Читать онлайн Лучшие подруги, автора - Трент Линда, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Лучшие подруги - Трент Линда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.54 (Голосов: 13)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Лучшие подруги - Трент Линда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Лучшие подруги - Трент Линда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Трент Линда

Лучшие подруги

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

К июню Карен уже знала, что Ханк регулярно встречается с Наоми. Несколько раз она наблюдала из машины, как та выходит из его квартиры. Карен сильно ревновала и не могла проигнорировать это бесстыдное, с ее точки зрения, поведение как Ханка, так и Наоми. Хуже всего было то, что она снова почувствовала свой возраст, и у нее возникло ощущение, что ею попользовались. И чтобы Ханк не смог опередить ее, она первая порвала с ним и перестала посещать занятия в клубе здоровья.
Она была худее, чем тогда, когда окончила колледж. Карен, знала, что, в конце концов, родители одобрят ее внешний вид. Райн тоже лестно отзывался о ее фигуре, но его мнение ее не интересовало. Сейчас более чем когда-либо она рассматривала своего мужа как необходимое неудобство. Он оплачивал счета, удовлетворял свои маленькие сексуальные потребности, и его любила Эшли. У него было свое место в доме, а у нее свое.
Через несколько дней после того, как Карен порвала с Ханком, она почувствовала, что теряет самообладание. Райн и Челси заметили это и выразили свою озабоченность, но Карен не обратила на это внимания. Она стала холодней к Челси после того, как та отказалась покрывать ее роман. К своему сожалению, Карен обнаружила, что снова вернулась к старому способу борьбы с депрессией и скукой – она стала больше есть. Чтобы сохранить фигуру, ей было необходимо найти замену Ханку. И она нашла.
Они познакомились на вечеринке, устроенной ее родителями. Отмечали годовщину свадьбы друга и компаньона ее отца. В последний момент Эшли отказалась идти вместе с Карен, и она сильно рассердилась.
– Когда я была маленькой девочкой, – обращаясь к Райну, сказала Карен, – я никогда не перечила своей маме, если она меня просила о чем-то. – С этими словами она быстро вышла из машины и, не оглядываясь, пошла к дому родителей.
– Вы с Эшли не очень-то похожи, – сказал Райн, догоняя ее. – Надеюсь, она все-таки приедет, но не в своих лохмотьях.
– Она одевается так, словно идет на собрание, которое состоится в аду, – заметила Карен. – Как ты думаешь, Эшли не собирается улизнуть из дому? Она ходит на свидания?
– Если даже у нее есть парень, мы об этом узнаем самыми последними. Эшли хотела остаться дома и посмотреть телевизор.
– Почему я ей не верю? Она так меня разочаровывает!
– Это у нее возрастное. Со временем все пройдет, – заметил Райн.
Карен подумала о Бетани, которая и одевалась прилично, и вела себя соответственно. Она никак не могла понять, почему они должны были потерять Бетани. В ту же секунду Карен почувствовала себя виноватой за эту мысль.
Они подошли к дому и открыли дверь. Слышны были разговоры о политике. Когда они вошли, некоторые из гостей с любопытством повернули к ним головы и, узнав их, приветливо улыбнулись. Карен нравились такие вечеринки.
Она виновато улыбнулась, столкнувшись в дверях с Сесилией.
– Извини, мы опоздали, но у нас буквально перед уходом возникла проблема с Эшли.
– Она не с вами?
– У нее, оказывается, какие-то неотложные дела сегодня вечером. – Карен знала, что мать не поймет, как это можно предпочесть вечеринке сидение перед телевизором. Она и сама-то никак не могла этого понять. – Что за люди у вас в гостях?
– Разные, – отвечала Сесилия. – Около пианино стоит семейство Драер. Их сын вместе с ними. Ты должна помнить Марка.
– Марка? Не помню.
– Ну, как же? Милый, чудный Марк. Иди поговори с ним. – Сесилия холодно улыбнулась Райну и продефилировала на кухню.
Карен прошла через комнату и, увидев семью Драер, моментально вычислила Марка. Молодой человек лет двадцати пяти стоял рядом со своими родителями. Довольно было взглянуть на него, чтобы понять, что он был сыном главы семейства.
– Мистер Драер, миссис Драер, мне приятно видеть вас снова. Поздравляю с годовщиной.
– Спасибо, Карен. Ты помнишь Марка, я вас когда-то знакомила.
Карен посмотрела по сторонам и поняла, что Райна рядом с не было.
– Марк. Да, конечно. – Она ничего не помнила. – Это было так давно.
– Да.
– Ваш муж с вами? – спросила миссис Драер.
– Кажется, я потеряла его среди гостей. Он где-то здесь. – Карен пожала плечами. – Наверное, разговаривает с Тоддом и Джойс.
– Нам было так больно услышать о вашем горе, – сказала миссис Драер печальным голосом.
– Спасибо за добрые слова.
Все это время Марк не сводил с Карен глаз.
– Моя жена тоже где-то здесь, – сказал Он, обращаясь к Карен. – Я хотел бы познакомить вас.
– С удовольствием. – Она нашла Марка интересным.
– Идите и поищите ее, – сказала миссис Драер. – Она, наверное, затерявшись в толпе, сейчас испытывает панический ужас.
Марк коснулся руки Карен и, взяв ее за локоть, стал прокладывать путь через толпу. Когда они достигли спокойного места, он сказал:
– Мы виделись раньше? Я должен признаться, что не помню этого.
Карен засмеялась:
– И я тоже. Подозреваю, что наши родители давно и хорошо знают друг друга и поэтому считают, что мы тоже знакомы.
– Если бы мы виделись раньше, я бы запомнил вас. Вы относитесь к такому типу людей, которых я никогда не забываю.
– Марк, почему вы так говорите? Вы хотите флиртовать со мной? – спросила Карен и улыбнулась, глядя на него.
– A как же ваша жена, которая где-то здесь рядом?
– А вы не флиртуете? Ваш муж тоже где-то здесь.
Карен мягко засмеялась. Она знала, как играть в эту игру.
– Вы живете в Далласе?
– Сейчас да. Компания, в которой я работал в Хьюстоне, закрылась. И я подумал, что для меня это неплохая идея переехать сюда и начать все заново. У моей жены родители остались там. И, скорее всего, придется теперь постоянно жить, разъезжая туда и обратно.
– А чем вы занимаетесь?
– Я бухгалтер. Хотел устроиться в компанию «Дейтон компани».
– В компанию отца? Я знаю, у них есть бухгалтеры, но не более того. Впрочем, не мне судить.
Марк улыбнулся:
– Может, вы могли бы замолвить обо мне словечко.
– Думаю, смогла бы.
Карен быстро оценила своего собеседника. Он был немного старше Ханка и более умудренный. Марк подходил ей куда больше, чем какой-нибудь паршивенький инструктор.
– Я буду вам вечно признателен. – В его глазах читались благодарность и нечто большее.
– Серьезно? – спросила она, слегка кокетничая. – А насколько велика ваша признательность?
– Достаточно велика, чтобы просить вас показать мне город.
– Вам и вашей жене?
– Нет, только мне.
Карен улыбнулась. Она испытала такое же чувство в первый день, когда встретила Ханка.
– Я что-нибудь придумаю.
– Марк, я везде тебя искала, – раздался голос позади Карен.
Она повернулась и увидела жалобно смотрящую на ее собеседника невысокую женщину. С темными прямыми волосами, хотя и в дорогом, но неважно сидящем платье. Казалось, подобные сборища ей не по душе.
– Это моя жена, Полли. Полли, это Карен Бейкер.
– Карен Морган, – поправила она. – Бейкер – моя девичья фамилия.
– Так, значит, ваши родители одни из устроителей этой вечеринки? – спросила Полли. – Очень приятные люди.
– Спасибо. – Карен снова посмотрела на Марка. – Было приятно с вами познакомиться. Я поговорю с отцом о вашем деле.
Он улыбнулся и многообещающе посмотрел на нее.
– Я сумею это оценить.
Она развернулась и пошла искать отца. Поиски не отняли много времени. Когда Карен подошла к нему, он весело ей кивнул.
– Мне хотелось повидать вас с Райном. Кстати, он здесь?
– Да, мы приехали вместе. Можно тебя отвлечь на минуту?
Фултон, извинившись перед собеседниками, спросил у Карен:
– Надеюсь, ничего не случилось?
– Я только что встретила сына мистера Драера. Его зовут Марк. Ты знаешь, что он собирается переезжать из Хьюстона в Даллас и ищет работу?
– Нет, не знал.
– Он надеется получить работу в «Дейтон компани». Он бухгалтер.
Фултон задумчиво посмотрел вокруг:
– Я давно знаю его отца. Хочется верить, что его сын весь в него.
– Мне он понравился. Он здесь с женой. – Карен сказала это, чтобы не показаться заинтересованной в нем. – Она такая маленькая, серенькая мышка.
– Да, я их видел. Внешне мальчик очень похож на отца. Смотря на него, у меня возникло впечатление, что время вернулось назад.
– У тебя есть свободное место в бухгалтерии?
– Должно появиться. Мы как раз хотели уволить одного из служащих. Надо поговорить с этим мальчиком прямо сейчас.
– Он, наверное, все еще стоит около чаши с пуншем.
Карен была довольна собой и нисколько не сомневалась, что Марк продемонстрирует свою благодарность.


Челси несколько лет не рисовала, и поэтому ей казалось, что в ее холстах чего-то не хватает. Она не могла понять чего. Узнав, что Жан-Поль Арманд – известный французский художник – будет в течение недели вести семинар в местном университете, она немедленно записалась к нему.
Челси не ожидала, что ее больше заинтересует сам художник, нежели его картины. Жан-Поль был блондином, и его голубые глаза, казалось, заглядывали прямо в душу. Должно быть, у него такой взгляд потому, что он натренировал его, глядя на натуру и замечая все детали.
Однако для Челси это значило нечто большее: видно, и она заинтересовала его.
К третьему занятию Челси убедилась в этом. Жан-Поль подолгу смотрел на нее во время семинара, а когда он закончился, то подошел к ней и сказал:
– Вы не хотите выпить кофе? Надеюсь, вам не надо срочно домой?
Его легкий акцент импонировал Челси.
– С удовольствием. Я не спешу.
Он улыбнулся. У него были белые ровные зубы.
– У вас нет ревнивого мужа, который придет сюда, разыскивая вас?
– Я разведена.
– Удивительно, но я тоже разведен.
– Совпадение не из редких. – Челси закрыла свою тетрадку и положила ее в сумку.
– Я заметил, что вы много записываете. – Он внимательно смотрел на нее. – Неужели мои слова настолько интересны?
– Да. – Челси посмотрела по сторонам и обнаружила, что в классе, кроме них, никого не осталось. – Куда бы вы хотели пойти?
Он пожал плечами:
– Я плохо знаю город. Выбирайте вы.
– Я знаю одно место. Мы можем поехать на моей машине.
Жан-Поль рассмеялся:
– Ох уж эти американцы. Вы так легко возлагаете на себя обязанности. Ну что ж, я вверяю себя в ваши руки.
Челси выбрала одно кафе недалеко от университета. Оно было очень популярным среди студентов и работало всю ночь.
– Я многому научилась на ваших семинарах, – сказала она, после того, как они заказали кофе. – Никогда не думала использовать технику рисования, описанную вами. Перед тем как записаться на семинар, я долго думала. Я уже забыла, как учиться.
– Так ведь прошло не так уж и много времени после окончания школы.
– Мне тридцать семь.
– Какая глупость! Я не знаю ни одной женщины, которая бы призналась, что ей за тридцать.
– Не люблю лгать. К тому же меня не беспокоит старость.
Он выглядел так, словно был поражен ее словами.
– Вы необычная женщина, я таких не встречал. – Жан-Поль наклонился и притронулся к ее волосам. – Я очень хотел бы вас рисовать.
Она посмотрела на него, пытаясь понять, говорит ли он правду.
– Мне это льстит! Но вы здесь ведь ненадолго. Уже прошла половина недели. Вы останетесь в Далласе?
– Нет, к сожалению, не могу. У меня начнется другой семинар в Нэшвиле. Возможно, в Америке я научусь писать песни в стиле кантри. Возможно, я напишу одну для вас.
– У вас должно получиться.
Официант принес кофе, и Челси отпила глоток.
– Горячий!
– Тогда мы подождем, пока остынет. Вы сказали, что никуда не спешите.
Она отодвинула кофе и посмотрела на него.
– Я и не мечтала, что встречусь с вами. Я много лет следила за вашим творчеством.
– Ну, а теперь вы льстите мне. Челси, вы рисуете или просто интересуетесь живописью?
– Я рисую. Я оборудовала в своей квартире мастерскую.
– Вы можете мне показать ваши работы? Я бы с удовольствием посмотрел на них.
– Конечно, с радостью.
– Я свободен завтра после занятий. – Его гипнотический взгляд, казалось, проникал ей в душу.
– Отлично, – сказала Челси.
– Сегодняшний вечер у меня тоже свободен, – сказал он своим бархатным голосом. – Я использую каждую возможность, чтобы поговорить об искусстве. А сейчас передо мной сидит красивая женщина и что еще можно желать? – Он наклонился к ней и взял ее за руку.
Челси удивилась такому повороту беседы.
– Вы очень торопливы. – Она отдернула свою руку. – Я всего лишь предложила вам посмотреть свои работы. Ничего больше.
– Вы не поняли меня, – быстро произнес Жан-Поль. – Я не имел в виду ничего плохого. Это все потому, что у меня так мало времени здесь. Я чувствую, что должен спрессовать в один день несколько дней и ночей.
– Я хотела быть уверенной, что мы поняли друг друга, – дружелюбно улыбнулась Челси.
– Я бы сказал, что мы в совершенстве поняли друг друга. Вы женщина, а я мужчина. Никого из нас не ждут дома, и вечер еще только начинается. Челси, что вы делаете в такую летнюю ночь?
– Мы пьем кофе и пытаемся избежать неприятностей. Вы и летняя ночь могут стать опасным коктейлем.
– Я? – Казалось, он был рад услышать о себе такое. – Мне хотелось бы стать опасным для вас.
Челси едва заметно усмехнулась, она знала, что даже если бы и не была разведена, то все равно возбуждала бы Жан-Поля.
– Как любила говорить моя бабушка: все ваше внутри вас.
– Что это значит? Иногда мне трудно понять английскую речь.
– Я имела в виду, что вы можете обворожить даже птичку, сидящую на дереве. У вас есть талант.
– Я снова чувствую себя неловко. Значит, вы нашли меня обворожительным?
– Да.
– Так почему вы отталкиваете меня?
– Потому, что вы уезжаете в воскресенье, а я не хочу быть покинутой мужчиной, который был здесь всего неделю.
– Почему вы думаете, что в воскресенье я уеду навсегда?
Он с интересом ждал ответа.
– Потому, что вы сами сказали, у вас запланирован семинар в Нэшвиле. А это не так уж и близко от Далласа.
– Да, но самолеты летают туда и обратно. И я смогу вернуться.
Челси пожала плечами:
– Ваш ответ несколько меня озадачил.
– А что особенного в том, чтобы слетать из Нэшвила в Даллас? Если я могу лететь отсюда туда, то я могу лететь и обратно.
– Да, но для чего?
Он придвинулся ближе:
– Не для чего, а для кого. Похоже, в Далласе у Меня появился тот, кого я, боюсь, не смогу оставить. Тот, кто сильно заинтересовал меня.
– Я не верю вам. – Челси опустила глаза.
– Почему?
– Потому, что вы Жан-Поль Арманд. Вы знаменитость.
Он засмеялся:
– А разве известные люди в вашей стране не влюбляются? Вот в это действительно трудно поверить.
– Вы не влюблены в меня.
– Нет? Как вы можете разглядеть, что творится у меня на сердце?
– Это происходит несколько иначе. Люди не могут так быстро полюбить. Мы даже не знаем друг друга.
– Как прозаично! У вас, случайно, нет родственников французов?
Челси улыбнулась:
– Действительно, во мне течет и французская кровь.
– Приятная неожиданность! Мы где-то как-то соотечественники и, значит, найдем общий язык… Как долго вы живете одна? – осторожно спросил он.
– Такое впечатление, что вечность. Хотя юридически развод оформлен только на прошлой неделе. Мы были женаты двенадцать лет, но почти все это время я чувствовала себя одинокой.
– Это грех со стороны вашего бывшего мужа! – воскликнул Жан-Поль. – Ни один мужчина не должен так поступать. Вы не жили вместе?
– Нет, мы жили вместе, но это не спасало от одиночества.
– Вы говорите, как настоящая француженка. Я знаю, что значит жить с кем-то и чувствовать себя одиноким.
– Наверное, это самый худший вид одиночества: когда в доме есть кто-то, а ты, тем не менее, одна. – Челси снова попробовала кофе.
– Он жестоко обращался с вами?
Она вздрогнула. Жан-Поль, похоже, знал, как вы вести ее из равновесия.
– Я бы не хотела говорить о прошлом.
– Значит, он вас бил. Ни одна женщина не хочет говорить об этом. У вас не было братьев, которые могли бы защитить вас?
– Я единственный ребенок у своих родителей.
– Еще один грех. Ваши родители, увидев, какая вы красивая, должны были подарить вам брата, который бы защищал вас. – Он улыбнулся. – Простите мне мою дерзость, но я бы заботился о вас, если бы мы жили вместе. И это не пустые слова.
– Вы давно разведены?
– Вечность. Больше года. – Челси, наконец, рассмеялась. – Вам не нужно быть снова одинокой, имея такой смех. Услышав его, сами ангелы спустятся к вам и составят компанию.
– Ангелы плохие собеседники, – смеясь, заметила она.
Жан-Поль задумался и затем сказал:
– Я думаю, что мне придется найти самолет, который доставит меня снова в Даллас, мне не хватит трех дней, чтобы хорошо вас узнать.
Жан-Поль был очарователен, и было очевидно, что ему нравится ухаживать за женщинами. Несмотря на это и на его плохой английский, Челси нравилось то, что этот мужчина готов был лететь из Нэшвила в Даллас только ради встречи с ней. Она поймала себя на мысли, что думает о его отъезде.
На следующий день он проводил ее после занятий домой. Челси нервничала, глядя, как Жан-Поль медленно ходил от картины к картине, внимательно рассматривая их.
Когда он, наконец, посмотрел все ее работы, то молча подошел к первой из них и долго стоял, задумавшись.
– Они ужасны? – спросила Челси, не дождавшись комментария. – О чем вы думаете?
Он посмотрел на нее так, словно не помнил, что она ждет его вердикта.
– Они неплохие.
Челси расслабилась:
– Вы заставили меня волноваться.
– Они не великолепны, но и не плохи.
Она нахмурилась:
– А что не так в моих работах? Конечно, я не Микеланджело, но мне подумалось, что вы будете более благосклонны.
– Мир уже имеет одного Микеланджело. И ему не нужен другой. К тому же сегодня Микеланджело вряд ли продал бы свои картины: вкусы меняются.
– Да, конечно. – Челси ловила каждое слово художника.
– Не хватает сердца, – по-прежнему рассматривая картину, сказал он. – В них нет души.
Челси покачала головой, не соглашаясь с ним.
– Как вы можете это говорить? Я писала «Интерлюдию» в момент большого эмоционального возбуждения. Я выплакала все свои работы! Как вы можете говорить, что в них нет души?
– Когда ты смотришь на свою картину, то вспоминаешь, что в твоей жизни происходило в тот момент. Но меня-то там не было! И мне твоя картина ни о чем не говорит. – Он подошел ближе. – Игра красок смотрится довольно хорошо, но примерно так же это будет смотреться и на ожерелье, и на ткани. Эти краски не вызывают во мне никаких эмоций.
– Извини меня, Жан-Поль, но ты не прав. У всех моих друзей возникали эмоции.
Он улыбнулся и покачал головой.
– Они все твои друзья. Возможно, они переживали вместе с тобой. Они видели, как ты писала картину, и помнят то время. Это не искусство. Это дневник событий.
Челси недовольно посмотрела на свои картины:
– Но что же мне делать? Как оживить картины?
Жан-Поль рассмеялся и положил руку ей на плечо.
– Загадка веков! Этому невозможно научить. Быть может, надо уметь верить своему сердцу?
– Так, значит, ты хочешь сказать, что у меня нет сердца? Спасибо!
– Сейчас ты злишься! Это хорошо. Злость воспитывает сердце. Так же как любовь, печаль и прочее. Когда однажды кто-нибудь скажет, глядя на твои картины: «Стоило взглянуть, и мне стало грустно!» или «Я смотрю и чувствую, как во мне просыпается любовь», – это будет означать, что в твоих работах появилась душа.
– Услышав подобное, никому другому бы я не поверила… – Челси внимательно посмотрела на холсты. – Сколько нужно работать, чтобы суметь передать настроение?
Жан-Поль пожал плечами.
– Откуда мне знать? Спрашивай об этом себя. – Он улыбнулся ей. – Я сказал все это не для того, чтобы сделать тебе больно. Я сказал это потому, что в тебе очень много таланта.
– Но я не совсем понимаю…
– Талант – это техника. В твоих картинах не хватает души. Это не одно и то же.
– Кажется, теперь я поняла, – задумчиво произнесла Челси.
Жан-Поль подошел к мольберту, на котором стоял незавершенный холст.
– А вот здесь я вижу, что начинает проявляться душа.
– Я еще не закончила эту работу.
– Когда я смотрю на нее, мне грустно, как будто я что-то потерял.
– Я начала работу над ней в первый же день своего развода. Писала всю ночь и после больше не притрагивалась к ней.
– Почему? – спросил он.
– Потому, что каждый раз, когда я смотрю на нее, мне становится очень грустно. – Челси удивленно вскинула брови. – Это и есть то, о чем ты хотел мне сказать? Но почему в одних работах нет настроения, а в других есть?
– Один из секретов рисования – знать, когда нужно остановиться. – На лице у него появилась мудрая улыбка.
– Да, теперь мне будет о чем подумать.
Жан-Поль подошел к Челси, обнял ее.
– Надеюсь, что так. Уверен, ты сможешь стать хорошим художником. Тебе нужно оттачивать мастерство.
– Но где я смогу это сделать? Ты ведь не задержишься в Далласе, даже если вернешься из Нэшвила.
– Дай мне немного подумать. – Он прижал Челси к себе и взглянул в глаза. – Я верю, что найду верное решение.
«Неужели мы знакомы всего лишь четыре дня? – мелькнуло у нее в голове. – Кажется, прошла вечность…»
Его поцелуй был требовательным и страстным.
Когда он повел ее к кровати, она не сопротивлялась.
Жан-Поль ушел от нее рано утром. Челси больше не чувствовала себя одинокой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Лучшие подруги - Трент Линда



И все- таки это жизнь... Немного гипертрофировано, но имеет место в литературе
Лучшие подруги - Трент ЛиндаNatalie
20.07.2015, 18.14





Отличный роман.
Лучшие подруги - Трент ЛиндаЕлена
21.07.2015, 23.38





Очень интересный роман.
Лучшие подруги - Трент Линдасветланка
23.07.2015, 4.37





Роман оставил неприятный осадок, слишком долго герои шли к своему счастью. Гг-я и гг-й местами очень непоследовательны. Приносят себя в жертву ради эфемерной дружбы. Гг-й уже перед свадьбой с Карен чувствовал, что это ошибка, его тянуло к Челси, но тем не менее женился . Не верю в это. Слишком долго жаловались на жизнь и мучались, очень жаль, что опомнились только к 40 годам, вся молодость впустую, а жизнь одна. Оценка-5/10
Лучшие подруги - Трент ЛиндаСвета
23.07.2015, 22.05





ОЧень неплохо
Лучшие подруги - Трент Линдааня
28.08.2015, 20.52





Я СЧИТАЮ, ЧТО РОМАН ПОУЧИТЕЛЬНЫЙ - НЕ НУЖНО ИЗ-ЗА БОЯЗНИ ПРИЧИНИТЬ БОЛЬ ПОДРУГЕ ЖЕРТВОВАТЬ СВОИМ СЧАСТЬЕМ. ВЕДЬ ПОДРУГА-ТО ОКАЗАЛАСЬ ХИТРОЙ И РАСЧЕТЛИВОЙ СТЕРВОЙ, А ГЛАВНЫЕ ГЕРОИ ШЛИ К СВОЕМУ СЧАСТЬЮ ЦЕЛЫХ 16 ЛЕТ. ХОЧЕТСЯ СКАЗАТЬ "ДЕВЧОНКИ, БОРИТЕСЬ ЗА СВОЕ СЧАСТЬЕ ВОПРЕКИ ВСЕМ НЕВЗГОДАМ И ЕСЛИ ЛЮБИТЕ - НЕ НУЖНО ЖЕРТВОВАТЬ СОБОЙ, ИНАЧЕ МОЖНО СЛОМАТЬ НЕ ТОЛЬКО СВОЮ СУДЬБУ, НО И СУДЬБУ ЛЮБИМОГО ЧЕЛОВЕКА"
Лучшие подруги - Трент ЛиндаНЕЗНАКОМКА
31.08.2015, 17.16





Не понравилось. Героиня, определенно, мазохистка - то делает аборт, чтобы не обременять любимого, а когда он женится на другой, становится подругой семьи; то живет с разными подонками и страдает. Герой абсолютно бесхребетен - любит одну подругу, делает предложение другой; видит все недостатки жены, но продолжает с ней жить, мучая и себя и героиню. Даже после гибели дочери он не подает на развод, и лишь чудом не теряет другую девочку. Странно, что его жена, ненавидя секс, вдруг начинает изменять ему направо и налево. Все в этом романе не соответствует характерам героев, поэтому остается ощущение фальши и надуманности: 4/10.
Лучшие подруги - Трент Линдаязвочка
31.08.2015, 20.51





А мне было интересно читать. В комментарии Язвочки есть правда, но она поверхностная. Это мое мнение . Прочла книгу, написала краткий пересказ. Лично я увидела реалии жизни, история вполне правдивая. Мужчин таких очень много, любой может сделать необдуманный шаг в молодости, потом дети........не всем легко менять что-то кардинально в жизни, некоторым вообще не дано. Я ресопереживать.
Лучшие подруги - Трент ЛиндаАнна
1.09.2015, 4.46





Роман тяжеловат, как то все раздражает в этом романе.поведение гг-я какой-то мямля rn.Этот роман можно назвать лучшая подруга,даже их дружбу назвать дружбой трудно .Роман не оправился не смогла дочитать. (
Лучшие подруги - Трент ЛиндаБэлла
1.09.2015, 19.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100