Читать онлайн Бессонные ночи, автора - Уайт Тиффани, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Бессонные ночи - Уайт Тиффани бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.67 (Голосов: 15)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Бессонные ночи - Уайт Тиффани - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Бессонные ночи - Уайт Тиффани - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайт Тиффани

Бессонные ночи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

Она не представляла, сколько времени проспала, когда услышала звук шагов по лестнице. Человек поднимался медленно, как будто нехотя. Внезапный порыв ветра поднял кружевные занавески на окне и задул свечу, которую она оставила зажженной на туалетном столике. Комната погрузилась в полную темноту. Ей показалось, что кто-то опустился на край ее кровати.
Она лежала на покрывале в красном шелковом платье. Он обхватил ее за щиколотку и подтащил ближе к себе. От этого движения платье задралось кверху, обнажив бедра. Он поднял ее ногу, согнул в колене и прижал ступню к своей груди.
Она ощутила под ступней сначала жесткие кудрявые волосы, потом твердые мужские соски. Слегка сжимая ступню руками, он поднес ее к своим губам. Она почувствовала, как пересохло у нее во рту. А он начал ласкать ее щиколотку, пустившись в медленное, сладострастное путешествие вверх по ее ноге.
Она лежала в сладкой истоме, полностью отдавшись ласкам. И даже не пошевелилась, когда его губы, оторвавшись от ее ступни, последовали за руками, сопровождая свой путь жаркими, влажными поцелуями.
Он продвигался вверх мучительно медленно, доведя ее до такого состояния, что она вздрагивала от каждого прикосновения. Поцеловав ямочку под коленом, он приподнял ее ногу и провел языком от мягкой, гладкой пятки до розовых пальцев. Она почти кричала от желания, чтобы он коснулся самого сокровенного, но он не делал этого, продлевая свою изощренную пытку. Она чувствовала, как его ладонь, едва касаясь кожи, гладит ногу все выше и выше, приближаясь к тому месту, которое так просило ласки. В темноте она не испытывала никакого стыда, только страсть. Ее пылающее тело изгибалось навстречу его губам, пыталось рассказать ему о том, о чем она сама не могла сказать. Но он погрузил губы в темные вьющиеся волоски в сумасшедшей близости от того места, которое так ждало его. Его зубы слегка покусывали ее плоть, доводя ее почти до безумия. Медленное, легкое движение ее бедер превратилось в неистовое круговое вращение, с помощью которого она пыталась освободиться от невыносимого напряжения, которое все росло и росло внутри ее.
Наконец его губы скользнули вниз, и она почувствовала его язык. Наслаждение, которого она никогда не испытывала даже в своем воображении, нахлынуло на нее, она изогнулась, по телу пробежала дрожь. Перед глазами как будто взорвалась яркая радуга, и когда она выкрикнула его имя, то не узнала своего голоса. Ее бедра опустились на кровать.
Как она ни старалась, но так и не смогла открыть глаза. Она лежала в темноте, удовлетворенная, полная чудесных мечтаний, пока не заснула, и не заметила, как эти сильные руки отпустили ее.
Когда она в следующий раз открыла глаза, было уже утро. Она села в кровати, чувствуя озноб от влажного воздуха, проникающего в комнату из открытого окна, и нехотя встала с кровати.
Потом села за старомодный туалетный столик, напоминавший ее собственный, посмотрела на себя в зеркало и улыбнулась. Зак все-таки хочет ее. Он пришел к ней. Теперь все изменилось. После тех чувств, которые он пробудил в ней, как она может выйти замуж за Пола? Она чувствовала себя виноватой… И счастливой. Прислушиваясь к шуму дождя за окном, она поняла, что он перешел в затяжной и они не смогут уехать отсюда, пока земля не просохнет.
Она улыбнулась, глядя на свое отражение в красном платье и с растрепанными волосами. Срочно надо заняться своей внешностью. Обернувшись, она увидела, что Зак — видимо, уже утром — принес ее чемодан и поставил рядом с кроватью.
Виктория порылась в его содержимом и вытащила джинсы, свой любимый свитер цвета морской волны, который замечательно подходил к ее глазам, и футболку. Не желая пока встречаться с Заком, она пошла в ванную и улыбнулась от удовольствия, увидев там свои туалетные принадлежности. Значит, Зак принес и распаковал вещи, приготовил все для нее. Когда она разделась, а потом машинально заперла за собой дверь, ей пришло в голову, что этого теперь можно уже не делать.
Намыливаясь, она вновь мысленно вернулась к прошлой ночи. Интересно, что Зак скажет ей теперь? Может быть, он сожалеет о том, что произошло между ними, или, наоборот, для него это тоже имеет большое значение? Она не перенесет, если для него прошлая ночь станет просто доказательством ее легкомыслия. Она не обманщица, что бы он там ни думал! Она не будет носить кольцо одного мужчины и любить другого.
То, что произошло прошлой ночью, к любви никакого отношения не имеет. Это был просто секс. Иногда между мужчиной и женщиной возникает непреодолимое влечение, и, несмотря на все старания подавить его, происходит то, что произошло вчера ночью. И нечему тут удивляться: их тянуло друг к другу, они оказались наедине, а обстановка только способствовала искушению. Все просто, никакой романтики, нечего и мечтать об этом. Она выйдет замуж за Пола. Она расскажет ему, что произошло между нею и Заком. Он должен понять. В конце концов, это он настоял, чтобы она поехала с его другом, она ведь была против. Пол так же виноват в случившемся, как и она. Он прекрасно знал, какой бабник его приятель. А она просто еще одна зарубка на столбике его кровати… Конечно, сознавать это довольно болезненно, но она должна смотреть правде в глаза. Совершенно бесполезно пытаться оправдывать себя.
Это не любовь… по крайней мере в привычном смысле. Но может быть, все-таки не стоит рассказывать Полу? Если бы они уже были женаты, тогда другое дело. Тем более что продолжения не будет, уж об этом она позаботится. Она подняла ногу и начала ее намыливать. И вспомнила о ласках Зака. Это было настолько приятно, что… как она сможет вернуться к Полу?
Она не сможет забыть свои ощущения. Она совершенно неопытна. В ее жизни до встречи с Полом не было мужчин. А Зак всего за несколько дней стал таким близким! Своей мягкой чувственностью он буквально поразил ее сердце. И тут до нее дошло, что вчера ночью все делалось только для того, чтобы ей было приятно. От нее не требовали ничего взамен, как будто его единственной целью было доставить ей наслаждение. Странно…
И все же она должна позаботиться о том, чтобы у, этой истории не было продолжения. Прошлую ночь следует рассматривать как несчастный случай — они просто потеряли контроль над собой. Вот если бы это произошло еще раз, тогда их можно было бы винить. Но второго раза не будет. Она не позволит себе действовать импульсивно. Если она хочет выйти замуж за Пола, никакого повторения вчерашней ночи с Заком не будет.
Она вылезла из ванны и стала вытираться. Взгляд ее упал на синяк возле локтя, который оставил Зак, пытаясь спасти ее от падения с холма, когда они бежали к городу призраков.
Вернувшись в комнату, Виктория оделась и взяла в руки расческу, пытаясь привести в порядок волосы. С трудом расчесав их, она заплела французскую косичку. Макияж решила не делать, чтобы Зак не думал, что она завлекает его. У него и так слишком большое самомнение. Она пристально посмотрела на свое отражение в зеркале, потом вышла из комнаты и спустилась вниз.
Зак сидел спиной к ней, в кресле у огня, подперев голову руками. Она почувствовала запах кофе и, присмотревшись, увидела кофейник на решетке в печке. Все-таки он очень предусмотрительный, надо отдать ему должное. Она взглянула на стол, за которым они вчера играли в карты. Вспомнила, как он дал ей отпить из своей бутылки «Джек Дэниэль», чтобы она хоть немного согрелась. Этот глоток и сам Зак зажгли в ней неистовую страсть.
Сейчас бутылка была пуста.
— Доброе утро, — произнесла она. Он лишь что-то буркнул в ответ.
— Как спалось? — попыталась она еще раз.
— Я не спал. Мы провели ночь с «Джеком Дэниэлем». То есть можно сказать, что я провел ночь с другом. — Он отодвинул кресло и встал, повернувшись к ней.
Так оно и было! По его глазам она поняла, что он пьян. Небритый, он выглядел сейчас еще более порочным и еще более желанным. — Так ты просидел здесь всю ночь, после того как я поднялась наверх? — спросила она, затаив дыхание.
— Думаю, да. Но я вообще мало что помню. Ты лучше поинтересуйся у «Джека».
Значит, он был пьян, когда поднялся к ней. Ему было все равно, она это или нет, ему просто нужна была женщина. Но она не помнит, чтобы от него пахло виски… С другой стороны, он мог потом спуститься и напиться от чувства вины перед лучшим другом. Зак и в самом деле ничего не помнит или просто притворяется, хочет стереть это из памяти?
Он отхлебнул кофе, глядя на нее поверх белой кружки.
— Тебе повезло. После того как сегодня утром я проверил машину и принес наши чемоданы, я зашел в магазин. Кинокомпания завезла сюда продукты. И это здорово, потому что мы не сможем никуда выбраться, пока земля не подсохнет. Конечно, свежих продуктов нет, но голодными мы не останемся. Разбери пакеты, которые я принес. Они там, на стойке бара. А я пошел спать.
И он побрел вверх по лестнице, предоставив ей самой заботиться о себе. Она улыбнулась, увидев, что он принес несколько упаковок кока-колы. Не такой уж он плохой парень, в конце концов. Дождь почти прекратился, и солнце делало слабые попытки пробиться сквозь облака. Разобравшись с продуктами, она стала думать, где бы найти ручей, чтобы охладить банки с колой и пивом. А вдруг попадется такой, где она к тому же намоет золотого песку?
Подойдя к печке, Виктория достала из нее кофейник и заметила поставленные для просушки ботинки. Решив, что в босоножках не пройти, она надела ботинки Зака. Потом убрала пустую бутылку, чтобы ничто не напоминало о его ночном запое, выбросила обертки от шоколадных рулетов, которыми он, очевидно, закусывал. Покачав головой, подумала: калории в таком количестве совершенно не отражаются на его великолепной фигуре. И потом, разве при такой работе он может позволить себе выпивать? Ему надо заботиться о своем теле, ведь это его рабочий инструмент. А он купил выпивку, значит, считал, что алкоголь ему может понадобиться. Зачем?
Она вышла сквозь крутящиеся двери салуна. Идти в мужских ботинках, да еще с тазом и упаковкой из шести банок, было очень неудобно. Если она правильно помнит, то недалеко от того места, где они оставили машину, есть ручей. Но для этого надо подняться на холм и спуститься.
Подумав о том, что банки надо будет как-то закрепить, по дороге Виктория отломила несколько веток кустарника. Добравшись до берега ручья, она с помощью этих веток укрепила банки возле большого камня. От красоты открывшегося ей вида захватывало дух. Вершины гор, все еще покрытые снегом, и яркие пятна цветов — желтых лютиков и сон-травы… Она заметила у большого пня норку бурундука, сверкая оперением, пролетела колибри. Мягкий ветерок шевелил листья деревьев, склонившихся над ручьем. Вдруг ее взгляд уловил еще какое-то движение. Приглядевшись, она замерла — на нижней ветке старого сучковатого дерева развевалась выцветшая голубая лента…
Дрожь пробежала по ее телу, она схватила тазик, который принесла с собой, и, наклонившись над ручьем, начала старательно зачерпывать песок. Она ни за что не будет приглядываться к ленте, есть там или нет двойной узел, которым разбойник из ее видений привязал ленту к ветке дерева.
— Не бойтесь…
— Что? — Виктория подпрыгнула и выронила таз.
— Успокойтесь, мисс. Я не хотел испугать вас. Только дам вам совет. С такой скоростью никакого золота вы не найдете, так и будете черпать песок впустую.
— Откуда вы взялись? — спросила Виктория старика в потертых джинсах и фланелевой рубашке, из-под которой выглядывала футболка. Похоже, он давно уже не брился и не мылся. К воде даже подойти боится, подумала Виктория на грани истерики — Я живу вон там, в заброшенной шахтерской хижине, конечно, когда погода позволяет. А так в городе. Я уже на пенсии и люблю побродить вокруг, а иногда пытаюсь намыть золотишка.
Виктория слегка расслабилась, понимая, что перед ней старый, безобидный чудак. Возможно, ему неделями бывает не с кем поговорить. Кроме того, случись что — Зак должен услышать ее крики, если конечно, не заснул мертвецким сном.
Старик присел рядом с ней на корточки и взял у нее из рук таз.
— Послушайте, что я вам говорю, не бойтесь зачерпывать глубже. Там еще что-то может быть.
Виктория наблюдала за ним, стараясь не думать о дереве, ветки которого были похожи на его жилистые руки.
— И не бойтесь трясти таз как следует. Золото — оно тяжелое. Оно оседает на дне.
Старик выбросил из таза крупные камни и тряс его до тех пор, пока в нем не остался только черный песок.
— Если тут и есть золото, то оно будет среди вот такого черного песка. Теперь давайте сами. — И он передал таз ей обратно.
Виктория зачерпнула полный таз и выбросила из него крупные камни. Затем осторожно начала сливать воду с мелким сором. Она старалась сконцентрироваться на этом бесполезном занятии и не думать ни о чем другом.
— Смотрите! — воскликнула она. — Я что-то нашла. Наверное, мне повезло, как всем новичкам.
Старик снисходительно улыбнулся.
— Нет, это всего лишь пирит — золото дураков. Но продолжайте работать. Очень часто золото находят там же, где и пирит.
Он достал из-под рубахи собственный тазик и уселся рядом, зачерпывая и сливая воду.
— Вы очень симпатичная молодая леди. Наверное, будете сниматься в том фильме, который они здесь затевают?
— Нет, — смеясь, ответила Виктория. — Мы здесь проездом. Собственно говоря, мы не собирались здесь останавливаться. Понимаете, мой жених знает кое-кого, связанного с киностудией, и договорился, что мы можем посетить город до начала съемок. Мы приехали вчера ночью. Такой был ливень, что дорогу размыло и машина завязла в грязи. Как только земля подсохнет, мы двинемся дальше.
Слушая ее, старик понимающе кивал.
— Где же вы спали прошлой ночью?
— Что?
— Вы спали в гостинице?
— Нет, в салуне, в комнатах наверху, там уже все приготовлено для съемочной группы. В гостинице я еще не была. Вчера дождь лил как из ведра, и мы остановились в первом же попавшемся доме, это оказался салун.
— Его вы еще не видели?
— Кого? Я не знала, что там кто-то есть.
— Ну, он там, хотя там его нет. — Старик таинственно улыбнулся.
— Как это? — Виктория начала думать, что старик слишком много времени провел в одиночестве.
— Джонни Болеро. Вы знаете легенду о нем?
— Нет. Я видела фотографию на стене салуна, в объявлении о его розыске, живым или мертвым… Но ведь он уже давно умер не так ли?
— Это уж точно. Но я сам видел, как он расхаживал взад-вперед по балкону, ожидая свою Сару.
— По балкону? Где же это? — Виктория затаила дыхание, догадываясь об ответе.
— Его комната первая при входе на второй этаж.
Виктория медленно проглотила комок в горле.
— Вы не похожи на человека, который верит в привидения, — поддела она старика, стараясь отвлечься от своих страхов.
— Бог свидетель, я его и правда видел, — сказал старик.
— А откуда вы так много знаете о Джонни Болеро? — спросила она подозрительно. Может, старик просто разыгрывает ее? — От моего дяди. Он жил в Питчфорке во времена его расцвета. Это он научил меня мыть золото. И он знал Джонни Болеро.
— Вы упомянули о легенде… Расскажите мне, — попросила Виктория и, сама не зная почему, посмотрела на развевающуюся на ветру поблекшую ленту.
— Как рассказывал мой дядя, Джонни Болеро был известным разбойником. Но в конце концов он решил завязать со своим ремеслом. Он приехал в Питчфорк и открыл здесь салун. Потом он влюбился в местную красавицу, а она в него. Она была дикая, как ветер. И родители не смогли отговорить ее, когда она решила работать у него в салуне.
За день до их свадьбы шериф — кажется, его звали Ролстон — попытался увести у него Сару… так ее звали — Сара Причард… Сара рассказала об этом Джонни, но шериф все отрицал, заявил, что Сара сама пыталась его соблазнить. Он вызвал Джонни на дуэль. Джонни должен был постоять за честь Сары.
Ролстон посадил на крышу дома, около которого должна была происходить дуэль, стрелка, но Джонни его заметил. Он застрелил и его, и Ролстона, но перед смертью Ролстон успел сделать один выстрел и попал в Сару. Сара была убита на месте.
Джонни чуть с ума не сошел от горя. Он выпил до капли все спиртное, что было у него в салуне, и, как говорят, каждый день ходил на могилу Сары и приносил свежие цветы.
Он снова стал разбойником и вроде бы искал смерти. И в конце концов она его настигла. Но люди говорят, что он никогда не уезжал из Питчфорка, никогда не покидал свой салун. Вот и я видел его на балконе — он расхаживал, поджидая ее.
— А как он выглядел? — тихо спросила Виктория, жалея, что не разглядела как следует лицо Джонни на фотографии.
— Ну, говорили, что с женщинами он был сущий дьявол, до тех пор пока не завязал с разбоем. Одевался во все черное, только шпоры у него были серебряные. Он считал, что они приносят ему удачу.
Виктория наклонилась над тазом, сливая воду и размышляя над тем, что рассказал ей старик.
— Я смотрю, у тебя уже хорошо получается. Моя помощь тебе больше не требуется. Вообще-то я собрался в город за продуктами. Останусь там на пару дней. Если до тех пор не вытащите свою машину, я вам помогу.
Он пожал Виктории руку, сказал, что был очень рад познакомиться с такой хорошенькой девушкой, и посоветовал ей быть осторожной и не позволить Джонни Болеро разбить ей сердце. Виктория смотрела ему вслед и думала: нарочно ли он рассказывал ей небылицы, или все это правда? Конечно, он много времени провел в одиночестве, но и она сама — тоже.
Промывка песка отвлекала Викторию от воспоминаний о прошлой ночи… и о том, как легко Зак ушел от ответа. Но что же все-таки произошло на самом деле? Приходил Зак? Или она все это испытала лишь в своем воображении? А может быть… неужели Джонни Болеро? Нет, это слишком! Она закрыла глаза.
Солнце играло на листьях кустарника и согревало ее кожу. Послышался стук копыт. Вскоре она увидела, что по ручью к ней приближаются разбойники. Их предводитель был одет во все черное. Тот ли это человек, которого она видела в парикмахерской? Его подбородок был скрыт черным платком, черный стетсон надвинут прямо на глаза. Он поравнялся с ней, схватил за талию и перекинул через седло перед собой.
Скакавшие с ним люди засмеялись.
— А как мы ее поделим? — громко спросил один из них.
— Она не входит в добычу. Она моя. — Темными грозными глазами он обвел своих спутников. — Кого-то это не устраивает? — (Ему никто не ответил.) — Вот так-то. Вперед!..
— Эй, можно присоединиться? — услышала Виктория низкий голос. Она приоткрыла глаза и увидела Зака, идущего к ней по воде. — Я заметил, ты была не одна.
— Не одна? — повторила она в замешательстве.
— Старик прямо балдел от твоей ослепительной улыбки, так что я решил не мешать.
— Да… правильно. Старик.
— А ты думала, я кого имею в виду?
— Старика, конечно… Просто я не знала, что ты за мной наблюдаешь. Чувствуешь себя получше? — спросила она.
— Да, почти как человек. Почему ты позволила мне вчера ночью так себя вести?
— Что ты имеешь в виду?!
— Напиться до бесчувствия, что же еще? А я еще что-нибудь делал?
— Ничего особенно важного. — Для тебя, во всяком случае, подумала она.
— Если ты отдашь мне ботинки, я донесу тебя до салуна, там ты переобуешься, и мы пойдем осмотрим городок. Ну, что скажешь?
Она сняла ботинки и протянула ему. Зак обулся и подхватил ее на руки так легко, будто она ничего не весит.
Он донес ее до самого салуна, и Виктория поднялась наверх переодеться. Становилось все теплее, и она достала из чемодана белые шорты.
Когда она села за туалетный столик, чтобы причесаться, то в зеркало увидела, что на подушке что-то лежит. Неужели правда? Обернувшись, поняла, что да. Улыбаясь, она подошла к кровати и взяла с подушки букетик свежих полевых цветов. Как мило со стороны Зака. Она продолжала улыбаться. Собравшись спуститься вниз поблагодарить его, она вдруг передумала. Нет, раз он не сознается в своих действиях прошлой ночью, то и она ничего не скажет про цветы. Но этот букет тронул ее до глубины души.
Когда она спустилась вниз, Зак уже успел побриться. От него исходил приятный запах лимона и пряностей. Осматривая город, Виктория заметила, что двери всех зданий, перед которыми они останавливались, закрыты на замок. Похоже, открытым оставили только салун, как бы приглашая их именно туда.
— Не хочешь ли завести здесь счет? — спросил Зак перед дверями банка. — Или, например, оставить все золото, которое ты намыла сегодня утром?
Виктория рассмеялась.
— Если бы я хоть что-то нашла, то оставила бы вон там. — И она указала на здание, на котором красовалась вывеска «Золотой самородок».
— Так ты еще хочешь играть в азартные игры? — поддел ее Зак, разглядывая казино. — А я-то думал, что отбил у тебя эту охоту.
— Просто теперь я буду осторожней. В следующий раз ты меня не обставишь.
— А может быть, ты придумаешь для нас какое-нибудь другое занятие? — предложил он.
Она проигнорировала его предложение, и они вошли в магазин, на двери которого висел открытый замок. Наверное, это Зак взломал его сегодня утром.
Виктория набрала продуктов, которые ей понадобятся для обеда, и тут вспомнила про банки с колой и пивом.
— Зак, я оставила банки в ручье — там, где ты нашел меня сегодня утром. Может быть, ты сходишь за ними, а я пока займусь обедом.
— Хорошо.
Виктория прошла через деревянные вращающиеся двери в салун, отметив про себя, что чувствует здесь себя как дома. Теперь, когда на улице ярко сияло солнце, все страхи покинули ее. Тем не менее, услышав за спиной шум, она вздрогнула. Обернулась, но никого не увидела. Салун был пуст. Она подошла к стойке бара и выложила содержимое пакетов. И тут она заметила тазик, с которым ходила мыть золото. Кто-то нашел ему новое применение: в нем еще дымилась тонкая коричневая сигарета.
Она схватила окурок и бросила его в печку. Потом вспомнила, что Зак не курит. Кто же тогда оставил эту сигарету? Может быть, Зак все же курит время от времени? Она пожала плечами и решила больше об этом не думать. Найдя бумажные тарелки, она разложила на них свинину, бобы и картофельные чипсы и отнесла все это на стол у печки.
Потом подошла к игорному столу с картами. Что-то заставило ее повнимательнее приглядеться к изображению Джонни Болеро. Он выглядел настоящим сердцеедом и чем-то очень напоминал Зака.
Представить только, старик искренне верит, что Джонни Болеро все еще наведывается в салун! Если бы она тоже могла в такое поверить, то сочла бы, что это Джонни был с ней ночью… а не Зак. И Джонни оставил дымящийся окурок…
Вечер в отличие от вчерашнего обещал быть теплым. Зак принес охлажденные банки, они решили поесть на воздухе и уселись на крыльце.
Зак указал на огромное дерево перед кафе на противоположной стороне улицы:
— Как ты думаешь, они вешали преступников на этом дереве?
— Может быть. Но из рассказов старика я поняла, что расстрелы были более популярны, чем повешение.
— Да? Наверное, поэтому Джонни Болеро и решил поселиться здесь. Он был отличный стрелок.
— На самом деле история довольно печальная. Джонни Болеро был ненамного старше тебя, когда умер. А ведь он хотел завязать с разбоем. Влюбился в местную красавицу.
— Дурак.
— Что?
— Влюбляются одни дураки, хотя почему-то все проходят через это. Но чтобы второй раз — таких дураков не бывает.
— Значит, ты уже влюблялся?
— Я был женат.
— Это еще ничего не значит.
— Для меня значит.
— А!.. — Виктория помолчала, потом, не в силах справиться с любопытством, спросила:
— А что произошло?
Зак смотрел в сторону.
— Я застал ее с другим.
— И ушел?
— Нет. Я ее выгнал. Виктория пожала плечами.
— Но когда изменяют мужчины, то это нормально, — саркастически заметила она.
— Я такого не говорил.
— Таков неписаный закон. Что позволено мужчине, то не позволено женщине.
— Когда я женился, неписаным законом была обоюдная верность.
Виктория понимающе кивнула.
— Ты все еще страдаешь?
— Нет. Но я никогда ее не прощу. Давай поговорим о другом, — предложил Зак. — Расскажи лучше о себе.
— Что рассказать? — Ты была замужем?
— Нет.
— Почему?
— Наверное, никто не предлагал.
— Да ладно, что у меня, глаз нету, что ли.
— Ну, значит, не предлагал тот, кого бы я хотела.
— До Пола, — поправил ее Зак.
— До Пола, — согласилась Виктория.
— Значит, ты точно решила выйти за него. Но почему?
— Я хочу ребенка.
— Я могу дать тебе ребенка.
— Какой ты добрый!
— Нет, я эгоист.
— Не сомневаюсь.
— Я обеспечу своего ребенка… Он никогда ни в чем не будет испытывать нужды.
— А я думала, Пол — твой лучший друг.
— Да. Вот поэтому я и делаю тебе это предложение, — солгал он.
— А, ну да, я и забыла. Ты хочешь спасти своего лучшего друга от неверной жены. Господь запрещает, чтобы твой лучший друг страдал от унижения, как страдал ты сам, когда жена изменила тебе. — Голос Виктории был полон сарказма. Зак Делука был кем угодно, только не униженным страдальцем. Он полностью оправился от своего неудачного брака.
— У меня было несколько женщин после того, как я развелся с женой… — сказал Зак.
Виктория пристально посмотрела на него.
— Наверняка больше, — сказала она. И почувствовала, что ненавидит их всех. Это потрясло ее.
— Ты меня слышишь? — тем временем продолжал Зак. — Больше жениться я не собираюсь. Но, как и ты, я достиг того возраста, когда нужны дети. Положим, я даже готов оформить официально, что буду помогать его растить. У тебя будет сын, и для этого тебе не придется выходить за меня замуж. И не надо будет выходить замуж за такого надежного человека, как Пол.
— А почему ты решил, что это обязательно будет мальчик?
Зак отпил пиво из банки и с энтузиазмом сказал:
— Ну, если с первого раза мальчик не получится, попробуем еще раз.
— Забудь об этом, Делука. — Она почувствовала, что краснеет, и увидела, что ему нравится ее реакция.
— Успокойся. Мне все равно… мальчик или девочка.
— Но я живу не в Лос-Анджелесе.
— Ты можешь переехать. У нас тоже люди живут, а не звери.
— У тебя на все готов ответ.
— Да, мадам.
— А как будет зачат этот ребенок… искусственным осеменением?
Он устремил на нее пылающий взгляд. — Ну уж нет!
— Но это единственный способ, при котором я могу принять твое предложение.
— Тогда я снимаю его.
— Так я и думала. Ты не ребенка хочешь. — Она загнала его в угол. — Скажи, что именно ты хочешь, Зак Делука?
Он встал и начал собирать тарелки и пустые банки.
— Да, этот раунд ты выиграла. Думаю, ты не согласишься играть со мной в карты, чтобы решить наш спор.
— Нет, не соглашусь. Я не уверена, что ты будешь играть честно, ведь для тебя главное — получить то, чего добиваешься.
Она прочитала ответ в его смеющихся глазах и вошла в салун вслед за ним.
— Я хочу пораньше лечь, чтобы наконец выспаться.
— Спокойной ночи, — только и сказал он. Поднимаясь по лестнице, Виктория чувствовала, что он смотрит ей вслед. Хотя в комнате было еще достаточно светло, она решила зажечь свечку и тут заметила, что свеча полностью догорела. Но ведь она прекрасно помнила, что прошлой ночью ветер задул пламя недогоревшей свечи. Неужели все происходило только в ее воображении? И по Заку не скажешь, что между ними вчера что-то было.
Она разделась и упала поперек кровати, лунный свет посеребрил ее обнаженное тело. Потом она вздохнула и забралась под одеяло, кожей ощутив приятную прохладу простыней. Она физически и морально так устала, что глаза ее закрылись еще до того, как голова коснулась подушки…
Она с трудом могла разглядеть женщину, идущую по грязной улице, но город Виктория узнала — это был Питчфорк. Женщина была одета в длинное платье образца 80-х годов прошлого столетия, и она плакала. Потом Виктория заметила, как навстречу женщине из салуна вышел мужчина, одетый во все черное. Он обнял женщину за плечи, но тут из конторы шерифа показался мужчина со значком на груди.
— Отойди от нее! — крикнул шериф. Мужчина в черном даже не пошевелился.
— Я сказал, отойди от нее, или я убью вас обоих… ее первую.
Виктория увидела, как человек со значком прицелился в парочку. Они все еще были слишком далеко, чтобы она могла разглядеть их лица.
Очень неохотно человек в черном отошел от женщины. Он повернулся к человеку со значком. Между ними было ярдов двадцать. Потом человек со значком сказал:
— Вынимай револьвер, и мы решим этот спор. Ты и я. Без нее. Она достанется победителю.
Женщина рыдала, стоя в стороне, и Виктория поспешила к ней, чтобы успокоить…
В испуге она проснулась. Когда она подбежала к женщине, это оказалась она сама!
Обычно ее сны были полны теплого солнечного света и счастья, а этот оказался таким зловещим. Что было бы, если б она не проснулась? И почему эта женщина оказалась ею самой?
Но по крайней мере она знала, что это точно был сон. А вот приснился ли ей Зак прошлой ночью? Он ведет себя так, как будто и не приходил к ней. Она даже думать не хотела о другом возможном варианте. Старик у ручья уверял, что Джонни Болеро все еще бродит по своему салуну. Скоро она, кажется, поверит, что спала с призраком. Единственный способ узнать, приходил ли Зак в ее комнату, это соблазнить его прийти к ней еще раз.
Приняв такое решение, она еще долго вертелась, прежде чем уснуть. Образ человека в черном с кобурой на поясе маячил в ее затуманившемся сознании.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Бессонные ночи - Уайт Тиффани

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Эпилог

Ваши комментарии
к роману Бессонные ночи - Уайт Тиффани



Ничего. Такое чувство, что автор любит мистику. И практически любовь построилась на мистике
Бессонные ночи - Уайт ТиффаниЛена
29.11.2011, 8.31





Советую почитать - немного мистики, немного любви...Прелестно...Но мучает один вопрос? Откуда была горячая вода в городе призраке?Мистика...
Бессонные ночи - Уайт Тиффаниvera.r
27.08.2014, 15.48








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100