Читать онлайн Коктейль на троих, автора - Уикхем Маделин, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Коктейль на троих - Уикхем Маделин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Коктейль на троих - Уикхем Маделин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Коктейль на троих - Уикхем Маделин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уикхем Маделин

Коктейль на троих

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

В «Манхэттене» в самом разгаре была «Голливудская неделя», поэтому гардеробщица средних лет была загримирована под Мэрилин Монро. Сдав ей куртку, Мэгги непроизвольно вытянула шею, стараясь заглянуть в бар, потом закрыла глаза и полной грудью вдохнула знакомые запахи табачного дыма, женских духов, напитков и жарящихся на кухне бифштексов из тунца. Жужжание множества голосов, негромкая музыка, взрывы приглушенного смеха – все это было до того знакомо, что на мгновение Мэгги почувствовала себя моряком, вернувшимся в родной порт после долгого плавания по далеким, суровым морям. Ощущение счастья захлестнуло ее, на глаза навернулись слезы, и она поспешно смахнула их, чтобы не показаться окружающим круглой дурой. Сама того не сознавая, она очень скучала по этой обстановке, составлявшей такой разительный контраст с тишиной пустынных полей, непролазной грязью и постоянным, изматывающим плачем Люсии, от которого некуда было укрыться.
Сжимая в кулаке серебряную пуговицу, Мэгги двинулась к бару. Сначала она решила, что пришла первой, но потом заметила Роксану. Она сидела за столиком в углу, и перед ней на скатерти уже стоял бокал с коктейлем. Не зная, что за ней наблюдают, Роксана неподвижно смотрела на пламя горевшей на столе свечи, и Мэгги, поглядев на нее пристальнее, почувствовала, как ее сердце болезненно сжалось.
Роксана выглядела ужасно. Лицо ее казалось одутловатым, глаза покраснели, а в уголках губ появились усталые морщинки, которых раньше не было. Со стороны могло показаться, что Роксана не то страдает похмельем, не то не может прийти в себя после перелета через несколько часовых поясов. Вот только взгляд ее обычно живой, лукавый, искрящийся сегодня был каким-то тусклым, неподвижным, невыразительным, словно все в мире потеряло для Роксаны всякое значение.
Мэгги увидела, как Роксана поднесла к губам бокал и сделала большой глоток. По тому, как скривилось ее лицо, она сразу поняла, что там вовсе не «Маргарита», а нечто гораздо более крепкое, и почувствовала, как в душе ее шевельнулась тревога.
– Роксана! – окликнула она подругу и стала пробираться к ее столику, с трудом втискиваясь между загородившими все проходы посетителями. – Рокси!..
– Мэгги!
Лицо Роксаны осветилось радостью, и она поднялась навстречу подруге. Девушки обнялись. Их объятия были чуть крепче и длились чуть дольше, чем обычно. Когда же Мэгги наконец высвободилась, она заметила, что в глазах Роксаны стоят слезы.
– Что-нибудь случилось? – осторожно спросила она.
– Нет, ничего. Все нормально, – быстро ответила та и, ослепительно улыбнувшись, полезла в сумочку за сигаретами. – А у тебя как дела? Как поживает малышка?
– У нас все хорошо, – ответила Мэгги, садясь к столу и во все глаза глядя на руки Роксаны: они тряслись так сильно, что ей даже не сразу удалось прикурить.
– А Джайлс? Как он? Ему нравится быть отцом?
– Очень, – сухо ответила Мэгги. – На протяжении десяти минут утром и пятнадцати вечером он просто образцовый отец. Все остальное время Джайлс проводит на работе.
– Понимаю, – усмехнулась Роксана. – Выходит, мужчины нисколько не изменились, сколько бы нам ни толковали про Новое Отношение к Женщине, не так ли?
– Пожалуй, – согласилась Мэгги. – Послушай, Рокси…
– Что?
– С тобой правда все в порядке?
Роксана поглядела на нее сквозь облако табачного дыма. Ее голубые глаза были полны такой боли, что на одно страшное мгновение Мэгги показалось – Роксана вот-вот закричит.
– Вообще-то я знавала времена и получше, – ответила она наконец. – Кстати, спасибо тебе за звонки. Твои сообщения очень меня поддерживали.
– Поддерживали?.. – поразилась Мэгги: Роксана была просто сама на себя не похожа. – Что случилось? Почему ты не подходила к телефону, если ты была дома? Ведь ты все это время была дома, правда?
– Как тебе сказать… – Роксана задумчиво улыбнулась. – С одной стороны – да, я была дома. Но с другой стороны…
– И что это означает? – требовательно спросила Мэгги.
– Это означает, что большую часть времени я была пьяна и не хотела ни с кем разговаривать. Не могла… – поправилась Роксана, глубоко затягиваясь сигаретой.
– Ага… – Мэгги немного подумала. – Это из-за него? Из-за твоего Мистера Женатика?
Роксана несколько секунд рассматривала тлеющий кончик сигареты, потом неожиданно резким движением раздавила ее в пепельнице.
– Помнишь, когда ты лежала в роддоме, я просила тебя застолбить местечко для меня? – сказала она. – Так вот, можешь больше не беспокоиться. – Она подняла голову. – Мистер Женатик ушел в туман. По собственному желанию.
– О боже!.. – прошептала Мэгги и, потянувшись через стол, взяла Роксану за руки. Ее пальцы были холодны, как лед, и Мэгги это очень не понравилось. – Бедная, бедная Рокси… Ну и сволочь же он!
– Здравствуйте! – раздался рядом веселый голосок, и обе одновременно подняли головы. Официантка, одетая Скарлетт О'Харой, приветливо улыбалась им. – Что будете заказывать?
– Пока ничего, – ответила за двоих Мэгги. – Дайте нам еще несколько минут.
– Нет, подождите… – вмешалась Роксана. Залпом осушив бокал, она протянула его Скарлетт. – Пожалуйста, еще одну двойную водку с лимоном. – Она криво улыбнулась Мэгги. – Знаешь, что я открыла? Что водка – лучшее лекарство. От всего.
– Но, Рокси…
– Не беспокойся, я не алкоголичка, а просто пьянчужка, – усмехнулась Роксана. – Это большая разница. Примерно как между любителем и профессионалом. Понятно?
Официантка ушла, а две подруги долго смотрели друг на друга через стол.
– Просто не знаю, что и сказать… – проговорила Мэгги, крепко сжав кулачки. – Жаль, я не знаю, где он живет. Я бы пошла к нему и…
– Не стоит, – перебила Роксана. – На самом деле… На самом деле хорошо, что он ушел. – Она ненадолго опустила голову, потом снова посмотрела на Мэгги. – Скажи, а что бы ты с ним сделала? Я спрашиваю просто так, из чистого любопытства.
– Я бы расцарапала гвоздем всю его машину! – воскликнула Мэгги с самым свирепым видом. – У мужчин это самое больное место.
Роксана откинулась на спинку стула и расхохоталась.
– Видит бог, Мэгги, мне ужасно тебя не хватало!
– Мне тоже. Нет, правда, я очень скучала по тебе и по Кендис. – Мэгги обвела взглядом переполненный бар. – Если бы ты только знала, как я ждала сегодняшнего дня! Как ребенок, который ждет не дождется Рождества. Я буквально дни считала…
– А я, признаться, боялась, что ты в своем загородном поместье совсем о нас забудешь, – улыбнулась Роксана. – Ну, как твои приемы, чаепития, балы? Не пристрастилась ли ты к охоте на лис – или чем там занимаются в ваших краях высокопоставленные особы?
В ответ на шутку Мэгги только слабо улыбнулась, и Роксана нахмурилась.
– Знаешь, Мэгги, мне не хотелось тебе говорить, но… По правде сказать, ты выглядишь совершенно измотанной.
– Спасибо на добром слове, дорогая!
– На здоровье.
– Прошу прощения… – Возле их столика снова возникла Скарлетт О'Хара. – Двойная водка с лимонным соком, правильно? – Она поставила бокал перед Роксаной. – А вам что принести? Вы еще не решили? – обратилась официантка к Мэгги.
– Я, право, не знаю… – замялась Мэгги. – Вообще-то, я хотела, чтобы сначала все собрались.
– Кстати, где Кендис? – поинтересовалась Роксана, закуривая новую сигарету. – Где ее носит? Она придет или как?
– Конечно, придет! – уверенно сказала Мэгги и посмотрела на официантку. – Знаете что, принесите мне, пожалуйста, «Ямайскую румбу».
– И «Маргариту» для меня, – вставила Роксана. – Неужели ты думала, что я позволю тебе распивать коктейли без меня? – спросила она, поймав взгляд Мэгги. – Сейчас мы с тобой выпьем за встречу, а там, глядишь, и Кендис подойдет. – Она снова затянулась сигаретой. – Ну, давай, рассказывай, каково это – быть мамашей Дрейк-форд из «Солнечных сосен».
– Прямо не знаю, с чего начать, – проговорила Мэгги после паузы и, взяв со стола кольцо для салфеток, принялась вертеть его в руках.
Ей очень хотелось поделиться с кем-нибудь своими проблемами, пожаловаться на усталость и одиночество, рассказать об отношениях со свекровью, описать унылое, беспросветное, однообразное существование, которое она влачила. Но вместе с тем Мэгги было стыдно признавать свое поражение даже перед близкой подругой.
Слишком уж она привыкла быть Мэгги Филипс – ведущим редактором «Лондонца», умной, организованной женщиной, способной найти выход из любого, самого сложного положения. Во всяком случае, говорить о себе как о Мэгги Дрейкфорд – замученной бессонницей молодой матери, которая утратила все иллюзии, которая спит на ходу и едва волочит ноги от усталости, она была совершенно не готова. Что бы сказала Роксана, если бы узнала, что даже такое простое дело, как поездка в магазин, обернулось для нее ужасающим фиаско?
Но дело было не только в усталости или в депрессии, которые она испытывала. При всем своем журналистском опыте Мэгги не взялась бы объяснить, как, каким образом столь сильные отрицательные эмоции сочетаются с любовью и радостью материнства. Она не знала, как выразить чувства, которые испытывала каждый раз, когда замечала искорку узнавания в глазах Люсии или когда сморщенное личико девочки расплывалось в блаженной улыбке. Как, почему даже в самые счастливые свои минуты она могла вдруг расплакаться от усталости или наоборот – улыбнуться, когда все валится из рук, а несделанные дела грозят похоронить ее под собой? Ответа на этот вопрос Мэгги не находила и даже не пыталась искать.
– В общем, – сказала она наконец, – все оказалось не совсем так, как я себе представляла.
– Но тебе нравится или нет? – спросила Роксана и прищурилась.
Мэгги ответила не сразу. Положив кольцо на стол, она принялась водить по нему пальцем.
– Конечно, нравится, – сказала она наконец. – Люсия – просто прелесть, и я… я ее люблю. Но в то же время… – Она вздохнула. – Вообще-то, это довольно трудно себе представить…
– А вот и Кендис, – перебила ее Роксана. – Извини, Мэг… Кендис, мы здесь! – окликнула она подругу, слегка привстав на стуле. – Ну что она там застряла?
Мэгги обернулась.
– Она с кем-то разговаривает, я только не вижу – с кем… О господи! – вырвалось у нее. – Просто глазам своим не верю, – медленно проговорила Роксана. – Зачем ей понадобилось приводить с собой эту маленькую потаскушку?


Кендис уже пробиралась к столику, за которым сидели Мэгги и Роксана, когда Хизер потянула ее за рукав.
– Что случилось? – спросила Кендис, увидев, что Хизер нахмурилась и кусает губу.
– Послушай, Кендис, может быть, все-таки не стоит?
Я не уверена, что твои подруги будут мне рады. Пожалуй, я лучше пойду.
– Не говори глупости! – возразила Кендис. – Я точно знаю, они будут рады тебя видеть. А ты наконец познакомишься с ними как следует.
– Что ж, ладно… – согласилась Хизер после паузы.
– Идем!
Кендис улыбнулась и, взяв Хизер за руку, потащила за собой. Настроение у нее было превосходным. Радость буквально переполняла ее, и она любила всех: Мэгги, Роксану, Хизер, даже одетую, как Дорис Дей официантку, которая вдруг остановилась перед ними, загородив проход.
– Только подумать! – обернулась она к Хизер. – Всего пару месяцев назад тебе тоже пришлось бы напяливать на себя какой-нибудь маскарадный костюм.
– А все благодаря тебе, – ответила Хизер, пожимая Кендис руку. – Это ты спасла меня от такой жизни. Ты – моя добрая фея, Кен.
Смущенно рассмеявшись, Кендис снова стала пробираться вперед.
– Привет, девочки! – сказала она, добравшись до столика. – Ф-фу, ну и народу здесь сегодня!..
– Да, – согласилась Роксана, смерив Хизер взглядом. – Я бы сказала, что народа даже слишком много.
Но Кендис не заметила шпильки.
– Вы ведь помните, Хизер? – проговорила она, улыбаясь. – Я решила взять ее с собой.
– Мы заметили, – кивнула Роксана.
– Мы очень рады видеть тебя, Хизер, – вставила Мэгги, которой стало неловко за подругу. Немного поколебавшись, она подвинулась, освобождая Хизер место.
– А вот и стул! – воскликнула Кендис, заметив, что компания за соседним столиком собирается уходить. – Я уверена, мы все прекрасно здесь поместимся. Садись, Хизер… – Она собственноручно подставила к столику четвертый стул и села сама. – Ну, как вы поживаете? – спросила она. – Как дела, Рокси?
– Как сажа бела, – буркнула Роксана и выпила глоток водки с лимонным соком.
– А у тебя, Мэгги? Как малышка?
– Отлично. Все хорошо, Кен. – Мэгги похлопала ее по руке.
– Я ужасно рада! – воскликнула Кендис и замолчала, не зная, что сказать.
За столиком воцарилась напряженная тишина. Мэгги украдкой разглядывала Хизер, Роксана с каменным лицом потягивала водку, и Кендис почувствовала себя неловко. На всякий случай она ободряюще кивнула Хизер, но та только нервно облизнулась.
Тут джаз в углу заиграл «Повернись лицом к музыке», и в центре зала появился мужчина во фраке и цилиндре, который вел за собой женщину в белом платье. Толпа раздалась, освобождая им место. Мужчина и женщина начали танцевать, посетители громко захлопали, и это нарушило неловкую паузу.
– Я слышала, тебе нравится у нас в «Лондонце», – вежливо сказала Мэгги, обращаясь к Хизер.
– О да, – кивнула та. – Это замечательное место. А Джастин – отличный редактор.
При этих словах Роксана дернулась так, словно ее ударило током.
– Ты серьезно так считаешь? – спросила она.
– Конечно, – воскликнула Хизер. – По-моему, он просто гений…
Тут она сообразила, что сказала что-то не то, и с виноватым видом повернулась к Мэгги.
– Прости, я не хотела… – начала она.
– Пустяки, – ответила Мэгги после секундной заминки. – Не исключено, что Джастин… гм-м… действительно неплох.
– Да, кстати, поздравляю тебя с рождением ребенка, – добавила Хизер. – Я знаю, у тебя маленькая, славненькая девочка. Сколько ей уже?
– Почти два месяца, – с улыбкой ответила Мэгги.
– Ах да, конечно! – воскликнула Хизер. – Ты оставила ее дома, да? А с кем?..
– Со своей свекровью.
– Разве таких маленьких детей оставляют с чужими? – удивилась Хизер. – Правда, я не очень в этом разбираюсь, но мне казалось… Просто однажды я читала статью, в которой говорилось, что до трех месяцев ребенок должен быть только с мамой.
– В самом деле? – Мэгги снова улыбнулась, но на этот раз улыбка у нее вышла чуть более напряженная. – Я это учту. Впрочем, я уверена, с Люсией ничего страшного не случится.
– Да, конечно, – поспешно согласилась Хизер. – Смотрите, вон официант идет. Давайте что-нибудь закажем… – Она взяла со стола меню и некоторое время изучала его, сосредоточенно сдвинув брови. Потом Хизер подняла голову и наткнулась на пристальный взгляд Роксаны. – А ты, Рокси? – спросила она с приятной улыбкой. – Как тебе кажется, у тебя когда-нибудь будут дети?
К тому моменту, когда остальные заказали по второму коктейлю, голова у Роксаны уже слегка кружилась. Для нее это была уже пятая порция спиртного за вечер. К тому же с самого обеда у Роксаны маковой росинки во рту не было, и термоядерная смесь водки и «Маргариты» начинала на нее действовать. Лица подруг то расплывались, то принимались покачиваться, но Роксана не собиралась останавливаться. Она знала, что у нее есть только два выхода – либо продолжать пить и попытаться хоть таким образом избавиться от напряжения и боли, либо закатить истерику с рукоприкладством и битьем посуды. А тут еще эта Хизер… Каждый раз, когда Роксана встречалась с ней взглядом, она испытывала почти непреодолимое желание выплеснуть свою водку прямо ей в лицо. И как только Кендис могла поверить этим широко раскрытым глазенкам и сложенным бантиком губкам?! Как могла она не замечать очевидного? И это Кендис, которая была одной из самых умных и проницательных женщин, каких Роксана когда-либо знала!..
Встретившись взглядом с Мэгги, Роксана чуть заметно пожала плечами, в ответ Мэгги только многозначительно повела глазами.
– Откровенно говоря, «Манхэттен» мне не очень нравится, – со знанием дела говорила между тем Хизер. – Здесь и на кухне грязновато, и меню не такое шикарное. Другое дело – бар «Вишня» возле рынка «Ковент-Гарден»! Мне приходилось там бывать, так по сравнению с «Манхэттеном» это небо и земля. Вам непременно нужно туда сходить – быть может, вам там понравится, и вы перенесете свои встречи из этой забегаловки для снобов в действительно приличное заведение.
– Мы обязательно там побываем, – заверила ее Кендис – Правда, девочки? В самом деле, ну что мы здесь забыли? Хотя бы для разнообразия нам надо побывать и в других местах.
– Мы подумаем, – кивнула Мэгги и отпила глоток из своего бокала.
– Кстати, я только что вспомнила! – воскликнула Хизер. – Помнишь, Кен, в школе нас возили на рынок «Ковент-Гарден»? Ты была тогда или нет? Мы потерялись, и Анна Стейплз решила сделать себе татуировку на плече.
– Нет, меня тогда не было, – покачала головой Кендис. – А она действительно сделала себе татуировку?
– Ну да! Ей вытатуировали на плече такой маленький цветочек, очень красивый. Она страшно воображала, а потом ее вызвала к себе миссис Лейси, и Анна заклеила его пластырем. А миссис Лейси и говорит: «Что это у тебя с плечом, Анна?»…
Кендис и Хизер дружно захихикали, а Мэгги и Роксана обменялись недоуменными взглядами.
– Простите нас, пожалуйста, – сказала Кендис, наконец-то заметив их недовольные лица. – Вам, наверное, с нами скучно?
– Что ты, нисколько. Даже наоборот, – хладнокровно ответила Роксана и, достав сигареты, протянула Хизер.
– Нет, спасибо, – отказалась та. – Я слышала, никотин плохо действует на кожу – она желтеет, на ней появляются морщины. Впрочем, это мое личное мнение… – добавила она извиняющимся тоном.
Пока Роксана прикуривала, все молчали. Наконец она выпустила клуб дыма и посмотрела сквозь него на Хизер.
– Вот как? – произнесла она нарочито равнодушным тоном.
– Схожу-ка я позвоню, узнаю, как там Люсия, – сказала Мэгги, вставая. – Я быстро.
Удобнее всего было звонить из вестибюля. Стоя возле стеклянной двери бара, Мэгги бросила взгляд на улицу, по которой как раз двигалась группа молодых людей в одинаковых черных галстуках. «Хотела бы я знать, кто это такие и зачем у них одинаковые галстуки?» – машинально подумала она.
Встреча с подругами немного взбодрила Мэгги, но она продолжала чувствовать себя вымотанной и разочарованной. После всей подготовки, после нескольких дней напряженного ожидания сегодняшний вечер не оправдал надежд, которые она на него возлагала. Отчасти в этом была повинна Кендис, которая притащила эту ужасную Хизер, но и собой Мэгги тоже была недовольна. Ей казалось, что она отдалилась от подруг, стала им чужой. Кендис и Роксана по-прежнему жили редакционными делами, у нее же появились совсем иные заботы и проблемы. Мэгги честно старалась участвовать в общем разговоре, но несколько раз ловила себя на том, что ей элементарно нечего сказать. А ведь когда-то она слыла остроумной, находчивой, интеллигентной женщиной!
Вздохнув, она прислонилась к стене и вытащила из сумочки мобильный телефон. Машинально поглядев на собственное отражение в зеркале напротив, Мэгги была неприятно поражена тем, как скверно она выглядит. Из зеркала на нее смотрела толстая, расплывшаяся женщина с серым от усталости лицом и всклокоченными волосами. Нет, конечно, Мэгги и раньше знала, что вид у нее далеко не блестящий, но чтоб такое… Она казалась себе состарившейся лет на десять!
И внезапно Мэгги захотелось оказаться дома, в «Солнечных соснах» – подальше от Хизер и ее глупых реплик, подальше от яркого света, мрачного лица Роксаны и необходимости поддерживать собственную репутацию остроумными шутками.
– Алло? – раздалось в телефоне.
– Пэдди? Это Мэгги. – В вестибюль вошла какая-то шумная компания, и она отвернулась к стене, прикрыв ладонью ухо. – Как там у вас дела?
– Все нормально, – ответила Пэдди. Ее голос звучал так тихо, словно она находилась на расстоянии нескольких десятков миль от Лондона. Впрочем, так оно и было. – …Люсия немного покашливала, но я уверена, что беспокоиться совершенно не о чем.
– Люсия кашляла?! – встревожилась Мэгги.
– Ради бога, не волнуйся, – сказала Пэдди. – Скоро приедет Джайлс, к тому же в крайнем случае я всегда могу вызвать «Скорую помощь».
– «Скорую помощь»?!!.
В трубке послышался тоненький плач, а несколько секунд спустя Мэгги почувствовала, что ее лифчик весь намок изнутри. «Черт! – подумала она. – Этого только не хватало!»
– Ты уверена, что с Люсией все в порядке? – спросила она звенящим от тревоги голосом.
– Конечно, дорогая, не беспокойся. Отдыхай, а мы тут справимся.
– Если с ней все в порядке, тогда зачем ей «Скорая помощь»?!
– О господи, конечно, «Скорая помощь» ей не нужна!
Я только хотела сказать, что, если что-то случится, я знаю, что делать. И Джайлс сейчас приедет, так что я буду не одна.
– Хорошо, – сказала Мэгги, чувствуя, что еще немного, и она расплачется. – Спасибо, Пэдди. Я еще позвоню.
Выключив телефон, она еще некоторое время стояла у стены, погрузившись в мрачные размышления. Да, конечно, кашель – это неприятно, но она может не беспокоиться: Пэдди справится. И вообще, Люсии хорошо с бабушкой, а у нее сегодня выходной день – первый выходной за восемь недель. А раз так, она должна хоть на время забыть о своих обязанностях, об ответственности и развлекаться!
«Ах, какие это все-таки пустяки: коктейли, разговоры, сплетни… – неожиданно подумалось Мэгги. – Кому они нужны?» Ей вдруг ужасно захотелось увидеть дочь, взять ее на руки, сесть в старую качалку у окна, спеть ей колыбельную. В эти минуты она готова была отдать все на свете, лишь бы оказаться в «Соснах», но увы – это было невозможно.
Одинокая слеза скатилась по щеке Мэгги, и она торопливо смахнула ее тыльной стороной ладони. «Нужно взять себя в руки, – решила она. – Нужно собраться и попробовать начать все сначала». Впрочем, Мегги подозревала, что вечер был испорчен непоправимо. Ах, если бы их было только трое! Рано или поздно они бы сумели поговорить по душам, выяснить, что у кого на сердце, и попытаться утешить друг друга. Но пока Хизер здесь, даже и пытаться не стоило. При одном взгляде на ее молодую, упругую кожу и широко раскрытые серые глаза Мэгги начинала ощущать себя самой настоящей старой каргой. Ну, может, и не очень старой, но все-таки…
– Эй! – окликнул ее кто-то, и Мэгги подняла голову. Перед ней стояла Хизер – стояла и снисходительно улыбалась.
– Ну как малышка, нормально?
– Да, – пробормотала Мэгги.
– Вот и славно, – заметила Хизер покровительственным тоном и исчезла за дверью дамской комнаты.
«Ненавижу! – подумала Мэгги мрачно. – Ненавижу тебя, Хизер Трелони!»
И как ни странно, от этой мысли ей сразу стало чуточку легче.


Как только Хизер скрылась из вида, Роксана повернулась к Кендис.
– Зачем тебе понадобилось приводить ее сюда? – требовательно спросила она.
– Что ты хочешь сказать? – удивилась Кендис. – Я думала, нам будет приятно посидеть всем вместе…
– Приятно?! Ты действительно думаешь, что слушать эту сучку может быть приятно?
– Что-о?! Ты что, пьяна?
– Возможно, – кивнула Роксана, раздавив в пепельнице окурок. – Но от этого ничего не меняется – завтра утром я скажу тебе то же самое. «От никотина кожа желтеет, но это мое личное мнение!» – передразнила она. – Глупая корова!
– Но ведь Хизер не хотела никого оскорбить…
– Черта с два она не хотела. – Роксана покачала головой. – Ах, Кендис, Кендис, неужели ты не видишь, что она за человек?
Кендис с силой потерла лицо и несколько раз глубоко вдохнула, стараясь сохранить спокойствие.
– Ты просто невзлюбила ее с самого начала, – заявила она.
– С чего ты взяла?
– Ведь я не слепая! К тому же я отлично помню, как ты советовала мне не связываться с ней. А как ты смотрела на нее тогда, в редакции!..
– Ради всего святого, Кен! – нетерпеливо перебила Роксана. – Что с тобой сегодня?
– Со мной – ничего, а вот что с тобой? Что она тебе сделала?! – В голосе Кендис послышались визгливые нотки. – Ты терпеть ее не можешь, это видно невооруженным глазом, а ведь ты даже не знаешь ее как следует!..
– Что случилось, девочки? Из-за чего вы ссоритесь? – Мэгги вернулась к столу и теперь с тревогой переводила взгляд с Роксаны на Кендис и обратно.
– Кен считает, что я терпеть не могу Хизер, – пожала плечами Роксана.
– Ах, эту… – Мэгги скосила глаза к переносице и высунула язык. – По-моему, тут все ясно, и нечего из-за нее копья ломать.
– Значит, тебе она тоже не нравится?
– Я этого не говорила, – покачала головой Мэгги. – К тому же дело не в этом. Мне казалось, что нас в коктейль-клубе трое, и было бы лучше…
Тут Роксана многозначительно кашлянула, и Мэгги обернулась.
– А вот и Хизер вернулась… – проговорила она смущенно.
Хизер кивнула и опустилась на свой стул.
– Все в порядке, девочки? – спросила она.
– Конечно, все в порядке, – ответила за всех Кендис и густо покраснела. – Просто я подумала… мне тоже нужно в туалет. Закажите мне, пожалуйста, что-нибудь выпить. Я быстренько…
Кендис ушла, и за столом снова воцарилась тишина. Скарлетт О'Хара взобралась на крошечную эстраду в углу и хрипло пела в микрофон «С днем рожденья, дружок…», обращаясь к немолодому лысому мужчине без пиджака и с брюшком. Как только она пропела его имя, друзья новорожденного громко захлопали, а сам виновник торжества азартно взмахнул руками над головой.
– Может быть, действительно закажем еще по коктейлю? – неуверенно предложила Мэгги.
– Пожалуй, – кивнула Роксана. – Если, конечно, Хизер не считает, что от коктейлей желтеет кожа.
– Я не знаю, – вежливо отозвалась Хизер. – Вряд ли.
– Вряд ли?.. – повторила Роксана слегка заплетающимся языком. – Странно. Мне показалось, ты знаешь буквально все на свете.
– Почему ты так решила?
– А это чей? – поспешно вмешалась Мэгги, придвигая к себе высокий бокал, в котором плескалась янтарно-желтая жидкость и позвякивали полурастаявшие льдинки. Смотрите, почти полный…
– Это, наверное, мой, – сказала Хизер. – Но мне что-то не хочется. Может, кто-нибудь выпьет вместо меня?
– А ты уже пила из него? – подозрительно осведомилась Роксана. – Если да, то я, пожалуй, откажусь.
– Боишься отравиться?
– Нет, просто брезгую.
Хизер несколько мгновений смотрела на нее, потом грустно покачала головой.
– Все-таки ты меня не любишь, Рокси.
– Я вообще не люблю паразитов, – честно призналась Роксана. – Меня от них тошнит.
– Я тоже не люблю стареющих кокоток, но это не мешает мне быть с ними вежливой, – парировала Хизер.
Мэгги ахнула и повернулась к Роксане.
– Как ты меня назвала? – переспросила та очень спокойно. – Ну-ка повтори, я не расслышала.
– Я назвала тебя стареющей кокоткой, Рокси, – ответила Хизер, разглядывая свои ногти. – Жалкой стареющей кокоткой… – Она подняла голову и улыбнулась.
Несколько мгновений Роксана молчала, потом медленно поднялась, взяв в руку бокал с виски.
– Ты не сделаешь этого, Рокси, – сказала Хизер, но в голосе ее прозвучало сомнение.
– Сделает, – уверенно заявила Мэгги, складывая руки на груди. – Еще как сделает. Ты ее плохо знаешь.
Несколько мгновений Роксана задумчиво смотрела, как играет и плещется в бокале янтарный напиток, а Хизер со страхом смотрела на нее. Потом быстрым движением запястья Роксана выплеснула все содержимое бокала прямо в лицо Хизер. Та невольно вскрикнула и принялась отплевываться и тереть глаза, в которые попал лед.
– Черт побери! – завопила она, вскакивая на ноги. – Ты просто… Просто сумасшедшая!
Посетители за соседними столиками дружно повернулись в их сторону и, позабыв про свои коктейли, с интересом ждали, чем кончится дело.
– Надеюсь, после этого твоя кожа не пожелтеет, – насмешливо протянула Роксана, пока Хизер протискивалась мимо нее к выходу. Когда она исчезла в вестибюле, Мэгги и Роксана переглянулись и… дружно рассмеялись.
– Рокси, ты была великолепна! – воскликнула Мэгги, вытирая глаза.
– Надо было сделать это с самого начала, – заметила Роксана, разглядывая лужу виски на скатерти и тающие осколки льда. Потом она подняла глаза на Мэгги. – Похоже, вечеринка окончена, – сказала она грустно. – Будь добра, Мэгги, попроси счет…


Кендис как раз мыла руки, когда Хизер ворвалась в дамскую комнату. Ее лицо и волосы были мокрыми, на жакете тоже темнели влажные пятна, а глаза метали молнии.
– Хизер! Что случилось?! – в тревоге воскликнула Кендис.
– Ничего не случилось! – прошипела Хизер. – Просто твоя чертова Роксана… Она спятила, вот что!
– Что ты имеешь в виду? – Кендис в недоумении уставилась на нее.
– Ничего, – огрызнулась Хизер, скрипнув зубами. – Твоя любимая подруга напилась, как свинья, и вылила мне на голову бокал с коктейлем! – Остановившись перед зеркалом, Хизер оторвала несколько бумажных полотенец и принялась вытирать ими лицо и волосы.
– Вылила коктейль тебе на голову? – удивилась Кендис. – Но почему?!
– Откуда я знаю, – пожала плечами Хизер. – Я только сказала, что, быть может, ей больше не следует пить или, по крайней мере, перейти на что-нибудь менее крепкое. А она словно взбесилась. – Хизер на минуту отвлеклась от своего занятия и посмотрела на Кендис в зеркало. – Знаешь, – добавила она озабоченно, – мне кажется, Роксана уже… В общем, она – самая настоящая алкоголичка.
– Просто не верится, что Роксана могла так поступить! – воскликнула Кендис. – Не понимаю, что на нее нашло! Послушай, Хизер, я… я прошу у тебя прощения от ее имени. Господи, твой жакет совсем испорчен!
– В том-то и дело, – мрачно сказала Хизер. – Теперь мне придется ехать домой и переодеваться, а у меня через полчаса встреча с Эдом.
– С Эдом? – переспросила Кендис. Она так удивилась, что почти забыла о безобразной выходке Роксаны. – У вас… э-э-э… свидание?
– Ну да, – Хизер бросила промокшие полотенца в бачок для мусора. – Боже мой, ты только посмотри, что у меня с лицом! – Несколько мгновений Хизер рассматривала погубленную прическу и потеки туши под глазами, потом тяжело вздохнула. – Не знаю, может быть, я поступила бестактно, но… – Она повернулась к Кендис. – Да, пожалуй, мне следовало держать рот на замке.
– Нет! – воскликнула Кендис, в которой снова вспыхнул праведный гнев. – Только не обвиняй себя. Роксана не должна была так поступать, она просто… Ты все сделала правильно, Хизер!
– Она с самого начала меня невзлюбила, – жалобно сказала Хизер. – Я так хотела с ней подружиться, но…
– Я знаю. – Кендис решительно вскинула голову. – Вот что я сейчас сделаю – пойду скажу Роксане пару слов!
– Не надо! – воскликнула Хизер, увидев, что Кендис направилась к двери. – Пожалуйста, не ссорься с ней из-за меня.
Но Кендис уже вышла и не слышала ее последних слов. Из вестибюля ей было хорошо видно, что Роксана и Мэгги встают из-за столика и собираются расплачиваться. «Они уходят! – пронеслось в голове у Кендис. – Уходят, даже не попрощавшись со мной, не извинившись!..»
– Я знаю, – сказала она, приблизившись к ним решительным шагом, – что, пока меня не было, вы обе сделали все, чтобы Хизер чувствовала себя легко и непринужденно. Вы решили устроить ей настоящий праздник…
– Она сама виновата, – спокойно возразила Мэгги. – Разве ты не заметила?.. Весь вечер Хизер только и делала, что нарывалась, вот и получила по заслугам. Признаться, я думала о ней лучше, но она оказалась самой настоящей стервой.
– Жаль было тратить на нее хорошую выпивку, – поддакнула Роксана и показала на лежащий на столе счет. – Я заплатила за нас троих, но не за нее. Пусть расплачивается, как знает!
– Я просто не верю своим ушам, Рокси, – медленно проговорила Кендис, сдерживаясь из последних сил. – Неужели ты действительно считаешь себя правой? И даже не хочешь извиниться?..
– Если кто и должен извиниться, так это не я, а она!
– Почему это Хизер должна извиняться? Ведь не она облила тебя вином, а ты ее! Черт побери, Роксана, это уже не лезет ни в какие ворота!
– Ох, Кен, перестань! – Роксана досадливо сморщилась. – Я же не виновата, что ты души не чаешь в своей новой подружке и не видишь, что она на самом деле собой представляет.
– Может быть, если бы ты не стала нападать на нее без всякой причины и постаралась понять…
– Без всякой причины?! – в ярости воскликнула Роксана. – Да этих причин целая куча, и я могу назвать с десяток, не сходя с этого места!
– Послушай, Рокси, не кипятись, – остановила ее Мэгги. – Все равно это ничего не даст. Неужели ты не понимаешь, Кендис? Мы пришли повидаться с тобой и друг с другом. И присутствие посторонних…
– Ага, значит мы трое – это такой закрытый клуб для избранных, да? – запальчиво возразила Кендис. – Вроде масонов или каких-то немыслимых аристократов, которые не принимают к себе тех, кто не может похвастаться богатством или благородным происхождением? А вы сами-то кто такие?! Герцогини? Принцессы?!
– Да нет же, Кен! Мы просто…
– Вы просто решили, что она вам не подходит, не так ли? – Кендис почувствовала, что у нее начинают дрожать губы. – Не знаю, зачем тогда нам вообще встречаться! Моих друзей вы презираете, мое мнение…
– Я тоже не знаю, зачем мы встречаемся, – перебила Мэгги, в свою очередь начиная закипать. – Мне, во всяком случае, вовсе неинтересно слушать, как вы вспоминаете школу и какую-то Анну Стейплз, которая вытатуировала себе на заднице розу или что там у нее было. Я с таким трудом вырвалась сюда, я… Мне даже пришлось кое-чем пожертвовать ради сегодняшней встречи, а в результате я с тобой даже словом не перемолвилась.
– Мы могли бы встретиться в другой раз, – возразила Кендис. – И вообще…
– Да не могу я в другой раз! – воскликнула Мэгги. – Как ты не понимаешь – у меня нет ни минуты свободной! Я еле выкроила несколько часов, унижалась перед свекровью, перед Джайлсом, и вот – на тебе!..
– Может быть, я бы поговорила с тобой побольше, если бы ты поменьше распространялась о своем ребенке! – отрезала Кендис. – Я пришла развлекаться, и я хочу развлекаться, а не слушать – Люсия то, Люсия се…
Несколько мгновений все потрясенно молчали, потом Роксана тронула Мэгги за плечо.
– Идем, Мэг. До встречи, Кен… – бросила она и величественно поплыла к выходу, таща за собой Мэгги. Ни та ни другая ни разу не оглянулись на Кендис, которая осталась стоять возле стола. От стыда ей хотелось провалиться сквозь землю. «Проклятье! – думала она. – Как я могла сказать Мэгги такое?! Как вообще случилось, что мы трое кричали друг на друга?!»
Колени у Кендис внезапно задрожали, и она поспешно опустилась на стул, с несчастным видом глядя на засыпанный колотым льдом мокрый стол и на счет, лежавший на единственном сухом уголке в зеленой кожаной папочке.
– Эй, мисс, вы платите, или вы еще не закончили? – осведомилась у нее официантка, одетая как Дороти из «Волшебника из страны Оз».
– Нет, я сейчас ухожу, – ответила Кендис. – Подождите минуточку… – Она достала из сумочки кошелек и отсчитала три банкноты. – Вот, этого должно хватить.
– Ну, вот и я… А где остальные? Ушли?
Кендис подняла голову. Волосы Хизер все еще были чуточку влажными, но глаза заново подкрашены, а щеки – нарумянены.
– Да, – машинально ответила Кендис. – Они… В общем, оказалось, что им уже пора.
Хизер внимательно посмотрела на нее.
– Значит, вы все-таки поссорились… – расстроенно проговорила она.
– Что-то вроде того, – ответила Кендис и попыталась улыбнуться.
– Мне очень жаль, Кен, – сказала Хизер, кладя руку на плечо Кендис. – Честное слово – жаль. – Она несильно сжала руку, потом посмотрела на часы. – Прости, но боюсь, что мне тоже надо бежать, иначе я опоздаю.
– Конечно, иди, – согласилась Кендис. – Желаю приятно провести время. И передай привет Эду, – добавила она, но Хизер уже шагала прочь и не услышала.
– Ваш счет, пожалуйста, – сказала официантка, возвращая Кендис счет.
– Благодарю.
Кендис рассеянно кивнула, спрятала счет в карман и встала. Она не испытывала ничего, кроме усталости и разочарования. Как могло случиться, что вечер, которого она так ждала, закончился столь плачевно?
– Желаю вам благополучно добраться домой, – заученно сказала Дороти. – Приходите еще. Мы всегда рады видеть вас в нашем баре.
– Да… – ответила Кендис упавшим голосом. – Да, конечно, мы еще придем.
Но на самом деле ей не очень-то в это верилось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Коктейль на троих - Уикхем Маделин



Роман замечательный - и по замыслу, и по изложению. Жаль, что достойные книги остаются практически без внимания.
Коктейль на троих - Уикхем МаделинИрина
26.08.2014, 14.09





Больше дамских романов - хороших и разных!
Коктейль на троих - Уикхем МаделинФотина
27.12.2014, 6.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100