Читать онлайн Объяснение в любви, автора - Уайз Айра, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объяснение в любви - Уайз Айра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 124)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объяснение в любви - Уайз Айра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объяснение в любви - Уайз Айра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайз Айра

Объяснение в любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

11

После стремительной поездки по шумным городским улицам квартира встретила их умиротворяющей тишиной. В прихожей у стены притулилась завернутая в бумагу картина с адресом музея современного искусства. Видимо, ее доставили с посыльным. Картину номер два Клайв поставил рядом, а чемодан понес в спальню.
Анхела поспешила следом. Как странно: прежде ей казалось, что именно здесь ее истинное место, а сейчас она словно вступала на чужую территорию. Однако в комнате ровным счетом ничего не изменилось, — если не считать отсутствия нескольких принадлежащих ей вещиц.
Клайв убрал чемодан в шкаф, и демонстративный этот жест был исполнен глубокого смысла, — тем более, что распаковывать его Риджмонт не стал. А, напротив, захлопнул дверцу, повернул в замочке ключ, а ключ спрятал в карман.
«Вот только попробуй еще раз сбежать, взяв с собою лишь то, с чем пришла!» — говорил этот жест.
Не зная, как ей следует отреагировать, Анхела неуютно размышляла о будущем. Но вот Клайв шагнул к ней, одной рукою закрыл дверь спальни, другой — снял с ее плеча дамскую сумочку на ремешке. Каждое его движение было безупречно рассчитано; и нервы Анхелы предвкушающе завибрировали. А Клайв уже завладел ее рукой. И повлек молодую женщину к окну, где легким нажатием кнопки заставил опуститься жалюзи.
Комната погрузилась в сумеречный полумрак. В самый раз для неспешного обольщения… Развернув Анхелу лицом к себе, Клайв оглядел ее сверху вниз, — так, словно видел ее впервые, — и удовлетворенно выдохнул.
— А зачем закрывать жалюзи? — удивилась она. Риджмонт никогда прежде этого не делал.
— Для создания соответствующей атмосферы, — усмехнулся он. — Я хочу, чтобы твое внимание принадлежало мне безраздельно и полностью. Кроме того, я хочу отгородиться от всего мира, — на то время, пока мы напоминаем друг другу, какое бесценное сокровище едва не утратили.
— Мне очень жаль, — начала было Анхела. — Я…
— Никогда больше не говори мне этих слов, — резко оборвал ее Клайв. — Тем более по-английски. — Он передернулся. — Они всякий раз будут напоминать мне про твое холодное, бесчувственное, жестокое «прощай».
Конечно, Клайв имел в виду записку! У Анхелы комок застрял в горле. Она заглянула в изумрудно-зеленые, омраченные болью глаза — и чуть было не повторила запретных слов. Но удержалась — и вместо того вложила обуревающие ее чувства в нежный, трепетный, покаянный поцелуй.
Один легкий поцелуй повлек за собою другой, более затяжной и жадный, и вскорости в крови разгорелось пламя желания. И вот одежда упала на пол, и влюбленные принялись неспешно ласкать друг друга, заново узнавая и оценивая то, что едва не утратили.
Да, только это ей и нужно, говорила себе Анхела. Ей необходимо, чтобы этот мужчина смотрел на нее вот так, как сейчас, прикасался к ней так, как сейчас… хотел ее, нуждался в ней, не мог с ней расстаться! А все остальное — это лишь поощрительный приз, если угодно! Ведь в глазах его она читала любовь, пусть даже Клайв не спешил облечь свои чувства в слова.
Но, как сама она только что продемонстрировала, в словах надобности не было, пока в мире существовали и другие способы открыть свое сердце. Это — особый, неповторимый, бесценный дар, — дар, врученный только им двоим. Они предались любви — точно в первый раз. И по мере того, как один день неспешно перетекал в другой, Анхеле все больше казалось, будто у них — медовый месяц. Ведь они относятся друг к другу с такой трепетной нежностью, избегая всего, что могло бы омрачить их блаженство!
В конце концов, зачем нужна помолвка? На что сдалось предложение руки и сердца? Так, как есть — куда уютнее, куда отраднее. Именно такова и должна быть истинная любовь.
В понедельник Клайв вновь отправился на работу — со спокойной душой, зная, что, когда бы он ни вернулся, он застанет любимую дома. Анхела же с энтузиазмом принялась переоборудовать комнату для гостей в художественную мастерскую. Во вторник обе картины исчезли из прихожей, и молодая женщина мысленно взяла этот факт на заметку, собираясь спросить у Клайва, куда это они делись. Однако, вернувшись тем вечером, Риджмонт с порога вручил ей письмо от Анхеля Дорадо, — и все прочее вылетело у Анхелы из головы. В письме сеньор Дорадо признавал ее своей дочерью, просил прощения за свою возмутительную выходку и предлагал официально объявить о своем отцовстве, буде она того захочет.
— Ты его что, запугал? — осведомилась она у Клайва.
— Всего лишь помог ему понять собственные ошибки, — саркастически хмыкнул Клайв. — В конце концов, ты заслуживаешь, чтобы тебя оценили по достоинству. А уж что ты по этому поводу предпримешь, это зависит от тебя самой — и только.
— Стало быть, ты не будешь принуждать меня сделать публичное заявление? — В словах Анхелы явственно прозвучал вызов, и Клайв не замедлил успокоить любимую:
— Мне этот человек не нужен, родная, — тихо, но твердо проговорил он. — Я просто подумал, вдруг в один прекрасный день ты захочешь узнать его ближе.
— Ни за что! — отрезала Анхела. — У меня при одном упоминании его имени мурашки по коже бегают.
— Тогда спрячь письмо и забудь о нем, — посоветовал Клайв. — Он никогда больше тебя не потревожит, обещаю.
И Анхела в очередной раз задумалась про себя, какой такой властью обладает Клайв над самодовольным Анхелем Дорадо, чтобы диктовать ему условия? Какое оружие пустил в ход молодой Риджмонт, чтобы защитить свою возлюбленную? Но молодая женщина ни о чем не стала спрашивать. Зачем отравлять свое счастье вопросами, ответы на которые ей, по сути дела, не нужны?
В среду, как и планировалось, они поужинали с Крисом и Эстрельей, только что возвратившимися с морского побережья. Эстрелья сияла от счастья. Черные глаза ее искрились восторгом: она видела, что Анхела и Клайв решили, наконец, свои проблемы, в чем бы те ни заключались. Вечер прошел восхитительно. Словом, так, как встарь.
На протяжении всего четверга и пятницы Анхела обустраивалась в своей новой студии. Раз или два она с грустью вспомнила о маленькой черной коробочке, исчезающей в кармане у Клайва. Но тут же брала себя в руки и с удвоенной энергией принималась за дело. Она всем довольна. Она счастлива. Клайв всякий день и час дает ей понять, что Анхела Бланес — неотъемлемая часть его жизни. Клайв ее любит: в этом нет ни малейших сомнений.
И тут Клайв сам все испортил.
Все произошло так неожиданно, что Анхела даже не успела морально подготовиться к удару. И неудивительно: ведь целую неделю она жила в своем маленьком, искусственно созданном, изолированном мирке иллюзий и грез, напрочь позабыв об окружающем мире, отвыкая от реальности. Но вот в субботу, за завтраком, Клайв небрежно обронил:
— Сегодня вечером мы приглашены в гости. На прием, знаешь ли. Так что надо нам подыскать для тебя что-нибудь сногсшибательное…
В гости. На прием. Это означает многолюдное сборище. Там наверняка будут свидетели ее недавнего унижения в музее. Нет, ни за что.
— Нет, — еле слышно выдохнула она.
Оторвавшись от утренней газеты, Клайв вгляделся в побледневшее личико Анхелы — и задумчиво сощурился.
— Цвет — безусловно, красный, — пробормотал он себе под нос. — И что-нибудь возмутительно нескромное. Длинное, до полу. Облегающее. С открытой спиной и низким вырезом, так, чтобы все оценили твою потрясающую кожу.
— Клайв, я никуда не пойду, — повторила молодая женщина тверже.
— И высокая прическа, — продолжал он, точно не слыша. — Пусть все любуются на твою восхитительную шею, зная, что целовать ее дозволено лишь одному человеку — мне!
— Я сказала, что никуда не пойду! — Анхела вскочила на ноги.
— А еще я осыплю тебя бриллиантами. — Клайв снова пропустил ее слова мимо ушей. — Серьги, ожерелье, браслеты… и даже сексапильный браслет на ногу!
— Может, заодно повесишь мне на грудь табличку: «Блудница вавилонская»? — вспыхнула молодая женщина.
Откинувшись на стуле, Клайв удовлетворенно ухмыльнулся.
— Алые губы. Черная тушь. И последний штрих — красная гвоздика в волосах. — И, восхищенный нарисованной им же картиной, Риджмонт послал молодой женщине воздушный поцелуй.
— Ты посмеешь меня принудить, помня о том, что произошло в музее?
Анхела изнывала от страха, негодования, обиды. Однако Клайв остался непоколебим. Он отлично понимал, что сейчас чувствует его возлюбленная. Более того, признавал за ней право протестовать.
— Ты стыдишься того, кто ты есть, любимая? — полюбопытствовал он.
— Нет, — вздернула подбородок Анхела.
— Значит, стесняешься меня и наших с тобой отношений?
— Выставлять меня к позорному столбу второй раз — это уж слишком! — ловко ушла от ответа Анхела.
Клайв поднялся на ноги. Молодая женщина попыталась уклониться, но он властно удержал ее на месте. Оказавшись в ловушке между столом и стулом, и в плену его рук, мысль о бегстве она поневоле оставила. Однако тело ее так ощутимо напряглось, что Риджмонт словно бы чувствовал, как под его пальцами подрагивают туго натянутые нервы.
— Неделю назад мы с тобой заключили договор, — напомнил он.
— Какой такой договор? — Анхела заморгала и виновато отвела глаза. — Не понимаю, о чем ты говоришь.
Лгунья, свирепо подумал он.
— Ты вернулась ко мне, желая получить обратно то, что было, — медленно, чуть ли не по слогам, объяснил Клайв. — А я тебе сказал, что к прошлому возврата нет.
— Но мы всю неделю были так счастливы! — воскликнула молодая женщина. — Зачем портить то, что уладилось само собою?
— На этой неделе я жил по твоим правилам. Мы укрылись от мира, притворяясь, что все у нас просто замечательно: ты этого хотела, и я тебе позволил. Но компромисс меня не устраивает. Я признаю лишь то, что идеально, — сурово уточнил он. А за идеальное счастье приходится платить, любимая. И цена высока. Готова ли ты к этому?
Анхела удрученно нахмурилась. Что еще сулит ей судьба?
— Так какова же цена?
— Доверие, — возвестил он. — Я хочу, чтобы ты мне вполне доверяла: доверяла настолько, чтобы положиться на мой выбор. И на меньшее я не согласен.
Не согласен на меньшее… Анхела поежилась, словно от холода.
— По-твоему, безоговорочное доверие непременно окрашено в красный цвет?
— Красный цвет — вызывающий цвет, — покачал головой он. — Почему бы не подразнить быка красной тряпкой? Так ты сделаешь то, о чем я тебя попрошу?
Итак, она должна довериться любимому? Неужто Клайв задумал выставить ее на поругание? Нет, быть того не может. У него, конечно же, есть свои причины заставить подругу одеться так и не иначе. Но расспрашивать о скрытых мотивах — означает предать взаимное доверие!
— Да, — вздохнула она.
Клайв тихо рассмеялся: он отлично понимал, с каким трудом далось ей это коротенькое слово.
— Отлично, — только и проговорил он. — В витрине магазинчика на улице Монткада я видел потрясающее платье. Как раз то, что нам нужно. Пойдем его купим…


О да, это платье и впрямь создано для того, чтобы шокировать почтеннейшую публику, думала Анхела, разглядывая себя в зеркале спальни. Такое платье просто наповал всех убьет. По спине ее вновь пробежал холодок. Длинное, до полу, облегающее, с тесным корсажем, подчеркивающим стройность талии, и низким вырезом сзади. Юбка, собираясь у пояса мягкими складками, ниспадала вниз, эффектно обрисовывая бедра, а сзади расходилась в обе стороны благодаря пикантному разрезу. Словом, ничего более сексапильного и представить себе невозможно!
Исполняя волю Клайва, Анхела соорудила высокую сложную прическу, а уж что до бриллиантов — в них она в прямом смысле слова утопала. На шее переливалось бриллиантовое ожерелье, на руке — бриллиантовый браслет, в ушах покачивались бриллиантовые серьги. Ансамбль дополняли красные туфельки с высокими каблуками-»шпильками», а из-под края юбки загадочно поблескивал предписанный Клайвом ножной браслет. Единственное, от чего молодой женщине удалось-таки отделаться, — это красная гвоздика в волосах.
Ярко-алая помада, подведенные черной тушью глаза… такого подчеркнуто-вызывающего макияжа Анхела никогда не носила. Глядя в зеркало, молодая женщина просто-таки не узнавала себя. Из глубин прозрачного стекла на нее смотрела роскошная, неотразимая сирена… собственность богатого аристократа.
Ну что ж, все так и есть, вздохнула про себя Анхела.
И если этот наряд не вгонит в гроб всех чопорных ханжей, то значит, она ничего не смыслит в этой жизни!
— Получу ли я оплеуху, если подойду слишком близко? — прозвучал насмешливый мужской голос.
Анхела завороженно разглядывала его в зеркале. Нет, нельзя быть таким красавцем, никак нельзя! Широкоплечий и стройный, Клайв смотрелся «на все сто» в традиционном смокинге с галстуком-»бабочкой». И смотрел он на свою даму так, точно съесть ее собирался!
— Интересно, сколько сомнительных предложений я получу за вечер? — не могла не съязвить она, от рукоприкладства, впрочем, воздерживаясь.
Подойдя ближе, Клайв обнял ее за талию и ласково провел ладонями вниз, к бедрам. Анхела затрепетала всем телом. Где-то внизу живота всколыхнулась жаркая волна.
Кажется, это называется «секс». Не более того. В глазах ее отразилась неизбывная боль. Клайв безошибочно угадал ее настроение — и поспешил ободрить молодую женщину.
— Пусть попробуют, любимая; но мы-то с тобой знаем, кому ты принадлежишь, верно?
Да уж, подумала Анхела, проклиная несносное самомнение любимого. И, всегда готовая отплатить Клайву его же монетой, развернулась к нему лицом — и вот уже длинные чуткие пальчики пробежали от впадинки у основания шеи к уху. Да, этот мужчина знает ее наизусть; но и она читает любимого точно открытую книгу. Самого легкого прикосновения до эрогенной точки за ухом хватало, чтобы Клайв задрожал всем телом.
— И ты тоже знаешь, чья ты — хм-м-м?
Клайв сжал в руке хрупкие пальцы, с полунасмешливым поклоном поднес к губам — и снова выпрямился. И только тогда Анхела заметила, что смокинг его подбит алым шелком — ослепительно-ярким, точно плащ матадора.
С замирающим сердцем молодая женщина осознала: сегодня вечером Клайв собирается объявить о чем-то крайне важном.
— Куда мы едем? — нахмурилась она.
— А, наконец-то спросила! — улыбнулся он. — Подожди — и увидишь. Это сюрприз.
Анхела уже приоткрыла напомаженные губки, дабы сказать ему, что терпеть не может сюрпризы. Но в зеленых глазах сверкнул вызов, — и она вспомнила злосчастное слово «доверие» и прикусила язычок.
И Клайв вознаградил ее поцелуем, после которого ей вновь пришлось красить губы, а ему — приводить в порядок измятый галстук.
Молодые люди вышли из квартиры, спустились вниз и уселись в роскошный лимузин. За рулем восседал шофер: стало быть, сегодня Клайв не откажет себе в удовольствии осушить бокал-другой. Было еще совсем рано, не больше трех, и это показалось Анхеле немного странным. Ведь вечеринки в Барселоне обычно начинались около девяти. А лимузин, вместо того, чтобы вырулить на центральную магистраль, вдруг свернул на дорогу, ведущую в аэропорт…
— Так куда же мы все-таки едем? — взмолилась молодая женщина, не в силах сдержать любопытства.
И только когда, рука об руку, они проследовали на посадку туда, где на табло переливались буквы «Барселона-Лондон», в голову Анхелы впервые закралось подозрение. И, словно прочитав ее мысли, Клайв небрежно обронил:
— Мы едем в гости к моим родителям…
Анхела побледнела как полотно. Она не произнесла ни слова, даже не вздохнула, — точно «на автомате», она поднялась по трапу, безвольно позволила усадить себя в кресло и пристегнула ремень безопасности. Самолет поднялся в воздух, а она все молчала, в воображении своем переживая тысячу смертей.
Клайву отчаянно хотелось сказать ей что-нибудь, успокоить и ободрить свою спутницу, — дескать, сегодня все будет хорошо. Однако слова «безоговорочное доверие» исключали любые компромиссы. Здесь была затронута его гордость. Да, он простил Анхелу за то, что она утаила от него столь значимую часть своей души… и все-таки до сих пор не примирился с этим досадным фактом!
Анхела считала его поверхностным, ограниченным пошляком! Самодовольным снобом, который в постели способен свести женщину с ума, при этом презирая ее за то, что она с ним близка! Ну что ж, сегодня ей предстоит усвоить несколько непростых уроков! И один из них заключается в том, что ближайшие несколько часов Анхела проведет, изнывая от тревоги и страха. В конце концов, она это заслужила.
Но и сам Клайв сидел как на иголках. Сегодня — день решающего объяснения, причем не только с родителями и друзьями, но и с Анхелой. Так что он молчал всю дорогу, всей кожей чувствуя, как с каждой минутой напряжение нарастает и ожидание становится невыносимым.
Когда взятое в аэропорту такси наконец-то затормозило у тяжелых, окованных железом ворот, уже стемнело. Лучшего момента для того, чтобы показать Анхеле «Риджмонт-хаус», свое родовое гнездо, невозможно было и представить. К особняку вела освещенная тисовая аллея, а сама усадьба переливалась огнями, точно рождественская елка.
Клайв открыл для своей спутницы дверцу машины и помог ей выйти. Анхела покорно позволила взять себя под руку: в вечерних сумерках она казалась невесомым, бесплотным воплощением прелести и красоты, прекрасным скорбным призраком, что вот-вот растает в воздухе. У молодого человека сжалось сердце.
— Я люблю тебя, — прошептал Риджмонт, целуя ее в лоб.
Так он впервые произнес вслух заветные слова. Да, всесильный Риджмонт собирался произвести впечатление — и преуспел. Аметистовые глаза увлажнились, да и сам Клайв с трудом сдержал слезы.
— Я просто хотел, чтобы ты об этом узнала — прежде, чем мы войдем внутрь, — хрипло произнес он, сам не узнавая собственного голоса.
Анхела опять промолчала. Взяв ее под руку, Клайв повел свою спутницу к отчему дому. Вместе поднялись они на высокое мраморное крыльцо и вступили под высокие своды. Побелевшие пальцы Анхелы так крепко вцепились в его рукав, что Клайв знал: эта женщина, эта ослепительная красавица принадлежит ему отныне и навсегда.
Первыми навстречу им вышли его отец и мать. Клайв решительно шагнул им навстречу, увлекая за собою свою спутницу. Итак, решающий час пробил… Шоу начинается, азартно произнес про себя он.


Элегантная миссис Риджмонт, с ног до головы одетая в черное, выступила вперед. «Боже, да она улыбается!» — растерянно осознала Анхела. В улыбке этой ощущалась некоторая настороженность — но фальши в ней не было. Молодая женщина попыталась улыбнуться в ответ.
— Добро пожаловать в «Риджмонт-хаус», — приветствовала ее мать Клайва и, наклонившись, расцеловала вновь прибывшую в обе щеки на испанский манер.
— Gracias, — пролепетала Анхела по-испански, крепче сжимая руку Клайва. Она сама не сумела бы объяснить, почему вдруг перешла на родной язык, но прозвучало это вполне уместно. — С вашей стороны было очень любезно меня пригласить.
— Вздор и чушь, — решительно объявила миссис Риджмонт, отбросив светские условности. — По-хорошему, мне следовало это сделать давным-давно. Я вела себя непростительно; от души надеюсь, что когда-нибудь вы сумеете меня простить. Мы, Риджмонты, чересчур надменны: порою себе во вред, знаете ли.
Как великодушно, как тепло это прозвучало! На глаза Анхелы снова навернулись слезы.
— Я все понимаю, — срывающимся голосом заверила она миссис Риджмонт.
Мистер Риджмонт решительно выступил вперед.
— Вот, значит, чего ради этот негодник угрожает больному старику! — с усмешкой проговорил он. — И я его не виню. — Эта неспешная, широкая улыбка, — в точности как у Клайва! — лишила Анхелу последних остатков самообладания.
Мистер Риджмонт был высок и светловолос. Даже изнуренный тяжелой болезнью, держался он уверенно и властно. Похоже, Клайв унаследовал от отца не только эффектную внешность, но и несгибаемый характер. Анхела уже открыла рот, собираясь осведомиться о здоровье хозяина, но тот оборвал ее на полуслове:
— Только не надо со мной сюсюкать, — пророкотал мистер Риджмонт. — Слышать не могу подобных вопросов! — И в свою очередь расцеловал гостью в обе щеки, а затем, отстранившись, улыбнулся все той же неотразимой «сыновней» улыбкой: — Ваш приезд — большая честь для меня, сеньорита Бланес.
С этими словами мистер Риджмонт вновь обернулся к сыну.
— Сегодня — твой великий день, Клайв. Гости ждут. Так что давай, начинай!
По-прежнему крепко сжимая руку Анхелы, Риджмонт-младший почувствовал, как его спутница мгновенно напряглась, осознав, что официальным знакомством с родителями Клайва дело не ограничится.
Глаза главы семейства сардонически поблескивали. Миссис Риджмонт сохраняла невозмутимое спокойствие. Не то чтобы она возражала против затеи Клайва; просто ей казалось, что уладить вопрос с Анхелой можно и иным, менее радикальным способом.
«Если этим своим спектаклем ты ее обидишь, она никогда тебя не простит», — предупреждала она сына по телефону не далее как вчера.
«Ты не знаешь Анхелу так хорошо, как я, — отвечал на это Клайв. — Я в нее верю. Я не сомневаюсь: она все поймет!»
Доверие. Господи, кажется, отныне и впредь этому слову суждено играть ключевую роль в его жизни! С этими мыслями Клайв направился к дверям парадной гостиной.
Анхела льнула к нему. Мистер и миссис Риджмонт отстали на полшага. Вышколенный слуга распахнул перед ними двери — и взгляду открылась просторная, залитая светом комната, — да что там, целый зал! Огромная хрустальная люстра переливалась цветными огнями; на стенах красовались стилизованные под старину подсвечники, где вместо свечей горели крохотные электрические лампы. Клайв задержался на пороге, давая Анхеле возможность привыкнуть к ослепляющему великолепию зала — и к выжидательно застывшей толпе гостей.
Гул разговоров стих. Все взгляды обратились в их сторону. Пульс Анхелы участился. Сколько народу здесь собралось! А Клайв, ничего ровным счетом не предпринимая, стоял на месте, дожидаясь, чтобы его дама заметила и оценила подготовленный им «сюрприз».
И вот, наконец, Анхела увидела. Это… это равносильно публичному заявлению. Дерзкому, безапеляционному публичному заявлению, исключающему любой намек на смущение и неловкость. Нежные, подведенные алым губы приоткрылись, с них сорвался легкий вздох, — расслышать его мог лишь стоящий рядом Клайв. А затем дыхание ее прервалось, — и Риджмонт на мгновение задумался, не совершил ли непоправимой ошибки…
Быть того не может, внушала себе Анхела. Это просто сон. Странный, невероятный сон. Спустя минуту все эти разодетые дамы и джентльмены разразятся смехом, примутся потешаться над ней, велят ей убираться прочь и никогда больше не возвращаться… Обычно ночные кошмары именно так и кончаются. Иного объяснения происходящему она просто не видела.
Нет, это не сон. Ведь рука Клайва, обнимающая ее за талию, просто-таки вибрировала от напряжения. Анхела нервно сглотнула. Затем попыталась поднять глаза на любимого — но не смогла: взгляд ее был намертво прикован к одной-единственной, определенной точке.
Ибо здесь, на стене парадной гостиной фамильного особняка Риджмонтов, на виду у всех и каждого, красовались два оправленных в рамы этюда с обнаженной натуры. На одном была изображена она, Анхела: хрупкая, изящная, застенчивая и вместе с тем обольстительная. На другом — Клайв, дерзкий и надменный в своей наготе, — таким он представал глазам возлюбленной всякий раз, когда они предавались любви.
Щеки ее заполыхали огнем — а в следующий миг от лица вновь отхлынули все краски. Сердце билось в груди, точно тяжелый колокол. Как бесстыдно и дерзко они с Клайвом выставлены на всеобщее обозрение! И вдруг молодая женщина поняла, в чем дело, зачем Клайву понадобились бриллианты и это вызывающее платье. Наследник семьи Риджмонт бросил вызов всему миру, — родителям, друзьям, и всем этим сомневающимся насмешникам, у которых в голове не укладывается, что возможно искренне любить женщину, способную выставлять напоказ собственное тело!
«Не можешь побить врага — перейди на его сторону», — гласит старая пословица. А что, если не удается убедить враждебно настроенный мир? Так значит, черт с ним! Швырнем врагам в лицо эти два этюда — и пусть сплетники и ханжи думают, что хотят!
— Если ты сумела возвыситься над условностями, так смогу и я, — прошептал Клайв ей на ухо, — и в голосе, исполненном нежности и страсти, отчетливо послышались озорные ноты.
Вот теперь Анхела нашла в себе силы поднять взгляд. В изумрудно-зеленых глазах плясали чертенята. А еще в них читалась немая мольба: Клайву так хотелось, чтобы любимая поняла, для чего он все это затеял!
С губ ее сорвался короткий смешок. Аметистовые глаза засияли, Анхела улыбнулась — сперва неуверенно, затем все шире, все веселее. Она поняла! Клайв нашел способ уничтожить разделяющие их различия. Он, Клайв Риджмонт, спустился по лестнице вниз, а она — поднялась ему навстречу.
От подушечек его пальцев словно отскакивали электрические разряды. Широкая ладонь скользнула вверх по обнаженной спине и задержалась у основания шеи — жестом одновременно успокаивающим и властным.
— Это еще не все, — тихо предостерег Клайв, увлекая спутницу за собой.
Ноги у нее подгибались. Пульс участился, в мыслях царил хаос — хаос, сотканный из тревог, и потрясенного изумления, и грешных, упоительных восторгов. А Клайв уводил ее все дальше, — перед глазами ее мелькали улыбающиеся лица, лица огорченные и шокированные, лица хорошо знакомые — как, например, Крис и Эстрелья… Все тонуло в искристом тумане. Ренан Бенавенте понимающе усмехался, а женщина рядом с ним глядела на нее с нескрываемым интересом… Стройная, хрупкая, светловолосая, она просто-таки ослепляла красотой — утонченной, изысканной, одухотворенной. Анхела, задержавшись на мгновение, дружески ей улыбнулась.
— Рада с вами познакомиться, Мария, — шепнула она.
— Позже, — проговорил Клайв, увлекая молодую женщину дальше.
Остановились они лишь в противоположном конце зала, у стены между двумя этюдами. Полыхали огни, искрились бриллианты, на всех лицах было написано жадное любопытство.
Оказавшись в центре всеобщего внимания, Клайв заглянул ей в глаза, — и все затаили дыхание в предвкушении чего-то необычного.
— Ну что ж, а не заключить ли нам договор? — глухо осведомился он. Тишина стояла такая, что слышно было, как пролетит муха.
— Как, еще один? — шепнула в ответ Анхела, понимая, что любимый нарочно нагнетает напряжение — ласковым взором, и обещанием поцелуя, и легким касанием пальцев…
Молодая женщина опустила взгляд — и потрясенно заморгала. Ведь в это самое мгновение на палец ее скользнуло кольцо. Изящное колечко белого золота с бриллиантом. И не каким-нибудь там второсортным камнем, а роскошнейшим кристаллом чистой воды, что, должно быть, стоил огромных денег. Бриллиант сиял и переливался в лучах света, разбрасывая каскады разноцветных искр.
— Как тебе? — От вкрадчивых интонаций этого глубокого, с хрипотцой, голоса, у молодой женщины сладко замирало сердце.
— Чудо что такое, — выдохнула Анхела.
— Как ни избито это звучит, камень напоминает мне твои глаза, — сардонически проговорил Клайв. — Но к нему прилагается ярлычок с ценой, знаешь ли.
— И какова же она? Хватит ли у меня денег в банке? — прошептала она, пытаясь обратить дело в шутку. Но шутки не получилось; душу Анхелы переполняло радостное изумление, и счастье, и предвкушение новых чудес.
Что за волшебный миг, что за чарующий вечер! Ничего романтичнее и представить себе нельзя! О таких минутах помнят до конца жизни и на закате дней рассказывают внукам и правнукам…
— М-м-м.. — многозначительно протянул Клайв. — Принимая это кольцо, querida mia, ты принимаешь на себя священное обязательство свято верить в то, что я буду любить тебя до конца жизни…
И эти слова оказались последней каплей. Позабыв о толпе любопытствующих зрителей, Анхела приподнялась на цыпочки и поцеловала любимого. Поцеловала отнюдь не застенчиво и пугливо, и отнюдь не с ласковой сдержанностью, — нет, в этот поцелуй будущая миссис Риджмонт вложила всю переполняющую ее любовь.
Зажглась ослепительно-яркая вспышка. Терпеливо выжидавший своего часа фотограф нажал на кнопку, увековечивая жениха и невесту, пылко обнимающих друг друга на фоне двух оправленных в рамы этюдов, вполне достойных послужить декорациями для этого счастливого мгновения.


В это солнечное утро музей современного искусства вновь распахнул свои двери для широкой публики. Не для узкого круга посвященных, нет; для всех, кому придет в голову посетить выставку, объявление о которой вот уже неделю не сходило с первых страниц барселонских газет. На дверях музея красовалась броская афиша: «Стихии и боги. Искусство Анхелы Риджмонт».
У крыльца затормозил роскошный лимузин. Представительная седовласая сеньора в строгом вечернем платье, опираясь на руку своего аристократичного спутника, неспешно взошла по мраморным ступеням. Обгоняя ее, по лестнице взбежали двое юношей в затрапезных куртках, взахлеб обсуждая на ходу возможности аэрографа и разнообразные техники создания необычной текстуры поверхности, — видимо, студенты художественного колледжа. Молодой человек и девушка, идущие куда-то по улице, взявшись за руки, задержались перед афишей, вполголоса посовещались, — и тоже свернули в музей.
Клайв, наблюдая с верхней площадки за неиссякающим потоком посетителей, ободряюще обнял Анхелу за плечи.
— Вот увидишь, все они просто захлебнутся от восхищения, — проговорил он. В зеленых глазах светилась законная гордость за жену.
— Скорее, закидают меня тухлыми помидорами, — с нервным смешком возразила Анхела. — И зачем я только позволила себя уговорить?..
— Ты когда-нибудь перестанешь мне противоречить? — ухмыльнулся Риджмонт. — Кто тут, в конце концов, глава семьи? Кого ты обещала любить и чтить, — чтить, повторяю! — до гробовой доски? А ну-ка, пошли! — И повел упирающуюся жену в первый из залов.
Анхела нерешительно переступила порог. Когда-то, — страшно вспомнить, три года назад! — именно здесь ей пришлось пережить несколько самых неприятных минут своей жизни. Однако, едва она оказалась среди своих картин, — таких знакомых и родных! — прошлое разом изгладилось из ее памяти.
Полотна, развешанные по стенам, поражали яркостью и неординарностью. За прошедшие годы Анхела усовершенствовала технику, научилась разнообразить сюжеты, а главное — обрела свой собственный, неповторимый стиль. Под кистью художницы оживали образы языческих богов и богинь, прекрасных и юных, гордых своей наготой, — образы, воплощающие в себе стихии, правящие планеты, зодиакальные знаки. «Богиня льдов»: увенчанная лучистой хрустальной короной царица взирала сквозь облака на снежные шапки гор. «Жемчуг»: ослепительно-прекрасная, златоволосая Афродита Киприда выходила из пены морской в уборе из драгоценных жемчугов. «Корнуолльская легенда»: русалка, задрапированная лишь плащом собственных волос, поднималась из морской бездны навстречу проплывающему кораблю.
Люди переходили от картины к картине, отступали на шаг, завороженные общим впечатлением, затем подходили ближе, чтобы рассмотреть детали. Нет, худшие опасения Анхелы вроде бы пока не сбылись. Судя по тем обрывкам разговора, что доносились до художницы, ее полотна пришлись посетителям по душе.
Анхела начала понемногу успокаиваться: вроде бы все проходит сносно, первые рецензии появятся в газетах только завтра утром, а пока… пока ей остается лишь думать и гадать, как восприняла ее публика. Как бездарную самоучку? Или… не лишенную таланта молодую художницу?
Чья-то рука робко тронула ее за плечо. Анхела стремительно развернулась.
— Простите, ведь вы — Анхела Риджмонт, автор этих картин? — слегка робея, проговорила девушка лет восемнадцати с задорной рыжей челкой. — Я видела ваш портрет в газетах, и там же прочла о выставке… Вы… вы ведь не обидитесь, если я попрошу у вас автограф?
Окончательно засмущавшись, Анхела вывела на врученном ей проспекте выставки свою подпись. Девушка просияла улыбкой и спрятала проспект в сумочку. Художница облегченно перевела было дух… но рано. Вслед за первой «поклонницей» подоспели и другие. Слух о том, что автор картин — здесь, распространялся из зала в зал. Очень скоро Анхелу тесным кольцом обступили люди. Одни просили автограф, другие расспрашивали о картинах, — о технике, о сюжетах, о смысле того или другого образа, — третьи просто хотели засвидетельствовать свое восхищение. Клайв, откровенно забавляясь, наблюдал за тем, как его жена вкушает мед заслуженной славы.
— Замечательно! Потрясающе! Полный триумф! Они все в тебя влюбились! — шепнул он Анхеле на ухо. — Но не так сильно, как ваш покорный слуга! — добавил он, обжигая жену страстным взглядом. — А не поехать ли нам домой? А то, чего доброго, я начну целовать тебя прямо здесь! И в результате завтра в газетах появятся о-очень любопытные интерпретации некоторых твоих полотен…
— Что ж, домой, так домой! — засмеялась Анхела, чмокая его в щеку. — Надеюсь, нынче вечером ты подбросишь мне новый сюжет-другой?


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Объяснение в любви - Уайз Айра

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Объяснение в любви - Уайз Айра



Супер!Мне понравился!
Объяснение в любви - Уайз АйраНатали
19.08.2011, 10.59





Один из моих самых любимых романов и, я считаю, лучший - у автора... Редкий пример героини со внутренним стержнем, достоинством и самоуважением... Читайте!
Объяснение в любви - Уайз АйраИрэна
25.03.2012, 20.27





Не пойму, где вы разглядели у героини внутренний стержень, достоинство и самоуважение? С трудом дочитала вторую страницу.Интересно, сколько времени потратила писательница на сочинение этого опуса?Во всяком случае она его потратила впустую.Ради Бога, читайте лучше английскую классику: Голсуорси, Диккенса.В крайнем случае нашего Булгакова, но не эту муть...
Объяснение в любви - Уайз АйраМаруся Климова
25.03.2012, 21.25





Роман класный
Объяснение в любви - Уайз АйраСабина
19.02.2013, 18.40





Очень приличная "малышка": 7/10.
Объяснение в любви - Уайз Айраязвочка
19.02.2013, 21.39





9/10
Объяснение в любви - Уайз Айраatevs17
20.05.2013, 7.54





Замечательный роман,легкий,приятный,не скучный.Хотя все предсказуемо,тем не менее хорошие диалоги,динамичный сюжет,ничего лишнего.Читайте,необыкновенный,но может стать и любимым 10 из 10...
Объяснение в любви - Уайз АйраВселенная
21.06.2013, 20.23





Вот ведь жизнь - сложная штука. Казалось бы - сюжет опуса крайне прост и банален, но заметите ли вы "по ходу пьесы" так сказать, такую ценную мыслишку: БОГАТЫХ И КРАСИВЫХ (мужчин, женщин - без разницы) ЛЮБИТЬ ЛЕГКО (все трудности описанные в книжке - банальные разборки любовников). А вот если бы ГГ-ой стал нищим вдруг или ГГ-ия потеряла свою неземную красоту, что тогда?... Ведь в начале ГГ-ой даже и не думает любить - красивая, его, в постели - и всё классно! А наша героиня...так и не решилась "свалить" от такого богатого красавчика. Вторая половинка говоришь?...Ха!
Объяснение в любви - Уайз АйраМазурка
21.06.2013, 22.22





Яркий роман все про любовь, очень понравился!
Объяснение в любви - Уайз АйраВиржинья
7.07.2013, 14.37





Классный роман советую.
Объяснение в любви - Уайз Айракаприз
21.08.2013, 22.43





Каждое из высказанных мнений имеет право на существование, однако,Маруся Климова, вы "заблудились" не на том сайте. За 17 лет знакомства с женским романом впервые встретила столь хамское отношение отца к незаконнорожденной дочери (в жизни, сдается мне,это случается чаще). И ужасно бьет по глазам "отпарировал", так же, как по ушам "позвОООнишь"! Нормально, читайте.
Объяснение в любви - Уайз АйраЮнна
5.09.2013, 21.42





Много секса и нервов,слава богу,что все хорошо закончилось,но у меня два вопроса:где взял картину Анхелы художник,ведь он узнал,что она рисует только в конце и еще Клайв только в конце прозрел,что она была дев-й,ловелас называется.Вывод-меньше скрывайте от любимых и все будет хорошо,тайны пусть будут только в ЛР-х .
Объяснение в любви - Уайз АйраОсоба
30.11.2013, 22.46





Ну-у-у-у!!! Фігня повна 4/10!!!!
Объяснение в любви - Уайз АйраТата
8.03.2014, 7.23





Ну-у-у-у!!! Фігня повна 4/10!!!!
Объяснение в любви - Уайз АйраТата
8.03.2014, 7.23





Очень понравился роман. Читайте. Только 10!
Объяснение в любви - Уайз АйраНатали
4.06.2014, 16.17





Прекрасный роман. Очень редко попадается такое качественное изложение, и сюжет новый. Прекрасный художественный слог. И секс хорош))) и характеры описаны, и переживания глубокие. Понравилось, что ГГ-й-аристократ описан не с точки зрения миллионов, а с точки зрения полученного им воспитания и образования. Он знаток и истинный ценитель искусства, как и многие в этой среде, ему доступно понимание внутренних смыслов и оттенков произведений художников (как и музыки, литературы и пр, вне сомнений). Это одна из отличительных черт представителей высшего общества, в т.ч. современного, на любых континентах. А то читаешь в ЛР про аристократов - так все их усремления сводятся к тусовкам в новых тряпках и бриллиантах, поместьям, миллионам, и сексу бесконечному. А здесь показан внутренний мир образованных во всех смыслах людей, ценителей прекрасного, только прекрасное вокруг и воспитывает в человеке любовь. Очень-очень понравилось. 10\10
Объяснение в любви - Уайз АйраИринаМ
24.05.2015, 16.31





Какие одинаковые с Вами ИринаМ мысли, и в одно в то же время! в этом прелестном романе показан именно тот срез высшего слоя общества, который еще и интеллигенция (говоря нашими понятиями), а не богемная тусовка вкупе со скучающими миллионерами-промышленниками -выдвиженцами бизнеса. Т.е. культура образования, культура воспитания, культура общения. ГГ не выясняют грубо отношения, не обвиняют друг друга в изменах и похоти, а глубоко переживают гамму чувств, задавая многие вопросы себе (а не партнеру) и стараются на них сами отвечать: искать пути доверия, любви и счастья. Но очень важный еще момент. Вначале ОН задается вопросом любит ли он? и отвечает себе: НЕТ. "Женщину любят не за красоту, а за то, какова она есть на самом деле… и это не его случай". Это когда ОН сначала оценивает ЕЁ просто как свою праздноживущую любовницу и чью-то бывшую натурщицу. А когда узнает, что она что-то сама по себе представляет в жизни, т.е. ее интересы не тряпки, а созидание - вот тогда приходит еще и уважение и гордость. Мужчина по-другому любит женщину, если гордится ею, не важно на каком поприще она реализовывается. Амеба красивая - это одно, а личность, стремящаяся выразить себя в деле - другое, пусть и"университетов и не кончала..." Ну и секс красивый только в помощь. Желаю всем! 10!
Объяснение в любви - Уайз АйраЛиля
24.05.2015, 19.00





Не супер , но хорошо .
Объяснение в любви - Уайз АйраMarina
25.05.2015, 8.17





А мне романчик как-то не очень... Я думаю, что любят не за что-то конкретное, а просто любят и все. Сколько примеров когда красавица и чудовище (красавец и чудовище) счастливы вместе и не могут надышаться друг на друга. Любовь либо есть , либо нет. А здесь героине все время приходилось доказывать, что она достойна любви, что у нее есть гордость, принципы...5 баллов.
Объяснение в любви - Уайз АйраНюша
25.05.2015, 1.13





А мне романчик как-то не очень... Я думаю, что любят не за что-то конкретное, а просто любят и все. Сколько примеров когда красавица и чудовище (красавец и чудовище) счастливы вместе и не могут надышаться друг на друга. Любовь либо есть , либо нет. А здесь героине все время приходилось доказывать, что она достойна любви, что у нее есть гордость, принципы...5 баллов.
Объяснение в любви - Уайз АйраНюша
25.05.2015, 1.13





Читала 2 раза, так понравилось. Когда 2-й раз читаешь - совсем другой взгляд, т.к. уже знаешь секрет романа и в другом ключе оцениваешь поступки и слова ГГ-ни. Может даже 2-е прочтение больше понравилось. 10.
Объяснение в любви - Уайз АйраИрина
26.05.2015, 7.58





Понравилось. Хороший роман. 10/10
Объяснение в любви - Уайз АйраВикки
19.06.2015, 21.42





Можно почитать.
Объяснение в любви - Уайз АйраКэт
1.11.2015, 13.56





Полностью согласна с Лилей! Девочкам надо самореализоваться, также, как и мужчинам, чтобы мужья уважали и ценили их. Наверное, это и есть смысл романа.
Объяснение в любви - Уайз АйраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.12.2015, 12.14





По-моему роман не заслуживает оценки 10, роман не плохой, читать интересно......Мне было искренне жаль героиню, и я все ждала когда она уйдет из его жизни, ну хоть на время. Ведь столько оскорблений она слышала от него, мне прям жаль ее было. А она оказалась слишком мягкой, слишком любящей, слишком зависимой от него в психологически, в общем немного "слишком". А что гл. герой, почему он так ее оскорблял и так хотел ее рядом? Я считаю все, что мы говорим другому человеку в порыве гнева, ссоры всегда правда, которая вырывается из нас от эмоций, но это правда......он такие слова ей говорил, правдивые я не спорю, но это же жестоко по отношению к ней и он должен был понимать это. Герой, конечно, образованный, с внутренним миром, но какой-то озабоченный только самим собой.......я так восприняла его. Но в любовь их я поверила однозначно. Моя оценка 8 бал
Объяснение в любви - Уайз АйраАнна
13.12.2015, 21.53





Поставлю оценку 10, причём в бОльшей степени за необычный сюжет. Честное слово, такого сюжета ещё не встречала. Читать интересно, правда, я все ждала, что ГГ- ня уйдёт от любимого. Не смогла, значит. А в конце и надобность отпала... А как приятно читать сцены о " приеме" в свои ряды великосветскими львицами бедных Золушек. Пусть этого в жизни и не бывает, но для того же и эти романы существуют. Роман рекомендую читать
Объяснение в любви - Уайз АйраЛенванна
25.02.2016, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100