Читать онлайн Синеглазый дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Синеглазый дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Уильям еще раз провел пони по кругу, подбадривающе хлопая длинным хлыстом сзади, стараясь рассмотреть, не покалечена ли лошадь. Как все остальные лошади в Лайонсгейте, Дейзи хорошо откормлена и обычно более чем довольна своей участью.
Но вчера две обучающиеся в Лайонсгейте леди погнали из деревни свои двуколки, запряженные пони, и одна двуколка перевернулась. Пока что пони чувствовали себя лучше, чем их погонщицы: одну глупую особу леди Ирен немедленно выгнала за нарушение правил, а другую заперла в ее комнате на неделю. Если бы пони пострадал, учащуюся тоже отослали бы домой.
Уильям улыбнулся, глядя на ровный аллюр Дейзи. Он тоже повзрослел за год, прожитый в Лайонсгейте, вырос и округлился. И уже не походил на долговязого подростка, а на молодого человека. Его сбережения тоже выросли, и до такой степени, что теперь денег больше чем достаточно, чтобы купить билет на пароход.
Но он все еще оставался здесь. С самого начала он заинтересовался, чему здесь обучают. Теперь, когда он лучше знал курс обучения, ему страшно захотелось стать учащимся, что оказалось невозможно.
Лучшие семьи Европы присылали сюда своих юношей и девушек обучаться выездке. Некоторые из слуг, давно живущих в поместье, помогали в обучении, но всегда в качестве живых подпорок: они собирали куски шелка, которые отрывались от вечерних платьев учащихся, поддерживали стесненных и хихикающих особ женского пола, чтобы они не свалились с лошади, предоставляли джентльменам коллекцию тростей на выбор.
Уильям хотел большего. Он хотел обрывать платья, связывать женщин, бить их тростью, пока они не достигнут высшей точки. Теперь его оценили как конюха, который умеет обращаться с кнутом, но он мечтал научиться употреблять кнут так, чтобы доставлять удовольствие женщинам. Уильям жаждал узнать то, о чем шептались и что вызывало стоны за закрытыми дверями, пока он стоял на страже глубокой ночью.
О, он тоже получил удовольствие от женщин здесь, впервые в жизни. Шлюх, которых можно встретить в глухих проулках Коба, с их жадностью и болезнями, он всегда остерегался. Но атмосфера в Лайонсгейте поощряла чувственные развлечения, и он пользовался ими, потому что имел доступ к кондомам.
Слугам не запрещалось ублажать друг друга, если только мужчины пользовались кондомами, щедро предоставляемыми леди Ирен, и Уильям доставлял удовольствие служанкам и себе самому, но ему казалось мало.
Он решил не уезжать отсюда, пока не узнает, как довести женщину до самого края ее женственности, обрушить на нее поток наслаждения и боли и заставить поверить ее, что она богиня.
Он еще не придумал, как убедить леди Ирен, что ему нужно пройти курс такого обучения.
– Доноваи.
Уильям повернулся и поклонился.
– Да, миледи?
– Ты не знаешь, где О'Коналл? – Леди Ирен одета в платье для лрогуяок, значит, она скорее всего только что вернулась с прогулки к водопаду, одному из своих излюбленных мест уединения.
– Он там, в павильоне, миледи, с лордом Филиппом и леди Аурелией. – Уильям не стал добавлять, что лорд Филипп – нервный дурак, которого с трудом выносят лошади. Или что пони всегда становились покладистыми с леди Аурелией.
Леди Ирен поджала губы и внимательно посмотрела на Уильяма.
– Беги и пришли его сюда ко мне сию же минуту. Можешь остаться в павильоне вместо него.
– Да, миледи.
– Еще одна вещь, Донован.
– Миледи?
– Как ты думаешь, маленькая Дейзи поправится?
– Да, миледи. Просто вчера она малость перепугалась, вот и все.
– Ладно. Тогда поторопись, Донован.
Уильям поклонился. Он передал Дейзи другому конюху и помчался вниз по холму. Леди Ирен не терпела медлительности в выполнении ее приказаний.
Павильон представлял собой имитацию шатра турецкого паши и выглядел безвкусным сооружением размером с очень большую беседку. Его спроектировал и выстроил много десятилетий назад тот же архитектор, что создал увеселительный дворец принца Уэльского в Брайтоне. Павильон имел паровое отопление от бойлера, работающего на угле, так что находившиеся в нем могли вообразить, что находятся в арабской пустыне, а не в сельской местности Ирландии. Внутри Уильям никогда не бывал.
Подойдя к павильону, Уильям увидел О'Коналла, тот вышагивал перед строением. Порядки, заведенные в Лайонсгейте, требовали, чтобы один слуга всегда находился в пределах досягаемости ради удобств гостей и их безопасности. Молодые люди обменялись парой слов, потом О'Коналл побежал к помещичьему дому, а Уильям занял его место.
Лорд Филипп и леди Аурелия, видимо, неплохо развлекались, судя по очень громким хлюпающим звукам, доносившимся из павильона. Пульс у Уильяма забился быстрее, он представил себе, что могло вызвать такие звуки, и стал рядом с дверью.
– Ах, как ты меня называешь, упрямая славянская девчонка? – донесся из павильона голос лорда Филиппа.
– Сахиб, если тебе так нравится, – уверенно ответила леди Аурелия.
Хлюпающие звуки возобновились. Уильяму стало тесно в брюках.
– Ах, ах… – Теперьлорд Филипп задыхался. – Проклятие! – выкрикнул он, и голос его на последнем слоге прервался.
– Что я наделал? – заныл лорд Филипп через минуту. – Она вся в синяках, вся ободрана!
Уильям навострил уши.
– Как смогу я простить себя за то, что поступил с ней так? – И лорд Филипп всхлипнул.
– Сахиб, я сделала что-то такое, что вам не понравилось? – Голос леди Аурелии звучал не так уверенно.
– Я пустил в ход хлыст для верховой езды, – ответил лорд Филипп, который теперь просто рыдал.
Уильям нахмурился. Голос леди Аурелии выражал удовольствие. Что же там происходит?
– Но сахиб, я же просила вас наказать меня, – захныкала она. – Что я сделала не так?
Уильям протянул руку к двери как раз в тот момент, когда лорд Филипп вышел оттуда неуверенной походкой. Его ожидало потрясение – лорд Филипп упал ему на руки, рыдая, как дитя.
– Лорд Филипп?
Уильям получил в ответ громкое завывание лорда Филиппа и тихое всхлипывание леди Аурелии. Уильям сделал еще попытку.
– Милорд, что с леди Аурелией?
Лорд Филипп конвульсивно содрогнулся.
– Уведи меня отсюда, – попросил он. – Уведи меня из этого притона, где я опозорил себя.
Уильям решился. Он сунул в рот два пальца и свистнул. Джек, младший садовник, прибежал на зов через минуту.
– Слушай, – приказал Уильям, кивая на лорда Филиппа, который висел у него на руках. – Отведи его в дом и найди там леди Ирен. Скажи ей, что я постараюсь успокоить леди Аурелию, пока она не придет.
– Ладно. – Джек, крупный и очень немногословный мужчина, повел лорда в дом. Уильям глубоко втянул воздух, чтобы взять себя в руки, и вошел в павильон.
Глазам его предстала сцена из арабской сказки. Комната вся утопала в ярких настенных шелковых коврах, шелковые ковры укрывали в несколько слоев и пол. В центре стояла кровать огромных размеров, настоящая платформа, также покрытая шелками и подушками.
Леди Аурелия лежала на ней совершенно обнаженная, распростершись, удерживаемая золотыми цепями, исчезающими в шелках. Соски покрывала золотая краска. Несколько неярких полосок пересекали ее бедра там, где по ним прошелся хлыст для верховой езды.
Уильям передернулся. Ему стало трудно дышать.
Огромные темные глаза леди Аурелии широко раскрылись. Она облизнула губы.
– Воин, – прошептала она.
– Да? – хрипло проговорил Уильям, начисто забыв, как следует разговаривать с господами.
– Воин, могу я спросить у тебя, почему ушел сахиб? – Уильям нахмурился; наверное, леди Аурелия все еще находилась под чарами какой-то фантазии. И он попробовал ответить ей в стиле, принятом в ее воображаемом мире:
– Сахиба отозвали по важному делу, женщина.
– О, – вздохнула она и окинула его взглядом, задержавшись на промежности. Уильяму стало жарко. – И он прислал тебя, чтобы ты взял меня, воин? Неужели я такая плохая, что теперь должна ублажать и тебя тоже? – Она снова облизнула губы.
Уильям не верил собственным глазам. Соски у нее затвердели. Ее, видимо, взволновала возможность разыгрывать свои фантазии с ним.
– Жемчужина гарема. – Уильям пытался найти способ отказаться, но ему не хватало слов, поскольку сам он еле сдерживался от желания.
– Прошу тебя, воин, раз сахиб ушел… – ее голос на мгновение стал резким, а потом снова умоляющим, – здесь нет больше никого, кто мог бы принести мне облегчение. Умоляю тебя, воин, позволь мне кончить мое дело с тобой.
Уильям сглотнул. Протокол Лайонсгейта позволял слугам осуществлять фантазии по просьбе гостей.
Он выпрямился, как генерал, осматривающий свои войска, обошел вокруг дивана, глядя на леди Аурелию под всеми углами.
Та задрожала.
– Воин, чего ты хочешь от меня?
Он провел руками по ее волосам и по лицу, пока не нашел чувствительную точку за ухом. Погладив леди Аурелию по шее, он заметил, что ей понравилось, как и горничным, которых он так ласкал.
– Шатер полон твоим запахом, кадин. – Голос у Уильяма помимо его воли стал ниже.
Она вздохнула и повернула голову, чтобы поцеловать его руку.
– Воин, – прошептала она, – умоляю, делай со мной что хочешь.
Сердце у него перестало биться. В первый раз за всю жизнь женщина полностью покорялась ему. Он вознаградит ее за такую просьбу сторицей.
Уильям ласкал ее пышные груди до тех пор, пока она не начала всхлипывать и корчиться, погладил по животу, провел рукой по ногам. И все время внимательно наблюдал за ней. Он сделал все, о чем она просила, – прикасался к ней языком, пустил в ход пальцы. Глаза ее, темные и умоляющие, ясно показывали ее реакцию. Однако Уильям не торопился, несмотря на все ее мольбы. Пусть просит, пусть ждет, пусть возбуждение нарастает в ней.
Сам он теперь вполне владел собой, словно оградился неким щитом, на который могла положиться ее восторженность и который не могла пробить его собственная похоть. Такой подход приносил гораздо больше удовлетворения, чем торопливые соития с горничными. Извиваясь и всхлипывая, леди Аурелия просила его действовать быстрее и грубее. Она казалась ему очень красивой, когда вот так жаждала его прикосновений. Сам он торжествующе улыбался, доведя ее до такого состояния. Внимательно наблюдая за леди Аурелией, он понял, когда она достигла высшей точки. Она всхлипывала, по телу ее проходила волна за волной. И вот она обмякла, хватая ртом воздух. Он погладил ее по волосам и укрыл шелковым покрывалом.
– Благодарю тебя, воин, – прошептала она и поцеловала его руку. – Я действительно счастлива, что смогла услужить тебе.
Еще минута – и она уже спала. Уильям выпрямился.
– Хорошо проделано, Донован. – Голос у леди Ирен был тихий.
– Миледи. – Уильям поклонился, испугавшись, как тихо она смогла подойти, а он не заметил. Она протянула ему полотенце и жестом велела выйти.
Выйдя из павильона, они постояли немного молча. Уильям вытер лицо и руки.
– Спасибо, что ты так хорошо обошелся с лордом Филиппом. Он весьма похвально отозвался о твоем благоразумии, когда смог настолько прийти в себя, что стал говорить осмысленно.
Уильям снова поклонился, но ничего не сказал.
– Так что, судя по всему, я опять перед тобой в долгу и должна решить, как наилучшим образом выразить свою благодарность.
Уильям ждал, настороженно глядя на нее.
– Я внимательно наблюдала за тобой, Донован. У тебя есть дар появляться в самый разгар осуществления фантазий, а также когда идет процесс обучения. Насколько интересны для тебя такие занятия?
Сердце у него подпрыгнуло, но голос звучал ровно:
– Очень интересны, миледи.
– Ты когда-нибудь думал поступить в мою школу?
Уильям сжал губы. Учащиеся всегда начинают как жеребчики или кобылки, как послушные партнеры при осуществлении фантазий. Такая роль его не привлекала.
– Миледи, – начал он. Леди Ирен рассмеялась.
– Донован, лицо у тебя просто бесподобное. Придется тебе научиться получше им управлять, если ты хочешь преуспеть в жизни. Ты думал о том, чтобы стать жеребчиком?
– Да. – И Уильям скрипнул зубами. Она фыркнула.
– Все мастера должны провести по крайней мере три месяца в качестве жеребчика или кобылки, чтобы лучше понять того, кто держит поводья.
Уильям передернулся. И все-таки, если это самый быстрый способ пройти настоящий курс обучения, оно того стоит. И он согласился.
– Хорошо, – ответил он.
– Ты уверен?
– А вы будете меня обучать, если я откажусь подчиняться?
– Конечно, нет.
– Тогда я буду подчиняться. – Наверное, после каждого урока его будет тошнить.
– Ты смелый человек, Донован. Обучение будет интересным приключением для нас обоих.
Леди Ирен оказалась совершенно права: прежде чем он стал мастером, прошло два года очень тяжелой работы. Но обучение того стоило.
Теперь вопрос в том, как воспользоваться теми уроками, чтобы изучить фантазии и чувства Виолы? У него есть три месяца, и ей же богу, он выжмет каждую минуту до отказа.
Уильям скрестил руки за головой и начал с полной серьезностью строить планы, в то время как его волшебная дева спала рядом с ним в просторной кровати. Завтра он уж постарается высвободить время, чтобы подольше побыть с ней.
Морган Эванс стукнул в дверь и стал ждать.
– Войдите, – ответил Уильям, как всегда, спокойно. Его люди теперь заключали пари, какую мелодию он будет насвистывать, когда начнется бой с индейцами.
Морган вошел, закрыл за собой дверь и кинул шляпу на вешалку. Уильям кивнул в знак приветствия, потом снова вернулся к колонке цифр, сложением которых занимался до того.
– Жаль, что клерка нет, – бросил Морган.
– Не дури. Ты же не мог помешать Крамптону сломать руку, как не можешь уговорить кого-нибудь поработать здесь клерком пару месяцев.
– Да нет, я нашел одного парня.
Уильям посмотрел на него поверх груды бумаг, разбросанных по столу.
– Тогда почему его здесь нет?
– Он хочет получать за работу жалованье, как рудокоп.
Уильям рассмеялся.
– Четыре доллара в день? Неудивительно, что ты оставил его в Тусоне. Налей себе кофе и сядь, Морган. Я займусь с тобой, как только проверю счета за боеприпасы.
Морган налил себе чашку кофе, добавил в него солидную порцию молока от одной из здешних молочных коров, принадлежащих фирме «Донован и сыновья», и сел на стул. Когда он заказывал мебель для конторы и большого компаунда в Миссури, он постарался, чтобы она подходила для его размеров и размеров Уильяма. Теперь он уселся на просторный стул и с облегчением вздохнул, настолько стул оказался удобнее, чем деревянное сиденье на повозке.
Он пил кофе и исподтишка наблюдал за Уильямом. Морган прошел долгий путь от оборванного чучела, которого высокий ирландец спокойно нанял на работу в Мемфисе. Но Морган не переставал учиться у Донована всему, хотя постепенно сам создал собственную империю.
Теперь он легко следовал практике Уильяма нанимать людей. Каждого, кто мог выполнять работы, он встречал с радостью, вне зависимости от цвета кожи. Большинство из них воевали на стороне конфедератов, как и большинство погонщиков в Аррэне. Но на фирму «Донован и сыновья» работали также и воевавшие на стороне северян – ирландцы, негры, даже два индейца из племени шайенов.
Конечно, выполнять работу означало не пить в дороге и не вступать в драки ни с индейцами, ни с другими работающими у «Донована и сыновей». Существовали еще и другие правила, типичные для крупных фирм-перевозчиков, – пунктуальность, честность и так далее. Нарушение любого из них каралось увольнением.
Но если ты работаешь на Уильяма хорошо, он и платит тебе действительно очень хорошо. Уильям будет платить пенсион даже твоей семье, если ты погибнешь у него на работе. Он следит, чтобы его работников хорошо кормили и чтобы они отдыхали в пути как можно больше. Он справедлив, щедр и сам работает лучше большинства своих наемников.
Морган считал Уильяма братом, которого он никогда не имел, и единственным человеком, кроме Бедфорда Форреста, для которого он согласился бы пройти преисподнюю.
– Тебе удалось найти всех кур? – спросил Уильям. Морган рассмеялся, вспомнив о поисках, у глаз собрались морщинки.
– Да, включая тех, кто вернулся на жительство в сарай. Все они отправятся в армию, хочется им того или нет.
Уильям рассмеялся вместе с ним. Он поставил размашистую подпись под счетом.
– Может, им больше понравится в крепости, чем в Рио-Педрасе.
– Вероятно. Уильям, сколько еще пройдет времени, до того как Голконда исчерпает свои запасы? – Морган наконец задал вопрос, который жег ему язык уже несколько месяцев. Уильям присутствовал при открытии всех крупных месторождений с 1855 года. Он возил грузы для известной жилы Комстока в Неваде, когда они первыми нашли там месторождение золота. Он должен знать ответ, если ответ вообще существует.
Уильям пожал плечами.
– Руда все такого же качества, как и вначале. Прииск дает неплохую прибыль уже больше года, так что, наверное, напали на богатую жилу, а не на поверхностную россыпь. Но, думаю, у Леннокса начнутся проблемы с подземными водами прежде, чем жила истощится.
– Достаточно серьезные, чтобы закрыть копи?
– Вполне возможно – в скалах воды хватает. Даже жилу Комстока чуть не закрыли из-за затопления. Большие помпы, которые их спасли, можно доставить только по железной Дороге, а не на повозках.
– Сколько им осталось?
– Трудно сказать. Но обрушение последнего месяца означает только, что они ближе к подземным источникам, чем им хотелось бы.
Морган свистнул.
– Когда случится затопление, придется перебираться на следующее месторождение.
Уильям раскладывал бумаги аккуратными стопками, потом начал размещать их по полочкам.
– Для меня, для тебя и для искателей переезжать нетрудно, но для Леннокса. – другое дело. На перевозках деньги можно заработать всегда. А владеть прииском – рискованное дело.
– У владельца прииска большие прибыли.
– Временно. И никаких, когда месторождение истощается.
– Доходы надежнее, когда занимаешься перевозками или продажей продуктов.
– Люди всегда должны есть, – согласился Уильям. Морган поставил пустую чашку на стол и потянулся.
Теперь нужно еще некоторое время продержать Уильяма подальше от Леннокса. Морган невзлюбил Леннокса, как бывало со всеми, кто слышал о его зверствах в долине Шенандоа. Но лучше провести час, выслушивая жалобы Леннокса, чем видеть, как грязный ублюдок и убийца выстрелит в спину Уильяму.
– Если хочешь, я отнесу последний счет Ленноксу ему в контору.
– Ты думаешь? Я хотел сам его отнести. – Морган пожал плечами.
– Именно я обычно обсуждаю с ним платежи. И еще мне нужно поговорить с ним о супердинамите, который он хочет перевезти. Со скидкой.
Уильям фыркнул и протянул ему конверт.
– Дурень проклятый. В таком случае даю тебе разрешение поговорить с ним. Может, на сей раз ты убедишь его, что с динамитом нельзя обращаться так просто, как с фасолью.
Морган встал и поклонился подчеркнуто демонстративно, словно в гостиной своей бабушки.
– Сделаю все возможное, сэр.
Уильям рассмеялся снова и салютовал в ответ.
Контора Леннокса, обставленная пышно, словно находилась на Уолл-стрит, имела даже претенциозные стеклянные экраны для ламп, которые дрожали от ударов камнедробилки.
Когда Морган вошел в контору вслед за клерком с лисьей мордочкой, владелец прииска рассматривал планы, очевидно, какого-то дома.
Клерк кашлянул.
– Сэр, к вам пришел мистер Эванс, От «Донована и сыновей», – добавил он, прошипев последнее слово.
Леннокс поднял голову. Лицо у него приняло злобное выражение, сменившееся через некоторое время выражением самого искреннего дружелюбия.
Дом содрогнулся, и ламповые экраны звякнули от дробления камней процедуры, предшествовавшей извлечению руды.
На шее у Моргана волосы встали дыбом. Что происходит, черт побери? Леннокс всегда держался с ним только что не грубо. По крайней мере сейчас при нем не было оружия, а его шпага-трость помещалась на стойке у двери.
– Эванс, мой дорогой друг! – И Леннокс протянул в знак приветствия левую руку.
– Леннокс. – Морган вежливо пожал его руку и отнял свою как можно быстрее. Интересно, почему у Леннокса перевязана правая рука?
– Не хотите ли выпить со мной? Что-нибудь цивилизованное, чтобы оно могло нам напомнить о наших семьях на востоке. – Ленноксу пришлось говорить очень громко, чтобы перекричать камнедробилку.
– Благодарю вас, – кивнул Морган. Неожиданное предложение заставило его насторожиться еще больше. Леннокс, предлагающий выпить, чего он никогда не делал, напоминал апачи, предлагающего кавалеристу напиться из индейского источника.
– Херес? Или охлажденный рислинг от хорошего поставщика?
Морган напрягся. Последний раз он пил херес в 1863 году с Джессамин Тайлер, когда они выслеживали Бедфорда Форреста. Он поклялся никогда больше не пить его, пока она не увязнет в его постели, как он уже увяз в ее. Голос его прозвучал хрипловато, когда он ответил:
– Благодарю вас, рислинг.
– Ну конечно, прохладный напиток, чтобы охладиться в такую жару. – Леннокс вернулся с двумя высокими хрустальными стаканами. От комнатного тепла стаканы слегка запотели.
Морган взял стакан и осторожно отпил немного. Сейчас ему нельзя захмелеть.
Леннокс не стал садиться за свой большой письменный стол, а сел на стул рядом с Морганом. Последовало почти дружеское молчание, прежде чем Морган заговорил.
– Я принес вам последние накладные, – начал он. Леннокс отмахнулся от конверта.
– Давайте не будем беспокоить себя такими пустяками. Мы же не лавочники. Положите на стол, а я завтра вышлю деньги.
– Отлично. – Морган еще больше удивился – Леннокс принимал счет, не произнеся ни слова жалобы? Если бы Морган все еще гнался за Бедфордом Форрестом, он уже зарядил бы все ружья и взвел все курки.
– Вы когда-нибудь думали о приобретении большого поместья, Эванс? О великолепном доме и хлопковых плантациях, какие имела ваша семья до войны? – Леннокс говорил почти безразличным тоном, но не совсем.
– Часто, – честно признался Морган. Он выкупил Лонгейкрес, фамильную хлопковую плантацию в Миссисипи четыре года назад, оплатив накопившиеся налоги из жалованья. Теперь его двоюродный брат Дэвид управлял плантацией и регулярно присылал Моргану доклады.
– Прекрасное зрелище, не так ли? Поля, на которых кипит бурная деятельность. Работники делают деньги для вашего будущего, ярко освещенный дом в конце подъездной аллеи, жена, которая старается очаровать вас и ваших гостей, когда вы заключаете всякие там сделки. Изящная леди, происходящая из семьи такой же старинной и благородной, как и ваша собственная, женщина, которая будет дарить вам сыновей.
– Захватывающее зрелище, – согласился Морган, отодвинув возникшее перед ним видение – Джессамин Тайлер делает все вышеописанное. Он снова глотнул рислинга, пытаясь угадать, с какой целью Леннокс затеял разговор.
– Я уверен, что вы, человек, родившийся и воспитанный джентльменом, поймете, как ужасно видеть леди, живущую в обстановке, ее не достойной.
– О чем вы говорите? – И Морган отставил стакан.
– Конечно, о миссис Росс. Видеть ее живущей в доме у ирландца – просто оскорбление. Будь она под моей крышей, я бы женился на ней сразу же.
– Конечно, – уклончиво пробормотал Морган. Он совершенно не мог взять в толк, почему Леннокс так рвется жениться на миссис Росс. Конечно, в округе больше не найти женщин, принадлежащих к тому же классу, что и Леннокс, но Моргану всегда казалось, что Леннокс будет искать жену в Нью-Йорке, в городе, который он всегда так расхваливал. Его постоянные предложения миссис Росс о женитьбе говорили скорее об одержимости, чем о любви, особенно если все видели, что он не выказывал никаких признаков влюбленности.
– Значит, вы мне поможете! Великолепно! Если вы сможете извлечь ее из логовища Донована и привести ко мне, ну, скажем, завтра…
– О чем вы говорите, черт побери? – И Морган встал со стула.
– Ну как о чем? О том, чтобы вызволить миссис Росс из объятий Донована, конечно. Вы хорошо заработаете и сможете обзавестись своим домом и семьей, если поможете мне. Скажем, пять тысяч долларов?
Морган выплеснул свое вино в лицо Ленноксу. Рислинг стекал по его подбородку.
Леннокс замер. Глаза у него остекленели, как у гремучей змеи, собравшейся броситься на врага. Усилием воли он заставил себя улыбнуться.
– Я так понимаю, что вы отказываетесь.
– Правильно понимаете, трус. – Морган ждал, надеясь, что сейчас последует вызов на дуэль.
Злобный взгляд Леннокса мог остановить даже василиска, но он с видимым усилием заставил себя остаться на месте. Камнедробилки продолжали свою нечеловеческую разрушительную работу.
– Вы заплатите за свое хамство, – прошипел Леннокс и наконец втянул в себя воздух. – Но вы – всего лишь наемный работник и не стоите того, чтобы с вами драться. Теперь можете идти.
– Донован вас убьет.
Леннокс рассмеялся, и от его смеха по спине у Моргана пробежал холодок.
– Пусть попробует. Хотите остаться и обсудить это?
Морган сжал кулаки и повернулся к двери. И тут увидел Леннокса, отразившегося в ламповом экране. Тот вынимал из ящика стола револьвер. Морган круто повернулся как раз в тот момент, когда Леннокс прицелился, выхватил свой револьвер и взвел курок. Никогда еще он не выхватывал оружие с такой быстротой.
Теперь каждый из них смотрел в дуло револьвера противника.
– Если вы выстрелите, – прорычал Леннокс сквозь сжатые зубы, – пойдете под суд за убийство.
– А если вы выстрелите первым, будете мертвы, прежде чем я упаду на ваш брюссельский ковер. Мексиканский прием, Леннокс.
Леннокс зарычал, но свой «кольт» не опустил.
– Убирайтесь.
– С удовольствием. – И Морган протянул у себя за спиной руку к дверной ручке.
– Не утруждайте себя приходить еще раз, малыш. С этого дня «Прииски Леннокса» больше не ведут дел с «Донованом и сыновьями».
Морган коротко кивнул.
– Как хотите. «Донован и сыновья» обойдутся без «Приисков Леннокса», но сколько продержатся «Прииски Леннокса» без перевозки грузов?
– Мы вполне обойдемся. «Прииски Леннокса» будут в полной силе, когда о «Доноване и сыновьях» все давно забудут, – презрительно усмехнулся Леннокс.
Морган фыркнул и вышел из конторы, стараясь не сводить глаз с мерзавца, пока не оказался на улице. Конечно, придется предупредить Уильяма.
* * *
Уильям спокойно прошел через двор, наслаждаясь музыкой, доносящейся из центрального здания. Даже вечная игра на бильярде прекратилась – люди слушали. В последний раз он слушал песню Шуберта в Дублине в исполнении прекрасного сопрано и пианиста. Виола играла ее превосходно, но скорее как аккомпаниатор, чем как солист, оставляя место отсутствующей певице вступить в музыкальный диалог.
Виола закончила песню, как раз когда он открыл дверь и остановился в гостиной. Она взяла начальные аккорды «Прекрасного мечтателя» Фостера.
Уильям улыбнулся и вошел в комнату, напевая.
Виола обернулась, посмотрела на него, и глаза ее посветлели, точно морские волны, освещенные солнцем. Она продолжала играть красивую мелодию, легко приспосабливая ее к его голосу и фразировке, пока они оба не превратились в одного исполнителя.
Уильям прислонился к пианино и улыбнулся, когда они закончили.
– Браво! Вы самая лучшая аккомпаниаторша, с какой я имел удовольствие петь, Виола.
Она вспыхнула, ее пальцы все еще прикасались к черно-белым клавишам.
– Благодарю вас. У вас замечательный баритон, Уильям.
Он склонил голову, молча выражая благодарность за похвалу.
– Может, споем еще?
– «Кэмптонские состязания»? – Она взяла первые ноты, и он рассмеялся.
– Ду-у-да, ду-у-да! – согласился он, и они соединились в веселой мелодии. Гораздо симпатичнее невинно веселиться с Виолой, чем беспокоиться из-за подлости Леннокса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана



Очень понравился.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаНАТАЛЬЯ
5.04.2011, 23.19





Страстный роман!
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАлёна
21.12.2011, 20.30





страсть любовь и снова страсть!!!
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диананаталия
16.03.2012, 14.32





как говорит моя мама:"без мужика рядом роман этот читать нельзя"...страсть, эротика зашкаливют
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаkatolina100
13.02.2013, 12.46





Сначала был роман как роман. Потом герой такой: "У меня большие требования и необычные вкусы". И начинается что-то в стиле фифти шейдс на фоне дикого запада. Не получилось у меня воспринять это серьезно, хоть эротика и зашкаливает, уж больно смахивает на пародию - читала и хихикала. В общем было забавно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаСофа
21.04.2013, 17.09





Понравилось только как она ему минет сделала. Остальное - скучно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаНаташа
6.05.2013, 21.12





Неоднозначный роман... Конечно, много сцен из категории 18+, и не плохих сцен, чувственных, даже пошлых, но сам сюжет мне не понравился...
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаМупсик
7.06.2013, 19.17





что-то секса много. прям очень много. и написано как-то несерьезно. короч, бросила не дочитав.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАмина
7.06.2013, 19.59





Мне понравилось.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаКэт
21.07.2013, 9.48





Я за секс в романе. Пусть его будет много, но если мужчина полюбил женщину, что- то в его жизни должно измениться. Не люблю, когда мужчина заменяет притяжение к своей женщине двумя шлюхами в борделе. Это мерзко. Как если бы она провела ночь с двумя мужчинами и поутру улыбалась бы ему, довольная и готовая. Фу.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаИден
21.07.2013, 10.51





Все ничего, но эпитеты "золотце" и "дружок" просто достали.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАнна
9.05.2014, 15.09





Понравилось! 9 баллов! Ирландский жеребец хорошо трахался :)
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАнита
10.05.2014, 7.44





Ну, так... прочитать можно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаleka
11.05.2014, 8.59





Ну, так... прочитать можно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаleka
11.05.2014, 8.59





После чтения этого романа хочется МУЖИКА да понаглее.Чтоб аж дух захватило!!!!10\10
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаИрина
11.07.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100