Читать онлайн Не верь глазам своим, автора - Уайт Кейт, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Не верь глазам своим - Уайт Кейт бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Не верь глазам своим - Уайт Кейт - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Не верь глазам своим - Уайт Кейт - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайт Кейт

Не верь глазам своим

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Полностью развернувшись, я увидела у входа в столовую Райана. Под тяжестью неприятной сцены с Кимберли я подумала, что его гнев связан именно с ней, только неясно, с чего это так его раздосадовало.
— А что тебе не нравится? — спросила я.
— Сама прекрасно знаешь. — Он продолжал стоять в проходе, посматривая вправо, словно боялся появления незваных сотрудников, которые могут подслушать разговор.
— Нет, Райан, я правда не знаю. Ты же не на стороне Кимберли?
— Кимберли? — переспросил он в явном недоумении. — Что за Кимберли?
— Кимберли Ченс. Она пришла к нам в редакцию, чтобы пригласить меня на ужин.
— Впервые слышу. Я все это время был здесь, — безразлично ответил он. — Речь идет о том, что ты отнимаешь мой хлеб. Это я пишу биографический очерк о Моне, а ты ходишь по пятам и связываешься со всеми моими источниками. Ты разговаривала с Дикером. Ты преследуешь Карла. И тут мне докладывают, что ты приглашала Мэри Кей на чай с пышками.
— Райан, на днях я пыталась обсудить с тобой этот вопрос. Боялась, что в наших статьях могут случиться накладки, но ты сам не захотел. Конечно же, мы неизбежно будем опрашивать одних и тех же людей. Что тут поделаешь. Те, кого ты упомянул, обладают информацией не только для твоего очерка, но и для моего. Они все разговаривали с Моной незадолго перед смертью.
— Однако создается такое впечатление, что ты пишешь биографию.
— Нет, я этим не занимаюсь. Мне дали задание осветить убийство. У меня нет никакого желания погружаться в жизнь и творчество Моны Ходжес.
С лица сошла ярость: видимо, мое объяснение подействовало. Он собрался уходить.
— Постой, у меня есть к тебе вопрос, — сказала я.
— Что? — презрительно спросил он.
— Когда мы разговаривали о вечеринке, ты не упомянул, что покинул редакцию так поздно.
— Не думал, что тебя это может интересовать.
— Ты был здесь, когда вернулась Мона. Вы перекинулись парой фраз.
— И что?
— А то, что я пытаюсь создать хронику событий последнего часа ее жизни, а ты не изъявил желания сообщить, что видел ее совсем незадолго до смерти. Нэш не очень обрадуется, когда узнает, что ты скрываешь от меня информацию.
Райан ухмыльнулся:
— Уверяю тебя, у меня нет сведений, которые могли бы тебе пригодиться. И да будет тебе известно, я уже уведомил полицию. Задавать подобные вопросы входит в их компетенцию.
— О чем вы говорили с Моной, когда она вернулась?
— Она просто поинтересовалась, собираюсь ли я идти на вечеринку. Я объяснил, что скоро буду там, и тогда она велела мне приглядывать за Евой и ее мужем. Кто настучал, что ко мне подходила Мона? фрилансер из отдела оформления?
— Да, — признала я. — Кроме него, в редакции никого не было?
— Я никого не видел.
— Ты пошел на вечеринку через внутренний ход или через ресепшен?
— Через внутренний ход. А какое это имеет значение?
— Ив той части этажа тоже не было ни души?
— Не бродил ли по коридорам враг королевы, затевая пробить ей череп?
— Именно. Вы с Харрисоном единственные, кто задержался допоздна. И мне важно знать, был ли кто в глубине редакции. Не исключено, что туда пробрался кто-то из приглашенных.
— Мне этот кто-то на глаза не попадался. Я прошел мимо уборщицы. Она катила свою смешную тележку с мусором в сторону передней части офиса. И затем я…
Райан оборвал на полуслове и задумчиво глянул направо. Очевидно, у него в мозгах что-то щелкнуло.
— Что?
— Ничего.
— Ты говорил: «И затем я…»
— И затем я прошел через заднюю дверь.
— Мне показалось, ты сейчас что-то вспомнил.
— Нет. Я просто пытался восстановить последовательность своих действий.
У меня, однако, не вызывало сомнения, что в его памяти всплыл новый факт.
— Что ж, надеюсь, если ты припомнишь что-нибудь, дашь мне знать. Нам следует помогать друг другу в написании статей.
— Похоже, ты занимаешься не только своей работой. Играешь в детектива, да? Не думаю, что это понравится полиции.
Пропустив мимо ушей последнее замечание, я попыталась протиснуться мимо него прочь из столовой.
Райан не посторонился, пришлось даже коснуться его костлявой руки.
По пути обратно к столу мне стало тревожно. Райан ведет себя не просто как конкурент, а как враг. Интересно, отчего он так хитер и скрытен и стоит ли верить ему насчет разговора с Моной? И главное, что он такого вспомнил у меня на глазах, чем нельзя поделиться?
Взглянув на часы, я увидела, что мне пора к Нэшу. Надо было собираться раньше, а то теперь придется нестись бегом. Когда я схватила сумочку и пакет, Джесси сказала, что Кимберли проникла в здание, убедив девушку на ресепшене, будто хочет меня удивить, а помощнице заявила, что у нее назначена со мной встреча. Когда я пробегала через «чрево» к выходу, люди продолжали смотреть на меня разинув рты.
На улице было по-июльски жарко и душно, и туристы едва плелись по асфальту. Заметив брешь в толпе, я тотчас ею воспользовалась, потому что уже на две минуты опоздала к Нэшу.
Он выбрал заведение, мимо которого я проходила сотню раз, но никогда не заглядывала внутрь:
уютный бар-ресторан с чрезмерно мощным кондиционером, интерьер выполнен в разных оттенках серого. Приглушенный джаз словно струился через стены. За столами сидели разные деловые люди, некоторые из них пришли с молодыми девушками в слишком откровенных платьях — то ли это проститутки, то ли подружки, одевшиеся по погоде, чтобы не потеть. Ни одного туриста. Наверное, путешественников притягивают только те места, где подают напитки в больших стаканах с зонтиками.
Нэш еще не пришел. Подумав, куда лучше приземлиться — у бара или за столик, — я выбрала бар, поскольку так будет быстрее. Нэш на этой неделе сильно занят и, вероятно, захочет вернуться после встречи в редакцию.
Нэш появился в дверях с пятнадцатиминутным опозданием. Я выпила уже полбокала тепловатого пива. Две женщины проследили за ним взглядом. Нэш — привлекательный мужчина, и я даже представляла себя с ним рядом, хотя он не мой тип.
— Извини, — сказал он, забравшись на высокий стул. — Как понимаешь, это не работа, а зоопарк. — Впервые на край его носа не были посажены очки, они торчали из кармана пиджака. Нэш кивнул бармену и заказал сухой мартини.
— Говоря о зоопарке, — поддержала я беседу, — могу рассказать, что творилось в «чреве» полчаса назад. — И я поведала ему о визите Кимберли.
— О Боже, — пробормотал он, когда я закончила. Нэш сочувственно качал головой, но уголок рта подернулся улыбкой, будто моя история развеселила его. — Стоит включить этот момент в статью. Ты веришь ей?
— Думаю, хорошая идея, — ответил он и снова отпил мартини. — Обычно в «Баззе» такого не встретишь, но ситуация настолько неординарна, что ни одно из старых правил не применимо.
Несколько минут мы разговаривали о статье, и Нэш предложил внести несколько поправок. И все это без текста перед глазами. Мона знала, как сделать материал едким и язвительным, а Нэш — превосходный редактор, наверное, лучший, с кем мне доводилось работать.
— Я внесу исправления на выходных, добавлю кое-что о Кимберли, а в понедельник заполню пробелы, — сказала я. — Спасибо за комментарии, они очень помогли.
— Ты замечательно пишешь, Бейли. Знаю, пребывание в «Баззе» — всего ступень в твоей карьере, но очень рад, что ты с нами. Хотелось бы, чтобы ты осталась в журнале навсегда.
У меня от такого комплимента закружилась голова.
— Мне тоже нравится сотрудничать с вами, — призналась я. — Думаю, все зависит от того, кого назначат новым редактором. Во главе может оказаться человек, который вообще решит выкинуть криминальные истории.
— Слушай, вижу, я могу тебе доверять, поэтому открою один секрет. Только никому не говори. Место предложили мне. Именно потому я так редко бываю в редакции в последнее время. Приходится засиживаться у Дикера, получать основные инструкции.
— Вот здорово, Нэш, — сказала я, загоревшись улыбкой. — Поздравляю.
Я искренне обрадовалась, причем за себя тоже.
— Согласна ли я, что мы должны оставить знаменитостей в покое?
— Нет, что она весь вечер была с кавалером.
— Как мне показалось, ей просто хотелось, чтобы ее не донимали по телефону. Следует навести справки, существует ли этот загадочный ухажер или нет. А вы видели ее в тот вечер?
— Я не замечал ее до того момента, как появилась полиция и перекрыла все входы-выходы. Если она и была с кем-то, я этого не заметил. Только помню, что она выглядела довольно бледно.
— Кстати, я хотела обсудить с вами именно вечеринку.
Вдруг Нэш принял суровый вид, и я даже перепугалась. Видимо, он собрался отчитать меня за Дикера.
— Знаю, что ты очень стараешься раздобыть ценную информацию, — продолжил он, — но нельзя же так сваливаться на голову Дикеру. Ты выбила его из колеи.
— Сожалею, — против своей воли кротко произнесла я. — Я пошла записаться к нему на прием, о чем собиралась вам доложить. Но тут он появился на ресепшене, и я воспользовалась случаем.
— Но зачем тебе понадобился Дикер? Это задача Райана. Пусть он расспрашивает его для биографического очерка о Моне.
Бармен поставил на стойку мартини. Нэш пожевал маслину и отхлебнул из бокала.
— Понимаете, я пытаюсь восстановить шаги Моны в день убийства. Она поднималась к Дикеру за час до смерти.
— Правда? — нахмурился Нэш. — Ты же обещала держать меня в курсе всего, что откопаешь.
— Это не показалось мне важным фактом. В конце концов, он был ее начальником. Только вот не могу вычислить истинную причину их встречи. Согласно версии Дикера Мона пришла рассказать, о чем будет передовица на той неделе.
Мои слова повисли в воздухе. Было бы слишком некрасиво спросить Нэша, лжет ли Дикер. Вполне достаточно ненавязчиво поделиться информацией, чтобы добиться ответа.
— Шутишь? — удивился он. — По такому делу Мона должна была прийти заранее. Дикер требует, чтобы его ставили в известность как можно раньше. Во вторник журнал уже пустили в печать. Не поздновато ли идти советоваться?
Мнение Нэша подтвердило, что Дикер придумал отговорку на ходу.
— Надеюсь, он не издал приказ казнить меня? — спросила я.
— Нет, тебе дали отсрочку при условии, что ты не будешь больше устраивать засад. Так что еще ты выяснила? Постарайся на этот раз ничего не упустить.
— Есть одна вещь, которая не выходит у меня из головы. Как вы уже прочли в первом наброске статьи, я разговаривала с уборщицей Катей. У меня нет никаких доказательств, но я почувствовала, будто она что-то недоговаривает.
— Что, например? — На лице Нэша отразилась тревога.
— О преступнике. Не знаю, что именно и какие У нее причины это скрывать. Надеюсь, полиция разберется. Кстати, что вы думаете о повествовании от первого лица?
Он потянул мартини. Поставив бокал, вдруг взглянул на часы с таким видом, будто они сейчас взорвутся.
— Боже, мне надо бежать, — заявил он.
— Еще одну минуточку. Мне же надо расспросить вас о вечеринке.
— Давай мигом.
— У Моны возникли какие-то проблемы с Кики Бодден. Не знаете, из-за чего?
— Нет, я находился в другом конце помещения. Пока я до них добрался, все уже закончилось, и Мона куда-то исчезла, поэтому я не смог расспросить ее о подробностях.
— Какие-нибудь догадки?
— Нет. Как-то Мона заявила, что мы слишком мягки по отношению к Еве и в будущем надо принимать более критичную позицию. Но никаких решений мы не принимали.
— Я…
— Ты ведь не думаешь, что это сделала Кики? Ей платят за то, чтобы защищать своих клиентов, но не убивать ради них.
— Но что, если Мона обладала скверной информацией о ее клиенте?
— Как я уже сказал, насчет Евы все вилами по воде писано.
— И все же мне придется упомянуть их ссору в статье, но у меня никак не получается связаться с Кики, чтобы попросить дать комментарий.
— Эта женщина вряд ли захочет помочь сотруднице «Базза». Не имею на нее никакого влияния. Попробуй попросить Мэри Кей. Она просто королева, когда надо вкрасться кому-то в доверие.
— Что касается Мэри Кей, то у меня еще один вопрос. Пока в статье этого нет, но я обнаружила, что Мона вернулась в кабинет, чтобы принять звонок от фотографа, точнее, от папарацци, у которого была некая информация. Его порекомендовала Мэри Кей, которая утверждает, будто не знает, о чем он хотел рассказать. Что вы об этом думаете?
— Папарацци? Странно. Обычно они обращаются в редакцию в Лос-Анджелесе, а оттуда связываются с нами. Тебе известно, кто он?
— Да, я уже оставила ему сообщение.
— Что ж, продолжай работать в том же направлении и держи меня в курсе. А сейчас мне действительно надо бежать. Если у тебя еще остались вопросы, обсудим завтра на барбекю. Ты же придешь?
— Да, подъеду с Джесси.
Я не сказала Нэшу ни о Райане, чтобы не накалять атмосферу, ни о нападении в Маленькой Одессе, потому что не хотела взваливать на него лишний груз, скорее всего никак не связанный с убийством.
— Какие планы на вечер? — спросил Нэш, достав из бумажника двадцатку и соскользнув со стула.
— Встречаюсь со старой подругой.
— Удачно тебе повеселиться. До завтра.
Он наклонился и, к моему удивлению, поцеловал меня в щеку. Ничего особенного. В Нью-Йорке так делают постоянно, даже сотрудники. В моем случае это, должно быть, невербальный способ выразить: «Мы работаем вместе, нравимся друг другу и переживаем напряженную неделю». Проблема в том, что при этом он положил руку мне на спину и задержал ее там слишком долго, надавив довольно сильно. Мне известно такого рода прикосновение, как и любой женщине. Оно означает вовсе не то, что мы коллеги и нам сейчас нелегко. Оно говорит: «Хотел бы я с тобой переспать».
Однако во взгляде Нэша не было ни тени вожделения, что меня совсем озадачило. Мы попрощались, и он быстро слился с потоком людей. Я стояла на тротуаре, наблюдая, как он удаляется в толпе, и прокручивала в голове наш разговор. Я сказала ему, что мне нравится с ним работать и что он хороший редактор. Ничего личного. Вероятно, сегодня в нем проснулся Казанова.
Не отходя от бара, я задумалась, какой веткой метро воспользоваться. Грузовик передо мной вдруг резко сорвался с места, и как только он перестал загораживать вид, я заметила на другой стороне улицы, у кондитерского магазина, Хиллари. Она смотрела на меня в упор. Притворилась, будто не узнала, и зашагала прочь. Интересно, видела ли она, как мы с Нэшем вышли из бара? Хиллари по натуре такой человек, который может пустить дурной слух. Боже, что за идиотский день!
В итоге я села в метро на пересечении Сорок девятой улицы и Седьмой авеню, сошла на Принс-стрит и прогулялась оставшуюся часть пути пешком. Всю жизнь Кэт жила в особняке в Ист-Сайде, но прошлой весной там убили няню ее ребенка. Никакая уборка и даже ремонт не помогли избавиться от негативных воспоминаний, и Кэт продала дом и в феврале переехала на север Нижнего Манхэттена. Я была там только один раз, незадолго до ухода из «Глосса».
Новое жилье находилось на Лиспенард, к западу от Чайнатауна. Кэт открыла дверь сама — в узких капри и черной кофточке с крылышками, как выразились бы в журнале «Глосс». Длинные светлые волосы завязаны у шеи в хвост, губы казались обнаженными без привычной розовой или красной помады, хотя она и намазала их тонким слоем прозрачного блеска или вазелина, зайдя за контур. В результате они выглядели еще более пухлыми. К этому приему прибегают многие женщины, и я тоже пробовала, но у меня получается такой эффект, будто я съела кусок сала и забыла вытереть рот.
— Бейли, я так рада тебя видеть, — замурлыкала Кэт. Мы не встречались с ней с тех пор, как я покинула «Глосс». Она, как обычно, обняла меня самым неуклюжим образом, не сгибая рук. Тем не менее в ее прикосновении ощущалась неподдельная теплота. Она была искренне довольна.
— У тебя так тихо, — отметила я. — Ты сегодня одна?
— Дома только я и Тайлер, — ответила она. — Хочешь поздороваться?
— Конечно.
Она отвела меня в спальню в дальнем конце верхнего этажа. Интерьер в квартире был потрясающим, с прошлого моего визита закончили ремонт. Окна выходили на запад и на восток, открывая прекрасный вид на Верхний и Нижний Манхэттен. Белый диван и кресла идеально гармонировали с обоями. На стенах висела коллекция черно-белых фотографий, среди которых раскинулась огромная абстракционистская картина из красных пятен, видимо, недавно приобретенная.
Тайлер сидел в пижаме с рисунком из животных и увлеченно смотрел мультфильм. Он пожал мне руку, когда я поздоровалась, но разговаривать ему хотелось не больше, чем слушать лекцию по кибернетике, поэтому мы с Кэт вернулись в зал. Она предложила мне присесть на диван и налила по бокалу бордо. На черном столике лежало блюдо с сырами, того же кремового оттенка, что и мягкая мебель, и салфетки с золотой каемкой для коктейля. Да уж, я чувствовала себя пассажиром на «Куин Элизабет II».
— Как дела? — спросила она, опустившись в большое кресло напротив.
— Неспокойно. Ты, наверное, слышала, что полиция подозревает Робби Харта. Помнишь его? Из «Джета».
Кэт кивнула, хотя вряд ли поняла, о ком речь. Она часто забывает имена даже тех сотрудников, кто у нее давно работает.
— Начинай сначала, — попросила она. — Я хочу услышать все.
Ах вот зачем здесь лежат салфетки с золотой каемкой — Кэт желает узнать все о смерти Моны. Я выдала десятиминутный обзор. Она забросала меня вопросами: не только невинными, но и такими, что пришлось придержать язык.
— На самом деле я сама хотела тебя расспросить, — сказала я с напускной непринужденностью, чтобы Кэт не подумала, будто это единственная причина моего визита. — Я пишу статью для «Базза», и мне нужна некоторая информация.
— «Базз» освещает убийство? — спросила она. На лице застыло выражение удивления и досады на то, что не догадалась об этом раньше.
Я кивнула и, не давая Кэт вставить слова, продолжила:
— Скажи, что ты знаешь о положении Моны в редакции? Какие у нее были отношения с Дикером?
Насколько мне известно, она его терпеть не могла, — ответила Кэт. — Мона сама не голубых кровей, но Дикера считала отъявленным грубияном.
— Он наверняка совал нос в ее дела, перечитывал передовицы и тому подобное.
— О да, и это ее бесило. Понимаю, когда приходится обсуждать это с директором издательства: он хотя бы может дать ценный совет, но Дикер — бизнесмен, начинавший карьеру с торговли женской обувью, который вдруг решил, что вправе указывать ей, как выпускать журнал. Я слышала, он иногда имел наглость предлагать свое название передовицы.
— Моне платили около миллиона в год. За такие деньги могла бы и пережить нежелательное вмешательство.
— Только не Мона. Да и многие редакторы не стали бы. Кому понравится, когда бывший продавец туфель из магазина «Хьюго Босс» начинает говорить, что печатать, что нет? Я тут недавно слышала, что контракт Моны заканчивался, Дикер предложил ей подписать новый, а она неделями раздумывала. Он ведь не особо терпеливый человек.
Только Кэт это сказала, у меня в памяти всплыл кадр, как Дикер вылетел из кабинета Моны в тот день, когда я проходила собеседование для принятия на работу. Отпив вина, я попыталась воссоздать слова, что он тогда произнес. Нечто вроде: «Даю тебе время на пересмотр предложения, а потом решай сама». Он мог ссылаться на контракт. Неужели Мона поднялась к нему во вторник сообщить, что не собирается ничего подписывать? И попросила Эмми пожелать удачи, предвидя, насколько Дикер разозлится на такое заявление? Становится все интереснее.
— Думаешь, она собиралась уйти из «Базза»? — спросила я.
— Возможно. Подобные слухи ходили постоянно: мол, Мона могла бы попытать удачу на телевидении. Но ничего конкретного мне не известно.
— И как бы отреагировал Дикер, если б она отказалась продолжить с ним сотрудничество?
— Был бы вне себя от ярости. Мона отлично выполняла свою работу, Дикеру приходилось со многим мириться, и он, видимо, считал, что она ему чем-то обязана.
— А он не мог просто передать бразды правления Нэшу ? — спросила я, прикидываясь дурочкой.
— Поговаривают, что Нэш получит-таки это место. Но мне кажется, ему вся эта неразбериха сыграла на руку. Если бы Мона не подписала контракт, Дикер приложил бы все усилия, чтобы откопать нового достойного редактора… Считаешь, у Нэша есть шанс?
— Я не так давно в «Баззе», чтобы понять их политику, — сказала я, удачно избежав прямого ответа. — Мне бы хотелось видеть Нэша на этой должности. Он хороший человек и потрясающий редактор.
— Да, многие придерживаются такого мнения. Что он потрясающий редактор.
Последняя фраза Кэт повисла в воздухе.
— Но?..
— Он профессионал в своем деле, но не умеет предвидеть ситуацию. Подчиненные обожали его, когда он издавал журнал для мужчин, но рейтинг продаж оставлял желать лучшего.
— А как у него дела семейные?
— Ой, брось. Он просто донжуан. Однако его жена не заслуживает сочувствия. Стоит ему попросить прощения, как она готова принять его обратно.
— Тебе известно что-нибудь о личной жизни Моны?
— Я как-то имела дело с ее мужем. Создает впечатление неудачника. Пишет смехотворные пьесы. У него остался ребенок от предыдущего брака. Представляю, какая из Моны мачеха. Ну да хватит о них. Расскажи о себе. Что нового?
Мне было нечем похвастаться. Публикация книги запланирована на осень, а подходящий мужчина так и не встретился.
— У тебя как дела? — поинтересовалась я. — Как расходится улучшенный вариант «Глосса» ? — Мне было неловко спрашивать, но и промолчать нельзя.
— Хорошо, надо полагать, — ответила Кэт. — Через несколько месяцев будет ясно, как читатели реагируют на изменения. Стараюсь отметать материал, который наводит особую скуку.
— Ты имеешь в виду статьи о счастливой жизни и вдыхании ванили для снижения беспокойства?
— Да. Надеюсь, ты больше не злишься на меня, Бейли. Мне так не хватает твоих очерков, но если бы я оставила «Глосс» прежним, то вскоре кусала бы локти. Такая уж у меня судьба, не могу рисковать. Знаешь, я тебе завидую. Ты устроила свою жизнь так, что сама себе хозяйка. Тебе не приходится делать вещи, которые тебе не нравятся.
«Ну да, — хотелось мне сказать. — Тоже мне нашла хозяйку. Будто я по доброй воле работаю в журнале, который тратит типографскую краску на размышления о натуральности чужих грудей».
— Пожалуй, пойду уже. Тебе надо укладывать спать Тайлера, а мне завтра рано вставать.
— Я так рада, что ты на меня не обиделась, — радушно произнесла Кэт, открывая мне дверь. — Мы должны непременно встретиться снова в ближайшем будущем.
— Конечно, — согласилась я. Хорошо, что мы наладили отношения. И все же между нами осталась пропасть, какой не существовало раньше: ни когда она была моим боссом, ни тем более когда я расследовала смерть ее няни и Кэт спасла мне жизнь.
Я поймала такси и отправилась домой, остановившись по пути у гастронома на углу, запастись продуктами. У меня в квартире опять оказалась парилка. Под дверью лежала записка от Лэндона: он уехал на выходные в графство Бакс, и я могу воспользоваться его машиной. Врубив на полную мощность кондиционер, я стянула с себя одежду и сделала омлет с грибами. Выпила бокал вина в надежде, что это поможет мне расслабиться, однако, ставя тарелку в раковину, заметила повышенную напряженность. События последних суток скрутились у меня в животе подобно огромному мячику на резинке, с которым играют, когда становится скучно.
Прежде всего остался непреходящий страх от пережитого в Маленькой Одессе. Перед глазами стояли ужасные белые кроссовки. Если тот человек имеет какое-то отношение к убийству, он, вероятно, следит за мной и на Манхэттене.
Потом вся эта гадость, обрушившаяся на меня за день: визит Кимберли с угрозой гореть в аду, выпад Райана и его злая фраза, что мне не следует играть в детектива. Почему он такой вредный? И что от меня скрывает? До сих пор ощущается прикосновение его костлявой руки в узком дверном проходе. Тут меня осенило: Райан высокий и худощавый, прямо как мужчина в бейсболке и белых кроссовках.
В довершение всего еще и странное поведение Нэша. Показалась мне особая нежность в его поцелуе или нет? Может, он постоянно себя так ведет и смотрит, кто из женщин клюнет? А вдруг я ему правда нравлюсь? В такой суматохе мне только не хватало приставаний начальника.
И наконец, в голове вертелось откровение Кэт. Если ей верить, то Мона поднялась к Ликеру во вторник, чтобы поставить его в известность о своем уходе. Поэтому ее визит оказался столь короток. Она просто сказала ему, что не будет подписывать контракт или что еще не приняла решение и добавить ей нечего. Ясно, почему ей требовалось мужество для встречи с боссом.
Неудивительно, что Дикер придумал нелепую причину — обсуждение передовицы. Видимо, подбросил эту же версию полицейским: зачем им знать, что он в тот вечер поругался с Моной? А что, если это он убийца? Переполняемый гневом из-за потери незаменимого сотрудника, помчался к ней в кабинет продолжить спор?
Слишком много подозреваемых получается. И так мало надежной информации.
Открыв дверь на балкон, я скользнула наружу с бокалом вина. Сквозь деревянную решетку на балкон Лэндона падал янтарный свет. Внизу слева, за коваными железными перилами, находился широкий прогон плоской крыши, полный причудливых силуэтов. Раньше я никогда не боялась сидеть снаружи, но теперь по коже шли мурашки. Пришлось вернуться в квартиру.
В спальне я включила десятичасовые новости и выложила наряд на барбекю: джинсовая юбочка, розовые сандалии, белая кофточка и розовый пояс с бусинами. Также упаковала сумку с продуктами, положив заодно крем от загара, полотенце и купальник, хотя вовсе не собиралась расхаживать перед коллегами в бикини.
Я уже почти заползла в постель, когда мне пришла любопытная идея. Надо включить компьютер и войти на сайт google.com.
Медленно я напечатала в строке поиска «Боу Рейган». И вновь почувствовала себя девочкой-подростком. Затея напомнила мне, как я в пятнадцать лет влюбилась в парня после пятиминутного разговора в курортном городке. Он был из Эри в Пенсильвании, и следующий месяц я вычитала все об этом городе, выяснила, какие там есть колледжи, на случай если мне захочется продолжить учебу. В итоге изучила все настолько детально, что даже знала, сколько щук вылавливают в местных озерах за год.
Боу Рейган — редкое имя, поэтому ссылок не должно быть много. Правда, появился список со словами «Боу» и «Рейган» по отдельности, среди которых всплыли и порносайты, тотчас показавшие мне красоток Боу Джест и некую Рейган. Оказалось что есть один Боу Рейган среди членов городского правления Форт-Лодердейла, он уехал на конференцию.
Затем я нашла! Это точно он. Продюсер и режиссер документальных фильмов. У него имелся собственный сайт, правда, войти туда не удалось — временно находился в разработке.
Перед сном я в последний раз попыталась связаться с Джедом Крэндолом. Оставила ему сообщение, что звоню от имени журнала «Базз» и непременно должна поговорить с ним до конца недели.
На следующий день Джесси пришла вовремя. Она выглядела потрясающе в ярко-оранжевых шортах и белой футболке, из-под которой выглядывала завязка красно-розового купальника. В руках большая соломенная сумка и пакет с едой.
— Нам же не нужно везти подарок хозяину? — спросила я по дороге к гаражу.
— Нет, это для нас с тобой.
Как только я выехала с Двадцать третьей улицы на магистраль ФДР, Джесси достала два больших бумажных стакана с капуччино и сверток с оладьями и рогаликами.
— У меня есть отруби, если ты на диете.
— Сейчас движение станет поспокойнее, и я отведаю что-нибудь, — уверила я. — Так какая там будет атмосфера?
— Странная, — предрекла она. — Не думаю, что кто-то выплакал глаза по Моне, но ситуация жутковатая, и вряд ли неприятное ощущение выветрится вместе с поеданием жареного мяса.
— Вижу, ты надела купальник, — отметила я. — Хочешь показаться в нем всем сотрудникам «Базза» ?
— Посмотрю по погоде, — сказала она и слизнула пену с капуччино. — Прогноз не лучший, но, если не пойдет дождь, я вряд ли устою. А тебя это смущает?
Вроде того. Встречаешься с коллегами каждый день, но все же существуют границы, через которые не стоит переступать. Когда я работала на одну газету в Олбани, мы как-то поехали на озеро Джордж, и один парень полез в воду в облегающих плавках. Очертания его пениса были у всех на обозрении, осталось только гадать, какого цвета его гениталии. Боже, после того случая я не могла смотреть ему в глаза.
— Конечно, есть такая опасность. И я не в восторге оттого, что Нэш увидит мое тело во всей красе.
— Да? — Мне самой хотелось поднять эту тему, умолчав о якобы дружеском поцелуе. — Тебя напрягает его взгляд?
— Стоит мне опустить глаза во время разговора, как он начинает пялиться мне на грудь. Словно у меня магниты на сосках.
— Помнишь, в редакцию пришла его жена и ударила своего неверного сумочкой. Из-за другой женщины, да?
— Да, но понятия не имею, какой именно. Жена кричала тогда, чтобы он прилично вел себя на работе, значит, любовница может быть и среди сотрудниц «Базза». Интересно, снимает ли он очки во время секса?
— Вряд ли. Подозреваю, ему нравится заниматься любовью при свете. Они по-прежнему живут вместе?
— Да, ходят слухи, она пытается держать его на коротком поводке. Звонит по пять раз в день. Только не говори мне, что у тебя с ним завязался роман.
— Боже упаси. Можно задать тебе пару вопросов по работе?
— Валяй.
— Мэри Кей сказала мне, что папарацци торгуют не только фотографиями, но и информацией. Это действительно так?
— Да, несомненно. У нас сотни внештатных корреспондентов, которые вынюхивают, где что новенького, а также мы получаем интересные сведения от сталкерацци.
— Они вертятся вокруг знаменитостей, напрягая слух?
— Верно. Эти ребята выслеживают звезд и ходят на вечеринки в основном делать фотки, но часто подслушивают, о чем ведутся разговоры, какие реплики кидают знаменитости, а также расспрашивают тех, кто паркует машины. Но что мне не нравится в их работе, так это разные провокации.
— Что ты имеешь в виду?
— Они умышленно вызывают негативную реакцию. Если разъярить звезду, получится хороший снимок. Сталкерацци подплывают на надувном матрасе, чтобы заснять вплотную чей-нибудь целлюлит, и вообще способны на что угодно. Могут ткнуть камерой прямо в лицо. Или бросить грубую реплику. У меня подруга была на премьере фильма пару лет назад. С участием Бена Аффлека. Он пришел с матерью на церемонию вручения премии, и один сталкерацци выкрикнул: «Привет, Бен, твоя мать выглядит как шлюха!» И все ради того, чтобы вывести его из себя. Вот что я имею в виду.
— Значит, они продают раздобытую информацию?
— Или продают, или используют ее, чтобы им дали новое задание. Откуда у тебя такой интерес?
— Хочется знать, как что работает.
Мы с Джесси прервали беседу, пока я выезжала на мост Трайборо, и потом возобновили ее снова, как только я вырулила на автомагистраль на Лонг-Айленд. В таком ритме прошел весь путь: короткий разговор о Моне, работе, даже о личной жизни сменялся непринужденным молчанием под музыку. Я выпила предложенный мне капуччино и проглотила оладьи с джемом из голубики. Джесси вела себя как старый друг из колледжа, и моя тревога рассеялась. Когда мы приехали в Ист-Хэмптон, даже не верилось, что провели в пути больше двух часов.
Мы подозревали, что жилище Ликера потрясает своей роскошью, и все же вылупили глаза, подъезжая к дому с видом на океан. Через изгородь проглядывали теннисный корт и несколько строений. Припарковались на круговой дорожке, посыпанной гравием, где уже стояли четыре-пять машин. На вершине дюны красовалось огромное прямоугольное здание, покрытое гонтом.
— Ой, мне срочно надо в туалет, — сказала Джесси, когда я достала наши сумки из багажника. — Пойду поднимусь в дом.
— Хорошо, встретимся вон там. — Я указала на большие деревянные ворота, встроенные в изгородь. За ними шумела вода, как у водопада. — Автобус, судя по всему, еще не приехал. Слишком уж здесь тихо.
Джесси засеменила вверх по деревянной лестнице, а я подняла черный засов на воротах.
Передо мной раскинулся чудесный сад. Бассейн выполнен под пруд: дно темное вместо привычно бирюзового, по валунам каскадом струится вода. Повсюду посажены цветы — малиновые, розовые, красные и желтые. На дальнем краю безупречно подстриженной лужайки стоят елочки. Такие деревья обычно не растут около океана, поэтому они придают пейзажу необычайную обворожительность.
Вокруг никого не было. Посредине поместили огромный прямоугольный гриль и стол с выпивкой и минералкой. Мне туда.
Слева послышались шаги, я повернула голову.
Ко мне приближался Боу Рейган.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Не верь глазам своим - Уайт Кейт

Разделы:
123456789101112131415161718192021

Ваши комментарии
к роману Не верь глазам своим - Уайт Кейт



Детектив, немного любви и открытая концовка: додумай сам. Ну а в общем, читать можно.
Не верь глазам своим - Уайт Кейтиришка
17.06.2015, 23.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100