Читать онлайн Синеглазый дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.42 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Синеглазый дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Уильям медленно водил бритвой по щеке. Бритье всегда успокаивало его, потому что пробуждало воспоминания о семье. Отец научил его этому искусству в некоей лачуге рядом с Коб-оф-Корком, где наличие горячей воды означало, что в комнате достаточно тепло, чтобы отец мог работать. Он был кузнецом.
Еще подростком Уильям уничтожил в своем английском все следы гэльского произношения, тем самым не став самой легкой мишенью для антиирландских предрассудков. Сначала он научился произносить слова на манер высших классов, потом научился говорить протяжно, как говорят на американском Западе, и достаточно бегло, чтобы сразу же вызывать к себе одобрительное отношение. Но он вспоминал о своем происхождении всякий раз, когда подносил бритву к лицу.
Рядом стоял и ждал Абрахам Чан, держа белое полотенце. Для китайца он отличался слишком высоким ростом и бесстрастием до такой степени, какую предписывает молва его расе. За те пятнадцать лет, что они знали друг друга, он мало изменился. Самой большой переменой, случившейся с ним, стал унылый черный костюм слуги и аккуратно подстриженные волосы, сменившие блестящие шелка и длинную косу члена тонга – тайной китайской преступной группировки.
Знакомый ритуал умиротворял Уильяма, пока незаметно его мысли опять не соскользнули в сон прошлой ночи. Волшебная королева появлялась и в его прежних фантазиях, и всегда представала в виде нимфы с синими глазами и волосами цвета лунных лучей. Он слегка скривился, вспомнив некоторые из своих снов, в которых необычайно храбрый и сильный паренек находил красивую даму либо в древней дубовой роще, либо на травянистом холме. События последнего сна происходили в лесу, где он поймал ее сетью, и она оказалась в его власти.
Уильям слегка улыбнулся и откинул голову назад, чтобы захватить нижнюю часть подбородка. Он ритмично тер щетину и вдруг вспомнил о том, чем закончился сон.
Она в экстазе кричала и выгибалась под ним, ритмично отвечая на его удары. Пленительные изгибы ее тела наполовину скрывались под его сетью. Голова откинулась назад, а синие глаза, от страсти ставшие почти лиловыми, широко раскрылись и стали походить на чистое индиго – такая окраска бывает у крокусов, у сумеречного неба над кромкой гор.
Виола Росс лежала под ним, содрогаясь от наслаждения.
Внезапно чьи-то пальцы сомкнулись вокруг его запястья, как железные тиски, и он встретился в зеркале взглядом с Абрахамом. У обоих глаза от потрясения широко раскрылись, увидев алую кровь, окрасившую острую бритву и бежавшую по подбородку Уильяма. Мгновение – и Уильям осторожно отвел бритву от лица так, чтобы перевести дыхание.
Абрахам отпустил его руку и начал спокойно вытирать кровь, лицо у него снова приняло бесстрастное выражение.
Если бы не быстрая реакция Абрахама, он перерезал бы себе горло.
Но Иисусе сладчайший, плотские отношения с Виолой?!
Короткими рывками Уильям стянул с себя испачканную в крови белую нижнюю рубашку. Сон о Виоле Росс, подумать только! Вряд ли можно себе представить мечту, которую труднее осуществить. Он заставил себя вернуться к реальности.
– Спасибо, ты спас мне жизнь. – Его голос в тишине прозвучал хрипло.
– Считаю за честь, сэр, заплатить хотя бы за маленькую часть того, что я вам должен. – И Абрахам низко поклонился, а Уильям кивнул, не желая начинать давнишние пререкания.
Абрахам, молчащий, но ставший более внимательным, достал чистую нижнюю рубашку. Уильям взял ее, но от предложенной накрахмаленной белой летней рубашки отказался.
– Красную фланелевую, Абрахам. Сегодня мы грузим повозки для армии.
– Прекрасный выбор, сэр.
Уильям поднял бровь, и Абрахам уточнил:
– Красный – цвет процветания, удачи и богатства в моей стране.
– Благородное чувство, Абрахам. Но я надену ее, чтобы напомнить себе о том, кто я такой на самом деле: возчик, хозяин повозок, дитя Ирландии. – И он и дальше будет держаться подальше от аристократических женщин, которые даже подолом платья не хотят коснуться бедных ирландских парней.
– Мудрый человек хорошо себя знает, – пробормотал Абрахам.
Уильям предпочел отнестись к его высказыванию как к пословице, а не как к комплименту.
Наконец он закончил одеваться, всячески стараясь не отвлекаться на праздные мысли. Подкрепившись превосходным омлетом Сары Абрахам и стремясь отвлечься трудной работой, он направился к своему грузовому депо.
Уильям шел мимо нескольких кварталов лавок, на окнах большинства из них висело предупреждение: «Ирландцы могут не обращаться». Знакомое зрелище заставило его губы слегка сжаться. Даже в глухом поселке, где большинство шахтеров ирландцы, до сих пор не любили нанимать их на работу в более солидные заведения, такие как лавки, торгующие всякой всячиной, или в банки.
Он уже подходил к депо, когда мимо него проехала повозка, в которой сидели мужчина и женщина. Мужчина поднял шляпу, приветствуя Уильяма, и Донован мгновенно насторожился. Чарли Джонс и Мэгги Уотсон сидели бок о бок, уезжая из поселка.
Почему Виола Росс не сопровождает Мэгги Уотсон, если учесть, насколько Мэгги привержена соблюдению всяческих приличий?
– Доброе утро, Джонс. Миссис Уотсон, – поздоровался с ними Уильям.
Оба кивнули в ответ, Джонс улыбнулся, а Мэгги наклонила голову.
– Доброе утро, мистер Донован, – проговорила она в своей обычной трепещущей манере.
– Я надеялся увидеть тебя, Донован, чтобы поделиться хорошей новостью, – пророкотал Джонс. – Сегодня утром Мэгги стала моей женой.
– Поздравляю, мистер и миссис Джонс. Желаю обоим удачи, – ответил Уильям. Что же здесь происходит? Для свадьбы еще очень и очень рано. И почему Виола Росс разносит стирку, а не празднует вместе с ними? – Можно узнать, кого вы взяли свидетелями, чтобы я мог поднять с ними стаканчик? Полагаю, миссис Росс?
Мэгги быстро заморгала и начала заикаться, а Джонс поспешно проговорил, избегая смотреть в глаза Уильяму:
– О нет, нет, миссис Росс ушла по какому-то делу. Мы едем с караваном преподобного Чамберза до Тусона, так что никак не могли ждать, когда она вернется. Нельзя терять время на ожидание, когда опасаешься попасться на глаза апачам.
Уильям видел, как нервничает Мэгги, и ничего не понимал. Может, причиной тому ее обычное смущение при виде ирландца или что-то другое? И почему так пусто на багажной скамье? Повозка нагружена легко, чего никак нельзя ожидать от женщины, которая является совладелицей небольшого бизнеса.
– Вам нужно помочь отправить вещи миссис Джонс в Колорадо? – спросил Уильям для пробы. – Я могу послать кого-нибудь из своих людей, чтобы он упаковал их.
– Нет, нет! – возразил Джонс, злобно глядя на него, точно амбарная кошка, которую окружили голодные собаки. – Сегодня утром мы вес продали, чтобы она могла начать жизнь заново. Корыто, стиральную доску, все. В ее хижине даже мышь не нашла бы чем поживиться.
– А что насчет вещей миссис Росс? – осведомился Уильям, который наконец-то догадался обо всем и стал холоден как лед. – Не нужно ли постеречь их, пока она не вернется?
Джонс, сидя на своем сиденье, сделал едва заметное движение, словно собрался вытащить оружие. Уильям замер, предчувствуя драку, сознавая, что может убить Джонса любым способом, прежде чем тот успеет выхватить револьвер. Мэгги, опасливо переводя взгляд с одного мужчины на другого, произнесла вразумительную фразу:
– Там ничего не осталось, мистер Донован. Все, что я смогла найти, ушло на оплату долгов мистера Уотсона. И потом, – она начала заикаться под сердитым взглядом Уильяма, – Виола столько всего продала, когда умер мистер Росс, что там почти ничего и не оставалось. Все равно она выходит замуж за мистера Леннокса, так что особого значения не имеет, есть у нее вещи или нет, вы согласны?
Уильям шагнул к ней, но резко остановился. Мэгги прижалась к Джонсу, дрожа.
– Не смей так смотреть на мою жену, – выпалил Джонс и уже не таясь потянулся к своему «кольту».
Уильям молча посмотрел на него, невесело улыбнулся и отошел от повозки.
– Давай поезжай, Джонс. Мне бы не хотелось причинять неприятности твоей маленькой женщине.
Джонс начал натягивать поводья и вдруг услышал слова Уильяма:
– Наша теперешняя сделка истекает в июне. Продлевать ее я не буду.
– Что?! Но ведь ты – единственный фрахтовщик, который возит руду с моей шахты, она ведь так высоко.
Уильям пожал плечами.
– Я удвою плату, – не отставал Джонс.
– Денег можно заработать кучу, имея дело с порядочными людьми. – У него мелькнула предостерегающая мысль о том, что каждого, пренебрегающего выгодой, ждет жестокий голод, но он не обратил на нее внимания.
– Да он же разорится! – ахнула Мэгги.
– Об этом вам стоило бы подумать, прежде чем дочиста обокрасть хорошую женщину, отняв у нее возможность зарабатывать. До свидания. – Он коснулся пальцами шляпы в насмешливом приветствии и пошел дальше в свое грузовое депо, единственное место, где мог с уверенность сказать, что контролирует происходящее.
Просторная территория склада ломилась от людей, готовящихся к отправлению очередного каравана с военными припасами. Часовые с плоских крыш следили за окрестностями, чтобы не пропустить нападения апачей, остальные стояли на наблюдательных вышках, окружающих склад. Часть людей грузили бочки, в то время как другие обвязывали брезентом тяжело нагруженные повозки. Суета распространялась за пределы складского двора и загонов на плоскую пустыню, где составлялся караван из повозок.
Люди чистили и смазывали маслом тяжелые цепи, связывающие колеса повозок, таким образом создавая почти непреодолимую крепость при нападении. Разумеется, каждый мужчина имел под рукой ружье.
Из колесной мастерской и кузницы доносился стук молотков. В обеих мастерских стояло специальное оборудование, необходимое для ремонта шестидесятифутовых повозок Мерфи, особая кузница и кран, чтобы управляться с семифутовыми железными колесами.
На каждую сцепку из двух или трех больших повозок Мерфи требовалось от двенадцати до двадцати мулов, которые ждали своей участи в загонах. Часть мулов подо шла к ограде, наблюдая оттуда за суетливой деятельностью возчиков, а остальные дремали либо наслаждались первой утренней порцией люцерны.
В клетках весело кудахтали куры, угощаясь утренним зерном. На боковом дворе, куда вели железные ворота из грубого кирпича, два человека осторожно разгружали бочки с порохом. Здесь царила тишина.
На следующей неделе к новому форту отправится еще один караван. Сначала Уильям в сопровождении десятника проверил животных.
– Хорошо, что ты пришел пораньше, – заметил Морган Эванс, когда они направились на складской двор с его успокаивающей суетой. Там упаковывали и грузили на повозки различные товары. – Тебе и самым опытным работникам надо бы проследить за снабжением форта Макмиллан. Даже если придется работать по воскресеньям.
– Нам везет, – покачал головой Уильям. – Безопасное плавание на пароходе из Сан-Франциско, да к тому же мы не видели ни одного апачи между нашими краями и фортом Юма.
Морган фыркнул.
– Или Кочис не хочет больше сражаться с тобой, чтобы не подмочить свою репутацию на дороге.
Уильям посмотрел на молодого человека, славившегося своим необыкновенным спокойствием. На нападение апачей аристократ Эванс, сражавшийся в форрестовской кавалерии, реагировал, как правило, не больше чем зевком. Так о чем же на самом деле беспокоится Морган?
Уильям остановился поздороваться с Саладином, своим большим серым жеребцом, который высунул голову из двери стойла. Ему нужно узнать побольше о том, что произошло со времени его последней поездки в Рио-Педрас семь месяцев назад.
– В поселке спокойно в последнее время?
– За последний месяц шестеро погибли под завалами. – И Морган скормил морковку своему спокойному индейскому пони, а Уильям напевал что-то ласковое самой быстрой лошади в их краях. – Трегаррон уволился и увел с собой последних корнуоллских шахтеров.
– Черт побери. Что, не хватило креплений? – Жеребец повел ушами в сторону Уильяма и ткнулся носом ему в плечо. Можно не сомневаться, чего он хочет.
– Почему ты так думаешь?
– Леннокс не заплатил за прибывающий груз. Древесина – самый тяжелый груз, теперь работает камнедробилка. – И Уильям протянул Саладину горсть мятных конфет.
– Дешевый ублюдок, – сказал Морган, и его слова прозвучали как обвинительный акт. – После аварии ушло большинство старых шахтеров. Слишком опасно работать на собственных приисках, а работать на Леннокса они не хотят.
– А Кочис очень беспокоит?
– Очень. Убил на прошлой неделе Клейборна на старой дороге, двух миль не будет от поселка. – И оба в молчаливом согласии пошли посмотреть на лошадей, уже выведенных из загона.
– Молодой болван, наверное, искал спрятанное золото немца, – заметил Уильям, отыскивая Теннесси, своего самого опытного вожака-мула.
– Наверное. Но смерть от пули апача легче, чем утонуть в ливневом паводке, как случилось с Миллером. – Морган скользнул в загон и осторожно вывел оттуда крупную гнедую для осмотра.
Уильям фыркнул в знак согласия, потом занялся делами поважнее.
– Тени оказался даже лучше, чем я полагал по твоему описанию, но использовать его в следующем караване мы не можем. Понадобится дней восемь, а то и девять, прежде чем он сможет участвовать в следующем походе. Вместо него можно запрячь в пару Блэки и Вафлю.
– Или взять другую пару в вожаки для повозки с амуницией, – предложил Морган своим мягким голосом жителя Миссисипи и остановился перед Уильямом Теннесси.
– Кого ты имеешь в виду? – спросил Уильям как раз в тот момент, когда какая-то лошадь и двухместная коляска свернули во двор с улицы. Модная коляска и высоко вскидывающая ноги кобыла так же неуместны на складском дворе, как бриллиантовое ожерелье старой аристократки в салуне.
– Я впрягу их, и ты посмотришь, как они работают вместе. Леннокс захочет поговорить с тобой, раз уж ты пришел, – пробормотал Морган и исчез. Он насколько возможно избегал встреч с Ленноксом, как и большая часть бывших солдат. Уильям поднял бровь, но ничего не сказал, повернувшись, чтобы поздороваться со своим посетителем.
Пол Леннокс остановил коляску перед конторой, быстро перекинул поводья через коновязь и оглянулся на Уильяма. Бочонок с фасолью прогрохотал по земле на соседнем дворе, отчего его кобыла в тревоге вздернула голову. Леннокс не обратил никакого внимания на ее испуг. Крутя тростью, с которой никогда не расставался, он направился к тому, у кого рассчитывал получить нужные сведения.
В Рио-Педрасе, должно быть, и в самом деле беспокойнее, чем можно судить по словам Моргана, если Леннокс надел экстравагантно разукрашенный пояс для оружия, на котором висели два револьвера с украшенными жемчугом рукоятками. Леннокс носил его с небрежной легкостью человека, слишком хорошо знакомого с его тяжестью.
– Донован, – весело окликнул Уильяма Леннокс.
С лица Уильяма не сходила вежливая улыбка. Он слишком хорошо знал таких людей, как Леннокс, которые рады вести с ним дела, но прирезали бы, попадись он им на узкой тропинке.
– Доброе утро, Леннокс. Красивая у вас коляска.
– Благодарю! Вы очень любезны. Она знаменует мое вступление в «Перикл», – сытым голосом ответил Леннокс, не скрывая гордости. – Клуб на самом деле оказался еще великолепнее, чем я слышал. Жаль, что вы никогда не видели его.
– Поздравляю, – раздраженно произнес Уильям. В самом элитарном частном клубе Нью-Йорка «Перикл» обычно совершались сделки между банкирами. Уильям имел столько же шансов войти в его холлы, как и прогуляться по Луне.
– Военный министр, очень приятный малый, председательствовал, когда меня принимали, – продолжал Леннокс.
Самый известный своим взяточничеством человек в администрации Гранта? Он, наверное, просто хотел помочь человеку с такими связями и деньгами, как у Леннокса.
– Я всегда считал его и его сотрудников очень полезными, – согласился Уильям, – особенно после того как несколько взяток перейдут из рук в руки. – Леннокс просиял.
– Четыре поколения моей семьи отмечали вступление в этот клуб покупкой нового экипажа вроде сегодняшней моей лошади и коляски. Ничего нет в наших краях прекраснее, как вы считаете? И как же они будут великолепно выглядеть, когда миссис Росс поедет венчаться со мной.
Уильям сжал челюсти. По его мнению, Леннокс недостоин не то что надевать кольцо ей на палец, но того меньше – поцеловать ее ботинок. Многоречивый бывший кавалерист и нью-йоркский ипотечный магнат, до прошлого года Леннокс никогда не ступал западнее Миссисипи. Виола отказывала и гораздо более достойным людям, но, может, теперь ее привлечет то будущее, которое он предлагает, поскольку миссис Уотсон сбежала, унеся с собой последние деньги прачечной.
– Венчание действительно будет очень впечатляющим. Чем я могу вам помочь в такое прекрасное весеннее утро? – Голос у Уильяма, гладкий как шелк, прекрасно скрывал его бурлящие чувства. Он отошел к колоннаде, окаймляющей двор, увлекая Леннокса за собой.
– Я просто хотел обменяться приветствиями и поболтать о последних событиях в поселке. – Леннокс пошел за Уильямом и принял кружку, которую подал ему Абрахам. Слуга узнавал каким-то волшебным образом, когда именно подать кофе, чтобы деловые разговоры Уильяма шли как по маслу.
Уильям вежливо кивнул и обхватил обеими руками глиняную кружку.
– Я думаю, что у вас все хорошо.
– Сейчас неплохо. Вы слышали об обвалах?
– Мои соболезнования… – начал Уильям, но Леннокс продолжал говорить:
– Ужасное происшествие. Мы потеряли из-за него по крайней мере недельную продукцию.
«И ты оплакиваешь утраченные доходы, а не погибших. К счастью, ты примешь предложение банкиров из Сан-Франциско и продашь шахту».
– Теперь, когда дорогостоящий болван Трегаррон ушел, мне придется самому стать управляющим.
Лицо Уильяма ничего не выразило при сообщении об увольнении прекрасного горного инженера. Камнедробилка, чей шум слышался по всему поселку, стала шедевром Трегаррона, хитроумным техническим изобретением, которое более чем в четыре раза увеличило добычу «Голконды».
– Он любил оставлять на меня проблемы поселка, равно как и проблемы «Голконды». Мы-то с вами оба понимаем, как необходимо нашим людям выпускать пар и отбивать каблуки в салунах, хотя подобное и не всегда нравится их содержателям, – пробормотал Леннокс.
Уильям невольно скривил губы. Даже его отборные погонщики время от времени поднимали шум в поселке, а Леннокс владел всеми салунами в Рио-Педрасе, которые принимали на себя такие выбросы хорошего настроения. Мужчины посмотрели друг на друга с полным пониманием.
Леннокс продолжал после короткой паузы:
– Трегаррон регулярно объяснял содержателям салунов, как на самом деле работает бизнес в Рио-Педрасе, и потом все улаживалось, а теперь подобной задачей придется заниматься мне. Так что пока не приедет новый управляющий, прошу вас, не стесняйтесь, приходите ко мне, если понадобится помощь, если потребуется уладить затруднения с местными деловыми кругами.
– Благодарю вас. Ценю ваше внимание.
– Очень рад. И еще я привез из Нью-Йорка своих лучших людей, чтобы они помогли поддерживать порядок в городе. Кое-кто из шахтеров оказался немного упрямым, но Коналл О'Флэрти и его братья очень быстро им все объяснят.
– Благодарю за предупреждение. – Громила по имени Коналл О'Флэрти? Неужели это тот же человек! Не может быть! С той встречи прошло двадцать четыре года, и она произошла на другом континенте. – Я передам вашу новость Эвансу и моим людям.
– Уверен, одной проблемой будет меньше, но мне хотелось, чтобы вы запомнили это имя.
Уильям кивнул в знак благодарности и сделал хороший глоток кофе. Старые воспоминания завертелись перед его внутренним взором: руки его матери, обхватившие огромный живот, Мейви и Кэтлин, плачущие у ее юбок. Из носа у него идет кровь, после того как он совершенно безрезультатно набросился на пришедших людей. Он пытается вырваться из сильных отцовских рук. Их немногочисленные пожитки выброшены на грязную дорогу, а земельный агент велит своему старшему сыну бросить факел в коровник…
– Хватит о делах, – весело отозвался Леннокс. – Давайте поговорим о том, что интересно нам как джентльменам, например, вот о той кобылке, которую я купил за сорок долларов. Известная скаковая лошадь в Кентукки, так что она обязательно выиграет на больших скачках в следующем месяце в Тусоне.
Уильям посмотрел на чистокровную лошадку повнимательнее. Превосходные линии, крепкое изящное сложение. Она бы лучше и уместнее смотрелась на травянистых ипподромах Кентукки или Калифорнии, чем на поросших кактусами песках и камнях южной Аризоны.
– Сколько времени она здесь, в пустыне?
– Немного больше четырех недель.
– Вряд ли достаточно, чтобы научиться скачке среди кактусов, – заметил Уильям, и в голосе его послышалось раздражение.
– Точно! Перевес будет явно не на ее стороне, и я получу больше денег, когда она выиграет.
«Скорее она охромеет или сломает ногу, – язвительно подумал Уильям, – если вообще освоится в наших краях и сможет участвовать в бегах». Маленькая кобылка сильно потела, пытаясь удрать подальше от бурной деятельности на дворе. Когда на повозку бросили бочонок с кофе, ноздри у нее дрожали, глаза закатились так, что показались белки.
Леннокс снова повернулся к Уильяму, не обратив внимания на обеспокоенную лошадь.
– Как только моя кобыла победит в гонке жеребца Тейлора… – И он многозначительно уставился на Уильяма, словно желая получить согласие.
Тот кивнул в ответ, но не стал обещать, что не примет участия в предстоящих скачках. Жеребец Тейлора мог обойти любую лошадь, кроме Саладина.
– Тогда у меня будет более чем достаточно денег, чтобы построить самую лучшую гостиницу в здешних краях. Вон там!
И Леннокс протянул руку, указывая на выбранную вершину холма как раз в тот момент, когда на дворе вдруг наступила тишина. Кружка с кофе вылетела из его руки и ударилась о ящик, разбившись со звуком, похожим на ружейный выстрел. Осколки глины и кофе взметнулись в воздух и долетели до кобылы.
Чистокровная лошадь стала на дыбы и заржала, отведя уши назад и плотно прижав к голове. Оборвав поводья и оказавшись на свободе, она принялась крушить все вокруг. Леннокс смерил глазами расстояние от нее до пороховых бочек. И потянулся к револьверу.
Уильям бросил свою кружку и побежал к лошади.
Кобылка лягнулась, выломала кусок коляски и разорвала одну из постромок. Первый панический поворот, и коляска ударилась о железное колесо какой-то повозки, отчего гордость и радость Леннокса превратилась в полную развалину, носившуюся теперь по двору и пугавшую других животных, вызывая тем самым еще большие разрушения.
– Эй! – заорал Уильям, а Морган и другие побежали к эпицентру катастрофы. Краем глаза он заметил, как Абрахам прыгнул в боковой двор, присел перед бочонками с порохом и теперь готов остановить любого.
Дико мечущиеся лошади разбили несколько бочек, кофе и фасоль высыпались на песок, другие бочки раскатились по всему двору. Куры закудахтали и захлопали крыльями, когда бочонок с мукой ударился об их клеть. Кобыла заразила паникой даже обычно спокойных мулов, и они начали кружить и бить копытами. Один из них тревожно закричал, а другой стал на дыбы, чтобы его не смяли в толчее.
Уильям снова заорал, он перепрыгнул через обломки коляски и подбежал к кобыле. Его сильный голос, в котором слышался призыв к беспрекословному подчинению, заставил ее заколебаться, что дало ему возможность, схватить недоуздок. Он заметил, как Леннокс целится в испуганное животное.
– Эй! – снова крикнул Уильям, чтобы привлечь внимание кобылы. Всей своей тяжестью он остановил ее очередной дикий припадок безумия. Ее четыре копыта одновременно ударили о землю, но она все еще дрожала и пыталась побороть свой страх. Бока ее ходили ходуном, изо рта капала пена, она пыталась отдышаться.
Уильям что-то бормотал на древнем языке бардов, издавая мягкие гортанные звуки, которые успокаивали ирландских лошадей тысячи лет. Инстинкт и необходимость вынудили его прибегнуть к такому языку. Лошадь нерешительно взбрыкнула, но навострила уши, чтобы слышать его голос.
Люди, прибежавшие на помощь, остановились поодаль и наблюдали, как он справится с лошадью.
Он говорил ей о том, какое у нее хорошее стойло, славная еда, сладкая вода, как красива ее поступь, какая шелковая у нее шкура… Он изливал целый поток ласковых слов, как его учили дед и отец, чтобы уговорить встревоженную самку. Наконец она припала к нему, дрожа, а он ласково ее гладил.
Когда все кончится, придется вымыться, учитывая, что вся его одежда пропиталась лошадиным потом.
Довольные хорошим завершением, его люди подошли и начали освобождать лошадь от остатков коляски. Порядок быстро восстановился, мулы вернулись к своему ленивому времяпрепровождению. Абрахам встретился глазами с Уильямом и начал спокойно собирать осколки кофейных чашек.
Уильям же напевал кобылке старинные колыбельные, а та подталкивала его, учуяв угощение у него в кармане. Она охотно приняла мятную конфетку, и он усмехнулся.
– Значит, вы любите мятные конфетки, маленькая леди? – спросил он по-английски и рассмеялся, сунув руку за еще одной. Потом напрягся, потому что с таким трудом возвращенное на двор спокойствие прорезал резкий голос.
– Эта сука сломала мою новую коляску. – Леннокс вышел вперед, держа наготове револьвер. – Ей-богу, больше я не подпущу ее близко к своему имуществу.
Кобыла отчаянно заржала и попятилась, натянув узду.
Уильям преградил Ленноксу дорогу, потянувшись свободной рукой к своему кнуту. Восемнадцать футов черной кожи, утяжеленные дробью, чтобы усилить удар, с тростниковой рукоятью для аккуратности – вполне достаточно, чтобы выбить «кольт» из руки Леннокса.
– Прочь с дороги, Донован, – хриплым голосом приказал Леннокс.
Уильям не шевельнулся, он излучал холодность, точно ледяной ком, каким всегда становился в драке.
– Вы купили хорошую лошадь, Леннокс, но непривычную к суете на складском дворе, – спокойно заметил он. Америка исчезла из его голоса, сменившись вполне отчетливым произношением высшего общества, которому он научился, живя в крупных поместьях, принадлежащих англо-ирландцам. Он отпустил поводья, услышав, как Морган прошептал:
– Я держу ее, сэр.
– Черт бы ее побрал, Донован, вы знаете, сколько стоила новая коляска? – рявкнул Леннокс. Он шагнул влево, потом заметил косоплетку из кожи, беспокойно шевелившуюся у ноги Уильяма. Леннокс резко остановился. Уильям небрежно щелкнул хлыстом.
– На самом деле, Леннокс, мне всегда очень нравилось, как выглядит другая ваша коляска. – Уильям старался говорить спокойно и убедительно. Леди Ирен всегда говаривала: «Прежде всего, чтобы разрядить атмосферу, пользуйся своим голосом».
Леннокс сердито вспыхнул и поднял револьвер.
Хлыст негромко скрипнул. Рука Леннокса замерла. Кобыла, стоявшая позади Уильяма, отчаянно заржала. Но ни один из них больше не смотрел на нее.
– Ее классическая элегантность напоминает мне о колясках, которые я видел в Лондоне, на Роттен-роу, – мягко продолжал Уильям. «Польсти гордости человека, когда строишь для него лазейку».
– Вы действительно так считаете? – Леннокс опустил револьвер, не сводя глаз с хлыста, и выражение их было смертоносно, как у тигра в клетке.
– Да, считаю. Ваш жеребец очень к ней подходит, а его ровная поступь вызывает доверие у дам. – Голос Уильяма звучал так же ровно, как билось сердце.
Натянутая улыбка медленно появилась на лице Леннокса. Он опустил револьвер.
– А что же делать с кобылой?
Лошадь, о которой шла речь, рванулась, услышав голос человека с востока, и Морган тут же начал что-то ей напевать.
– Может, она успокоится, если ее поставить в конюшню вместе с другими лошадьми, вот как у меня. Я могу дать вам за нее сорок долларов.
– Она стоит гораздо дороже, – вяло возразил Леннокс.
– Золотом, здесь и сейчас.
Леннокс погладил свои бачки. Не такой он дурак, чтобы требовать больше.
– Ладно, – согласился он. – В конце концов, мой жеребец действительно очень подходит к другой коляске.
Напевая ирландскую джигу, Виола пристроила к бедру корзину, которая теперь наполнилась бельем других клиентов, и пересмотрела спрятанные в ней угощения. Возможно, сладкий хлебец с корицей немного отвлечет Мэгги. Такие булочки лучше всего удавались булочнику Армитстеду, хотя они не такие вкусные, как бисквиты Лили Мей.
Она снова вспомнила дом миссис Смит и то, как Уильям Донован поступал с тамошними девушками – прекрасный образец мужчины, который мог доставлять им удовольствие. Опыт погонщика научил его выносливости.
Что касается более интимного вооружения, что могло здесь способствовать успехам? Первый раз она видела голого мужчину в пятнадцать лет, когда пошла в лес за грибами. Случайно она наткнулась на группу подростков, которые весело купались в пруду в тот жаркий день. Несколько минут она следила за ними, а потом побежала домой – приближалась гроза. Их детородные органы выглядели очень маленькими и мучнисто-белыми, вряд ли способными причинить беспокойство, не говоря уже о наслаждении.
Эдвард всегда настаивал на соблюдении приличий и уважения в супружеской кровати. Их брачные встречи происходили в темноте, под одеялом, скрытые ночными рубашками. Единственный раз она видела его без одежды, когда готовила его тело к похоронам.
– Миссис Росс, миссис Росс! – донесся до нее писклявый голосок маленькой Дженни, когда она подошла к кучке хибарок. – Идите скорее и посмотрите! Мы пытались их остановить, правда же. Но они все забрали!
– Ну Дженни, успокойся. Я уверена, что дело не может обстоять так плохо, – автоматически произнесла Виола, хотя по коже у нее побежали мурашки.
– Ма послала Эли за па, но ничего не помогло, потому что с ними пришли люди мистера Леннокса. Па попробовал поговорить с ними, но…
Все звуки исчезли – песенка замерла на ее губах. Виола смотрела на пустую хижину Мэгги. Ни корыт, ни стиральных досок на берегу ручья. Ни козы, которая давала молоко, что делало кофе, по мнению Мэгги, терпимым.
На шахте «Голконда» шум камнедробилки, обычно такой сильный, что от него содрогались хрупкие постройки, теперь казался отдаленным и незначительным.
Виола замерла на месте. Лачуга совершенно пуста, пуст грязный пол и покрытые обоями кирпичные стены. Исчезла фотография Эдварда. В дальнем углу Виола с трудом различила пустую дыру, где хранилась ее коробка с деньгами – несколькими фунтами – и памятная брошь от дедушки Линдсея. Сердце у нее перестало биться.
Брошь – единственная драгоценность, которая осталась у нее от детства. Большую часть драгоценностей и всю хорошую одежду она продала в начале замужества, чтобы удовлетворить кредиторов Эдварда. Но золотую брошь она как-то сохранила, на ней изображался выгравированный фрегат под полными парусами, а внутри хранился локон ее деда. У Хэла, как у всех внуков адмирала, имелись часы. Брошь представляла скорее сентиментальную ценность, чем денежную, но теперь и она исчезла.
Осталась только бутылка из-под виски. Она стояла между потрепанными занавесками на единственном окне, наполненная лепестками желтых роз с могилы Эдварда и песком, чтобы он придал ей устойчивость. Рядом лежал конверт, словно послание от мертвеца. Виола опустила корзину на пол, и шатаясь подошла к конверту.
– Пойдем, Дженни. Пусть миссис Росс побудет теперь одна.
Голос матери Дженни донесся откуда-то издалека, и Виола не оглянулась. Ей с трудом удалось взять конверт. Рука у нее дрожала. На мятой бумаге адресат просматривался ясно: Миссис Росс. Немного поколебавшись, она разорвала конверт. Все равно плохие новости со временем не становятся лучше.
Моя самая-самая дорогая Виола!
Не знаю, как осторожно сообщить тебе эту новость, поэтому буду краткой. Я продала дом и все, что в нем находится, мистеру Полу Ленноксу. Он был так добр, что заплатил сумму, которой хватит, чтобы выплатить долги Уотсона и дать нам с мистером Джонсом хорошо начать совместную жизнь.
Пожалуйста, пойми необходимость, заставившую меня так поступить. Я просто не могу больше оставаться в этой голой пустыне ни одного дня, особенно когда мой любимый мистер Джонс должен вернуться в свой дом в горах.
Я уверена, что ты вполне обойдешься без моего руководства. Честно говоря, я знаю, что все твои вещи быстро вернутся к тебе, когда ты выйдешь сегодня замуж за мистера Леннокса. Я сожалею только о том, что мы с мистером Джонсом не сможем танцевать на твоей свадьбе.
Прошу тебя, хорошенько погладь Мейбл и дай ей немного люцерны от меня.
Всегда твоя самая верная подруга
Мэгги.
Виола прочла письмо один раз, потом еще, отчего содержание его лучше не стало. Мэгги продала все, чтобы иметь возможность убежать. Потом нашла себе оправдание в том, что Виола снова выйдет замуж, на сей раз – за того, кого большинство просто презирает, в том числе сама Мэгги. По крайней мере так она говорила прежде, до того как написала весь этот вздор.
Виола скомкала письмо и швырнула его. Черт побери, Мэгги действительно слабый человек, как и предупреждал Виолу Эдвард, когда она утешала ее после смерти ее ребенка.
Когда же она наконец поймет, что люди всегда предпочтут деньги и власть, а не честь и порядочность? Сначала мать, потом Эдвард, а вот теперь – Мэгги. Неужели никогда не будет в ее жизни человека, которому можно доверять полностью, того, с кем можно вместе переехать через реку, как говорит старая пословица?
Нужно как-то заново построить свою жизнь, так, чтобы ни от кого больше не зависеть.
Повернувшись к окну и устремив взгляд на простирающуюся за ним пустыню, она попробовала придумать, чем ей заняться, чтобы зарабатывать на жизнь, имея всего лишь платье на плечах и горстку мелочи.
Начать дело снова? Она невесело рассмеялась. Средств у нее нет, и никто здесь ничего не даст ей в долг против воли Леннокса, который владеет серебряными копями, дававшими жизнь всему городку, и старается, чтобы каждый мужчина, женщина и ребенок ни на миг не забывали, на чьи деньги куплена еда, лежащая у них на тарелках, одежда у них на плечах и крыша у них над головой.
Написать своим? Еще хуже. Ее отец выполнил обещание, данное им, когда она выходила за Эдварда, и с тех пор возвращал все ее письма. Даже телеграмма, в которой она просила простить ее, не поколебала его легендарное упрямство.
Что же до второго замужества… Нет! Даже если бы и нашелся такой человек, с которым ей хотелось бы прожить всю жизнь, ей никто больше не делал предложений, потому что Леннокс распугал всех.
Невольно она вспомнила, как мурлыкала Лили Мей, рассказывая о мистере Доноване, и фыркнула. Разве он захочет иметь что-нибудь общее с такой сухопарой особой, как она?
В ее размышления ворвался голос, говоривший отрывисто, как говорят нью-йоркцы.
– Ваш смех падает, как дождь в пустыне, миссис Росс.
Виола поперхнулась, круто повернулась, автоматически опершись рукой о подоконник, чтобы не упасть. Леннокс, конечно, одетый как для прогулки по Пятой авеню и с улыбкой, как у Чеширского кота из «Алисы в Стране чудес», стоит и поглаживает свои бачки. Если не всматриваться в его глаза и не замечать его вонючей помады, то его вполне можно счесть весьма представительным мужчиной. Хорошо еще, на нем нет ремня с револьвером.
Он в поселке уже почти месяц; дважды делал ей предложение и получил отказ. Что ему нужно сейчас?
– Мистер Леннокс. Вы меня испугали.
– Приношу свои извинения, миссис Росс. – Он эффектным жестом коснулся своей шляпы. – Могу я войти?
– Как хотите.
– Моя дорогая леди, в этом платье вы выглядите просто великолепно. – Он снял шляпу и склонился к ее руке. Она быстро отдернула руку, по коже у нее побежали мурашки от его льстивых слов. – Вы – явление из мира цивилизации, напоминание о лучшей жизни.
– Вы очень добры, мистер Леннокс, – пробормотала Виола вежливо, жалея, что не видела его в окровавленной одежде дикаря.
– Добр, миссис Росс? Вы – мое самое дорогое желание, вершина всего, что я собираюсь получить здесь, в голой пустыне.
Почему его заявление прозвучало так искренне?
– Скоро я стану губернатором Нью-Йорка, а вы в качестве моей жены станете вызывать зависть у всего света. В моем новом особняке, который расположен рядом с владением Рузвельта, мы будем устраивать приемы для светской элиты. Они будут обедать и танцевать у нас ночами напролет над Гудзоном, не ощущая вони выскочек Вандербильтов.
В бальных залах стоят фортепьяно. Господи, снова иметь возможность играть на фортепьяно…
– Я буду элегантно одеваться у ведущих лондонских портных, а для вас из Парижа будут присылать самые лучшие туалеты.
Снова иметь гардероб из Парижа? Ради такого, ради фортепьяно стоило подумать о замужестве с Ленноксом. Погрузившись в видения, Виола даже не заметила, что он оказался совсем рядом с ней.
– Вы помните, когда мы с вами встретились впервые? В Нью-Йорке, во время последних неприятностей? Вы – очаровательная молодая леди из одной из самых лучших семей, ваша матушка воплощала идеал американской красоты. Такая очаровательная женщина, – задумчиво проговорил он. – Она могла бегать по магазинам от рассвета до заката, а потом за обедом блистать ярче, чем северное сияние.
Виола напряглась. Он говорил не о той ли самой поездке, когда ее мать купила ружья?
– Выходите за меня, миссис Росс, – продолжал он, не обращая внимания на ее молчание, – и все торговцы в мире станут вашими преданными слугами.
– Нет. – Ее ответ прозвучал хрипло. – Нет, нет, нет, – проговорила Виола с большей силой, и ее горло напряглось, чтобы разорвать удавку кошмара. Она не может, она не позволит шантажом заманить себя еще раз в замужество.
Леннокс прищурился, поднял голову и скрестил руки на своей прогулочной трости. Теперь он стал воплощением человека, который прекрасно понимает свое превосходство.
– Дражайшая миссис Росс, боюсь, что я не расслышал. Вы должны понимать, какие преимущества получит каждый из нас.
Она поняла, что с ним надо разговаривать в тех терминах, которые он способен понять.
– Боюсь, что вы неверно оценили мои обстоятельства, мистер Леннокс. Капитан Линдсей лишил меня наследства, когда я вышла за Эдварда, так что я не могу предложить вам ни богатого приданого, ни обширных связей.
Он улыбнулся и погрозил ей пальцем.
– Моя дорогая леди, Росс тоже возражал против всякого сближения с вашими родными. Но я уверен, что когда вы прибудете к дверям капитана Линдсея, пристойно кающаяся, под руку с хорошо воспитанным мужем, прощение и богатство хлынут на вас, как Ниагара.
Виола обратила внимание на одну его фразу.
– Когда вы разговаривали с мистером Россом о моем отце? Он никогда не говорил мне о вашем разговоре.
– В «Восточном салуне», дорогая. Я случайно встретился с ним, когда он уходил.
Снова воспоминания озарили Виолу.
– Мой муж ходил в «Восточный салун» всего один раз в жизни, – медленно вымолвила она, на ощупь пробираясь сквозь лабиринт.
– Вот как? Наверное, он забыл вам рассказать. – Розы Эдварда снова коснулись ее.
– Вы долго с ним говорили? – Ее рука инстинктивно потянулась за бутылкой.
Ей все придется выяснять самой. От шерифа Ллойда не будет никакой пользы, если дело коснется противоборства с Ленноксом. Шерифа гораздо больше интересует, как бы залить виски себе в глотку, чем сказать «нет» тому, кто платит ему жалованье.
– К сожалению, да; временами он бывал ужасно упрям. – Леннокс подошел ближе. – Послушайте, дорогая, мы поговорим обо всем потом.
– Вы с ним поспорили, мистер Леннокс? – Она должна узнать правду.
– Джентльмены не спорят. Мы просто говорили довольно эмоционально, – поправил он.
– Ваша дискуссия стала горячей? Такой горячей, что вам пришлось прибегнуть к действиям?
– Миссис Росс, – начал он, и в глазах у него появилось виноватое выражение.
– Вы убили его вашей тростью с вкладной шпагой. Той, которую вам пришлось потом отмывать. Я видела, как вы ее мыли в корыте у платной конюшни. – Смертельную рану Эдварду, слишком глубокую и узкую, нанесли финкой, а в ту ночь во всем поселке только Леннокс имел шпагу.
Он с трудом подбирал слова:
– Ваш муж был пьян, миссис Росс. Мы повздорили, и он накинулся на меня. Мне пришлось защищаться.
– Вы, прослужив четыре года в кавалерии, не нашли лучшего применения вашей шпаге, кроме убийства пьяного человека в каком-то переулке? – Придя в ярость, Виола сделала к нему полшага, не отпуская бутылку. – Ваши поступки выдают ваше трущобное происхождение, сэр, и делают ваше предложение неприемлемым.
Его глаза заблестели, услышав оскорбление, и он крепче сжал рукоять своей трости-шпаги.
– Я полагаю, миссис Росс, что вы передумаете.
– Вы не можете сказать ничего такого, что заставило бы меня принять ваше предложение.
– Подумайте о вашем положении, миссис Росс, – взревел Леннокс. – Где вы будете жить? Я могу выгнать вас из этой лачуги через пять минут.
Виола сжала зубы:
– Я не выйду за вас замуж, мистер Леннокс, – твердо повторила она.
Он глубоко втянул воздух, явно стараясь взять себя в руки.
– Ну-ну, мое предложение заслуживает большей рассудительности. Вы можете подумать, сидя у меня в доме за стаканом рислинга с бисквитами. Может, вам понравится ожерелье из отборных жемчужин в качестве свадебного подарка. – И он схватил ее за локоть.
– Нет! – отпрянула от него Виола. – Нет, нет, нет! – Леннокс яростно посмотрел на нее и взмахнул своей тростью по направлению к брезентовому потолку, готовясь ударить молодую женщину.
Виола разбила бутылку о подоконник и, выставив ее перед собой, направила острые концы на своего врага, как научил ее Эдвард во время их долгого странствия на запад.
– Я так не думаю, сэр, – холодно сообщила ока. Он посмотрел на острые, как бритва, края бутылки, направленные на его причинное место.
– Вы говорите несерьезно.
– Совершенно серьезно, сэр, – грубо ответила Виола. Она смотрела на него, и пульс у нее бился теперь ровно.
Он опустил тяжелую трость, которая со свистом описала дугу в воздухе, намереваясь просто выбить бутылку из ее руки; Эдвард всегда говорил, что большинство мужчин недооценивают женщин в драке. Она отбила удар, как ее учили, целясь в руку Леннокса, чтобы обезоружить его. Разбитая бутылка резанула по коже и мышце, и из раны полилась кровь.
Он завопил, трость упала на пол.
– Ах ты, злобная сука!
Виола выжидала, держа свое оружие наготове, чтобы возобновить бой. Если она будет думать о том, что сделала, то упадет в обморок. Наверное, Бог улыбался ей.
Кровь бежала по его руке. Он обмотал вокруг раны носовой платок, не переставая сыпать ругательствами:
– Черт бы тебя побрал, ты мне за это заплатишь. – Леннокс сжал здоровую руку в кулак, но она тут же снова нацелилась на него бутылкой. Он медленно наклонился и подобрал свою шпагу-трость, не сводя глаз с молодой женщины.
– Вы находитесь в принадлежащем мне доме, миссис Росс. – Он истекал злобой. – У вас есть час, чтобы прийти в себя после потрясений. Я вернусь проводить вас в мой дом – единственное место в поселке, где вы сможете найти кров.
– Убирайтесь. – Виола твердо стояла на своем.
Он сжал свою гибкую трость, намереваясь вращать ею, но остановился, зашипев от боли.
Она шагнула вперед, повернув бутылку так, чтобы свет сверкал на зазубренном стекле.
Он медленно пятился, его глаза, холодные от ярости, сверлили ее. Так он дошел до своей старой коляски. Интересно, что случилось с новой лошадью и коляской, о которых он вчера прожужжал уши всему поселку? Крупный жеребец вскинул голову, увидев такой необычный способ передвижения, но быстро успокоился, когда Лен-нокс взял поводья у брата Дженни, Эли.
– У вас есть час, чтобы решить: умереть с голоду или принять мое предложение. Все равно вы выйдете за меня, Виола Росс, так что не создавайте себе трудностей, поедемте со мной прямо сейчас.
Он смерил окружающих злым взглядом, от которого те разошлись по своим лачугам, точно мыши, прячущиеся от гремучей змеи.
Виола высоко подняла подбородок. Она не хотела, чтобы он видел, как подействовали на нее его слова. Пройдет час, и никто не осмелится ни на что большее, кроме как дать ей напиться.
– Я лучше стану женой апачи, – заявила она и поняла, что сказала правду.
– Не будьте дурой, дорогая. Вы знаете, что созданы для меня. Встретимся в полдень.
У него хватило дерзости поклониться, хотя и насмешливо, прежде чем отъехать.
Виола вернулась в хижину из серого кирпича, оттолкнула в сторону корзину с грязным бельем, прислонилась к стене и медленно соскользнула на грязный пол. Она не могла бы сделать ни шагу, даже если бы попыталась, так дрожали у нее ноги.
Что же ей теперь делать?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диана



Очень понравился.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаНАТАЛЬЯ
5.04.2011, 23.19





Страстный роман!
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАлёна
21.12.2011, 20.30





страсть любовь и снова страсть!!!
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Диананаталия
16.03.2012, 14.32





как говорит моя мама:"без мужика рядом роман этот читать нельзя"...страсть, эротика зашкаливют
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаkatolina100
13.02.2013, 12.46





Сначала был роман как роман. Потом герой такой: "У меня большие требования и необычные вкусы". И начинается что-то в стиле фифти шейдс на фоне дикого запада. Не получилось у меня воспринять это серьезно, хоть эротика и зашкаливает, уж больно смахивает на пародию - читала и хихикала. В общем было забавно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаСофа
21.04.2013, 17.09





Понравилось только как она ему минет сделала. Остальное - скучно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаНаташа
6.05.2013, 21.12





Неоднозначный роман... Конечно, много сцен из категории 18+, и не плохих сцен, чувственных, даже пошлых, но сам сюжет мне не понравился...
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаМупсик
7.06.2013, 19.17





что-то секса много. прям очень много. и написано как-то несерьезно. короч, бросила не дочитав.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАмина
7.06.2013, 19.59





Мне понравилось.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаКэт
21.07.2013, 9.48





Я за секс в романе. Пусть его будет много, но если мужчина полюбил женщину, что- то в его жизни должно измениться. Не люблю, когда мужчина заменяет притяжение к своей женщине двумя шлюхами в борделе. Это мерзко. Как если бы она провела ночь с двумя мужчинами и поутру улыбалась бы ему, довольная и готовая. Фу.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаИден
21.07.2013, 10.51





Все ничего, но эпитеты "золотце" и "дружок" просто достали.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАнна
9.05.2014, 15.09





Понравилось! 9 баллов! Ирландский жеребец хорошо трахался :)
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаАнита
10.05.2014, 7.44





Ну, так... прочитать можно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаleka
11.05.2014, 8.59





Ну, так... прочитать можно.
Синеглазый дьявол - Уайтсайд Дианаleka
11.05.2014, 8.59





После чтения этого романа хочется МУЖИКА да понаглее.Чтоб аж дух захватило!!!!10\10
Синеглазый дьявол - Уайтсайд ДианаИрина
11.07.2015, 18.27








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100