Читать онлайн Речной дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Речной дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.08 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Речной дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Речной дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

– Отбой тревоги, – объявил Хэл, входя в каюту Сэмпсона и закрывая дверь. – Мы сменили стоянку и пришвартовались к маленькому островку посреди реки – это самое безопасное место, которое можно найти до наступления темноты.
С момента снайперской атаки прошло два часа, но команда и пассажиры «Красотки чероки» все еще никак не могли успокоиться. Теперь судно патрулировали четыре вооруженных человека; отменные стрелки, они были готовы в любой миг убить злоумышленника. Абрахам Чанг, слуга Уильяма, известный непревзойденными бойцовскими качествами, дежурил в кормовой части штормового мостика, в то время как Розалинда – в носовой, возле капитанской каюты. Для Хэла это был наипростейший способ держать ее поблизости.
Хэл попросил у Сэмпсона разрешения занять его каюту, чтобы все свидетели атаки – он, Эванс, Уильям и Виола – могли поговорить без посторонних. Сэмпсон хотя и был рукоположен в сан, но, смерив Хэла продолжительным взглядом, кивнул.
Его каюта, как и надлежит капитану «Красотки чероки», была самой большой на борту и располагалась прямо под рулевой рубкой, занимая всю ширину палубы. Окна в трех стенах, задернутые плотными шторами из белой парчи, позволяли капитану следить за тем, что происходит на судне. Внутренняя обстановка была дорогой, но функциональной и включала письменный стол, два стула и большую кровать. Как и в пассажирских каютах первого класса, на полу лежал богатый брюссельский ковер, создавая контраст с белыми стенами, украшенными гравюрами на библейские сюжеты. Нотку дисгармонии вносили лишь маленькие кружки из некрашеного дерева, которыми корабельный столяр заткнул пулевые отверстия, обещав завтра их покрасить.
– Готов к разговору, Морган? – осведомился Уильям, сидя с перевязанной головой на кровати Сэмпсона и обнимая одной рукой Виолу. Пятна крови на ее кружевных манжетах свидетельствовали, что ей пришлось немало поработать в попытке привести голову мужа в порядок.
Морган Эванс был одет в ту же пыльную фланелевую рубаху и холщовые брюки, в которых выслеживал снайпера, что являло разительный контраст с его привычным элегантным обликом и аристократическими манерами. Его каштановые волосы и кавалерийские усы были аккуратно подстрижены, но подбородок покрывала тень однодневной щетины, а на щеке алели следы свежих царапин, оставленных ветками во время засады на снайпера.
– Ты уверен, что твой ученик не станет болтать? Сквозь тонкие переборки слышно лучше, чем сквозь бархатные занавески моей бабки.
– За Карстерса я ручаюсь, – буркнул Хэл.
– Я тоже, – согласился Уильям. – Давайте приступим к делу.
Сделав несколько кругов по просторной каюте, Эванс начал первым:
– Прошлой осенью, отправляясь с миссис Донован в свадебное путешествие, Уильям поручил мне контроль над всеми делами компании «Донован и сыновья». Постепенно я заметил, что число новых военных заказов значительно снизилось. К тому же армия аннулировала несколько уже подписанных контрактов. В феврале проблемы закончились, и я решил, что это были временные затруднения, вызванные недальновидностью какого-нибудь интенданта. Все же надо было этот вопрос расследовать.
«Февраль? Не в это ли время благотворительные организации подали исковое заявление в суд, чтобы завладеть наследством Розалинды, и суд заморозил доступ к финансам Скайлер?»
– Мы уже обсуждали эту тему, так что продолжай, – попросил Уильям.
– Я докладывал тебе обо всем, и в конце марта ты уехал в Вашингтон, чтобы провести расследование с помощью своих старых связей, а я отправился в командировку по делам «Донована и сыновей».
– Тогда ни один из моих источников не располагал никакими сведениями, – подхватил нить повествования Уильям. – А если кто и располагал, то предпочитал молчать. Когда нам с Виолой пришлось уехать, чтобы успеть в Канзас-Сити и на «Красотку чероки», я поручил Моргану продолжать расследование, используя любые методы, какие он сочтет необходимыми.
– Любые необходимые методы? – вмешалась Виола. – Могу я называть вещи своими именами, Морган?
– Разумеется.
– Во время войны Морган служил в сопровождении у Бедфорда Форреста, – пояснила Виола, – и научился отлично вести слежку.
– Поздравляю, – искренне сказал Хэл. – Напомни мне, чтобы даже не старался что-либо от тебя скрывать.
– Я побеседовал как южанин с южанином с одним клерком из военного министерства, ответственного за наши контракты, – продолжил Эванс. – Он намекнул, что проверка кое-каких банковских счетов могла бы прояснить дело. Оказалось, что депозиты приходили из Нью-йоркского банка, и тамошний клерк не отказался снабдить меня полезной информацией, после того как я дал ему на лапу. Уильям Уорт Белкнап, министр обороны, получал взятки от твоего врага, и каждый раз, когда он аннулировал очередной контракт компании «Донован и сыновья», на его личных счетах немедленно появлялись значительные депозиты.
– Ничего удивительного, – усмехнулась Виола. – Его деятельность, связанную с продажей оружия французам, теперь расследует сенат.
– Может статься, что он таки выйдет сухим из воды. Этот человек изворотлив как уж, – заметил Хэл.
– Так ты его знаешь? – удивился Уильям. Хэл пожал плечами.
– Встречался несколько раз. Очень преуспел во время войны. Только что похоронил красивую жену со склонностью к роскошной жизни и теперь собирается жениться на ее сестре с еще большими запросами.
– Наряды из Парижа недешево стоят, – заметила Виола. Эванс кивнул.
– Тем же самым занимается он и в Вашингтоне. Там в открытую говорят, что ему нужно дать взятку, если хочешь вести бизнес с армией, – проворчал Уильям.
– А ты не заплатил, – вздохнула Виола.
– Я заплатил, но не так много, как следовало.
– Итак, он не прервал армейские контракты с «Донованом и сыновьями», – медленно произнес Хэл, размышляя над фактами.
– Не сразу, но в течение последних четырех месяцев.
– А почему?
– Николас Леннокс, – ответил Эванс. – Я проследил за депозитами до Нью-йоркского банка и откуда они поступали. Клерк оказался довольно разговорчивым – после того, как ему позолотили ручку.
– Речь идет о младшем брате Пола Леннокса, – уточнила Виола, – банкире и гаде ползучем со злобным характером. Он платил Белкнапу, чтобы разорвать все деловые связи «Донована и сыновей» с армией. А начал он с нападок на самого Уильяма – стал распространять о нем лживые слухи, чтобы испортить репутацию.
– Леннокс банкир, верно? Может, он обворовывал своих клиентов? – предположил Эванс.
Отец Розалинды умер четыре месяца назад, почти сразу после Нового года. Может, этот тип незаконно использовал деньги Розалинды? Хэл чуть не зарычал. Если это так, то неудивительно, почему Леннокс бросил все силы, чтобы жениться на ней и заполучить все, особенно после того, как благотворительные организации убедили суд наложить арест на имущество Корнелиуса Скайлера.
– Но откуда у него столько денег? – задумчиво спросил Уильям.
– Да уж, пяти тысяч определенно не хватит, чтобы прервать контракт.
Хэл начал мерить шагами каюту.
– Никто не в состоянии долго платить такие деньги. Даже коммодор Вандербилт нашел бы это обременительным.
– Я могу, – медленно сказал Уильям.
– После дождичка в четверг! – фыркнула его жена. – Ты слишком упрям.
– Но что, если вопрос не в деньгах, а в чем-то другом? – предположил Эванс.
– Например? – спросил Уильям.
– Бухгалтерская книга Джебедаи Этериджа.
– А кто это? – удивилась Виола.
– Джебедая Этеридж был любимым маркитантом Гранта во время войны; он даже последовал за генералом на восток, чтобы тот мог пить именно тот кофе, который любил. – Хэл внимательно посмотрел на Эванса. – Недавно Этеридж стал маркитантом в Форт-Макгоуне, где продавал продукты, табак, алкоголь и тому подобное солдатам и индейцам, но месяц назад погиб во время налета индейцев.
– Верно, погиб, – согласился Эванс.
– Белкнап торгует этими местами с тех пор, как сел в свое кресло, – задумчиво заметил Уильям. – Солидная сумма сразу, чтобы получить должность, и помесячные или поквартальные платежи потом. Если в бухгалтерской книге Этериджа имеются подробности относительно этих платежей…
– Тогда даже президент Грант из могилы вряд ли спасет своего друга от грядущего суда. Зато человек с бухгалтерской книгой Этериджа может шантажом заставить Белкнапа делать все, что угодно, – закончила Виола мысль мужа.
– Точно. – Эванс кивнул.
По словам клерка, Леннокс узнал о бухгалтерской книге от одного своего знакомого и тотчас приложил необходимые усилия, чтобы приобрести ее.
– Так она у него? – Хэл вскинул голову.
– Пока нет. Преемник Этериджа, Джеймс Рипли, поехал с ней на восток. Торги должны состояться на этой неделе, а у него в Каунсил-Блаффс и Сиу-Сити имеются родственники, так что встреча произойдет на Миссури.
– Где именно?
– Возможно, в Сиу-Сити, – предположил Эванс.
– Возможно?! – воскликнула Виола. – Мы должны помешать Ленноксу приобрести эту книгу, а вы не знаете, куда идти.
Эванс развел руки.
– Мой информатор сказал: либо Сиу-Сити, либо Омаха. Я склонен думать, что Сиу-Сити, поскольку Омаха – город «Юнион Пасифик», а эта компания имеет поддержку «Креди мобилье», откуда Леннокс был уволен три года назад.
– И за что же?
– Кузен Дункан говорит, что Леннокса обнаружили в постели с двумя директорскими женами, – рассеянно ответил Хэл, мысленно определяя расстояние до Сиу-Сити.
– Какая ненасытность, – хмыкнула Виола.
– Омаха находится ближе к Форт-Макгоуну, так что, вероятно, это место удобнее для Рипли, – задумчиво произнес Уильям.
– Ставлю на Сиу-Сити, куда Леннокс сумеет добраться, не пользуясь услугами железнодорожного сообщения, – не унимался Эванс. – После этого он сможет вернуться в Вашингтон, к Белкнапу, меньше чем за неделю.
– Звучит вполне логично, – заметил Уильям.
– «Красотка» дойдет до Омахи завтра к вечеру, и там ей придется задержаться на ночь. – Хэл кивнул. – Завтра мы сможем поискать Леннокса и Рипли, на тот случай если они и впрямь там окажутся. Если нет, то с первыми лучами солнца мы отправимся в Сиу-Сити. В городе они вряд ли отважатся на второе нападение.
– И когда мы найдем их…
– То заберем бухгалтерскую книгу, – закончила мысль мужа Виола. – С применением силы, если понадобится.
Губы Хэла медленно сложились в невеселую улыбку. «Сила. О да, если понадобится, мы будем сражаться». И на этот раз Ленноксу не уйти, как во время ссоры под стенами игорного притона в Филее или во время дуэли в доме его сестры. Он просто обязан положить конец угрозам в адрес сестры и ее семьи, а заодно защитить Розалинду.
Когда Хэл, увидев Розалинду в накидке из непромокаемой ткани, терпеливо ожидающую на штормовом мостике его возвращения, у него потеплело на сердце. Скользнув по нему взглядом, Розалинда уставилась на реку с тем же скучающим и в то же время настороженным выражением, которое он так часто наблюдал у часовых во время войны. Ее серые глаза то и дело оглядывали местность, тогда как тело было расслаблено, хотя руки могли в любой момент пустить в ход оружие.
– Что-то случилось? – тихо спросил Хэл, спускаясь вниз на несколько ступенек. Дождь прекратился, и судно было теперь окутано густым речным туманом.
Розалинда покачала головой.
– Они опознали снайпера. Бродяга, известный своим подлым характером и жадностью до денег. Не слишком хороший стрелок, слава Богу.
– Аминь – отозвался Хэл, вспоминая струйку крови на лице Уильяма и ужас в глазах Виолы при виде крови. Меткий снайпер мог бы убить Уильяма первой же пулей и сразить следующей Виолу. Боже правый, он сам мог погибнуть и никогда больше не увидеть Розалинду.
Хэл снял шляпу и пробежал рукой по волосам; его пальцы дрожали. Он был твердым как скала, когда вел эскадру в район Виксберга, но мысль никогда больше не увидеть эту рослую длинноногую женщину с высокой грудью почему-то лишала его присутствия духа.
Наконец Хэл надел шляпу и повернулся.
– Вы собираетесь идти спать, сэр? – спросила Розалинда.
– Да. И ты идешь со мной. – Он должен был до нее дотронуться, должен был убедиться, что все еще жив, а она все еще принадлежит ему.
Пока шли к каюте, Хэл снова попытался завязать разговор:
– Есть какие-нибудь соображения?
– Все это достаточно убедительно, сэр. Леннокс принимал участие во многих вашингтонских сделках своего банка и легко мог узнать, кто ведет дела с армией.
Хэл вздохнул.
– Как ты думаешь, Леннокс поедет в Омаху или в Сиу-Сити?
– В Сиу-Сити, – быстро ответила Розалинда.
Оказавшись на главной палубе, они двинулись по прогулочной галерее в сторону каюты, и тут Розалинда сказала:
– Сэр, многие из членов правления «Креди мобилье» ненавидят Леннокса и из кожи вон лезут, чтобы погубить его. Появиться в Омахе значило бы разозлить их сверх меры. Сиу-Сити куда спокойнее.
– Согласен. Но мы все равно обойдем в Омахе все гостиницы и игорные притоны на случай, если он все же там объявится.
Они вошли в каюту, и Цицерон, проскользнув мимо, сразу направился к раскладушке.
Неожиданно Розалинда нахмурилась.
– Я могла бы помочь в ваших поисках, – предложила она и задумчиво посмотрела Линдсея. – Я лучше вас знаю, как выглядит Леннокс.
– Нет, это слишком опасно. Давай поищем другой выход. – Хэл склонился над Розалиндой, и она откинула голову, поднимая к нему лицо. Он поцеловал ее, едва касаясь губами, усы щекотали ее кожу, вызывая дрожь во всем теле. Хэл наслаждался мягкостью ее подвижного языка и крепостью прохладных зубов. Его руки заскользили по ее плечам – таким хрупким и сильным, – потом по спине… Какая же она красивая, черт возьми, и как приятно чувствовать ее под своими ладонями.
Оторвавшись от Розалинды, Хэл поднял голову, и она посмотрела на него затуманенными глазами.
– Слишком много одежды, – ответил он на ее безмолвный вопрос.
– Да. – Розалинда начала расстегивать сюртук.
Хэл подошел сзади и пощекотал носом ее шею.
Охваченная дрожью, Розалинда застонала и в бессловесном приглашении изогнула шею, но Хэл не торопился. Он медленно стянул с ее плеч рубашку, чуть прикасаясь к ней руками.
– Не спеши, – тихо произнес он.
– Но я едва стою на ногах. – В ее хриплом голосе сквозило желание.
– Обопрись о дверь ладонями, только сначала сними рубашку.
– Но, Хэл… – Розалинда хотела возразить, но тут же осеклась.
Хэл пощекотал языком точку, где бился ее пульс, и с удовольствием увидел, как по ее коже побежали мурашки. Если он останется за ее спиной, то она не заметит, как трясутся у него руки. Боже милостивый, он чуть было ее не потерял.
Бормоча что-то под нос, Розалинда стянула рубашку и бросила ее на стул, потом повернулась к двери и положила на нее руки. Сквозь фрамугу в противоположной стене в каюту вливался свет из салона, озаряя четкий изгиб ее спины.
– Хэл, прошу тебя…
Линд сей хмыкнул и легонько заскользил пальцем по ее спине, лаская по очереди каждую выступающую косточку позвоночника; потом его ладони легли на ее лопатки и поднялись к ключицам.
– Прелесть, – сказал он глухо, касаясь ее губами.
– О Боже, Хэл! – Голова Розалинды безвольно упала вперед.
Он начал спускаться вниз по ее спине, исследуя и лаская губами, зубами и языком каждый дюйм ее кожи. Его ладони и кончики пальцев тоже не бездействовали, заставляя ее вздрагивать и шептать его имя. Время от времени Хэл поигрывал с ее упругой грудью и мягким животом, получая удовольствие от того, как она изгибается и дрожит под его руками.
Где-то на задворках его сознания промелькнула мысль, что их могут услышать, но Хэл тотчас ее отогнал: сейчас ничто не имело значения, кроме этой женщины и желания навсегда запечатлеть ее в своей памяти.
Розалинда крутила бедрами, предлагая себя и вызывая у Хэла приступы нестерпимого желания.
Опустившись на колени, он начал нежно пощипывать губами сквозь ткань округлость ее ягодиц, и Розалинда зажала рот рукой, чтобы не закричать.
– Хэл, пожалуйста. Ты убиваешь меня.
Ее голос прозвучал жалким хрипом. Хэл почувствовал, как дрожат ее бедра в преддверии экстаза. Стимулируя ее пальцами, он усилил давление руки, и она, всхлипнув, кончила, после чего обмякла и прильнула к его телу. Тогда Хэл поднял ее и положил лицом вниз поперек кровати, оставив ноги на полу. Мгновение спустя, стянув с нее остатки одежды, он пристроился у нее между ног.
Розалинда снова застонала, и когда ее бедра пришли в движение, он грубо овладел ею, вздрогнув, как «кольт» после выстрела. От близости с ней все его мысли мгновенно испарились, и он превратился в спаривающегося жеребца.
Розалинда встретила его жаркая и влажная, как воплощение сокровенной мечты, и он крепко обнял ее за плечи, чтобы быстро и мощно пуститься вскачь. Она выкрикнула его имя, и они слились в единстве его жесткой твердости и ее ласковой влажности.
Увы, так не могло продолжаться вечно. Чувствуя приближение развязки, Хэл попытался ее отсрочить, балансируя на краю экстаза, чтобы совершить еще один восхитительный нырок в омут, но не смог.
Когда Розалинда содрогнулась и сжала зубами свою руку, чтобы подавить стон, вызванный первой волной оргазма, Хэл лишился последних крох самоконтроля.
Сомкнув рот в гримасе боли и наслаждения, Хэл сдался на милость страсти, потом обмяк на ней и долго лежал в неподвижности, постепенно возвращаясь к реальности. Зашевелился он только тогда, когда его слух уловил звук ее размеренного дыхания. Улыбнувшись, он освободил Розалинду от груза своего тела. Хватит, сегодня он больше ее не тронет.
Помедлив минуту, Хэл поднялся и остановил взгляд на возлюбленной. В тусклом свете, сочившемся сквозь фрамугу, она была прекрасна и обольстительна, как Афродита. Он протянул к ней руку, но тут же отдернул. В Форт-Бентоне она сойдет на берег, чтобы так же внезапно исчезнуть из его жизни, как и появилась.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Речной дьявол - Уайтсайд Диана



Все хорошо, что хорошо кончается. И главный герой смог наконец осознать, что дети - это счастье)
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаЛале
24.03.2013, 12.12





Роман сразу вводит Вас в остросюжетную интригу с первых страниц. Также быстр и первый секс главных героев. Затем порно сцены (именно порно!!!) следуют так часто, что даже надоели. Ну а что делать, когда корабль плывет!. Но действие захватывает. Поражают родители главного героя: садюга папаша и нимфоманка мамаша. Так же интересно плыть по Миссури. Юморной кобелек к месту развлекает. В целом роман понравился. Рекомендую.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
7.05.2014, 10.28





Так себе на 6 баллов не больше. 1.Не верю, что можно не понять, что перед тобой девушка , а не парень - пусть даже она в мужском костюме. 2. Не верю, что мужчина который собирался жениться на девушке мог не узнать ее сидя с ней за одним столом. 3. Слишком много достаточно однообразных откровенных постельных сцен. 4. Верю, что неопытный парень 18 лет может заинтересоваться отношениями с 40 летней женщиной, но не верю, что 12 лет спустя- она может его интересовать, как сексуальный объект.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаНюша
8.05.2014, 1.02





Дорогая Нюша! Позвольте с Вами не согласиться с некоторыми моментами вашего отзыва. 1.Как врач на приеме я обратилась к отцу ребенка, назвав его ПАПОЧКА, а это оказалась МАМОЧКА. Поверьте! Ни по каким внешним признакам эту особу нельзя было признать женщиной.2. А он и узнал ее к концу карточной игры.4. Вполне может, если эта особа виртуозка орального секса.
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,66л.
19.05.2014, 11.09





что-то многовато пошлятины., героиня ведет себя как последняя шлюшка, где же самоуважение, в конце концов!? не понравилось нисколько...
Речной дьявол - Уайтсайд ДианаJane
25.05.2014, 11.55





Не фонтан.
Речной дьявол - Уайтсайд Дианавасилиса
17.10.2015, 13.22








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100