Читать онлайн Северный дьявол, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Северный дьявол - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Северный дьявол - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Северный дьявол - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Северный дьявол

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Высокогорная долина являла собой прекрасное зрелище, способное вдохновить художника. Небо было кристально чистым, лишь изредка проплывали легкие облака, прилетевшие с далеких вершин. Замерзшая река изящно изгибалась по дну долины, обрамленная высокими уступами и пересеченная изящной аркой моста. Воздух стал теплее, снег и лед постепенно таяли.
Два поезда терпеливо ждали. Из паровозных труб поднимались тонкие струйки черного дыма. Десятки мужчин отгребали снег от обледеневшего сугроба, высившегося перед огромным локомотивом. Веера снега ритмично взлетали над головами работающих. Несколько мужчин ушли с ружьями на плечах, чтобы охотиться на антилоп и кроликов, в надежде внести разнообразие в рацион своих спутников.
Дети играли неподалеку в тополиной рощице под присмотром матерей.
Рейчел подняла воротник бизоньей шубы. На улице у нее хотя бы была иллюзия солнца и тепла.
– Может, мне пойти к тополям поиграть с детьми? – обратилась она к Лукасу.
Они стояли на задней площадке «Императрицы», заняв прекрасную позицию для обзора.
Рейчел бросила на него взгляд из-под ресниц.
– Уверена, их матери были бы рады моей помощи после того, как им пришлось так долго сидеть с ними взаперти. Обещаю не заходить далеко в рощу, чтобы меня видно было от поезда.
– Рейчел, ты прекрасно знаешь, все вышли наружу просто потому, что это единственный способ согреться. Еды у нас достаточно, а уголь на исходе. Нельзя допустить, чтобы вагоны-люкс замерзли, но паровозам может не хватить топлива, чтобы добраться до следующей станции.
– Тогда разреши мне выйти на солнце. – Она умоляюще положила руку ему на плечо. – Ты мог бы использовать личные запасы угля в «Императрице» для печек в семейном вагоне иммигрантов, где едут дети.
«Просто позволь мне раскинуть руки на открытом воздухе, Лукас… Я три дня провела в этой деревянной тюрьме, где вой ветра напоминал мне про Уступ Коллинз».
Лукас покачал головой, уговорить его было невозможно.
– Нет. Помнишь женщину, которая сломала ногу? Она провалилась сквозь корку наста и попала ногой между корнями и валунами, которые прятались под снегом? Я не хочу, чтобы у тебя был выкидыш.
Неужели он считает ее неуклюжей дурой? А что до выкидыша, то эта чушь вообще не заслуживала обсуждения.
Ее нервы были уже натянуты до предела, и потому привычная дипломатичность ей изменила.
– В отличие от нее я совершенно трезвая, Лукас. И я обещаю, что буду осторожна.
– Нет. Мы пойдем прогуляться вечером после ужина.
В темноте, подумала Рейчел, когда ничего не видно и дует ледяной ветер. Рейчел попыталась сделать вид, будто в восторге от такой перспективы, но не смогла.
Лукас неправильно истолковал разочарование, отразившееся на ее лице.
– Ты не почувствуешь вони от состава иммигрантов.
– О чем ты?
Лукас пожал плечами.
– Их вагоны имеют по одному туалету с каждого конца, хотя на каждой полке едут по двое взрослых. Они рассчитаны только на минимальные перегоны.
Рейчел удивленно уставилась на него, задавать вопросов не стала. Лукас продолжил:
– Я попросил Брейдена составить рабочую команду, чтобы произвести уборку. Везде. Начиная с семейного вагона. Иначе может разразиться эпидемия.
Рейчел мгновенно приняла решение, но не успела открыть рот, как Лукас снова заговорил. Голос его зазвучал резче обычного.
– Ты даже не приблизишься к тому поезду, поняла?
Она напряглась, изумленная столь бесцеремонным обращением.
– Это почему же?
Его лицо стало непроницаемым.
– Я не допущу, чтобы ты рисковала своей жизнью или жизнью ребенка.
– Я не беременна.
– Откуда ты знаешь?
Она открыла рот, готовясь с ним спорить. У нее прекрасное здоровье, а срок ее беременности, если она вообще существует, составляет меньше недели. Мытье полов не может нанести ущерб ее здоровью – при условии, что она не будет переутомляться.
К ним приближался Митчелл, он бежал по расчищенной дорожке, растеряв свой привычный лоск.
– Среди рабочих, которые стояли довольно далеко от паровоза, началась драка. Вроде бы вчера жители штата Миссисипи жульничали, играя против техасцев в фараон.
Лукас выругался и выплеснул остатки кофе в снег. Он крепко поцеловал ее и сказал:
– Оставайся в вагоне и в тепле, жена.
Спустя мгновение он исчез вместе с Митчеллом.
Внутри и в тепле. Неужели он не понимает, что это напоминает ей тюрьму Коллинза?
Если она пойдет в поезд к иммигрантам, то останется в вагоне и в тепле.
Рейчел взяла чашки из-под кофе и вернулась в «Императрицу».
– Брейден?
Он мгновенно повернулся к ней и вытянулся в струнку, держа в руках поднос с грязной посудой, оставшейся после завтрака.
– Да, мэм? – Он слегка поклонился.
Даже по прошествии стольких лет после службы в британской армии он оставался настоящим военным и был пугающе бдителен. О чем она может беспокоиться, если он станет ее сопровождать – а ведь он непременно пойдет с ней в состав для иммигрантов!
– Как идут ваши приготовления бригады для уборки?
Он встревоженно посмотрел на нее:
– В состав для иммигрантов?
– Конечно. У вас достаточно материалов? Как насчет персонала?
Взгляд его мгновенно стал непроницаемым.
– Материалов у нас более чем достаточно, мэм, но вот количество работников ограничено.
«Ограничено». Странная формулировка.
– Почему?
– Были приглашены добровольцы, мэм, но никто не согласился.
Никто? Три переполненных грязных железнодорожных вагона – и никто, кроме измученных пассажиров, не пожелал помочь ему с уборкой? Работа, конечно, грязная, но Рейчел случалось видеть, как находились добровольцы и для более ужасной работы.
– Погода хорошая, и есть немало других дел, – уклончиво произнес он.
– Вы не знаете, никто не заболел в вагонах для иммигрантов?
Он ничем не выдал своего удивления. Видимо, научился этой непроницаемости, когда объяснял новобранцам, как проводятся ночные вылазки на северозападной границе Индии.
– Жар, простуда, чего и следовало ожидать при такой погоде.
Рейчел насторожилась:
– Значит, есть больные?
– У пятилетнего мальчика болит горло, насморк, кашель, жар…
– И?..
У Брейдена задергалась щека.
– И сыпь.
У Рейчел по спине побежали мурашки.
– Корь? – выдохнула она.
– Пока неизвестно.
Если у мальчика корь, придется изолировать каждого второго ребенка в составе и каждого взрослого, не болевшего корью. Особенно это опасно для беременных женщин. Боже правый, ведь эта болезнь способна убивать и убивать…
Рейчел содрогнулась.
– Возможно, это не корь, – решительно заявила она. – Мало ли от чего бывает сыпь.
– Да, мэм.
Судя по тону Брейдена, его это не убедило.
Но если это корь и вспыхнет эпидемия, погибнут десятки людей.
Рейчел стала думать, как помочь заболевшему малышу.
– Его перевели в отдельное помещение? Конечно, нам надо удобно его устроить. Необходимо все очистить карболовым мылом, если это возможно.
Он нахмурился – и лицо его начало медленно бледнеть.
– Вы думаете пойти туда сами?
– А кто еще захочет, если будут считать, что у него корь? – просто спросила Рейчел.
Он явно ужаснулся еще больше.
– Миссис Грейнджер, вы должны заботиться о себе.
Она улыбнулась ему:
– Брейден, не волнуйтесь, пожалуйста. Я совершенно уверена, что у меня была корь. Если говорить честно, то я обучала мальчиков, которые вскоре заболели, но не заразилась. Так что для меня опасности нет. Но если вы не хотите идти…
Он расправил плечи и вытянулся по стойке «смирно»:
– Мэм!
Она выгнула бровь:
– Вы клянетесь могилой вашей матушки, что у вас была корь?
– Я клянусь могилами моей матушки и бабушки, что у меня была корь, мэм.
– Значит, договорились, – решительно заявила она. – Мы пойдем в состав для иммигрантов и позаботимся о том, чтобы ребенку был обеспечен необходимый уход.
– Да, мэм.
Она притворилась, будто не слышала его тихой молитвы о том, чтобы мастер Лукас не слишком разгневался, видимо, потому, что сама молилась о том же.
Когда Рейчел вышла из вагона, было уже поздно, все находились в вагонах, не считая команды с лопатами, которая продолжала расчищать дорогу перед паровозом. Предзакатное солнце отбрасывало на снег лиловые и серые тени. Воздух был ледяным, но чистым.
В вагоне все буквально заросло грязью. Неудивительно, что мальчик заболел! Они вымыли его, а проводник нашел для него и его матери чистый угол в багажном вагоне.
Закончив мыть туалет, Рейчел собиралась вернуться в «Императрицу» и сжечь всю одежду, которая на ней была. Она плотнее закуталась в служившее ей плащом одеяло и поспешно зашагала вперед. Хорошо, что у нее хватило ума не взять с собой свою драгоценную бизонью шубу.
– Рейчел.
Низкий хриплый голос заставил ее вздрогнуть. Она стремительно обернулась.
– Лукас?
Он стоял позади нее, широко расставив ноги.
О Боже правый! У Рейчел заледенела вся кожа. На секунду ее пальцы сжали край одеяла, но она тут же решительно заставила себя ослабить хватку.
– Что, к дьяволу, ты тут вытворяла?
Она встревоженно посмотрела на него: она ведь ничего плохого не делала! Отмывала туалет. Его голос стал мягким – слишком мягким.
– Как ты посмела не послушаться меня и рисковать нашим ребенком?!
Рисковать? О чем он говорит? Она попыталась достучаться до него с помощью логики, прибегнув к приему, который использовала все эти годы в переписке с ним.
– Никакой опасности нет. Я уже болела корью.
Он схватил ее за руку:
– Ты уверена, что у мальчика корь? И что ты уже переболела? И что твой иммунитет защитит моего ребенка?
Она изумленно уставилась на него:
– Твои доводы абсурдны! Я следовала рекомендациям лучших врачей Бостона, а ты задаешь такие вопросы, которые постыдился бы задать даже деревенский лекарь.
– Но может умереть мой ребенок! И какой бы малой ни была эта вероятность, возможная цена громадна. Неужели тебе настолько дорого дитя чужой женщины, что ты не желаешь думать о своем собственном?
Она содрогнулась, вспоминая страшные рассказы о выкидышах и уродливых зародышах, если беременная заболевала корью.
Она взяла себя в руки.
– Вероятность этого очень мала в сравнении с болезнью мальчика. Вокруг не нашлось людей, которые помогли бы его родным. Ты хотел бы, чтобы твой ребенок остался без ухода?
– Мой ребенок не останется без ухода!
Глаза Лукаса сверкали, словно у разъяренного тигра. Он сильнее сжал ее руку.
У нее перехватило дыхание. Она выпрямилась и обожгла его взглядом.
Молчание затянулось: ни один из них не собирался уступать.
Низкий гудок донесся к ним из лежащей внизу долины. Потом еще один и еще.
Кто-то закричал. Их паровозы начали сигналить, загудев протяжно и громко. Эхо разнеслось по всей долине.
Лукас прислушался.
– Откуда он доносится? – с надеждой спросила Рейчел.
– С востока? – пробормотал Лукас. – Но там снегоочистителей нет, и ничто другое не могло добраться до нас настолько быстро.
Он повернулся в ту сторону, и на его лице отразилась надежда. Рейчел проследила за направлением его взгляда.
Массивный состав медленно приближался. Огромный дробильный снегоочиститель ехал впереди, его толкали три локомотива в сцепке. Сам снегоочиститель формой походил на морской таран: окованный сталью нос, тяжелые бревна и мостик для штурмана, который управлял его работой. Впереди него горы снега вскипали и раздвигались, словно океанские волны перед лайнером.
Следом за ним двигались два мощных грузовых паровоза, тоже в сцепке, которые тащили еще один небольшой состав. В нем оказалось достаточно вагонов, чтобы разместить двести человек, несколько вагонов с кухнями и провизией, вагон угля, цистерна для воды и тормозной вагон. Мужчины высовывались из окон и шли вдоль состава, размахивая шапками и выкрикивая приветствия.
При виде этого зрелища у Рейчел перехватило дыхание.
– Слава Богу, мы спасены! – прошептала она.
– Как, черт подери, Ти-Эл смог такое сделать? – спросил Лукас.
Она посмотрела на него:
– Ти-Эл? Твой отец? А какое он имеет к этому отношение?
– Посмотри на паровоз, который идет за снегоочистителем. С какой он железной дороги? – Лукас сосредоточил внимание на громадном снегоочистителе.
Рейчел прищурилась:
– Пенсильвания?
Невозможно! Какой огромной властью надо обладать, чтобы заставить эту превосходную железную дорогу немедленно отправить свое самое ценное устройство через половину континента. И все же…
Рейчел снова посмотрела на состав:
– Пенсильванская железная дорога отправила снегоочиститель в Вайоминг?
– Выходит, что так. Теперь я перед ним в неоплатном долгу, черт подери!
– Может, это подарок.
Лукас покачал головой.
– Как ему удалось убедить «Юнион Пасифик» пустить его на свои пути?
– Видимо, он имеет на них огромное влияние или дал крупную взятку, – согласилась Рейчел. – Возможно, что-то, что связано с этими слушаниями в Вашингтоне?
– Каким образом дирекция «Юнион Пасифик» могла быть связана со скандалом «Креди мобилье»?
– Но Элиас говорил, что твой отец держался в стороне от людей «Юнион Пасифик».
– Да. Но эти слушания способны утопить железную дорогу и немалую часть конгресса. Возможно, даже администрацию. «Юнион Пасифик» потребуются союзники.
– Вполне возможно, – проговорила Рейчел.
– Не исключено, – согласился Лукас и очень осторожно взял ее за руку, грязную после уборки.
Это не ускользнуло от Рейчел, и она поморщилась, Если бы понадобилось, она снова поступила бы точно так же. Если она единственная, кто может помочь ребенку, она это сделает.


Мейтленд с облегчением вздохнул:
– Слава Богу, мы наконец выехали из этих проклятых гор!
Коллинз ему улыбнулся. Настроение сына улучшалось с каждым днем, он шел на поправку. У него даже хватило энергии провести вечер с простолюдинами Огдена, насладившись кровавой дракой и дешевой шлюхой, которой Коллинз позже заплатил золотом. Он отдал бы вдвое больше, лишь бы видеть сына снова жизнерадостным.
– Всего пара дней в Неваде, а потом снова горы, – напомнил он ему.
Мейтленд пожал плечами:
– Но там будут наши копи и наши друзья. После того как мы разберемся с Донованом, в нашем распоряжении будут их богатства, которые можно будет использовать против сучки. И если нам улыбнется удача…
Неужели к Мейтленду вернулось его хитроумие?
– То что?
– Этот ее муженек отправится за нами, и тогда мы его тоже убьем.
«Наконец-то ты это понял…»
– Превосходная идея, сын. Но сначала нам нужно заполучить сучку. Иначе его семья через нее все приберет к рукам, заявив, будто убитая горем жена ждет его ребенка.
Мейтленд нахмурился:
– Жаль. Я надеялся сразу же ее убить. Но если нельзя, мы ее украдем.
– И тогда ей придется покориться тебе, – проговорил Коллинз.
Улыбка его сына была неподдельной: она тронула его глаза и губы. Коллинз не потерпел бы, чтобы ее адресовали его покойной жене, но для сучки она была в самый раз.
– Уж этого я добьюсь. Сразу же. – Мейтленд поднял бокал шампанского. – За «Синюю птицу», отец!
– За «Синюю птицу»!
Они осушили бокалы.


Во что еще ввязалась Рейчел? Неужели нашла новый объект благотворительности, что может стоить ей жизни?
Лукас прыгнул обратно в «Императрицу» и обвел взглядом гостиную. Выглянул в окно, но нигде не увидел Рейчел. Черт подери, он весь поезд перевернет вверх дном, чтобы ее найти!
Он слишком долго болтал с кондуктором поезда, начальником участка «Юнион Пасифик» и кондуктором Пенсильванской железной дороги, обсуждая вопрос о том, как лучше использовать бригаду по уборке снега, которую он нанял. Что до него, то пусть бы их заставили рыть ход до самого Китая, только бы он смог добраться до Рейчел на пять минут раньше.
Когда он ее разыщет, либо свернет ей ее прелестную шейку, либо заласкает до полусмерти, чтобы она поняла, кому принадлежит и чьи приказы обязана исполнять.
Брейден в этот момент регулировал приток газа в одной из ламп. Остальные уже наполняли комнату теплым золотистым светом.
– Добрый вечер, сэр. Желаете отобедать? Лоусон оставил вам прекрасную отбивную из антилопы, – сказал Брейден.
Лукас отмахнулся от этого предложения.
– Миссис Грейнджер уже пообедала?
– Да, сэр, и ушла в главную спальню.
– Спасибо.
Лукас громко постучал в дверь и вошел.
– Брейден? У вас ко мне какое дело? – Рейчел выглянула из ванной. – А, это ты.
Тон у Рейчел был недовольный. Выглядела она соблазнительно. На ней был цветастый шелковый пеньюар, облегавший ее влажное тело. Каштановые кудри свободно прихвачены на макушке, несколько прядей выбились, привлекая взгляд к изящной шее и алебастровой коже. Щеки разрумянились, и пахло от нее чудесно.
Одним быстрым движением Лукас поймал ее за запястье и втянул в спальню. Спустя секунду завладел вторым ее запястьем, замкнув вместе с первым пальцами одной руки. Он отбросил ее к стене, притиснув к деревянной панели.
– Да, это я, твой муж.
Он просунул ногу между ее ногами, распахнув шелковый пеньюар, надетый на голое тело. Его жезл напрягся.
Она изумленно ахнула:
– Лукас!
– Я рад, что ты помнишь, кто я такой. – Он нежно погладил ее щеку костяшками пальцев. – Ты должна знать, кто отдает тебе приказы, чтобы их выполнять.
Рейчел нахмурилась, явно не собираясь сдаваться, однако в том положении, в каком она оказалась, спорить было невозможно.
– Уверен, еще через несколько мгновений ты припомнишь кое-какие вещи, которыми занимаются е мужем, – ласково проговорил он и начал покусывать и лизать чувствительные точки у нее на запястье.
Она ахнула и чуть обмякла, но в следующую секунду снова гордо выпрямилась:
– Что за абсурд!
– Или вот этим…
Он отвел ее руки в стороны, открывая ее дивную шею для поцелуев и дразнящих покусываний.
Рейчел застонала и стала извиваться, не в силах устоять перед его ласками.
Его жезл дрогнул под брюками, увеличиваясь в размере, и стал горячим, наполняясь семенем.
– Или вот этим.
Неожиданно он отпустил ее запястья и поймал за бедра, приподняв по стене так, чтобы его ноющий член прижимался к ее животу.
Ее янтарные глаза моргнули и изумленно округлились.
– Лукас?
Стиснув зубы и борясь с желанием рвануть – и испортить один из ее немногочисленных предметов одежды, – Лукас развязал пояс ее пеньюара. Скользкий шелк распахнулся, обнажая ее тело. У нее была безупречная грудь – упругая и достаточно большая, чтобы наполнить мужскую ладонь, но не настолько пышная, чтобы отвлечь внимание от изящных линий ее талии и восхитительных сосков.
Он скользнул по ней жадным взглядом.
– Ты прекрасна!
Ее соски моментально напряглись и приподнялись, требуя внимания.
Он рассмеялся, а она покраснела.
– Лукас, пожалуйста!
– Вот именно.
Он втянул в рот один сосок и стал его смаковать.
– Я говорила не об этом! – слабо запротестовала она, продолжая тереться о него.
Лукас выгнул бровь, не желая потакать девической стыдливости.
– Ты моя жена, Рейчел. Хочешь сказать, что не получаешь удовольствия?
Его большой палец медленно тер ее сосок. Она начала задыхаться и закрыла глаза.
Он медленно провел губами вдоль ее шеи. Дьявол забери все на свете, пусть только его тело не торопится и даст ему возможность преподать ей кое-какие уроки, а не просто наброситься на нее.
– Рейчел?
– Делай со мной что хочешь, Лукас, только давай ляжем.
– Дьявол, нет!
Он начал возиться с ширинкой. Инстинкт и долгий опыт помогли ему справиться с желанием и слишком плотной тканью и освободить свой жезл. Он вырвался на волю, обжигающе-горячий, влажный от собственных соков, и ткнулся в атласную кожу ее живота.
Лукас приподнял ее бедра.
– Обхвати меня ногами за пояс, Рейчел.
Ее горячее влажное тело сводило его с ума.
– Проклятие, Рейчел, сделай это!
Она подчинилась, надежно устроившись для долгой скачки.
Он прижал Рейчел к идеально отполированной стене, отделявшей спальню от коридора, и рванулся вперед, погружаясь в ее лоно. Рейчел вскрикнула и вцепилась ему в плечи, ее лоно гостеприимно принимало его.
Лукасом двигал инстинкт, а отнюдь не разум и даже не потребности тела. Он не мог бы сказать, сколько раз Рейчел достигла оргазма.
Но она оставалась жаркой и страстной, задыхаясь и повторяя его имя.
Лукас прикусил плечо Рейчел в самом чувствительном месте – и она сорвалась в пропасть наслаждения, последний раз выкрикнув его имя.
Лукас торжествующе взревел и взорвался, наполняя ее своим семенем, связывая с ней все надежды на будущее.
Рейчел тут же провалилась в сон, и Лукас бережно уложил ее в постель. Она не сделала ни малейшей попытки продолжить разговор.
Мысль о том, что на этот раз Рейчел действительно зачала и что он связал себя с женщиной, готовой рисковать, была пугающей.
Пугало также то, что он снова начал влюбляться, на этот раз в женщину, чье сердце принадлежало другому мужчине.
По прошествии двух дней Лукас готов был поклясться, что любить Рейчел в течение дней и ночей может быть чрезвычайно приятно для обоих, но это не заставит Рейчел хоть на дюйм отступиться от своих принципов по любому вопросу. И если даже она не станет возражать, предпочтет отмалчиваться, как сейчас, когда они ехали вниз по одному из последних каньонов перед Огденом.
Солнечный луч упал на Рейчел, которая спала на одном из сделанных на заказ кресел-шезлонгов. Он скользнул по ее каштановым волосам и исчез.
Прекрасный пульмановский вагон трясся, стучал и вибрировал в такт громкому стуку колес. Поезд мчался вниз по узкому ущелью, накреняясь на каждом крутом повороте настолько сильно, что казалось, будто он сейчас коснется деревьев, растущих на противоположном обрыве. Иногда он притормаживал, готовясь к более долгому и спокойному пути по ровной части серпантина – до следующего крутого поворота. Перед пассажирами открывались прекрасные виды на кипящую ледяную воду внизу и фантастические пики и скалы за ней.
Лукас расхаживал вдоль гостиной, не замечая величественных картин, которые видел уже десятки раз. Он обдумывал решение, которое должен был принять немедленно, еще до Огдена, до которого оставалось несколько часов пути.
Они с Рейчел ни разу не говорили о своей ссоре по поводу поступка Рейчел, отправившейся на иммигрантский поезд вопреки его запрету. Он не извинился за то, что выругал ее. Она вела себя отвратительно, подвергая опасности их будущего ребенка из-за контакта с больным корью. Ради их малыша он не допустит, чтобы Рейчел рисковала собой.
Он содрогнулся, вспомнив, какой в последний раз видел Марту: невероятно спокойное лицо, под нежной прозрачной кожей громадные багровые синяки.
В Огдене им предстояло пересесть на поезд, направлявшийся в Неваду. Затем два дня пути по ужасному пустынному бездорожью для того, чтобы попасть на копи «Синяя птица» и наконец схлестнуться с Коллинзом. Если на то будет воля Божья, к этому моменту Донован уже ответит ему на его телеграммы. А если нет, ему придется справляться с Коллинзом одному.
Рейчел уверена в том, что если переговорит с Хамфрисом, управляющим «Синей птицы», он подчинится ее приказу и не тронет Донована. Но где гарантия, что подручный Коллинза окажется таким порядочным? Стоит ли рисковать жизнью Рейчел?
Что, если Мейтленд Коллинз надругается над Рейчел и убьет ее, как Эмброуз?
Лукаса прошиб холодный пот, а желудок свела судорога. Он с силой ударил кулаком по ладони.
Лукас этого не допустит. Он поклялся защищать Рейчел.
Ему придется оставить ее в Огдене, пусть даже для этого придется применить силу, что она наверняка сочтет предательством, ведь Коллинз тоже держал ее в плену. Рейчел даже обсуждать этого не захочет, для нее это вопрос чести.
Он замер, глядя на скалы – такие же гранитно-жесткие и корявые, как альтернативы, которые у него были, и такие же холодно-безрадостные, как его будущее.
Сейчас не время думать о теплом, уютном доме. Не время расслабляться. И он спасет жену и ребенка любой ценой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Северный дьявол - Уайтсайд Диана

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Северный дьявол - Уайтсайд Диана



Милый роман американского типа. Все интересно и захватывающе. Особенно рекомендуется для чтения там, где и происходит основное действие - в поезде.
Северный дьявол - Уайтсайд ДианаВ.З.,65л.
17.01.2013, 13.51





Любовь. Вот к чему ведет только избранных эта жизнь. И как жаль тех, кто отвергает ее.
Северный дьявол - Уайтсайд ДианаДи.
24.03.2013, 12.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100