Читать онлайн Бессонные ночи, автора - Уайт Тиффани, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бессонные ночи - Уайт Тиффани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бессонные ночи - Уайт Тиффани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бессонные ночи - Уайт Тиффани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайт Тиффани

Бессонные ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5

Когда на следующее утро Виктория спустилась вниз, она чувствовала себя разбитой; казалось, реальность постепенно ускользает от нее.
— Доброе утро, — приветствовал ее Зак. Внимательно посмотрев на девушку, он протянул банку колы, видимо вспомнив о ее привычке.
Виктория заметила переполненную пепельницу.
— Я не знала, что ты куришь, — сказала она, чувствуя облегчение при виде тех же самых тонких коричневых сигарет, которые испугали ее вчера.
— Редко, но сегодня утром я нашел открытую пачку в баре и не смог удержаться от искушения.
В его голосе слышалось сожаление по поводу собственной бесхарактерности, а Виктория невольно вспомнила о том, что произошло в ее комнате позапрошлой ночью. Может быть, он и тогда не смог побороть искушения, а теперь жалеет об этом? Если бы он хоть что-нибудь сказал! Она сама не могла начать этот разговор. Неужели у нее просто разыгралось воображение?
Ее взгляд скользнул по атлетической фигуре Зака. Ей не надо было закрывать глаза, чтобы представить себе, как он раздевает ее. Ей вообще для этого никуда не надо было смотреть, только на Зака Делуку. И он знал об этом. Но он больше не вея себя так, как раньше. Что-то изменилось в его поведении. Словно произошел разрыв электрической цепи. Виктория чувствовала, что ток между ними есть, но только тогда, когда он думал, что она на него не смотрит.
Зак поставил чашку на стол, встал и потянулся, как сытый кот.
— Пойду попробую найти телефон. Надо сообщить Полу, где мы находимся. Он наверняка будет беспокоиться, если мы не появимся на следующей запланированной остановке или не позвоним ему.
— Правильно, — согласилась Виктория, почувствовав угрызения совести, что не подумала об этом сама.
— Ты оставайся пока здесь и никуда не выходи. Если я вернусь рано, организуем пикник.
Виктория кивнула, и Зак ушел. Она чувствовала себя виноватой в том, что с самого начала поездки почти забыла про Пола. Почему в ее видениях всегда присутствуют какие-то таинственные мужчины? А теперь еще ей повсюду мерещится этот Джонни Болеро! Надо взять себя в руки, а то так недолго и свихнуться.
Она встала, решив пойти на экскурсию по городу. В конце концов, это и была цель поездки. Она встряхнула головой и, нарочно не глядя на портрет Джонни Болеро, вышла из салуна.
Не спеша она прошла по улице, заглядывая в пыльные окна главного магазина. Когда-то в этом здании был второй этаж, но сейчас от него остались только обгоревшие стояки.
В магазин уже завезли все необходимые товары: на витринах красовались разноцветные ленты, дамские шляпы, корсеты, мотки цветной пряжи. Рядом с универмагом находился небольшой магазинчик с деревянной вывеской «Лекарства». В нем были расставлены бутылочки разных цветов и размеров со старомодными этикетками.
Повернув обратно по другой стороне улицы, Виктория остановилась у каретного двора. Тут она увидела пару старомодных экипажей с деревянными колесами. Разбросанные упаковочные ящики говорили о том, что именно в каретный двор завозят различные вещи, необходимые для съемок фильма. Она прошла мимо почты и направилась к салуну. Когда она проходила мимо единственного кирпичного здания в городе, ее вновь охватило странное чувство: как будто кто-то наблюдает за ней и ждет от нее чего-то.
Она прошла сквозь вращающиеся двери, стараясь избавиться от неприятного ощущения, и направилась в ванную, чтобы смыть с себя дорожную пыль.
Намыливаясь в старомодной ванне, она продолжала думать о только что увиденных зданиях и о том, каково было жить здесь во времена Джонни Болеро. Каково было Саре Причард с таким опасным разбойником в качестве возлюбленного? У нее было такое чувство, что сегодня провожатым по городу ей служил сам Джонни Болеро. Странный звон в ушах преследовал ее во время этой прогулки. Казалось, кто-то пытается ей что-то сообщить. Но что Джонни Болеро хочет, чтобы она узнала?
Виктория постаралась стряхнуть с себя наваждение. Виктория Стоун, прекрати сейчас же и думай о чем-нибудь другом. Будь наконец благоразумной!
Вместо этого она стала думать о Заке.
Она думала довольно долго, но не нашла ответа ни на один из волновавших ее вопросов. Вода в ванне остыла. Почему он вдруг переменил свое отношение к ней в лучшую сторону? Почему вдруг перестал мучить ее? Может быть, потому, что она больше не привлекает его? Потому, что он добился своего?
Да нет, она чувствовала его влечение. Тогда в чем дело? Может быть, он стыдится того, что было? Стыдится, что так поступил с невестой своего лучшего друга?
Нет, как-то не очень похоже, чтобы он стыдился подобных вещей. Он вовсе не такой человек. Кроме того, видимо, она теперь ему в самом деле нравится. И если, например, он понял, что ошибался на ее счет, то вполне мог решить, что надо оставить ее в покое. Наверное, ей просто пригрезилось, что он тогда был в ее спальне… потому что ей этого хотелось. И сейчас хочется. Виктория поднялась и потянулась за махровым полотенцем. Потом обнаженная прошла в свою комнату, так как все равно в доме никого не было, Зак должен был вернуться позже. Он что-то говорил про пикник. Надо посмотреть, во что одеться для пикника. Перерыв чемодан, она достала сарафан без бретелек, с лифом, собранным мелкими сборками, и длинной юбкой. На ноги она надела босоножки без каблука и села за туалетный столик причесаться. Легкий ветер развевал тюлевые занавески и, лаская, обвевал ее плечи.
С распущенными волосами было слишком жарко, и она решила поискать шпильки в ящиках туалетного столика, чтобы заколоть волосы на макушке, но все ящики были пусты. Зато она нашла деревянную шкатулку для драгоценностей, украшенную ручной резьбой. Она выдвинула маленькие ящички, но и там было пусто. И уже хотела было поставить шкатулку на место, но внезапный порыв ветра с шумом захлопнул дверь в комнату. Виктория в испуге подпрыгнула и уронила шкатулку на пол.
Когда она подняла ее, то увидела, что у шкатулки отвалилось дно.
Неужели сломалась?!
Но, приглядевшись, она поняла, что шкатулка не сломана. Просто приоткрылось двойное дно и стало видно тайное отделение.
Не в силах сдержать любопытство, она открыла тайник.
На синем бархате лежало золотое обручальное кольцо и конверт из лавандовой бумаги. Она взяла конверт, на котором женским почерком было написано: «Джонни». Нехорошо читать чужие письма, говорила себе Виктория, доставая из конверта письмо и уже читая короткие строчки на пожелтевшей бумаге:


18 июня 1881 года Джонни, Мне очень понравился туалетный столик. Какой замечательный подарок к нашему обручению! Не могу дождаться, когда же наконец свадьба. Подумай только, мы будем вместе навсегда.
С любовью, Сара.


Слеза пробежала по щеке Виктории. Хоть когда-то Сара и Джонни были вместе? Она знала, что жених так и не надел кольцо на палец Сары, а ее письмо зачитал до дыр. Наверное, Джонни лежал на этой широкой кровати и мучился после смерти Сары, читая и перечитывая ее письмо, вертя в руке обручальное кольцо, которое купил для нее.
Виктория снова вложила письмо в конверт и взяла золотое обручальное кольцо. На внутренней поверхности она заметила выгравированную надпись. Ей пришлось подойти к окну, чтобы разобрать, что там написано. «Любовь навеки, ДБ». Она провела пальцем по выгравированным буквам. И, как сделала бы любая женщина на ее месте, надела кольцо на палец. Оно оказалось ей впору.
Виктория вернулась к туалетному столику и села на банкетку. Странно, но теперь с этим кольцом на пальце она чувствовала себя каким-то образом связанной с той далекой Сарой. Кольцо дало ей ощущение безопасности и защищенности. Она еще раз взглянула на него и вспомнила, что скоро наденет такое же кольцо Пола. Но почему-то чувство безопасности сменилось ощущением, что она попала в ловушку.
Она решила оставить кольцо на пальце до тех пор, пока не закончит макияж. Ей нравилось, как оно сверкало на солнце, когда она поднимала руку, чтобы наложить тени или блеск на губы. Волосы она оставила распущенными, потому что так и не нашла шпилек.
Покончив с этим, она хотела снять кольцо и положить его назад в шкатулку. Но кольцо никак не снималось. Она пробовала так и этак. Безрезультатно. Послышались звуки музыки, будто кто-то внизу играл на пианино. До нее донеслась старинная мелодия. Но как только она вышла из комнаты, музыка прекратилась.
— Зак, это ты? — растерянно спросила она с лестничной площадки наверху. — Зак! — повторила она еще более неуверенно, спускаясь по ступенькам.
Внизу никого не было, только на пианино стояла открытая бутылка пива. Наверное, ее прошлой ночью оставил здесь Зак. Девушка приподняла бутылку — пиво еще пенилось. Рядом лежала золотая монета. Взглянув на нее, Виктория увидела, что монета была выпущена в 1880 году.
Бутылка выпала у нее из рук и разбилась об пол. Она оглянулась вокруг, но в помещении никого не было. По крайней мере она никого не видела. Может быть, Зак все-таки возвращался, а потом снова куда-то вышел?
Стараясь не наступить на лужу пива, она отошла от пианино и обхватила голову руками. Что все-таки происходит?
Если бы еще до знакомства с Заком у нее не бывало этих видений, она могла бы поклясться, что он подсыпает ей какое-то наркотическое вещество. И может быть, в этом даже замешан Пол. Например, если хочет ее проверить. Нет, это слишком нелепо.
Она занялась приготовлением еды для пикника. Это заняло довольно много времени, так как нервы были на пределе: все валилось из рук и она вздрагивала при малейшем шорохе. Когда ланч наконец был собран, она взяла колоду карт и начала раскладывать пасьянс, надеясь, что это успокоит ее и в голове появится хоть какое-то, разумное объяснение.
Зак отсутствовал уже дочти четыре часа, и она больше не хотела оставаться в салуне одна. Она видела симпатичные желтые цветочки на холме за городом и решила пойти полюбоваться на них.
Солнце сильно пекло, но Виктории в сарафане было прохладно и комфортно. Воздух был полон солнечного света и жужжания пчел, перелетающих от одного цветка к другому. Такой жаркий день в городе она непременно провела бы в ближайшем бассейне. Она шла среди душистых полевых цветов, и вдруг ее взгляд привлекло небольшое строение. Когда она подошла ближе, то поняла, что это один из заброшенных лагерей рудокопов, о которых рассказывал ей Зак. Его не восстанавливали для съемки, и от него осталась лишь пара ветхих лачуг. Виктория решила заглянуть в одну из них. В темноте она заметила прикрепленные к стене плакат и газетную вырезку. Она удивилась, увидев, что они датированы прошлым годом. Какой-то бродяга, наверное, переночевал здесь.
Решив, что пора возвращаться, чтобы не волновать Зака, если он уже вернулся, она поспешила назад по дороге среди полевых цветов. Споткнувшись обо что-то в траве, она потеряла равновесие и упала. Сильно она не ушиблась и оглянулась посмотреть, обо что споткнулась. Это был большой камень…Нет… Приглядевшись, она поняла, что это надгробие.
Оно было сдвинуто со своего места и заросло травой. Виктория стерла грязь с надписи и прочитала:


САРА ПРИЧАРД
Родилась 3 марта 1862
Умерла 28 июня 1881
На 19 году жизни


Горло Виктории как будто сжали холодной рукой. Она вся дрожала. Значит, старик был прав: Джонни и Сара никогда не были вместе. Пуля разлучила их навсегда.
Тут ее глаз уловил какое-то движение. Она лишь мельком увидела человека в черном, скрывшегося за поворотом. По крайней мере ей показалось, что она его увидела. Но он исчез столь быстро, что это вполне мог быть обман зрения. Так она и решила. Просто из-за сказок старика и этого самого Джонни Болеро у нее разыгралась фантазия.
На вершине холма стояло одинокое дерево, и Виктория решила посидеть в его тени, прежде чем идти назад. Глядя на полевые цветы, она подумала, что они могли вырасти здесь от тех цветов, которые Джонни ежедневно приносил на могилу Сары. А может быть, Джонни специально посеял их здесь, зная, что не сможет долго приходить на ее могилу…
Она была в простой церкви и шла по проходу в белом подвенечном платье. Она шла и шла и никак не могла дойти. Проход тянулся бесконечно, а она шла навстречу человеку в черном, который ждал ее.
Наконец она дошла до него. Но подобно тому как ее лицо скрывала фата, так и его лицо было скрыто черным платком. Она видела только его темные глаза, когда он надевал ей золотое обручальное кольцо…
Что-то защекотало ей нос, и Виктория очнулась. Желтая бабочка отлетела прочь от ее лица. Посмотрев на руку, она с ужасом увидела на безымянном пальце обручальное кольцо. Она еще не совсем проснулась и не сразу вспомнила, что нашла это кольцо в шкатулке и сама надела его себе на палец. Через минуту это всплыло в ее памяти, и она с облегчением вздохнула. Значит, еще один сон, подумала она. И тут же увидела на земле возле себя черный платок.
Она отпрыгнула, словно от змеи, и побежала вниз по склону. Наверняка Зак уже вернулся. На расстоянии нескольких метров она различила слабые звуки пианино, а потом — навязчиво-приторную мелодию. Это была совсем не та песня, которую она слышала, когда была наверху в спальне, и уж никак не ожидала она услышать что-нибудь подобное от Зака.
Сквозь вращающиеся двери она осторожно заглянула в салун и не смогла сдержать вздоха облегчения при виде Зака.
Оставаясь незамеченной, она прослушала всю песню до конца и только затем вошла.
— Даже не знала, что в тебе это есть, — прокомментировала она его игру. Зак потер руки.
— Я могу играть еще на одном инструменте, и гораздо лучше, чем на пианино… хочешь, покажу? — Его взгляд скользнул по ее фигуре.
Виктория отшатнулась от его протянутых рук и ничего не ответила.
— А почему ты не спрашиваешь про Пола? — поинтересовался Зак.
— Про Пола?
— Ну да. Разве тебе не интересно, что он сказал, когда я ему позвонил?
—  — Ты с ним разговаривал?
— Нет… я не нашел телефона. Зак закинул ногу на ногу и опять уставился на нее.
— Ничего у тебя не выйдет, — заявил он.
— Ты о чем?
— О вашей женитьбе, — сказал Зак. — Прежде чем выходить замуж, надо полюбить.
— А может быть, я устала ждать, когда полюблю кого-нибудь. Я видела много мужчин гораздо хуже Пола и никого лучше. — Представляю, как много их было! — поддразнил ее Зак.
— Достаточно, чтобы понять — большинство мужчин ищут себе вторую маму, — ответила она.
Зак задумчиво потирал колено.
— Не думаю, что большинство, — сказал он. — Может, ты просто сама искала таких… и не обращала внимания на тех, о которых не надо заботиться. Ты предпочитаешь не очень опасных парней. Но понимаешь, что не сможешь устоять против определенного типа мужчин, и поэтому общаешься с ними только в своих грезах.
— Я не знаю, о чем ты говоришь. Он смотрел на нее, не отводя глаз.
— Какого сорта мужчин ты имеешь в виду? — не выдержав его взгляда, спросила она.
— Как я, например. Я вижу в тебе женщину, которую ты старательно прячешь глубоко внутри. Кто тебе сказал, что не следует поступать так, как хочется, что нельзя доверять своим чувствам?
— Никто не говорил. Я наблюдательная. Когда следуешь своим чувствам, потом обязательно плачешь.
— Лучше немного поплакать, чем промерзнуть до костей, что и происходит, когда человек подавляет свои чувства.
— Странные слова для человека, который, по словам его лучшего друга, ведет себя с женщинами как последний негодяй. Что с тобой такое, Зак, почему ты не можешь остаться с женщиной больше чем на одну ночь? Или это они не могут? Кроме вожделения есть еще и другое чувство, Зак Делука. Оно называется «любовь».
— Да, — согласился Зак. — Но как ты ее узнаешь, если будешь подавлять вожделение? Что такое любовь без страсти? Наверное, то, что было между тобой и Полом. Лично я за вожделение, по крайней мере от него одно удовольствие и никаких страданий.
— Ты утверждаешь, что страдал, но я в это не верю. Для того чтобы страдать, надо обладать способностью испытывать какие-то чувства.
Зак опустил ногу на пол, положил руки на колени и подался вперед, черты его лица заострились.
— Ты говоришь о чувствах? Ты, женщина, которую тянет к одному мужчине, а она выходит замуж совсем за другого? Ты боишься выйти замуж за того, с кем не сможешь себя контролировать. Но почему?
Виктория вся напряглась.
— Может быть, потому, что я всю жизнь пыталась получить любовь от тех мужчин, которые не в состоянии были мне ее дать. Ничего нет хорошего в том, чтобы любить человека, который не отвечает взаимностью.
Зак поднялся, схватил Викторию за плечи и встряхнул ее. — Но как же ты можешь знать, что он не отвечает взаимностью, если даже не пытаешься пойти ему навстречу? По чему ты судишь? По тому, как он выглядит? По тому, как он ходит? По тому, что он говорит? По чему? Как ты можешь так быстро судить о человеке, даже не узнав, что он за личность?
Виктория вырвалась из его объятий.
— Ты хочешь знать как? Я скажу. Мужчины, подобные тебе, уже с рождения занимают привилегированное положение. — Она жестом приказала ему замолчать, видя, что он пытается возразить. — Нет, я имею в виду не финансовое положение. Вы оказываете большое влияние на женщин, что, видимо, дано вам генетически.
По виду Зака было понятно, что он не согласен.
— Если мужчина достаточно высок и привлекателен, если он даже с возрастом не теряет формы, женщина тает перед ним, — объясняла Виктория — Тает, понимаешь? У нее даже мозги размягчаются. Другими словами, она уже не владеет своими эмоциями.
— А-а… — попытался вставить Зак, но Виктория вновь не дала ему говорить:
— Вот поэтому мужчины, подобные тебе, опасны. Даже не из-за физического страдания, которое вы можете принести, но из-за того хаоса, который вы можете посеять в душе. Мужчины, подобные тебе, легко добиваются женщин, и из них редко получаются заботливые мужья. Вы всегда только берете, а не отдаете, это ваша вторая натура. А о женщинах надо заботиться. Мужчины, подобные тебе, не понимают, что удовольствие, которое можно получить, заботясь о женщине, не идет ни в какое сравнение с голым сексом. — Последнюю фразу Виктория произнесла чуть ли не шепотом, потом повернулась к Заку спиной. — Ты даже не представляешь, что чувствует женщина, когда понимает, что мужчина только лишь пользуется ею… Может быть, времена меняются и в будущем женщины будут так же легко относиться к сексу, как и мужчины, но это не касается меня и женщин моего поколения. Так уж мы воспитаны. — Она горько засмеялась. — То, что нас заводит, то и настораживает.
— Жаль, что у мужчин нет таких проблем, — заметил Зак и замолчал, ожидая взрыва.
Долго ждать ему не пришлось.
— Правильно! Мужчинам нравятся безмозглые блондинки с пышным бюстом, а потом они сами удивляются, что заставляет их перелезать из одной постели в другую в поисках «чего-то эдакого».
— Да, но умные женщины редко демонстрируют свою женственность, — возразил Зак. — Добраться до них все равно что перейти минное поле. И, как правило, награда не оправдывает затраченных средств. — Награда? Из-за этого вы все и затеваете? А ты когда-нибудь делал что-то просто так, чтобы доставить кому-то радость? Однажды один мой друг надиктовал на магнитофон для меня целую книгу, потому что я тяжело болела гриппом и не могла даже читать. А что еще дороже — он время от времени вставлял свои комментарии. Цветы, сладости и тому подобное принести гораздо проще, но это было бы не то. И я поняла, что ему есть до меня дело.
— Ты хочешь сказать, что он записал всю книгу «Унесенные ветром»? — недоверчиво спросил Зак.
Виктория от изумления широко раскрыла глаза.
— Откуда ты знаешь?
Зак улыбнулся и пальцем поднял ее подбородок.
— Я знаю женщин, а в «Унесенных ветром» описан мой любимый тип.
— Что это за тип? — спросила она с подозрением.
— Они приятны на ощупь, — он погладил кончиками пальцев ее щеку, — великолепно пахнут. — Зак уткнулся носом в ее шею. — Они выглядят очень нежными… несмотря на то, что могут не спать целую ночь… — Неожиданно он обнял ее. — А что тебе нравится во мне? — спросил он с горящими желанием глазами. — Если допустить, что мне кое-что в тебе нравится… — Виктория отодвинулась от него.
— Давай допустим, — прошептал Зак, опять притягивая ее к себе.
— Ну нет, — ответила Виктория. — Не собираюсь иметь дело с тем, кто зарекомендовал себя негодяем по отношению к женщинам.
Зак разочарованно вздохнул.
— Ну нельзя же верить всему, что говорит Пол.
У Виктории в глазах заплясали зайчики.
— Значит, это не правда?
— Давай переменим тему, — сказал Зак, сдаваясь. — Где ты была, когда я вернулся? Мне кажется, я велел тебе никуда не уходить.
— Я немного прогулялась. — Виктория помолчала, потом решила поговорить о том, что ее так волнует:
— Ты веришь в привидения, Зак?
— А что такое? Ты что-нибудь видела? — В его глазах мелькнул насмешливый огонек.
— Просто ответь на вопрос.
Зак, размышляя, потер подбородок.
— Ну, я думаю, что все возможно, и определение реальности свое у каждого человека. Я ответил на твой вопрос?
Его ответ был слишком философским для нее, и она спросила прямо:
— Ты когда-нибудь видел привидение?
— Нет.
— Никогда? — Никогда. А что?
— У тебя не возникают странные чувства в этом салуне?
— Все странные чувства, которые я испытываю в последнее время, возникли у меня еще в «Десперадо», и я не думаю, что салун имеет к этому хоть какое-то отношение. Хочешь, продемонстрирую?
— Я серьезно, Зак… Зак обнял ее.
— Город призраков так действует на тебя? В чем дело — из-за сказок этого старика? Что именно он тебе наговорил?
— Только то, что Джонни, — она кивнула на портрет на стене, — все еще бродит по салуну, ожидая свою невесту.
Зак крепче прижал ее к себе.
— Этот старик слишком долго прожил в лесу один.
Тут Зак заметил золотое кольцо у нее на пальце.
— Где ты его взяла? — спросил он, безуспешно пытаясь снять кольцо с ее пальца.
— Нашла в шкатулке наверху. Думаю, оно предназначалось Саре Причард. Внутри выгравировано «ДБ».
— Сними его. Нехорошо иметь дело с обрученной женщиной, а уж с замужней — вообще против моих правил.
— Правда?
— Правда. Откажись от замужества с Полом, Виктория. Ты же знаешь, что не будешь счастлива с ним. Если ты его не любишь, кончится тем, что ты ему изменишь.
— А может быть, Полу все равно, — сказала она. — Откуда ты знаешь, может, у нас будет свободный брак.
— Пол еще не сошел с ума!
— Что это значит?
— Во-первых, ни один мужчина, если он любит женщину, не позволит ей спать с другим. Во-вторых — и, вероятно, это самое главное для Пола, — его политические амбиции никогда не позволят такой бред.
Виктория была настолько зла на Зака, что начала отстаивать вещи, в которые не верила сама:
— Бред?! Даже высокообразованные люди заключают свободные браки.
— Тогда слава Богу, что у меня нет такого высокого образования. Если только я застану свою жену в объятиях другого мужчины, то очень скоро она станет моей бывшей женой.
— Так у вас и произошло, да?
— Я не хочу об этом говорить, — сказал Зак, отпуская ее и направляясь к бару.
— До сих пор мучаешься?
— Не в этом дело.
Но Виктория не отставала:
— Тогда почему не хочешь об этом говорить?
— Просто потому, что хочу забыть о той глупой ошибке, которую когда-то совершил, понятно? — Ты разве не веришь в то, что на ошибках учатся?
— А как ты думаешь, почему я стал негодяем по отношению к женщинам? — И он поднял бокал.
— А-а!
— Вот именно. И вдруг появляешься ты и напоминаешь мне о вещах, которые я постарался забыть. Ты заставляешь меня вновь надеяться. Но на следующий день я понимаю, что ничему не научился на своих ошибках, ты точно такая же, как моя бывшая жена.
— Нет. Вовсе нет.
Он весь напрягся, его глаза сузились.
— Точно такая же.
— То, что сделала я, произошло помимо моей воли, — попыталась оправдаться Виктория.
— Это не имеет значения. Ты действовала, повинуясь чувствам, а ты не имела на это права. Ты принадлежишь другому.
— Я никому не принадлежу.
— Если бы ты вышла замуж за меня, то принадлежала бы мне.
— Ты так думаешь?
— Ты читала брачный контракт, ту его часть, где сказано: любовь, верность и послушание?
— Его изменили, Зак. Там сказано: любовь, верность и забота. — И ты собираешься дарить Полу любовь, верность и заботу, имея меня в любовниках? — рассмеялся Зак.
— Нет, я собираюсь любить, быть верной и заботиться о Поле, имея тебя в друзьях.
— Оставь призрачные надежды, Виктория.
— Ты не можешь подозревать каждую супружескую пару только потому, что сам ошибся. Когда ты женился, ты был слишком молод. Как взрослый мужчина ты должен быть мудрее.
Он посмотрел ей прямо в глаза.
— Выбрать тебя было бы мудрее?
— Меня?
— Да. Ты думаешь, тогда в «Десперадо» меня привлекло к тебе простое желание? Нет, для меня все гораздо сложнее. Что-то в твоих глазах поразило меня. Они просили любви. Нет… они умоляли об этом. Но просили они только меня. Я видел, как ты шла с опущенными глазами, и только когда ты увидела меня, все изменилось. Что такое ты увидела во мне, что заставило тебя вспыхнуть, как лесной пожар?
— Ты был человек из моих фантазий. Ты был чужой в «Десперадо». И одет был не так, как все эти парни, но никто не посмел бросить тебе вызов, хотя каждый из них был не прочь.
— Кроме тебя.
Да, она посмела. Но вся эта борьба ни к чему не привела. Она никак не могла понять, пригрезился ли ей Зак тогда, в спальне, или это случилось наяву. Она не могла прямо спросить его, ведь, если это была всего лишь фантазия, она поставит себя в ужасное положение. С той самой ночи он не сделал ни одной серьезной попытки соблазнить ее, и она пришла к выводу, что есть только один способ узнать правду: взять инициативу в свои руки.
Стоя у бара, она налила в бокал из первой попавшейся бутылки, чтобы придать себе хоть сколько-нибудь храбрости. Потом повернулась, посмотрела на него.
— Ты просто боишься, да?
— Чего?
— Боишься потерять. Вот поэтому ты и не борешься за то, чего хочешь. Ты не боролся даже за свою жену.
— Я ее больше не хотел, — сказал Зак.
— А меня?.. Ты говоришь, что хочешь спасти Пола от меня, но на самом деле ты хочешь меня для себя самого. Но и за меня ты не будешь бороться с Полом, ты боишься признаться, что я тебе нужна.
— Ты льстишь себе, — сказал Зак, наблюдая, как она приближается к нему.
— Правда? — Виктория остановилась перед ним. — Значит, тебе все равно, если я буду делать вот так… или так… — Обнимая его, она заметила, как потемнели его глаза.
— Нет, — сдавленно выговорил он. — Если тебе все равно, тогда намажь мне тело кремом от загара, — с вызовом предложила она.
Зак посмотрел на ее сожженные плечи и пробормотал:
— Нет. — Он не хотел дотрагиваться до нее. Потом плеснул виски себе в стакан и залпом проглотил. — Ладно.
Глядя прямо в ее светлые глаза, он выдавил крем себе на ладонь.
Как бы давая ей понять, чего ему стоит сдерживаться, Зак медленно водил пальцами по ее нежной шее, потом по плечам. Он опустил ниже лиф ее сарафана и своими большими руками начал гладить необожженную и такую нежную грудь.
Он смотрел ей прямо в глаза, и этот взгляд вместе с ласкающими движениями его рук усиливал ее возбуждение. Теперь она понимала, как легко ему быть негодяем с женщинами. У него такие ловкие, такие искушенные руки!
— Зак… — умоляюще произнесла она, уже не заботясь о том, что он о ней подумает.
Он не отозвался, просто продолжал все настойчивее и смелее ласкать ее.
— Пожалуйста… — молила она. Молила, хотя клялась себе не делать этого.
— Ну-ну, детка. Нет, пока ты не разорвешь помолвку. — Он сжал ее грудь. — Кроме того, я не могу поцеловать тебя. Ты вся в креме… — Будь ты проклят! — прошептала она, вырываясь из его рук и убегая в свою комнату — уверенная в том, что ей все пригрезилось, в том числе и то, что он хоть немного влюбился в нее.
Она рыдала до тех пор, пока не уснула.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бессонные ночи - Уайт Тиффани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Бессонные ночи - Уайт Тиффани



Ничего. Такое чувство, что автор любит мистику. И практически любовь построилась на мистике
Бессонные ночи - Уайт ТиффаниЛена
29.11.2011, 8.31





Советую почитать - немного мистики, немного любви...Прелестно...Но мучает один вопрос? Откуда была горячая вода в городе призраке?Мистика...
Бессонные ночи - Уайт Тиффаниvera.r
27.08.2014, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100