Читать онлайн Коктейль на троих, автора - Уикхем Маделин, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коктейль на троих - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коктейль на троих - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коктейль на троих - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Коктейль на троих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

– Простите, я не… – озадаченно начала официантка. – Разве мы… – Она всмотрелась в лицо Кендис пристальнее, и внезапно ее взгляд прояснился. – Ну конечно, Кендис! – воскликнула она. – Я не ошиблась, вы – Кендис? Вот только фамилию вашу я запамятовала.
– Брюин. Кендис Брюин, – ответила Кендис каким-то странным, деревянным голосом. Подруги удивленно взглянули на нее. Казалось, каждый звук собственного имени давался ей с трудом. Кендис Брюин… Это имя повисло в воздухе, словно облако дыма, словно воздушная мишень, которую тащит за собой учебный самолет. А мишень для того и предназначена, чтобы поражать ее из всех видов оружия.
Хизер нахмурилась, и Кендис невольно съежилась, ожидая, когда она вспомнит и обрушится на нее с упреками и обвинениями. Ну почему, почему Хизер молчит? Неужели она забыла? Неужели она не знала?
– Кендис Брюин, ну конечно! – воскликнула Хизер. – Я должна была узнать вас сразу же!
– Как любопытно, – вмешалась Мэгги. – Вы, оказывается, знакомы? Откуда же вы друг друга знаете?
– Мы учились в одной школе, – быстро ответила Хизер. – В последний раз мы виделись… много лет назад. – Она снова посмотрела на Кендис. – Знаете, когда я принимала заказ, мне показалось, что откуда-то я вас знаю, но… Ты так сильно изменилась с тех пор! Ведь мне можно называть тебя на ты? Впрочем, все мы стали немножко другими…
– Да, пожалуй, – неуверенно согласилась Кендис и, взяв со стола бокал, сделала большой глоток, стараясь успокоиться.
– Кроме того, – Хизер заговорщически понизила голос, – после того как немного поработаешь официанткой, перестаешь обращать внимание на лица клиентов. Наверное, это не очень хорошо, но тут уж ничего не попишешь.
– Вас трудно за это винить, – снова вставила Мэгги. – На вашем месте я бы тоже не смотрела на наши рожи.
– Говори за себя! – немедленно парировала Роксана и ухмыльнулась.
– Знаете, – сказала Хизер, – однажды я обслуживала самого Саймона Ле Бона. Правда, не здесь, а там, где я работала раньше… Представляете, я приняла заказ и даже не обратила внимания, кто передо мной! Когда я вернулась на кухню, девчонки принялись в один голос расспрашивать меня, как он, да что, а я никак не могла сообразить, о чем они толкуют.
– Вот и хорошо, – заметила Роксана. – Этим знаменитостям только на пользу, когда их не замечают.
Мэгги тем временем бросила быстрый взгляд на Кендис. Та рассматривала Хизер словно загипнотизированная. «Что, черт возьми, с ней происходит? – задумалась Мэгги. – Возможно, эти двое действительно когда-то учились в одной школе, но дело явно не в этом. Вернее, не только в этом».
– Значит, Хизер, вы недавно работаете в «Манхэттене»? – быстро спросила она.
– Я здесь всего две недели, – объяснила официантка. – В «Манхэттене» мне, в общем, нравится больше, чем на старом месте, хотя здесь не посидишь – очень много посетителей. Но я слишком заболталась, пора бежать. Рада была повидаться с тобой, Кендис.
Она уже собиралась повернуться, чтобы идти по своим делам, но тут Кендис, словно выйдя из ступора, схватила ее за руку.
– Подожди, Хизер, ведь мы так и не поговорили толком. Почему бы тебе… – Она сглотнула. – Почему бы тебе не присесть на минутку?
– О'кей, – согласилась Хизер после небольшого раздумья. – Только ненадолго. Нам не разрешают болтать с клиентами, так что придется притвориться, будто я вам советую, какой лучше выбрать коктейль.
– Нам не нужны советы, – величественно вставила Роксана. – Мы разбираемся в коктейлях получше самого крутого бармена!
Хизер хихикнула:
– Погодите секундочку, я только найду стул и вернусь. Как только она отошла на порядочное расстояние, Мэгги повернулась к Кендис.
– Что случилось? – осведомилась она свистящим шепотом. – Кто эта девица? И почему ты уставилась на нее, словно увидела привидение?
– Что, это так бросается в глаза? – расстроилась Кендис.
– У тебя был такой вид, словно ты репетировала сцену из Гамлета, – сухо заметила Роксана. – Ту, в которой ему является тень отца…
– О боже! – вздохнула Кендис. – А я-то надеялась, что она ничего не заметит. – Дрожащей рукой она поднесла к губам бокал с коктейлем и сделала хороший глоток. – Ну ладно, девочки, за нас! За все хорошее…
– К черту все хорошее! Кто была эта белокурая стервочка? – сердито спросила Мэгги. – Откуда ты ее знаешь?
– Мы…
– …Вы вместе учились в школе и посещали один и тот же кружок художественной игры на расческе, – перебила Роксана. – Это мы уже слышали. Мы хотим знать, почему ты на нее так уставилась.
– Но мы действительно учились в одной школе, только Хизер была на пару лет младше, – слабо оправдывалась Кендис. – А потом… потом…
– Вот и я! – раздался рядом с ними звонкий голос Хизер, и три подруги виновато переглянулись. – Наконец-то я нашла свободный стул. – Поставив его к столу, Хизер села. – Кстати, вам нравятся ваши коктейли?
– Угу, – кивнула Мэгги и глотнула из своего бокала. – Мой гинеколог их очень рекомендует.
– Любого гинеколога хватил бы инфаркт, увидь он, что пьет будущая мама! – немедленно поддела ее Роксана.
– Чем ты теперь занимаешься? – спросила Хизер у Кендис.
– Я журналистка.
– Ух ты, вот это да! – Хизер поглядела на нее с завистью. – Хотела бы и я заниматься чем-то в этом роде… А в какой газете?
– Я работаю в журнале, в «Лондонце».
– О, я хорошо знаю этот журнал! Я его постоянно читаю. Может быть, мне даже попадались твои статьи. – Хизер посмотрела на подруг Кендис. – А вы – вы тоже журналистки?
– Да, – сказала Мэгги. – Мы вместе работаем.
– Черт, это, должно быть, здорово интересно!
– Иногда, – согласилась Мэгги и подмигнула Роксане. – Причем некоторые из нас ухитряются устроиться лучше других. Им достаются все мужчи… сливки.
Последовала коротенькая пауза, потом Кендис прикончила свой коктейль одним торопливым глотком и спросила:
– А ты? Что ты делала после школы?
– Я?.. – Хизер слегка помрачнела. – Сначала у меня все складывалось не слишком удачно. Не знаю, известно ли тебе, но… В общем, мне пришлось уйти из Оксдауна, потому что мой отец потерял все свои деньги.
– Какой ужас! – совершенно искренне воскликнула Мэгги. – Что, за одну ночь?
– Практически да, – ответила Хизер, и ее серые глаза потемнели. – Кажется, отец вложил слишком большую сумму в какой-то проект, который не оправдал его ожиданий. Что-то там случилось на фондовой бирже, какие-то колебания… Я не знаю точно – папа не рассказывал никаких подробностей. Как бы там ни было, родители больше не могли оплачивать мою учебу. И выплачивать проценты по кредиту за дом тоже. Откровенно говоря, положение у нас было аховое. Папа впал в депрессию, мама во всем обвиняла его… – Она опустила голову и, взяв со стола картонную подставку, принялась нервно теребить ее в руках. – В конце концов они разошлись.
Мэгги украдкой взглянула на Кендис, надеясь что-то понять по ее реакции, но та смотрела в сторону, и только рука ее беспрерывно размешивала соломинкой коктейль в почти пустом бокале.
– А что было с вами? – осторожно поинтересовалась Мэгги.
– Признаться, мне тоже пришлось нелегко. – Хизер невесело улыбнулась. – Представьте, я училась в престижной частной школе, жила в уютном, красивом домике, и вдруг мы переехали в глухой провинциальный городишко, где нас никто не знал. Мои родители постоянно ссорились, а в школе, куда я пошла учиться, надо мной смеялись за мой «аристократический», как они выражались, выговор. – Хизер вздохнула и бросила подставку на столик. – Теперь-то я понимаю, что все это было не так страшно – мне нужно было только выдержать характер, доучиться и пойти в колледж, но я не смогла. Я бросила школу, как только мне исполнилось шестнадцать. К этому времени мой отец снова перебрался в Лондон, я поехала к нему и нашла работу в небольшом баре по соседству с домом, где он снимал квартиру. Вот и вся история. Я так и не закончила ни колледжа, ни университета.
– Как жалко! – снова протянула Мэгги. – А скажите, Хизер, чем бы вам хотелось заниматься, если бы… если бы ваша жизнь сложилась несколько иначе?
– О, я не знаю! – Хизер смущенно засмеялась. – Наверное, мне бы понравилось работать в газете или в журнале. Однажды я даже записалась на курсы творческого письма при колледже Голдсмита, но мне пришлось это дело бросить… – Она оглядела бар с таким видом, словно видела его впервые, и добавила: – Нет, вы не подумайте, будто мне здесь плохо, просто… Просто работа официантки – это не совсем то, о чем мечтаешь в детстве. – Хизер неожиданно встала и одернула свой темно-зеленый жакет. – Извините, но мне пора идти, иначе Андрэ меня убьет. До встречи!
Когда она ушла, подруги еще долго сидели в молчании и смотрели ей вслед. Потом Мэгги повернулась к Кендис и сказала осторожно:
– Конечно, я могу и ошибаться, но, по-моему, Хизер очень милая девушка.
Кендис не ответила, и Мэгги вопросительно посмотрела на Роксану, но та лишь слегка приподняла брови.
– Что случилось, Кен? – с тревогой спросила Мэгги. – Что произошло между тобой и Хизер? Расскажи нам, пожалуйста!
– Да, расскажи нам все, – поддержала ее Роксана. Сначала Кендис ничего не отвечала – только смотрела на свой пустой бокал, из которого нелепо торчала сломанная в нескольких местах соломинка. Наконец она подняла голову.
– Колебания рынка были ни при чем, – сказала она до странности невыразительным, тихим голосом. – Френк Трелони разорился не потому, что вложил все свои деньги в ненадежный проект. Его оставил без гроша в кармане мой родной отец.


Стоя в укромном уголке у самых дверей кухни, Хизер Трелони внимательно наблюдала за выражением лица Кендис Брюин. Посетители то и дело заслоняли Кендис от нее, но Хизер никак не могла заставить себя отвести взгляд. Да, перед ней была дочь Гордона Брюина – живая, здоровая и, судя по всему, вполне довольная жизнью! У нее была стильная прическа, отличная работа и достаточно денег в кошельке, чтобы ходить в такие модные заведения, каким стал в последнее время «Манхэттен». Наверное, за все прошедшие годы она так ни разу и не подумала о том, сколько зла причинил другим ее отец. Все это время она думала только о себе…
Впрочем, почему нет? Ведь для нее все кончилось хорошо, да иначе, наверное, и быть не могло. Гордон Брюин был слишком хитер и предусмотрителен. Он никогда не вкладывал в сомнительные предприятия собственные деньги – только чужие. Он не любил рисковать своим благополучием, своим богатством, своими близкими – всем, что составляло его жизнь. Зато другие люди ничего для него не значили. Он использовал их по своему усмотрению, в особенности тех, кто был слишком жаден, чтобы сказать «нет». Таким был ее бедный, глупый, доверчивый отец…
При мысли об отце Хизер сжала зубы, а руки ее крепче стиснули хромированный поднос.
– Хизер, где тебя носит? – Это был голос Андрэ, старшего официанта. – Ты что, заснула? Клиенты ждут!
– Уже иду! – откликнулась она. Поставив поднос на ближайший столик, Хизер убрала назад волосы и стянула их простой черной резинкой. Потом она снова взяла поднос в руки и двинулась вперед, привычно лавируя между столиками.


– Его называли «Гуляка Гордон», – сказала Кендис дрожащим голосом. – Он действительно умел быть душой любой компании и не пропускал ни одной вечеринки. – Она сделала глоток из нового бокала, поданного другим официантом. – Отец и в школу ко мне часто приходил – на концерты, соревнования, всякие вечера. Я думала – это потому, что он гордится мной, но на самом деле ему нужны были только новые контакты, новые связи, чтобы успешнее вести бизнес. Френк Трелони был не единственным, кто поддался его обаянию. Отец перезнакомился со всеми соседями, с родителями моих одноклассников и друзей, и со всеми у него были какие-то дела. Но это выяснилось только… только после похорон. – Ее рука крепче стиснула тонкое стекло. – Они приходили к нам один за другим, и мы узнавали, что с кем-то папа вкладывал деньги на паях, у кого-то брал взаймы, да так и не вернул… Это было ужасно! Ведь мы с матерью считали этих людей просто друзьями и ни о чем не догадывались. Роксана и Мэгги переглянулись.
– А как ты узнала, что отец Хизер тоже пострадал?
– Это открылось, только когда мы заглянули в папины бумаги, – ответила Кендис. – Нам с мамой пришлось пойти в его кабинет, чтобы разобраться со всем… безобразием, которое он оставил после себя. Я просто не знала, куда деваться от стыда! Получилось, что он обманул всех этих людей.
– А как твоя мама это восприняла? – поинтересовалась Мэгги.
– Ей тоже было очень тяжело. Представляете, некоторым людям отец говорил, что его жена – запойная алкоголичка и что ему нужны деньги, чтобы отправить ее на лечение! Под этим предлогом он тоже не брезговал брать деньги взаймы.
Роксана не удержалась и фыркнула:
– Прости, но уж больно это… абсурдно звучит.
– Мне все еще тяжело говорить об этом с мамой, – призналась Кендис. – Впрочем, ей, похоже, вполне удалось убедить себя в том, что ничего такого не было. Стоит мне поднять эту тему, как с ней сразу случается истерика. – Она подняла руку и с силой потерла лоб. – В общем, кошмар!
– Я этого не знала, – медленно проговорила Мэгги. – Почему ты никогда нам ничего не рассказывала?
– Потому что мне до сих пор стыдно, – коротко ответила Кендис. – Мой отец… причинил людям много зла, и гордиться этим было бы глупо.
Она крепко зажмурилась, стараясь справиться с потоком нахлынувших на нее воспоминаний. Только на похоронах отца Кендис заметила что-то неладное. Друзья и родственники, собравшись небольшими группами, вполголоса о чем-то переговаривались, замолкая каждый раз, когда она подходила ближе. Казалось, всех их объединяет какая-то мрачная тайна, какой-то секрет, которым они не хотели делиться с нею, потому что она была слишком юна. Но несколько раз Кендис удалось услышать заданный сиплым шепотом один и тот же вопрос: «…А вам сколько?»
Потом приглашенные стали по очереди подходить к ее матери, чтобы принести свои соболезнования, однако буквально в каждом случае разговор в конце концов сворачивал на деньги – на пять или десять тысяч фунтов, которые Гордон Брюин занял под тем или иным предлогом. На инвестиции, которые были сделаны по его совету или при его посредничестве. Разумеется, каждый считал своим долгом сказать, что никакой срочности нет, что он все понимает, однако неплохо было бы как-то прояснить… Даже старая миссис Стивенс – приходящая прислуга, которая убирала у них трижды в неделю, – смущаясь и краснея, все же подняла вопрос о ста пятидесяти фунтах, которые она одолжила Гордону несколько месяцев назад и которые к ней так и не вернулись.
При воспоминании об этом Кендис снова почувствовала, как внутри у нее все сжимается от унижения и горечи. Ей до сих пор казалось, что она тоже в чем-то виновата перед миссис Стивенс…
– Так что там насчет Френка Трелони? – поторопила ее Мэгги, и Кендис открыла глаза.
– Его имя тоже значилось в списке, который мы нашли в отцовском кабинете, – сказала она. – Отец уговорил его вложить двести пятьдесят тысяч фунтов в проект, который не просуществовал и двух месяцев. – Она снова принялась размешивать коктейль в бокале. Соломинка крутилась все быстрее и быстрее, так что жидкость едва не выплескивалась через край. – Сначала я даже не знала, кто он такой. Для меня это было просто еще одно имя, хотя оно и казалось знакомым. И только потом я вдруг вспомнила про Хизер Трелони, которая внезапно ушла из школы и переехала куда-то в глушь. – Кендис закусила губу. – Мне кажется, это было хуже всего – знать, что Хизер не смогла учиться дальше из-за моего отца.
– Ты не должна обвинять только своего отца, – мягко заметила Мэгги. – Этот мистер Трелони сам должен был соображать, что делает. Любые инвестиции всегда связаны с риском, а он взял и поставил на карту все, что имел…
– Я часто спрашивала себя, что случилось с Хизер, как сложилась ее жизнь, – продолжала Кендис, словно не слыша. – Теперь я знаю. Мой отец погубил и ее. Это он обрек Хизер на нищету.
– Кендис, не вини себя в том, в чем нет твоей вины. Ведь ты ничего дурного не сделала! – перебила Мэгги.
– Я знаю. Формально ты права, но все равно это не так просто…
– Выпей еще коктейль, а лучше, закажи себе что-нибудь покрепче, – спокойно посоветовала Роксана. – «Маргарита» прочистит тебе мозги.
– Неплохая идея, – поддержала ее Мэгги, залпом допивая свою «Падающую звезду». Она подняла руку, подавая знак официантке, и Хизер кивнула им с противоположного конца бара в знак того, что подойдет, как только освободится.
Кендис во все глаза наблюдала за ней. Она увидела, как Хизер собирает на поднос пустые стаканы, как наклоняется и вытирает столик не первой свежести тряпкой. Вот она выпрямилась и, едва сдержав зевок, потерла глаза. Она, несомненно, устала, и Кендис почувствовала, как ее сердце сжалось. Она должна, нет – обязана сделать что-то для этой девушки! Ей просто необходимо снять с себя вину хотя бы за одно из отцовских преступлений.
– Послушайте, – быстро сказала она, увидев, что Хизер направилась к их столику, – у нас ведь, кажется, все еще нет помощника секретаря редакции?
– Нет, насколько я знаю. А что? – удивилась Мэгги.
– Как насчет того, чтобы порекомендовать на это место Хизер? – предложила Кендис. – Мне кажется, она нам подойдет.
– Ты думаешь? – Мэгги наморщила лоб.
– Она сама сказала, что хочет стать журналисткой и даже занималась на курсах творческого письма… Я уверена, она справится! Ну же, Мэгги, скажи, что ты об этом думаешь? – Кендис подняла голову и увидела, что Хизер уже подошла к столику. – Послушай, Хизер… – начала она.
– Хотите еще выпить? – спросила Хизер.
– Да, но… Это не все.
Кендис многозначительно покосилась на Мэгги; та ответила ей недовольной гримасой, но тут же усмехнулась.
– Мы хотели спросить у вас, Хизер, – сказала она, – как вы смотрите на то, чтобы сменить работу? У нас в «Лондонце» освободилось место помощника секретаря редакции. Конечно, это совсем маленькая должность, да и платят секретарю сущие гроши, но зато она дает неплохие возможности человеку, который решил посвятить себя журналистике. Вы познакомитесь с технической стороной дела – с нашей, так сказать, «кухней». Благодаря этому вам будет легче понять, что, собственно, требуется от репортера.
– Вы это серьезно? – Хизер недоверчиво переводила взгляд с одного лица на другое. – Если да, то… Откровенно говоря, мне бы очень хотелось попробовать!
– Вот и отлично, – сказала Мэгги, доставая из сумочки визитную карточку. – Вот вам адрес, по которому нужно направить заявление. Но должна сразу предупредить: с претендентами буду заниматься не я. Этого человека зовут Джастин Веллис… – Она записала имя на обороте карточки и вручила ее Хизер. – Заявления у нас принимают в свободной форме. Просто напишите о себе письмо и приложите к нему листок с краткими анкетными данными. Договорились?
Кендис с тревогой посмотрела на подругу, но та, казалось, не заметила ее взгляда.
– Замечательно! – воскликнула Хизер. – И… спасибо.
– А теперь давайте выберем себе еще по коктейлю, – сказала Мэгги с воодушевлением. – Мне необходимо срочно промочить горло!
Когда Хизер, записав заказ, удалилась, Мэгги улыбнулась Кендис и, со вздохом откинувшись на спинку кресла, погладила себя по животу.
– Ну что, Кен? – сказала она, не скрывая своего удовлетворения. – Теперь тебе стало легче? – Но, заметив выражение лица подруги, Мэгги снова выпрямилась. – Господи, что тебе опять не нравится?
– По совести сказать, мне не нравится абсолютно все, – ответила Кендис, стараясь, чтобы ее голос звучал спокойно. – Ведь на самом деле ты… мы ничего для нее не сделали – только дали адрес, и все.
– А что еще я должна была сделать? Написать за нее заявление? Что с тобой, Кендис?..
– Я думала, ты устроишь ее на работу.
– Прямо здесь? – Мэгги рассмеялась. – Ты, наверное, шутишь, Кен!
– По крайней мере, ты могла бы пригласить Хизер на предварительное собеседование. Или дать ей рекомендацию, – сказала Кендис, чувствуя, что краска досады бросилась ей в лицо. – Ведь ты отлично знаешь, что если она, как все прочие кандидаты, просто пошлет Джастину свое заявление, ей не видать этого места как своих ушей. Он сразу отправит его в корзину – даже читать не будет! Вот увидишь, после конкурса анкет среди претендентов останутся только эти жеманные дурочки – выпускницы Оксфорда, которых Джастин будет вызывать к себе по одной.
– Ведь он сам когда-то учился в Оксфорде, – поддакнула Роксана. – И, конечно, считает себя интеллектуалом.
– Вот именно! Послушай, Мэгги, ты же понимаешь, что у Хизер нет ни малейшего шанса, если ты ее не порекомендуешь. А если Джастин узнает, что Хизер имеет отношение ко мне – вообще пиши пропало!..
В этом месте Кендис слегка покраснела. Прошло всего несколько недель с тех пор, как она рассталась с Джастином. В журнале Джастин заведовал отделом художественных материалов, но теперь, в связи с уходом Мэгги, он должен был временно занять ее место ведущего редактора. Как бы там ни было, при упоминании его имени Кендис все еще чувствовала себя достаточно неловко.
– Но, Кендис, как я могу рекомендовать Хизер? – спокойно возразила Мэгги. – Ведь я ее совсем не знаю. И никто из нас ничего о ней не знает. Ведь ты сама сказала, что не видела ее много-много лет. Она может оказаться преступницей, наркоманкой… кем угодно!
Кендис с несчастным видом уставилась в свой бокал, и Мэгги тяжело вздохнула.
– Поверь, Кен, я прекрасно понимаю, что ты сейчас чувствуешь, – сказала она. – Но и ты должна понять: мы не можем оказывать протекцию девушке, которую никто из нас не знает, только потому, что нам ее жаль.
– Я согласна с Мэгги, – вмешалась Роксана. – Подобная благотворительность может выйти нам боком. Собственно говоря, это даже не благотворительность, а глупость. В следующий раз ты, пожалуй, попросишь нас дать рекомендации молодой христианке, которая всучила тебе чайные полотенца!
– А что плохого в протекции? – с неожиданной страстью в голосе возразила Кендис. – Почему не помочь человеку сделать первый шаг, если он этого заслуживает? Нам троим слишком многое давалось легко, поэтому мы не привыкли задумываться об остальном мире. Мы живем беззаботной, обеспеченной жизнью, у нас хорошая работа, а как быть тем, у кого нет ничего?!
– Я бы не сказала, что у Хизер нет вообще ничего, – спокойно возразила Роксана. – У нее есть работа, смазливая мордашка и голова на плечах. Если бы она захотела, она вполне могла поднапрячься и закончить колледж. Поэтому я скажу тебе прямо: не стоит устраивать за Хизер ее жизнь, да еще так, как кажется лучше тебе. Усекла?
– Усекла, – ответила Кендис после небольшой паузы.
– Вот и хорошо, – подвела итог Мэгги. – О'кей, лекция закончена. А теперь, девочки, давайте развлекаться.


Примерно через полтора часа в «Манхэттен» приехал муж Мэгги Джайлс. Некоторое время он стоял на пороге, вглядываясь в дымную полутьму бара, и наконец заметил Мэгги. Она чему-то весело смеялась, запрокинув назад голову. Щеки ее раскраснелись от жары, а в руках она держала бокал с коктейлем.
Улыбнувшись, Джайлс начал пробираться к их столику.
– Осторожно, мужчина на горизонте! – приветствовал он подруг. – Просьба прекратить все шуточки по поводу мужских мозгов и гениталий.
– Джайлс! – воскликнула Мэгги, нахмурившись. – Неужели уже пора?!
– Да нет, в общем-то, – ответил он. – Просто я освободился раньше, чем планировал. Думаю, можно выпить еще по коктейлю. Я, пожалуй, тоже закажу себе что-нибудь легкое.
– Нет, – сказала, подумав, Мэгги. – Пора так пора. Поехали.
Никто из их троицы не любил, когда к ним присоединялся Джайлс. И дело было даже не в нем самом – Джайлс всегда держался корректно, удачно шутил и способен был поддержать разговор на любую тему. Дело было в том, что он не принадлежал к их маленькому содружеству, к их «коктейль-клубу» – проще говоря, он не был одной из них и потому оставался чужим.
– Мне, кстати, тоже пора идти, – сказала Роксана, допивая свою «Маргариту» и пряча сигареты в сумочку. – Я должна кое с кем встретиться.
– С тем самым «кое с кем»? – переспросила Мэгги с самым невинным видом. – Или с другим?..
– Любопытство сгубило кошку! – улыбнулась Роксана.
– Неужели это все?! – вздохнула Кендис, с грустью глядя на Мэгги. – Неужели мы уже не увидим тебя, пока ты не разродишься?
– О, только, пожалуйста, не напоминай мне об этом! – Мэгги подняла очи горе. – Я не вынесу!
Она отодвинула кресло и встала, тяжело опираясь на руку Джайлса. Вся компания медленно двинулась к гардеробу.
– Только не думай, что ты от нас избавилась, – сказала Роксана Мэгги. – Ровно через месяц мы соберемся вокруг твоей кровати, чтобы поднять бокалы с коктейлями в честь рождения ребенка.
– Договорились… – ответила Мэгги с искренней благодарностью и вдруг почувствовала, что глаза ее наполняются слезами. – Господи, девочки, как же мне будет вас не хватать!
– Ничего, не расстраивайся! Быть может, ты увидишь нас раньше, чем думаешь, – успокоила ее Роксана, бережно обнимая подругу за плечи. – Удачи тебе, дорогая!
– Спасибо.
Мэгги попыталась улыбнуться. Ей вдруг показалось, будто она прощается со своими подругами очень надолго, может быть, навсегда. Дело было даже не в том, что она боялась родов, боялась смерти, как многие будущие матери, – просто ей вдруг подумалось, что с рождением ребенка она окажется в новом, совсем другом мире, куда ни Кендис, ни Роксана не смогут за ней последовать.
– Мэгги не нужна удача, – заявила Кендис. – Вот увидите, точно в срок она – хлоп! – и родит этого маленького человечка!
– Ты слышал, приятель? – Роксана шутливо погладила раздутый живот подруги. – Тебе должно быть известно, что твоя мама – самая организованная женщина во всем цивилизованном мире, которая просто не терпит непорядка. Так что ты уж ее не подводи! – Она сделала вид, будто прислушивается. – Твой младенец говорит, что предпочел бы более безалаберную мамашу. – Роксана притворно вздохнула. – Ничего не попишешь, приятель, такое уж счастье тебе досталось!
– Кстати, Кендис, чуть не забыла!.. – Мэгги повернулась к ней. – Не позволяй Джастину слишком командовать только потому, что эти несколько месяцев он будет исполнять мои обязанности. Я знаю, тебе это будет нелегко, и все же…
– Не беспокойся, – тут же ответила Кендис. – Я с ним справлюсь.
– Знаешь, в том, что ты рассталась с этим чудо-интеллектуалом, есть и хорошая сторона, – заметила Роксана. – Теперь по крайней мере мы можем спокойно говорить в твоем присутствии, что мы о нем на самом деле думаем.
– Можно подумать, что раньше мое присутствие вас как-то сдерживало! Вы никогда не стеснялись в выражениях, когда его обсуждали, – парировала Кендис. Она давно знала, что с легкой руки Роксаны Джастина в редакции прозвали сначала «вундеркиндом», а потом – «ундервудом».
– Но согласись – Джастин того заслуживал, – спокойно заявила Роксана. – Любой, кто приходит в коктейль-бар и заказывает бутылку кларета, только зря занимает место у стойки.
– Хотела бы я знать, как пустое место может занимать место! – фыркнула Мэгги. Она тоже недолюбливала Джастина, точнее – знала его недостатки, которых до недавнего времени Кендис просто не замечала.
Кендис хотела что-то ответить, отшутиться, но не смогла найти подходящих слов. Ее спас Джайлс, появившийся из-за плеча Мэгги.
– Послушай, Кендис, твою куртку никак не могут найти. Вот твое пальто, дорогая, вот твое – Рокси. – Он помог супруге влезть в рукава свингера. – Ну что ж, мы, пожалуй, пойдем, иначе вернемся домой уже за полночь.
– Да, пора, – согласилась Мэгги, но голос ее дрогнул. Несколько мгновений они с Кендис просто молча смотрели друг на друга, не то улыбаясь, не то сдерживая слезы.
– Ничего, Мэгги, – проговорила наконец Кендис. – Мы скоро увидимся. Я обязательно выберу время и приеду навестить тебя.
– А я постараюсь побывать в Лондоне.
– Можешь захватить с собой ребенка. Говорят, чем раньше дети начинают путешествовать, тем быстрее они развиваются. Кроме того, младенец – это нынче последний писк моды, ты везде будешь пользоваться успехом.
– Я знаю. – Мэгги негромко засмеялась и, подавшись вперед, насколько позволял ей живот, порывисто обняла Кендис. – Ну, мы поехали. Всего хорошего, девочки!
– И тебе тоже. До свидания, Джайлс.
Джайлс открыл тяжелую дверь бара, и Мэгги вышла, в последний раз кивнув подругам. Роксана и Кендис молча смотрели, как Джайлс берет ее под руку и бережно ведет вниз по ступенькам.
– Подумать только! – промолвила Кендис, когда оба исчезли в ночной темноте. – Через три недели они уже не будут парой. Они станут семьей!
– Да уж, – ответила Роксана. – Счастливой маленькой семьей в своем маленьком и счастливом гнездышке! Простите – в своем огромном загородном гнездышке в ста милях от Лондона.
Ее голос показался Кендис каким-то странным, и она удивленно воззрилась на подругу:
– Что с тобой, Рокси? Что-нибудь не так?
– Со мной все так, – довольно резко ответила Роксана. – Просто я рада, что это не я, а Мэгги… Одни только растяжки чего стоят! – Она вздрогнула от притворного ужаса и улыбнулась. – Ну ладно, мне тоже пора бежать!
– Конечно, беги! – кивнула Кендис. – Желаю приятно провести время.
– Я всегда приятно провожу время, даже если я провожу его плохо. Наверное, теперь мы увидимся только после того, как я вернусь с Кипра.
Она быстро расцеловала Кендис в обе щеки и выскочила за дверь. Кендис видела, как она лихим взмахом руки остановила такси, вскочила на заднее сиденье и укатила.
Кендис дождалась, пока такси скрылось за углом, сосчитала до пяти и, чувствуя себя непослушным ребенком, который наконец-то остался один на один с сахарницей, снова повернулась к бару. Сердце громко стучало, но она не дрогнула.
– Я нашла вашу куртку! – донесся до нее голос гардеробщицы.
– Благодарю, – машинально ответила Кендис. – Но мне еще надо на минуточку… – Она сглотнула. – Пожалуйста, повесьте ее пока обратно. – И, сорвавшись с места, она решительно ввинтилась в плотную толпу.
Еще никогда в жизни Кендис не испытывала подобной уверенности в себе. Конечно, Мэгги и Роксана желали ей только добра, но в данном случае обе были не правы. Они не понимали ее до конца, да и вряд ли это было возможно. Ни та ни другая просто не знали, что значит получить шанс, которого ждешь всю жизнь. Наконец-то Кендис могла совершить что-то хорошее, что-то поправить в этой жизни, которая по большей части была холодна и сурова к неудачникам – к тем, кому не повезло. И возможность сделать кому-то подарок была драгоценным даром и для самой Кендис.
Оглядев бар, она сразу заметила Хизер – та стояла за стойкой бара, протирая стаканы и болтая с одним из официантов. Пробравшись туда, Кендис остановилась у стойки, не желая мешать разговору. Наконец Хизер заметила ее и вскинула голову. На мгновение Кендис показалось, что ее черты исказила злобная гримаса, но Хизер тотчас улыбнулась приветливо и радушно.
– Чем могу служить? – спросила она. – Еще коктейль?
– Нет, я просто… хотела сказать тебе пару слов, – ответила Кендис, чувствуя, что почти кричит, стараясь перекрыть шум. – Насчет этой работы…
– Вот как?
– Да. Если хочешь, я могу порекомендовать тебя непосредственно владельцу издательства. Его зовут Ральф Оллсоп. Никаких гарантий это, конечно, не дает, и все же… В общем, приходи в редакцию завтра часам, примерно, к десяти. Сможешь?
– Конечно, смогу! – Хизер просияла. – Это было бы чудесно, Кендис! – Отставив в сторону стакан, она перегнулась через стойку бара и взяла Кендис за руки. – Спасибо! – с чувством проговорила она. – Ты очень добра ко мне. Я даже не знаю, как тебя благодарить!
– Что ты, пустяки какие… – смутилась Кендис. – Ведь мы все-таки старые школьные подруги…
– Да, – кивнула Хизер и снова улыбнулась. – Старые школьные подруги.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коктейль на троих - Уикхем Маделин



Роман замечательный - и по замыслу, и по изложению. Жаль, что достойные книги остаются практически без внимания.
Коктейль на троих - Уикхем МаделинИрина
26.08.2014, 14.09





Больше дамских романов - хороших и разных!
Коктейль на троих - Уикхем МаделинФотина
27.12.2014, 6.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100