Читать онлайн Властелин наслаждений, автора - Трапп Джессика, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Властелин наслаждений - Трапп Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Властелин наслаждений - Трапп Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Властелин наслаждений - Трапп Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Трапп Джессика

Властелин наслаждений

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13

Мрачное, тревожное перемирие воцарилось между Мейрионой и ее похитителем. Солнечные лучи, зловеще вспыхивая в кронах огромных дубов, тут же исчезали в низких серых тучах, которые следовали за их отрядом, изредка проливаясь каплями тоскливого, моросящего дождя. Мейриона сидела на колене Годрика, и его широкая спина укрывала ее, а вот Демьен выглядел промокшим и жалким, как бездомная кошка.
Через разрывы в изгороди она увидела главную башню замка, стоящего на вершине холма на расстоянии двух лье: мрачное строение поднималось из родившей его скалистой земли, господствуя над округой и напоминая дьявольское узилище.
– Монтгомери.
Чувство благоговейного трепета охватило ее. Она не ожидала, что жилище Годрика будет выглядеть столь великолепно. Замок Монтгомери был в два раза больше Уайтстоуна. Как только они окажутся внутри, она и Демьен будут полностью в его власти.
Мейриона почувствовала себя абсолютно беспомощной, и сердце ее сжалось от страха и жалости к себе.
– Король хорошо вознаградил тебя. – Она показала на вырисовывающийся вдали замок.
Годрик наклонился.
– Моя награда – это ты, а не Монтгомери, – прошептал он ей на ухо.
Она жестом показала на расположившиеся неподалеку от замка поля, на которых паслись стада овец.
– Разве это не твоя земля?
– Нет, это земли моей семьи.
– Я думала, что ты внебрачный сын и у тебя нет семьи. Годрик как-то утробно рыкнул и пришпорил лошадь.
– Ты не ошиблась.
Мейриона повернулась, чтобы посмотреть ему в лицо.
– Я не хотела оскорбить тебя. Твои родители не были повенчаны, но ты говоришь о семье…
– Моя мать была невольницей. Она умерла, когда мне было двенадцать, и я остался с отцом. – Тебе повезло, раз он признал тебя.
Руки Годрика крепче сжали поводья.
Мейриона понимала, какой порочной должна казаться ему. Он сказал, что его мать умерла, а она ответила, что ему повезло.
– Прости меня, я неудачно выразилась. Он кивнул.
– Твои права были узаконены?
– Нет, поскольку мачеха видит во мне угрозу для своего сына. – Голос его звучал жестко.
Мейриона не знала, что ответить, поэтому повернулась и стала разглядывать ограду. Когда Годрик натянул повод, мускулы жеребца напряглись и он заплясал под седоками. Как и его хозяин, он был полон с трудом сдерживаемой энергии.
Взбалмошная мысль пронеслась у Мейрионы в голове. Почему бы ей не укротить Годрика, как он укротил Мстителя. Возможно, ей даже удастся убедить его отказаться от мести. Если Годрик откажется от владения ее землями, она по доброй воле останется с ним.
Отец и муж в любом случае объявят войну, а это будет означать смерть ее людей. Мейриона невольно чувствовала себя пешкой на шахматной доске – ею легко могли пожертвовать, чтобы получить более значимую фигуру. Ах, если бы она была мужчиной и могла сама выбирать свою судьбу!
– Расскажи мне о своей семье, – попросила она через некоторое время.
Годрик ответил не сразу:
– К сожалению, отец позволял своей глупой и испорченной жене управлять собой, как марионеткой.
– Но разве не то же самое мужчины делают с женщинами в течение многих веков?
– Это естественный порядок вещей: женщина должна повиноваться своему господину.
Мейриону охватило раздражение.
– Твой отец еще жив?
– Нет.
– А когда он был жив, то вел себя так же, как и ты? Годрик помрачнел.
– Мы с ним очень похожи.
Она повернулась, вскинула голову и посмотрела ему в глаза.
– Жена его отравила?
В глазах Годрика сверкнуло изумление.
– Нет, леди. Напомните мне, что вас следует держать ночью привязанной, если наступит такой момент, когда я вдруг подумаю, что вам можно доверять.
Она улыбнулась:
– А почему вы думаете, что я не способна избавиться от веревок?
– Я буду наматывать ваши волосы на руку и каждую ночь прочно привязывать вас к кровати.
Он произнес эти слова с шутливой серьезностью, и сердце Мейрионы затрепетало. Идея оказаться привязанной к кровати Годрика, когда его крупное теплое тело будет совсем рядом, была не столь уж неприятной.
Чувствуя, что краснеет, она отвернулась.
Одинокий ястреб кружил над ними. Знамение? Птица неожиданно усилила ее тревогу, поскольку Мейриона и так чувствовала себя мышью в когтях хищника.
– Кто является владельцем этого замка? – спросила она, поворачивая разговор в более безопасное русло.
Объятия Годрика стали более тесными. От него исходило напряжение, словно он видел перед собой огромного демона. Она поборола неожиданное желание погладить его напрягшуюся шею, как эти делал он, успокаивая Мстителя.
– Мой презренный младший сводный брат. – Его голос стал сухим и неприветливым.
– О, – вымолвила Мейриона, внезапно все поняв. Годрик был старшим сыном графа, но незаконнорожденным. Он мог жить в замке, но никогда не сможет унаследовать ни замок, ни землю.
Мейриона никогда не задумывалась над тем, что значит быть нежеланным и презираемым. Всю свою жизнь она была наследницей Уайтстоуна. Поскольку Демьен не являлся ребенком ее отца, даже рождение брата не уничтожило ее право первородства.
– Твой отец обманул тебя, – выпалила она. Годрик натянул повод и, придержав коня, устремил на пленницу ледяной взгляд.
– Мой отец неплохо обеспечил меня, – сказал он резко.
– Но живешь-то ты здесь?
– Да.
– Почему?
Он неожиданно наклонился к ней, и она отшатнулась.
– Та, на которой я должен был жениться, предала меня. – В его голосе слышалась с трудом сдерживаемая ярость.
У Мейрионы защемило сердце, и она в тревоге посмотрела на замок – свою будущую тюрьму. Через час они будут на месте.
– Мой брат Джеймс пьяница. Он позволяет женщинам править у него в замке.
Чувство вины исчезло, и Мейриона скрестила руки на груди.
– Разве женщины не могут управлять замком? Они вовсе не глупы.
– Церковь учит другому.
– Значит, церковь ошибается. – Эти слова она произнесла отчетливо и резко, хотя отлично сознавала, что произносит ересь.
Годрик громко рассмеялся и потрепал Мстителя по шее.
– Моя матушка с тобой полностью согласилась бы. Женщины вероломно сообразительны.
Он произнес это, копируя манеру Мейрионы, но в его голосе были эротические нотки, которые она никогда не смогла бы скопировать. Он ее соблазняет или подсмеивается над ней?
Мейриона отмахнулась от крошечной мухи, назойливо жужжащей возле самого лица.
– Если твоя мачеха столь ужасна, как же она позволила тебе и твоим людям найти приют в замке?
– Мой брат хотя и мерзкий пьяница, но не дурак. Что он имеет в виду? Мейриона не успела спросить – их беседа была прервана одетыми в доспехи часовыми, и ей стало досадно. Это был их первый разговор, который давал ей хоть какое-то представление о жизни ее похитителя.
Обхватив ее могучей рукой, Годрик помог ей спуститься с коня.
– Что ты задумал? – Она переводила взгляд с Годрика на караульных, которые одобрительно кивали.
В ее ушах вдруг зазвучали слова отца: «Он протаскивает своих врагов по улице». Боже, он что, намеревается выставить ее напоказ как военный трофей? Ей следовало этого ожидать. Ее отец много раз проделывал такое со своими пленниками. Он утверждал, что это помогает сломить их дух. Их забрасывали презрительными репликами, над ними смеялись, в них бросали гнилыми фруктами. Если они падали, их волоком тащили за лошадью.
Подняв голову, она пристально посмотрела на Годрика, но на его лице невозможно было что-либо прочитать.
Всего мгновение назад Мейриона чувствовала родство с этим злодеем, считала его разумным человеком.
Дурочка! Посмотрев на Демьена, она увидела, что брат съежился и дрожит под тонким одеялом, накинутым поверх плаща.
Ярость нахлынула на нее, словно вышедшая из берегов река.
– Как ты смеешь! – Рывком вытащив из-за пояса гребень, она воткнула его в бедро Годрика.
Взревев, Годрик схватился за ногу.
– Черт побери, какого дьявола? Что на тебя нашло? В ужасе от своего поступка, Мейриона шагнула назад.
Святые небеса! Если он убьет ее, кто тогда защитит Демьена? Ее ослабевшие пальцы разжались, гребень упал на землю, и она попятилась.
Демьен в изумлении уставился на нее, а Годрик внезапно усмехнулся:
– За это мне следовало бы отшлепать тебя по твоей хорошенькой маленькой заднице.
Мейриона уперлась спиной в ствол дуба, и сердце ушло в пятки. Бежать некуда. Она замерла, упрямо выпятив подбородок.
– Делай что хочешь, животное, но тебе меня не запугать.
Годрик подошел ближе.
– Проверим? – Его ледяной тон был под стать взгляду. Быстро подойдя к Демьену и спустив его с лошади, Годрик грубо подтащил мальчика к Мейрионе.
– Поскольку о собственном теле ты заботишься мало, может быть, твоему брату следует заплатить за твои проступки? – Он бросил взгляд на Байрона: – Принеси мне кнут.
– Нет!
Ее колени вдруг свело. Воспоминания об ужасном звуке, доносившемся до нее, когда кнут опускался на спину Оуэна, и о запахе крови привели Мейриону в ужас.
Широко расставив ноги, Годрик встал между ней и братом.
– Ну, что скажешь?
– Нет! – Слезы щипали ей глаза. – Демьен не виновен. Наклонившись ближе, Годрик провел большим пальцем по ее щеке:
– Зато ты виновна.
Байрон протянул хлыст, но Годрик не обратил на него внимания.
– Сестра… – начал Демьен, но Годрик властным взглядом заставил его замолчать; и тут Мейриона почувствовала, как испаряется ее гордость, сейчас она согласна была сделать все, что потребуется, лишь бы брат остался в безопасности.
– Чего ты хочешь? – Ее голос звучал еле слышно.
Внезапно лед в его глазах растаял, и вместо него загорелось голубое пламя. Годрик взял ее подбородок, заставляя посмотреть ему в глаза. Чистый мужской запах наполнил все ее ощущения, так что у нее перехватило дыхание.
Горячее дыхание Годрика щекотало ей ухо.
– Я хочу, чтобы ты перестала со мной сражаться. Я хочу, чтобы ты с желанием легла в мою постель.
Страх в душе Мейрионы мгновенно превратился в ярость.
– Ах вот оно что! Ты совершишь насилие над моим телом или над моим братом? Дьявол, похотливое чудовище!
Монтгомери тотчас отпустил Демьена, и тот, неловко прихрамывая, побежал к своей лошади.
– Все будет не так, и ты это знаешь.
– Не так? Тогда как же?
Наклонившись, он медленным, отточенным движением поднял с земли гребень и поднес к ее глазам. Пятнышко красной крови осталось на золотом зубце. Его кровь.
– Выбирай, или я сделаю выбор за тебя. Мейриона судорожно сглотнула.
Годрик уперся руками в ствол дерева, и она оказалась в тюрьме из мускулов. Его тело, словно стена, окружало ее; запахи леса исчезли, остался только один – его запах.
Годрик наклонился вперед, так что его грудь коснулась ее сосков. Ощущение этого прикосновения, словно вспышка молнии, пронзило ее тело.
– Все будет совершенно не так, – прошептал он, касаясь губами ее губ.
Затем он поцеловал ее висок, бровь, переносицу, нос.
– Я знаю, как твоя кожа реагирует на мое прикосновение, и я чувствую биение твоего сердца.
– Это лишь гнев и страх.
Его руки медленно прошлись по ее плечам. Мейриона затрепетала, ее соски предательски набухли. Чуть отклонившись, чтобы между их телами появилось пространство, Годрик кончиками пальцев провел по ним, и вновь словно искра пронзила ее до самого женского естества.
– Нет, миледи, это не гнев и не страх, – пробормотал он.
Несмотря на то что между ними была ткань рубашки и платья, Мейриона чувствовала себя почти обнаженной.
Судорожно вздохнув, она оттолкнула его, не желая потворствовать растущему желанию. Тогда он взял пальцами завиток волос и потер его.
– Твоя страстность вполне соответствует твоим волосам.
– Всем известно, что рыжие волосы – к несчастью, – прошептала Мейриона.
– Не скажи! Мужчины сами создают свою удачу, а твоя страсть пробуждается каждый раз, когда я прикасаюсь к тебе.
Не желая слушать его, Мейриона отвернулась.
– Страсть была между нами и тогда, много лет назад. – Он поцеловал ее бровь. – Она была, когда я уводил тебя из твоей комнаты. И сейчас она тоже здесь, несмотря на твой страх, твой гнев и несмотря на то что тебе не нравится, что я подобным образом предъявляю на тебя свои права.
Мейриона закрыла уши ладонями, но все равно ощущала его, чувствовала его запах. Она все еще хотела его.
– Я не могу.
– А я говорю: покорись. Это сражение тебе не выиграть.
– Мой отец… мой муж…
– Их здесь нет. – Он коснулся ее губ. – Здесь только ты и я. Позволь мне показать тебе, какое удовольствие способно испытать твое тело.
«Удовольствие, которое способно испытать тело, Мейриона», – эхом отдался его голос в укромных уголках ее души. Ее мир рушился.
– Да или нет? – Голос Годрика был словно шелест тончайшего шелка.
Мейриона тряхнула головой, пытаясь разогнать окутавший ее туман. Когда он так близко, она не в состоянии думать и может только чувствовать…
Плечи Годрика распрямились, и, сделав шаг в сторону, он выхватил у Байрона кнут.
– Как хочешь, дело твое…
– Подожди, дай мне разобраться. Я…
– Да или нет? Решай, Мейриона, мое терпение иссякло.
Его взгляд стал холодным как лед – манящий любовник исчез, и вместо него появился Дракон.
– Покорись, Мейриона.
Сдавленный звук вырвался из ее горла – будто со стороны она услышала свое «да».
Губы Годрика требовательно нашли ее губы. Его язык нырнул внутрь, чтобы исследовать ее чувства и овладеть ими, в то время как ее руки нерешительно обвились вокруг его шеи, поглаживая мягкие волоски затылка.
Когда Годрик понял, что Мейриона не сопротивляется, его крепкий, требовательный поцелуй стал мягче, и время остановилось. Их языки встретились, словно желая исследовать удовольствие на вкус.
Чтобы не упасть, Мейриона ухватилась за плечо Годрика.
– Скажи «да», чтобы мы оба это слышали.
– Да, – прошептала она.
– Громче.
– Да, самодовольный хлыщ.
– Самодовольный хлыщ? – Он усмехнулся. – Так меня никогда еще не называли.
– Распутник.
Годрик рассмеялся, и вмиг вся его суровость исчезла.
– Даешь мне слово, что не удерешь, если я позволю тебе побыть одной и привести себя в порядок? – Его голос звучал так мягко и чувственно, что Мейриона с трудом улавливала смысл.
– Что?
– Дорога была трудной. Разве тебе не хочется смыть грязь с лица?
– Грязь?
Глаза Годрика засветились, и Мейриона в смущении потерла переносицу. Он выглядел потрясающе, в то время как она, вероятно, напоминала замарашку, которую волоком протащили через всю Англию.
– Ну так как? – спросил он. – Ты обещаешь? Она нахмурилась:
– Ты снял меня с лошади, чтобы я могла привести себя в порядок?
На его лице появилось выражение полного замешательства.
– Ну да.
– И ты не собирался провести Демьена и меня через город в качестве своих боевых трофеев?
Брови Годрика недоуменно поползли вверх.
– Конечно же, нет. Что за бредовая идея пришла тебе в голову?
– Охрана… Ты снимаешь меня с лошади… О Боже! – Ее щеки запылали. – Я не обязана сдерживать обещание, данное под принуждением.
– Еще как обязана! – Наклонившись, он поцеловал ее в нос. Лишь малые частички их тел соприкоснулись, но чувства Мейрионы затрепетали, словно боевой стяг на ветру. Желание. Страх. Гнев.
– О, ты настоящий дьявол.
– Поторопись, – настойчиво потребовал Монтгомери и потер ее щеку большим пальцем, а затем хмыкнул и неспешной походкой направился к своим людям, оставив Мейрионе возможность беспрепятственно смотреть на его широкую спину.
Осознав, что все это время мужчины наблюдали за ними, Мейриона вспыхнула. Ее переполняло возмущение. Будь прокляты те, кто рассматривает женщин как всего лишь очередное завоевание!
Подойдя к Мстителю, Годрик достал из сумки бурдюк с водой и бросил ей. Когда его губы расплылись в понимающей улыбке, вокруг серповидного шрама собрались морщинки.
Злодей!
Резко отвернувшись, Мейриона все же решила привести себя в более приличный вид. Она умылась и расчесала вьющиеся волосы, затем стерла подолом кровь с гребня и вновь вернула его на голову. Большего сейчас она все равно не могла сделать.
– Я готова.
– Тогда вперед, в Монтгомери.
Несколько мгновений спустя сильные руки Годрика подняли ее на коня, а сам он уселся позади нее.
Ехавший рядом Байрон бросил им толстый голубой сверток; Годрик улыбнулся и, расправив шерстяное одеяло, которое пахло щелоком и свежей травой, прикрыл плечи Мейрионы.
Ей следовало бы поблагодарить его, но помешало разнообразие бушующих внутри эмоций. «Все удовольствие, на которое способно твое тело». В замке он скорее всего запрет ее, и в одиночестве у нее будет время, чтобы обдумать свое бедственное положение.
Дорога стала шире, и теперь на ней вполне могли разъехаться даже повозки. Глубокие, давно проложенные колеи вели к двум высоким башням, словно стражники, стоявшим у ворот замка Монтгомери.
Казалось, напряжение Мейрионы передалось Годрику – с каждым шагом коня он становился все более раздраженным и властным. Теперь в нем уже ничего не осталось от прежнего соблазнителя, и ее словно обнимал совсем незнакомый человек. Мейриона чуть сдвинулась, но Годрик не стал прижимать ее к себе – он, казалось, не замечал, что предплечьем касается ее груди, и полностью сосредоточился на приближающемся замке.
От этого невнимания Мейриона почувствовала себя еще более незащищенной, чем от его недавнего нежеланного натиска. В то время как она все еще вспоминала его слова о «наслаждении, на которое способно ее тело», Годрик, похоже, был поглощен совсем другими мыслями.
Мейриона огляделась. Чистые воды реки стекали в глубокий ров, круглые башни, испещренные бойницами, соединяли мощные стены. Такой замок способен был выдержать долгую осаду.
Копыта лошадей зацокали по подъемному мосту, и Мейриона бросила взгляд на своего похитителя. Глубокие складки залегли вокруг его рта.
Под сводом ворот встретившие всадников стражники дали им знак следовать за опускающуюся решетку.
Въехав в широкий двор мрачного замка, они резко свернули влево. Запах людской толпы смешивался с запахом дрожжей и свежеиспеченного хлеба. Трава во дворе была вытоптана, грязные следы вели к башням и хозяйственным постройкам. Кое-где слуги из-за углов поглядывали на прибывшую кавалькаду.
Несмотря на то что мужчины вернулись из трудного похода, никто не размахивал победными флагами, и это немного успокоило Мейриону. Увидеть, как толпа радуется поражению ее семьи, что могло быть хуже!
Мейриона перехватила испуганный взгляд служанки, которая пряталась за емкостью для воды. Женщина тут же натянула капюшон и скрылась, скользнув в тень.
– Похоже, эти люди тебя боятся.
– Лишь оттого, что я привез сюда тебя.
– Неужели их это пугает?
Не отвечая, Годрик напряженно оглядывал двор, и тут к ним, размахивая руками, бросилась крошечная девчушка в развевающейся бархатной юбочке. У нее были оливкового цвета кожа, темные волосы и огромные темно-синие глаза.
– Папа, папа! – закричала она и радостно улыбнулась во весь рот.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Властелин наслаждений - Трапп Джессика



Роман полон страсти,захватывающих событий,очень увлекательный и завораживающий! Советую прочитать.
Властелин наслаждений - Трапп ДжессикаАнжелина
28.11.2011, 17.57





интересный роман. Читать можно
Властелин наслаждений - Трапп ДжессикаТатьянка
29.11.2011, 11.19





Мне очень понравился роман.Необычный сюжет,страстная и безумная любовь.Читала с большим удовольствием.
Властелин наслаждений - Трапп ДжессикаНаталья 66
1.01.2014, 11.50





Интересный роман, хотя временами чувство долга у главной героини граничит с глупостью, а главный герой ну такой толерантный для грозного воина, что просто нереально. А так сюжет неплохой. 9.
Властелин наслаждений - Трапп ДжессикаНатали
26.02.2014, 20.26





Роман замечательный не смогла оторваться) думаю что вы не пожалеете свое свободное время)
Властелин наслаждений - Трапп ДжессикаЮлия)
9.10.2014, 1.55








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100