Читать онлайн Речной дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Речной дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Речной дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

– Пришла телеграмма от шерифа; он требует, чтобы я вернул вас в Омаху, – спокойно объявил Хатчер. – Говорит, что вы убили женщину.
– Невозможно! – отрезал Ник. Черт, он не ожидал, что тело Дездемоны обнаружат так быстро. – К тому же я заплатил вам за проезд до Канзас-Сити. Позвольте мне там выяснять отношения с законом.
– За нами следует на всех парах «Красотка чероки». Вероятно, она нагонит нас, когда станем на ночевку.
Ник с трудом переборол желание выругаться.
– Тогда продолжайте движение. Корабли на Миссисипи на ночь не останавливаются.
Хатчер покачал головой; его маленькие поросячьи глазки смотрели на Ника с неприязнью.
– Слишком опасно даже при полной луне. Миссисипи не меняет русло раз в несколько месяцев, как Миссури. Штурманы на Миссисипи в состоянии запомнить фарватер и водить суда без опаски и днем и ночью, а нам придется на ночь пришвартоваться.
Ник заскрежетал зубами, но тут же вспомнил, что деньги решают любые вопросы.
– Сколько будет стоить продолжать движение? Хатчер улыбнулся, и Ник понял, что сунул голову в пасть льву. Проклятие!
– Пятьдесят тысяч долларов.
– За эти деньги можно купить новый корабль, – возразил Ник, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног.
Хатчер пожал плечами:
– Может быть. Но ведь я могу передать вас в руки закона.
– Ладно, я дам вам чек, – хмуро пообещал Ник. Хатчер покачал головой.
– Я слышал, что вы играли вчера в покер и крупно проигрались. Либо золото, либо ничего.
Золото? Откуда? Но что еще он мог предложить? Доходные дома в Нью-Йорке? Вряд ли они покажутся привлекательными человеку с Миссури. Дом Пола? Даже наполовину достроенный, он стоил куда больше пятидесяти тысяч, но ведь это последнее воплощением мечты Пола. Черт, черт, черт!
– У меня есть дом на Гудзоне, рядом с имением Рузвельтов. Я оформлю вам купчую на него.
У Хатчера заблестели глаза.
– На реке?
– Да.
– По рукам. «Спартанец» будет идти без остановки до самого Канзас-Сити, – ухмыльнулся Хатчер.
Хэл остановился на штормовом мостике, чтобы доесть сандвич с ветчиной и оценить положение «Красотки чероки».
День близился к вечеру, и небо клубилось черными тучами; подгоняемые северным ветром, они явно несли с собой грозу. Нигде не было видно ни одной птицы; видимо, приближающаяся непогода заставила их попрятаться.
Далеко на западе, где с треском рвались молнии, висела густая пелена дождя. Очень скоро его воды вспучат Миссури, но и сейчас река неслась стремительным потоком коричневой жижи, достигая скорости шести, а то и семи узлов. Быстро, чертовски быстро. Вероятно, сегодня ночью Миссури разольется, открыв новые фарватеры. Белькуру и Маккензи придется как следует потрудиться, чтобы справиться с течением и удержать «Красотку» на привычном курсе.
Цицерон, поскуливая, льнул к ногам хозяина, и Хэл почесал его за ушами.
– Не дрейфь, парень. Не любишь грозу, да?
Из высоких труб валил густой серый дым вперемешку с пеплом и искрами. Серый цвет дыма свидетельствовал о том, что Нортон еще не добился максимальной температуры пара. Все же Хэл порадовался, что заранее изолировал трубы «Красотки» от контакта с хрупкими деревянными постройками.
Пожары на пароходах случались довольно часто. Речные суда строились из легкого мягкого дерева, чтобы иметь малую осадку и ходить по мелководью; пропитанные маслом и скипидаром, они хорошо высыхали, годами подвергаясь воздействию ветра и солнца. Не стоило также сбрасывать со счетов легковоспламеняющийся груз, дрова и уголь, который хранили в носовой части.
Как и в годы войны, Хэл предпринял на корабле усиленные меры безопасности. Жестяная крыша на капитанском мостике и навесной палубе являлась последним словом в области защиты судов от пожаров. Все ведра и бочонки на крышах и палубах «Красотки» были заполнены водой для борьбы с огнем.
Хатчер на «Спартанце» засыпал крыши песком, вместо того чтобы обить железом, считая, что металл снизит быстроходность судна; так поступали многие, и эта стратегия не подводила, если, конечно, песок не сдувало ветром и не смывало дождем.
Смерив реку долгим взглядом, Хэл стряхнул с ладоней крошки хлеба, когда, держась за руки, к нему безмолвно подошли Уильям и Виола.
– Готов?
– Да, – спокойно ответил рослый ирландец.
Все вместе они проследовали в рулевую рубку. Белькур и Маккензи стояли у штурвала и, обливаясь потом, боролись с огромным колесом, изо всех сил напрягая мышцы, вздувшиеся буграми на шее и плечах. Их сюртуки небрежно валялись в кресле-качалке, и на маленьком столике стояла кружка давно остывшего кофе. Застекленные окна по бокам были закрыты, а широкое окно впереди, никогда не застеклявшееся, частично заколочено досками, что обычно делали в непогоду, оставляя рулевым и лоцманам для обзора лишь узкую щель.
– Добрый вечер, джентльмены. Готовы смениться? – справился Хэл.
– О, мы можем продолжать в том же духе сутками, – пошутил Белькур, вместе с Маккензи заставляя «Красотку» сделать изящный поворот.
Когда Хэл снова заговорил, судно взяло новый курс.
– Все же я вынужден потребовать, чтоб вы позволили нам разделить с вами это удовольствие. – Он положил руку на штурвал рядом с рукой Белькура. Уильям сделал то же самое с другой стороны.
Могучая сила реки, вливаясь в ладони Хэла, растекалась к плечам. Расставив для устойчивости ноги, он противопоставил ей силу «Красотки», но течение оказалось сильнее, чем он предполагал.
Белькур отпустил колесо, и Хэл напряг мышцы. Почувствовав, что штурвал подвластен его воле, он немного расслабился.
Аналогичная смена произошла с другой стороны рулевого колеса, когда Уильям занял место Маккензи. Поначалу его напарник держался неуклюже, но сумел быстро подстроиться под Хэла и слушать его команды. Поскольку Уильям хорошо справлялся со своими обязанностями, менять его на Сэмпсона было незачем. Рассчитывая идти по вздувшейся реке всю ночь, Хэл хотел, чтобы все свободные люди находились на основной палубе, готовые в любую минуту убрать мусор или произвести срочный ремонт.
Белькур и Маккензи отступили и рухнули в кресла-качалки как подкошенные, словно ноги их больше не держали.
– Добрый вечер, джентльмены, говорит Нортон, – пропел из переговорной трубы знакомый голос.
– Рад слышать твой голос, Черный Джек, – бодро ответил Хэл.
Источая запах виски, сандвичей и кофе, в рубку вошел Роланд Джонс. Оба штурмана приняли кофе с радостью, а Виола, сидя на высоком табурете, попросила чаю.
– Согласно последней телеграмме, мы сократили разрыв со «Спартанцем» минут на тридцать, – объявил Бель-кур. – Остановиться Хатчер, естественно, отказался.
Хэл удивленно присвистнул.
– Поздравляю. Ты сумел приумножить свою славу самого стремительного рулевого.
Уильям тоже не преминул вставить хвалебное слово, воспользовавшись короткой передышкой перед следующим поворотом.
У Хэла взмокла спина, пока они старались удержать «Красотку» посреди фарватера, а река по-прежнему стремилась срезать угол, используя мощь энергии бурлящей воды и всего, что она несла с собой.
Менее чем в двух милях от них сверкнула молния, ударив в высокий вяз. Пелена дождя приближалась к ним с неизбежностью седьмой карты в покере, на которую так уповал а Розалинда.
– Уровень воды в Миссури поднялся фута на два по сравнению со вчерашним, – отметил Белькур. – Возможно, в районе Спринг-Крик все же откроется новая стремнина.
– Это сократит нам двадцать, а то и все тридцать речных миль, что составит час или больше по времени.
Мысли Хэла заметались, взвешивая возможности.
– Если штурману хватит отваги и везения, чтобы во тьме ночи двигаться незнакомым узким фарватером, – предупредил Белькур, – то в конце все равно придется пройти сквозь дубовый лес.
– Твоя правда, – согласился Хэл и начал готовиться к очередному повороту.
Небо вновь расколола вспышка молнии. Множество речных судов нашли погибель, рискнув в первый раз пройти неизвестным маршрутом даже средь бела дня, но Хэл надеялся, что Розалинда проспит всю ночь и опасный вояж не заставит ее волноваться.
– Мы вернемся через шесть часов, если только ты не решишь пришвартоваться на ночь, – нарушил молчание Белькур.
– Я планирую остановиться перед Граблями Дьявола. Возможно, паводок переместил их, так что проходить это место лучше при свете дня.
Маккензи с облегчением вздохнул и с шумом отхлебнул кофе.
Хэл усмехнулся. Он, конечно же, любит рисковать и способен провести судно по самому узкому из фарватеров, но вряд ли захочет проходить Грабли Дьявола ночью.
– Вот и хорошо, – промолвил Белькур умиротворенно. – Увидимся во время смены вахты в шесть утра. Удачи, мои друзья.
Вдвоем с Маккензи они покинули капитанский мостик, сбегая вниз по трапу, как мальчишки, удирающие от дождя.
Небо прорезала стрела молнии, прогремел гром. Высокое дерево на берегу с громким треском раскололось и медленно повалилось.
Бросив на него мимолетный взгляд, Хэл вновь сосредоточил внимание на реке. За час до захода солнца мир окутала черная мгла, разрываемая лишь вспышками молний.
С главной палубы донесся голос Сэмпсона, и О'Брайен позвонил в колокол, а спустя мгновение «Красотка чероки» уже кипела бурной активностью. Матросы и обслуживающий персонал задраивали иллюминаторы, закрывали трубы и вентиляционные отверстия специальными холщовыми накидками. О'Брайен церемонно выбил трубку, отмечая начало ночного пробега «Красотки». Глаза рулевых будут теперь прикованы к реке и берегам впереди, и ни один огонек или искорка на судне не должны отвлекать их внимание.
Новая вспышка молнии озарила тучи, за ней последовали вторая и третья. Окрестности огласились шипением и треском. Хэл не мог не признать, что такой неистовой грозы давно не видел.
Продолжая управлять судном, он напряженно вглядывался в реку в поисках малейших изменений потока. Стоячая волна свидетельствовала о затопленной коряге, рябь на воде – об отмели, вздутие воды – о внутреннем изгибе фарватера, меняющем его русло.
Уильям послушно повторял все движения Хэла; теперь они работали слаженно, как одна пара рук.
– Во время грозы вы обычно становитесь на причал? – поинтересовался Уильям.
– Нет, – ответил Хэл, а Виола засмеялась.
– Молния редко попадает в речные суда, – объяснила она. – Ветер представляет куда большую угрозу, поскольку может перевернуть судно.
– Но это справедливо скорее для Огайо или Миссисипи с продолжительными отрезками прямой воды, – уточнил Хэл. – Мы, конечно, остановимся в случае необходимости, если таковая возникнет.
Хэл и Уильям благополучно выполнили очередной поворот; их путь теперь почти непрерывно освещали вспышки молний и сопровождал громкий треск.
Решив, что настало подходящее время для вопросов, пока они одни, Хэл прикрыл переговорную трубу с машинным отделением и обратился к сестре:
– Ты не в курсе, Николас Леннокс был любовником матери?
Виола молчала.
– Скажи мне правду сейчас, пока мы живы. – Голос Хэла прозвучал с непривычной мягкостью. – Я не люблю вступать в бой, не зная, какое оружие заготовил против меня неприятель.
– Он был ее любовником десять лет, – ответила Виола нехотя.
– Их связывало что-нибудь еще, кроме физической близости? – Мать постоянно внушала мне, что я должен отправиться на Юг и воевать за дело конфедератов. Подозреваю, что она не только языком чесала, но и предпринимала кое-какие меры – например, шпионила или отправляла на Юг оружие.
– Так оно и было, – ответила Виола чуть слышно. – Как ты догадался?
Вот проклятие! Хэл надеялся услышать опровержение. Отец точно не вынес бы, если бы узнал, что его жена была предательницей.
По крыше рубки застучали первые тяжелые капли дождя.
– Во время войны много болтали, – заговорил Хэл хрипло, – о ее странном для дамы интересе к докам Цинциннати и армейским штабам например. И еще о ее флирте с видными людьми.
– Все это правда. Полагаю, Николас Леннокс помогал нашей матери в подрывной деятельности – в частности, переправлял оружие мятежникам.
Виола прислонилась лбом к спине мужа, и он тут же пробормотал что-то утешительное.
Хэл сопоставил кое-какие факты.
– Росс, вероятно, о чем-то пронюхал и заставил тебя выйти за него замуж. Какая жалость, что я ничего не знал, иначе утопил бы его в Огайо, чтобы тебе не пришлось с ним мучиться.
– Ну уж нет! Если бы я не стала женой Росса, а потом не похоронила его, то никогда не познакомилась бы с Уильямом, – возразила Виола, повышая голос, чтобы перекричать усиливающийся стук дождя по жестяной крыше.
Уильям снова сказал ей что-то по-ирландски, и она прыснула.
В этот миг новый разряд молнии озарил небо зловещим зеленым огнем, и тут же в рубку ворвалась Розалинда.
– Добрый вечер, – выдохнула она. Ее простое повседневное платье прилипло к телу, обтянув французский корсет.
– Здравствуй, любовь моя, – ответил Хэл.
Он мог бы предвидеть, что его маленькая картежница никогда не пропустит опасного приключения, подобного этому. Раз уж она пришла, то нужно чем-то занять ее голову. Он открыл переговорную трубу, чтобы Нортон мог слышать каждое слово.
– Розалинда, ты помнишь три мертвых дуба на вершине обрыва вблизи Спринг-Крик?
– Это те деревья на обрыве, частично подмытом с южной стороны?
– Точно. Теперь смотри внимательно и подай нам сигнал, как только их заприметишь. Через боковые окна ты увидишь гораздо больше, чем мы сквозь щели между досками.
Розалинда заняла положение у окна, выходящего на ту сторону, где ожидалось появление Спринг-Крик.
– Вот он, Хэл, – сказала она спустя несколько минут, – десять румбов по правому борту и примерно в миле отсюда.
Хэл посмотрел в указанном направлении, щурясь от задуваемых в щели водяных брызг. Вспышка молнии осветила берега и группу деревьев. Розалинда не ошиблась. Благодаря бурному потоку они достигли приметного места раньше, чем он предполагал.
– Нортон!
– Да, командир?
Хэлу пришлось кричать, чтобы быть услышанным сквозь стук дождя, барабанившего по крыше, громче, чем полковой оркестр.
– Притопи двигатели и будь готов к столкновению с препятствиями. Мы пойдем у Спринг-Крик новым фарватером.
Если Господь смилуется, они ни во что не врежутся и котлы не сорвет со стоек, подумал он.
– Слушаюсь, командир. Я передам информацию мистеру Сэмпсону.
– Спасибо. Вы, дамы, будьте готовы держаться крепче; сейчас нас немножко потрясет.
Хэл молил Бога, чтобы они уцелели и их не раскидало во все стороны, если «Красотка» наскочит на топляк, раздерет днище или лишится капитанского мостика, снесенного торчащими ветками. Ничего не поделаешь: чтобы нагнать Леннокса, он просто обязан сократить путь.
Вскоре перед носом «Красотки» замаячили три старых дерева, за которыми Миссури должна была сворачивать налево – там проходило ее русло неделю назад, – однако поток, вместо того чтобы сделать поворот, продолжал нестись по прямой.
Миссури прокладывала себе новый маршрут, выпрямляя массивную излучину заводи и сокращая путь до Канзас-Сити по меньшей мере на двадцать речных миль. Но успела ли она снести дубы у основания излучины? Не разнесут ли древние деревья «Красотку чероки» в щепки?
«Полный вперед!» – этот приказ Хэл передал в отделение без малейшего колебания.
– Дай ей жару, Нортон! – прорычал он. – А вы держитесь, леди!
Теперь он направлял свою любимую «Красотку» в неизведанные воды, освещаемые лишь вспышками молний. Подрагивая, судно устремилось вперед, завывая двигателями и выплевывая в небо облака золы. Сквозь зазоры между досками в рубку хлынула вода, заливая Хэлу глаза, и Цицерон тут же разразился лаем, словно хотел выразить поддержку хозяину.
Прямо перед «Красоткой» вырос ряд ив, отмечая край суши, являвшейся когда-то островом; между деревьями имелся просвет, где Миссури кипела и пенилась в титаническом усилии уничтожить землю.
Раздался треск. Одна из ив качнулась и, рухнув в воду, исчезла в потоке. Хэл немедленно скорректировал курс, направив судно вслед за унесенным рекой сваленным деревом.
Достигнув бывшей границы речного берега, где вода стояла не слишком высоко, «Красотка» взбрыкнула, но двигатели с ревом потащили ее дальше, как на его старой канонерской лодке, когда они протаранили укрепления мятежников в Мемфисе, и судно с трудом перевалилось через преграду.
Наконец они вышли на глубину. Течение здесь было быстрее, чем в главном русле, и река стремительно несла «Красотку» вперед, словно хотела скорее вернуть ее в фарватер. Над головой время от времени вспыхивали молнии, освещая путь. «Красотка» то и дело подпрыгивала, цепляясь днищем за невидимые кочки, но пока все шло благополучно. Ивы сгибались перед ней, скрываясь под корпусом, и затем за кормой распрямлялись, выныривая из воды.
Впереди замаячило дерево с нависающими над водой ветками, одна из которых представляла реальную угрозу для капитанского мостика, но речной поток вдруг сменил направление и заставил «Красотку» повернуться. Ее корма стремительно описала широкую дугу. Раздался громкий треск. Когда надстройка задрожала, Розалинда взвизгнула, но уже в следующий миг доблестное судно выровнялось и понеслось дальше, безмолвно проинформировав Хэла, что все осталось в полном порядке, включая трубы и балансировочные цепи.
– Что это было, черт подери? – крикнул Донован.
– Мы снесли крышу с прачечной! – прокричал Хэл в ответ. – Остальные части «Красотки» целы и невредимы.
Хэл очень надеялся, что сможет после вахты принять горячую ванну, а пока, обливаясь потом, удерживал судно в новом фарватере.
Молнии продолжали озарять небо под канонаду грома, и по прошествии некоторого времени Розалинда сообщила:
– Впереди появились дубы – это роща, указывающая на старое речное русло.
Слава Богу, Миссури уже прорыла новый рукав и смыла часть дубов, иначе «Красотка» либо разбилась бы о деревья, либо на многие дни застряла на мелководье.
Сверкнула молния, осветив Хэлу узкий проход впереди. Здесь река аккуратно снесла несколько дубов, но хватит ли ширины коридора для «Красотки»?
– Готов, Черный Джек?
– Да, командир.
– Тогда вперед на всех парах, и пусть отстающий пеняет на себя.
– А ну поддайте ей жару, ребята! – проревел Нортон, и «Красотка» устремилась в проем. Один могучий дуб затрещал и, сломавшись, ушел под воду; второй устоял, останавливая судно.
Хэл и Уильям переглянулись. Могучие двигатели ревели под их ногами, гребное колесо быстро набирало обороты, взбивая буруны. Вода бурлила и пенилась вокруг дубов. Цицерон лаял и повизгивал, явно прося о помощи. Наконец, издавая стоны, упрямый дуб неохотно сдался и рухнул. Освобожденная «Красотка» рванулась вперед, скрипом оповещая округу о преодолении каждого препятствия. Подпрыгнув в последний раз и подняв тучу брызг, она пробилась в старое русло.
Хэл громко выругался и закрутил штурвал, силясь развернуть судно, пока оно не врезалось в противоположный берег; Уильям бросился ему на помощь. Вдвоем они сумели-таки заставить «Красотку» повиноваться, и судно послушно взяло правильный курс.
Небо озарила очередная молния, и россыпь искр на фоне бледно-зеленого света засвидетельствовала местонахождение «Спартанца». Как и ожидал Хэл, «Спартанец» несся вперед на всех парах, но теперь благодаря предпринятому маневру «Красотку» от «Спартанца» отделяло всего несколько миль.
– Как ты думаешь, Хэл, мы нагоним их до Граблей Дьявола?
По-видимому, этот вопрос пришел в голову не только Розалинде, и Хэл пожал плечами.
– Ладно, тогда будем молиться, – сказала Виола. – Нам непременно нужно нагнать их, потому что Леннокс должен ответить за свои преступления.
Гроза длилась почти час. Выполняя повороты, Хэл вопреки привычке старался идти по внутреннему кругу, о чем красноречиво говорили ободранная краска на бортах и вмятины на обшивке. Люди Сэмпсона рьяно убирали обломки и в случае необходимости производили ремонт. Двигатели под руководством Нортона работали ритмично, разогнав «Красотку» до невиданной доселе скорости, однако вскоре судно начало сбавлять ход.
У лесного склада старой горы дрейфовала в сопровождении маленького буксира баржа. Матросы проворно сбросили на нее линь и, подтянув к борту «Красотки», перегрузили ее бесценный груз, после чего отпустили баржу восвояси. Загрузка дровами на ходу не имела такого распространения на Миссури, как на Миссисипи, но хозяин склада специально позаботился, чтобы оказать им эту услугу.
Эзра и Абрахам принесли на мостик еду и питье, и Хэл с Уильямом смогли перекусить, пока матросы на палубе пели душещипательные песни о колесницах, несущихся в небо.
Тем временем «Красотка чероки», окутанная клубами черного дыма и искрами, напрягая все силы, мало-помалу нагоняла «Спартанец». Дождь наконец прекратился, и тучи рассеялись; из-за них показалась полная луна. Перед ними лежала Миссури, залитая серебряным светом; вода в ней поднялась выше, чем несколько дней назад, и продолжала быстро прибывать, по мере того как ручьи и речки несли в нее дождевые потоки.
Два матроса сняли с переднего окна доски, чтобы ничто не мешало обзору. На берегах то тут, то там стояли группы людей, радостно приветствуя проходящую мимо «Красотку». В пенящейся воде крутились, то исчезая, то всплывая, всевозможные обломки и мусор. Когда подтопленные коряги представляли угрозу для безопасности судна, матросы шестами отпихивали их от борта.
Очередную опасность впереди они заметили издалека: конгломерат мертвых деревьев, переплетенных ветвями, не оставлял надежды на благополучное завершение плавания. Только топоры и пилы могли проделать проход для судна в этой непроницаемой стене. К счастью, бурное течение прибило этот завал к обрывистому берегу и «Красотка» проскочила мимо без приключений.
С северо-запада потянуло холодным ветром, принесшим с собой дыхание заснеженных горных вершин и зимних морозов. Поежившись, Виола быстро покинула рубку и вскоре вернулась вместе с Абрахамом, они принесли всем теплую одежду и кофе.
Неожиданно на нос «Красотки» посыпался сноп искр, вырвавшийся из труб «Спартанца», и Сэмпсон тотчас подал сигнал тревоги, после чего матросы с ведрами бросились тушить возгорание. Минуту спустя все снова пришло в норму.
Хэл внимательно смотрел вперед. До «Спартанца» оставалось не более мили; Нортону каким-то образом удалось немного увеличить скорость, и теперь расстояние между пароходами сокращалось еще стремительнее.
Наконец, миновав очередную излучину, они увидели перед собой «Спартанец» на расстоянии не более трех корпусов.
– Эй, на «Спартанце»! – прокричат Сэмпсон к рупор. – У вас на борту находится убийца. Немедленно остановитесь, и мы заберем его, чтобы доставить в Омаху.
– Никогда! – так же в рупор ответил Хатчер. – На моем судне нет убийц, и до Канзас-Сити я не остановлюсь!
– Ну вот: все идет, как я и ожидал, – пробормотал Хэл.
Аккуратно управляя судном в узком фарватере, он пристроился в хвост «Спартанцу». В это время на капитанский мостик поднялись Белькур и Маккензи. Прошло почти шесть часов с тех пор, как они сменились.
С близкого расстояния было видно, что «Спартанец» пережил куда больше столкновений с деревьями, чем «Красотка»; краска на его корпусе была ободрана, а одна из труб покосилась.
В машинном отделении «Спартанца» наблюдалась странная суета, что заставило Хэла нахмуриться. Неужели желание Хатчера экономить на всем в конце концов создало проблемы? Возможно, они не вычистили хорошенько паровые котлы и пароотводящие трубы забило грязью. Еще могли расшататься крепежные заклепки двигателя или парового котла. Или…
Вариантов поломок имелось множество, но, по-видимому, возникшие проблемы не были существенными, так как «Спартанец» продолжал быстро мчаться вниз по Миссури.
Применяя многочисленные хитрости, Хэл продолжал сокращать дистанцию между «Красоткой» и «Спартанцем» – теперь их разделяло всего два корпуса.
Тем временем Грабли Дьявола неумолимо приближались. Если Хатчеру хватит безрассудства броситься в этот лабиринт коряг и топляка во тьме ночи, он, безусловно, отыграет время у осторожной «Красотки». Прохождение Граблей Дьявола в ночи равнозначно протаскиванию иглы длиной в две сотни футов через терновые заросли замка Спящей красавицы.
Хэл заскрежетал зубами.
– Появился треугольный утес, – предупредил спокойный голос Розалинды. Чересчур спокойный. Этот утес служил опознавательным знаком двух крутых поворотов, сразу за которыми и начинались Грабли Дьявола. На вершине утеса горел небольшой костер, отбрасывая пляшущие тени; вокруг него толпились многочисленные зрители.
На первом повороте «Спартанец» заложил чересчур крутой вираж; «Красотка» последовала его примеру и зацепила берег, но на такие мелочи Хэл уже не обращал внимания.
Впереди на расстоянии менее трех корпусов замаячил второй поворот. «Спартанец» немного задержался с маневром, желая срезать угол, но Хатчер недооценил течение и конфигурацию фарватера, в результате чего пароход ударился кормой о берег и его развернуло поперек реки.
– Полный назад! – закричал Хэл и тут же позвонил в машинное отделение.
Бум! «Спартанец» с силой швырнуло к противоположному берегу. С деревьев с пронзительным криком взметнулась стая птиц. Послышался лязг и скрежет металла, от которого у всех, кто следил за происходящим, зашевелились волосы.
Люди на «Спартанце» с криками заметались по палубе.
Наконец течение оторвало пароход от берега, вернув в фарватер, и тут же на палубе «Спартанца» что-то громыхнуло. Следом раздался пронзительный вопль.
Гребное колесо «Красотки чероки» замедлило вращение, потом остановилось и начало вращаться в противоположную сторону, взметнув вверх гейзеры воды. Теперь все силы корабля были направлены на то, чтобы избежать столкновения.
Над главной палубой «Спартанца» взметнулся огненный вихрь; в звездное небо повалил густой черный дым, тогда как гребное колесо судна продолжало бешено крутиться.
– Господи помилуй, кажется, у них сорвало паровой котел, – прошептала Виола.
Между стойками палубы стали пробиваться языки пламени.
– Они потеряют судно в считанные минуты, – прошептала Розалинда сдавленным от слез голосом.
– Пятнадцать минут от силы, или, скорее, пять. Если повезет, то Хатчер успеет дотянуть до берега, – попытался успокоить жену Хэл.
Неуправляемый «Спартанец» понесло вниз по Миссури, и вскоре он скрылся за поворотом; однако из-за утеса по-прежнему валил густой дым, затягивая пеленой полную луну.
– Средний вперед, – скомандовал Хэл в машинное отделение.
Нортон среагировал незамедлительно, и «Красотка», устремившись вперед, минуту спустя обогнула излучину.
«Спартанец» несся прямо на спутанный клубок мертвых деревьев.
– Ого, они таки уже потеряли штуртросы, – пробормотал Белькур.
Огонь уже вовсю бушевал на палубе «Спартанца», сверкал сквозь стекла, и пассажиры с криками прыгали в реку. Зеваки на берегу пришли в неистовство; некоторые побежали вниз к кромке воды, чтобы оказать помощь терпящим бедствие.
По мере того как «Красотка чероки» приближалась к «Спартанцу», запах гари усиливался. Уильям произнес что-то на латыни, и Белькур эхом повторил его слова; оба они и следом за ними Виола перекрестились.
Пламя, объявшее «Спартанец», перекинулось на капитанский мостик, и огонь стал быстро распространяться, пожирая хрупкую надстройку.
– Спустить шлюпки и оказать помощь оставшимся в живых, – приказал Хэл матросам, направляя «Красотку чероки» на безопасную швартовку.
Прямо за «Спартанцем», как приглашение в ад, чернели, царапая торчащими сучьями залитое лунным светом небо, первые коряги Граблей Дьявола. Метал на крыше капитанского мостика «Спартанца» занялась огнем, взметнув в небо дым и фейерверк искр. Отныне этот пароход уже никогда не сможет претендовать на звание самого быстроходного пакетбота в низовьях Миссури, грустно подумал Хэл.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Речной дьявол - Уайтсайд Диана



Все хорошо, что хорошо кончается. И главный герой смог наконец осознать, что дети - это счастье)
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаЛале
24.03.2013, 12.12





Роман сразу вводит Вас в остросюжетную интригу с первых страниц. Также быстр и первый секс главных героев. Затем порно сцены (именно порно!!!) следуют так часто, что даже надоели. Ну а что делать, когда корабль плывет!. Но действие захватывает. Поражают родители главного героя: садюга папаша и нимфоманка мамаша. Так же интересно плыть по Миссури. Юморной кобелек к месту развлекает. В целом роман понравился. Рекомендую.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
7.05.2014, 10.28





Так себе на 6 баллов не больше. 1.Не верю, что можно не понять, что перед тобой девушка , а не парень - пусть даже она в мужском костюме. 2. Не верю, что мужчина который собирался жениться на девушке мог не узнать ее сидя с ней за одним столом. 3. Слишком много достаточно однообразных откровенных постельных сцен. 4. Верю, что неопытный парень 18 лет может заинтересоваться отношениями с 40 летней женщиной, но не верю, что 12 лет спустя- она может его интересовать, как сексуальный объект.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаНюша
8.05.2014, 1.02





Дорогая Нюша! Позвольте с Вами не согласиться с некоторыми моментами вашего отзыва. 1.Как врач на приеме я обратилась к отцу ребенка, назвав его ПАПОЧКА, а это оказалась МАМОЧКА. Поверьте! Ни по каким внешним признакам эту особу нельзя было признать женщиной.2. А он и узнал ее к концу карточной игры.4. Вполне может, если эта особа виртуозка орального секса.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
19.05.2014, 11.09





что-то многовато пошлятины., героиня ведет себя как последняя шлюшка, где же самоуважение, в конце концов!? не понравилось нисколько...
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаJane
25.05.2014, 11.55





Не фонтан.
Речной дьявол - Уайтсайд Дианавасилиса
17.10.2015, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100