Читать онлайн Любишь только дважды, автора - Уайлд Лори, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Любишь только дважды - Уайлд Лори бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Любишь только дважды - Уайлд Лори - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Любишь только дважды - Уайлд Лори - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайлд Лори

Любишь только дважды

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Джоэлу становилось хуже. Он должен был подкрепить свои силы, чтобы продолжать действовать в том же ритме. Ему нужно было поесть и как следует выспаться.
Марли сделала со своего сотового телефона анонимный звонок, которым известила полицию, что видела, как «камаро» упал с моста. Уложив Джоэла на заднем сиденье, она сменила ему повязку. Оба обрадовались, увидев, что ее шов выдержал напряженный трюк с выбрасыванием коробки с инструментами под колеса дьявольского «камаро». Марли наложила на рану новую повязку, хорошенько закрепила ее, и они вновь тронулись в путь.
Каким бы уставшим Джоэл ни был, все же он был в несколько лучшей форме, чем «дюранго». Машина безбожно скрипела и трещала всю дорогу до Корпус-Кристи.
– Наверное, плохо, что я не жалею о том, что мы не стали спасать этого парня из воды? – волновалась Марли.
– Он ведь пытался нас убить.
– Но он же был человеком.
От такой наивности Джоэлу стало не по себе.
– Послушай, мы сделали то, что должны были сделать для спасения своей жизни.
– Я понимаю.
Джоэл не знал, как ее успокоить. Ситуация была паршивой.
– По крайней мере, теперь ты можешь больше не убегать, – сказал он.
– Да, теперь за мной гоняется только полиция. – Она повернулась к нему. – Может быть, мне следует сдаться?
– А кто тогда будет искать твою маму?
– Я так устала и так хочу есть, что не могу даже думать. – Марли помассировала лоб рукой.
– Не волнуйся, – сказал Джоэл, въезжая на стоянку круглосуточного кафе. – Сейчас перекусим у Денниса.
Уже через десять минут они пили апельсиновый сок в кабинке в глубине кафе и ждали своего завтрака «Большой шлем». Джоэл настоял на том, чтобы сесть у стены. Он не хотел, чтобы к нему кто-нибудь подкрался сзади.
Марли нервно мяла бумажную салфетку и избегала его взгляда. Он думал, не вспоминает ли она о том, что произошло между ними перед тем, как она увидела лицо Роналда Макдоналда в окне. Мысленно он все возвращался и возвращался к тому моменту, когда они чуть было не занялись любовью, хотя и старался отгонять эти мысли. Нужно было полностью сосредоточиться на решении накопившихся проблем.
– Я должен тебя кое о чем спросить, – сказал он.
– Да?
– Посмотри на меня.
Марли кокетливо склонила голову.
– А в чем дело?
Джоэл не принял ее игры.
– Как ты думаешь, могли все эти истории про твоего отца быть правдой? Возможно ли, что он и вправду был предателем?
– Ложь, – не задумываясь ответила Марли. – Мой отец обнаружил, что кто-то из высокопоставленных лиц в военно-морском флоте замешан в операции по сокрытию незаконной деятельности, и собирался рассказать об этом, когда погиб от руки Огастеса Хантера, которого считал своим лучшим другом.
Джоэл не был расположен обсуждать эту тему, заставлявшую его испытывать чувство вины за то, чего он не совершал. Но, заглянув в глаза Марли, он почувствовал нечто, не имеющее ничего общего с ранением, голодом или всей той болью, которую его отец причинил семье.
Гас никогда не распространялся о том случае. Джоэл узнал больше от местных сплетников, чем от собственного отца. По официальной версии, Дэниел Монтегю был арестован за предательство, когда вернулся на борт своего корабля после стоянки в Басре, в Ираке, в 1990 году.
Монтегю перевели на «Гилкрест», которым в то время командовал отец Джоэла. Поскольку они с Дэниелом были старыми друзьями, Гас лично следил за операцией. Когда Гас вел Дэниела в его каюту, тот рванул к перилам. Гас хотел сделать только предупреждающий выстрел, но в суматохе один из молодых полицейских толкнул Гаса под руку, и пуля попала Монтегю прямо в спину. Тело Дэниела упало за борт и скрылось в волнах.
Теперь же вся эта история выглядела довольно подозрительной. Если уж им могло взбрести в голову обвинить Марли в убийстве Роберта Херкла, почему бы им не придумать целую историю, чтобы скрыть правду о смерти Дэниела Монтегю?
Вопрос был в том, кто такие «они».
Если Марли права и ее отца сделали козлом отпущения, а затем убили, чтобы он не заговорил, то каким боком тут замешан Гас? Неужели его отец тоже участвовал в заговоре?
Для Джоэла это был страшный вопрос.
И что за преступления скрывали военные? Подобной секретности требовали только вопросы национальной безопасности.
Мысли об опасности заставили Джоэла напрячься. Неужели его любимый военно-морской флот настолько коррумпирован? Джоэла бросило в жар. Значит, все, во что он верил и что защищал, было ложью? Кто-то в высших эшелонах власти совершил нечто ужасное, и теперь они ни перед чем не остановятся, чтобы скрыть это преступление.
Эта мысль была как удар под дых, такая быстрая и сильная, что Джоэл даже застонал.
Ему трудно было смириться с тем, что единственное место, к которому он чувствовал привязанность, перестало заслуживать его доверие. Флот дал ему дисциплину и поддержку, которых ему так не хватало дома. Он сблизил его с Гасом после стольких лет отчуждения. Но он оказался карточным домиком. И упал, лишив его веры, пошатнув его доверие к системе, которую Джоэл поклялся защищать, чтить и поддерживать.
Неужели он оказался дураком? Доверчивым простофилей?
Джоэл посмотрел на свои руки. Руки, которые убивали во имя защиты своей страны. Он крепко сжал кулаки.
Эмоции волнами накатывали на него. Злость, память о предательстве, грусть, вина. Он закрыл глаза, стараясь дышать глубоко, выталкивая себя из этого водоворота и пытаясь расслабить плечи и разжать кулаки.
Джоэл открыл глаза и увидел, что Марли внимательно на него смотрит.
– В чем дело?
– У тебя сажа на щеке.
Она послюнявила палец своим розовым язычком, наклонилась через столик и вытерла его скулу влажной подушечкой пальца.
Почему-то это прикосновение взволновало Джоэла больше, чем если бы она дотронулась до его паха. Что творилось у него в душе? Он пытался отгородиться от этого чувства, но оно не давало о себе забыть.
Он улыбался, да, он улыбался как идиот только потому, что она мокрым пальцем стирала грязь с его щеки. Джоэл почувствовал, как от этой улыбки теплеет его взгляд, а затем это тепло разлилось по груди.
Она смотрела ему в глаза, а он смотрел на нее, нервничая, как подросток во время первого сексуального опыта.
О черт, теперь у него проблемы.
Они смотрели друг другу в глаза, рука Марли все еще была у него на щеке, она все еще наклонялась к нему через столик, сердца таяли в пламени их разгоряченных взглядов. Ему вдруг показалось, что ее лицо – это ворота в рай.
Джоэл таял, как шоколадка на теплой ладони. Лицо Марли вызывало в нем желание поклоняться. Он ничего не понимал. Совершенно не понимал, почему это происходит. Но лишь знал, что новое чувство полностью овладело им.
Брови Марли поднялись, глаза широко открылись, затем она опустила взгляд и едва заметно улыбнулась. Потом снова взглянула на него, лаская своим взглядом. Чуть дыша, она опять села. Ее палец исчез с его лица, но отпечатался там навеки.
Джоэл тоже перестал дышать.
С момента их встречи Марли казалась ему очень милой. Круглые щечки, носик с горбинкой и женственная фигура. Но, глядя на нее сейчас, в ничего не приукрашивающем резком свете флуоресцентных ламп, одетую в его рубашку, он видел самую прекрасную женщину на земле.
Удивительно честное лицо, умные карие глаза и храброе сердце. Она вся пылала, как будто у нее был жар. Ее внутренняя красота омывала его волнами, увлекая в какую-то глубину.
Он стал новообращенным в любви. Одним из самых верных. Скептицизм был забыт.
Официантка подошла к их столику и поставила перед ними две тарелки, вырвав тем самым его из сладостной муки.
– Два «Больших шлема».
– Я умираю от голода. – Марли взяла бутылочку с кленовым сиропом, обильно полила оладьи и набросилась на них с нежным стоном утонченного удовольствия.
Джоэл принялся за яйца, пытаясь сосредоточиться на еде, но его ум был все еще занят новым открытием: он ошибался, а права была она.
Джоэл не привык ошибаться, а уж тем более не привык сомневаться в чем-либо. Теперь его взгляд на мир изменился, и, к добру это или к худу, произошло это из-за Марли.
Закончив завтрак, Марли встала и направилась в дамскую комнату. Джоэл проводил ее взглядом, сердце у него сжалось.
Официантка усадила двоих местных полицейских за соседний столик. Один из них отстегнул рацию и положил ее на стол перед собой.
Джоэл насторожился.
Яйца во рту по вкусу стали напоминать опилки. Каждый мускул его тела напрягся. Он не сводил глаз с полицейских, однако, поняв, что такое внимание может показаться подозрительным, опустил взгляд на тарелку.
Рация затрещала.
– Подразделение сорок пять, прием. Полицейский нажал на кнопку.
– Да, Мейси, что у вас?
Джоэл наклонился вперед, пытаясь расслышать, что говорит диспетчер, Его пальцы сжали вилку до боли в костяшках.
– У меня ориентировка на подозреваемую в убийстве Херкла. Ее зовут Марли Монтегю.
– Что еще?
Диспетчер дал описание Марли. Из-за радиопомех трудно было что-либо разобрать, но кое-что он услышал.
– Ее сообщник также идентифицирован. Это отбившийся от рук агент военно-морской разведки. Бывший спецназовец по имени Джоэл Хантер. Будьте осторожны. Он вооружен и чрезвычайно опасен.
– Куда мы теперь? – спросила Марли, когда Джоэл торопливо вывел ее из кафе. Солнце уже встало, и на улицах появились люди, спешащие на работу.
– Не знаю. Нам нужно где-нибудь спрятаться, пока мы не вычислим, кто тебя подставляет, и почему и кто на самом деле убил Роберта Херкла.
– И что случилось с моей мамой. – Голос у Марли срывался от отчаяния. – Пожалуйста, не забывай про мою маму.
– Я не забыл про нее, – ответил Джоэл. – Но ее исчезновение имеет отношение к происходящему, и мне кажется, что все это как-то связано с одной из твоих «Теорий заговора». Вопрос в том, с какой именно. Кстати, сколько их у тебя?
Марли нахмурилась, немного подумала.
– Сотни две или около того.
Джоэл присвистнул.
– Я и понятия не имел, что вокруг витает столько «Теорий заговора».
– Это сложный мир.
– А нельзя ли как-нибудь снизить их число? Выкинуть самые невероятные.
– Ну, поскольку все это завертелось только сейчас, то, видимо, виной всему одна из последних книжек. А ты уверен, что хочешь ввязаться во все это со мной?
Джоэл взглянул ей в глаза:
– Еще никогда в жизни ни в чем я не был так уверен. То, что они с тобой делают, – огромная несправедливость, и если даже мне придется в одиночку свергнуть правительство Соединенных Штатов, чтобы обелить твое имя, то я это сделаю.
Марли почувствовала себя так, словно ей на помощь пришли все силы военно-морского флота. Джоэл был готов связать с ней свою судьбу! Они были командой. Теперь он завоевал ее доверие. Пусть вначале их отношения и Не совсем складывались, но теперь им приходилось делить одиночный окоп в зоне военных действий. Марли бы с радостью приняла предназначенную ему пулю и умерла с улыбкой на устах. Лишь еще к двум людям в мире она была привязана так же сильно.
К матери и Космо.
– Прежде всего, нужно найти место, где мы могли бы спрятаться. Не можем же мы просто зарегистрироваться в отеле, когда за тобой повсюду следуют полицейские. Да и от «дюранго» придется избавиться. – Джоэл остановился на светофоре за огромным грузовиком, на бампере которого было приклеено объявление, рекламирующее День пирата, ожидаемый в Корпус-Кристи.
День пирата был ежегодным весенним фестивалем, организованным в честь красочного прошлого этого города. В выходные в Корпус-Кристи устроят парад, ярмарки изделий декоративно-прикладного искусства, поставят палатки с едой, проведут церемонию похищения мэра силами служащих внешнеторговой палаты, переодетых пиратами, устроят огромный фейерверк и многие другие развлечения. Марли не очень-то любила все эти народные празднества и ярмарки, но семья Космо отвечала за организацию парада. Космо в течение нескольких дней приходилось работать изо всех сил, и он частенько привлекал к этому Марли, просто за компанию.
Последние три или четыре недели перед Днем пирата проходили как в чаду. Сотни добровольцев работали круглые сутки, подготавливая к параду платформы, которые все остальное время хранились на складе, принадлежащем родителям Космо. К складу было пристроено небольшое жилое помещение, в котором во время спешной подготовки к параду жил повар, задачей которого было кормить всю эту ораву.
Много ночей Космо и Марли работали допоздна, обсуждая компьютерное хакерство и «Теории заговора» и в то же время не прекращая красить, сшивать, сваривать и сколачивать разнообразные украшения для платформ. Было так весело есть жирную вредную пищу, не высыпаться и участвовать во всей этой подготовительной работе. Весь год склад и примыкающее помещение пустовали в ожидании очередного приступа сумасшествия в честь Дня пирата.
Марли знала, где Виллерилы хранили запасной ключ.
– Развернись на следующем перекрестке, – сказала она Джоэлу.
– Зачем?
Марли усмехнулась:
– Я знаю идеальное место, где мы сможем спрятаться.
На складе было тихо и пахло плесенью. Платформы нечетко вырисовывались в темноте, как притихшие динозавры, в любой момент готовые возродиться к жизни. Марли с Джоэлом протиснулись мимо пиратского корабля с развевающимся «Веселым Роджером» на мачте, и Джоэл чуть было не ударился головой о трамплин для прыжков в воду, превращенный в мостки. Им пришлось обогнуть водяной дворец Нептуна, поднимающийся из стекловолоконного спокойствия, и проскользнуть мимо танцующих русалок. Два года назад Марли с Космо покрасили все чешуйки Королевы русалок блестящей краской цвета морской волны.
Марли расчихалась то ли от пыли, то ли от сырости, проникающей сюда из доков.
– Не простудись, – сказал Джоэл, как будто у нее был выбор. Он настолько привык командовать, что воображал, будто может приказывать вирусу. Но кто знает? А вдруг может? Ведь было похоже, что он стряхнул с себя свою рану, будто бы это был всего-навсего порез во время бритья.
– Постараюсь помнить о твоем совете.
– Нам нужно выспаться, – сказал он – Где тут кровать?
– Сюда.
Марли провела его в крошечное помещение, в котором находились раковина, кровать, плита и туалет. На кровати лежал матрас, покрытый старым, но чистым покрывалом.
Через час Джоэл сидел, откинувшись на подушки, и смотрел на Марли, свернувшуюся калачиком рядом с ним и тихо посапывающую во сне. Она лежала, уткнувшись носом в подушку, подложив ладонь под щеку и лаская пальцы Джоэла своим теплым дыханием.
Ну и положение: он лежал в постели с самой привлекательной женщиной, которая заставляла его сердце биться сильнее, и не мог ничего сделать.
Хотя все к лучшему. Он только начал возвращаться к холостяцким привычкам после разрыва с Трини, Новые отношения ему совсем не нужны. Слишком скоро, он просто еще не готов.
Любовь такая коварная штука. Джоэлу, конечно, недоставало магнетической силы, этого божественного напряжения всех мускулов, выброса эндорфина в мозг, однако в то же время любовь всегда все усложняет. В первом порыве чувства забываешь, что разбитые отношения вполне могут разбить и твое сердце. Любовь – это поле боя, а Джоэл был воином, который всегда вступал в битву.
Он не был склонен к романтическим домыслам. Бесконечные размышления и раздумья он оставлял ученым профессорам. Но Марли задевала в нем какую-то струну что-то чистое и нетронутое, и этого Джоэл отрицать не мог.
«Ты должен присматривать за ней, а не лезть ей под юбку, Хантер».
Нежным запахом женщины пропиталась подушка рядом с его головой. Джоэл вдохнул воздух и замер, пораженный тем эффектом, который присутствие Марли производило на него. Как будто кто-то методично и терпеливо стучал молотком по его сердцу.
Казалось, все на свете замерло. Джоэл не шевелился, и мир тоже остановился и затих. Тишина. Тревожная тишина. И все же сердце колотилось, как птица, попавшая в клетку.
С Трини все было не так. Он хотел ее. О да. В тот самый момент, как они взглянули друг на друга, в них разгорелась страсть. Они горели и пылали, а затем потухли, как две римские свечи со связанными фитилями. Яркий взрыв, а затем полное разрушение.
С Марли было по-другому. Здесь тоже была замешана химия. Вне всяких сомнений. И все-таки все было иначе. Его желание не имело того взрывного оттенка. Оно было лучше. Глубже. Вернее. Крепче.
Сейчас Джоэлу ничего не хотелось так сильно, как разбудить Марли и заняться с ней любовью. И это его пугало. Он еще мог справиться с неконтролируемой страстью, но это… это была проблема совершенно иного рода.
У него и раньше не было недостатка в страстном сексе. Предостаточно секса. С высокими и маленькими, пухленькими и худышками, блондинками, брюнетками, рыженькими. Но среди них не было никого, кого можно бы было сравнить с Марли. Ее застенчивость подпитывала его мужское эго.
Рядом с ней он чувствовал себя сильным защитником. Но в тот момент, когда он, испугавшись, что она слишком легкая добыча для такого парня, как он, говорил или делал что-то, что зажигало эту искорку в ее глазах, она отшивала его, хамила ему.
Он целых две недели держал ее под наблюдением и за это время сделал совершенно неверные выводы. Он принял ее скромное поведение за слабость, отсутствие тщеславия за серость, а ее предсказуемость считал скучной. Но она не была ни слабой, ни серой, ни скучной.
Марли не была похожа ни на одну из женщин, которых Джоэл знал. Она выталкивала его из зоны спокойствия так, как никто другой. А ведь обычно он вытаскивал людей из их уютных норок, а не наоборот. Разумеется, наглая Трини могла ему противостоять, но Марли это удавалось лучше. Она заставила Джоэла усомниться в том, во что он верил и что ценил. Задуматься, почему он сделал в жизни именно такой выбор, а не какой-то другой.
Глазами Марли Джоэл начинал видеть, что его желание быть сильным было всего лишь иллюзией. Поскольку откуда ему знать, достаточно ли он силен? Всю жизнь он старался быть смелым, хотя глубоко внутри он сейчас был не храбрее, чем тот двенадцатилетний мальчик, которого порол ремнем один из отчимов.
Его восхищало в Марли очень многое. Ее сострадание, ум, ее удивительное чувство юмора. Джоэл с уважением относился к ее умению защищать то, во что она верила, даже если это и не всем было по душе. У Марли был благородный нрав и доброе сердце. С какой заботливостью вставала она на защиту пострадавших от несправедливости! Но привычнее ей было выражать свои страхи, чем смелые чувства.
В Марли словно уживались два человека: скромная, заботливая отшельница и смелая расчетливая искательница приключений.
И Джоэл одинаково любил обеих этих женщин.
Но больше всего ему нравилось то, что они с Марли составляли великолепную команду, компенсируя сильные и слабые стороны друг друга. При ней он всегда старался быть в форме и чувствовал, что в его действиях появляется целеустремленность. Его милая девочка заслуживала совсем другого, чем ужасы этого мира, свалившиеся ей на голову.
И ведь ко всему оказался причастен он, Джоэл. Секреты, ложь, предательство. Ей слишком через многое пришлось пройти. Все ее иллюзии о мире, в котором она живет, были разрушены в таком юном возрасте. Все для нее изменилось, когда его отец убил ее отца.
Джоэл интуитивно понимал, что Марли может ранить его намного больнее, чем это когда-либо удавалось Трини.
Он сражался с желанием, бьющимся у нею внутри. Оно было настойчивым, требовательным и толкало его к запретным поступкам.
Поступкам, которые могли глубоко ранить его.
Шрамы после которых останутся на всю жизнь.
Нужно было избавиться от всех этих любовных мыслей. Джоэл не мог позволить себе такую мягкость. Как для своего, так и для ее блага. Но сейчас, лежа рядом с Марли. Вдыхая ее аромат, он чувствовал всю обжигающую пустоту одиночества.
«Чувства для женщин и для дураков. Мягкосердечие – единственный твой недостаток как солдата», – сказал ему Гас после Ирака.
Джоэл поморщился, но это было правдой. И чтобы избавиться от этого недостатка, надо было сосредоточиться на том, что важнее всего в данный момент.
На охране Марли.
Наемный убийца, возможно, и умер, но Джоэл был совершенно уверен, что он действовал не в одиночку. Кто-то очень могущественный хотел ее смерти. И Джоэл был единственным, кто мог этому помешать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Любишь только дважды - Уайлд Лори



Тут аннотация неправильная, вот правильная: Хрупкая и застенчивая Марли Монтегю – автор популярных комиксов. Разве может эта очаровательная девушка перейти кому-нибудь дорогу? Конечно, нет. Марли и сама была в этом уверена, пока однажды, открыв дверь, не увидела направленное на нее дуло пистолета.rnrnПомощь красивого молодого соседа Джоэла Хантера ей просто необходима. А если он еще и секретный агент…rnrnМежду перестрелками и погонями эти двое вдруг понимают, что влюблены до беспамятства и не могут жить друг без друга.
Любишь только дважды - Уайлд ЛориНастя
11.10.2013, 13.17





Ну в целом ничего, можно почитать, и приключения, и юмор, нежная героиня, супер крутой герой, но на мой взгляд сюжет чересчур закручен, смахивает на манию преследования заговоров. 8/10
Любишь только дважды - Уайлд ЛориНастя
11.10.2013, 20.27





Шииииикаааарноо!!!! отличный детектив!!! это 10 из 10
Любишь только дважды - Уайлд ЛориВера
12.10.2013, 7.01





А мне понравилось! Сюжет интересный, по типу голливудских боевиков))) Читается легко и быстро! 9,5/10...
Любишь только дважды - Уайлд ЛориИрина
15.10.2013, 16.43





И мне понравилось. ГГ вполне реальная женщина со своими недостатками. А то надоели одни супермодели - и лицом и фигурой. Здесь и детективная и любовная линия. Не жалею потраченого времени! 10
Любишь только дважды - Уайлд ЛориНаталия
29.01.2016, 19.31





Интересный роман! 9
Любишь только дважды - Уайлд ЛориНатали
2.02.2016, 19.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100