Читать онлайн Поместье любовных грез, автора - Торп Сильвия, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поместье любовных грез - Торп Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.04 (Голосов: 23)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поместье любовных грез - Торп Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поместье любовных грез - Торп Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Сильвия

Поместье любовных грез

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Памела не сомневалась, что опасения доктора Мередита обоснованны, поскольку представлялось вполне вероятным, что, кто бы ни совершил неудавшееся покушение на жизнь Стивена, он предпримет еще одну попытку. Угроза, нависшая над ребенком, наполняла ее столь тревожным предчувствием, что она даже нашла в себе достаточно мужества, чтобы заговорить об этом с леди Таррингтон, но это лишь вызвало новые яростные нападки на Хоксуорта, повторные угрозы немедленного ее увольнения в том случае, если она позволит Стивену какое-либо общение с ним, и категорический отказ даже рассматривать возможность того, что кто-то другой ответственен за случившееся. Так что Памеле пришлось, со своей стороны, принять все возможные меры предосторожности, хотя она сознавала, насколько они незначительны. Пока Стивен был болен, присматривать за ним не составляло особой сложности, но к середине сентября он выздоровел и стал выходить на улицу, что усложнило обязанности Памелы – ограничивать в какой-либо мере его свободу без объяснения причин. Леди Таррингтон настаивала на том, чтобы он ничего не знал о грозившей ему опасности, и, хотя Памела соглашалась с этим в принципе, это делало проблему, стоявшую перед ней, вдвойне сложной.
Она попросила Гвенни помочь присматривать за ним, и как-то рано утром служанка подняла ее и сообщила, мол, Стивен, вышел из дома и повел Рассета на прогулку в сторону нижнего леса, где обитает Брин Морган.
Памела мигом оделась й помчалась догонять Стивена.
Утро выдалось солнечное. Осенние краски легли на лес пурпурными и золотыми мазками, но ей некогда было любоваться красотами природы – она почти бежала. Памела знала, какая тропинка ведет к хижине Брина Моргана, потому что Стивен однажды показал ей дорогу туда, уговаривая ее отвести его в госта к Брину. Но она, разумеется, не согласилась.
Тропинка извивалась по лесистому склону холма и вскоре вывела ее к реке, над которой клубился туман. Она уже с трудом различала тропинку, но по-прежнему бежала, запыхавшаяся и встревоженная. Господи, неужели Брин обитает в такой глуши и так далеко от поместья? Может, она заблудилась? Но вдруг где: то впереди залаяла собака, и через пару минут она оказалась на поляне и увидела небольшое каменное строение. Лохматая собака, привязанная к пню в нескольких ярдах от дома, рвалась с цепи и заходилась бешеным лаем, но, когда Памела осторожно подошла к двери дом, она услышала тявканье Рассета.
Когда она постучала, дверь распахнулась, и Памела отпрянула, вскрикнув, – вместо Брина Моргана перед ней предстал индийский слуга Хоксуорта, в чалме, смуглолицый, высокого роста.
Лишившись дара речи, она стояла, смотрела на индуса целую минуту, пока на пороге не показался Стивен.
– Ах, бедная мисс Фрэйн! Как же мы вас напугали! – воскликнул он, заливаясь смехом. – Мисс Фрэйн, Махду бояться не надо! Он мой друг!
– Это правда! – произнес индус на великолепном английском. – Малышу нечего меня бояться.
Махду отошел в сторону, поклонился, держа перед собой руки со сложенными вместе ладонями, а Памела взяла Стивена за руку и сказала:
– Вам следует немедленно отправиться домой, сэр Стивен. Вы не имели никакого права приходить сюда без разрешения.
– Но если бы я попросил разрешения прийти сюда, вы бы не позволили, – заметил Стивен. – Ах, пожалуйста, можно мы побудем здесь еще немного? Махду как раз собирался рассказать мне, как в Индии охотятся на тигров!
– Пусть мальчик останется! – неожиданно раздался голос Джейсона Хоксуорта. – Если вы ощущаете уколы совести, то вполне можете посчитать рассказы Махду за урок географии!
Памела ахнула и со вспыхнувшим лицом встретилась с ним взглядом. Джейсон все это время стоял в глубине комнаты. В растерянности, испытывая смутную тревогу, она переводила взгляд с одного на другого и почти бессознательно обняла Стивена, словно беря его под свою защиту.
– Совсем ни к чему вести себя как квочка! – усмехнулся Джейсон. – Здесь мальчик в большей безопасности, чем в своем собственном доме. Я думал, вы это понимаете. Кроме того, я хочу поговорить с вами. Давайте спустимся с крыльца.
Он отстранил Стивена, взял ее за руку и повел к опушке леса.
– Мне хотелось бы узнать у вас, мистер Хоксуорт, чем я заслужила такую недоброжелательность с вашей стороны! – произнесла она с вызовом в голосе.
Он остановился и недоуменно посмотрел на нее:
– Что, черт возьми, вы под этим подразумеваете? Я вовсе не испытываю к вам недоброжелательства!
– Нет? И тем не менее вы твердо решили лишить меня средств к существованию. Если леди Таррингтон узнает, что вы общались с сэром Стивеном, она тут же уволит меня.
– Если она это сделает, немедленно отправляйтесь в Мэйз-Корт. Я позабочусь о том, чтобы вы не испытывали никаких лишений из-за меня.
Памела сочла за лучшее пропустить это заявление мимо ушей.
– Не сочтите за труд объяснить мне, сэр, почему Стивен в этой хижине? – спросила она сдержанным тоном.
– Он пришел повидаться с Брином, – пожал плечами Джейсон. – Мне это понятно. Когда мне было десять лет, Брин Морган точно так же притягивал меня.
– И, как я полагаю, вы и ваш слуга оказались здесь совершенно случайно? – с иронией проговорила Памела.
– Не пытайтесь проявлять сарказм, мисс Фрэйн! Вам это не идет, – спокойно ответил он. – Я совсем не против рассказать вам, почему мы здесь. После покушения на жизнь молодого Стивена я попросил Брина следить за всеми подозрительными происшествиями, но мне удобнее было приехать сюда, чтобы обсудить с ним эту тему, нежели ему ко мне. Махду сопровождает меня, потому что я верю ему, как самому себе. Вы удовлетворены?
– Не понимаю, почему вас так заботит Стивен?
– Меня гораздо больше заботит моя собственная персона, – откровенно ответил он. – Тот, кто пытался убить мальчика, постарался также, причем не без успеха, бросить на меня тень подозрения, и будь я проклят, если мне не предназначено стать козлом отпущения за чужое преступление! Это в той же степени в моих собственных интересах, как и в интересах Стивена, – предпринять все возможное для его защиты.
– Значит, вы считаете, сэр, что последует еще одна попытка?
– А вы – разве нет? – Он вскинул брови.
– Да, – согласилась она. – Вот почему сегодня утром я поспешила за ним следом – ведь в этом лесу с ним может случиться все, что угодно. Леди Таррингтон настаивает – вполне обоснованно, как я полагаю, – чтобы его держали в полном неведении относительно нависшей над ним угрозы, и он запросто может, сам того не ведая, подвергнуть себя опасности. Если ее светлость предпримет какие-то шаги и выяснит, кто покушался на его жизнь, у меня на душе станет легче.
– У меня есть намерение это выяснить, – мрачно произнес Джейсон. – И вы можете мне помочь, если пожелаете.
– Поэтому вы хотели поговорить со мной?
– Это одна из причин, мисс Фрэйн! – Он улыбнулся. – Оуэн Мередит рассказал мне, что вы не разделяете общей уверенности относительно моей виновности, вот я и решил обратиться к вам за помощью. Ваше положение гувернантки позволяет вам наблюдать за вещами, скрытыми от меня. Союзник в самом Таррингтоне – нечто такое, чего я не ожидал и чему, безусловно, благодарен, пусть даже ваша вера в мою невиновность основана лишь на убеждении, что я гораздо коварнее, нежели предполагает план этого покушения!
– Вы не правы, – медленно произнесла она. – Я вполне допускаю, что вы способны убить человека, в гневе или мстя за нанесение вам оскорбления, но мне не верится, что вы способны на хладнокровное убийство без всякой на то причины.
Она поразилась собственной смелости и с опаской ждала вспышки гнева или уничижительной насмешки, однако не последовало ни того ни другого. В золотисто-карих глазах промелькнуло лишь удивление.
– Вы составили довольно точное представление о моей натуре, но не найдете в Таррингтоне никого, за исключением разве что Оуэна Мередита или Брина, кто согласится с вами, так что ради вашей собственной пользы вам лучше держать свое мнение при себе. Хотя я благодарен вам за него, – сказал Джейсон и посмотрел ей прямо в глаза.
– Доктор Мередит говорит, что только человек пришлый способен разглядеть предвзятость, с которой к вам относятся в этих краях, – задумчиво произнесла Памела. – И что в этих предрассудках таится опасность и для вас, и для сэра Стивена. Я помогу вам, если сумею, хотя пока еще не знаю как.
– В первую очередь обращайте внимание на все подозрительные события в доме леди Таррингтон, а Брин будет вести наблюдение снаружи. Хотелось бы знать, каким образом отравленные леденцы оказались среди подарков и кем на самом деле был тот, кого приняли за Махду.
Памела прислонилась к дереву, под которым они стояли, и посмотрела на него, чуть нахмурившись.
– Приняли за Махду? – переспросила она.
– Три человека утверждают, будто видели его в то утро, хотя никто из них, как мне удалось выяснить, не разглядел его лица. Им этого и не требовалось! Одежды и тюрбана оказалось достаточно, чтобы убедить всех, что это был именно Махду, а стало быть, он и я причастны к покушению.
– Я понятия не имею, кто бы это мог быть, – с сомнением в голосе сказала Памела. – Впрочем, мне на ум приходила мысль: что, если кто-то из слуг, подкупленный или обманутый, подложил коробку с леденцами к другим подаркам и сейчас слишком напуган, чтобы в этом сознаться. Ума не приложу, почему судья не расспросил слуг более тщательно.
– Дорогая мисс Фрэйн, неужели, по-вашему, леди Таррингтон согласится с предположением, что кто-то из ее слуг вступил со мной в сговор? Наверняка вы не хуже меня знаете, что, по ее представлениям, никто, кроме меня, не способен на такое злодейство.
– По ее представлениям – вероятно, но вы хотите сказать, что и сэр Чарлз Редфол относится к вам предвзято?
– Сэр Чарлз Редфол готов поверить в мою виновность по весьма веской причине – ему не приходит в голову никто другой, у кого имеется хоть какой-то повод убить Стивена. И потом, мисс Фрэйн, в десять лет человек вряд ли способен нажить смертельных врагов. Единственный, кто может извлечь выгоду из смерти Стивена, – его сестра, которая в таком случае унаследовала бы состояние, но, хотя Мелисса Таррингтон, с какой стороны ни посмотри, – хитрая, злобная маленькая дрянь, думаю, можно снять с нее подозрение в том, что она хочет смерти своего брата.
– А вы, мистер Хоксуорт? Какие у вас могут быть причины желать смерти маленького мальчика, который не причинил вам никакого вреда и, более того, чуть ли не восторгается вами?
Джейсон посмотрел на нее с насмешливым прищуром.
– Месть, мисс Фрэйн! – произнес он после паузы. – Юный Стивен, вероятно, единственное существо, к которому леди Таррингтон по-настоящему привязана, а какой более действенный способ причинить ей боль я могу найти, чем погубив его?
– Прошу вас, не говорите глупости! – сердито сказала она. – Я понимаю, что вы с леди Таррингтон относитесь к друг другу с крайней неприязнью, но это абсурдно – допускать…
– «С крайней неприязнью», – нетерпеливо повторил он. – Вы сейчас не на уроке, так что не трудитесь прибегать к вежливым эвфемизмам. Эта старая карга ненавидит меня так же люто, как я ее, и, видит Бог, у нас обоих есть достаточные на то причины – спасибо сэру Хамфри Таррингтону!
Памела посмотрела на него в замешательстве:
– Вы имеете в виду покойного мужа ее светлости?
– Именно так! – Джейсон сделал короткую паузу, а потом, устремив на нее тяжелый взгляд, настолько приковывающий к себе, что она не нашла сил отвести глаза, вдруг резко добавил: – Он мой отец!
Памела задержала дыхание. Господи, как же она не догадалась! Его глаза, этого необычного золотисто-коричневого оттенка, как у Стивена, похожие на глаза на фамильных портретах Таррингтонов, подсказывали ей, что здесь есть какое-то родство, но почему-то ей никогда не приходила в голову мысль о внебрачной связи.
– Почему вы мне это рассказываете? – спросила она в конце концов приглушенным голосом.
– Да потому что вряд ли это сделает кто-либо другой! Считается, что эту тему не пристало обсуждать с благовоспитанной молодой особой, тем более незамужней! Но я не придаю никакого значения условностям и, если вы станете мне помогать, не допущу, чтобы вы делали это, не зная всех обстоятельств дела. И если, узнав их, вы захотите отказаться от своего согласия, я не стану держать на вас зла.
– Однако вы бы стали презирать меня за это, – заметила она. – Поскольку это доказало бы, что и я не лишена предрассудков. Так что вряд ли я отступлюсь от своего слова.
– Не отступитесь, я в это верю! – Он помолчал, а потом продолжил: – Я нисколько не сомневаюсь, что вы уже видели могилу моей матери на погосте. Хамфри Таррингтон встретил ее на курорте в Бате, где ее наняла в компаньонки одна престарелая вдова, а впоследствии, отправившись вслед за нею в Лондон, он убедил ее оставить вдову и принять его покровительство. В то время он все еще оставался холостяком. У него был титул, ему принадлежало родовое поместье, истощенное тремя поколениями заядлых игроков. А причиной для его визита в Бат было предстоящее знакомство со своей будущей женой, наследницей большого состояния, которую нашел для него дядя, его прежний опекун.
– И в такой весьма знаменательный момент у него хватило дерзости завести… не соответствующие общепринятым нормам отношения? – потрясенo произнесла Памела. – Должна заметить, сэр, что, по-моему, леди Таррингтон вполне способна подтолкнуть к подобному поступку.
– Еще и не к такому! – воскликнул Джейсон. – Я должен объяснить вам, что предстоящий брак являлся для нее браком по расчету в той же мере, в какой и для Таррингтона, потому что ей уже давно перевалило за тридцать и она далеко не блистала красотой и обаянием. Ее отец был солидным коммерсантом, который разом заработал кучу денег, так что перспектива стать леди Таррингтон из Таррингтон-Чейс манила ее так же сильно, как богатство влекло ее будущего супруга. И вот они поженились и приехали в поместье, и очень скоро после этого Таррингтон привез сюда мою мать и поселил ее в молитвенном доме, на другом конце деревни. Я родился примерно за четыре месяца до того, как леди Таррингтон произвела на свет законного наследника.
Джейсон выдержал паузу, но на этот раз Памела воздержалась от комментариев.
– Мне продолжать или я уже достаточно рассказал? – спросил Джейсон. – Возможно, теперь вы разделите подозрения леди Таррингтон на мой счет и придете к убеждению, что она вполне заслуживает вашей безраздельной преданности!
– Вы сказали, сэр, что мне следует знать все факты, – заметила Памела.
Джейсон усмехнулся:
– Я также говорил вам, что у леди Таррингтон есть веские основания меня ненавидеть! Ей приходилось мириться с тем, что в деревне подрастает незаконнорожденный отпрыск ее мужа, открыто им признанный, точно так же как была открыто признана и моя мать. Он не делал никакого секрета из того, что отдавал предпочтение мне, а не моему сводному брату, и это вдвойне ее унижало, потому что Стивен был болезненным, хлипким парнем, а я – полной ему противоположностью. Я не отрицаю, что ей приходилось нести свой крест, но когда пришло время, то тут уж она, ей-богу, нашла как отомстить!
Он снова сделал паузу, и в наступившей тишине Памела услышала, как трепыхаются птицы в осенней листве у них над головой. Осень, когда лето на излете, грустная пора, подумалось ей, под стать истории жизни Джейсона.
– Моя мать никогда не брала у Таррингтона более чем он мог ей дать, – продолжил он. – Руку в карман жены он никогда не запускал. Мы жили очень скромно и еще ухитрялись платить за мое образование. А когда я стал взрослым, я понял многое, в том числе наше двусмысленное положение в деревне и оскорбительную зависимость от Таррингтона. Закончив школу, я отправился в Лондон вместо того, чтобы вернуться домой. Пару лет я вел в городе разгульный образ жизни, демонстрируя скорее изворотливость, нежели респектабельность, до тех пор, пока, для меня не стало предпочтительней на какое-то время покинуть Англию. Я всегда мечтал посмотреть мир. – Он помолчал. – И вот лишь по чистой случайности первый корабль, на который мне удалось сесть, оказался индийским – судно направлялось в Бомбей. Как бы там ни было, Индия пришлась мне по вкусу, и я вскоре осознал те возможности, которые она предоставляла человеку предприимчивому и решительному. Я оставался там почти пятнадцать лет, но когда, наконец, вернулся в Англию, оказался богаче, чем когда-либо были Таррингтоны. Теперь, думал я, сэр Хамфри Таррингтон получит обратно каждый пенни, что он нам давал, а моя мать – все то, что она не могла или не желала брать y него.
Какое-то время он молчал, а когда заговорил снова, в его голосе не было больше ни злости, ни насмешки, а лишь только затаенная печаль.
– Итак, спустя семнадцать лет я вернулся и обнаружил, что сэр Хамфри Таррингтон, мой отец, умер, так же как и мой сводный брат. А женщина, на которой брат женился во время моего отсутствия, тоже умерла, оставив двоих детей. Самым жестоким ударом стало для меня известие о смерти моей матери. От Оуэна Мередита, который всегда оставался здесь нашим подлинным другом, я узнал, как она погибла. Сам Таррингтон скончался спустя четыре часа после падения с лошади, и разумеется, он не успел оформить на мать завещание. Молитвенный дом он преподнес ей в пожизненное владение, когда в первый раз привез ее сюда, но это было все – после тридцати лет бескорыстной преданности, какую даже немногие жены проявляют к своим мужьям! После того как Таррингтон умер, а его наследник еще оставался во младенчестве, власть леди Таррингтон стала абсолютной, и она пользовалась ею со всей беспощадностью – мою мать травили, преследовали до тех пор, пока она в отчаянии не покончила с собой!
Полный горечи голос наконец умолк, и Памела украдкой бросила взгляд на его погрустневшее лицо.
– Почему вы решили остаться в Таррингтоне? – спросила она. – Ведь для вас естественным было бы желание никогда больше не видеть этого места!
– Я жаждал мести, – мрачно ответил он. – Так случилось, что Мэйз-Корт выставили на продажу. Я купил это имение, хотя никто здесь не знал, кто новый хозяин, до тех пор, пока я не вступил во владение. Леди Таррингтон считала, что навсегда избавилась от Хоксуортов, но теперь, каждый раз, когда ей на глаза попадается мой дом, наверняка вспоминает, что я живу там, в добром здравии и преуспевающий, в то время как ее собственный сын вот уже десять лет как лежит в сырой земле.
Памела медленно кивнула. Она представила, как это постоянное мучительное напоминание ранит чувства леди Таррингтон и доводит до белого каления ее ненависть к Джейсону.
– Это довольно слабая месть за все то, что она сделала с моей матерью, – добавил он погодя. – Но даю вам слово, мисс Фрэйн, что это единственный способ отмщения, к которому я стремился.
– Я в этом нисколько не сомневаюсь, – ответила Памела приглушенным голосом. – Все, что вы мне рассказали, только укрепило мою убежденность в том, что вы не имеете никакого отношения к покушению на жизнь Стивена. Возможно, потому, что столь жестокий и изощренный замысел, как мне кажется, находится в противоречии с вашим характером.
– Вы считаете, что я, скорее всего, примчался бы прямиком в поместье и придушил старую ведьму собственными руками? Такое искушение имело место, поверьте мне, но я его подавил! Итак, ваше обещание мне помочь по-прежнему остается в силе?
– Да, сэр. Хотя, даже если я обнаружу что-либо, не знаю, как мне сообщить вам об этом. Я бы не осмелилась послать вам весточку.
– А вы вместо этого пошлите ее Оуэну Мередиту, – предложил он, – или отдайте Брину. У него есть лодка на приколе возле хижины, а с его берега до моего дома меньше четверти мили. – Он задумался, сдвинув брови. – А впрочем, вы ведь ничем не рискуете! Хотя, пожалуй, все-таки не следует позволять вам играть какую-либо роль в столь опасной игре.
– Вам едва ли удастся этому воспрепятствовать, сэр, – с возмущением произнесла она. – И пожалуйста, не отказывайте мне в толике здравого смысла! А кроме того, сэр Стивен – мой подопечный, и я, разумеется, сделаю все, что в моих силах, чтобы оградить его от любого вреда и выяснить, кто ему угрожает.
– Вот это правильно! – улыбнулся он. – Именно те чувства, которых и следовало ожидать от добросовестной гувернантки.
– Я действительно считаю себя таковой, – с достоинством ответила Памела. – Пусть даже вам доставляет удовольствие подтрунивать надо мной по этому поводу.
– Как мне удержаться от этого, мисс Фрэйн, когда вам на вид лет шестнадцать, и вы совершенно не похожи не гувернантку, добросовестную или нет. Будь я проклят, если я знаю, Памела, почему обращаюсь к вам с такой церемонностью!
– Откуда вам известно мое имя? – воскликнула она.
– Стивен сказал мне. Кажется, он видел ваше имя в принадлежащей вам книге. Возможно, вы помните – я говорил вам, что выясню его, если захочу.
Она действительно это помнила, равно как и обстоятельства, при которых произносились эти слова. Ей показалось, что ситуация становится до опасного похожей, и, теперь уже задетая не на шутку, она с возмущением произнесла:
– Пусть вы и узнали мое имя, сэр, такими окольными путями, но я не давала вам разрешения воспользоваться им! А сейчас мне нужно пойти за сэром Стивеном, поскольку, если мы будем отсутствовать слишком долго, возникнут вопросы, и это, вне всякого сомнения, так же мало вас обрадует, как и меня.
– Снова убегаете? – усмехнулся он. – Выходит, сторонясь меня, вы опасаетесь если не за Стивена, так за себя.
– Я не опасаюсь вас, – сердито ответила она. – Но вы, на мой взгляд, понятия не имеете о правилах хорошего тона, и я нахожу это крайне неприличным. Я к этому совсем не привыкла.
– Скоро вы к этому привыкните, – заверил ее Джейсон. – Мисс Фрэйн, а не Памела находит это шокирующим.
Она повернулась и быстрой походкой направилась к дому Брина.
– Идемте, сэр Стивен! Нам пора! – сказала она, подойдя к крыльцу.
Тот неохотно попрощался с Брином Морганом и Махду, а потом и с Джейсоном, который шагал следом за Памелой.
Сама Памела твердо решила, что не удостоит Хоксуорта даже взглядом, но, когда она повернулась к тропинке, ведущей на вершину холма, он положил ладонь ей на плечо и вполголоса проговорил:
– Помните, Памела, нужно быть осторожнее! – Она подняла на него глаза и увидела, что теперь он совершенно серьезен. Молча кивнув, Памела пошла следом за Стивеном и Рассетом по тропинке, размышляя о том, что Джейсон Хоксуорт – самый странный человек из тех, кого она когда-либо встречала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поместье любовных грез - Торп Сильвия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13Глава 14

Ваши комментарии
к роману Поместье любовных грез - Торп Сильвия



Этот роман поместили не в том разделе.Он не из современных. Имейте в виду те кто хочет почитать.
Поместье любовных грез - Торп Сильвияиришка
24.06.2013, 17.15





Это не любовный роман, а детектив, без особых заморочек и интриг...прочесть можно. Книга попала не в тот раздел.6/10
Поместье любовных грез - Торп СильвияЮлия
6.05.2015, 11.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100