнишь меня? - Уикхем МаделинКатя
1.02.2013, 7.35





Не люблю повествования от первого лица. Может, я что-то и теряю, терпеть не могу читать такие книги. Мне кажется, сложно считать объективно, когда видишь версию любви только с одной стороны.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинАмериканка
1.02.2013, 9.23





а мне очень понравилось!Такая позитивная)))долго смеялась над Монблант или как там его))))))))это просто суперпозитивная книжка))))
Помнишь меня? - Уикхем Маделинтомочка
1.02.2013, 16.18





Потрясное кино бы получилось!!!!!!!!!
Помнишь меня? - Уикхем МаделинNatalia
25.05.2013, 8.08





Прочитать стоит, увлекательный сюжет, очень понимаю ГГ)) Сама какое-то время встречалась с молодым человеком, похожим на мужа гг. Поучительная книга, никакого богатства не стоит, если приходится все время подстраиваться и притворяться)
Помнишь меня? - Уикхем МаделинКрасотка
8.06.2013, 8.52





Книга понравилась, трудно представить как гг справилась со своей новой жизнью, молодец, что осталась собой и дала себе шанс на счастье.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинГерда
23.04.2014, 13.08





Ну что сказать, книга просто суппер! Даже жаль, что так быстро прочиталась. Удовольствия море. Чего только стоит фраза "римский полководец Нольэмоций". Класс, заслуживает оценки на 100 баллов.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинОльга
21.05.2014, 7.58





Потрясающая книга, необычный сюжет. очень понравилось, не могла оторваться. Читала взахлеб, хохотала над монблант. 100 баллов.
Помнишь меня? - Уикхем Маделинjana
22.05.2014, 23.26





Детский сад. Можно спокойно проходить мимо.
Помнишь меня? - Уикхем Маделинren
23.05.2014, 1.04





Слишком затянуто.Еле осилила. Кто любит романы про потерю памяти.На мой взгляд,не самый лучший вариант.
Помнишь меня? - Уикхем МаделинЮля
7.11.2015, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100