Читать онлайн Речной дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Речной дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Речной дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

– Итак, вот и столица Небраски. – Ник Леннокс стоял, облокотившись о перила, на палубе «Спартанца» и наблюдал, как команда спускает сходни, чтобы пассажиры могли насладиться сомнительными прелестями Каунсил-Блаффс. Ниже по течению поблескивали трубы приближающейся к Омахе «Красотки чероки». – Большой мост и широкая река, готовая его снести, да группа построек, часть из которых имеет довольно крепкий вид. Интересно, кому-нибудь из местных приходило в голову замостить улицы?
– «Одни места гордятся красотой, другие – пролитою кровью. Омаха, что ни говори о ней, утрет всем нос своею грязью», – продекламировал Дженкинс между затяжками своей удивительно мерзко воняющей сигары. – Так, во всяком случае, писала одна местная газетенка.
– Описание представляется весьма точным, по крайней мере весной. Где это ты научился стихи декламировать?
Дженкинс пожал плечами.
– Мой отец был священником и заставлял сыновей, когда они его разочаровывали, заучивать стихи наизусть. Они до сих пор помогают мне, когда я хочу подзадорить толпу. Неудивительно, что Дженкинс мог спровоцировать мятеж быстрее любого другого подстрекателя. Леннокс улыбнулся.
– Все, что от вас требуется, сэр, – это сказать. Проблема будет решена, не успеете вы и глазом моргнуть. У меня есть кое-какие планы насчет этого речного судна, если нам суждено на него вернуться.
– Что ж, отлично. – Леннокс покосился на подельника. Он предложил награду в десять тысяч долларов за головы Донована и Линдсея, чтобы Дженкинсу было за что стараться.
– Добрый день, капитан Хатчер, – услышал он знакомый голос позади себя.
Алоиз Хатчер, как и его судно, терял лоск; его бычья грудная клетка, типичная для речных рулевых, казалась еще больше из-за широкой талии. В то время как «Спартанец» отчаянно нуждался в свежей покраске, некогда модная одежда Хатчера требовала ремонта и чистки. Однако пароход с боковыми гребными колесами доставил их в Омаху в рекордный срок, несмотря на бурное течение, а Хатчер до сих пор имел острое зрение и мог без устали следить за рекой.
– Добрый день, господа. Как видите, мы производим разгрузку судна и высаживаем пассажиров, чтобы приготовиться к дальнейшему плаванию. У вас есть какие-нибудь планы на вечер, мистер Леннокс?
– Да, я встречаюсь в городе с друзьями.
Неужели Хатчер все еще пытается втереться к нему в доверие? Ник с трудом сдержал раздражение.
Сообразив, что разозлил своего золотоносного гусака, Хатчер разразился длинной речью:
– В Омахе столько всего интересного, сэр, и полно всяких развлечений. Профессиональный бокс, петушиные бои, собачьи бои. Кому что больше нравится. Еще есть бордели, где женщины дерутся на арене. Потом можно купить себе одну из них, хотя большинство больны сифилисом. А может, вы со своим приятелем хотите…
– Довольно, – оборвал его Леннокс.
Женщины перестали его интересовать при первом же упоминании о сифилисе. Таких он предпочитал обходить за версту.
Хатчер закрыл рот, алая роза на его лице увяла. В этот момент тишину нарушил слащавый голос Дженкинса:
– Ваши предложения чрезвычайно интересны, но, боюсь, у мистера Леннокса другие планы.
– Разумеется, – сдержанно согласился Хатчер. – Надеюсь, он отлично проведет время на берегу.
Кивнув, Хатчер оставил их в покое и наконец отошел. Ленноксу не терпелось быстрее покинуть корабль и его капитана.
– А у тебя какие планы? – спросил он, в упор глядя на Дженкинса.
– Следить за Донованом, чтобы начать действовать при первой же возможности. Задумай он, скажем, поужинать в одиночестве в отеле «Коззенс» на берегу, и мы без труда возьмем его.
– Отлично. Я пересеку реку с заходом солнца, когда будет спокойнее, и останусь в городе до рассвета. Не посоветуешь, где можно поиграть в покер?
– В игорном заведении Алена, если вас интересует честная игра. Или Клаппера Билла – там играют более жестко.
– Что ж, благодарю и… удачи.
– И вам того же, сэр.
Слегка щурясь от заходящего солнца, Розалинда разглядывала город. «Красотка чероки» была единственным пакетботом первого класса, пришвартованным в этом месте. «Спартанец» стоял на причале у противоположного берега реки.
Последний раз Розалинда была здесь два года назад, в разгар лета, когда все разговоры сводились к негодованию по поводу пыли и пылевых бурь. Тогда она проводила время на крутом берегу и к кромке воды не спускалась, как и подобает молодой незамужней девушке, путешествующей с отцом.
Со своего теперешнего наблюдательного пункта ей открывался вид на грязную набережную, городские склады и салуны. Ряды деревьев за ними служили обозначениями более респектабельных улиц.
В целом город производил впечатление преуспевающего, хотя и вызывал некоторое недоверие. Даже с парой «кольтов» за поясом Розалинда не рискнула бы появиться на его улицах в одиночестве и была рада иметь Хэла в качестве сопровождающего. В его компании она забывала даже о тех опасностях, которые таила в себе вода.
Виола, облаченная в скромную одежду, тоже изучала город. Рядом с ней стоял Уильям Донован. Морган Эванс разглядывал Омаху бесстрастным и беспощадным взглядом охотника, а Маккензи и Белькур над ворохом телеграмм обсуждали последний паводок.
Когда в их разговор вклинился голос Хэла, у Розалинды стало тревожно на сердце. На поводке рядом с Хэлом вышагивал Цицерон; темные бусинки его глаз смотрели настороженно, уши торчали, словно ему не терпелось совершить что-то героическое.
– Готова сойти па берег, дорогая? Джентльмены?
– Конечно, – отозвалась Виола.
– Все знают, где проводить поиски? – осведомился Морган.
Уильям кивнул.
– Разумеется. Мы с Виолой займемся хорошими отелями, начиная с «Коззенса», Хэл и Карстерс прочешут деловой центр. Вы с Маккензи возьмете на себя район, прилегающий к реке, а Белькур просеет городские сплетни.
– Как мы договорились, – добавил Морган коротко, – в случае обнаружения Леннокса на глаза ему не попадайтесь. Отправьте сообщение в пакгауз «Донован и сыновья». Гиллеспи, менеджер компании, разыщет Уильяма и остальных. Если Леннокса в Омахе нет, встречаемся через два часа в «Вайоминге».
– Мы с Уильямом приглашены к Гиллеспи на ужин, – уточнила Виола. – У него недавно родился ребенок, и он хочет, чтобы Уильям стал крестным отцом.
– Весьма важное дело, – обронил Хэл, хотя сам никогда не соглашался брать на себя обязанности крестного отца.
Спустя несколько минут Донованы сели в наемный экипаж, а Белькура радостно встретила парочка джентльменов среднего возраста и тут же увела прочь. Эванс и Маккензи исчезли в ближайшем пакгаузе.
Хэл молча двинулся вверх по Фарпам-стрит, отстукивая тростью каждый свой шаг и не обращая внимания на тявканье Цицерона, который не мог пропустить ни одной местной шавки. Удивленная таким поведением, Розалинда попыталась привлечь к себе его внимание.
– Процветающий город, не правда ли?
– Правда.
Нет уж, лучше найти другую тему.
– Чем это воняет?
– Какой-то дохлятиной.
– Несет из-под настила. Хэл пожал плечами:
– Может, какая живность спряталась там от зимней стужи, а потом сдохла.
Розалинда подавила невольную дрожь. По крайней мере он с ней разговаривает и на реку смотреть не нужно.
– Кажется, Омаха не тот город, где убирают мусор.
– Нет. С другой стороны, в июне они собираются устроить здесь большой праздник в честь деревьев.
Розалинда от изумления чуть не споткнулась.
– Деревьев?
– Местные жители считают, что нужно привлекать больше людей к посадке деревьев.
«Праздник для деревьев? Впрочем, сады и рощи, несомненно, уменьшат количество пыли».
Хэл остановился на краю пешеходного настила перед большим салуном и внимательно огляделся по сторонам; Розалинда сделала то же. Она увидела набережную, «Красотку чероки» и несущиеся мимо бурные воды Миссури. В четырех милях, на восточном берегу, вздымались кручи Каун-сил-Блаффс.
Четыре мили. Она чуть не утонула в узком проливе Лонг-Айленда, на расстоянии менее двух миль от суши. От этих воспоминаний у Розалинды по коже побежали мурашки.
Повернувшись, Хэл зашагал дальше, едва не сбив с ног двух подвыпивших мужчин.
– Поторопись, – бросил он через плечо. – Нам нужно добраться до церкви до захода солнца.
«Церковь? Зачем ему церковь?» Неужели он намекает на долговременный союз? Невозможно. И вообще, он, кажется, ищет Леннокса.
Заметив в дверном проеме салуна двух собак, покрытых боевыми шрамами и вдвое больше его размерами, Цицерон угрожающе зарычал.
Проглотив застрявший в горле ком, Розалинда бросилась вдогонку за Хэлом.
– Я думала, мы идем в деловую часть города, – осторожно заметила она.
– После того как закончим дела в церкви. Нам нужно успеть до того, как священник уйдет на ужин.
Розалинда замерла на месте, вынудив Хэла повернуться. Она хотела, чтобы предложение руки и сердца ей сделали как полагается, а не на бегу.
Пианино в салуне заиграло сентиментальную песенку о потерянной любви. Мимо пронеслась открытая коляска с парочкой расфуфыренных и вульгарно накрашенных голубков, из-под копыт резвых лошадок, запряженных в коляску, разлетались во все стороны комья грязи. Однако ни Хэл, ни Розалинда в направлении экипажа даже не взглянули.
– Зачем нам церковь? – спросила Розалинда. Хэл сжал рот и снова огляделся.
– Чтобы обвенчаться, – ответил он с плохо скрываемым раздражением.
«И ни слова о любви?» Хоть они и находились в общественном месте и на ней был мужской костюм, признание в нежных чувствах определенно не помешало бы.
– Зачем?
– Это единственный способ защитить Виолу и Уильяма. Твои деньги могут стать порукой благожелательности Белкнапа и остановить Леннокса.
Цицерон разразился яростным лаем и получил достойный отпор со стороны враждебно настроенных собак.
«Деньги? Все, что ему нужно, – это мои деньги?» Розалинда вздрогнула как от удара. Леннокс хотел от нее того же.
Она попробовала получить другое объяснение:
– Это единственная причина? Хэл помрачнел.
– А что еще? Мы хорошие друзья и отлично ладим друг с другом.
«Только друзья?» Словно желая согреться, Розалинда обняла себя за плечи. Конечно, это не Леннокс, который принуждал ее к браку и потом убил лучшую подругу Розалинды за то, что та посмела вмешаться.
Хэл хочет на ней жениться. Галантный, обходительный Хэл, воплощение мечты каждой женщины. Она отчаянно искала повод, чтобы согласиться. Если он не осчастливит ее своей любовью, тогда, возможно, она найдет утешение в любви к рожденным от него детям.
– А как насчет детей?
– Я сделаю все, чтобы их не было.
Глаза Хэла стали непроницаемы, как у каменного истукана.
И тут Розалинда почувствовала, что в ней словно что-то надломилось. Боже, это, пожалуй, хуже, чем принуждение Леннокса.
– Нет, – ответила она холодно.
Свирепо лая, Цицерон бросился на своих обидчиков, но Хэл резко дернул его назад.
– Что «нет»? – удивился он.
– Брака не будет.
Внезапно Хэл схватил ее за плечи. Леннокс тоже схватил ее так, перед тем как застрелить Бриджит. Черная прогулочная трость Хэла с громким звуком упала на дощатый настил, как осколки ее разбитого сердца.
– Ты должна согласиться. – Он смотрел на нее так, словно рассчитывал убедить одним взглядом. – Я же сказал: это единственный способ сохранить жизнь Виоле и Уильяму.
Натягивая поводок, Цицерон заливался яростным лаем, из-за которого Розалинда почти не слышала слов Хэла.
– Никогда. – Она попыталась освободиться. – Пусти меня!
– Черт подери, Карстерс, ты выйдешь за меня замуж, даже если мне придется тащить тебя в церковь насильно! – Хэл встряхнул ее что было силы, и Розалинда инстинктивно подняла колено, готовясь нанести ответный удар. В отличие от ситуации с Ленноксом теперь ее костюм позволял драться.
Пес стремительно бросился на своих врагов, и поводок выскользнул из пальцев Хэла.
– Цицерон! – крикнул Хэл, пытаясь схватить кожаный ремешок. На тротуаре тут же возник клубок из рычащих животных.
Розалинда наступила каблуком сапога по ногу Хэла, и он, потеряв равновесие, отпустил ее. Этого ей хватило, чтобы броситься наутек. Линдсей метнулся за ней, но собачий клубок подкатился ему под ноги и он чуть не растянулся.
Розалинда бежала что есть силы. Она не могла позволить себе вновь оказаться в западне, в плену у мужчины, которому нужны только ее деньги.
– Карстерс! – взревел Хэл.
Господи, помоги ей. Если бы он хоть раз сказал «Розалинда», возможно, она возвратилась бы.
Свернув за угол, Розалинда понеслась сломя голову, словно за ней гналась вся округа. Бегать так быстро ей уже доводилось, когда она покинула дом опекуна, не желая выходить замуж за Николаса Леннокса. Бежать так быстро она была готова и в тот драматический момент, когда тонула яхта, погубившая ее мать и братьев.
Розалинда мчалась, перепрыгивая через ухабы, увертываясь от колес карет, и лишь одна мысль стучала в ее голове: «Нет, только не он!»
Наконец в каком-то темном переулке она остановилась и, тяжело дыша, прислонилась к стене, слушая неистовое биение своего сердца.
«Хэл, – стонало ее больное сердце. – Хэл».
Мало-помалу к ней вернулась способность видеть окружающий мир. В тени степы она заметила заплатку наледи. Солнце скрылось, освещая лишь конек крыши над головой. В проулке внизу сгущались сумерки. За одной из построек стояли составленные клети и бочонки, из расколотого ящика высыпался прогорклый сыр, и со стороны здания до нее донеслись пьяные голоса.
На земле сидела, шевеля усами, большая коричневая крыса и с любопытством смотрела на Розалинду, словно примеряя, за что лучше укусить. В руке Розалинды как по волшебству возник карманный флотский «кольт», и она уставилась на него в некотором недоумении, как будто не понимала, зачем ей эта штуковина.
Пришедший ответ вызвал потрясение. Слишком много времени провела она на «Красотке чероки», слишком часто спала с Хэлом. В результате она забыла о необходимости защищать себя от хищников, в изобилии водившихся в бедных кварталах.
Ее передернуло от отвращения. Больше двенадцати месяцев придется ей мириться со всевозможными паразитами, если она собирается прятаться от Николаса Леннокса без помощи Хэла.
Двенадцать месяцев. В этой крысе не меньше фута длины. Сколько еще подобных тварей предстоит ей встретить? Розалинда ощутила приступ тошноты, но переборола его. Ничего, она с этим справится и заново построит свою жизнь, чтобы в один прекрасный день – Господи, помоги – у нее появились любящий муж и прекрасные дети.
Розалинда вскинула пистолет и навела его на крысу. Огромная мерзкая тварь, находившаяся всего в шаге от ее ноги, застыла, только ее нос неистово подергивался. Бусинки глаз смотрели на Розалинду не мигая.
Не сводя с крысы яростного взгляда, Розалинда положила палец на курок. Она могла бы поспорить на тысячу долларов, что выстрел в этом районе ни у кого не вызовет тревоги.
Неожиданно крыса, словно спохватившись, метнулась в укрытие спаленных в кучу бочонков. Не успела Розалинда опомниться, как животного и след простыл.
И что же дальше? Ответ был прост: в Монтану.
Розалинда прислушалась к голосам, доносившимся из салуна. Большинство из них неприятно резали слух, но два на общем фоне выделялись своей грамотной и вежливой речью, хотя их владельцы тоже явно подвыпили. Один мужчина, похоже, был жителем Нью-Йорка.
– Речь шла о двух сотнях долларов, а не о пяти! – возразил он в сердцах.
Чувствовалось, что этот человек взбешен. При этом Розалинде показалось, что голос ей знаком. Она похолодела. Не может быть.
Продвигаясь вдоль стены, она подобралась поближе.
– Это было до того, как я ознакомился с бухгалтерской книгой, мистер, но теперь-то я знаю ее содержание. Вы заплатите мне пять сотен, или я найду того, кто даст более высокую цену, – заявил собеседник, очевидно, житель Запада.
Бухгалтерская книга? Розалинда осторожно заглянула за угол и увидела слегка приоткрытое окно рядом с узкой дверью. Чтобы услышать продолжение разговора, она вышла на тротуар и шмыгнула в укрытие дверного проема.
– Ладно, пять сотен, – нехотя согласился первый.
Боже правый, да это Леннокс! У Розалинды перехватило дыхание, а сердце, казалось, перестало биться. Она подняла револьвер, и тут же услышала шуршание бумаг и звон монет. Один мужчина – вероятно, Рипли, удачливый хранитель бухгалтерской книги Этериджа, – удовлетворенно хмыкнул. Потом что-то глухо стукнуло.
– Ну как, довольны тем, что видите, мистер?
– Вполне, – буркнул Леннокс тоном игрока, сорвавшего банк. – Такой удачи я не ожидал.
Розалинда прикусила губу, борясь с искушением. Как же она мечтала хотя бы раз увидеть этого человека, раздавленного неудачей. Хотя бы раз.
– Ну то-то же… – Рипли, казалось, был не менее счастлив, чем Леннокс.
Последовала пауза, в течение которой Розалинда слышала, как собеседники осушают стаканы. Расстояние от нее до Леннокса не превышало ярда; если она выстрелит в окно, встав за бочонками, то, возможно, успеет после этого убежать… Нет, на хладнокровное убийство она не пойдет. Но что еще она может сделать?
– Есть ли в городе хорошие игорные заведения? – поинтересовался Леннокс. – Я бы хотел отпраздновать наше знакомство игрой в покер.
Розалинда усмехнулась; Леннокс явно намеревался вернуть свои потраченные пять сотен. Что это – бедность или жадность? Какую взятку пришлось ему дать Белкнапу? Жалованье младшего партнера в «Данлеви и Ливингстоне» – должность которого занимал Леннокс – с трудом покрывало его расходы на одежду. Его семья уже много лет жила в стесненных обстоятельствах, имея в качестве единственного осязаемого источника средств к существованию лишь трущобные доходные дома его брата. По словам Донована, Ленноксу также достался в наследство незначительный капитал с серебряного рудника. Может, деньги – его слабое место?
– Первоклассные игроки посещают салун Дэна Алена. Есть здесь еще заведение Клаппера Билла, но оно для тех, кто любит места пошумнее, – ответил Рипли.
– Значит, салун Дэна Алена. Не хотите составить мне компанию?
Леннокс в игорном притоне? Среди азартных людей Нью-Йорка он имел репутацию заядлого игрока в покер, но славой мастера не пользовался. Розалинда, возможно, могла бы его обыграть, тем более что никогда не употребляла за карточным столом горячительных напитков. В игорных домах по рукам кочуют большие деньги…
– Нет, у меня ужин с друзьями, так что желаю удачи.
– Жаль, – разочарованно отозвался Леннокс, и по его тону можно было предположить, что он и впрямь на мели.
– Всего хорошего, мистер.
– Всего доброго, сэр.
Стукнул о стол стакан, со скрипом отодвинулся стул, и удаляющиеся шаги зашаркали по мостовой.
Розалинда задумалась. Если Леннокс проиграет за карточным столом все свои деньги, то его план потерпит крах и он не сможет нанять другую команду или снайпера. Возможно, все деньги, имеющиеся у него в наличии, лежат в его в карманах. Если ей повезет и она его обчистит, то он не сможет снова напасть на Хэла и Донована.
Разумеется, ключевая роль во всей этой истории отводилась бухгалтерской книге Этериджа. С ее помощью Леннокс мог шантажировать Белкнапа, добиваясь разорения Донована. За эту книгу он будет биться до конца. Если бы Розалинда завладела книгой, то смогла бы управлять Белкнапом и сделать Леннокса неопасным.
Решено, она разорит его сегодня в игорном доме Дэна Алена, где мошенничество за карточным столом не допускается. Выиграть там нечестным путем Леннокс не сможет, и ей лишь нужно сконцентрироваться и провести хорошую, жесткую игру. С долей удачи и солидной мошной она сумеет завладеть этой бухгалтерской книгой, и Ленноксу придется возвращаться в Нью-Йорк несолоно хлебавши.
Потом она отдаст книгу Доновану и отправится не домой, в Нью-Йорк, а в Монтану. Имея возможность пресечь дальнейшие нападки Леннокса на Хэла и Донована, Розалинда не обладала властью помешать Данлеви выдать ее замуж за Леннокса, а это означало, что до следующей весны ей придется скрываться.
К тому же этот простой план имел один существенный недостаток: если Леннокс узнает ее, то сможет потребовать возвратиться с ним в Нью-Йорк и обвенчаться.
При мысли о браке с хладнокровным убийцей у нее по спине побежали мурашки.
Но как он ее узнает? Это маловероятно. Правда, Хэл распознал женщину под мужским костюмом, а радости, с которыми он познакомил ее в спальне, сделали ее тело еще более привлекательным.
Розалинда со вздохом заставила себя прогнать воспоминания и вернуться к предстоящей встрече с Ленноксом. В предчувствии опасности у нее засосало под ложечкой, но под натиском логики она заставила страх отступить. Тень от шляпы скроет лицо, да и вряд ли Леннокс станет ее искать в подобном месте и к тому же около воды. Мужской костюм надежно замаскирует ее грудь и бедра, так что ей не грозит стать объектом его похотливых взглядов. Конечно, изредка он будет поглядывать на ее глаза и руки, но это неизбежно для игрока.
Если удача от нее не отвернется, это сработает и Леннокс разорится. Ради того чтобы нанести ему поражение, Розалинда готова была пойти на риск. Если же случится худшее и Леннокс вернет ее в Нью-Йорк, убить его и потом будет не поздно, пусть даже на ожидание удобного случая уйдет много лет.
Мстительно улыбнувшись, Розалинда спрятала «кольт» в кобуру. Тем или иным способом она уничтожит Леннокса, а там будь что будет.
Дездемона угрюмо смотрела на мужа. Не все ли ей равно, что погода этой весной переменчива и паводок грозит смыть весенние всходы пшеницы? Дав согласие пообедать на берегу с одним из деловых знакомых Ричарда, она и думать забыла, какой невероятной скукой веет от званых обедов в провинциальных городках – с довоенных времен она не заезжала дальше западных границ Сент-Луиса.
Правда, Ричард пообещал ей роскошь отдельной спальни на берегу. Пока он будет храпеть в комнате за соседней дверью, она сможет незаметно выскользнуть из гостиницы и встретиться с Николасом Ленноксом.
Ах, красавец Ники, с волшебными руками и языком. Ей нравилась секретность их связи, радость обладания таким красивым кавалером, тогда как остальные женщины ее возраста довольствовались лишь собственными мужьями.
Ники, безусловно, имел свои недостатки – он слишком часто напоминал ей об их связи, требуя послать Хэла на поиски наследницы Скайлер, и страшно разозлился, когда она усомнилась, что Хэл ее послушает. Он даже пригрозил, что расскажет Ричарду, как она в годы войны шпионила.
Что за несносный мальчишка! Он получит-таки свое, когда Хэл женится на малышке.
Кокетливо вскинув ресницы, Дездемона позволила подлить себе шампанского. Ее скучный сосед немедленно приосанился и удвоил усилия, живописуя пропавшую пшеницу во все более красочных подробностях, а под столом коснулся ее колена своим. Этот жест означал приглашение.
Дездемона почувствовала себя оскорбленной. Одно дело покорные, обещающие взгляды, но незнакомец, склоняющий ее к физическому контакту? Она немедленно заковала себя в броню великосветской дамы и, вскинув бровь, послала соседу безмолвный приказ отодвинуться. Будь он таким же прелестным, как Ники, она все равно не соблазнилась бы. Подлинная радость в ее жизни заключалась в восхищении общества; все остальное было лишь средством добиться еще большего признания или удовлетворения мельчайших прихотей.
Ее сосед поперхнулся и, вернув ногу на подобающее место, переключил разговор на оказание благотворительной помощи сиротам.
Дездемона одобрительно кивала, но думала о куда более приятных вещах. Сегодня ночью они с Ники снова станут любовниками, и тогда…
Пряча улыбку, Дездемона поднесла к губам шампанское.
Хэл соскреб с подошв сапог остатки грязи и вошел в отель «Вайоминг»; широкополая шляпа сидела на его голове с обманчивой небрежностью. Цицерон семенил следом. Холл блистал дорогой роскошью, в нем было тесно от постояльцев и посетителей, в вожделении бросавших нетерпеливые взгляды на большой ресторанный колокол.
Но все это мало волновало Хэла. Розалинда сбежала. Боже милостивый, неужели он испугал ее своим поведением? Он сказал правду, но у него язык не повернулся выразить свои чувства к ней.
Впрочем, может, это и к лучшему. Наверняка в скором времени она найдет другого мужчину, который будет боготворить ее, как она того заслуживает. При мысли о неизвестном парне, с которым она будет делить постель, Хэл яростно сжал кулаки, но тут же заставил себя расслабиться. Без него она будет счастливее. Лучшее, что он может для нее сделать, – это найти и уничтожить Леннокса.
В дальнем углу гостиничного холла с шикарными плюшевыми креслами и дорогим диваном, Хэл заметил Уильяма с Виолой. Уильям помахал ему рукой, и он, кивнув, направился к ним.
Глаза сестры, как и в детстве, смотрели на него с пристальным вниманием, не упуская ни малейшей детали в его облике. На ее лице появилось мимолетное выражение озабоченности, быстро сменившееся маской вежливости. Придвинувшись к мужу, она похлопала рукой по бархатному сиденью дивана:
– Сядь рядом со мной. Мы почти научили официанта, как готовить настоящий чай. Если предпочитаешь кофе, то Морган или Белькур закажут его для тебя.
– Спасибо, лучше чай.
Сохраняя прямую осанку и спокойное лицо, Хэл сел, и Цицерон, громко зевнув, свернулся клубком у его ног. Виола наполнила чашку и молча подала брату.
– Карстерс тоже к нам присоединится? – справился Уильям.
Хэл пожал плечами.
– Нет. Он ушел от меня. Уильям вскинул брови.
– Я предложил ему другую работу, но он отказался и предпочел уйти, – уточнил Хэл. На сердце у него скребли кошки, однако он был горд хотя бы тем, что голос не выдал его внутреннего уныния.
Цицерон тихо заскулил и потерся головой о ногу хозяина, и Хэл рассеянно погладил его.
– Понимаю, – мягко произнес Уильям. – Нам будет не хватать его.
Хэл насторожился.
– Он мог бы стать превосходным штурманом, – пробормотал Белькур. – Вода была для него, что дом родной.
Хэл покачал головой.
– Довольно об этом. Вы видели Леннокса?
– Никаких следов.
Черт! Сейчас Хэл не отказал бы себе в удовольствии разбить ублюдку голову.
– Надеюсь, мы навестим сегодня Гиллеспи? – спросила мужа Виола. – Если ты не против, я бы хотела взглянуть на младенца.
Уильям с нежной улыбкой поцеловал жене руку.
– Конечно.
Она ответила ему исполненным любви взглядом, от которого у Хэла сжалось сердце. Жить с Розалиндой в любви и доверии…
Он громко отхлебнул из чашки.
– А разве Гиллеспи с женой живут не за городом? – удивился Эванс. – Вы что, планируете остаться у них на ночь?
– Планировали, – кивнул Уильям. – Я бы хотел переночевать у них, чтобы не нарваться ночью на бандитов.
– Хорошая идея, – поддержал его Хэл. – При свете дня будет легче заметить на реке коряги и плавень, когда мы поплывем в Сиу-Сити.
– А у меня будет время получить ответы на телеграммы в Сиу-Сити, – добавил Белькур.
– Сможет Абрахам сегодня ночью нести караул на «Красотке»? – осведомился Эванс, обдумывая варианты.
Виола прыснула.
– Не завидую бедняге, которому вздумается напасть на судно, охраняемое Абрахамом!
Уильям рассмеялся.
– Да будет так, моя дорогая. Конечно, он может подежурить, если Хэл не против.
– Со всем удовольствием.
Однажды Хэл видел, как Абрахам Чанг дерется; это было, когда Пол Леннокс похитил Виолу. Он тоже сочувствовал тому, кто попытался бы проскользнуть незамеченным мимо китайского воина.
– А что остальные, составят нам компанию? – спросил Уильям, останавливая взгляд на Хэле. – Гиллеспи и его жена весьма гостеприимные люди и очень гордятся своим первенцем. Уверен, они радушно примут вас.
Хэл поморщился. «Счастливая чета с новорожденным ребенком? Нет». Краем глаза он уловил, что и Белькур рядом с ним тоже поморщился.
– Хорошо молодым. – Белькур хмыкнул. – Вы умеете ворковать с детишками, а я предпочту поиграть в покер и поделиться новостями со старыми приятелями.
– Звучит неплохо. Ну а ты, Морган? – спросила Виола.
– Я решил остаться в городе, неподалеку от «Красотки чероки». Поужинаю и пропущу несколько стаканчиков.
Он беспечно развел руками.
– Типично мужское занятие, – безжалостно подытожила Виола.
Эванс поклонился.
– Возможно, Линдсей захочет ко мне присоединиться.
– С радостью.
Лучше провести время с таким же холостяком, как он, чем находиться в доме, которого у тебя никогда не будет, подумал Хэл.
– Значит, встречаемся завтра утром на «Красотке чероки», час спустя после восхода, – провозгласила Виола.
Уильям в знак прощания поднял чашку с чаем.
– До завтра.
Первый день без Розалинды. На скулах у Хэла заходили желваки, но все же он присоединил свой голос к всеобщему хору:
– До завтра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Речной дьявол - Уайтсайд Диана



Все хорошо, что хорошо кончается. И главный герой смог наконец осознать, что дети - это счастье)
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаЛале
24.03.2013, 12.12





Роман сразу вводит Вас в остросюжетную интригу с первых страниц. Также быстр и первый секс главных героев. Затем порно сцены (именно порно!!!) следуют так часто, что даже надоели. Ну а что делать, когда корабль плывет!. Но действие захватывает. Поражают родители главного героя: садюга папаша и нимфоманка мамаша. Так же интересно плыть по Миссури. Юморной кобелек к месту развлекает. В целом роман понравился. Рекомендую.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
7.05.2014, 10.28





Так себе на 6 баллов не больше. 1.Не верю, что можно не понять, что перед тобой девушка , а не парень - пусть даже она в мужском костюме. 2. Не верю, что мужчина который собирался жениться на девушке мог не узнать ее сидя с ней за одним столом. 3. Слишком много достаточно однообразных откровенных постельных сцен. 4. Верю, что неопытный парень 18 лет может заинтересоваться отношениями с 40 летней женщиной, но не верю, что 12 лет спустя- она может его интересовать, как сексуальный объект.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаНюша
8.05.2014, 1.02





Дорогая Нюша! Позвольте с Вами не согласиться с некоторыми моментами вашего отзыва. 1.Как врач на приеме я обратилась к отцу ребенка, назвав его ПАПОЧКА, а это оказалась МАМОЧКА. Поверьте! Ни по каким внешним признакам эту особу нельзя было признать женщиной.2. А он и узнал ее к концу карточной игры.4. Вполне может, если эта особа виртуозка орального секса.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
19.05.2014, 11.09





что-то многовато пошлятины., героиня ведет себя как последняя шлюшка, где же самоуважение, в конце концов!? не понравилось нисколько...
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаJane
25.05.2014, 11.55





Не фонтан.
Речной дьявол - Уайтсайд Дианавасилиса
17.10.2015, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100