Читать онлайн Только про любовь, автора - Трамп Ивана, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Только про любовь - Трамп Ивана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.67 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Только про любовь - Трамп Ивана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Только про любовь - Трамп Ивана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Трамп Ивана

Только про любовь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

На следующее утро Катринка каталась на лыжах на Эренбахе и Ханенкамме; на Ханенкамме был спуск, где женщинам, к ее досаде, кататься не разрешалось. К тому же ее смутило одно обстоятельство: она поняла, что высматривает Адама Грэхема на лыжне и у подъемников. Накануне вечером она пыталась отогнать мысли о нем и забыть – и его искривленные в улыбке губы, и бутылку шампанского, которая, как ей казалось, то являла собой галантный жест, то была символом предательства. В ее памяти причудливо смешались образы Франты и рыжеволосой, а рядом с ними всплывало продолговатое, но привлекательное лицо Адама Грэхема. Она мысленно вновь и вновь восстанавливала их вчерашнюю беседу и сцену в ресторане. Когда они с Натали уходили, Катринка позволила себе быстро взглянуть в его сторону. Он казался озадаченным ее поведением, несколько разочарованным и явно равнодушным к женщине, которая была с ним.
Катринку удивило то, что Адам Грэхем так властно приковал к себе ее мысли. Она была красивой женщиной и привыкла к ухаживаниям мужчин, однако, хотя их интерес был для нее лестным и приятным, она относилась к нему довольно спокойно и редко испытывала приятное смятение. Она отклоняла знаки внимания, как это было с Миреком Бартошем или Франтой Доналом, – пока мужчины не доказывали серьезность своих чувств к ней.
Адам Грэхем не казался ей серьезным человеком, по крайней мере по отношению к женщинам. Конечно, она охотно допускала, что легкий флирт в подъемнике и та бутылка шампанского еще не обнаруживают в нем Дон-Жуана, и все же из-за рыжеволосой ей было трудно поверить в его надежность. Как ни старалась она отогнать мысли о нем, но ничего не могла поделать. Ей хотелось не желать новой встречи с ним, но она к ней явно стремилась. Ей не хотелось выискивать в толпе его спортивную фигуру и густые волнистые волосы, но она продолжала это делать. Ей стало немного стыдно оттого, что она вела себя, как школьница, и внезапно захотелось уехать из Кицбюэля, чтобы покончить с этим наваждением. Она была уверена, что, как только окажется опять в Мюнхене, с Франтой, Адам Грэхем станет лишь отдаленным и забавным воспоминанием.
Поднимаясь последний раз к вершине, Катринка обнаружила, что вместе с ней в подъемнике оказался тот самый мужчина, которого она для себя назвала викингом. Газетные издательства, подумала она, вспоминая пояснения Натали. Счастливый брак. Марк ван как его там. Поскольку мысли ее занимал другой мужчина, она не обратила особого внимания на краткие данные, которые изложила Натали.
Он гораздо красивее Адама Грэхема, подумала Катринка, он просто чересчур красив. У него были шелковистые, пшеничного цвета волосы и такого же цвета брови и ресницы и синевато-серые глаза, его аристократическая внешность говорила о том, что он принадлежит к той категории сильных и умных мужчин, которые любят романтические приключения. Для полной завершенности ему не хватало окладистой бороды. Довольно трудно было представить, как он в роскошном офисе занимается делами газетной империи.
Она немного удивилась, когда он поздоровался с ней по-немецки, но тоже ответила ему по-немецки.
– У вас чешский акцент, – сказал он, услышав, как она произносит слова. Он вел себя дружелюбно и любезно, но без всякого намека на флирт.
– А у вас очень хороший слух.
Он засмеялся.
– Для американца?
– Так вы американец?
– Значит, – поддразнил он ее, – ваш слух хуже моего.
– Вы прекрасно говорите по-немецки.
– Мои родители – датчане, – сказал он. – В детстве я говорил по-датски. А если вы говорите на двух языках, почему бы вам не говорить и на третьем?
– Почему бы нет? – повторила Катринка по-английски, немного рисуясь.
Когда они поднялись на вершину, то ненадолго остановились, обсуждая разные трассы спуска, надевая темные очки, перчатки и проверяя лыжные палки. Они решили спускаться по разным трассам, и Марк рванулся вниз первым.
– Привет, – крикнул он по-чешски, на мгновение подняв лыжную палку в вежливом прощальном жесте.
Удивленная Катринка засмеялась, и, услышав ее смех, он обернулся, очевидно довольный такой реакцией.
– Привет, – крикнула она по-чешски ему вдогонку. «Приятный мужчина», – подумала она, вспоминая, как она впервые увидела его рядом с хорошенькой беременной женой. «Какая счастливая женщина», – подумала она и внезапно почувствовала, что ей хочется иметь мужа, который был бы похож на него. Мужа и ребенка.
Вернувшись в «Золотой рог», Катринка, как обычно, вошла с черного хода и сразу же прошла в свою комнату переодеваться. Она укладывала свои длинные волосы, когда в дверь постучала Натали.
– Входи, – произнесла она; во рту у нее было полно шпилек.
Натали вошла, улыбаясь, в руке она держала стакан вина. На ней был кашемировый костюм зеленого цвета, изумрудный оттенок которого шел к ее глазам, хорошо оттенял кожу и усиливал золотистый блеск ее волос.
– Бонжур, дорогая, – произнесла она веселым и счастливым голосом.
– Что с тобой? – удивленно спросила Катринка.
– Сегодня утром приходил Жан-Клод, – Натали удобно расположилась в кресле. – У нас была жуткая стычка.
– Он рассердился из-за того, что мы обедали в «Замке»?
– Ужасно, – подтвердила Натали. – Ну, а чего же ты хотела?
– Я хотела его увидеть, и я своего добилась, – ответила Натали, не чувствуя за собой вины. – Ты что, думаешь, если бы я вела себя, как следовало, он явился бы ко мне сегодня утром?
– Тебе надо вернуться в Париж, – сказала Катринка.
– Надо-то надо. Но, с другой стороны, – она пожала плечами, – мои недомогания уже совершенно прошли. Думаю, что уже сегодня покатаюсь на лыжах.
– Ну, конечно. Тебя удерживает именно этот глубокий, рыхлый снег. – Катринка воткнула в волосы последнюю шпильку, поправила несколько выбившихся прядей, взяла губную помаду и начала подкрашивать губы.
– У тебя удивительный рот, – бесстрастно произнесла Натали, оценивая внешность Катринки так хладнокровно, словно та была сейчас моделью на демонстрации мод. – Очень чувственный.
– Спасибо.
– Он ревновал, – продолжала Натали, возвращаясь к первоначальной теме.
– Жан-Клод?
– Конечно, Жан-Клод. К этому американцу, которого ты вчера встретила.
– Так он поверил, что это тебе послали шампанское?
– Совершенно верно. Очевидно, американец богат, но даже если не очень, то все равно нельзя не принимать его во внимание. Он, по-моему, способен на весьма мудрые решения. Я нахожу его очаровательным. Так же, как и ты, правда?
– Да, – неохотно произнесла Катринка, отказываясь ей подыгрывать.
– Так вот, сначала мы ссорились, а потом помирились. Любовью мы, правда, не занимались, – сказала она с оттенком досады в голосе. – Но,– весело добавила она, – на следующей неделе он берет меня с собой в Нью-Йорк.
Катринке такая жизнь казалась ужасной, хуже той, что она пережила с Бартошем. С Миреком, по крайней мере, можно было забыть, что он женат, поскольку они с женой жили каждый своей жизнью. В их отношениях с Миреком не было почти ничего, что нужно было бы скрывать и что могло бы ее унизить, как это часто случалось в отношениях Натали и Жан-Клода. Но Натали, как это ни странно, ничего против этого не имела. Более того, ей все это нравилось – тайна, сцены, драматические угрозы разрыва и экстаз примирения.
– Нью-Йорк, – произнесла Катринка, подыскивая слова, чтобы сказать Натали что-то приятное. – Как бы я хотела повидать Нью-Йорк.
– Для поездки это не самое приятное время года, – сказала Натали, пожимая плечами, – но беднякам выбирать не приходится.
Вот именно, подумала Катринка, как только ей удалось уловить смысл этой английской пословицы. И как ненавистно было для нее быть в бедняках.


Несколько позднее в этот же день, возвращаясь в «Замок» после катания на склоне, Жан-Клод зашел в гостиницу. Оставив во дворе лыжи, он через вестибюль прошел в холл, на ходу расстегивая «молнию» куртки, и обнаружил там Натали, уже вернувшуюся после короткой вылазки в горы. У него был здоровый цветущий вид, а глаза, обычно темные и непроницаемые, сияли от удовольствия. Волосы были еще влажными от снега, и он пригладил их рукой, откинув с высокого лба. Увидев Катринку, он улыбнулся. Конечно, он негодяй, подумала она, но очаровательный негодяй. Она невольно поддавалась его обаянию. Он расцеловал ее в обе щеки, потом фамильярно обнял за плечи.
– Нам занимать столик на двоих, – спросил он, – или ты составишь нам компанию?
Этот вопрос был не просто дружеским предложением, в нем был определенный намек. Жан-Клод постоянно заигрывал с женщинами. И не просто заигрывал. Его намерения всегда были серьезными. И он не задавал случайных вопросов. При каждой их встрече он так или иначе давал ей понять, что хочет с ней переспать. И ему было совершенно безразлично, что Натали ее лучшая подруга.
– Спасибо, но я действительно не могу, Жан-Клод. Я работаю, – ответила Катринка с вежливой улыбкой.
– Ну что же, тогда в другой раз, – согласился он, ничуть не удивляясь ее сдержанному тону.
– У Катринки никогда нет времени. Я еще не встречала женщины, которая бы так много работала, – сказала Натали, с удовольствием отмечая, что Жан-Клод продолжает волочиться за другими женщинами, даже за ее подругами, поскольку это делало его еще более непредсказуемым, коварным и волнующим. Однако, если бы Катринка поддалась искушению, это было бы уже совсем другое дело. Такое предательство оскорбило бы ее. Такую обиду невозможно забыть.
– Тебе, пожалуй, нужно поработать у меня, – сказал Жан-Клод Катринке, когда она им накрывала на стол. – Я сделаю тебя богатой.
– Ха! – воскликнула Натали.
– Что ха?
– Меня ты не сделал богатой, – ответила Натали по-французски.
– Если бы я сделал тебя богатой, – Жан-Клод тоже перешел на французский, – разве я смог бы удерживать тебя?
Катринка, стоя у входной двери, обозревала зал с возрастающим чувством удовлетворения. Самыми лучшими днями обычно были субботы, но даже в столь поздний час воскресного дня столовая была почти полностью заполнена. Когда-то она собиралась торговать лишь горячительными напитками, но потом решила, что, поскольку для любителей спиртного есть немало других мест, было бы благоразумнее придумать что-нибудь пооригинальнее. Интуиция ее не обманула, потому что послеобеденный чай в гостинице «Золотой рог» сразу же завоевал в Кицбюэле популярность, привлекая даже тех, кто не прочь был бы выпить, ибо и они не могли отказаться от того, что стало считаться престижным.
Сюда заходили не только ее постояльцы, большинство посетителей были из других отелей городка, и все они хотели заменить поднадоевшие традиционные послеобеденные коктейли чем-то другим. Среди них было немало детей, и Катринка заметила и тех троих, на которых она обратила внимание вчера утром в очереди к подъемнику. С ними была уже только одна супружеская пара. Мужчина выглядел довольно представительно, бесстрастно отметила Катринка, а женщина привлекала своим изяществом. Дети пили чай молча, казалось, им было не особенно весело. Как и ей, но Катринка отогнала грустные воспоминания о Клаусе Циммермане и тут же заметила еще одну пару, которую она узнала: брюнетку с серебристыми волнами волос и ее элегантного мужа. Вчера вечером они общались с Адамом Грэхемом в «Замке» Пока Катринка продолжала усаживать новых посетителей, подавать свежие сливки и джем, проверять счета и давать сдачу, она то и дело бросала на них взгляд: ей стал чрезвычайно интересен каждый, кто знал Адама Грэхема.
На них была неброская, но явно дорогая одежда. Держались они свободно, уверенно, но без вызова. Похоже, что возможность всегда получать желаемое без видимых усилий научила их скромности, которую любимцы фортуны обнаруживали перед неудачниками. Им было около сорока, прикинула Катринка, они выглядели старше ван Холлена, Адама Грэхема и его рыжеволосой подруги и тоже, без сомнения, были американцами. Катринка отметила также их спортивность и изящество, тщательные прически и свежий маникюр у дамы.
Когда Хильда принесла ей их счет, на котором лежала стопка австрийских марок, Катринка подготовила сдачу и сама понесла ее к их столу.
– Теперь я вспомнила, где я вас видела, – сказала женщина, улыбнувшись. Кто-то более искушенный в американских региональных акцентах, чем Катринка, сразу бы угадал по ее произношению представительницу северо-восточных штатов. – Вчера вечером вы обедали в «Замке».
«Она запомнила меня из-за эпизода с шампанским», – подумала Катринка.
– Да, – ответила Катринка. – По-моему, кухня там великолепная.
– Превосходная, – сказал мужчина, сдержанно улыбнувшись Катринке, но при этом оценивающе глядя на нее. На ней была белая с длинным рукавом и гофрированным воротничком блузка, крестьянская юбка с широким поясом и мягкие замшевые туфли. Этот наряд очень шел ей, подчеркивая ее рост и достоинства фигуры.
– Адам Грэхем послал шампанское на ваш стол, – сказала женщина, и эти слова прозвучали у нее без какого-либо любопытства, просто как констатация факта.
– Мы вчера встретились на Ханенкамме, – ответила Катринка, так, как будто это все объясняло.
«Надо отдать должное Адаму, – подумал мужчина, – он не допустит, чтобы вот такая женщина от него ускользнула».
– Вы здесь работаете?
Катринка улыбнулась.
– Я владелица этого заведения, – ответила она.
– О, как замечательно, – восторженно и искренне сказала женщина, услышав ее ответ. – Это чудесное место. А какой чай! Вы не можете себе представить, как мне нравятся эти пшеничные лепешки. И этот джем. Наверное, домашнего приготовления.
– Да, – ответила Катринка, раздумывая, не признаться ли ей также в том, что она готовила сама не только джем, но и лепешки.
– Ваши лепешки очень похожи на те, что пекла моя бабушка.
– И моя, – добавила Катринка, решив, что домашняя нотка в их беседе не повредит ее бизнесу. Она даже очень хотела, чтобы эта женщина воспринимала ее как первоклассную, опытную, своего рода образцовую владелицу гостиницы.
Женщина засмеялась.
– Неужели вы сами их приготовили? – И когда Катринка кивнула, она протянула ей руку и сказала:
– Меня зовут Дэйзи Эллиот. А моего мужа – Стивен.
– Катринка Коваш, – представилась Катринка, и они обменялись рукопожатием.
– Вы должны пообедать с нами как-нибудь вечером, – сказала Дэйзи.
– Очень любезно с вашей стороны, но сегодня вечером я возвращаюсь в Мюнхен. Надеюсь как-нибудь с вами встретиться здесь, – сказала она, собираясь уйти.
– Я тоже надеюсь, – вежливо сказал Стивен. Уходя, Катринка услышала, как Дэйзи сказала:
«Нужно бы купить джем. Детям он понравится».
– У детей все есть в школе, – сказал Стивен.
– Им можно дать его к завтраку. Он в самом деле замечательный.
– Не могла бы ты объяснить, – спросил он, как только Катринка отошла на достаточное расстояние, – что означает это твое приглашение пообедать вместе?
– Ты такой сноб.
– Ничего подобного. Просто я терпеть не могу, когда мне надоедают незнакомые люди.
– А когда надоедают люди, которых знаешь всю жизнь, это, видимо, гораздо приятнее?
– По крайней мере, тогда знаешь, что можно предпринять против этого. Она очень мила. И умна. – Стивен взглядом дал жене понять, что ждет от нее доказательств.
– Ну, хорошо, ты только посмотри, как здесь все устроено.
Он огляделся и неохотно признал, что все здесь действительно было привлекательным и удобным, содержалось в отличном порядке. И все же он не мог понять, почему из этого следовало, что он должен пообедать с женщиной, которая всем этим владеет.
– Стивен, дорогой, ну признайся же, ты находишь ее великолепной.
– Она потрясающая, – согласился Стивен.
– У тебя просто слюнки потекли.
Стивен Эллиот не был снобом. Он был просто осторожным человеком, предпочитавшим то, что было известно и привычно. Его часто восхищала склонность жены к безоглядному погружению в водовороты дружеских отношений, иногда он даже хотел бы последовать ее примеру, но его всегда удерживала какая-то врожденная сдержанность, какой-то ген истинных бостонцев, передаваемый из поколения в поколение.
– Можно восхищаться, – говорил Стивен, – но не стремиться к более тесному общению.
А вот у Дэйзи, которая принадлежала к еще более аристократическому семейству, «этот ген», казалось, отсутствовал начисто. «Все дело в том, – отвечала она, – что я так не могу».


Когда чаепитие закончилось и Катринка вернулась в свою комнату, чтобы отдохнуть перед поездкой в Мюнхен, в дверь постучала одна из горничных и сообщила, что какой-то мужчина хотел бы ее видеть.
– Кто? – спросила Катринка. – Постоялец? Надеюсь, не с жалобой. – Она чувствовала себя усталой и не была настроена сглаживать чьи-то промахи.
– Нет, фрейлейн. Я никогда его прежде не видела. Он ждет в вашем офисе.
Катринка неохотно поднялась с постели.
– В следующий раз не забывайте спрашивать имя.
– Хорошо, фрейлейн, – ответила девушка, собираясь уходить. – Извините. – Ей было семнадцать лет, и она работала в гостинице всего несколько недель.
Катринка улыбнулась:
– Скажи ему, что я сейчас приду.
И хотя потом все стало совершенно понятным, но в этот момент она менее всего ожидала увидеть в своем офисе Адама Грэхема. Катринка действительно была настолько удивлена, увидев его сидящим в кресле возле ее стола, что еле сдержалась от мелодраматического возгласа: «Как, это вы!»
– Здравствуйте, мисс Ковар, – сказал он.
На нем были лыжные брюки и куртка, явно дорогие, но уже достаточно поношенные, хотя американцы обычно предпочитают надевать все подчеркнуто новое. Но эта одежда шла ему, придавая всему его облику тот же врожденный аристократизм, который она отметила у супругов Эллиот.
– Нужно произносить Ко-ваш, – поправила она. И улыбнулась. – Здравствуйте, мистер Грэхем.
– Адам.
– Катринка. Хотите что-нибудь выпить? – спросила она и, когда он отказался, села за свой стол, хотя и понимала, что это выглядит не очень приветливо.
Адам снова расположился в кресле.
– Мне подсказали, где вас найти, супруги Эллиот, если вас это интересует.
Катринка нахмурилась. Несмотря на свои прекрасные манеры, эта Дэйзи Эллиот явно любила совать нос в чужие дела.
– Правда? – спросила она, как бы не понимая, зачем это понадобилось.
– Они также сообщили мне, что сегодня вечером вы возвращаетесь в Мюнхен.
Она кивнула.
– Да, совсем скоро. Мне до отъезда нужно еще кое-что сделать.
– Не смогли бы вы вначале пообедать со мной?
– Что?
– Я имею в виду, после того, как вы закончите свои дела?
Он улыбался, словно на свете не было никакой рыжеволосой женщины, ожидающей его в отеле «Замок». Это была широкая, невинная улыбка, исполненная обаяния и неподдельной заинтересованности.
– А ваша подруга? – спросила Катринка, стараясь не выдать охватившего ее возмущения.
– Подруга?
– Ну, та, с рыжими волосами.
– А, Александра? – Совершенно очевидно, что он но очень-то о ней думал, раз так быстро ухитрился выследить Катринку. – Она ничего не имеет против.
– Неужели?
– Она к этому привыкла. У меня часто бывают деловые запланированные встречи.
– Как удачно для вас. И как грустно для нее.
– Вовсе нет, – произнес он, осознавая, что производит чрезвычайно плохое впечатление. – Действительно, речь идет о деловых встречах. Я очень деловой человек.
– Извините, – сказала Катринка, – но я в самом деле сегодня вечером никак не могу.
– Мы с ней просто друзья, понимаете, если это вас тревожит. Мы знаем друг друга с детства.
Катринке хотелось заметить, что давнее знакомство с кем бы то ни было еще не повод для обмана, но только произнесла:
– Меня ждет мой друг.
Адам был поражен, хотя, конечно, следовало ожидать, что у такой красавицы, как Катринка Коваш, должен быть друг. Но, поскольку она всякий раз была без мужчины, он убедил себя, что в настоящее время она не занята. А этого ему очень хотелось.
– Вы могли бы позвонить ему, – предложил Адам, – и сообщить, что вы задерживаетесь?
– Я, конечно, могла бы, – сдержанно улыбнувшись, сказала Катринка, – но поймите, я не видела его уже несколько дней и мне хочется поскорее встретиться с ним. «Так тебе и надо, ублюдок», – подумала она.
И снова Адам почувствовал то смутное раздражение, которое вызывала в нем эта женщина. Какого черта ему здесь нужно, спросил он себя, зачем он упрашивает ее, когда его ждет Александра.
– Ну что ж, тогда в другой раз, – сказал он как можно равнодушнее и поднялся, чтобы уйти, надеясь, что ему удалось сохранить то бесстрастное выражение лица, которое так помогало ему в бизнесе.
– Вы еще вернетесь в Кицбюэль? – спросила Катринка помимо своей воли.
– Трудно сказать, – ответил он, сдерживая улыбку при виде первой трещины в ее броне.
Она поднялась со стула.
– Может быть, в следующий раз, когда вы здесь будете, мы смогли бы пообедать вчетвером, – сказала она, довольная тем, что ей так быстро удалось загладить свой промах.
Он рассмеялся и ответил:
– Происходят все более странные вещи.
Адам протянул ей руку, и она ответила ему крепким рукопожатием. Она сильная женщина, подумал он с некоторым неодобрением. Но затем он бросил быстрый взгляд на ее бедра, скрытые мягкой тканью юбки, и вспомнил, какими стройными и сильными они выглядели, когда она была в лыжном костюме. Интересно, что бы он почувствовал, если бы они обхватили его тело. Он поднял глаза и встретил ее взгляд.
– До встречи, – сказал он.
– До свидания, – ответила она по-немецки.
Когда он вышел и дверь за ним закрылась, она вдруг ощутила внезапное чувство сожаления. Несмотря на Франту и рыжеволосую, она все же хотела с ним пообедать. Это было абсолютное безумие, и все же это было именно так. Вернувшись к столу, она выдвинула ящик и достала бухгалтерскую книгу, которую нужно было до отъезда привести в порядок. Она поступила абсолютно правильно, убеждала она себя, открывая нужную страницу и подсчитывая недельную прибыль по квитанциям, которые оставил на ее столе Бруно. Абсолютно правильно, повторила она, хотя эта уверенность ничуть не уменьшила ее сожаления.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Только про любовь - Трамп Ивана



отличная книга.читала р не могла оторватся.Так переживала за гг-ю...rnпрекрасная работа.
Только про любовь - Трамп ИванаMarya
8.02.2015, 20.42








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100