Читать онлайн Алое домино, автора - Торп Сильвия, Раздел - Глава шестая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Алое домино - Торп Сильвия бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.26 (Голосов: 31)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Алое домино - Торп Сильвия - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Алое домино - Торп Сильвия - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Сильвия

Алое домино

Читать онлайн

Предыдущая страница

Глава шестая

Следующим вечером в девять часов Антония сидела за туалетным столиком. На плечах у нее поверх пеньюара из желтоватого шелка все еще был пудермантель, но волосы — уже убраны и напудрены.
Рядом вертелась Ханна.
— Мистер Сент-Арван сегодня раненько уехал на обед к лорду Маунтворту, — болтала горничная, поднося хозяйке шкатулку с мушками. — На нем был персиковый бархатный камзол с расшитыми цветами жилетом, а с собой — серое домино.
Антония дрожащими пальцами пыталась приклеить к щеке кусочек черного шелка. Надеясь, что Ханна не заметит ее нервозности, с раздражением спросила:
— Серое, говоришь? Там, наверное, половина будет в сером домино.
— Жемчужно-серое, — с готовностью уточнила Ханна. — Думаете, сможете найти его?
— Надеюсь. — Антония поджала губы: девушка явно стала более дерзкой. В присутствии посторонних она была вполне почтительна, но наедине обращалась со своей хозяйкой на равных. — Дядя прислал для меня домино?
— Да. — Ханна приподняла крышку картонной коробки, стоявшей у кресла, и вынула алое шелковое домино. Антония в ужасе воззрилась на пышные складки, сверкающие, как перья попугая и волнами ниспадавшие на коробку и кресло.
— Святые угодники! — воскликнула она. — Я не могу этого надеть! Я же в трауре.
— Ежели вы в трауре, то вам и вовсе не следует быть на маскараде, — не без резона возразила Ханна. В сильвин домино никто вас не узнает. Смотрите, вот и маска. Так что не бойтесь.
Антония взяла маску. Она была из того же яркого шелка, что и домино, по низу оторочена алым же кружевом и бисером и закрывала лицо почти до подбородка.
— Наверное, ты права, — неохотно согласилась она, — но все-таки надо было выбрать что-то менее броское. Не думаю, чтоб в целом Гарденс было еще хоть одно такое домино.
Ханна знала это точно, ибо ей пришлось немало побегать в поисках именно такого неповторимого оттенка, везде выступая от имени миссис Сент-Арван и с обязательной просьбой сохранить все в тайне, что, естественно, должно было, наоборот, вызвать разговоры. И осторожно произнесла:
— Наверное, сэр Роджер просто хочет, чтобы вас легче было найти в толпе, но и еще одно: Сент-Арвану никогда и в голову не придет, что вы можете явиться на маскарад в таком наряде, когда должны сидеть дома.
Антонию все это не убедило, но менять что-либо было уже поздно. Она встала, сбросила пудермантель и позволила горничной облачить себя в парчовое платье цвета слоновой кости, а поверх — в кружевную накидку. Разгладив платье и расправив складки, Ханна заметила:
— Полагаю, вы наденете рубиновые серьги с алмазами? Я вынула их для вас. О, а сэр Роджер прислал белые розы и очень просил их приколоть.
— Хорошо, хорошо. — Антония взглянула на часы. — Но поторопись же, ради Христа. Мы должны встретиться в десять.
Через несколько минут, уже с серьгами в ушах, с домино, переброшенным через руку и держа в ней маску, она уже сбегала по лестнице и выходила из дому к карете. Ханна, глядя из окна на первом этаже, заметила, как лакей удивленно посмотрел на алое домино, и улыбнулась, довольная. Сэр Роджер оказался прав: такой цвет не мог не привлечь внимания.
Когда Антония подъехала к Вестминстерскому мосту, Келшелл уже ждал и тут же помог ей спуститься в лодку. Он был в маске, и черное домино ниспадало с плеч скульптурными складками. Антония мысленно похвалила себя за предусмотрительность, подсказавшую надеть маску еще в карете. Она так поспешила не только из страха быть узнанной, но и желая укрыться от проницательного взгляда Роджера. К тому же скоро выяснилось, что они не единственные, решившие добраться по воде, и хотя никто из знакомых не попался на глаза, Антония все же была рада, что лицо ее скрыто маской.
Роджер при встрече выказал всяческую приличествующую в подобном случае учтивость, но едва лодка стремительно полетела вверх по течению, тихо, чтоб не слышал лодочник, совершенно другим тоном произнес:
— Думаете, мы найдем Сент-Арвана в такой толпе? Антония кивнула. Она была уверена, что узнает Джеррена где и когда угодно, в каком бы костюме, под какой бы маской он ни скрывался. «Невозможно, — думала она, — не ощутить его присутствия». Вслух же сказала:
— Да, думаю, найдем. Кружок Маунтвортов узнать нетрудно, а я к тому же знаю, как он одет. Но найдя его, что я должна буду делать? У вас есть план?
— Разумеется. Когда найдете его, не теряйте из виду и постарайтесь улучить момент, незаметно подойти и заговорить с ним.
— Заговорить? — переспросила она растерянно. — Но если он узнает, что я здесь, то немедленно заставит меня вернуться домой.
— Не испытывайте моего терпения своей несообразительностью! Разумеется, вам незачем себя раскрывать. На этих маскарадах в Воксхолле общество собирается самое разное, поэтому для женщины определенного сорта совершенно в порядке вещей самой заговорить с джентльменом. Если вы достаточно убедительно сыграете эту роль, он ничего не заподозрит. Антония только плотно сжала губы под отороченной кружевами маской. В голосе его слышалась насмешка, и она хорошо понимала, что его забавляет самая мысль, как она под видом женщины легкого поведения заговорит с собственным мужем. Ей очень хотелось отказаться, но сама судьба давала ей шанс предупредить Джеррена об опасности, и упустить этот драгоценный шанс было никак нельзя.
— Вы мне льстите, дядя, — заметила она сухо. — Что потом?
— Вы назначите ему свидание, в полночь у дверей ломберной. Потом уговорите взять одну из ваших роз и приколите ему на камзол.
— А потом?
Сэр Роджер выразительно взглянул на нее, и она заметила, как его рот под маской искривился в насмешливой ухмылке.
— А вот это, дитя мое, я сообщу только после того, как вы назначите ему свидание. Мера предосторожности, знаете ли. Ну-с, вы поняли, что вам надлежит делать?
— Я поняла, — тихо проговорила она, — и не ошибусь. Слишком многое поставлено на карту.
Когда лодка развернулась бортом к причалу у самого входа в Гарденс, высокий человек в черном домино и маске выступил навстречу Антонии и протянул руку. Она вопросительно взглянула на сэра Роджера, но тот кивнул, улыбаясь.
— Тимоти, — пояснил он. — Я велел ему встретить нас здесь.
И Антония, опершись на предложенную руку, сошла на берег. Сэр Роджер спрыгнул следом, накинул ей на плечи алое домино.
— Наденьте, как следует, — распорядился он, — не то он может узнать вас по платью.
Он подождал, пока она застегнулась и завязала все тесемки, и, продев ее руку под свой локоть и сделав Тимоти знак идти с другой стороны, направился к центру Гарденс.
— Я вас оставлю на минутку на попечение Тимоти, — сказал он, едва пройдя несколько шагов. — Постарайтесь побыстрее найти Сент-Арвана. Советую поискать сперва в ложах, поскольку он может ужинать. Тим, ты знаешь, где и когда мы встречаемся.
Он поклонился и исчез, а Антония пошла дальше с Престоном. Была дивная ночь, тихая и теплая, и Гарденс, в ярком свете полной луны, залитый огнями сотен фонарей и фонариков, выглядел великолепно. В воздухе плыли нежные звуки музыки, а под деревьями, недвижно замершими в безветрии на фоне темно-синего неба, пересмеиваясь, перешептываясь и флиртуя, прогуливалось множество народу в домино всех вообразимых цветов и оттенков.
Кругом царило веселье, какого Антонии еще не приходилось видеть, но сегодня она смотрела на все другими глазами и этот карнавал представлялся ей пляской смерти. Взрывы смеха резали слух, закутанные в домино фигуры с глазами, сверкающими сквозь прорези масок, казались призраками из потустороннего мира. Никто из участников этого празднества и не подозревал, что в их веселые, беззаботные ряды затесался убийца и, укрывшись под такою же маской и домино, уже бродит в поисках намеченной жертвы.
Антония и Тимоти вскоре добрались до открытого пространства, где полукругом, друг против друга были устроены два ряда лож, почти в каждой из которой уже сидела за ужином смеющаяся компания, а между ложами туда-сюда прогуливалось множество людей. В течение минуты она насчитала не менее трех серых домино и, хотя ни одно из них явно не принадлежало Джеррену, сердце у Антонии упало: важность ее задачи впервые предстала перед нею во всей своей беспощадной ясности.
Следующие несколько минут отнюдь не прибавили ей бодрости духа. Под руку с Престоном она медленно шла вдоль ряда лож, незаметно разглядывая и сидящих там, и проходящих мимо людей. Серых домино попадалось в достатке — серых, как графит, как сталь, сизовато-серых, да и жемчужно-серых тоже. Сбитой с толку, растерявшейся Антонии казалось, что все мужчины здесь одеты именно в серые домино.
Она как раз остановилась около одной из лож, пытаясь разглядеть, не надет ли у проходящего мимо Серого Домино под плащом бархатный персиковый камзол, когда за спиной раздался безошибочно узнаваемый голос.
— Маунтворт! — воскликнула Люси, ни на секунду не сомневаясь, что говорит шепотом. — Только взгляни на то алое домино. Ну разве оно не прелестно? Никогда не встречала такого чистого цвета.
Антония даже отпрянула, невольно сжав руку Престона, и немалым усилием воли подавила желание немедленно повернуться и бежать. Голос Люси слышался из ближайшей ложи, которая только что пустовала, значит, Маунтворты с компанией вошли туда недавно. Антония заставила себя отойти на приличное расстояние и только потом рискнула обернуться.
В ложе сидело шестеро. Люси, в голубом, легко было узнать по драгоценностям; рядом с нею, положив руку на спинку кресла, стоял Джеррен, разговаривавший с джентльменом в малиновом, в котором Антония определила Маунтворта. Еще двух дам и джентльмена она не узнала.
— Вы видите его? — тихо спросил Тимоти.
Она кивнула:
— В третьей ложе слева. По-моему, они собираются ужинать.
— Отлично! — удовлетворенно откликнулся Тимоти. — В таком случае, мадам, предлагаю последовать их примеру. Вон там есть свободная ложа, из которой мы сможем наблюдать за ними, не привлекая к себе внимания.
Она с облегчением согласилась, понимая, что не сможет подойти к Джеррену в присутствии остальных, и радуясь возможности уйти с того места, где стояла. Замечание Люси было далеко не единственным, которое уловил ее слух, и множество голов повернулось вослед Алому Домино.
Расположившись в ложе, Антония слегка успокоилась, хоть и не переставала чувствовать на себе любопытные взгляды. Какой-то наглец в фиолетовом строил ей глазки из соседней ложи, нисколько не пытаясь скрыть своих распутных намерений, а один раз ее даже дрожь пробрала, когда, взглянув в сторону Маунтвортов, она обнаружила, что Джеррен с любопытством рассматривает ее в моноколь. Она отодвинулась поглубже в тень и отвернулась, нервно поправляя маску. Впрочем, через минуту Джеррен уже снова разговаривал с кем-то в своей ложе.
Время тянулось бесконечно. Наконец вся компания Маунтвортов собралась уходить. Антония и Престон последовали их примеру и тут же потеряли их из виду, чем доставили себе несколько неприятных минут, Впрочем, все общество обнаружилось мирно направляющимися в сторону большой площадки, где уже в разгаре были танцы и игры. У самой площадки Антония отвела Тимоти на обочину дорожки.
— Подождите здесь, — шепнула она. — При разговоре с ним мне совершенно не нужен эскорт.
Она уже была готова к возражениям, собралась настаивать, чтобы он хотя бы просто отошел подальше, но, к ее радости, ничего этого не последовало и не потребовалось, и она поспешила уйти, охваченная признательностью, такой искренней, что даже не задумалась, отчего это верный оруженосец сэра Роджера оказался вдруг таким покладистым.
Джеррена, погруженного в растерянное созерцание, вывело из задумчивости легкое прикосновение к руке. Он поднял голову, оглянулся и увидел перед собой то самое Алое Домино, на которое еще раньше обратил внимание. Пока он удивленно рассматривал даму, раздался низкий хрипловатый голос:
— Сэр, не пройдетесь ли со мною? Мне бы хотелось .поговорить с вами.
Удивленный, заинтригованный, но не без подозрения, он продолжал разглядывать ее и вдруг прищурился. Алая маска с кружевной оторочкой прекрасно скрывала лицо, но когда она повернулась, чтобы посмотреть на его отставших спутников, в свете ближайшего фонаря сверкнули серьги с рубинами и топазами. Мрачная усмешка тронула его губы.
— С превеликим удовольствием, милашка. Куда же мы пойдем?
— Сюда. — Рука сжала его локоть, и они повернули на уединенную дорожку, известную под названием Аллеи Влюбленных. — Не нужно, чтобы нас видели.
Насторожившись, ожидая подвоха, двинулся он с нею в тень. Она молча вела его в отдаленный уголок и только потом, повернувшись лицом, сняла маску. Он слегка поднял брови и…все.
— Так что? — с вызовом спросила она через минуту.
— Вы не удивлены? Он качнул головой.
— Нет, — ответил он извиняющимся тоном. — Видите ли, голубушка, я сразу узнал вас. Выдали вот эти украшения, — и он дотронулся до серьги пальцем.
— Очень опрометчиво было одевать их.
— О! — она обеими руками схватилась за серьги. — Я и забыла о них, но это неважно. Джеррен, вам здесь грозит опасность!
— Я это подозревал. — Он посмотрел по сторонам. — Почему же нанятые вами убийцы не нападают? Только должен предупредить, что буду защищаться изо всех сил, а шум драки наверняка привлечет внимание. Не кажется ли вам, что следовало бы отложить мою кончину?
— Ах, вы все насмехаетесь! Я пытаюсь предупредить вас о ловушке, а вовсе не заманить в нее. Мой родственник где-то здесь, в Гарденс, вместе со своей слугой. Ради всего святого, умоляю, верьте мне!
Взгляд Джеррена стал хмурым:
— Почему же вы в таком случае не предупредили меня еще дома?
— Потому, что я и сейчас еще не знаю планов дяди Роджера. Мне нужно назначить вам свидание в полночь у дверей ломберной, а до тех пор он не скажет о дальнейших наших намерениях. Знает, что я выдам его при первом же удобном случае, но уверен, будто может заставить меня подчиняться.
— У дверей ломберной, говорите? — скептически переспросил Джеррен. — Не хотите же вы сказать, что они будут ждать меня прямо там?
— Нет, конечно, нет. Полагаю, я должна буду потом увлечь вас в какое-нибудь уединенное место, где они смогут напасть. О, Джеррен, уходите отсюда прежде, чем они поймут, что я предупредила вас! Извинитесь перед Люси и придумайте какой-нибудь предлог.
— Но если я не приду в назначенное место и Келшелл догадается о вашем предупреждении, что будет с вами?
У нее вырвался нетерпеливый жест:
— Да что он сможет сделать в таком людном месте? В любом случае, мне все равно! Джеррен, умоляю, не теряй времени! Уходи, пока не поздно!
— Скажи-ка мне одну вещь, — спокойно произнес Джеррен, не обращая никакого внимания на ее мольбы. — Коль скоро вы решились на тайное убийство, зачем надели такой броский наряд?
— Его купил дядя Роджер. Честно говоря, мне самой не очень нравится, но, думаю, он просто хотел побыстрее отыскать меня в толпе.
— Да, — заметил Джеррен, — ошибиться ему будет трудно. — Он поднял моноколь и внимательно осмотрел ее с головы до ног. — Я, голубушка, конечно, не критикую, но не кажется ли вам, что этот цвет вам несколько резковат? Такой хитроумец, как Келшелл, мог бы как-нибудь поизящнее выделить свою сообщницу, даже и на маскараде.
Эти слова напомнили ей кое о чем. Она развязала домино и из букета белых роз, приколотого к корсажу, отделила одну.
— Он велел дать вам одну розу и убедиться, что она на вашем костюме, — пояснила она. — Ну, понимаете, как залог будущего свидания.
— Какой прелестный жест! — Моноколь снова взлетел, но на этот раз был направлен на розу. — Нельзя ли узнать зачем?
— Полагаю, чтобы знать точно, что в западню направляетесь именно вы. Когда все вокруг в масках, трудно быть уверенным.
— Ну разумеется! Как я недогадлив! Ведь крайне неприятно будет обнаружить, что убил не того, кого нужно, не так ли? — Глаза его утратили насмешливое выражение, а ладони неожиданно накрыли ее руки, прикалывающие цветок к камзолу. — Интересно, могу ли я вам доверять?
— Можете! — В ее голосе послышалось рыдание, а пальцы, выпустив розу, ухватились за его руки. — Верьте мне, прошу, вы можете мне верить!
— Я хочу верить, — промолвил он тихо. — Ты докажешь мне свою честность, Антония?
— Да, — пролепетала она, — о, да! Только скажи — как.
— Помоги изловить Келшелла, заманить его. Если сегодня я смогу вызвать его на открытый поединок, со всеми его кознями будет покончено. Пусть он думает, будто ты меня провела, а потом, когда мы встретимся в полночь, ты скажешь, что он задумал. Я же пока расскажу о затевающемся Маунтворту и с его помощью смогу заманить и самого Келшелла, и его любимца. Ты сделаешь это, Антония?
— Я сделаю все, что ты попросишь, — с трепетом отвечала она, — но когда ты его заманишь, что потом?
Губы Джеррена сжались, и сквозь прорези маски сверкнули его глаза, глаза человека, не ведающего жалости.
— Келшелл будет драться со мной, — спокойно ответил он, — и я его убью. На этот раз уж он не ускользнет. Я уже пытался вызвать его на ссору, но он ухитрился избежать ее, а на следующий же день уехал из Лондона.
Она широко раскрыла глаза:
— Он ничего мне об этом не говорил!
— Разве? — Тон Джеррена опять стал ироническим. — Полагаю он тебе вообще многого не говорил, милая моя. Разве ты еще не поняла, что тебя используют в своих целях?
— Да, — с горечью согласилась она. — Я давно это поняла, просто к тому моменту уже слишком увязла, чтобы выходить из игры. О, Боже мой, какой же я была дурой! — она вздохнула, отодвинулась от него и сняла с локтя маску. — Мне пора, не то Тимоти заподозрит что-нибудь, да и твои друзья скоро станут тебя искать. Она уже поднесла маску к лицу, когда Джеррен отвел ее руки. С минуту он смотрел ей прямо в глаза, а затем, схватил в объятия, впился в губы долгим, страстным поцелуем, от которого у нее перехватило дыхание, а все тело пронизала дрожь. Потом, опустив, сам взял маску и нежным, мягким движением надел на нее. Положил руки на плечи и со слабой улыбкой, слегка приподнявшей уголки губ, глядя в блиставшие в прорезях маски черные глаза, тихо произнес:
— Интересно, конец это или же все-таки начало? Что ж, ждать осталось недолго — до полуночи.
И, взяв за запястья, поднес ее руки к губам и нежно коснулся пальцев. Потом резко повернулся, и его серое домино быстро пропало в темноте.
Антония, торопясь к Престону, была как никогда признательна судьбе за маску, так хорошо скрывавшую лицо. Без нее она, несомненно, выдала бы себя, ибо при воспоминании о руках Джеррена, обнимавших ее, о его поцелуе, тело пронизывал трепет, а сердце готово было выскочить из груди. Впервые она осмелилась подумать о том, что примирение не так уж и невозможно.
Тимоти, по-прежнему развалясь, дожидался на том же месте, но едва завидев ее, вскочил с нескрываемым нетерпением.
— Долго же вы, однако! — недовольно пробурчал он. — И как, добились успеха?
Она кивнула, слишком счастливая, чтобы обижаться на его тон.
— Да, я была вульгарна, как последняя проститутка, но проявила неожиданную скромность, когда он попытался снять с меня маску. Не волнуйтесь, он будет в условленном месте в назначенное время.
— Прекрасно! — Тимоти взял ее за руку и повел за собой. — А теперь нужно найти сэра Роджера. Времени не так много.
Место встречи, назначенное сэром Роджером, находилось в конце стены почти у самых ворот. Он уже ждал и был явно встревожен.
— Все в порядке? — спросил он и прибавил после утвердительного кивка Тимоти: — Да, желал бы и я сказать то же самое. — И взял Антонию за руку. — Подожди здесь, Тим. Мы тотчас же вернемся. Пойдем, девочка.
— Куда? — Она остановилась, охваченная неожиданным подозрением. — Что произошло?
— Черт побери, Антония! Будете ли вы слушать? Если мы еще станем тут припираться, то все будет потеряно. Через минуту все поймете.
Неохотно, все еще полная подозрений, но боясь своим отказом навредить Джеррену, она позволила вывести себя из Гарденс. Невдалеке ожидала захудалого вида наемная карета. Сэр Роджер открыл дверку.
— Забирайтесь, детка, — скомандовал он. — Я должен вам кое-что сообщить, но только в укромном месте.
Недоумевая, что могло так взволновать его, никогда, ни единым движением не выдававшего своих чувств, она подчинилась. Но не успела Антония войти в карету, как на голову ей набросили что-то плотное и тяжелое, а от толчка Келшелла она упала на пол кареты, на кучу тряпья.
Она боролась отчаянно, изо всех сил, но безуспешно. Домино сорвали, а запястья и лодыжки туго связали чем-то мягким, но прочным, и все это время человек, накрывший ей голову, так сильно сжимал покрывало, что она чуть не задохнулась. Когда же его, наконец, сняли, она, едва переведя дух, собралась было закричать, но рот туг же заткнули кляпом.
— Вот так! Дело сделано! — Роджер говорил едва слышным шепотом. — И минимум шума и суматохи. Прими мои комплименты. Ты оказываешь мне неоценимую помощь.
С изумлением Антония подняла голову, чтобы посмотреть, кто же это заслужил такую признательность, сморгнула и всмотрелась снова. Сперва перед нею предстало ее собственное бальное платье, бледно-голубое, расшитое серебром, и надето оно оказалось на высокую молодую женщину, подрумяненную, с мушками и напудренными волосами, в которой она с трудом признала свою горничную.
Сэр Роджер перетащил Антонию с пола кареты на сиденье и посадил в угол. Внутренность кареты слабо освещалась фонарями у входа в Гарденс и мерцанием луны, но все же можно было разглядеть, что он улыбается.
— Приношу вам свои извинения, милая, — произнесен с лицемерным сочувствием. — Не выношу, когда приходится применять насилие, но я просто не могу позволить вам выдать меня Сент-Арвану еще раз. Как вы, полагаю, уже поняли, вместо вас на встречу с ним пойдет Ханна. Ну, а я уж не стану оскорблять ваших чувств описанием того, что последует.
Антония сделала конвульсивное движение, глядя широко распахнутыми глазами, красноречиво выражавшими отчаяние, протест, ужас, которые она не в состоянии была скрыть. Ханна, оправив на плечах алое домино и надев маску, склонилась, чтобы вынуть из ушей хозяйки серьги.
— Лучше, если я это тоже надену, сэр, — заявила она весьма бесстыдно. — Не сомневаюсь, мистер Сент-Арван их заметил.
— Разумеется, Ханна! Мы все должны предусмотреть. — Сэр Роджер снова повернулся к Антонии. — Когда с вашим — … — э — э… нашим делом будет покончено, Ханна с отцом вернутся в эту карету и вы все вместе поедете на Брук-стрит. К тому времени, как вы подкатите к дому, все ваши вещи снова окажутся на вас, и никто не узнает, что это алое домино сегодня надевали две разные женщины. Остальным слугам известно, что его надели вы, да и Маунтворт, который наверняка согласился помогать Сент-Арвану ловить меня, тоже знает это. Можно не сомневаться, что, скорбя о друге, он первым обвинит вас. Мне очень жаль, милая, но, полагаю, нет нужды повторять, что выдвигать ответное обвинение против меня вам решительно не имеет смысла.
Он умолк, рассматривая ее, и улыбнулся еще шире. Потом поправил домино, сбившееся во время борьбы, взбил кружева на груди и взглянул на горничную.
— Ты готова, Ханна? — дружелюбно спросил он. — Тогда пойдем. Ты ни в коем случае не должна опоздать на тобою же назначенное свидание с Сент-Арваном.
Когда пробило полночь, джентльмен в сером домино, ниспадающим до плеч свободными складками, и белой розой на персикового цвета бархатном камзоле широкими шагами направлялся к тому павильону Воксхолл-Гарденс, где находилась ломберная. Наружность у него была обычная, но сквозь прорези маски живо сверкали пронзительные голубые глаза. Он оглядывался по сторонам, словно ища кого-то; вдруг остановился, присматриваясь, и уже более целеустремленно пошел дальше.
Из ломберной выскользнула высокая женщина в шелковом домино огненно-алого цвета. На пудреные волосы был наброшен капюшон, алая маска, изящно отороченная кружевом, скрывала лицо, но при каждом повороте головы в мочках вспыхивали рубины с алмазами. Серое Домино, быстро приблизившись к ней, поклонилось. Она же, обернувшись с нетерпением и явной опаской, сперва бросила торопливый взгляд по сторонам и только потом приняла предложенную руку, но и после, идя рядом, то и дело испуганно выглядывала из-за его плеча.
Огибая павильон, Джеррен приостановился, но Алое Домино качнуло головой и, ухватив его за руку, поспешило в глубь Гарденс. По этой поспешности и тому, как она без конца оглядывалась, словно опасаясь преследования, он понял, что ей лишь на минутку удалось ускользнуть от своих сообщников и теперь не терпелось укрыться, пока они не появились и не начали действовать. Чувствуя, что ничего не сможет сделать, пока не узнает планов ее родственника, Джеррен не без охоты последовал за нею.
Через короткое время из павильона осторожно вышло малиновое домино, под которым скрывался лорд Маунтворт, и направилось следом, ведомое алмазно-рубиновым проблеском, мелькавшим в лунном свете меж тенями деревьев. Он торопливо шел за ними, недоумевая про себя, куда это они так спешат. Для него не подлежало сомнению, что Антонии доверять никоим образом нельзя, но тщетно он пытался отговорить друга от этой опасной игры, где ставкой — его жизнь, а козыри ненадежны.
Однако вскоре откуда-то из тени выступил высокий человек в черном домино, да так неожиданно и резко, что столкнулся с Маунтвортом, и оба чуть не упали. Питер, поспешно извинившись, хотел было пройти мимо, но человек схватил его за руку.
— О, да это никак Маунтворт? — послышался знакомый насмешливый голос. — Вот уж, поистине, удача.
Питер в упор уставился на говорившего и узнал бледно-голубые глаза, холодной иронией блестевшие в прорезях маски.
— Эти якобы веселые карнавалы-маскарады на самом деле чрезвычайно утомительны, не правда ли? — продолжал Келщелл. — К счастью, существует еще карточный стол, за которым можно развеять скуку. Может, партию в пике, милорд? Если мне не изменяет память, вы питаете особое пристрастие к этой игре.
Алое Домино со своим спутником уже почти исчезли из виду. Неожиданная догадка забрезжила в мозгу Питера, и откровенная наглость Келшелла на мгновение привела его в замешательство. Келшелл не только задерживал его здесь, мешая прийти на помощь другу, но и строил таким образом свое алиби, привлекая Питера в невольные свидетели.
Как все спокойные люди, Маунтворт был способен крайне редко, но впадать в безудержную, слепую ярость. И сейчас волна именно такой ярости захлестнула его. Прежде чем сэр Роджер понял, что происходит, Питер свободной рукой ударил его в лицо, вырвал другую руку и нанес второй удар. Пока сэр Роджер собирался со своими невесть куда разбежавшимися мыслями, Маунтворта и след простыл.
Между тем Джеррен, молча следуя за своей проводницей, по мере того как дорожки, по которым они шли, становились все темнее и пустыннее, ощущал в душе нарастающую тревогу. Они уже удалились на достаточное расстояние от возможной погони, но Алое Домино продолжало торопливо двигаться вперед. Полночь — время праздничного ужина, и людей им попадалось все меньше и меньше; Джеррен подумал, что Келшелл выбрал весьма удачное время, а Питер что-то не дает о себе знать. Он оглянулся на ходу, но малинового домино нигде не было видно.
— Антония! — позвал он, остановившись, и она тут же обернулась. Секунду они смотрели друг на друга, потом она качнула головой, приложила палец к губам и, снова взяв его за руку, повлекла дальше по дорожке. Непонятно, почему она молчит, ведь уже нет риска быть услышанной. Что-то неуловимо переменилось в ее манере держаться и это вызывало смутное беспокойство: вроде бы и голову держит чуть выше, и двигается с несколько меньшей, чем обычно, фацией.
Неясные подозрения, возможно, еще долго бы блуждали в его сознании, если бы не небольшой инцидент, помогший этим подозрениям превратиться в холодную твердую уверенность. Веткой, попавшейся на пути, край алого домино слегка отогнулся, приоткрыв голубой, расшитый серебром шелк. В памяти тут же всплыло, как Антония, чтобы отколоть с груди розу, откидывает плащ, под которым виднеется парча цвета слоновой кости и атлас. Кем бы ни было Алое Домино, за которым он так спешит, сомнений нет, это не его жена.
Через минуту она остановилась перед одним из затейливых летних домиков, во множестве разбросанных по Гарденс. Положила руку на ручку двери и внимательно осмотрелась, как бы желая убедиться, что их никто не видит, потом самым естественным жестом пригласила его войти вовнутрь.
Секунду или две он еще колебался. В этом отдаленном уголке Гарденс, куда музыка доносилась лишь слабым отзвуком, поблизости не было и намека на человеческое присутствие, и хотя луна освещала все мертвенно-белым светом, внутри домика было темно, как в гробу. Удачность сравнения вызвала на его губах мрачную усмешку, и он медленно переступил порог. Следующее его движение было совершенно неожиданным. Спокойно войдя, он вдруг с быстротою молнии пересек помещение и, прижавшись спиною к стене, выхватил из ножен шпагу. И все это прежде, чем невидимка, присутствие которого он явно ощущал, смог что-либо сообразить.
Надо отдать должное, мужества убийце было не занимать, а может, это отчаяние подсказало ему следующий шаг. Что бы там ни было, но заметив на фоне высвеченного луной дверного проема темный силуэт, Джеррен прыгнул вперед и, плашмя ударив шпагой по блеску стали, вышиб клинок из руки противника.
Оружие звякнуло об пол, а человек стал наступать, скрюченными пальцами пытаясь дотянуться до его горла. Сделать выпад шпагой оказалось невозможно. Джеррен отбросил ее и схватился с убийцей врукопашную, сразу же поняв по невысокому росту и неожиданной скрытой силе, что это не Келшелл.
Задыхаясь, Питер изо всех сил бежал по дорожке и неожиданно оказался перед летним домиком, у открытых дверей которого на фоне освещенной луною стены темным силуэтом выделялась женщина в Алом Домино. Прижав руки к груди, она так напряженно следила за происходившим в домике, что даже не заметила появления Питера А по звукам, доносившимся из домика, можно было безошибочно определить схватку.
Шпага Питера запуталась в складках малинового шелка, и пока он, отчаянно ругаясь, пытался ее высвободить, двое, сцепившись в яростной схватке, покатились по земле. Маунтворт наконец вытащил шпагу, но Серое и Черное Домино так тесно сплелись, что в неверном свете луны он не решился вмешаться.
Еще несколько минут схватка продолжалась, но в конце концов сопротивление Черного Домино, явно ослабевавшего, прекратилось, и оно замерло на земле. Джеррен, пошатываясь, поддерживаемый под локоть Маунтвортом, поднялся на ноги.
— Джеррен! — с тревогой спросил Питер. — Ты в порядке?
Сент-Арван кивнул. Тяжело дыша, он сдернул маску, чтобы утереть пот с лица. И в эту минуту Алое Домино, до сей поры стоявшее у стены и в смятении смотревшее на схватку, неожиданно подхватило пышные юбки и, метнувшись мимо двух мужчин, со всех ног бросилось к центру Гарденс.
Оторопев от изумления, они не успели удержать ее, хотя Маунтворт и попытался ухватить за подол. Джеррен кинулся было в погоню, но, вспомнив о Келшелле, вернулся в домик за шпагой. Кроме шпаги он нашел там и кое-что еще: кинжал, о который даже порезал пальцы, когда ощупью искал свое оружие.
Он вынес его наружу и в лунном свете стальное лезвие зловеще замерцало. Секунду он молча глядел на него, нахмурившись, потом обернул носовым платком и опустил в карман.
Маунтворт склонился над лежащим без сознания человеком. Снял маску, и луна осветила бледное, совершенно незнакомое лицо.
— Келшелл самолично пытался помешать мне идти за вами, — заметил он через плечо. — А твоя жена, наверное, побежала к нему.
— То была не Антония! — Джеррен вложил шпагу в ножны. — Присмотри-ка за этим парнем, Питер, а я пойду за нею.
Ханна отчаянно спешила назад тем же путем, что и пришла. Это тоже было частью плана — стремительное бегство Алого Домино сквозь толпу, мимо лож к воротам, где уже ждала карета и где к ней должен был присоединиться Тимоти, возвращавшийся другим путем; однако человек, которому предназначалось лежать в летнем домике мертвым с кинжалом жены в груди, был живехонек и теперь, несомненно, гнался за нею. Эта мысль заставляла ее лететь все быстрее, и она бежала со всех ног, сожалея только, что расшитые туфельки, позаимствованные из гардероба хозяйки, были такими узкими и на таких высоких каблуках.
Добравшись наконец-то до более людной части Гарденс, она рискнула остановиться, чтобы перевести дух и оглянуться. И совершила оплошность, ибо пока она, вывернув шею, вглядывалась в даль, какой-то фат в фиолетовом домино, подлетев, обхватил ее обеими руками. Это был тот самый бонвиван, что за ужином строил глазки Антонии, но уже изрядно хлебнувший.
— Боже милостивый, вот удача-то! — хрипло заорал он. — Алое Домино, чтоб мне пропасть! А я уж думал, что потерял тебя, красотка.
— Отпустите меня, черт бы тебя побрал! — с яростью вскрикнула она. — Отпусти сейчас же1
— Ну уж нет! — смеясь, возразил он. — Вот мы сперва посмотрим, что там, за этой хорошенькой маской.
Он уже подобрался к тесемкам маски, но Ханна со всей силой вонзила каблук ему в подъем ноги, он завопил от боли и выпустил ее. Она тут же ускользнула в толпу, оставив его поглаживать ушибленную ногу и проклинать злонравных женщин. Через несколько минут его еще сильнее ушиб, бесцеремонно отшвырнув с дороги, какой-то растрепанный молодой человек в порванном сером домино, лохмотьями свисающем с плеч.
Джеррен, отбросив всякую учтивость, локтями прокладывал себе путь через толпу у лож, но Алое Домино все время ускользало. Толпа уже начала забывать хорошие манеры, в ход пошли грубые шутки, часто сопровождавшиеся выкриками и хохотом, а некоторые особенно подвыпившие джентльмены просто орали хриплыми голосами. Кое-кому, правда, резкое продвижение Джеррена в толпе не показалось шуткой и не понравилось, но достаточно было одного взгляда на его лицо, и всякие протесты замирали у них на губах, ибо становилось сразу ясно, что человек этот не потерпит ни малейших возражений.
Алое Домино уже почти пробралось сквозь толпу, а Джеррену все никак не удавалось отделаться от окруживших его плотным кольцом пляшущих и вопящих шутников; казалось, она вот-вот ускользнет, ибо когда он наконец вырвался, ей оставалось чуть-чуть пробежать по дорожке, ведущей прямо к воротам, за которыми ждала спасительная карета. К Алому Домино приближалась развеселая компания, а неподалеку, под деревьями, окаймлявшими дорожку, неподвижно замерло Черное Домино, наблюдая за погоней. В этой неподвижности было что-то напряженное, а рот, не прикрытый краем маски, сжался в прямую, жесткую линию.
Возможно, он что-то задумал, намереваясь помешать Сент-Арвану, но планы его обратились в прах. Кто-то из веселящейся компании заметил убегающее Алое Домино и Джеррена, стремящегося догнать, и решил принять участие в новой игре. Что-то крикнул остальным, все схватились за руки, и в одну минуту дорожка оказалась перегороженной хохочущими весельчаками, а путь к воротам — отрезанным. Когда же Джеррен оказался рядом с женщиной и опустил руку ей на плечо, все со смехом, шутками и выразительными жестами окружили их. Другой рукой Джеррен поспешил сорвать маску с лица незнакомки.
— Силы небесные! — ошеломленно воскликнул он. — Ханна! — И так сжал пальцами ее плечо, что она охнула от боли. — Где моя жена? Ради Бога! Если вы с нею что-нибудь сделали!..
Ханна с безумным видом оглядывалась вокруг. Она могла правильно и с толком следовать инструкциям, но теперь все планы Келшелла пошли прахом, она и отец оказались пленниками в руках Сент-Арвана. Где же сэр Роджер? Ведь он должен был помешать Маун-творту идти за Сент-Арваном к летнему домику и сейчас ему следовало быть рядом, чтобы помочь ей, но его нигде не видно. И сразу же появилась мысль, что ее предали. Вот и верь этому сэру Роджеру, который собственную безопасность ставит выше сообщнической верности. Ну, что ж, только он забывает, что преданный тоже может в свою очередь предать.
— С ней все в порядке, — пробормотала она наконец, глядя на Джеррена снизу вверх. — Я скажу вам, где ее найти. И вообще, расскажу достаточно, чтобы сэра Роджера можно было повесить дважды — если сойдемся в цене.
Беспомощная, брошенная в карете, Антония потеряла счет времени. То ли с момента ухода Келшелла прошло всего несколько минут, то ли уже несколько часов. Сперва она изо всех своих молодых сил пыталась освободиться, но путы, вроде бы мягкие, оказались на редкость прочными. Да, сэр Роджер все предусмотрел. От этих мягких веревок на ее лодыжках и запястьях наутро даже следов не будет, чтобы подтвердить похищение.
В конце концов, выбившись из сил, она сдалась и устремилась мыслями обратно на маскарад вослед заговорщикам. Удастся ли Джеррену обнаружить подмену? Да нет, вряд ли, раз уж Келшелл так постарался убедить, что его ждет свидание с женой. Ничего не подозревая, пойдет он за Алым Домино, которое приведет его на смерть.
Сколько же она уже сидит здесь? Должно быть, не меньше часу, а в укромном уголке Гарденс, наверное, лежит мертвый, окоченевший Джеррен, и никогда больше веселая улыбка не тронет этих насмешливых губ, и не заискрятся смехом эти голубые глаза, закрывшиеся навсегда.
«Конец, — сказал он недавно, уходя, — или же начало?» О, Боже, Боже мой, то был конец, конец ее жизни, ее мира.
Открылась дверца, и сердце замерло в ужасе. Высокий человек впрыгнул в карету, дверца захлопнулась, и в ту же минуту лошади пошли. В голове у нее завертелись тысячи вопросов, но она молча смотрела, как человек срывает маску и домино и швыряет их на сиденье напротив. Потом он оправил камзол и кружевное жабо, слегка смявшееся под домино, и, откинувшись в угол кареты, достал табакерку. И все это с совершенно невозмутимым видом.
— Вы, разумеется, удивлены, — любезно произнес он, — отчего пришел я, а не Тимоти с Ханной. — Открыл коробочку, достал понюшку, изящным жестом стряхнув просыпавшийся на колени табак. — Как вы уже, надеюсь, поняли, дела пошли не совсем по плану.
С нескрываемым удовольствием он осторожно втянул табак носом, а Антония не отрывала страдальчески-напряженного взгляда от еле различимой в полумраке фигуры. Как это похоже на него — мучить ее, держать подольше в неведении… Если б не кляп во рту, она бы давно уже набросилась на него с криком, требуя сказать правду.
— Не совсем по плану, — повторил он раздумчиво. — Да, приходится признать, что Сент-Арван одержал победу. Что сталось с Тимоти — не знаю, но Ханна, когда я видел ее в последний раз, усердно торговалась с вашим мужем, обещая сделаться его осведомителем. Разумеется, сперва ему удалось снять с нее маску. Интересно, чем же она себя выдала?
Голос его стал отдаляться, отдаляться… крутящаяся мгла затопила сознание Антонии, но в этой мгле победными фанфарами звучала одна мысль — Джеррен жив. Он жив, а сэр Роджер потерпел поражение. Как это произошло, она не знала, да пока и не хотела знать; того, что Джеррен спасен, было более чем достаточно.
Карета, мерно покачиваясь, катилась вперед. Келшелл, убрав табакерку, неторопливо склонился и так же неторопливо вынул кляп изо рта Антонии.
— Полагаю, теперь мы можем обойтись без этого, — заметил он, — и без этих надоевших пут. Надеюсь, вам было не слишком неудобно?
Антония облизала губы.
— О, нет, ну, что вы! — ответила она с уничтожающим сарказмом. — Я просто обожаю, когда меня связывают по рукам и ногам.
— А вы все так же бодры и непримиримы, — заметил он, развязывая веревки на запястьях. — Наше поражение, похоже, вас нисколько не тяготит.
— НАШЕ поражение? — Наконец-то ее руки были свободны, и она принялась растирать их. — Не кажется ли вам, дядюшка, что время притворства кончилось? Вы же прекрасно знали, что ваших кровавых замыслов я не поддерживала никогда, за исключением очень короткого времени.
— Да, знаю. В тот день вы пришли ко мне, охваченная слепой яростью, потому что Сент-Арван, не подозревавший, что Ханна подслушивала, все равно не поверил в вашу невиновность. Однако желание наказать его пылало в вас недолго и угасло, едва стих гнев. Меня это нисколько не удивило.
Она как раз наклонилась, чтобы развязать себе лодыжки, но услышав последние слова, резко выпрямилась.
— Не удивило?
— Нисколько, — повторил он. — Не забывайте, я ведь знал еще вашу мать, на которую вы очень похожи. Помню, однажды, вообразив, будто Энтони ей неверен, она попыталась заколоть его. Он сумел отразить удар, кинжал лишь оцарапал руку, а ею тотчас же овладело раскаяние. То же самое, практически, произошло и с вами. На самом деле вы безумно любите своего Сент-Арвана, но он был несправедлив к вам, вот в вас и родилось желание мести, правда, недолговечное. Страсть к отмщению, милая! Это у вас в крови — цыганской крови. На редкость бесполезное чувство.
— Не стану спорить, — с презрением отозвалась она, — хотя мне кажется, дядя, что я пришла к этому заключению гораздо раньше вас. Вы-то подобное бесполезное чувство лелеяли двадцать лет.
— Я? — В его голосе тоже слышалось презрение, — Неужели вы всерьез думаете, будто я вел непримиримую борьбу за обладание Келшеллов только из чувства мести? Нет уж, увольте! Я вам не сэр Чарльз, полубезумный старец, одержимый ненавистью и жизнь положивший на мщение.
— Но вы же не можете отрицать, что убили моего отца из-за наследства сэра Чарльза?
— Я и не отрицаю. Да, я убил его по той же самой причине, по которой пытался погубить и вашего мужа. Но только двадцать лет назад я руководствовался простым честолюбием — быть богатым, а не бедным, теперь же мне грозит полный крах.
Она воззрилась на него, пытаясь понять, что имелось в виду.
— Не верю! Ваш образ жизни…
— Видимость, дитя мое, одна лишь видимость. Роскошный фасад, за которым ничего, кроме долгов, Боже святый! Ужель вы думаете, я стал бы рисковать всем: семьей, положением, самой жизнью, наконец, — если бы видел иной путь избежать катастрофы?
— Так значит, вы надеялись, женив на мне Винсента, взять бразды правления в свои руки и уплатить свои долги моими деньгами?
— Милая Антония, — холодно ответствовал он, — вы себе чрезмерно льстите. Думаете, я позволил бы сыну жениться на женщине с таким происхождением, дочери бесчестного игрока, шулера и какой-то цыганки? Или Сент-Арван женился бы на вас, не будь он поставлен в такие отчаянные условия, при которых отказаться было невозможно? Да и то сэр Чарльз все же предпочел сообщить ему правду уже после того, как узел оказался благополучно и прочно завязан.
Она даже пригнулась при последних словах, вызвавших в памяти многочисленные унижения детства и юности, но нашла в себе мужество возразить:
— И вы можете говорить так, хотя сами отправили Винсента в Глостершир, чтобы он снискал мою любовь и сделал мне предложение?
Он рассмеялся, тихо и даже мягко, но от этого смеха у нее по спине пробежал холодок:
— Это было необходимо, чтобы завоевать ваше доверие, уговорить отдать мне полученное наследство. Боюсь, до свадьбы вы бы не дожили.
Несмотря на теплую ночь, Антония задрожала. Как же прав был сэр Чарльз, не доверяя своему родственнику, и как же ей повезло избежать умело расставленной западни. В том, что Келшелл говорит правду, она не сомневалась, ибо его слова прояснили многое, прежде непонятное, вызвавшее недоумение. С таким Роджером Келшеллом, холодным, расчетливым, бесчувственным, с неуемной жаждой мести, двигавшей каждым его действием, Антония никогда не смогла бы смириться.
Она погрузилась в собственные мысли, сэр Роджер тоже замолчал, и какое-то время единственным звуком, нарушавшим тишину, было цоканье копыт да стук колес. Вскоре, однако, ею овладело другое опасение, и она принялась вглядываться в темноту.
— Куда вы меня везете? — настороженно и требовательно спросила она.
— На Брук-стрит, — последовал ответ. — Хотя, надобно признаться, мне приходила в голову мысль увезти вас и потребовать выкуп, но подозреваю, Сент — Арван, вооруженный признаниями Ханны, не уступит подобному вымогательству. Кроме того, для успешного завершения такое дело потребовало бы времени и тщательной подготовки. Мудрый человек, Антония, понимает, когда его игра окончательно проиграна.
После недолгого молчания она произнесла:
— И что же вы намерены делать теперь?
— Сперва спровадить вас домой, — отвечал он, — а затем вернуться к себе. Можете быть уверены: если Сент-Арван правильно распорядится ситуацией — а я убежден, что ему на это достанет разума, — то правда никогда не выплывет наружу. — Он помедлил, но, поскольку она так и не нашлась с ответом, продолжал: — А что же вы сами, Антония?
— Я? — вздрогнула она. — Не понимаю?
— Так-таки и не понимаете? — Ироничность не изменяла ему. — Хотя в самом вопросе уже заключался ответ. Ваше положение по меньшей мере двусмысленно. — Он помедлил, словно раздумывая. — И для вас, думаю, самым мудрым будет помириться с Сент-Арваном. Ваша сегодняшняя попытка предупредить его явно говорит, что вам и самой этого безумно хочется, а поскольку его поведение в последние несколько месяцев было далеко небезупречным, то и у вас найдется, что ему простить. Ошибок было полно с обеих сторон.
Последовала еще одна, более продолжительная пауза, потом она едва слышно пролепетала:
— Так вы хотите, чтоб я пошла на сделку с ним?
— Именно так! — Сэру Роджеру явно понравилась такая смышленость. — Помните: вы связаны друг с другом на всю жизнь, и было бы только благоразумием прийти к какому-нибудь соглашению и сохранять дружелюбие и дальше. Не сомневаюсь, что вы сможете уговорить его забыть прошлые обиды. Кто старое помянет — тому глаз вон! Правда, он, конечно, не переменится, но у вас имеется одно неоспоримое и неоценимое преимущество перед всеми соперницами:
вы — его жена.
Она не ответила, а он больше не углублялся в эту тему, ибо хорошо понимал коварную силу и власть намеков, ядовитые уколы которых ранят ей душу, а посеянные сейчас семена сомнения сделают невозможным полное примирение между нею и мужем. Слабое, конечно, утешение, но это — единственное, чем он может вознаградить себя за полное крушение надежд.
Проводив Антонию и вернувшись к себе домой, сэр Роджер направился прямо в кабинет и запер дверь. Зажег свечи в серебряных подсвечниках на столе, сел и достал письменные принадлежности. Довольно долго тишину кабинета нарушал лишь скрип пера, а когда он отложил его, свечи почти догорели. Потом вложил написанное в конверт, запечатал и изящным летящим почерком написал адрес. Отпер ящик, достал небольшой пистолет с серебряными накладками на рукоятке и, как всегда неторопливо и спокойно, принялся его заряжать.
Покончив с этим, отложив оружие, вынул табакерку и с нескрываемым наслаждением втянул носом понюшку табаку. Во всем доме царила тишина, но в этот момент с улицы донесся голос стражника, выкрикивающего время горожанам. Усмешка коснулась губ сэра Роджера, и он твердой рукой взял пистолет.
Антония медленно поднималась наверх, в туалетную. Там было пусто, поскольку Ханна, обычно дожидавшаяся хозяйки и помогавшая ей раздеваться, по всей видимости, еще пыталась выпутаться из последствий своего участия в заговоре против Джеррена. Вряд ли стоило ожидать ее возвращения.
Антония зажгла свечи на туалетном столике, сменила измятое бальное платье с тугим корсетом и множеством нижних юбок на жестких неудобных фижмах на свободный шелковый пеньюар, уселась перед столиком и невидящим взором уставилась на свое отражение в зеркале. Первая радость, вспыхнувшая при известии о поражении сэра Роджера, сменилась теперь опасением перед возможными последствиями. Джеррен говорил, что если сэр Роджер попадется, то ссора может закончиться поединком на шпагах. Конечно, сэру Роджеру никогда не одолеть Джеррена, но смерть от руки Сент-Арвана может привести к весьма серьезным последствиям. Хоть поединки происходят достаточно часто, все же дуэли запрещены, и Джеррену, с его репутацией искусного фехтовальщика, придется туго, если он убьет человека намного старше себя. В лучшем случае ему придется бежать за границу, а в худшем — Антония даже поежилась, старалась не думать о том, что же будет в худшем. Не утешало и собственное положение. Слова и намеки сэра Роджера уже начали свою разрушительную работу, и отвратительное предположение, что ей придется заключить сделку с собственным мужем, медленно прокручивалось в голове. По разумению Келшелла, раз Джеррен развлекался с другими женщинами, пока его жена строила против него заговоры, то теперь, когда ее интриги закончились неудачей, он должен будет с готовностью забыть все их раздоры. И, по мнению сэра Роджера, для Сент-Арвана не имело значения, как именно это произойдет. Что ж, возможно, так оно и есть, и коль скоро Джеррен пожелает предать забвению события последних месяцев, то она должна быть благодарна, но из сердца рвался отчаянный вопль; этого мало, мало. Любя его всей душой, она хотела знать, что по-прежнему любима так же глубоко, хотела вернуть счастье, весною осенившее их своим крылом.
От грустных мыслей ее оторвал звук шагов снаружи, и она со страхом приблизилась к двери. Дверь распахнулась, и Джеррен, торопливыми, широкими шагами подойдя к ней, схватил ее за плечи, нетерпеливо вглядываясь в лицо.
— Антония, ты в порядке? Тебе не причинили вреда? — Она покачала головой, и он отпустил ее, проговорив с кривой улыбкой: — Ханна сказала мне, где стоит карета, в которой тебя заперли, но когда я пришел туда, чертова экипажа и след простыл. Я сразу понял, что это — дело рук Келшелла, и боялся, как бы он не взял тебя в заложницы за Ханну и ее отца.
— Он сказал, что ему приходила в голову мысль потребовать за меня выкуп, — дрожащим голосом ответила она, — но поскольку Ханна во всем призналась, надежды на успех у него было мало. — Она подняла на него испуганные глаза. — Джеррен, опасность действительно позади? Дядя Роджер заявил, что его игра проиграна, но не знаю, можно ли ему верить.
Он кивнул:
— Да, проиграна.
— И поединка между вами не предвидится?
— Нет. И это наилучший вариант. — Джеррен взял ее за руку и усадил на диван. — Ханна рассказала всю историю, а Престон, поняв, что правда выплыла наружу, подгвердил. Питер взял у них письменные признания, должным образом засвидетельствованные и подписанные, а владея такими документами, я всегда смогу держать Келшелла в руках. Боясь за свою жизнь, он ни за что не осмелится снова покушаться на мою жизнь. — Он умолк и слегка нахмурился. — Ты знаешь, что он на грани краха?
— Да, он сказал мне по дороге домой. — И Антония едва слышно спросила: — Джеррен, будет большой скандал?
— Не думаю. Это часть моего договора с Престоном. В обмен на признание я дал слово ничего не разглашать. Он предан Келшеллу и горит равным желанием — и защитить хозяина, и купить свободу себе и дочери.
— Джеррен сунул руку в карман и достал серьги с рубинами и алмазами. — Вот твои украшения. А платье я разрешил Ханне оставить себе, поскольку, думаю, ты теперь вряд ли согласишься его надевать.
— Да уж, конечно, — с горячностью подтвердила она, беря драгоценности, — но я признательна, что ты уберег серьги. Мне было бы очень жаль потерять их.
«Потому, что они — твой первый подарок мне, » — прибавила она мысленно, спрашивая себя, а помнит ли и он это тоже. Джеррен если и помнил, то не выразил ничем, а мрачно произнес:
— Не в первый уже раз Ханна притворялась тобой. Келшелл понимал, что вряд ли удастся заставить тебя играть активную роль в его смертной игре, вот и решил сделать тебя виновной без твоего ведома.
Сидя рядом, он рассказал о подосланных к нему наемных убийцах и о том, что они с Питером узнали от их предводителя.
— Когда парень упомянул нанимавшую его женщину и описал ее, я поверил в то, во что и должен был поверить, по убеждению Келшелла — что это была ты. — Он помолчал и сухо добавил: — Это случилось за день до того, как я отправил тебя в Глостершир.
— За день до того? — прижав руку ко рту, Антония воззрилась на него, понимая теперь, как нестерпимо фальшиво прозвучало в свете случившегося и ее признание, и предложение помочь. — Боже милостивый! Неудивительно, что ты не поверил мне!
Впервые она позволила себе подумать о том, что они в тот день наговорили друг другу, понимая, насколько она с каждым словом заслуживала в его глазах все больше осуждения. Но тут вспомнила любопытное противоречие в его недавнем поведении и недоумевающе нахмурилась.
— А вчера в Воксхолле ты был готов доверять мне.
Почему?
Он пожал плечами:
— Ты наконец-то убедилась, что от Келшелла тебе грозит такая же опасность, как и мне, а поскольку всю эту чертову ситуацию следовало как-то разрешить, я и дерзнул пойти на немалый риск и поверить в твои честные намерения. А когда обнаружил, что Алое Домино, встретившее меня у ломберной, вовсе не ты, понял: мои рассуждения верны и ты — такая же жертва заговора, как и я.
— Понятно! — шепотом проговорила Антония и склонила голову, чтобы скрыть смущение и разочарование. Значит, он по-прежнему уверен, будто ею двигал эгоизм, и убедить его в обратном нет никакой надежды. Чувство полной безысходности овладело ею, глаза наполнились слезами, усталость Я отчаяние помешали взять себя в руки. Но больше всего на свете страшась жалости, она немыслимым усилием попыталась все же говорить ровным голосом:
— Я осознала опасность уже давйо, но теперь, благодарение Богу, все кончилось, даЯ Нас обоих. — Она умолкла, глубоко вздохнула и, теряя последние силы, произнесла уже не так спокойно: — Может быть, не станем говорить об этом сегодня? Я так устала.
— Я знаю, — мягко откликнулся он, — но один момент все-таки нужно выяснить. То, что ты совершила вечером, вполне может объясняться желанием спасти самое себя. Но есть еще кое-что, уже не объяснимое этой причиной. Вот, Антония.
И Джеррен протянул руку: на ра»С№той ладони лежал старинный кинжал с рукояткой, инкрустированной золотом и бирюзой.
— Престон пытался применить его против меня, — продолжал Джеррен тихо. — А позднее рассказал, как этот кинжал попал к нему. Ради Бога, антония, зачем ты сделала это?
Это краткое промедление лишило ее остатков самообладания. Глаза снова налились слезами, словно в тумане, а голос предательски задрожал:
— Я должна была остановить его. Эг& мысль завладела мною — убить его, а потом себя. Но он разгадал мое намерение.
— И слава Богу! — В голосе Джеррена тоже появилась дрожь. Он отшвырнул кинжал и схватил Антонию в объятия. — Любовь моя, да я просто не пережил бы спасения такой ценой! Без тебя жизнь потеряла бы всякий смысл.
— Я думала, тебе все равно, раз ты меня больше не любишь, — прорыдала она. — О, Джеррен, простишь ли ты меня? Ведь я совершила непростительное.
— Даже если и так, — с горечью произнес он, — то я толкнул тебя на это своими подозрениями, будь они прокляты. Боже святый, любимая, ведь мы могли провести всю жизнь в бесконечных подсчетах, чья же вина больше, и в поисках самооправдания — и много ли радости это принесло бы нам! Нет, мы выбросим все эти пакостные события из головы и вернемся назад, к тому моменту, когда я, оставив тебя дома, отправился в Барнет!
— Если бы это было возможно! — Антония все еще задыхалась от слез. — О, если б только!..
— Возможно, потому что мы оба хотим этого. — Он еще крепче, еще теснее прижал ее к себе, сияющие голубые глаза с любовью, дразняще и призывно улыбались черным. Она открыла рот, пытаясь что-то сказать, но он закрыл ее губы своими, заглушая всякие слова.
— Тише, молчи! Мы поговорим обо всем, если захочешь, но завтра.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Алое домино - Торп Сильвия

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6

Ваши комментарии
к роману Алое домино - Торп Сильвия



Скучновато и чуток скомкано, но зато не растянуто и не занудно.
Алое домино - Торп СильвияКсения
1.12.2013, 19.54





Начало интересное, необычный брак, тиран дед, влюбленный кузен, который ничего не сделал для освобождения Антонии от тирании деда, нелюбимый муж, который старается сгладить ситуацию в которой оказались герои. А затем идут неинтересные интриги дяди и попытки к убийству. Почти не совсем удачная часть детектива. Эта часть романа как раз и не трогает, и не интересна.Ставлю 5 баллов.
Алое домино - Торп СильвияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
1.06.2014, 0.11






Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
Женский портал, женских каталог, все для женщин! Rambler's Top100