Читать онлайн Только про любовь, автора - Трамп Ивана, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только про любовь - Трамп Ивана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только про любовь - Трамп Ивана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только про любовь - Трамп Ивана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Трамп Ивана

Только про любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Выйдя из «Ле Сирка» под пасмурное нью-йоркское небо, Дэйзи повернулась к Катринке и кивнула на серый «мерседес»-седан, возле которого стоял шофер в серой фуражке с высокой тульей:
– Тебя подвезти?
Когда подруги бывали в Нью-Йорке, они снимали квартиры рядом, на расстоянии нескольких кварталов друг от друга. У Жужки и Лючии, которые проводят в городе мало времени, квартирки были в начале Восточных Пятидесятых улиц, у Дэйзи квартира на углу Пятой авеню и Шестьдесят третьей улицы, хотя живет она теперь больше в Италии; Марго живет там же; у Катринки двойной пентхаус немного подальше на север; особняк Александры расположен на Шестьдесят шестой улице между Мэдисон и Парк-авеню.
– Да нет, спасибо, – отказалась Катринка, – мне в «Прагу», это рядом.
– Смотри, замерзнешь, – Марго показала глазами на короткую, до колен, широкую шубу, которая оставляла не защищенными ноги Катринки в туфлях на высоких каблуках. Все вокруг кутались в меха.
– Ничего, – отозвалась Катринка и со смехом обратилась к Жужке:
– Сразу видно, что они не бывали на утренней тренировке в Высоких Татрах. Разве это холодно!
Жужка собиралась уехать из города на следующий день. Обнимая Катринку, она промолвила:
– Если бы я могла остаться… Но ты сама знаешь, как бывает, когда влюбишься.
Катринка обняла ее в ответ:
– Конечно, знаю, и не волнуйся. Я отлично себя чувствую, правда.
Все еще сомневаясь, Жужка собралась было остановить такси, но тут заговорила Александра и предложила подвезти ее и Лючию.
– Вот спасибо, – обрадовалась Лючия и, расцеловавшись с подругами, уселась рядом с Жужкой в черный «мерседес» Александры. – Увидимся на следующей неделе, – помахала она на прощание рукой.
На следующей неделе Катринка собиралась устроить небольшую вечеринку, и все, кроме Жужки, там могли увидеться. Впрочем, они могли встретиться и раньше на обеде или ужине.
Марго, само собой, ехала с Дэйзи, которая успела вырвать у Катринки обещание:
– Обещай, что подумаешь насчет Сан-Морица.
– Обещаю, – неохотно ответила Катринка, не успев придумать причину для вежливого отказа.
Сегодня это последняя встреча Катринки. Своего шофера она отпустила домой. Пусть отдохнет – ведь он вечно ждет допоздна, когда она будет возвращаться из театра, ресторана или с дискотеки. Хотя в дискотеки она теперь ходила реже, но, пожалуй, нет лучшего способа развеяться и снять напряжение – кроме лыж, конечно.
День выдался пасмурный, серый туман размыл очертания города. Воздух сырой и немного колючий, к вечеру обещали снег. В сопровождении телохранителя Катринка быстро шла по улице, опустив голову, чтобы никто из прохожих не узнал ее по фотографиям из газет и журналов. Слишком часто они там появляются. Когда люди узнают Катринку, они обычно лишь улыбаются ей, но бывает, что с ней пытаются заговорить, и тогда ей становится очень неловко, а иногда просто страшно. Всего несколько месяцев назад в «Блумингдейле» к Катринке пристал какой-то тип, одетый в плащ поверх рубашки с галстуком и явно одуревший от наркотиков. Он наговорил ей тогда каких-то гадостей, схватил за руку, да так крепко, что остался синяк. К счастью, шофер Катринки Лютер был неподалеку. Разумеется, этот мерзавец скрылся до того, как появилась полиция. Правда, это к лучшему, не нужна ей такая реклама. На следующее же утро Катринка обратилась в охранную фирму, и теперь днем и ночью рядом с ней телохранитель.
Дойдя до угла Шестьдесят пятой улицы и Мэдисон-авеню, Катринка остановилась на переходе напротив «Праги». Как всегда, ее залила теплая волна гордости и радости при виде роскошного барочного фасада. Сейчас он в отличном состоянии и сверкает свежей краской. Это первый отель, приобретенный Катринкой в Нью-Йорке. «Прага» – ее гордость, жемчужина ее короны. Он был построен в 1922 году Шульцем и Унвером, в нем шестьдесят четыре комнаты. Катринка влюбилась в него с первого взгляда, потому что он вызывал в ней воспоминания о юности, о тех зданиях, которые она знала и любила там, в Праге. Она купила его, когда он был не столь хорош. Понадобились многие месяцы напряженной работы. Зато теперь, уже пятый год подряд, «Прага» имеет репутацию шикарного и лучшего из маленьких отелей Северной Америки.
На светофоре красный сменился зеленым, и Катринка перешла дорогу, улыбнувшись седой женщине, которой удалось-таки поймать ее взгляд. Швейцар поздоровался с ней по имени, и она в ответ спросила:
– Как дела, Луис?
Фойе «Праги» – небольшое и роскошное, мебель в стиле барокко, но ее мало, чтобы не загромождать пространство. Катринка замедлила шаги в фойе, наслаждаясь неожиданным приливом тепла, каждой деталью со вкусом отделанного интерьера: позолоченный диван, обитый голубым Дамаском, на котором так уютно сидеть; в тон ему – портьеры; две вышитые пасторали; резные деревянные столы, мейсенские лампы, обюссонский копер, французские пейзажи на обитой шелком стене. Между диваном и стойкой консьержа – бюро времен Людовика XIV, а на нем ваза баккара. В вазе букет крупных красных роз, составленный Салу, одним из лучших мастеров Нью-Йорка. Напротив стола – комната для VIP, альков, украшенный голубыми дамасковыми занавесями с золотой бахромой. Рядом кресла – тоже времен Людовика XIV – и секретер, на котором еще один букет Салу – из орхидей, но немного поменьше; на стене копия картины Ватто «Отплытие на Киферу». В глубине алькова – лифт. Часть мебели – настоящий антик-вариант, остальное – очень хорошие копии. Ресторан слева и столовая на втором этаже оформлены в более воздушном стиле Людовика XV.
– Добрый день, миссис Грэхем, – приветствовал Катринку консьерж, темноволосый мужчина лет тридцати.
– Здравствуйте, Ринальдо. Прошу вас, сообщите горничным, что на ковре перед диваном пятно.
– Они уже в курсе, миссис Грэхем. Сейчас кто-нибудь придет.
Довольная Катринка улыбнулась.
– Отлично, – сказала она.
И она, и Ринальдо понимали, что именно благодаря ему и таким же служащим отеля «Прага» в состоянии поддерживать тот уровень роскоши и комфорта, который широко известен и привлекает самую престижную клиентуру, от звезд рока и кино до европейских аристократов, которые не любят быть на виду.
Нельзя сказать, что Катринка скромничала относительно своего вклада в успех дела. Ибо считала ложную скромность такой же глупостью, разве что менее опасной, как и тот безудержный эгоизм, который заставляет людей забыть, кто помогал им взбираться наверх по лестнице успеха, и не пускать никого в свет юпитеров. Катринка хорошо осознавала свой собственный вклад в «Прагу» и в другие отели супругов Грэхем, в Нью-Йорке и Лондоне. Все они всегда входили в число лучших отелей своего класса. Катринка не только лично наблюдала за реставрацией и ремонтом, она проявила хватку и энергию и наняла хороших менеджеров. При этом она умела держать их на цыпочках, но давала им достаточно свободы, чтобы они могли обеспечить эффективную работу отелей. Кроме того, Катринка потратила массу сил на рекламу, так что вряд ли на просторах от Бразилии до Токио остались путешественники, которые не знали названия и репутации, по меньшей мере, одного из отелей Катринки и Адама Грэхем.
Кабинеты администрации находились на втором этаже, напротив «Коруны», одного из двух (менее дорогого) ресторанов отеля. Ресторан предлагал клиентам завтрак, обед, чай и легкий ужин, который подавался на веджвудском фарфоре в небольшом очаровательном зале в стиле рококо, персиково-белой гаммы. В ресторане как раз накрывали к чаю, и Катринка остановилась узнать у старшей официантки, как идут дела на этой неделе. Что ж, неплохо, учитывая нынешнее состояние экономики.
Проходя через приемную в кабинет, Катринка поздоровалась с секретарем. Тот поздоровался в ответ, испытывая, непонятно почему, легкий трепет. Катринка всегда относилась к нему подчеркнуто хорошо.
Офис ее совсем не похож на остальной отель и являл собой гимн высокой технологии. Многочисленные секретари и помощники восседали за компьютерами – их рабочие места оборудованы с учетом всех требований эффективности и удобства. Каждый терминал соединен с главным лазерным принтером и имеет выход на четыре как минимум телефонные линии. В углу – телефакс, а в двух кабинетах начальства имелись телемониторы и видеомагнитофоны. Сбоку кухонька с кофеваркой, электрическим чайником, мини-холодильником и микроволновой печью. Кроме Катринки, в офисе работали генеральный директор отеля Майкл Ферранте, их секретари, помощница Катринки и референт.
Кабинет Катринки, оформленный в мягких персиковых тонах, выглядел более традиционно. В нем старинный письменный стол, кресла эпохи королевы Анны, а в сторонке два дивана и итальянский стеклянный стол.
«О чем же он хочет поговорить?» – гадала Катринка, вспоминая последние слова Адама. Что бы там ни было, пообещала она себе, ничто не сломит ее.
– Катринка? Все хорошо?
Рядом стояла Робин Догерти, помощница Катринки, неслышно вошедшая с папкой документов в руках.
– Да, все нормально, – ответила Катринка, вздрогнув от неожиданности.
– У тебя было такое странное выражение лица, – обеспокоенно продолжала Робин.
Робин не было еще тридцати, хорошенькая, рыжеволосая, с россыпью веснушек на вздернутом носике. Она уже семь лет работала у Катринки, знала почти все про ее жизнь и была предана ей. Недавно, к ужасу своих родственников – благочестивых ирландских католиков, – Робин переехала жить к своему другу в Бруклин – чтобы сократить расходы, так она заявила. Они собирались пожениться, как только накопят денег на первый взнос за дом. Что ж, это если и не очень романтично, зато практично. Сама Катринка изо всех сил старалась следовать примеру Робин и не позволять сердцу победить рассудок. Но это ей плохо удавалось.
– Я немного устала, – Катринка вдруг почувствовала, что действительно совсем обессилела.
Последнее время на нее слишком часто накатывали эти приступы усталости, и хотя беспокоиться не о чем, они раздражали ее. Катринка взяла у Робин папку и принялась просматривать почту – по большей части приглашения участвовать в различных мероприятиях или председательствовать на них. От всех она, конечно же, вежливо откажется, сославшись на занятость и взятые обязательства. Она пока не знала, что будет делать в ближайшие месяцы, и поэтому никому ничего не обещала. Многие из тех, кто привык всегда рассчитывать на Катринку Грэхем, наверное, удивятся и будут гадать, в чем дело. Но не догадаются.
Единственное приглашение, которое она велела Робин принять, было от журнала «Таун энд кантри» – приглашение сняться для фоторепортажа. Это будет хорошая реклама, и хотя дела сейчас идут получше, чем в начале года (тогда шла война в Персидском заливе), но все же не так, как хотелось бы. Хорошо бы удалось убедить редактора поместить фото, на котором Катринка занимается гимнастикой в специально оборудованных залах «Праги» и «Грэхем» (ее отель на Семьдесят третьей улице между Мэдисон и Парк-авеню); если эти фотографии появятся в мартовском номере, в апреле и мае будет значительно больше постояльцев. Только надо поспешить, а то будет поздно.
– Если «Таун энд кантри» не захочет, – сказала она Робин, – то позвони Элис Зукер в «Шик». Она ухватится обеими руками за эту идею.
Элис Зукер сменила Марго на посту редактора отдела мод в «Шике» и очень старалась подружиться с Катринкой. Но Катринка и Марго с самого начала стали друг для друга больше, чем деловыми партнерами, – они стали подругами, хотя в Нью-Йорке всегда бывает трудно провести границу между дружбой и делом.
Закончив с почтой, Катринка занялась генеральным соглашением, которое она подготовила вместе с главным управляющим судоходной компании Адама. По сути, оно такое же, как и другие соглашения между двумя компаниями, которые сотрудничают уже не один год. Катринке оно нравится, но, может быть, Адам хотел что-то обсудить в нем. Хотя у Катринки за последние несколько месяцев развился прямо-таки дар ясновидения в отношении возможных возражений Адама, никаких зацепок для него она не смогла найти в этом документе. Отодвинув бумаги, она начала звонить по списку, ставя в нем галочку после каждого звонка и соблюдая строгую очередность. Катринка никогда не уходила из офиса, не ответив на все звонки. Дойдя до свекрови, она застонала. Честно говоря, она не в настроении общаться с ней сегодня, как, впрочем, и всегда. Тем не менее Катринка честно набрала ньюпортский номер, ощущая под ложечкой противный комок. Только Нине Грэхем удавалось заставить ее так нервничать. Ну что ей еще надо, думала Катринка. Она с облегчением услышала от дворецкого, что старшей миссис Грэхем нет дома, и велела ему обязательно передать миссис Грэхем, что звонила. При этом она, конечно же, не сообщила ничего о том, где ее можно будет найти.
– Занята?
В дверях появился Майкл Ферранте. Майкл – симпатичный мужчина лет под пятьдесят, кареглазый, с большим ртом и прямым длинным носом. Лучшие парикмахеры Нью-Йорка напрасно бились над его темными курчавыми волосами – они все равно отказывались покорно лежать. Однако это нисколько не портило его лица, даже наоборот, в сочетании с безупречным костюмом в полоску и сияющими туфлями от Лорэна придавало ему своеобразное очарование. Раньше он работал помощником управляющего в «Карлайле», а затем перешел к Катринке в «Прагу». Каким-то образом ей удалось убедить его в том, что непривлекательная груда камней однажды станет первоклассным отелем. Его жена считала сумасшествием браться за это дело. Ей уже мерещилось, как они лишатся новенького дома в Тинеке, а их дочери останутся без образования. Что хорошего в прибавлении жалованья, если до этого ты вынужден будешь целый год сидеть без работы. К счастью, она ошиблась.
– Майкл никогда не слушает меня, – часто сокрушалась она, а потом со смехом добавляла: – И слава Богу!
Катринка пригласила его войти, и Майкл опустился на один из стульев эпохи королевы Анны напротив нее.
– Проблемы? – спросила она.
– НП, – ответил он, что могло означать либо «немецкий принц», либо «немецкий прокол», в зависимости от того, кто участвовал в разговоре. Но и то, и другое удачно характеризовали лицо, о котором шла речь.
– Он до сих пор не оплатил счет? – Он даже не извинился.
Обычно вопросы неуплаты не занимали руководство отеля, тем более что этот молодой член королевской семьи Германии был если уж не другом Грэхемов, то, по меньшей мере, их близким знакомым. Они вращались в одних и тех же кругах, посещали одни и те же приемы.
– Он что, разорен? – поинтересовался Майкл.
– Нет, – ответила Катринка. – Он сделал большие деньги. Миллионы. Сколько он должен?
– Он снимал пентхаус больше недели. Плюс еда, напитки, – Майкл сверился с записями. – Девятнадцать тысяч шестьсот.
– И нет никакой возможности списать это со счета? Минуту она сидела, задумавшись, потом улыбнулась:
– Я знаю, что нам делать. Мы проговоримся об этой истории Сабрине.
– Каким образом? Она этого не напечатает.
– Не беспокойся. Я найду способ.
Может быть, Марк окажет ей эту любезность? В конце концов, он ей должен за услугу. Затем она передумала. Кому нужна Сабрина? Рик Колинз ей поможет. Ее друг Рик, свободный журналист и ведущий шоу на кабельном телевидении – шоу из сплетен и интервью, которое смотрят все.
– Не вижу, чем он может помочь нам, даже если использует нашу информацию.
– Все просто. Когда она пройдет по телевидению, я позвоню НП и принесу свои извинения. Скажу, что не знаю, как эта история вышла наружу. Он попросит меня дать опровержение. Я, конечно же, соглашусь. Гарантирую, что оплаченный чек придет «Федеральным экспрессом».
– Ты уверена?
– Я знаю его. Он большой эгоист и не любит быть в щекотливом положении.
Майкл засмеялся:
– Ну, ты хитра!
– Если же у него нет денег, то разговор будет иной. Катринка не способна настойчиво требовать уплаты долга, если у кого-то действительно финансовые трудности, но презирала тех, кто уклонялся от ответственности, был ленив, боялся трудностей, не хотел проявить максимум энергии и был невнимателен к другим. Люди должны делать то, что они обещают, и платить, когда должны. Она много лет прожила в Нью-Йорке, но не переставала удивляться тому, что не все так думают и поступают.
Обсудив с Майклом все дела, она поговорила несколько минут с управляющим отелем «Грэхем» и покинула офис. Она шла пешком до своей квартиры на Пятой авеню в сопровождении телохранителя. Они о чем-то беседовали, но Катринка не улавливала сути разговора. Наступили сумерки, похолодало. Внезапно она почувствовала озноб, и грудь ее сдавил страх. Страх? Но почему? Кого она боится? Не Адама же. Тогда кого же? Никого, но кто-то все-таки может жестоко и навсегда лишить ее счастья.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Только про любовь - Трамп Ивана



отличная книга.читала р не могла оторватся.Так переживала за гг-ю...rnпрекрасная работа.
Только про любовь - Трамп ИванаMarya
8.02.2015, 20.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100