Читать онлайн Объяснение в любви, автора - Уайз Айра, Раздел - 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Объяснение в любви - Уайз Айра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.26 (Голосов: 124)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Объяснение в любви - Уайз Айра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Объяснение в любви - Уайз Айра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайз Айра

Объяснение в любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

10

Задыхаясь, Клайв вбежал в спальню — и направился прямиком к шкафу. Чемодан исчез. Не в силах смириться с неизбежным, он обвел взглядом комнату.
Спальня, некогда так радовавшая его своей просторностью и размахом, теперь казалась холодной и спартанской, и словно нежилой.
Внимание его привлекли несколько вещиц, аккуратно сложенных на застеленной кровати. Клайв подошел ближе. Ключи от квартиры, цепочка с бриллиантовой подвеской, стопка кредитных карточек…
Клайв оцепенел. Итак, Анхела всерьез считает, что должна ему только это? Даже кровать здесь играет некую очень символическую роль. Молодой человек передернулся от отвращения. Анхела не смогла бы выразить свои чувства яснее, даже если бы швырнула на постель скомканное нижнее белье!
На телефоне белела записка. «Мне очень жаль», — говорилось в ней — и ни слова больше. Клайв перечел ее трижды.
Было что-то бесконечно-печальное в том, что последние свои слова Анхела обратила к нему по-английски. Не потому ли, что мечтала говорить с ним на одном языке? Или, может быть, английское «Мне очень жаль» выражало ее чувства точнее, чем испанское «Lo siento mucho»?
Но Клайв вовсе не собирался довольствоваться этим коротким прощанием! Ему хотелось знать больше! Почему? Неужто Анхела так и не нашла в себе сил ему довериться — довериться еще только на один-единственный день?
— Когда она уехала? — В дверях застыла встревоженная Лусия. Судя по всему, она принесла важные вести — иначе не стала бы врываться к нему без стука!
— Сразу после того, как сеньор ушел, — сообщила она.
«Сеньор»? Клайв стремительно развернулся.
— Сеньор Бенавенте? — переспросил он. Лусия покачала головой.
— Нет, сеньор Дорадо, — сообщила она. — Кажется, они поссорились, — смущенно добавила она. — Сеньорита приказала мне вывести его за дверь. А он вручил мне чек — для сеньориты Анхелы. — Экономка перевела взгляд на корзинку для бумаг. — Сеньорита очень расстроилась.
В этот миг зазвонил колокольчик, возвещая о прибытии очередного гостя.
— Я никого не желаю видеть, — мрачно отрезал Клайв.
Понимающе кивнув, Лусия удалилась, оставляя его наедине с корзинкой.


Примерно в то же время, как Ренан Бенавенте ожесточенно спорил с Лусией, требуя проводить его к хозяину, наконец-то объявили посадку на нужный Анхеле рейс.
Вылет задерживался уже на два часа с лишним, и нервы Анхелы были на пределе. Подхватив с полу чемодан, молодая женщина встала, вдохнула поглубже, собираясь с духом… Вот и все, сказала себе она. Можно идти. Хватит спорить с очевидным. Довольно мучительных колебаний! Лучше уйти самой, пока еще у нее достает на это силы воли, нежели остаться и ждать, чтобы Клайв сам вышвырнул ее за порог, а потом горевать и плакать, мечтая о его возвращении! Незачем повторять судьбу матери!..
«Так вперед же!» — приказала Анхела своим непослушным ногам. И побрела вслед за толпой пассажиров, точно одна из многих возвращающихся домой туристок.
— Сколько у вас мест багажа?
Анхела опустила взгляд на чемодан: что за жалкий итог ее жизни в Барселоне! Год назад, упаковывая его в Мадриде, она собиралась послать за остальными своими вещами, как только обоснуется на новом месте. Но Клайв и слышать об этом не захотел. А, напротив, осыпал ее подарками, купил все необходимое…
Молодая женщина покачала головой — и извлекла из сумочки посадочный талон.
— Это все, что у меня есть, — проговорила Анхела. «Да еще израненное сердце впридачу», — мысленно добавила она.


Когда Ренан Бенавенте ворвался в спальню, Клайв стоял у двери на террасу, прижимаясь лбом к прохладному стеклу. У художника хватило-таки пробивной силы прорваться через заслоны неумолимой экономки.
— Мне необходимо поговорить с вами, — сурово объявил он. — Не знаю, что произошло вчера вечером, когда вы ушли из музей…
— Случился Анхель Дорадо, — пояснил Клайв, не оборачиваясь.
В воздухе повисло молчание. И пауза эта была не из тех, что вызваны недоумением, — дескать, «что вы такое имеете в виду?», а из тех, в которых слышится невысказанное: «Господи милосердный, неужели?»
— И что ему было надо? — осведомился Ренан.
— Я вижу, вы его знаете, — сухо откомментировал Клайв.
— Что ему было надо? — яростно повторил художник.
Риджмонт устало указал в направлении кровати.
— Сами смотрите, — предложил он.
Ренан Бенавенте подошел ближе, оглядел сиротливую кипу карточек и ключей. Тут же лежал чек — аккуратно составленный из мелких обрывков. Художник долго смотрел на все это, не говоря ни слова.
— Вчера я встретил его в музее, — признался он наконец. — Я так надеялся, что вы увели Анхелу до того, как он приехал!
— Они столкнулись в дверях, лицом к лицу. Сеньор Дорадо назвал ее Росаурой.
Ренан поджал губы, но от комментариев воздержался.
— А чек откуда взялся? — мрачно осведомился он.
— Этот тип вручил его сам, не далее как сегодня утром, пока меня не было, — удрученно сообщил Клайв.
— Неудивительно, что она уехала в такой спешке. Он угрожал ей, так? — Художник сурово свел брови. — Вы знаете, кто он такой?
— Ее отец, надо думать, — поморщился Клайв.
— Она сама вам сказала? — В голосе Ренана звучало изумление столь неприкрытое, что Клайв не сдержал саркастической улыбки.
— Нет, — признался он. — Я сам догадался. «Она не сочла нужным мне довериться». — мысленно добавил он, снова отворачиваясь к окну. Если задуматься, так Анхела ни на йоту ему не доверяла! Не она ли скрыла от него правду насчет «Женщины перед зеркалом»? И даже свои абсолютно невинные отношения с Ренаном Бенавенте сочла нужным утаить!
В ослепительно-синем небе мелькнул серебряный проблеск — это солнце вспыхнуло на крыльях пролетающего самолета.
— Вы знаете, где она? — тихо спросил он.
— Только не на этом рейсе, — отозвался Ренан, проследив направление его взгляда. — Она улетела в Мадрид несколько часов тому назад, — добавил он мягко.
Нежданное сочувствие собеседника оказалось последней каплей, переполнившей чашу. Изумрудно-зеленые глаза затуманились слезами. Клайв с досадой закусил губу, засунул руки в карманы, вдохнул поглубже, всей грудью. Нащупал коробочку с кольцом… и снова едва не потерял над собою контроль.
— Я еду за ней, — объявил Клайв, по-прежнему пряча лицо от Ренана.
— Но я пришел сюда не просто так, — напомнил художник.
— Хотите позлорадствовать? — предположил Риджмонт, берясь за ручку двери. Ренан тяжко вздохнул.
— Слушайте, да перестаньте же, наконец! — устало взмолился он. — Я люблю Анхелу как родной отец — нет, куда больше, чем родной отец, если на то пошло! И мне отнюдь не все равно, что между вами происходит! Перед тем, как уехать, она зашла ко мне, — неохотно сознался художник. — И выглядела она — краше в гроб кладут! И теперь я понимаю, почему. Раз тут побывал сеньор Дорадо… — цинично протянул он. — Но дело не в этом. Анхела оставила мне кое-что… о чем вам следует узнать.
Клайв стремительно развернулся.
— Ключи. — Художник извлек их из кармана и многозначительно побренчал ими в воздухе. — И некий барселонский адрес. Я приехал сюда, решив, что вам тоже было бы небезынтересно узнать, что такое Анхела скрывала от нас обоих!


Анхела с горечью поняла: довершить начатое — не в ее силах.
Она стояла у выхода на посадку, сжимая в руке посадочный талон… лишь несколько метров отделяли ее от долгожданной свободы, а она словно приросла к месту!
Слезы жгли ей глаза, комом стояли в горле. «Я люблю его!» — беззвучно повторяла она, не в силах сделать последний шаг!
— С вами все в порядке? — озабоченно спросил кто-то. — Сеньорита, вам плохо?
«Да, плохо, еще как плохо. Я больна, смертельно больна любовью».
— Я в-вспомнила кое-что важное… — дрожа, пролепетала Анхела. — Мне придется вернуться. — Она нервно сглотнула: работник аэропорта изумленно хлопал глазами. — В-вы не могли бы вычеркнуть мое имя из списка пассажиров? Весь мой багаж здесь, со мной, так что выгружать вам его н-не придется.
Не поэтому ли Анхела взяла с собой самый маленький чемоданчик? Может статься, подсознательно она и не собиралась покидать Клайва? Может статься, только зайдя настолько далеко, она наконец-то смирилась с мыслью, что этот мужчина — ее вторая «половинка»! Нельзя, никак нельзя уехать, зная, что оставляешь позади часть самой себя!
Вручив работнику аэропорта посадочный талон вместе с билетом, Анхела развернулась и стремительно бросилась прочь. Нужно вернуться — и поскорее! «Прошу, не пугай меня больше, любимая, — написал ей Клайв. — Будь на месте, когда я вернусь».
Она нужна Клайву! Так, Господи милосердный, чего же ей еще желать? Ведь во время той сцены с миссис Риджмонт Клайв искренне огорчился за нее, Анхелу! И даже предложил ей выйти за него замуж, лишь бы она не уходила!
Ох, Господи, ну, почему прозрение приходит так поздно? Почему она не дождалась Клайва и не рассказала ему про Анхеля Дорадо? Ведь Клайв Риджмонт — совсем не таков, как Дорадо, нет! Как она только посмела их сравнивать?
У стоянки такси выстроилась длинная очередь. И, по иронии судьбы, спустя двадцать минут ожидания, Анхеле достался тот же самый таксист, что привез ее в аэропорт. Она назвала адрес. Тот изумленно присвистнул.
— Сегодня этот адрес чертовски популярен, сеньорита. Сперва я забрал оттуда вас — не далее, как нынче утром! А потом отвез туда же еще одного пассажира. Теперь вот вы возвращаетесь. Как вы думаете, а тот джентльмен в аэропорт прокатиться, часом, не захочет?
Таксист весело рассмеялся собственной шутке. Но Анхела его не поддержала.
— А как звали джентльмена, вы не знаете? — глухо осведомилась она.
— Кто ж не знает сеньора Беллини? — пожал плечами таксист. — Уж он-то на чаевые не скупится…


Риджмонт заплатил таксисту, вышел из машины, подождал Ренана Бенавенте. Его «Феррари» все еще был в ремонте, а что до «Шевроле Корветта», принадлежащего Анхеле, Клайв скорее удавился бы, чем сел за его руль. Пусть стоит где стоит — до тех самых пор, пока за ним не вернется законная хозяйка.
— Ну, и какого черта ей делать в таком захолустье? — вслух полюбопытствовал он.
Ренан не ответил. Он вложил ключ в замок, а затем отступил на шаг, пропуская спутника вперед. Так, вдвоем, поднялись они по лестнице, минуя обшарпанные двери с поблекшими медными табличками.
— А вам известно, что это — квартал публичных домов? — проворчал Клайв мрачно.
— Теперь известно, — невозмутимо отозвался художник. Ренан уже догадался, в чем заключается тайная сторона жизни Анхелы, и все-таки изрядно нервничал: а что, если он ошибается?
Мужчины поднялись на верхний этаж. Не говоря ни слова, Ренан отпер последнюю из дверей — и на сей раз вошел первым. Выиграв тем самым несколько секунд на то, чтобы осмотреться по сторонам — и облегченно пробормотать:
— Ну, слава Богу.
Но Клайв отнюдь не разделял его радости. Как давно знает он свою возлюбленную? — спрашивал себя Риджмонт, в свою очередь обводя взглядом то, что иначе как художественной мастерской и быть не могло! Сквозь огромные окна струился солнечный свет; в воздухе танцевали пылинки. Пахло старым деревом, масляными красками и скипидаром. И повсюду, куда ни посмотри, стояли картины. Одни — еще влажные, другие — оправленные в рамы, третьи — ожидающие своего часа. Красоты готического квартала: собор святой Евлалии, покровительницы Барселоны, капелла святой Лусии, узкие средневековые улочки. Величественный Королевский дворец. Собор Святого Семейства — непревзойденный шедевр архитектора Гауди. Ла Рамбла — главная пешеходная улица города с ее «живыми статуями», птицами и цветами. Причудливые пейзажи парка Гуэль.
У окна примостилась складная табуретка; на ней — стопка набросков. На мольберте — незаконченный эскиз: вид на Барселону сверху с террасы, что являлась частью апартаментов Клайва.
Клайв понятия не имел, что Анхела занимается живописью! Не говоря уже о том, что способна создавать такие шедевры!
— Да вы только гляньте сюда! — пробормотал Ренан, просматривая наброски, в беспорядке сваленные под окном.
Наброски людей, спешащих по своим делам. Как удачно схвачены выражения лиц и позы; несколько уверенных, стремительных штрихов — и мгновение остановлено! У Клайва на мгновение стеснилось в груди: он вдруг представил, как Анхела, устроившись на скамеечке или на каменной приступке, самозабвенно водит карандашом по бумаге. В то время как сам он ворочает миллионами из своего офиса, полагая, что возлюбленная его проводит день так, как полагается подругам богатых бизнесменов. То есть слоняется из комнаты в комнату, красится, наряжается…
Нет, не так. Как ни грустно это признавать, он, Клайв, никогда всерьез не задумывался, чем занимается Анхела в его отсутствие.
Ренан извлек из кипы очередной набросок — и одобрительно хмыкнул. Клайв оглянулся: с листа на него смотрело его собственное лицо! У Риджмонта даже дыхание перехватило: настолько удачно передала настроение художница. Ни дать ни взять, акула, нацелившаяся на добычу!
Невесело улыбаясь, Клайв отложил набросок и взялся за следующий. Снова он. И опять. И опять. И всякий раз выражение лица, — выражение досады, задумчивости, злости, тоски, — прорисовано в мельчайших подробностях.
Тут внимание его привлекла незаконченная картина, стоящая у стены. Крис и Эстрелья, отбывающие в свадебное путешествие. Видимо, этот эскиз Анхеле чем-то не понравился и был заброшен. Однако размер его в точности соответствовал той завернутой в бумагу картине, что Анхела вручила молодым супругам в день годовщины их свадьбы. Значит, второй вариант оказался удачнее?
И все-таки Анхеле не пришло в голову показать картину ему, Клайву, и узнать его мнение. Глядя правде в глаза, в том, что касается ее здешних занятий, мнение Клайва Риджмонта ее абсолютно не интересовало! И эта мысль причиняла неизъяснимую боль.
— Ну, почему бы не сказать мне? — прошептал он убито.
Ренан Бенавенте молча поднял глаза, и Клайв прочел в них ответ — и приговор собственному эгоизму. Анхела боялась его насмешек, ведь рядом с возлюбленным она никогда не чувствовала себя спокойно и уверенно…
— Да что я, людоед, что ли? — свирепо прорычал он. Как тяжко осознавать, что и в эту область своей жизни Анхела его не впустила!


В последнюю минуту Анхела передумала. Молодая женщина сама не смогла бы объяснить, почему; видно, некий инстинкт подсказал ей, что, раз уж она осталась в Барселоне, незачем Ренану хозяйничать в ее студии! Так что она назвала водителю другой адрес, напрочь позабыв, что ключей от мастерской у нее уже нет.
Вспомнила она об этом уже на ступеньках крыльца. По счастью, в дверях она столкнулась с одним из обитателей дома. Тот, узнав Анхелу, улыбнулся и отступил в сторону, пропуская даму вперед.
— А у вас гости, — приветливо сообщил он.
Ренан. Ну, конечно!
— Gracias, — поблагодарила она и побежала наверх, размахивая чемоданом.
Почти не запыхавшись, Анхела птицей взлетела на последний этаж. Дверь была приоткрыта. Молодая женщина шагнула через порог, поставила чемодан в угол, — и в это самое мгновение раздался хриплый голос Клайва:
— Она что, думала, я рассмеюсь ей в лицо?
Дыхание ее сбилось с ритма, во рту пересохло, глаза затуманились. Клайв — здесь, с Ренаном! Анхела чувствовала себя беспомощной марионеткой в руках судьбы.
— И что — рассмеешься? — еле слышно прошептала она.
Клайв стремительно развернулся к двери. Воцарилась гробовая тишина. Воздух дрожал и вибрировал. В его светлых, чуть вьющихся волосах запутались солнечные лучи. Его графитово-серый костюм эффектно дополняли светло-серая рубашка и черный галстук. Изумрудно-зеленые глаза потемнели до грозовой черноты: в них отражались гнев, и страсть, и оскорбленная гордость.
При виде него, — такого непередаваемо-прекрасного и желанного, — Анхеле отчаянно захотелось разрыдаться от счастья. Захотелось броситься к нему, обнять за шею и прильнуть к любимому так крепко, чтобы он вовеки не сумел от нее избавиться!
Но вместо этого молодая женщина лишь вызывающе вздернула подбородок. А что еще ей оставалось? Она так боялась услышать ответ на свой вопрос… в конце концов, гордость есть и у нее!
— Ты же в самолете, — проговорил Клайв недоуменно. Анхела готовилась услышать все, что угодно, — но только не это!
— Я не смогла улететь.
— Я не смеюсь, — с запозданием ответил Клайв на ее вопрос.
— То, что ты здесь видишь, для меня очень важно, — твердо проговорила она.
— Вижу, — кивнул Клайв. — Почему ты не улетела?
Черные ресницы дрогнули. Ощущение было такое, словно вокруг сгущается туман. Молодая женщина нервно облизнула губы, в немой мольбе заломила пальцы.
— Т-ты же не хотел, чтобы я уезжала, — пролепетала она. — Т-ты мне доверился, а я тебе — нет… — Голос ее беспомощно прервался. — Этот вот набросок н-никуда не годится. — Молодая женщина шагнула ближе, словно ей не терпелось указать на ошибки.
Клайв опустил взгляд, словно впервые осознав, что держит что-то в руках.
— По-твоему, я — акула? — усмехнулся он.
— Иногда.
— Может, ты, наконец, войдешь? Или снова попытаешься сбежать?
— Ох. — Анхела растерянно развела руками, точно не вполне понимая, где она и что происходит. Она все еще стояла на пороге, рядом со злосчастным чемоданом. Молодая женщина нагнулась было к нему…
Но Клайв оказался проворнее. Одним прыжком он преодолел разделяющее их расстояние. Отпихнул чемодан в сторону и решительно завладел ее рукой. И, не успела Анхела и слова вымолвить, как Риджмонт уже втянул ее в комнату — и решительно захлопнул дверь у нее за спиной.
Только теперь Анхела заметила Ренана. Вальяжно прислонившись к стене и скрестив руки на груди, художник заинтересованно наблюдал за нею.
— Привет, — неуверенно поздоровалась молодая женщина.
— И тебе того же, — краем губ усмехнулся Ренан. — А теперь не соизволишь ли объяснить, что здесь происходит?
— Ей ничего не нужно объяснять, — со сдержанным гневом оборвал его Клайв, крепче стискивая пальцы — на случай, если Анхела задумала вырваться и убежать. Но нет: она надежно вцепилась в рукав его рубашки — и выпускать добычу отнюдь не собиралась.
— И все-таки объясниться ей придется — если, конечно, вы хотите от меня избавиться, — саркастически отозвался художник. Клайв поморщился, но промолчал. В конце концов, Ренан Бенавенте обладал определенными правами!
Анхела дрожала всем телом, мысли ее путались. Несколько раз вдохнув и выдохнув, она кое-как справилась с немотой и пролепетала:
— Т-ты же знаешь, я пишу. Ты меня научил…
— Нет уж, ты сама научилась, — сухо поправил художник. — Таких назойливых девчонок еще поискать: вечно ставила свой мольберт рядом с моим и копировала каждый мой мазок!
— Хорошо, научилась сама — но у тебя же! — не сдавалась Анхела.
— Только не этой конфетно-подсахаренной мазне, — язвительно возразил художник. — Этакой ерундой на улицах торгуют!
— Это искусство! — немедленно вступился за любимую Клайв.
Как мило с его стороны… да ведь только Ренан, как ни крути, прав!
— Не на улицах, а в магазинчиках, — невозмутимо поправила Анхела. — Эти картины я продаю в магазины сувениров, что на Ла Рамбле. У туристов такие виды — нарасхват. Что обеспечивает мне небольшой, но постоянный доход…
— Так вот почему к моим деньгам ты почти не притрагивалась, — убито проговорил Клайв.
— А как насчет серьезных работ? — осведомился Ренан, не давая увести разговор в сторону.
Анхела заметно напряглась. Заметив это, тут же насторожился и Клайв.
— Какие еще серьезные работы? — призвал он к ответу любимую.
— Не далее как вчера вечером вы имели удовольствие видеть одну из них, — сообщил Ренан, не сводя взгляда с Анхелы. Та вспыхнула до корней волос.
— Господи, — благоговейно выдохнул Клайв. — Ты хочешь сказать… этот потрясающий этюд с обнаженной натуры ты написала сама?
— Знаешь, порой я тебя ненавижу! — прошипела Анхела, пепеля художника взглядом.
Ренан Бенавенте невозмутимо пожал плечами, «отклеился» от стены и с достоинством двинулся к выходу.
— Вы еще спросите ее насчет вон той картины, в углу, — посоветовал он Клайву, проходя мимо. Задержавшись рядом с Анхелой, художник, как ни в чем не бывало, чмокнул ее в щеку. — А ты смотри, подсахаренными пейзажиками-то не увлекайся! — серьезно предостерег он. — Не губи талант. — И исчез за дверью. Молодые люди остались одни.
Проводив художника взглядом, Клайв решительно направился к указанной картине. Анхела беспомощно наблюдала за происходящим, не в силах изменить хоть что-нибудь. Щеки ее полыхали румянцем, в груди стеснилось.
— Клайв, нам надо поговорить, — попыталась она отвлечь любимого. Но было уже поздно.
— И что же это у нас здесь такое? — вкрадчиво протянул он. И, подхватив картину с пола, развернул ее и поставил на мольберт.
Анхела стиснула зубы. Щеки ее полыхали огнем. Отступив на шаг, Клайв придирчивым взглядом знатока разглядывал очередной этюд с обнаженной натуры — изображение себя самого.
Когда Клайв расплылся в улыбке, ей захотелось развернуться и последовать за Ренаном. Но вот молодой человек протянул руку — и осторожно проследил пальцем контур мускулистого мужского бедра. И в лице его отразилось самое что ни на есть возмутительное самодовольство.
— Картина не удалась, — негодующе бросила Анхела. — Пропорции ни к черту не годятся. Нос у тебя как у Юлия Цезаря. А тело слишком длинное.
— А по-моему, это шедевр.
Анхела недовольно нахмурилась: ну, разумеется, самовлюбленный эгоист не может не чувствовать себя польщенным!
— Ненавижу показывать незаконченные работы!
— То есть, мне нельзя было посмотреть? — Смена настроений Клайва, как всегда, застала молодую женщину врасплох. От блаженной удовлетворенности и следа не осталось; сейчас он кипел гневом. — Почему? — негодовал он, подходя к ней совсем близко. — Почему ты мне не сказала, что так потрясающе рисуешь? Я-то думал, что хорошо тебя знаю! А выходит, я жил с женщиной, мне абсолютно чужой! На стене у меня висит портрет твоей матери, но ты и не подумала мне об этом сообщить! Твой якобы бывший любовник на самом деле — твой приемный отец! Более того: держу пари, до меня у тебя никого не было — так? — Вспыхнув, Анхела покачала головой, и этот трогательный жест еще больше распалил его ярость. — Твой родной отец — подонок из подонков! А ты сама наделена редчайшим, уникальным талантом, — талантом, которым можно гордиться! Отчего ты о нем умолчала?
— У тебя есть Сурбаран и Гойя! — отчаянно защищалась она.
— И Бенавенте у меня тоже есть! — отпарировал он. — И без счету полотен художников и вовсе никому не известных. И плюс Сурбаран! И Гойя! Ты хочешь сказать, что я, впридачу ко всем моим прочим недостаткам, еще и сноб?
— Твое мнение слишком много для меня значит! — тихо созналась она. — Поэтому… я так и не решилась его узнать.
Клайв схватил ее за плечи, притянул к себе и поцеловал. И очень вовремя, подумала она, упиваясь поцелуем, точно изголодавшаяся до смерти.
— Господи милосердный, — простонал он, на мгновение отрываясь от ее губ. — Ты вообще представляешь, каково мне было: вернуться домой и обнаружить, что тебя нет?
— Я проплакала всю дорогу до аэропорта, — пожаловалась Анхела, точно это признание должно было его утешить.
— Никогда больше не поступай так!
— Не буду, — пообещала она.
И губы их вновь слились в жарком, глубоком, нетерпеливом поцелуе, который, впрочем, прервался так же внезапно, как и начался.
— Не будешь, — подтвердил Клайв, отстраняясь. — И я об этом позабочусь.
Он извлек из кармана крохотную черную коробочку. Анхела сразу поняла, что это. И задохнулась от ужаса.
— Нет! — вскрикнула она, отпрянув и спрятав руки за спину. — Не нужно этого, пожалуйста!
— Еще как нужно, — подтвердил Клайв, делая шаг вперед.
— Нет! — повторила она — и уперась спиной в стену. Дальше отступать было некуда.
— Querida, но ведь именно этого я и хочу, — нахмурился Клайв. — Этого хотим мы оба!
Но молодая женщина вновь покачала головой.
— Я вернулась, — напомнила она. — Вернулась сама, по доброй воле. Так что в кольце необходимости нет. Кольцо лишь усложнит ситуацию для нас обоих. Я бы скорее…
— Все в порядке, родная, — ободрил ее Клайв. — С отцом я договорился. Он…
Анхела вскинула взгляд. Губы ее дрожали.
— Ты рассказал обо мне отцу? — В лице ее отразился панический ужас. — Но… но ты не имел права огорчать его, ведь он так серьезно болен!
— Да, болен, — согласился Клайв. — Физически, а не психически. Отец, слава Господу, в здравом уме и в твердой памяти. И только потому, что он болен, я счел необходимым получить его согласие. Неужто ты думаешь, что такой мужчина как я нуждается в чьем-то одобрении?
— В моем — безусловно, нуждаешься, — отрезала Анхела. — А я не встану между тобой и твоими родителями. Кроме того, нужды в том нет. Я вполне счастлива так, как есть.
— А я — нет, — угрожающе сощурился Риджмонт-младший. Зубы его хищно сверкнули: ни дать ни взять — тигр, готовый броситься на добычу! — Так что я поставил отцу условие, и ему пришлось согласиться, — вкрадчиво добавил он. — Либо все будет по-моему, либо… — Клайв поднес коробочку к самому ее носу, — либо мне придется прибегнуть к менее традиционным методам.
— Не знаю никаких методов!
В ответ Клайв яростно припал к ее губам. И Анхела растаяла… растаяла, как всегда.
— Незаконнорожденных детей в семье Риджмонтов быть не может, — проговорил Клайв, снова отстраняясь. — Отец меня понял…
— То есть ты пригрозил, что сделаешь мне ребенка? — задохнулась Анхела. — Ты в самом деле веришь, что я такое допущу?
Изумрудно-зеленые глаза дразняще вспыхнули.
— У тебя недостанет сил мне помешать.
Клайв ее недооценивает. Уж в этом вопросе у нее хватит сил и воли сказать решительное «нет»!
— Ребенок — это не пешка в азартной игре, — проговорила Анхела, отступая в сторону. — И с будущим в русскую рулетку не играют!
— Ты говоришь, исходя из собственного опыта? — негромко поинтересовался Клайв. Молодая женщина настороженно сощурилась. — Как насчет Анхеля Дорадо? — небрежно осведомился он. — И чека на астрономическую сумму? Этот тип либо платил любовнице, либо покупал твое молчание, — пояснил Клайв, пожимая плечами. — А поскольку теперь я уверен, что ты никому, кроме меня, не принадлежала, первую версию можно исключить. И ты не представляешь себе, как отрадно это сознавать!
Ему-то, может, и отрадно, но Анхела его удовольствия отнюдь не разделяла. Похоже, Клайв решил, будто старинная испанская фамилия способна заполнить брешь между невозможным и допустимым…
— Я никогда не признаю его отцом, — предупредила Анхела. — Даже если Анхель Дорадо объявит о своем отцовстве всему миру, я стану все отрицать. И даже если бы он вдруг завещал мне все свои миллионы, я бы швырнула их ему в лицо. Так что если эта великая честь, — Анхела указала на коробочку с кольцом, — если эта великая честь оказана мне, исходя из предположений о нашем родстве, ты проиграл, Клайв, ты поставил не на ту карту.
— Одна поправка: миллиарды Анхеля Дорадо отойдут его сыну и наследнику, — невозмутимо сообщил Клайв, наслаждаясь изумлением собеседницы. — Вижу, ты об этом человеке совсем ничего не знаешь, — улыбнулся он. — Ну что ж, подведем итоги. Красавец. Неисправимый ловелас. Женщин меняет как перчатки, — словом, по стопам отца пошел. Женат, — многозначительно добавил Клайв. — Двое сыновей. Жена большую часть года проводила в фамильном поместье под Севильей. В то время как муж развлекался в столице на полную катушку. Что до фамилии «Дорадо» — пусть он ею подавится, ведь ты примешь фамилию «Риджмонт». А если в качестве отца он тебе не нужен — ну, так и Бог с ним! — Клайв равнодушно пожал плечами. — У меня есть для тебя в запасе другой — куда более достойный. Невзирая на твое вполне предсказуемое мнение о моих родителях, скажу, что они — очень славные люди. Их главная проблема в том, что они слишком сильно меня любят. Но, с другой стороны, в неких новых членах нашей семьи я этот недостаток только приветствую…
— Твоя мать терпеть меня не может…
— Моя мать, — невозмутимо подхватил Клайв, — когда я беседовал с ней нынче днем, так искренне раскаивалась в содеянном, что уже хотела лететь в Барселону вместе со мной, чтобы лично перед тобой извиниться. По счастью, я ее отговорил. — Риджмонт болезненно поморщился. — Хорошенькое зрелище предстало бы ее глазам: опустевшая квартира и сын, вне себя от горя!
На глазах Анхелы выступили слезы. Губки беспомощно задрожали. Клайву отчаянно захотелось осыпать ее поцелуями, чтобы бледное личико снова разрумянилось, а тело самозабвенно затрепетало в его объятиях. Но он сдержал свой порыв — и убрал кольцо в карман. Анхела проводила коробочку взглядом, и Клайв с удовольствием отметил, что аметисты глаз потемнели, и молодая женщина вынуждена была отвернуться, скрывая разочарование. Она могла сколько угодно клясться, будто кольцо ей не нужно, но она лгала! Анхела мечтает стать его женой — мечтает столь же самозабвенно, как сам он стремится назвать ее своей!
Но теперь ей придется подождать. В любом случае, неправильно он себя повел. Не в таких условиях, не на таких декорациях должен он обручиться с любимой. Так что пора ехать…
Клайв оглянулся по сторонам и вскорости нашел, что искал: лист оберточной бумаги и рулон клейкой ленты. Анхела стояла у окна, прижавшись лбом к стеклу и любуясь открывающимся сверху видом на город. Риджмонт ловко свернул свой портрет, — что-что, а обращаться с полотнами, не оправленными в раму, он за свою жизнь наловчился.
Анхела обернулась, но возражать не стала. Лишь тихо обронила:
— Картина не закончена.
— У тебя будут все возможности закончить ее в нашей с тобой квартире, — отозвался Клайв, сосредоточенно отматывая клейкую ленту. — Одну из гостевых комнат мы переоборудуем под мастерскую. — Он перекусил ленту зубами — и осторожно заклеил последний из углов.
— Клайв…
— Тебе нужно забрать с собою что-то еще — или дело терпит? — осведомился он, поднимая взгляд.
Солнце уже клонилось к закату, и на иссиня-черные волосы ложился алый отблеск. Клайву почему-то вспомнился портрет ее матери. В аметистовых глазах читалась неизбывная грусть. Сейчас Анхела походила на «Женщину перед зеркалом» как две капли воды. Она не верила в счастливое будущее.
— Ты вернулась, любимая, — серьезно напомнил он. — Но вернулась ты к иным порядкам и к иным отношениям. К тому, что было, возврата нет.
— Есть — если ты этого захочешь, — возразила она. Но Клайв лишь покачал головой.
— Того, что было, я уже не хочу, — отозвался он твердо. Так, что в смысле его слов сомневаться не приходилось.
Фиолетовые глаза расширились, потемнели до непроглядной черноты, — и сердце его болезненно сжалось. Анхела стояла перед выбором: снова бежать от любимого или остаться и принять будущее как есть, со всеми его проблемами и сложностями.
Но ведь она вернулась! — стиснув зубы, напомнил себе Клайв. И только эта мысль удержала его от того, чтобы броситься на колени и пообещать Анхеле все, чего она потребует.
Риджмонт панически боялся потерять ее — и все-таки отчаянно блефовал. Ведь на карту была поставлена их совместная жизнь…
— Ты готова? — тихо произнес он.
Анхела опустила глаза, отвернулась, скрестила руки на груди, точно борясь с обуревающими ее эмоциями. Что это? Леденящий страх? Безоглядная любовь к нему, Клайву? Мучительная потребность поверить, что он вполне разделяет ее чувства?
Ей пора поверить в слово «любовь», — твердо сказал себе Клайв. Пора научиться доверять любимому.
— Да, я готова, — отозвалась она.
От накатившего облегчения Клайв едва устоял на ногах. Колени его почему-то сделались ватными; чтобы не потерять равновесия, он вынужден был схватиться за стену.
— Тогда пошли. — Крепко прижимая к себе картину, Риджмонт подхватил с пола ее чемодан. И молча нажал на ручку двери.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Объяснение в любви - Уайз Айра

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Объяснение в любви - Уайз Айра



Супер!Мне понравился!
Объяснение в любви - Уайз АйраНатали
19.08.2011, 10.59





Один из моих самых любимых романов и, я считаю, лучший - у автора... Редкий пример героини со внутренним стержнем, достоинством и самоуважением... Читайте!
Объяснение в любви - Уайз АйраИрэна
25.03.2012, 20.27





Не пойму, где вы разглядели у героини внутренний стержень, достоинство и самоуважение? С трудом дочитала вторую страницу.Интересно, сколько времени потратила писательница на сочинение этого опуса?Во всяком случае она его потратила впустую.Ради Бога, читайте лучше английскую классику: Голсуорси, Диккенса.В крайнем случае нашего Булгакова, но не эту муть...
Объяснение в любви - Уайз АйраМаруся Климова
25.03.2012, 21.25





Роман класный
Объяснение в любви - Уайз АйраСабина
19.02.2013, 18.40





Очень приличная "малышка": 7/10.
Объяснение в любви - Уайз Айраязвочка
19.02.2013, 21.39





9/10
Объяснение в любви - Уайз Айраatevs17
20.05.2013, 7.54





Замечательный роман,легкий,приятный,не скучный.Хотя все предсказуемо,тем не менее хорошие диалоги,динамичный сюжет,ничего лишнего.Читайте,необыкновенный,но может стать и любимым 10 из 10...
Объяснение в любви - Уайз АйраВселенная
21.06.2013, 20.23





Вот ведь жизнь - сложная штука. Казалось бы - сюжет опуса крайне прост и банален, но заметите ли вы "по ходу пьесы" так сказать, такую ценную мыслишку: БОГАТЫХ И КРАСИВЫХ (мужчин, женщин - без разницы) ЛЮБИТЬ ЛЕГКО (все трудности описанные в книжке - банальные разборки любовников). А вот если бы ГГ-ой стал нищим вдруг или ГГ-ия потеряла свою неземную красоту, что тогда?... Ведь в начале ГГ-ой даже и не думает любить - красивая, его, в постели - и всё классно! А наша героиня...так и не решилась "свалить" от такого богатого красавчика. Вторая половинка говоришь?...Ха!
Объяснение в любви - Уайз АйраМазурка
21.06.2013, 22.22





Яркий роман все про любовь, очень понравился!
Объяснение в любви - Уайз АйраВиржинья
7.07.2013, 14.37





Классный роман советую.
Объяснение в любви - Уайз Айракаприз
21.08.2013, 22.43





Каждое из высказанных мнений имеет право на существование, однако,Маруся Климова, вы "заблудились" не на том сайте. За 17 лет знакомства с женским романом впервые встретила столь хамское отношение отца к незаконнорожденной дочери (в жизни, сдается мне,это случается чаще). И ужасно бьет по глазам "отпарировал", так же, как по ушам "позвОООнишь"! Нормально, читайте.
Объяснение в любви - Уайз АйраЮнна
5.09.2013, 21.42





Много секса и нервов,слава богу,что все хорошо закончилось,но у меня два вопроса:где взял картину Анхелы художник,ведь он узнал,что она рисует только в конце и еще Клайв только в конце прозрел,что она была дев-й,ловелас называется.Вывод-меньше скрывайте от любимых и все будет хорошо,тайны пусть будут только в ЛР-х .
Объяснение в любви - Уайз АйраОсоба
30.11.2013, 22.46





Ну-у-у-у!!! Фігня повна 4/10!!!!
Объяснение в любви - Уайз АйраТата
8.03.2014, 7.23





Ну-у-у-у!!! Фігня повна 4/10!!!!
Объяснение в любви - Уайз АйраТата
8.03.2014, 7.23





Очень понравился роман. Читайте. Только 10!
Объяснение в любви - Уайз АйраНатали
4.06.2014, 16.17





Прекрасный роман. Очень редко попадается такое качественное изложение, и сюжет новый. Прекрасный художественный слог. И секс хорош))) и характеры описаны, и переживания глубокие. Понравилось, что ГГ-й-аристократ описан не с точки зрения миллионов, а с точки зрения полученного им воспитания и образования. Он знаток и истинный ценитель искусства, как и многие в этой среде, ему доступно понимание внутренних смыслов и оттенков произведений художников (как и музыки, литературы и пр, вне сомнений). Это одна из отличительных черт представителей высшего общества, в т.ч. современного, на любых континентах. А то читаешь в ЛР про аристократов - так все их усремления сводятся к тусовкам в новых тряпках и бриллиантах, поместьям, миллионам, и сексу бесконечному. А здесь показан внутренний мир образованных во всех смыслах людей, ценителей прекрасного, только прекрасное вокруг и воспитывает в человеке любовь. Очень-очень понравилось. 10\10
Объяснение в любви - Уайз АйраИринаМ
24.05.2015, 16.31





Какие одинаковые с Вами ИринаМ мысли, и в одно в то же время! в этом прелестном романе показан именно тот срез высшего слоя общества, который еще и интеллигенция (говоря нашими понятиями), а не богемная тусовка вкупе со скучающими миллионерами-промышленниками -выдвиженцами бизнеса. Т.е. культура образования, культура воспитания, культура общения. ГГ не выясняют грубо отношения, не обвиняют друг друга в изменах и похоти, а глубоко переживают гамму чувств, задавая многие вопросы себе (а не партнеру) и стараются на них сами отвечать: искать пути доверия, любви и счастья. Но очень важный еще момент. Вначале ОН задается вопросом любит ли он? и отвечает себе: НЕТ. "Женщину любят не за красоту, а за то, какова она есть на самом деле… и это не его случай". Это когда ОН сначала оценивает ЕЁ просто как свою праздноживущую любовницу и чью-то бывшую натурщицу. А когда узнает, что она что-то сама по себе представляет в жизни, т.е. ее интересы не тряпки, а созидание - вот тогда приходит еще и уважение и гордость. Мужчина по-другому любит женщину, если гордится ею, не важно на каком поприще она реализовывается. Амеба красивая - это одно, а личность, стремящаяся выразить себя в деле - другое, пусть и"университетов и не кончала..." Ну и секс красивый только в помощь. Желаю всем! 10!
Объяснение в любви - Уайз АйраЛиля
24.05.2015, 19.00





Не супер , но хорошо .
Объяснение в любви - Уайз АйраMarina
25.05.2015, 8.17





А мне романчик как-то не очень... Я думаю, что любят не за что-то конкретное, а просто любят и все. Сколько примеров когда красавица и чудовище (красавец и чудовище) счастливы вместе и не могут надышаться друг на друга. Любовь либо есть , либо нет. А здесь героине все время приходилось доказывать, что она достойна любви, что у нее есть гордость, принципы...5 баллов.
Объяснение в любви - Уайз АйраНюша
25.05.2015, 1.13





А мне романчик как-то не очень... Я думаю, что любят не за что-то конкретное, а просто любят и все. Сколько примеров когда красавица и чудовище (красавец и чудовище) счастливы вместе и не могут надышаться друг на друга. Любовь либо есть , либо нет. А здесь героине все время приходилось доказывать, что она достойна любви, что у нее есть гордость, принципы...5 баллов.
Объяснение в любви - Уайз АйраНюша
25.05.2015, 1.13





Читала 2 раза, так понравилось. Когда 2-й раз читаешь - совсем другой взгляд, т.к. уже знаешь секрет романа и в другом ключе оцениваешь поступки и слова ГГ-ни. Может даже 2-е прочтение больше понравилось. 10.
Объяснение в любви - Уайз АйраИрина
26.05.2015, 7.58





Понравилось. Хороший роман. 10/10
Объяснение в любви - Уайз АйраВикки
19.06.2015, 21.42





Можно почитать.
Объяснение в любви - Уайз АйраКэт
1.11.2015, 13.56





Полностью согласна с Лилей! Девочкам надо самореализоваться, также, как и мужчинам, чтобы мужья уважали и ценили их. Наверное, это и есть смысл романа.
Объяснение в любви - Уайз АйраЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
13.12.2015, 12.14





По-моему роман не заслуживает оценки 10, роман не плохой, читать интересно......Мне было искренне жаль героиню, и я все ждала когда она уйдет из его жизни, ну хоть на время. Ведь столько оскорблений она слышала от него, мне прям жаль ее было. А она оказалась слишком мягкой, слишком любящей, слишком зависимой от него в психологически, в общем немного "слишком". А что гл. герой, почему он так ее оскорблял и так хотел ее рядом? Я считаю все, что мы говорим другому человеку в порыве гнева, ссоры всегда правда, которая вырывается из нас от эмоций, но это правда......он такие слова ей говорил, правдивые я не спорю, но это же жестоко по отношению к ней и он должен был понимать это. Герой, конечно, образованный, с внутренним миром, но какой-то озабоченный только самим собой.......я так восприняла его. Но в любовь их я поверила однозначно. Моя оценка 8 бал
Объяснение в любви - Уайз АйраАнна
13.12.2015, 21.53





Поставлю оценку 10, причём в бОльшей степени за необычный сюжет. Честное слово, такого сюжета ещё не встречала. Читать интересно, правда, я все ждала, что ГГ- ня уйдёт от любимого. Не смогла, значит. А в конце и надобность отпала... А как приятно читать сцены о " приеме" в свои ряды великосветскими львицами бедных Золушек. Пусть этого в жизни и не бывает, но для того же и эти романы существуют. Роман рекомендую читать
Объяснение в любви - Уайз АйраЛенванна
25.02.2016, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100