Читать онлайн Дьявол-южанин, автора - Уайтсайд Диана, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дьявол-южанин - Уайтсайд Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дьявол-южанин - Уайтсайд Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дьявол-южанин - Уайтсайд Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Уайтсайд Диана

Дьявол-южанин

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

Долина Сан-Луис, Колорадо
Джессамин бросила еще один взгляд на бурный поток Рио-Гранде – в ее стремительных чуть коричневатых водах мимо пронеслись огромные деревья, вырванные с корнем. К счастью, они уже переправились и теперь находились на западном берегу.
День выдался солнечный и жаркий, и из-за жары уровень реки заметно увеличился – с горных вершин в нее стекало множество ручьев. Но, слава Богу, паром уже ходит, в противном случае они потратили бы не менее двух дней на переправу, и такая переправа была бы чрезвычайно опасна. Лошадям и мулам пришлось бы вплавь преодолевать реку, но даже если бы все люди и животные благополучно переправились на тот берег, то все равно часть груза погибла бы. Порой после таких переправ людям приходилось возвращаться, так как уцелевшего не хватало для того, чтобы проложить путь.
Впрочем, Морган проявил предусмотрительность – взял в экспедицию побольше мулов, чтобы нести дополнительное снаряжение и продовольствие.
– Ну что, готова? – спросил он, взглянув на Джессамин.
Она кивнула и тут же спросила:
– Как ты считаешь, где сейчас Чарли?
Он пожал плечами:
– Возможно, выбирается из болота – там река резко поворачивает на запад.
– Чего же мы ждем?
Окинув взглядом своих людей, Морган свистнул и все тронулись в путь. Вода позади них шумела так громко, что даже не было слышно стука копыт и серебристого звона колокольчиков на шеях мулов.
Оглянувшись, Джессамин бросила последний взгляд на Рио-Гранде, словно прощаясь с ней. Затем снова посмотрела на своего спутника; она вдруг вспомнила, что давно уже хотела спросить его кое о чем.
– Морган…
– Да, слушаю.
– Насколько мне известно, Кочис всегда был врагом белого человека, разве не так?
Морган долго молчал; казалось, он задумался о чем-то.
– Ты не совсем права, – проговорил он наконец. – Когда-то племя Кочиса продавало лес в тамошний армейский форт и дружелюбно относилось к англосаксам. Думаю, индейцы считали нас потенциальными союзниками в борьбе против мексиканцев, их давних врагов. И случилось так, что я подружился с некоторыми из молодых апачей.
– А твой отец не возражал?
– Отец стремился заполучить побольше земли в любом месте, где проходили железнодорожные пути, ведь он мечтал о великой южной империи. Хорошие отношения с местными племенами представлялись особенно важными в ту пору, поэтому он поощрял мою дружбу с индейцами. Правда, поощрял при двух условиях: во-первых, я должен был очень хорошо учиться, чтобы продолжить образование в Уэст-Пойнте.
Джессамин рассмеялась, вспомнив, как Морган поглощал книги, если они казались ему интересными. Он тоже засмеялся.
– А во-вторых? – спросила она.
Морган неуверенно пожал плечами.
– Что ты молчишь?
– Отец сказал, что у меня не должно быть внебрачных детей, – ответил он, понизив голос.
Джессамин уставилась на него в изумлении. Боже правый, неужели старик Эванс действительно был таким строгим отцом?
– Может, он боялся, что кто-то сможет претендовать на Лонгейкр? – спросила она.
Морган снова пожал плечами:
– Да, возможно. Но мне его условия не казались обременительными, поэтому я согласился. И при каждой возможности участвовал вместе с воинами Кочиса в набегах на другие племена.
– Наверное, ты много повидал и многому научился, – заметила Джессамин.
Он кивнул и проговорил:
– Да, многому научился. И некоторые из полученных уроков помогли мне выжить во время войны.
– Общаться с индейцами, наверное, очень интересно, правда?
Губы его тронула улыбка.
– Да, верно.
Она взглянула на горы Сан-Хуан, высившиеся вдалеке, потом попросила:
– Расскажи что-нибудь о жизни индейцев.
Щелк! От последней пули, выпущенной Джессамин, оставшийся осколок камня рассыпался в пыль. Десять из десяти выстрелов поразили цель, но она постаралась спрятать улыбку. Угодить Моргану, упражняясь в стрельбе на меткость, было чрезвычайно трудно. Два дня они потратили на пересечение долины Сан-Луис, и трижды в день он водил ее на занятия стрельбой – сначала она стреляла из своего флотского «кольта», затем из карабина Шарпса, модификации известной снайперской винтовки с более коротким стволом. Его сделали во время войны и позже превратили в винтовку с магазином. Сайрус купил ей карабин в качестве рождественского подарка, когда армия начала менять оружие на более современное.
Прежде чем позволить Джессамин сделать первый выстрел, Морган заставил ее отработать предварительные операции: ей пришлось довольно долго чистить и перезаряжать оружие. Но и после этого ей следовало сначала продемонстрировать свое мастерство в стрельбе из положения стоя и с близкого расстояния, а уж затем он позволил ей стрелять с колена. Она уже хотела напомнить ему о бандитах, которых застрелила в поезде, но в последний момент решила придержать язык и строго следовать всем его инструкциям. К тому же занятия с Морганом оказались чрезвычайно увлекательными, поскольку он совершенно не походил на прежних ее учителей. Во-первых, он обладал поразительной реакцией, превосходя в этом даже desperados
type="note" l:href="#n_7">[7]
, которых она видела в Канзасе. Во-вторых, либо молчал во время занятий, либо заставлял стремиться к лучшему результату, как бы метко она ни стреляла. Несмотря на ее успехи, Морган до сегодняшнего дня не позволял ей демонстрировать свое искусство, стреляя с дальнего расстояния.
– Видишь тот камень выше по течению ручья? Тот, что похож на кроличьи уши… – добавил он, настраивая бинокль.
Впервые за все время Джессамин взглянула на мишень с неподдельным интересом. Хорошо заметный теперь, когда ветер развеял пороховой дым от прежних выстрелов, камень находился довольно далеко от них.
– Конечно, вижу.
– Сделай десять последовательных выстрелов по нему из положения лежа, а потом пойдем пить чай.
Чай? Наконец-то! Нисколько не заботясь о своей амазонке, Джессамин тут же легла на живот, положив рядом с собой драгоценную карту. Затем медленно подняла карабин и сфокусировала взгляд на камне.
– Можешь стрелять, как только будешь готова.
Седьмым выстрелом она полностью раздробила камень и последние три пули выпустила вверх.
– Отличная работа! – похвалил Морган, поднимая ее на ноги.
Чако вдруг вскинул голову, зазвенев сбруей, а Звездочка тихо заржала.
Руки Моргана вмиг опустились крест-накрест на «кольты» в готовности встретить пришельцев смертоносным огнем. Джессамин замерла, схватившись за рукоятку своего револьвера.
В следующую секунду из-за поворота вышли Грейнджер и Малыш, ведущие под уздцы своих лошадей. Джессамин улыбнулась и вздохнула с облегчением.
– Вы превосходно стреляете, миссис Эванс, – сказал молодой человек. – Джоунс знает о ваших способностях?
Она пожала плечами:
– Сомневаюсь. Мне было всего десять лет, когда он уехал из Мемфиса. К тому же Чарли всегда интересовался только собственной персоной.
– Но он очень любит свою жену, – заметил Морган. – Мэгги – его ахиллесова пята. Он проторчал в Рио-Пьедрас два месяца, ухаживая за ней, хотя мог уехать гораздо раньше.
– Ходят слухи, что он застрелил итальянского графа, с которым она флиртовала, – вспомнила Джессамин.
На лицах мужчин отразилось недоумение. Она развела руками и добавила:
– Эту сплетню рассказала тетушка Эулалия.
Морган покачал головой:
– Тетушка Эулалия – самая опасная женщина на свете. Давайте поговорим о чем-то другом. Об экспедиции, например. Когда мы доберемся до Трех Игл?
– Завтра, – тотчас же ответил Малыш. – Уверен, что завтра.
– Выпейте с нами чая, – сказал Морган. – Заодно обсудим маршрут.
– С удовольствием, – кивнул Грейнджер.
Несколько минут спустя они сидели у костра с кружками ароматного чая в руках. Со стороны раскинувшейся перед ними долины доносился мелодичный звон колокольчиков, висевших на шеях мулов.
– Как вы знаете, мы направляемся на юг, в горы Сан-Хуан, – начал Морган.
Грейнджер и Малыш закивали, и Морган продолжал:
– Миссис Эванс унаследовала старую карту с отмеченным маршрутом… – Взглянув на нее, он сказал: – Джессамин, покажи им.
Раскрутив медную трубку, она начала вынимать пергамент.
– Ты веришь, что на этой карте все верно, Эванс? – спросил Малыш. – Веришь, что мы и впрямь найдем золото?
– Я верю, что карта проведет нас через горы, – ответил Морган уклончиво.
– И конечная цель на ней также обозначена, – заметил Малыш.
Грейнджер по-прежнему пожал плечами. Предпочитая не вмешиваться в разговор, он с невозмутимым видом попивал чай.
– Так как же, Эванс, веришь? – снова спросил индеец.
Джессамин вопросительно посмотрела на Моргана, и тот после секундного колебания ответил:
– Я считаю, что карта подлинная и обозначенный на ней конечный пункт на самом деле существует. Но в золото Ортица я не верю.
– Но все же мы идем туда, – проговорил индеец, пристально глядя на Моргана.
Тот коротко кивнул:
– Да, идем. Идем, чтобы помешать моему врагу.
Джессамин с благодарностью посмотрела на Моргана.
Она знала, что он не сдастся и пройдет весь путь до конца, не сдастся, чего бы это ему ни стоило. Он сделает все возможное, чтобы дать ей шанс вернуть Сомерсет-Холл с ее любимыми лошадьми. А она непременно должна вывезти из города Кассиопею, Аристотеля и Сократа. «Господи, сделай так, чтобы не было в Мемфисе этим летом желтой лихорадки…»
– Что ж, тогда взглянем на маршрут? – Малыш выразительно посмотрел на Джессамин.
Морган и Грейнджер тут же расстелили на траве скатерть, и Джессамин аккуратно разложила на ней старинную карту. Несмотря на многочисленные пятна, карта сохраняла поразительную четкость, и на ней прекрасно были видны все основные ориентиры, в основном – горы и речные излучины. По краям карты имелись изображения компасов со стрелками, указывавшими на обозначенные ориентиры.
У южной оконечности гор Сан-Хуан проходила извилистая линия, изображавшая, по-видимому, какую-то реку. И тут же был изображен круг, по всей вероятности, указывавший на местонахождение золота. Когда Джессамин взглянула на этот круг, у нее на мгновение остановилось сердце.
– Все ясно, – изрек Грейнджер, проводя пальцем по тонкой черной линии, обозначавшей, без сомнения, реку Рио-Гранде.
Малыш молчал, внимательно разглядывая изображенные на карте компасы. Морган же с усмешкой заметил:
– Как бы то ни было, человек, начертивший карту, постарался на славу. Я еще в Канзас-Сити обратил на это внимание.
– Так ты считаешь, что компасы указывают верное направление? – спросила Джессамин.
Мужчины переглянулись, но ничего не ответили.
– С тех пор как нарисовали эту карту, Полярная звезда немного переместилась, – произнес наконец Морган.
– Но как только ты найдешь хотя бы один из ориентиров и определишь свое местонахождение, ты без труда отыщешь и остальные ориентиры, верно?
– Ты умеешь составлять карты, Грейнджер?
Молодой человек искоса взглянул на Моргана.
– Да, умею, но я не картограф. Я учился этому в полевых условиях, когда был офицером в драгунском полку.
Джессамин сверлила Моргана взглядом – словно хотела, чтобы он сотворил чудо.
– А ты сам, Морган? Кузен Джордж говорил, что ты составлял карты для Форреста, пока был у него разведчиком.
Морган ткнул пальцем в легко узнаваемое изображение Трех Игл – у этого ориентира им надлежало сойти с тропы и повернуть на юг.
– Так как же, Морган? – повторила она.
– Да, я смогу в этом разобраться. – Он поднялся на ноги и начал расхаживать вокруг карты, тщательно изучая ее. – Главная проблема в том, что этим путем никто не ходил уже более сорока лет. Кто знает, найдем ли мы хотя бы один из ориентиров.
– Но мы знаем, откуда начать! – возразила Джессамин.
– Да, верно. Обозначения на карте начинаются с того места, где Рио-Гранде встречается с Тремя Иглами, но на ней не обозначена долина Сан-Луис.
– Тетя Серафина полагала, что там Ортиц со своими людьми оторвался от преследователей и повернул на юг, – сказала Джессамин, тоже поднимаясь на ноги.
Морган пристально взглянул на нее.
– Оторвался от преследователей?
– Согласно семейным легендам, поход начался, когда Ортиц со своим отрядом отправился из Санта-Фе на север с дозором, но был атакован индейцами. Им пришлось идти на север вдоль реки. Когда же они вошли в горы, от отряда почти ничего не осталось.
– В таком случае это очень плохой маршрут, – заметил Малыш. – Полагаю, есть другой, гораздо лучше.
– Ты уверен? – спросил Морган.
Индеец указал на горный пик у начала тропы.
– Я знаю, что этот участок опасен, но уверен, что здесь путь получше. – Его палец очертил окружность.
– Мы не уверены, что потом ты сможешь выйти на нужную дорогу, – возразил Грейнджер.
Малыш пожал плечами:
– Она все равно выведет нас к реке Лизард
type="note" l:href="#n_8">[8]
. А оттуда можно идти вверх по реке к обозначенному месту. – Он указал на конечную цель.
– Лизард? – с удивлением переспросила Джессамин. Малыш посмотрел на нее с усмешкой:
– Видите, как она бесследно исчезает в пустыне, не сливаясь ни с одной другой рекой? Ящерицы тоже так зарываются в песок – и пропадают.
– Так ли необходимо уходить с «испанской тропы»? – пробормотал Грейнджер, водя пальцем на карте. – Гора может выглядеть совершенно иначе под другим углом и с другого расстояния. Если отклониться от маршрута, указанного на карте, то потом можно не найти пути обратно даже с помощью компаса.
Джессамин тихонько ахнула. Индеец же кивнул, соглашаясь с Грейнджером.
– Мы должны держаться этой тропы, как бы она ни заросла, – сказал Морган. – Но следует соблюдать осторожность.
– Как далеко впереди может находиться Чарли? – Джессамин с тревогой посмотрела на мужчин.
– Все зависит от того, насколько он считается с погодой, – ответил Морган. – Разумный человек не может с ней не считаться, поэтому уходит с открытого склона до полудня.
– Иногда даже гораздо раньше.
Малыш с Грейнджером тут же закивали.
– Но почему? – удивилась Джессамин.
– По равнине ты можешь передвигаться, пока не заметишь приближения грозы. И можешь залечь, когда она начнется. Но здесь, в горах, гроза мгновенно превратит тебя в пылающий факел, – медленно проговорил Морган. – Поэтому следует искать укрытие задолго до ее начала.
Джессамин содрогнулась. Сгореть от удара молнии?
– К тому же лошади пугаются грома и могут понести, – добавил Грейнджер. – Нам проще, потому что мулы спокойнее, а вот у Джоунса могут возникнуть проблемы.
Морган злорадно усмехнулся:
– Да, не исключено.
К вечеру следующего дня они приблизились к Трем Иглам, черным базальтовым шпилям, уходившим в небеса. Морган и Джессамин, немного обогнав всех остальных, остановились в небольшой рощице. Вдали слышался перезвон колокольчиков, почти перекрываемый гулом вод, – с высоты утесов в долину низвергались многочисленные водопады, разбивавшиеся о камни внизу. В воздухе же разносился густой аромат сосны, смешанный с запахом коры, нагретой солнцем. Над соседней рощей порхали стайки беззаботных птиц. Значит, люди Джоунса не вели оттуда слежки.
Морган внимательно обозревал скалы в поисках подозрительного блеска. Слишком много было в этих скалах укромных мест, где могли притаиться снайперы. Да, его втянули в безумную авантюру – охоту за золотом Ортица, – но это не означало, что он утратил бдительность. Господи, почему же он отправился в эту экспедицию? Он же знал, сколь малы шансы найти золото Ортица…
Морган не замечал ничего подозрительного, однако по-прежнему осматривал скалы.
– Ты уверен, что нам нужно туда подниматься? – спросила Джессамин. Ее спутник молчал, и она добавила: – Мне казалось, ты хотел сначала взглянуть на «испанскую тропу».
– Не раньше, чем появятся Грейнджер и Малыш, – ответил Морган, наставляя бинокль на Восточную Иглу. – А пока я хочу как следует изучить эти шпили, особенно места с водопадами поблизости от нашей тропы.
– Какие они высокие, – пробормотала Джессамин. – И какие красивые…
Гладкие, черные, сверкающие, Три Иглы словно вонзались в небо, причем восточный шпиль, стоявший слева от «испанской тропы», казался самым черным, если не считать одного светлого пятна на нем. «Но что же это за пятно? – спрашивал себя Морган, настраивая окуляры бинокля. – Неужели просто кусок кварца, сверкающий на солнце, словно алмаз?»
Морган заметил его случайно, когда резким порывом ветра сдуло в сторону поток низвергавшейся воды. И он почти сразу же понял: кусок белого кварца не мог естественным образом попасть на базальтовую скалу. Но кто же затащил туда этот кварц? И зачем? Может, это сделал кто-то из старателей, побившись с пьяных глаз об заклад? Или же отчаянный испанец решил таким образом обозначить место, где свернул с пути? Вероятно, он вскарабкался к водопаду, который был в то время – если был – всего лишь тоненькой струйкой воды. Выдолбив нишу в скале, он вставил в нее кусок белого кварца, и только какой-нибудь другой человек мог убрать оттуда этот маяк.
В последний раз взглянув на сверкающий кусок кварца, Морган передал бинокль Джессамин и начал прохаживаться под деревьями, осматривая тропу, по которой им завтра предстояло пройти. Тропа оказалась довольно узкой и крутой, но лошади и мулы должны были без труда пройти по ней. Морган нисколько в этом не сомневался, так как знал, что в экспедицию взяли только тех животных, которые уже не раз путешествовали в горах.
Но кое-что вызывало беспокойство… Очень настораживал тот факт, что Джоунс и его бандиты до сих пор ничего не предпринимали, чтобы помешать им с Джессамин. Моргану было бы гораздо спокойнее, если бы они вели себя как обычно. Действительно, не могли же эти мерзавцы превратиться в джентльменов… Может, с ними что-то случилось? Что ж, очень хорошо, если так. А впрочем, какое ему дело до Чарли? Ему следует побольше думать о Джессамин, а не об этом ублюдке. Он повернулся к своей спутнице:
– Джессамин…
Она опустила бинокль и внимательно посмотрела на него. В темно-серой амазонке и начищенных до блеска сапожках она выглядела совершенной леди.
– Да, Морган.
– До сих пор мы отрабатывали меткость, а теперь пришел черед стрелять на скорость.
Ее зеленые глаза расширились. В самом ли деле она ухмыльнулась, или это ему только показалось? Скорее всего, показалось. Какая женщина способна состязаться в скорости с мужчиной, если приходится стрелять из карабина Шарпса?
– Что ты задумал? – спросила она, глядя на него с подозрением.
– Ничего особенного. Я ведь уже сказал: пора стрелять на скорость. Видишь тот сухой сук, что напротив птичьего гнезда? Сделай по нему десять выстрелов подряд. Готова?
Прежде чем ответить, Джессамин изучила мишень.
– Можно я сама назову награду, которую хочу полупить в случае успеха? – спросила она неожиданно.
Он взглянул на нее, прищурившись. Интересно, что она теперь замышляет?
– Неужели ты уверена, что действительно добьешься успеха?
Она тут же кивнула:
– Абсолютно уверена. Только скажи, как я должна стрелять. Из положения лежа или стоя?
– Лежа, конечно.
Она легла, заняв позицию за упавшей сосной, и высыпала патроны на песок рядом с собой. Позади них мирно паслись Чако и Звездочка. Морган сел на траву поодаль от нее с биноклем наготове. Затем вынул карманные часы, чтобы начать отсчет времени. Взглянув на Джессамин, он в удивлении присвистнул.
Она вставляла патроны между пальцев левой руки. Это был старый, проверенный прием кавалеристов – с патронами между пальцев оружие можно перезарядить почти мгновенно. Но научиться этому мог лишь тот, кому не раз доводилось участвовать в сражении. Скорее всего, ее обучал человек, обладавший подобным опытом. Уж не Сайрус ли? И чем он, Морган, рискует, если она выиграет?
– Джессамин, так что же ты хочешь получить в качестве награды?
– Удовлетворить тебя губами, – ответила она, поднимая карабин.
Морган лишился дара речи. О Господи! Неужели он не ослышался? Стараясь взять себя в руки, он спросил:
– Что ты сказала?
– Я хочу удовлетворить тебя губами, – последовал ответ.
Прижавшись щекой к ружейному ложу, Джессамин стала прицеливаться, и все ее движения были грациозными и уверенными.
У Моргана же вдруг перехватило дыхание, и соски отвердели. Он с трудом удерживался от стона. А когда он вновь заговорил, то не узнал собственного голоса.
– Тебе не нужно завоевывать это право, Джессамин.
Она вставила первый патрон в патронник и тут же передернула тугой затвор, причем делала все удивительно быстро и ловко. Морган же, глядя на нее, вдруг вспомнил о том, как ее пальчики скользили по его возбужденной плоти.
При этом воспоминании у него перехватило дыхание и затвердело в штанах.
– Я бы хотела сделать это по-своему, – проговорила Джессамин с более заметной, чем обычно, мягкой напевностью уроженки Теннесси. Ее палец тотчас же лег на курок, и она спросила: – Начинаем?
Морган взглянул на карманные часы.
– Да, начинаем. – Не сводя с Джессамин глаз, он нажал на часах кнопку отсчета.
Щелк! Ее пальчики скользили по затвору «шарпса», как по интимной части его тела.
Щелк! Еще один патрон, еще одна ласка – и кровь прилила к его паху.
Щелк! Следующий патрон, следующее нежное прикосновение ее пальцев к карабину, отозвавшееся болью в его возбужденной плоти.
От карабина поднялось черное облачко дыма, и Морган, стиснув зубы, поднес к глазам бинокль, чтобы лучше видеть мишень.
Щелк! Еще один патрон – и Морган, крепко зажмурившись, представил, как ловкие пальцы Джессамин ласкают восставшую плоть.
Несколько секунд спустя он заставил себя посмотреть, как в сук входят две последние пули. Все десять точно попали в цель. Взглянув на часы, он нажал кнопку, останавливая отсчет времени.
– Я показала удовлетворительное время? – осведомилась Джессамин, ловко перезаряжая оружие.
Порывом ветра дым рассеяло, и теперь он мог отчетливо видеть ее лицо. Она смотрела прямо ему в глаза, и Морган, не выдержав ее взгляда, отвернулся. Потом посмотрел на часы и, заставив себя улыбнуться, сказал:
– Прекрасное.
«Как только у меня до сих пор не лопнули штаны?» – добавил он мысленно.
– Может, еще раз попробовать? – спросила Джессамин. – Какая следующая мишень?
Ее вопрос оторвал Моргана от созерцания воображаемой сцены, в которой она ласкала его возбужденную плоть.
– Нет-нет, достаточно, – пробормотал он и снова отвел глаза.
– Почему ты отворачиваешься? – послышался голос Джессамин. – Морган, посмотри на меня, пожалуйста.
– Что?.. – Он увидел, что она смотрит на него с лукавой улыбкой.
Тут Джессамин вытащила из кобуры обрывок бечевки, какую используют для удержания оружия, чтобы оно не вывалилось при резком движении.
– Для начала я хочу связать тебе руки.
Морган тотчас же вспомнил о мемфисской мансарде и невольно поежился. «А впрочем, чего я опасаюсь? – сказал он себе. – Так даже лучше… Ведь со связанными руками я смогу полностью отдаться тем чудесным ощущениям, что она мне подарит».
– Я готов. – Он улегся на траву и поднял вверх руки. – Только побыстрее, пожалуйста, побыстрее…
Она быстро обмотала его запястья веревкой и завязала всего лишь одним узлом.
«Черт, мне даже не понадобится рвать ее, если захочется освободиться, – промелькнуло у Моргана. – Можно будет просто развязать зубами». Но он прекрасно понимал, что ни в коем случае этого не сделает.
Опустившись на колени рядом с ним, Джессамин распустила ремень на его штанах и спустила их пониже. Он в нетерпении приподнял бедра и прохрипел:
– О, Джессамин, быстрее…
Она провела ладонью по его паху.
– Ты очень красивый, Морган.
От ее прикосновения по его телу пробежала дрожь.
– Джессамин, что же ты медлишь? Ведь я…
Она посмотрела на него в задумчивости, потом вдруг улыбнулась:
– Слишком уж вы нетерпеливый, мистер!
В следующую секунду ее пальцы сомкнулись вокруг его плоти.
Он закатил глаза и громко застонал:
– Да, Джессамин, так…
– А может, вот так?
Она прижалась щекой к его паху – точно так же, как только что прижималась к карабину. Затем, чуть повернув голову, коснулась его плоти губами и стала поглаживать пальцами – почти так же, как водила пальцами по карабину, посылая патрон в патронник.
Он откинул назад голову и прорычал ее имя. Его связанные руки зарылись в ее волосы. Именно этого он от нее и ждал.
Губы Джессамин двигались в одном ритме с движениями ее руки, Морган же то и дело вздрагивал, и из горла его вырывались хриплые стоны. Наконец, громко вскрикнув, он резко приподнял бедра ей навстречу и, содрогнувшись, излил свое горячее семя.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дьявол-южанин - Уайтсайд Диана



Сплошной кошмар, а не книга; Морган завоевывает сердце «любимой» тем, что "имеет" ее, где попало, при этом, любви я совершенно не увидела, обычная похоть с целью унизить и поработить. Героиня дура, герой козел-кабель. Оценивать не буду.
Дьявол-южанин - Уайтсайд Дианас
13.06.2016, 23.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100