Читать онлайн Путешествие во времени, автора - Уайз Айра, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Путешествие во времени - Уайз Айра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.25 (Голосов: 126)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Путешествие во времени - Уайз Айра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Путешествие во времени - Уайз Айра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайз Айра

Путешествие во времени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

– Ты сошел с ума, – выдохнула Сэнди, пытаясь отстраниться от него.
– Возможно.
Он пожал плечами, но в ее глазах прочел невольное восхищение такой захватывающей повесткой дня. Сэнди дрожала в его объятиях, как пойманная птица.
– Как давно, Сэнди, мужская рука не касалась твоего тела? – хрипло спросил Уго. – Сколько времени ты не ощущала напора мужской страсти, лишающего тебя рассудка?
Ее губы дрожали, лицо побледнело, а глаза стали прозрачными, что можно было бы отнести на счет страха, если бы Уго не чувствовал соблазнительного запаха ответного возбуждения, наполнившего воздух. С первой их встречи ему знаком был этот запах, и с тех пор он возникал всякий раз, когда они оказывались рядом. Восемь лет ничего не изменили. Восемь лет ничугь не ослабили воздействия, которое он оказывал на Сэнди.
– Секс… – наклонившись ниже, прошептал Уго, – это витает в воздухе. Его можно почувствовать. Перестань притворяться.
– Если ты не прекратишь, я закричу!
В ответ он обхватил свободной рукой ее голову сзади и, блеском глаз обозначив свое намерение, склонился и завладел тем, чем хотел, – ее губами, ее сухими, дрожащими губами, которые с готовностью раскрылись ему навстречу. Ее пальцы вцепились в его рубашку, грудь тяжело вздымалась. А когда ее бедра нетерпеливо подались к нему, именно Сэнди захватила инициативу в поцелуе и застонала от ласкающих прикосновений его языка.
Уго рассмеялся, низко и гортанно, празднуя триумф, и Сэнди в наказание впилась ногтями в его шею. Ему было все равно. Ему даже нравились эти царапающие острые коготки. Они говорили о том, что все получится так, как ему хотелось бы, – дико и непредсказуемо. Они наполняли его жизнью, энергией! С Натали у него был просто секс. А с этой женщиной… возрождение всего существа!
Автоматические двери лифта открылись… и, кажется, уже не первый раз. Не прерывая поцелуя, Уго подхватил ее на руки и понес к своим апартаментам. Открыть дверь ключом, не отрываясь от Сэнди, было подвигом, но он совершил его, вошел внутрь, толкнул ногой дверь и с удовлетворенным рычанием устремился по коридору к единственной комнате, которая имела значение сейчас.
Пиджак упал с ее плеч на пороге спальни, и, переступив через него, Уго понес Сэнди к огромной постели под покрывалом из синего шелка.
Когда он поставил ее на пол, Сэнди так дрожала, что едва держалась на ногах. Ее распахнутые глаза блестели и отливали золотом, припухшие красные губы тянулись к нему.
– А теперь скажи мне «нет», – нежно произнес Уго, но слова прозвучали как вызов.
Сэнди не ответила, только протянула руку в поисках опоры. И Уго, поймав ее, приложил к груди. Ее взгляд последовал за его жестом, и Сэнди убедилась, что действительно прикасается к обнаженной, покрытой волосами коже. Она опять сделала это – сама того не осознавая, расстегнула его рубашку, пока он нес ее по коридору!
– Да, – с мрачным удовлетворением подтвердил Уго и, расслабив узел галстука, сорвал его и швырнул на пол.
– О Боже правый! – вырвалось у Сэнди.
А его пальцы уже расстегивали ее жакет, под который на этот раз она предусмотрительно надела блузку. В попытке защититься от него или от себя? Жакет соскользнул с ее плеч, блузку Уго стянул через голову. Когда Сэнди подняла на него ошеломленный взгляд, он снова приник к ней в неистовом поцелуе – на случай если она все-таки решит остановить происходящее.
Но Сэнди не способна была ничего остановить. Она целиком отдалась на волю этого восхитительного мужчины. Каждый вдох наполнял ее легкие его запахом, каждое движение встречало сопротивление его силы. Он целовал ее с варварской жадностью, его прикосновения сводили с ума. У нее не оставалось ни рассудка, ни воли, ни желаний – кроме желания быть здесь, с ним, и терпеть эту невыносимо сладкую муку. Восьми лет, которые она провела без него, словно и не бывало.
– Это сумасшествие, – простонала Сэнди.
Уго не ответил. Его руки освобождали ее от лифчика. Черные кружева сползли с полных округлостей с возбужденными сосками. Он прикоснулся к ним. Сэнди застонала и прильнула к нему, затем прижалась сильнее, почувствовав восхитительную шершавость волос на его груди.
Последовавший жаркий поцелуй был самим соблазном, и, когда Уго расстегнул молнию на ее юбке, Сэнди нетерпеливо повела бедрами, помогая ей сползти. Прижавшись к нему, она ощутила всю силу его возбуждения. Дыхание Уго было частым и прерывистым, тело содрогалось от нестерпимого желания. Но когда он скользнул руками под последний клочок кружев, разделяющий их, именно Сэнди окончательно потеряла контроль над собой.
Она обхватила ладонями лицо Уго и покрыла его поцелуями. Ее лихорадочные и в то же время бесконечно нежные прикосновения исторгли сдавленные хриплые звуки из его груди. Он принадлежит ей. Этот мужчина, этот прекрасный смуглый гигант принадлежит ей. Она верила в это восемь лет назад, верила и сейчас. И пусть слабый внутренний голос твердил ей, что она легковерная дура, сейчас ее это не заботило.
Уго обхватил ладонями ее бедра и, приподняв, на мгновение прижал к себе. Сэнди обвила руками его шею, и он осторожно опустил ее на кровать. На этот раз не на мягкое стеганое одеяло, а на твердый ровный матрас под скользящей, потрясающего цвета тканью.
Теплая кожа соприкоснулась с прохладным шелком, ноги и руки чувственно вытянулись. Уго на мгновение помедлил, любуясь завораживающим сочетанием: тело цвета слоновой кости на темно-синем, разметавшиеся вокруг головы золотые волосы. В следующий момент он уже судорожно избавлялся от остатков одежды. Сэнди зачарованно смотрела, как напряглись мышцы его живота, когда он расстегивал молнию на брюках; во рту у нее пересохло, когда молния поползла вниз. Через несколько секунд он был уже обнажен, и у Сэнди внутри все сжалось от смеси страха и нестерпимого возбуждения. Она с тревогой смотрела на него, до тех пор пока не вспомнила, каково это – целиком слиться с этим мужчиной.
Затем Уго лег справа от нее и привлек Сэнди к себе. Его губы завладели ее ртом, а руки начали колдовать над грудью, животом, бедрами. На ней все еще были шелковые чулки, и он нетерпеливо стянул их. Трусики последовали за ними. Сэнди извивалась под каждым его умелым прикосновением. Она совсем пропала, потонула в темных глубинах его глаз. Она любила его, хотела его.
– Остановимся?
Остановимся?.. – непонимающе повторила про себя Сэнди и впервые попыталась сосредоточиться. Скулы отчетливее выступили на страстно напряженном лице Уго, припухшие губы слегка кривились от безумного желания. Прекрасное бронзовое тело лежало поперек нее, пальцы нежно поглаживали ее пупок.
– Продолжение будет означать, что ты согласна с моими намерениями.
Намерениями? Ей приходилось напряженно вдумываться в каждое его слово.
– Ты хочешь остановиться? – спросила Сэнди, бросив на него затуманенный взгляд из-под длинных ресниц.
Уго коснулся языком ее нижней губы.
– Нет.
– Тогда зачем спрашивать?
Он странно улыбнулся.
– Значит, так тому и быть, – сказал Уго и обвел языком контур ее прекрасного, полного, подрагивающего от желания рта.
Сэнди отреагировала с такой импульсивностью, что он пришел в неистовство – и все закрутилось в горячем, бурлящем водовороте. Уго сомкнул губы на ее груди, покусывая зубами сосок. Она ловила воздух ртом, а он дразнил и мучил ее губами, руками. Затем, скользнув длинными пальцами вдоль всего ее тела, прикоснулся к облачку золотистых волос внизу живота.
С жадностью она принимала его ласки, и ей хотелось все новых и новых. Ее пальцы впивались в упругие, твердые мускулы мужчины. Удовольствие накладывалось на удовольствие, и сила их многократно возрастала оттого, что Сэнди слышала его с хрипом вырывающееся из легких дыхание, ощущала безумное биение сердца, трепет тела, содрогающегося от страсти, равной ее собственной.
Я не должна этого делать. Смутное воспоминание о здравом смысле едва все не испортило. Сэнди издала несчастный всхлип. А затем он проник умелыми пальцами в средоточие ее женственности, и Сэнди окончательно забыла обо всем на свете – о здравом смысле, о какой-либо сдержанности. Она взлетела – или вот-вот готова была взлететь – в бесконечную высь. Задыхаясь, она шептала его имя и молила не останавливаться.
Щекой она чувствовала лихорадочный жар его дыхания. Сильные волосатые ноги раздвинули ее, слабые и гладкие, рука Уго скользнула под ее бедра, притягивая их к себе, и Сэнди ощутила первое осторожное прикосновение его возбужденной плоти. В следующий момент он резким движением проник в нее, одновременно заглушив поцелуем крик.
Это было полнейшее, самозабвенное слияние. С каждым движением Уго проникал в нее все глубже, до предела обостряя все ощущения, вызывая ответную восторженную реакцию, бесконечно усиливая сладкую муку и ведя ее к блаженному разрешению. Их тела – его большое и смуглое, ее изящное и бледное – сплетались и расплетались на синем шелке до тех пор, пока весь мир не сосредоточился для них во взаимном экстазе…
Уго лежал рядом, его грудь все еще тяжело вздымалась. Смуглая рука прикрывала глаза. Сэнди не двигалась – просто не могла. Спальню наполнял серенький дневной свет, и остывающее после ласк тело начал охватывать холод. Блаженная расслабленность проходила, уступая место суровой реальности – неумолимо надвигающемуся чувству ужаса. Что она натворила… что они натворили?!
Сэнди вдруг захотелось умереть – здесь и сейчас. Просто закрыть глаза и умереть, чтобы не знать, что за этим последует. Отрезвление. Холодная, неприглядная правда. Она предполагала, что Уго захочет отомстить ей в той или иной форме, но не ожидала, что в такой.
– Я ненавижу тебя, – слетело с ее внезапно задрожавших губ.
Затаив дыхание, Уго убрал руку с лица.
– Ты сделал это специально. Ты хотел выбить меня из колеи. – Глотая слезы, она выбралась из постели.
– На случай, если ты не заметила, я тоже был не в своей колее, – спокойно возразил он.
– Это совсем другое. – Сэнди принялась собирать одежду. Каждое движение сопровождалось дрожью отвращения к себе. – Ты мужчина. Тебе позволено вести себя так.
– Как?
– Как животному! – выдавила она, безуспешно шаря по полу в поисках трусиков. Ее щеки горели, но тело почти онемело от холода. – Ты смотришь на меня и видишь дешевую, легкодоступную женщину, – с горечью произнесла Сэнди. – Так было и в прошлый раз. Ты хотел, и ты получил, а потом стал презирать меня за то, что я тебе это позволила.
– Я стал презирать тебя за то, что ты, не остыв от моих объятий, кинулась в объятия Рика.
Сэнди замерла.
– Я не собираюсь обсуждать это с тобой! – выпалила она наконец.
– Почему? – Одним плавным сильным движением Уго вскочил с постели. Он стоял над ней во всей своей мужественной наготе, и Сэнди едва не захлестнуло новой волной неистового желания.
– Потому что у тебя была возможность выслушать меня восемь лет назад, а ты счел это недостойным своих усилий. – Прижав к груди одежду, Сэнди лихорадочно оглядывалась по сторонам. – Ад замерзнет прежде, чем я решусь снова в чем-то довериться тебе!.. Где ванная?
– Подожди-ка…
Она оттолкнула его протянутую руку.
– Не прикасайся ко мне больше… никогда! – Из ее глаз вот-вот готовы были хлынуть слезы, и Сэнди хотела где-нибудь укрыться прежде, чем это случится. – Я обожала тебя, – с болью прошептала она. – А т-ты просто посчитал это особым шиком – лишить невинности безумно влюбленную в тебя девушку.
– Особым шиком? – переспросил Уго дрогнувшим голосом.
Сэнди совершила ошибку, посмотрев на него.
Он смеялся над ней! Это было последней степенью унижения. Она отвернулась и побежала к двери, которая вывела ее в длинный широкий коридор со светлым деревянным полом и голубыми стенами. Куда теперь? В какую дверь? – лихорадочно соображала она. В любую, решила Сэнди, открыв ближайшую.
Это оказалась ванная, выдержанная в тех же синих тонах, что и спальня. Непослушными пальцами она натянула юбку и застегнула молнию. Сэнди заметила, что в кучке одежды нет ни лифчика, ни трусиков, ни чулок. Черную растягивающуюся блузку она надела на голое тело, болезненно поморщившись при соприкосновении ткани с грудью. Наглухо застегнула жакет. Затем, повернувшись, чтобы выйти, заметила свое отражение в зеркале, и от того, что увидела, у нее совсем опустились руки. Потемневшие глаза, опухшие красные губы, растрепанные волосы. Она казалась безумной и развратной. Дешевой и легкодоступной. Один поцелуй – и ты отдалась ему, обвинила Сэнди это ненавистное лицо.
Теперь, вернувшись домой, ей придется смотреть в глаза сыну, зная о том, что она вытворяла с его отцом. Сэнди стало дурно. Она быстро огляделась вокруг в поисках сумочки. Потом решила, что это не так уж и важно, она сможет дойти до дому пешком – как угодно, лишь бы поскорее убраться отсюда!
Потянув на себя дверь, Сэнди обнаружила, что на пороге ее дожидается Уго. Он надел темно-синий халат, который едва прикрывал его. Ее тело мгновенно вспомнило все его ласки.
– Прочь с дороги, – сквозь зубы процедила она.
– Ты никуда не идешь. – Уго оперся плечом о косяк. В его прищуренном взгляде читалось предостережение. – Мы договорились об условиях.
– Условиях? – Сэнди захлопала глазами. Откуда-то из туманных глубин сознания всплыли слова: «Согласна с моими намерениями» и еще: «Значит, так тому и быть». А потом он коснулся языком ее губ, и…
– Боже правый, – выдохнула она.
– Вспомнила? – насмешливо спросил Уго. – Что ж, тем лучше.
– Я хочу домой. – Сэнди побледнела, просто почувствовала, как похолодела и словно натянулась ее кожа.
– Позже, – согласился он и вытащил руку из-за спины. – Не хочешь надеть это?
Он протягивал ей чулки, лифчик и трусики – невесомые предметы из шелка и кружев. В длинных мужских пальцах они выглядели совершенно непристойно.
Но Уго и этого было мало.
– Я не имею ничего против, если ты пойдешь со мной за кольцом без этого. – В его бархатистом голосе не было ни капли жалости. – Наоборот, это так волнующе – знать, что под твоим костюмом ничего нет. Но вот чулки… в такую холодную погоду они, возможно, пригодились бы?
– Кольцо? – переспросила Сэнди. – Так ты говорил о кольце всерьез?
– Я серьезен во всем, – подтвердил он. – В обладании твоим телом, в своих словах о кольце… и во всем, что касается моего сына. Мы предстанем перед ним как единое целое, он будет рядом с нами во время свадьбы, и мы станем семьей.
Семьей через восемь лет… Какой-никакой, но семьей, с горечью подумала Сэнди, когда до нее дошел весь жалкий смысл сложившейся ситуации. У нее подкосились ноги, и ей пришлось ухватиться за внутреннюю ручку двери. Стараясь не расплакаться, она зажмурилась и прикрыла рот свободной рукой.
Это видимое признание поражения вызвало у него странную реакцию. Глядя на Сэнди, Уго чувствовал, как у него разрывается сердце. Это мгновенно смело усмешку с его лица, он отбросил прочь шелковые лоскутки.
– Я вовсе не считаю тебя дешевой и легкодоступной, – мрачно произнес Уго. – Если я кого и виню во всем, то только себя, – признался он. – Но нам нужно оставить прошлое позади и подумать о настоящем. А настоящее требует, чтобы мы объединились ради нашего сына.
– Ты даже незнаком с ним, а уже планируешь его жизнь. – Но я понимаю его, – заявил Уго. – Я знаю, каково это – иметь только одного из родителей. Знаю, что происходит в твоей голове, если второго из них, как тебе кажется, не волнует, жив ты или умер. – Это была констатация факта. – У Джимми кровоточит душа. Она не будет больше кровоточить.
– Эдвард любил Джимми.
Если Сэнди хотела обидеть его этим заявлением, то добилась своего. Уго слегка отшатнулся и замер.
– Мой сводный брат Лео тоже любит меня. Но он не смог ни заменить мне мать, которой я не знал, ни заполнить ее пустующее место в моем сердце.
С этими словами Уго повернулся и направился в спальню. Ему совсем не понравилась откровенность, с какой он говорил с Сэнди. Еще меньше ему нравилось то, что она последовала за ним теперь, когда ему хотелось побыть одному.
– А кто она была?
Вопрос вызвал у него горький привкус во рту.
– Брюнетка, красавица… – с сарказмом протянул Уго, – озабоченная только тем, чтобы заполучить, с помощью известных всем женщинам трюков, представителя благородной венецианской фамилии, к тому же не обедневшей, а вполне благоденствующей. – Обернувшись, он посмотрел на Сэнди и увидел еще одну красавицу – правда, блондинку.
Хорошо, размышлял Уго, подходя к гардеробам, занимающим целую стену, пусть Сэнди не шантажировала меня ребенком, которого мы вместе произвели на свет, и до сих пор не делает этого. Напротив, я сам в данном случае использовал шантаж. Но она тоже не упустит возможности воспользоваться чужими деньгами, рискуя благом своего сына… Как жаль, что я обнаружил ее двуличие! Как жаль, что я не женился на ней, несмотря ни на что, просто чтобы наказать ее на всю оставшуюся жизнь! В этом случае я хотя бы знал о моем сыне, наблюдал, как он растет в ее утробе, присутствовал при его рождении и любил так, что он никогда не узнал бы тех тяжелых моментов, которые переживают все отвергнутые дети.
– Когда она обнаружила, что отец уже женат, а его жена беременна, ей было не очень-то приятно.
– Я не могу винить ее, – ответила Сэнди. – Скорее твой отец заслуживает осуждения. Он, очевидно, только играл с нею.
– Верно. – Жесткая улыбка тронула губы Уго, вынимающего из шкафа чистую рубашку. – Он был молод, самонадеян и непростительно эгоистичен. Но когда моя мать решила порвать с ним и сделать аборт, он проявил себя с совершенно иной стороны, уговорив ее не делать этого… Или, наверное, я должен сказать, что за него это сделали деньги? – цинично предположил он, раскладывая рубашку на кровати. – Впрочем, это не имеет значения. Мать умерла, дав мне жизнь.
– Мне жаль, – пробормотала Сэнди.
– Не жалей. – За чистой рубашкой последовал новый, еще с ярлычком, темный костюм. – Они заранее договорились, что она передаст меня отцу, как только будут улажены все юридические формальности.
– И ты считаешь, что это лишает ее права на чью-либо жалость? Это жестоко и мелочно, Уго, – медленно произнесла Сэнди. Он замер над стопкой нижнего белья. – Ты ведь не знаешь, а со временем у нее вполне могло измениться отношение к тебе. Это случается сплошь и рядом. Как ты можешь осуждать человека, лишенного возможности высказать свое мнение?
Уго повернулся к ней.
– А мне была предоставлена такая возможность в отношении моего ребенка?
Сэнди заморгала и виновато отвела взгляд. По непонятной причине это просто взбесило его. Он в два шага преодолел разделявшее их расстояние и, схватив ее за подбородок, заставил смотреть на себя.
– Да, – прошипел Уго в ответ на то, что увидел в ее глазах. – Мы прошли полный круг, моя непреклонная Сэнди. И достигли точки, с которой начали. Ты лишила меня этой возможности, как я отказываю в ней моей матери. Это ставит нас в равное положение, не так ли?
– Я даю тебе такую возможность сейчас. – Сэнди вцепилась в его запястье в попытке убрать сжимающую подбородок руку. – Но это не означает, что необходимо вмешивать сюда кольцо!
– Означает, – возразил он. – Потому что мой сын не будет бастардом. Мой сын будет окружен любовью со всех сторон! Мой сын не будет подвержен риску того, что ты можешь выйти за другого, который станет относиться к нему как к второсортному члену семьи!
Прекрасные глаза Сэнди потемнели от сострадания.
– С тобой так поступали?
Уго отпустил ее подбородок.
– Это не имеет значения. – Он отвернулся, проклиная свой длинный язык.
– Уго… – Она с сочувствием коснулась его руки.
Сочувствие! Огромный ком старых обид всплыл на поверхность, и в глазах Уго потемнело. Он повернулся к ней, зная, что совершает непростительную ошибку, – зная это, но не в силах остановиться.
– Уходи, – выдохнул он. – Уходи отсюда, Сэнди, пока еще можешь.
Вместо этого она шагнула ближе и по-матерински обвила его руками – как обняла бы его сына!
– Мне жаль, – сказала Сэнди. – Мне жаль, я не знала…
Уго схватил ее за руки в попытке освободиться – ему просто необходимо было установить безопасную дистанцию между ними, иначе он не знал, что сделал бы! Но Сэнди не отпускала его. Она подняла глаза, в которых светилось понимание, когда ему совсем не хотелось, чтобы его понимали!
– Я опасен, – проскрежетал Уго.
Она повела себя удивительно бесстрашно… и глупо – поцеловала его! Хотя любой имеющий глаза понял бы, как он близок к тому, чтобы разрядить эмоции единственным доступным для него сейчас способом.
Уго с жаром завладел ее ртом. Он поднял ее и прижал спиной к стене. Юбка Сэнди задралась, когда он развел ее ноги и обвил ими себя. Он вошел в нее безо всякой подготовки.
Яркие, похожие на молнии ощущения взметнулись в ее душе. Она льнула к его груди, впивалась в губы с такой страстью, что едва заметила, как он, содрогнувшись, извергся в нее со стонами пропащей души. Когда все было кончено, ее ослабевшие ноги опустились на твердый деревянный пол. Потрясенная и ошеломленная, все еще ощущая пульсацию собственного ослепительного разрешения, Сэнди невидящим взглядом уставилась на его грудь с влажными завитками темных волос в распахнутом вороте халата.
И ее вдруг снова охватил ужас. Как она могла опять пойти на поводу у столь примитивных желаний! Сэнди подавила рыдание и словно издали услышала поток итальянских слов, затем хриплые слова оправдания на английском, слова сожаления… Уго подхватил ее на руки и вынес в холл.
Она почувствовала себя в относительной безопасности только в безукоризненно опрятной гостиной. Уго усадил ее в низкое кожаное кресло, затем пробормотал что-то и ушел. У входной двери зазвенел звонок, Уго, должно быть, открыл ее, потому что Сэнди услышала голоса. Потом снова наступила тишина, и минуту спустя Уго, войдя, присел перед ней на корточки и поднес к ее трясущимся губам бокал. Это был бренди, обжегший ей горло. Уго тоже сделал глоток.
– Не знаю, что тебе сказать, – с трудом выдавил он.
Сэнди заставила себя посмотреть ему в лицо. Оно было виноватое и белое, как кресло, в котором она сидела, и еще на нем читалось глубокое отвращение к себе.
– Я выйду за тебя замуж, – прошептала она. – Я выйду за тебя.
– Почему? – В его голосе звучало изумление. Слезы навернулись ей на глаза. Господи, да это же… очевидно! Он вызывает у нее тысячу взаимоисключающих чувств – гнев боль обиду, смущение… желание! Он то холоден то горяч, то безжалостно жесток и в то же время так беззащитен, что у нее разрывается сердце И все это называется одним словом – единственным которое имеет значение. Она все еще любит его, после всех этих лет, после боли, которую он ей причинил. Она любит его независимо ни от чего. И это причиняет ей еще большую боль, потому что она не может сказать ему этого и никогда не скажет.
– Ты нужен Джимми, – произнесла Сэнди, Ты нужен Джимми. И снова они вернулись к тому, с чего начали.
Уго встал. Это было отступление по всем фронтам.
– Да, – сказал он. – Конечно. Я пойду оденусь. Ты можешь без опасений воспользоваться ванной, чтобы… привести себя в порядок.


На нем был темно-синий костюм из дорогой, с шелковистым блеском, ткани, ослепительно белая рубашка и голубой галстук. И весь этот наряд удивительно шел человеку, в которого он превратился.
Чисто выбритое лицо, тщательно причесанные волосы, длинные черные ресницы, скрывающие выражение глаз, и великолепно очерченный рот сдержанного волевого человека. Сэнди пришлось покрепче прикусить губу, чтобы не сказать ни слова. Если Уго оделся так, чтобы легче найти общий язык с Джимми, то он не мог ошибиться сильнее. Ее сын скорее всего будет стоять, благоговейно разинув рот и проглотив язык. Какая уж туг непринужденность! Уго казался ледяным королем, живущим во дворце из стекла, стали и мрамора.
Сэнди поежилась и покрутила на своем пальце кольцо – золотое, с безупречным бриллиантом. Она выбрала его из внушительной коллекции, которую Уго разложил перед ней в гостиной: В промежутке между ее побегом в ванную и их столкновением у гардеробов он успел обзвонить лучших ювелиров и попросить привезти образцы в его апартаменты.
Деньги способны на все. Сэнди снова поежилась. Уго искоса посмотрел на нее, и этот взгляд словно обжег ей щеку. Сидя рядом в машине, они впервые оказались так близко друг к другу, с тех пор как он поил ее бренди. Ни зрительного, ни физического контакта, только редкие слова, которыми они перебрасывались словно сквозь стеклянную стену. Почему? Видимо, потому, что оба слишком далеко зашли, открыв друг другу такие вещи, которые предпочитают обычно скрывать.
А теперь они сидели в машине, направляющейся к ее дому, навстречу новому испытанию. Сэнди попыталась проглотить застрявший в горле комок и не смогла. Краем глаза она заметила его руку, лежащую на колене. Длинные пальцы едва заметно шевелились, и она отчетливо ощутила напряжение, вызывающее это легкое подергивание. Сэнди рискнула осторожно поднять взгляд на его лицо и была почти потрясена при виде холодного высокомерного профиля: патрицианский нос, загибающиеся кверху густые ресницы, отбрасывающие тени на гладкие, оливкового оттенка щеки, твердый волевой подбородок, жесткая линия рта.
Сдерживая дрожь, она решилась нарушить затянувшееся молчание.
– Джимми может заговорить о твоем отце.
Темноволосая голова повернулась к ней с пугающей быстротой; непроницаемые глаза остановились на ее лице.
– Он знает о моем отце?
Слишком спокойным и невыразительным тоном это было сказано. Сэнди снова попыталась проглотить комок.
– Э-Эдвард любил рассказывать ему о В-Ве-неции, – объяснила она. – Он и сам жил там некоторое время и до последних дней поддерживал связь с оставшимися в этом городе друзьями. А… твой отец – известная личность. Поэтому Эдвард многое знал и о нем, и о его болезни.
Уго кивнул. Сэнди сделала то же, а затем снова опустила взгляд на кольцо.
– Джимми решил, что ты не приезжаешь из-за болезни отца. Ему это хорошо понятно, поэтому Джимми вполне устраивало такое объяснение.
Рука, лежащая на колене, снова дернулась.
– Если бы Эдвард Медфорд не умер, я до сих пор не знал бы о своем сыне?
Вопрос был задан с жаром, но в нем сквозило холодное обвинение.
– Джимми стал задавать вопросы о тебе только около года назад. Он никогда не просил о встрече с тобой. Но если бы это случилось, я что-нибудь придумала бы.
– Придумала бы? – переспросил он.
– Я должна была защищать и его и себя, – возразила Сэнди.
– От меня?
– От всего этого! – выкрикнула она, ломая выросшую между ними стеклянную стену и отметая остатки светских условностей. – Посмотри, что ты уже успел натворить, Уго! Даже при деньгах Эдварда в качестве моего так называемого щита. Мне заморочили голову и воспользовались мною. Так же ты поступил и раньше. Заморочил мне голову и воспользовался. А потом отшвырнул, как камень с дороги, когда я не оправдала твоих ожиданий!
– Ты искажаешь правду.
– Нет, не искажаю! – Пытаться подавить вспышку гнева было бесполезно. Нарыв прорвался, и теперь Сэнди уже не знала, почему сидит в этой машине, неуклонно и стремительно движущейся навстречу беде. – Если Джимми не оправдает твоих ожиданий, его тоже бросят? – с трудом выдавила она. – Ты и в самом деле считаешь, что, решив познакомить тебя с Джимми, я уверена в правильности своих действий? Совсем нет! Ты так жесток, суров и непредсказуем! Ты то горяч, то холоден. Мне неизвестно, что ты предпримешь в следующую минуту, и я ужасно боюсь совершить непоправимую ошибку. Я чувствую себя, как человек, играющий в рулетку на жизнь собственного сына!
– Я не брошу его! – выпалил Уго. – И тебя тоже, – добавил он с большой убедительностью, призванной утихомирить ее разбушевавшиеся эмоции. – И если ты до сих пор испытываешь такие чувства, то почему я вообще здесь? – спросил он, вновь возвращая все в состояние хаоса.
Сэнди опустила взгляд на свои сжатые кулаки, потом посмотрела в окно. В мозгу теснились слова, которые она совсем не хотела произносить. Но пора было сделать это.
– Смерть Эдварда произвела на Джимми очень глубокое впечатление, – сказала Сэнди. – Он вдруг понял, что теперь у него остался единственный человек, который может позаботиться о нем, – я. Поэтому он боится, что я…
– Что ты можешь умереть и оставить его одного на целом свете. – В глубоком голосе Уго звучало такое понимание, что Сэнди внимательно посмотрела на него.
Его профиль по-прежнему казался высеченным из камня, но глаза ожили, и в них сверкало такое личное сопереживание, что сразу же вспомнились его слова о детстве, проведенном без матери, к тому же в качестве незаконнорожденного сына.
– У тебя был брат, – напомнила ему Сэнди, Уго натянуто усмехнулся в ответ на это замечание.
– Лео на шесть месяцев старше меня. Всякий раз, когда его мать смотрела на меня, она видела горькое свидетельство неверности мужа в последние месяцы ее беременности. Думаешь, она не мечтала о том дне, когда сможет вышвырнуть меня из дому? В конце концов она умерла, так и не дождавшись осуществления заветной мечты. Но ребенком я успел оценить шаткость своего положения.
– Прости. Я не знала.
– А откуда тебе было знать? – Он пожал плечами. – Мужчины обычно не делятся такими воспоминаниями.
Даже с женщинами, которых уверяют в своей любви? Если бы он был хоть немного откровеннее с ней восемь лет назад, у нее, возможно, был бы шанс понять, что сделало его таким, каков он есть, и по-другому решить ситуацию с Джимми.
– Значит, он беспокоится? – спросил Уго. Сэнди кивнула.
– По ночам его мучат кошмары, – призналась она, с несчастным видом наблюдая, как он поворачивает голову и устремляет на нее понимающий взгляд. – Джимми изводит себя страхами, стоит мне только чихнуть. Как я говорила с самого начала, ему…
– Нужен я, – закончил Уго. – В качестве защитника.
Это прозвучало холодно и сухо, но Сэнди подтвердила:
– Да.
– А если я не справлюсь с ролью защитника?
Сэнди отвела взгляд и не ответила. Но, будучи таким, каков он есть, Уго наверняка уже представил себе, какой может быть альтернатива. Он взял ее за подбородок и заставил посмотреть на себя. Его глаза сурово сверкнули.
– В том, что касается моего сына и его матери, я не отступлюсь, – поклялся Уго. – Так что можешь не беспокоиться, Сэнди. За кольцом на твоем пальце последует другое, и тебе не придется искать защиты в другом месте… Понимаешь?
Она кивнула, опустив ресницы, чтобы он не мог прочесть по глазам ее мысли. Потому что она уже начала многое понимать и ни одна из открывающихся ей истин не уменьшала тревоги по поводу сложившейся ситуации. С каждым словом, которое он ронял, Уго все больше и больше утверждал свое родство с сыном, обещающее превратиться в небывалую привязанность. И кто же мог оказаться лишним звеном в этой цепи? Она, Сэнди.
Машина затормозила перед ее домом. Никогда еще Сэнди не чувствовала такого облегчения. Она повела головой, чтобы освободить подбородок, но Уго не отпускал его до тех пор, пока она не сдалась и не посмотрела на него. Пламя, горящее в его глазах, едва не обожгло ей кожу. Между ними словно пробежала искра. Дыхание Сэнди участилось, несколько томительных секунд она боролась с желанием коснуться губами этих прохладных пальцев и сказать что-то непоправимое. Например: «Я люблю тебя, Уго».
Она хотела сбежать, и Уго не мог винить ее в этом. Всякий раз, когда он смотрел на нее, воздух словно пронизывали сексуальные токи. Он ощущал кончиками пальцев шелковистость ее кожи и с огромным трудом подавлял желание поцеловать ее.
Сегодня он предстал перед ней в наихудшем свете, и, тем не менее, она сидит здесь и смотрит на него голодным взглядом. Почему так? – спрашивал он себя. Сэнди надела его кольцо и готова выйти за него замуж, в то время как должна понимать, что все его доводы в пользу этого брака – блеф и что она обладает средствами, позволяющими отказаться от него, если ей того захочется.
Она делает это ради сына? Сына, который даже в глаза не видел своего отца? И где гарантия, что ему понравится то, что он увидит? Что тогда? Как в этом случае поступит Сэнди?
Убрав пальцы, он отвел взгляд и услышал легкий прерывистый вздох Сэнди. Водитель открыл перед ней дверцу. Она вышла из машины и поспешила по дорожке к дому. Достав ключ, она вставила его в замок. Черный костюм подчеркивал изящество худенькой фигуры, бледно-золотистые волосы рассыпались по плечами. У Уго сжалось сердце. Это был страх. Стиснув зубы, он постарался загнать его обратно.
Дождь кончился, но воздух был холодный и влажный. Выйдя из машины, Уго почувствовал, как его сразу пробрало до костей, и вдруг ужасно захотел оказаться дома, в теплой Италии.
Но сначала нужно познакомиться с сыном. Его сердце опять сжалось, и, поморщившись, он повернулся, чтобы отпустить водителя. Затем Уго снова посмотрел на дом, в котором уже исчезла Сэнди. Машина отъехала, и он зашагал по дорожке. Когда он вошел внутрь, ему показалось, что дом пришел в движение, как пробуждающееся от сна животное, которое почуяло опасность.
Опасность для кого? Для Сэнди или для его сына? Может быть, это дух Эдварда Медфорда наблюдает из темного угла за вторгшимся в его владения чужаком, чтобы понять, достойный ли это преемник? Уго одернул себя. Обычно он не был подвержен подобному иррациональному бреду.
Из гостиной донесся шорох, и Уго направился туда. Сэнди стояла на коленях перед камином, разжигая поленья, аккуратно уложенные на решетке. Пламя вспыхнуло, и Сэнди, встав, задвигалась по комнате, включая тусклые старинные настольные лампы, поправляя подушки в вылинявших чехлах.
– Чувствуй себя как дома, – сказала она. – Мне нужно переодеться, до того как… Дрова сухие, горят хорошо, и я включила центральное отопление, так что дом прогреется довольно быстро.
Как мужчина, который, входя в любой из своих многочисленных домов, не думает о том, холодно там или тепло – и отчего это бывает, – он ошеломленно наблюдал за хлопочущей Сэнди. Она вышла в холл. Он услышал ее легкие шаги, поднимающиеся по лестнице. Где-то открылась и закрылась дверь. Несколько минут спустя напольные часы пробили половину. Он инстинктивно задрал белоснежную манжету рубашки, чтобы свериться со своим швейцарским произведением часового искусства, и с раздражением заметил, что ископаемое в деревянном ящике точно почти до секунды.
Три тридцать, отметила про себя Сэнди. Оставалось всего десять минут до прихода Джимми из школы, и она старалась не думать о том, что будет, когда она сменит черный костюм на джинсы и голубой свитер, причешет волосы, стараясь не смотреть в зеркало, чтобы не вспоминать о…
Ее словно обожгло изнутри. Затаив дыхание, Сэнди смотрела на старомодные розочки на обоях, в то время как в голове мелькали картины происшедшего за последние несколько часов, что отнюдь не улучшало ее состояния.
О, она вела себя как настоящая распутница! Что он должен был подумать о ней?
Он – Уго Паоло Бартоломео Ферри, представитель старинного венецианского рода. Сэнди мысленно произнесла его полное имя и немедленно представила себе обнаженного Уго. Большого, смуглого, мускулистого, с завитками темных волос, покрывающих торс и спускающихся книзу, туда, где…
Нет! Она с трудом, заставила себя прогнать этот образ. Чувствуя, как горят щеки, Сэнди надела легкие домашние туфли и попыталась сосредоточиться на том, что предстоит, а не на том, что было.
Услышав звук работающего на малых оборотах мотора школьного автобуса, она поспешила спуститься по лестнице в холл. Хлопнула дверца. Детский голос крикнул: «Пока!», и Сэнди застыла в предвкушении того, что должно сейчас произойти.
Она никогда не запирала дверь перед приходом Джимми. Первым влетел портфель, приземлившийся на лакированном деревянном полу, за ним последовал мальчик. Его галстук, как всегда, сбился набок, воротник рубашки был задран кверху.
– Привет! – воскликнул он, закрывая за собой дверь.
– И тебе привет, – сказала Сэнди и, чувствуя, как сердце проваливается в пустоту, подошла к сыну. – Как прошел день?
– Мы рисовали рождественские открытки, – сказал он, когда Сэнди присела перед ним на корточки. – Миссис Эпплби сказала, что она их размножит и мы сможем послать их своим друзьям.
– Что ж, хорошая идея. – Сэнди улыбнулась, или, точнее, попыталась это сделать, одновременно оправляя на нем рубашку и приглаживая встрепанные волосы.
– Зачем ты это делаешь? – нахмурился Джимми. – Я ведь сейчас переоденусь.
– У меня для тебя сюрприз, – сообщила она, чувствуя, что ее напряжение достигло предела. Интересно, о чем сейчас думает Уго? Что он делает?
– Сюрприз? – переспросил Джимми.
– Да. – Она улыбнулась и, выпрямившись, взяла сына за руку. – Чудесный сюрприз. Пойдем посмотрим.
С этими словами она повела его в гостиную и с бешено колотящимся сердцем остановила на пороге. Сэнди заметила, что Джимми поднял взгляд, почувствовала, как он замер, увидела неподвижное чеканное лицо Уго. Тот стоял посреди комнаты, там, где она оставила его, уходя, а за его спиной в камине полыхало пламя. Она инстинктивно обхватила сына руками и ощутила, как быстро забилось его сердечко.
– У-Угог это Джимми, – запнувшись, представила она. – Джимми, – ласково обратилась Сэнди к сыну, – это…
– Мой папа, – закончил за нее мальчик. Никто не мог ожидать, что он скажет это.
Сэнди даже не знала, известно ли ему, как выглядит отец. Уго же просто казался оглушенным.
– Я видел вас на фотографии, которую показывал мне Эдвард, – сообщил Джимми. – Там вы в Венеции, с какой-то леди. Но вы были одеты совсем по-другому. – Он, нахмурившись, оглядел строгий дорогой костюм Уго. – На вас была какая-то пышная одежда и шляпа, а на леди длинное голубое платье с оборочками.
Заставив мать словно наяву представить эту картину, мальчик выскользнул из ее рук и устремился к Уго с такой непринужденностью, словно был знаком с ним с самого рождения и давно ждал его появления. Сэнди, испытывая противоречивые чувства, сквозь слезы наблюдала, как Уго зачарованно смотрит на приближающегося к нему сына, которому пришлось запрокинуть голову, чтобы видеть лицо отца.
«Иди же! – хотелось крикнуть Сэнди. – Отреагируй как-нибудь! Неужели ты не видишь, как храбро он устремился тебе навстречу?» Так, словно эти слова и впрямь прозвучали вслух, Уго вдруг вышел из оцепенения и нагнулся всем своим большим телом к Джимми.
– Здравствуй, – сдавленно произнес он.
– Здравствуй, – серьезно повторил Джимми. Карие глаза несколько секунд изучали карие глаза. Затем Джимми совершил еще один храбрый поступок, протянув отцу руку. Уго протянул свою. Сэнди, уже не сдерживая струящихся по лицу слез, смотрела, как крошечная ручка сына тонет в огромной ладони.
Сэнди заметила, как губы Уго дернулись, а затем слезы окончательно застлали ей глаза, и можно было только слышать звенящее молчание.
Наконец Джимми снова заговорил.
– Ты умеешь управлять гондолой?
Гондолой, словно автомат, повторила про себя Сэнди и услышала хриплое «да» Уго.
– Эдвард говорил, что ты должен знать, как это делается. Эдвард говорил…
Сэнди повернулась и трусливо сбежала в кухню, где бессильно прислонилась к стене, а затем медленно сползла по ней. Уткнувшись лицом в колени, она закрыла уши руками и с мучительной дрожью стала ждать, когда улягутся переполняющие ее эмоции.
Зазвонил телефон, и Сэнди, вскочив от неожиданности, вытерла глаза и заставила себя снять трубку.
Это была Шейла, желающая сообщить, что она останется на уик-энд в Филадельфии.
– Как твои дела? – спросила она.
– Джимми со своим отцом в гостиной, – хрипло произнесла Сэнди.
– Значит, все-таки удосужился прийти. – Шейла звонила Сэнди каждый день, чтобы выяснить, как продвигаются дела, и испытывала все большую враждебность к Уго. – Если он обидит мальчика, то я…
– Они встретились, как старые друзья, – выдавила Сэнди. – Дай этой парочке несколько минут – и они сообща объявят меня плохим парнем за то, я что не давала им встретиться столько лет.
– Так не позволяй им сделать этого, – заявила Шейла. – Ты же знаешь, почему так получилось. Просто не забывай напоминать себе, что этот гад вышвырнул тебя безо всякой причины, просто по навету дурных людей и оставил одну, почти без средств, расхлебывать кашу, которую заварил!
Решительность подруги немного приободрила ее.
– Спасибо, – пробормотала Сэнди.
– Не стоит благодарности, – ответила Шейла. – Я до сих пор помню тот день, когда ты возникла у Эдварда на пороге, толстая, как свинья, и измученная, как кляча.
– Это все в прошлом, а я намерена сосредоточиться только на будущем. – Сэнди помедлила, а затем решила, что с плохой новостью лучше покончить сразу. – Мы поженимся, – неохотно добавила она.
– Что?!
Сэнди поморщилась.
– Мы решили, что так будет лучше для всех. Он нужен Джимми… даже ты не будешь отрицать этого, Шейла! А брак, похоже, самый надежный способ придать ему уверенности, в которой…
– Ты с ума сошла? – взвизгнула подруга. – Я немедленно возвращаюсь домой!
– Нет! – вскричала Сэнди. – Не надо, Шейла! Я знаю, что делаю, я…
– Ты превращаешься в марионетку в руках мужчины, вот что ты делаешь, Александра Медфорд! – с горькой насмешкой воскликнула женщина. – Он запрет тебя в одном из своих палаццо, а сам будет разгуливать повсюду с твоим сыном! Знай, мол, свое место, женщина, и все в этом роде!
– Он не такой, – возразила Сэнди, нервно крутя на пальце кольцо.
– Все мужчины таковы, дай им только волю!
– Ты его совсем не знаешь…
– Как и ты! Ты всего лишь раз спала с ним…
Два раза, мысленно поправила ее Сэнди. Затем закрыла глаза и подумала: три, если считать последнюю отчаянную схватку.
– А потом этот рыцарь ускакал, приторочив твою девственность к своему седлу, – продолжала тем временем Шейла, – оставив тебя одну, со словом «шлюха», написанным на твоем дурацком лбу!
Сэнди заморгала. А ведь Шейла права. Несколько лет это слово висело над ней дамокловым мечом. Она не смела довериться другому мужчине из боязни, что он поступит с ней так же, как Уго.
– Сделай одолжение, Сэнди, не совершай никаких глупостей до моего возвращения, – настойчиво посоветовала Шейла. – А потом мы позовем твоего юриста, посидим и как следует все обдумаем.
– Хорошо. – В этом был резон… Гораздо больше резона, чем во всех ее сегодняшних поступках, если уж на то пошло. – Но не прерывай свой уик-энд, иначе я себе не прощу!
Разговор закончился тем, что Шейла неохотно согласилась отложить крестовый поход, призванный спасти Сэнди от судьбы, пострашнее смерти, до понедельника. Сэнди положила трубку, чувствуя себя намного лучше, поскольку напоминания Шейлы вернули ей утраченную было волю к сопротивлению.
Но этого хватило только на время, пока она готовила любимое кушанье Джимми – салат с креветками. Когда, отправившись на поиски, она обнаружила отца с сыном в кабинете Эдварда и переступила через порог, вновь обретенная решимость рассеялась как дым.
Комната способна многое рассказать о человеке, который провел в ней значительный отрезок своей жизни. Стены кабинета были заставлены полками с книгами, старая мебель обветшала и потерлась. Два глубоких кресла с высокими спинками по сторонам от камина, казалось, простояли здесь вечность. Тут царил какой-то могильный холод, потому что комнатой давно не пользовались, но кто-то задернул бархатные шторы и включил настольные лампы иод абажурами.
Джимми забрался с ногами на стул у большого старинного стола Эдварда, Уго стоял рядом. Оба были без пиджаков, темные головы обоих низко склонились над картой, разложенной на столешнице. Джимми, подперев щеку рукой, рассказывал Уго о далекой Венеции так, словно прожил там всю жизнь.
Он уверенно водил пальцем по карте, но Уго не следил за пальцем. Он смотрел на сына. Свет настольной лампы освещал оба лица: детское – нежное и серьезное, и твердое мужское, на котором была написана любовь.
– Эдвард рассказывал, что у тебя целый дворец – самый большой в городе. Это правда?
– Он принадлежит моему отцу, – кивнул Уго. – Палаццо Ферри. Там… мы живем.
– Да. – Мальчик отвел взгляд, и на его лице появилось беспокойство. – Эдвард говорил, что твой папа болеет. Ему стало лучше? Ты поэтому и приехал ко мне?
– Я приехал… да. – Уго помедлил, затем добавил: – Ему сейчас немного лучше.
– Это хорошо. – Джимми кивнул. – Эдвард тоже долго болел, перед тем как… А теперь посмотрим фотографии?
– Может быть, сначала ты поужинаешь? – вставила Сэнди, стараясь справиться с душащими ее слезами.
Оба повернули головы, оба распрямились. Один улыбнулся ей, другой – нет.
– Я рассказывал папе о Венеции, – сообщил Джимми.
– Вот и хорошо. – Сэнди попыталась улыбнуться, но у нее ничего не получилось. – Уже довольно поздно. Может быть, умоешься и переоденешься? Сегодня на ужин твое любимое.
– Креветки? О, здорово! – В одно мгновение Джимми снова превратился в маленького мальчика и с радостной улыбкой спрыгнул со стула на ковер. Он подбежал к Сэнди… и остановился. Улыбка сползла с его лица, когда он повернулся к Уго и осторожно спросил: – Ты ведь не уйдешь, пока я наверху, правда?
– Нет, не уйду, – пообещал ему Уго.
– Здорово! – воскликнул Джимми и широко улыбнулся. – Здорово! – повторил он и выбежал из кабинета, оставив двух взрослых в состоянии, которого ему не понять, проживи он хоть тысячу лет.
Как только они остались одни, Уго повернулся к ней спиной и снова уставился на карту.
– Я никогда не прошу тебе этого, – хрипло выдавил он.
– Что ты мне не простишь? – Сэнди приняла вызов с высоко поднятой головой.
– Этого! – Он взмахнул рукой над разложенной каргой. – Мой сын знает о Венеции больше, чем я! И все это он узнал от другого человека!
– Эдвард…
– Да, Эдвард! – сквозь зубы процедил Уго, затем повел широкими плечами, словно пытаясь сбросить то, что давило на них. – Думаю, пришло время рассказать мне об Эдварде Медфорде, – натянуто произнес он.
В его голосе звучала горечь, и… Да, поняла Сэнди, он испытывает жгучую ревность к той любви и привязанности, которые внушал Джимми Эдвард.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Путешествие во времени - Уайз Айра

Разделы:
Пролог1234578910

Ваши комментарии
к роману Путешествие во времени - Уайз Айра



НЕПЛОХО......
Путешествие во времени - Уайз АйраФОТЯ
30.04.2011, 18.37





СУПЕР...
Путешествие во времени - Уайз АйраДИАНА
21.10.2011, 18.30





Читать можно, но я бы поставила 4
Путешествие во времени - Уайз АйраЛиана
26.11.2011, 14.18





НЕ могла оторватся.10+!!!!!!!!!!!!!!!
Путешествие во времени - Уайз АйраНика
14.12.2011, 11.32





понравился!читайте!
Путешествие во времени - Уайз Айраольга
14.12.2011, 11.52





туповатый роман. бесконечное унижение героини перед героем, девушка без чести, гордости и достоинства и слабохарактерная. даже когда он унижает, принижает и заставляет чувствовать ее как последнюю шлюху,даже после этого стоит ему подойти и она тает и стонет и сама на него вешается, хотя характер этой женщины совсем не похож на тех женщин, которые любят грубость со стороны мужчин. роман сплошь и рядом пропитан напряженностью, чувствуешь после этого романа себя наоборот уставшей, а не отдохнувшей. не сооовееетуююю читать. зря время потратила.......
Путешествие во времени - Уайз АйраАся
16.01.2012, 3.29





просто гавно
Путешествие во времени - Уайз Айратомирис
13.02.2012, 13.45





не плохо
Путешествие во времени - Уайз Айраоляяя
18.02.2012, 18.16





в целом нормально, но конец скомкан
Путешествие во времени - Уайз Айранаташа
23.02.2012, 11.14





"Прочитать можно,но роман не закончен.Автор решил оставить домысливать конец читателю."
Путешествие во времени - Уайз АйраНИКА*
25.04.2012, 22.04





Да,хотелось хотя бы, чтобы был эпилог, а так можно читать.
Путешествие во времени - Уайз Айравалентина
25.09.2013, 15.43





Согласна с Асей. И еще, неважные события (например каждая постельная сцена) описаны очень подробно, а то что действительно важно (встреча с отцом, разоблачение брата) оставлено домысливать самим. Не рискну написать "не читать", на вкус и цвет товарищей нет, но это наверное не мое!
Путешествие во времени - Уайз АйраЮлия...
26.09.2013, 14.10





В целом понравился,героиню не осуждаю,я так поняла,что у нее 8 лет никого не было,зря она сразу ему не сказала,что встречалась с братом,чтобы он ее так не терроризировал,и не считаю,что он прям ее так сильно унижал,что с него взять-ревнивый,да еще и итальянец,а она молодец-не сказала про брата в последней главе,решила не портить их отношения.Очень не хватает эпилога про встречу с его семьей.
Путешествие во времени - Уайз АйраОсоба
25.11.2013, 18.54





Ну и окончание, сил что ли не хватило хотя бы на эпилог. Ничего не поняла
Путешествие во времени - Уайз АйраЭто я
19.02.2014, 16.13





НУ И ЗАВЕРШЕНИЕ РОМАНА....ДАЖЕ ГЛАЗАМ НЕ ПОВЕРИЛА....ТАКОЕ РАЗОЧАРОВАНИЕ...ОЦЕНКА СРАЗУ УПАЛА ДО 7.....)))
Путешествие во времени - Уайз АйраОЛЬГА
11.12.2014, 20.45





читайте!
Путешествие во времени - Уайз Айрасв
25.12.2014, 20.41





Роман великолепнейший, только не стоило героям трахаться стоя, это очень грубо и неприлично. 10 из 10.
Путешествие во времени - Уайз АйраКошечка Джози
1.01.2015, 2.22





Очень надуманный роман со слишком самонадеянным героем, слабовольной героиней и скомканным концом: 4/10.
Путешествие во времени - Уайз Айраязвочка
1.01.2015, 17.16





нелепое, ничем не обоснованное поведение героини утомляет. даже считая, что ей было 20 лет, нет оправдания её ... амёбности.
Путешествие во времени - Уайз АйраЕлена
12.03.2015, 17.15





Мне понравилось.
Путешествие во времени - Уайз АйраКэт
29.10.2015, 14.29





Замечательный роман
Путешествие во времени - Уайз Айрасв
14.11.2015, 20.35





Херня полная
Путешествие во времени - Уайз АйраНатали
25.11.2016, 13.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100