Читать онлайн Тайная любовь, автора - Торп Кей, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайная любовь - Торп Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.27 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайная любовь - Торп Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайная любовь - Торп Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Кей

Тайная любовь

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава 9

После того как ушел Джош, Сэлли сделала то, что от нее требовалось. Она оделась, причесалась. Взяла свою сумку и ушла. Через тридцать минут она уже сидела в вагоне поезда, который вез ее домой.
Но прежде чем покинуть квартиру Джоша, она быстро написала записку и отдала ее Роберту, чтобы тот передал ее Джошу.
Записка была простой и незатейливой:


Звонок спас меня, как ты прав! Слава Богу, мы не успели сделать того, о чем позже могли бы пожалеть.
Я уползаю зализывать раны и работать. Как-нибудь увидимся. Всего хорошего.
Сэлли.


Пока она ехала домой, она все время повторяла это краткое послание. Ей казалось, что она написала его в правильном ключе. Она сумела восстановить дистанцию, существовавшую между ними. Но записка не была излишне холодной или агрессивной. Сэлли хотела именно этого. Держать Джоша на расстоянии. Чтобы он считал, что ей он совершенно не нужен.
Ее глаза заволокли слезы, и все, что она видела из окна вагона, проплывало перед ней в сплошном, смутном тумане. На самом деле все было совершенно иначе. Она так страстно желала Джоша. Она всегда его любила.
Сэлли сглотнула, пытаясь избавиться от кома в горле. Но ничего не получилось. Комок застрял в горле, как тяжелый камень. Каждый раз, когда она вспоминала о Джоше, ее сердце наполнялось неизъяснимой тоской.
Я его люблю, не уставала она повторять себе снова и снова. Я люблю его больше жизни! И я всегда любила его. Он всегда был частью моей жизни, но до сегодняшнего дня я старалась не думать об этом!
Сначала она считала, что такого просто не может быть. Что это просто сумасшедшая фантазия. Возможно, это было естественной реакцией на постигшее ее разочарование, и результатом травмы из-за предательства Клива. Он обошелся с ней слишком жестоко. Может, это была истерическая реакция.
Сэлли почти желала, чтобы так оно и было. И тогда ей было бы легче уговорить себя забыть Джоша. Но она прекрасно понимала, что все не так просто. Не было никакой эмоциональной травмы. Что касается Клива, то это всего лишь злость и разочарование. И еще кое-что. Она поняла это, и ей стало немного стыдно самой себя. Она испытывала чувство облегчения после освобождения от фальшивой и ненужной связи!
Между ней и Кливом была всего лишь дружба, и, если признаться честно, она никогда не была настоящей. Сэлли никогда не любила его и никогда серьезно не собиралась за него замуж. Она просто поддалась увещеваниям Клива. Кроме того, эти отношения были совершенно спокойными и никак не травмировали ее. И это была правда, простая незатейливая правда!
Сэлли нахмурилась. Но Клив, как оказалось, поддерживал их отношения только из корыстных соображений. Возможно, он предложил ей замужество, надеясь со временем завладеть лавкой или же наложить лапу на продажу ее картин, как предположил Джош. И все это время Клив вел двойную жизнь со своей блондинкой-соучастницей. Он собирался продолжать в таком же духе и дальше. Теперь она не сомневалась в этом.
Сэлли покачала головой. Какая же я была дура, подумала она. Как я могла вообще связаться с Кливом. Но ей не стало больно от этой мысли — просто неприятно. Нет, все, что относилось к Кливу, ее не волновало.
Но Джош… Тут все по-другому. У нее еще отчаяннее сжалось сердце. Она боялась, что начнет сейчас рыдать в голос. То, что случилось между ней и Джошем, оставило в ее душе незаживающую рану.
У нее защемило в груди, когда она вспомнила, как он целовал ее. Как целовал и нес в спальню, продолжая целовать. Она реагировала на его ласки, не сдерживаясь и не стесняясь. Даже сейчас при воспоминаниях об этих минутах в ней вспыхнуло желание. Она сказала ему тогда, что ждала его всю свою жизнь. Чувствовать его поцелуи, его крепкие и теплые объятия, его страсть и ощущать, что принадлежишь ему, — все это было только частью того, о чем она мечтала, но по-настоящему правда состояла в том, что она желала выплеснуть наружу всю свою любовь к Джошу. Она так долго отказывала себе в признании этого факта. Внезапно она поняла, что не может больше отрицать это. Правда встряхнула ее, как землетрясение, душа ее воспарила к небесам.
В тот момент, когда она поняла, как сильно его любит, она как бы обрела второе дыхание. Как будто она наконец освободилась от давнего страха, который уродовал ее душу. Она так блаженствовала, ощущая это новое для нее чувство. Оно наполняло ее безграничным счастьем, рождая надежды и оптимизм.
Но радость ее была такой кратковременной.
Потому что в этот момент зазвонил телефон.
Сэлли криво усмехнулась. Она совершенно забыла о Кэрин. Бедная, бедная Кэрин, она была такой беззащитной! Казалось, она постоянно бежала к Джошу со всеми своими проблемами и даже не могла взять такси, чтобы добраться до него с вокзала.
Ей обязательно нужно было позвонить Джошу и попросить, чтобы он подвез ее!
Но, может, все к лучшему. Сэлли глубоко вздохнула. Не стоит так злиться на Кэрин. Разве было бы лучше, если бы Кэрин появилась в квартире и обнаружила Сэлли в постели со своим любовником?
Сэлли решила, что это было бы плохо. Плохо для Кэрин. Она подумала, что с ее собственной колокольни это было бы просто великолепно!
Сэлли вжалась в сиденье и попыталась отвлечься от печальных мыслей. Она решила не драматизировать ситуацию, но понимала, что уговаривала себя, лишь бы не начать рыдать. Она понимала, что ничего бы не изменилось, если бы их застала Кэрин в постели с Джошем. Ничего! Он все равно не любит Сэлли!
Что он сказал ей?
«Я должен постараться загладить свою вину».
Именно поэтому он был так добр к ней и старался успокоить ее своими поцелуями. Она почувствовала, как ей необходимо его участие и утешение. Он понял, что она жаждала этого. Он считал, что должен помочь ей забыть обиду и разочарование.
Это были ужасные мысли, но Сэлли понимала, что это все же правда.
Внезапный толчок вернул ее к действительности. Она увидела, что поезд подошел к ее станции. Она с трудом встала на ноги и направилась к двери.
Она вышла на улицу, чтобы поймать такси. Разве в моей жизни нет ничего, что было бы важным для меня? У меня остался мой бизнес. Я могу рисовать. Клива больше нет, но это — плюс, а не минус. А что касается моих отношений с Джошем, то ничего не изменилось!
Она подозвала такси и села на заднее сиденье.
— Хай-стрит, — сказала она водителю, — Давкоут-флатс.
Так в чем дело? Она потребовала ответа у себя, когда такси тронулось. Мне нужно просто продолжать жить, как раньше.
Сэлли невидящим взором уставилась в окно. Она изо всех сил сдерживала подступавшие к горлу рыдания, крепко вцепившись в лежавшую у нее на коленях сумку. На самом деле в глубине души она понимала, как много изменилось у нее в жизни. Как она сможет жить теперь?
Она прикусила губу, чтобы заглушить другую, более глубокую боль. Сэлли должна найти ответ на вопрос — где она найдет силы продолжать жить, когда у нее разбито сердце и его осколки постоянно больно царапают ее душу?
— Мне бы хотелось, чтобы ты пока вела дела в лавке. Я знаю, ты с этим справишься. Я понимаю, что ты можешь все делать просто замечательно.
Глаза у Шерон расширились, лицо зарделось румянцем от горделивой радости.
— Ты действительно так думаешь, Сэлли? Я просто не могу в это поверить! Я тебя не подведу, обещаю тебе это!
— Я верю тебе. — Сэлли ласково улыбнулась девушке. — Я верю в твои способности.
Это было в конце рабочего дня, и обе девушки сидели в магазинчике и обсуждали дела за чашкой кофе.
Шерон внимательно посмотрела на Сэлли.
— Для меня это очень важно. Ты же знаешь, что я до сих пор не могу найти себе постоянную работу, а не так-то легко жить на неполный заработок…
Она замолчала и нахмурилась.
— Но, надеюсь, ты предлагаешь мне это не из милости? Я все равно выживу. Тебе совершенно необязательно делать это для меня.
Сэлли передразнила Шерон, потом рассмеялась и поспешила ее успокоить.
— Конечно нет, глупышка! Я делаю это потому, что, как я уже сказала тебе, мне нужно больше времени посвятить рисованию. Кроме того, мне нужен кто-то, кому я могу полностью доверить лавку. Более подходящего человека для этих целей, чем ты, просто не существует.
Она пожала руку Шерон.
— Это ты делаешь мне одолжение! Шерон успокоилась, улыбнулась и отпила глоток кофе. Потом она как-то виновато посмотрела на Сэлли поверх своей чашки.
— Мне не хочется выглядеть неблагодарной, но мне нужно кое-что сказать тебе…
Но Сэлли перебила ее, не дав закончить.
— Я знаю, что ты хочешь сказать… что ты все еще надеешься найти работу, связанную с компьютерами, и что не думаешь, что наша совместная работа продлится долго. Все нормально, Шерон. Я все понимаю.
Она криво улыбнулась.
— Надеюсь, ты скоро найдешь работу. Я искренне желаю тебе этого, придется искать кого-нибудь еще на твое место, но это только в том случае, если я буду продолжать заниматься лавкой.
Шерон с восхищением посмотрела на нее.
— Ты действительно решила полностью посвятить себя творчеству? Мне это кажется великолепным. Ты такая талантливая, и просто ужасно, что тебе приходится заниматься чем-то еще.
— Спасибо тебе за веру в меня. Сэлли покраснела от удовольствия.
— Мне всегда хотелось заниматься только живописью, и сейчас, кажется, настало время. Я хочу сказать, если мне удастся продать еще несколько моих картин. Я дам себе время где-то около шести месяцев и посмотрю, как пойдут дела. И тогда приму окончательное решение.
— Я уверена, что у тебя все будет в порядке.
Шерон с восхищением улыбалась Сэлли.
— Ты же без труда продала свои две картины. Держу пари, что через полгода покупатели будут стоять в очереди за твоими картинами.
Как это было приятно слышать! Это было бы так здорово!
Сэлли засмеялась.
— Пока что я была бы счастлива, если бы продажа картин дала мне возможность заниматься только живописью.
Все еще улыбаясь, она поднялась на ноги.
— Ну, мне пора. Я никогда ничего не добьюсь, если буду сидеть здесь и болтать с тобой. Она допила кофе.
— Мне пора заняться работой. Очередной шедевр в моей студии никогда не станет им, если я не приложу к нему руку.
— Ты права. Тебе пора. Я все запру сама. Шерон собрала чашки и пошла в заднюю комнату.
— Иди домой и занимайся тем, к чему у тебя лежит душа. Но не работай допоздна. Она серьезно посмотрела на Сэлли.
— Мой отец сказал, что, когда прошлой ночью он проходил мимо твоей квартиры и время было уже далеко за полночь, у тебя все еще горел свет. Прекрасно, что ты так серьезно подходишь к своей работе, но не перестарайся!
— Не беспокойся, все будет хорошо! Сэлли была приятна ее забота. Она перекинула через плечо коричневую сумку.
— Почему-то ко мне приходит вдохновение только после полуночи. — Она подмигнула Шерон. — Ты же знаешь, как это бывает с нами, художниками. До завтра. Спасибо тебе за все. Счастливо оставаться.
Но по дороге домой вся веселость Сэлли напрочь испарилась. Ей стало так грустно. Она сказала Шерон, что к ней приходит вдохновение только после полуночи. Она все выдумала. После полуночи к ней приходили мысли о Джоше, и как же они мучили ее! Она продолжала работать, надеясь, что усталость сможет заглушить ее боль.
Она нахмурилась и глубже засунула руки в карманы. Сэлли шла по направлению к своей квартире. Прошел почти месяц с тех пор, как она видела Джоша. После того как он вышел из дому, чтобы ехать за Кэрин, казалось, он вообще исчез с лица земли.
Сэлли убеждала себя, что все к лучшему. Она не сможет выдержать, если снова увидит его. Что она скажет ему? Или он ей? Нет, будет лучше, если он не будет больше вставать у нее на пути.
Пройдет грусть. Она знала, что так будет. Правда, постепенно. Со временем боль, что так пульсирует и мучает ее, притупится, и она постепенно приучится совсем не замечать ее.
И потом настанет для нее день освобождения. Ей уже не нужно будет стоять у мольберта до тех пор, пока ноги не смогут больше держать ее, пока кисть не станет выскальзывать из ее усталых и онемевших пальцев. И Сэлли будет спокойно ложиться в постель. И демоны злой ревности и боли перестанут терзать ее, и ее история с Джошем станет прошлым, и это прошлое не откликнется ни единым воспоминанием.
Сэлли уже дошла до дому и вставила в замок ключ от квартиры. Да, этот день когда-нибудь настанет. День, когда не будет больше слез и, фальшивых надежд. Она не станет мечтать о том, что неосуществимо.
Но это будет не сейчас и не сегодня вечером. Сегодня боль была такой острой, что как огнем жгла ей грудь.
Сэлли открыла дверь и направилась в студию. Сегодня опять будет долгая, долгая ночь.
Через два дня наступило воскресенье, «и, картина, над которой работала Сэлли, близилась к завершению.
Она работала над ней с самого утра. Как ни странно, но она отлично спала ночью. Это была лучшая ночь за последний месяц. За завтраком Сэлли с удовольствием подумала, что, видимо, наконец она начинает приходить в норму. Самое плохое уже позади. Я снова начинаю контролировать себя и свое настроение. Я выброшу Джоша из головы и из жизни. Так оно и должно быть.
Это была приятная мысль, она освобождала ее от постоянной грусти. Сэлли накинулась на работу с удвоенной энергией. Если я смогу забыть Джоша, я смогу сделать все! Ничто не сможет остановить меня.
Сэлли улыбнулась, смешивая свежие краски на палитре. Может, позже она даже заглянет к друзьям на чашечку кофе и поболтает с ними. Ей это только пойдет на пользу. В последнее время она слишком много работала.
Она работала как одержимая. Так продолжать просто невозможно. Ей нужно немного отвлечься, ей это будет полезно. Она набрала на кисть краску и вернулась к своей работе. Ей уже гораздо лучше. Она понемногу приходит в себя.
Но именно в этот момент, когда она уже нацелила кисть на полотно, прозвенел звонок в дверь.
Сэлли повернулась и подождала, потом улыбнулась. Она решила, что это Шерон. Та обещала зайти к ней с образцами праздничных открыток, которые кто-то принес в их магазинчик. Ей было нужно одобрение Сэлли.
— Дверь открыта, — крикнула она, — я в студии.
Дверь открылась как раз в тот момент, когда она наклонилась вперед и прикоснулась кистью к полотну. Она услышала шаги, которые направлялись в студию.
— Положи их где-нибудь, я посмотрю их позже…
Потом Сэлли повернулась, на ее лице играла улыбка.
— Как твои дела?
Ее сердце больно стукнуло о грудную клетку, дыхание перехватило, и она не могла вымолвить ни слова. Она уставилась ему в лицо, и кисть выпала из руки.
Джош подошел к ней.
— Спасибо, у меня все в порядке, — ответил он.
Потом улыбнулся и, наклонившись, поднял кисть.
— Вот, ты уронила ее, — сказал он.
— Спасибо.
Сэлли молча взяла кисть. Кровь у нее бурно закипела. О чем это она рассуждала раньше? Что она уже переболела Джошем? Что она выбросила его из головы и из своей жизни? Она безмолвно смотрела в его лицо, и грусть и счастье охватили ее. Она пыталась обмануть себя. Она любит его всем сердцем!
Сэлли прокашлялась.
— Зачем ты пришел?
Ей так хотелось протянуть руку и прикоснуться к нему. Ей захотелось все рассказать ему.
Пока Сэлли ждала ответа на свой вопрос, ее глаза, казалось, жили сами по себе. Может ли она надеяться, что его визит станет ответом на все ее мечты?
— Мы пришли, чтобы извиниться. Несколько запоздалые извинения, но тем не менее искренние…
«Мы»? Это слово подействовало на нее подобно опрокинутому на голову ушату ледяной воды. Сэлли вся одеревенела. Она отвела от него глаза, когда почувствовала в дверях какое-то движение. Через плечо она увидела, как в комнату входит Кэрин.
— Сэлли…
Кэрин неуверенно шла к ней.
— Я хотела прийти раньше… как только обо всем узнала… но я провела последний месяц во Франции. Я хотела написать тебе или позвонить, но мне кажется, что лучше лично поговорить с тобой…
Она остановилась и улыбнулась извиняющейся и смущенной улыбкой.
— Я хочу тебе сказать, что мне очень стыдно… я была такой грубой по отношению к тебе, игнорировала тебя… отказывалась говорить с тобой…
Она прикусила губу и вздохнула.
— Мне действительно очень стыдно.
Сэлли с трудом удержалась на ногах, они стали у нее как ватные. Итак, роман между Кэрин и Джошем продолжается! Вот и конец ее глупым надеждам, ее несбыточным мечтам.
Но она и раньше знала, что эти надежды были сплошной иллюзией. Джош в лучшем случае относился к ней, как к другу, а в худшем — просто чувствовал себя виноватым и испытывал некоторую симпатию к ней.
Она прокашлялась и постаралась взглянуть Кэрин прямо в лицо.
— Не волнуйся, — сказала она ей, — я все понимаю. Ты же считала меня во всем виноватой, и вполне естественно, что злилась на меня.
— Мне правда так неудобно. Ты можешь простить меня? Я не смогу жить спокойно, пока ты не простишь меня.
— Господи, конечно, Кэрин. Сэлли растерянно протянула руку, но в этот момент Джош прикоснулся к ее руке. Улыбаясь, он сказал:
— Ты совсем забыла про свою кисть.
— О да, кисть.
Сэлли забыла, что все еще держит кисть в руках. Когда она взглянула в его улыбающиеся глаза, она почувствовала, что сердце у нее обливается кровью, а от его прикосновения она вся съежилась.
Но он сразу же отпустил ее. Она положила кисть на стол, глубоко вздохнула и постаралась взять себя в руки. Она пожала руку Кэрин с натянутой улыбкой.
— Не беспокойся, мне нечего тебе прощать, — сказала она Кэрин.
Кэрин с благодарностью держала ее руку.
— Я должна была раньше разобраться во всем. Мы с тобой знакомы с самого детства, — сказала она. — Мне следовало понять, что ты ни в чем не виновата, что ты неспособна на подобные вещи.
— Мы многое не знаем о Сэлли, что нам надо было знать.
Когда Джош заговорил, Сэлли взглянула на него и быстро отвела взгляд. Она едва понимала, о чем он говорит. Его присутствие лишало ее способности что-либо соображать. Она хотела и не хотела, чтобы он ушел.
— Я слышала, что Кливу предъявили обвинения и скоро он предстанет перед судом.
Сэлли с облегчением вздохнула, когда Кэрин снова заговорила, и посмотрела на нее с благодарностью.
— Да, — заметила Сэлли, — это хорошие новости. Надеюсь, тебе удастся получить деньги, которые он присвоил.
— Это было бы здорово, — кивнула Кэрин. — Но самое главное, что положен конец его мошенничеству и теперь я смогу продавать мои поделки под собственным именем.
Кэрин посмотрела на часы.
— О, мне уже пора. Я и не подозревала, что так поздно.
Она улыбнулась Сэлли.
— Извини меня еще раз и спасибо тебе, что ты простила меня. Я действительно искренне раскаиваюсь.
— Не беспокойся, все в порядке. Сэлли с трудом выдавила из себя эти слова. Когда Кэрин собралась уходить, в голове Сэлли сверлила только одна мысль. Что же это такое? Неужели Джош уйдет вместе с ней?
Ей показалось, что Кэрин хотела этого. Она коснулась его руки, как бы собираясь забрать его с собой. Но потом сказала:
— Увидимся позже, Джош… Надеюсь, и с тобой, . Сэлли.
— Конечно, — , кивнула Сэлли.
Она сразу же вернулась к жизни. Он не уходит. Пока еще нет. Сэлли покраснела, и сердце ее наполнилось волнением и радостью. Никто из них не произнес ни слова, пока входная дверь не закрылась за Кэрин. Потом Джош отступил в сторону и прислонился к деревянному верстачку, где Сэлли держала свои краски и тряпки, чтобы вытирать кисти. Прежде чем начать говорить, он оглядел ее странным, непонятным взглядом. Потом он сказал:
— Поверенный тетушки Мими сообщил мне, что контракт на аренду помещения составлен так, что ты можешь отказаться от него в любое время.
— Да, верно.
Ей было трудно смотреть ему в глаза. Каждый раз, когда она встречала его взгляд, что-то внутри ее загоралось и умирало в то же мгновение. С одной стороны, она была бесконечно счастлива видеть его, а с другой — понимала, что это конец всему, о чем мечтала.
Сэлли глубоко вздохнула.
— Ты, наверное, знаешь, что, когда мне прислали бумаги на аренду для подписи, я предупредила их, что, возможно, мне не понадобится это помещение на долгий срок. Поэтому мы оговорили, что я смогу прекратить аренду, когда захочу, предварительно, за месяц вперед, послав им уведомление.
— Да, они сказали мне об этом. По его лицу невозможно было понять, о чем он думает.
— Надеюсь, ты все продумала и не станешь действовать второпях?
Сэлли нахмурилась, она не совсем понимала, что он хочет сказать.
— Что ты имеешь в виду? — спросила она его. Джош пожал плечами, — Надеюсь, ты не собираешься удрать отсюда. У людей иногда возникает подобная потребность, особенно после тяжелых переживаний. Ты понимаешь… Все начать сначала, оставив все неприятности позади…
Да, она была права — он испытывал к ней только симпатию и чувство вины — и все! Но ей не нужна его симпатия, и, конечно, ее не волнует его чувство вины. Она постаралась отвечать ему естественным тоном, чтобы он не заметил ее состояния:
— Нет, причина не в этом. Я просто намерена полностью отдаться живописи. Я не собираюсь сжигать мосты, пока у меня не будет абсолютной уверенности в своих силах.
— Меня не волнует сжигание мостов, ты со всем справишься. Я убежден в этом.
Джош отошел от стола и начал изучать картину, над которой работала Сэлли.
— Могу только повторить, что я совершенно уверен в тебе как в настоящей художнице.
— Спасибо. Эта картина еще не совсем закончена.
— Мне она нравится, — заметил он, разглядывая ее. — У тебя уже есть покупатель?
— Потенциальный покупатель. Он уже купил две мои картины.
Когда Джош повернулся к ней, она вдруг смутилась. Ее волновало, что он стоит к ней так близко.
— Видишь ли, я уже начала продавать мои картины.
— Да, я знаю это.
У него был очень странный взгляд, как будто он чего-то недоговаривал, что-то скрывал от Сэлли. Сэлли почувствовала это сразу.
Она посмотрела ему в глаза.
— Странно.
— Почему? Меня не было в стране, но я поддерживаю связи с друзьями и знаю все новости. Иногда можно узнать что-то интересное и поучительное.
— Вот как?
Сэлли пришлось отвести от него взгляд. Значит, он уезжал из страны. Этому могло быть только одно объяснение — он был вместе с Кэрин во Франции. Впрочем, какое ей дело до всего этого. И так все совершенно ясно.
Она снова посмотрела на него, стараясь выглядеть как можно равнодушнее. Но все-таки он что-то скрывает. Что же?
Он снова заговорил, отвернувшись от нее и продолжая разглядывать картину.
— Уверен, ты легко продашь эту вещь. Этот твой покупатель… убежден, что он не откажется от картины, напротив, он просто ухватится за нее.
— Почему ты так уверен? Ей вдруг стало страшно. Сэлли сжала кулаки и внимательно уставилась ему в затылок.
— Почему ты в этом так уверен? — с напряжением в голосе спросила она его.
— Потому что она хороша. Даже очень хороша!
Но, взглянув на нее, он быстро отвел в сторону свой виноватый беглый взгляд, и в мозгу Сэлли зародилось страшное подозрение.
Это Джош покупал ее картины! Это он был загадочный покупатель! Он сделал это из жалости, из чувства вины перед ней, чтобы успокоить свою совесть за нанесенные ей обиды!
Эта мысль была невыносима для Сэлли. Она очнулась от столбняка, схватила его за рукав, стараясь повернуть к себе, чтобы увидеть его глаза.
— Что ты скрываешь от меня? Это касается картин, не так ли? Мне кажется, тебе пора все рассказать мне! Я имею право знать все!
Джош посмотрел ей в глаза, нахмурился, затем, к удивлению Сэлли, начал трясти ее.
— Это тебе давно пора рассказать мне все, — заорал он на нее. — Это я имею право все знать!
Сэлли застыла в его руках, у нее опять бешено забилось сердце.
— Я не понимаю, что ты хочешь этим сказать! Его глаза, казалось, желали просветить ее насквозь, до самых глубин ее души.
— Мне нечего сказать тебе. Это ты постоянно что-то скрываешь.
— Скрываю?!
Он встряхнул Сэлли.
— Это ты всегда что-то скрываешь! И прячешь правду и не рассказываешь о ней годами!
— Какую правду?
Сэлли ничего не понимала. Почему он так взволнован? От него исходили волны нетерпения, но Сэлли чувствовала, что что-то сильно задело его.
— Какую правду? — скова повторила она. — О чем ты говоришь?
Джош глубоко вздохнул, чтобы успокоиться. Он продолжал крепко сжимать ее руку. Потом поднял глаза и сказал:
— Я говорю об ожерелье. Ожерелье тетушки Мими. Ты даже не пыталась разубедить меня, что не собиралась его красть тогда, много лет назад…
Он снова вздохнул и тихонько потряс руку Сэлли.
— Теперь я это точно знаю.
Сэлли посмотрела на него, широко раскрыв глаза. Почему вдруг об этом начался разговор? Она только собралась обвинить его в том, что он тайно скупает ее полотна, а он начал разговор об ожерелье тетушки Мими.
Он снова встряхнул ее, как бы требуя ответа, и Сэлли сказала: его!
Конечно, я никогда не пыталась украсть Джош кивнул.
— Кэрин сказала мне об этом. Мы разговаривали вчера вечером у меня дома о тебе и о том, как несправедливо мы обошлись с тобой… И во время разговора она вспомнила, что ей рассказала Люсинда много лет назад… как она подставила тебя с ожерельем и обвинила в том, что ты пыталась украсть его…
— Люсинда рассказала ей об этом?
— Мне кажется, что это было очень давно. Люсинда считала, что она сыграла с тобой прескверную шутку.
Он грустно покачал головой.
— В то время Кэрин не обратила на это внимания. Она не понимала, что многие годы этот случай влиял на мое отношение к тебе, — серьезно добавил он.
Сэлли покраснела, когда услышала сожаление в его голосе. Но она заставила себя сказать:
— Наверное, «влиял» слишком слабо сказано? Ты всегда считал меня воровкой, но все дело в том, что ведь я никогда не нравилась тебе!
Джош высоко поднял брови.
— Конечно же, нравилась. С чего ты взяла, что мне не нравилась?
— Просто я так считаю и чувствую! Сэлли с любопытством посмотрела на него. Что таилось в этих темных непроницаемых глазах?
Он выглядел пораженным.
— Ты просто сумасшедшая! Ты сама это все выдумала! Ты мне не только нравилась, ты была как бы частью нашей семьи. Иначе зачем бы я хранил все эти годы фотографию, где была тетушка Мими, ты и я, — заметил Джош. Он посмотрел ей в глаза. — Ты же знаешь, о какой фотографии я веду речь?
Сэлли покраснела и утвердительно кивнула головой.
— Та, которая находится в твоей квартире и стоит в серебряной рамочке.
Итак, подумала она, то, что она была на этой фотографии, не было просто случайностью. Сэлли прикусила губу и быстро отвела взгляд в сторону. Она густо покраснела от радости и смущения.
— Я не знаю, почему я так думала, может, из-за детской незащищенности, — добавила Сэлли, — но мне всегда казалось, что я совсем тебе не нравлюсь.
— Ну, я могу тебе сказать, что ты одна так думала. Девушки, которых я приводил в дом, жутко ревновали меня к тебе, но больше всех Люсинда. Она считала, что я слишком много обращаю на тебя внимания.
— Люсинда ревновала тебя ко мне? Сэлли не могла в это поверить. Не подумав, она выпалила:
— Это я жутко ревновала тебя к ней!
Она призналась в этом в первый раз даже себе. Ее неприязнь к Люсинде объяснялась простой ревностью.
Сэлли пришла в ужас, что выдала себя. Она уставилась взглядом в пол, как бы желая, чтобы под ногами разверзлась бездна, и она провалилась туда.
Ей показалось, что Джош насмехается над ней, когда он сказал:
— Польщен твоими словами!
Потом была пауза. Сэлли продолжала смотреть в пол. Джош отпустил ее руку и, взяв ее за подбородок, приподнял лицо, чтобы Сэлли смотрела ему прямо в глаза.
— Почему ты мне сразу ничего не рассказала об ожерелье? — спросил он ее.
— Мне это казалось Неважным. Она думала, что он станет насмешливо улыбаться, но этого не случилось.
— Тебе это казалось неважным, ибо ты считала, что все равно мне не нравишься?
Он уставился на нее своими темными глазищами, и у нее по телу побежали мурашки. Он нахмурился.
— Ты это хотела сказать мне?
— Да, наверное, ты прав.
Но Сэлли прекрасно понимала, что была еще одна явная причина, чтобы вести себя именно так. Она воспользовалась ситуацией, чтобы держать дистанцию между собой и Джошем. Она просто боялась быть рядом с ним. Она не могла доверять своему сердцу. Потому что она всегда любила его.
— Хотел бы я знать все еще тогда, — вздохнул Джош. — Если бы я все знал про ожерелье, я тогда не поверил бы так легко, что ты замешана в этом мошенничестве с Кливом.
Он отпустил ее, отступил назад и посмотрел ей прямо в глаза.
— Сколько же времени у нас пропало даром!
— «Пропало даром»?
О чем он говорит? У Сэлли бешено заколотилось сердце. Прежняя надежда шевельнулась в ее душе. Нет, нет, этого не может быть. Пустое, подумала Сэлли, а вслух сказала:
— Мы могли бы быть друзьями.
— Да, могли бы быть. — Он продолжал смотреть на нее. — Но потом это уже не имело значения.
Надежда, едва успев родиться, сразу же умерла в ней, и она сказала ровным голосом:
— Конечно нет.
— Это все не имеет никакого значения.
Опять пауза… Джош тяжело дышал и не отрываясь смотрел на Сэлли. Потом он спросил:
— Как ты думаешь, где я был все это время?
Сэлли собиралась ответить что-то» вроде:
«Откуда мне знать», но в этот момент вспомнила, где, по ее мнению, он был. Казалось, ее с силой ударили в солнечное сплетение. Она, нахмурилась и ответила:
— Ты был с Кэрин во Франции.
— Что? С Кэрин? И что я там делал с Кэрин?
— Не знаю… То, что все делают… Я хочу сказать, что если она, твоя подружка…
— Моя кто?
Внезапна Джона схватил Саджи и начал хохотать.
— Ты так решила? В это просто невозможно доверить! — воскликнул он.
— Конечно, я так решила. Почему тебя это удивляет?
— Потому что Кэрии никогда не была моей девушкой. — Он нежно погладил щеку Сэлли. — Ты просто сумасшедшая. Мы с Кэрин просто друзья! И всегда были только друзьями.
Сэлли изумленно смотрела на него. Можно ли верить ему? Она спросила его, с трудом переводя дыхание:
— Так что ты делал все это время? Джош наклонился и поцеловал ее в кончик носа.
— Я занимался тем, что встречался с партнерами и старался организовать дела так, чтобы меньше времени отсутствовать дома.
Он замолчал и снова посмотрел на Сэлли. Теперь он выглядел серьезным и взволнованным.
— Ты не хочешь узнать, почему я этим занимался?
Сэлли кивнула, она все еще не могла прийти в себя от удивления. Оказывается, между ними ничего не было, подумала Сэлли, все еще боясь в это поверить. Впереди опять забрезжила надежда…
Джош не отпускал ее, продолжая все объяснять.
— Я прекрасно понимаю, что жизнь, которую я веду, — безостановочно ношусь из конца в конец по всему свету, — эта жизнь хороша для одинокого мужчины, но не для человека, у которого есть жена… семья. Поэтому я решил исправить это положение…
Он глубоко вздохнул.
— Я не стану тебя торопить. Я понимаю, мне предстоит ухаживать за тобой, чтобы заставить тебя полюбить меня… и я понимаю, что тебе еще нужно время, чтобы оправиться после истории с Кливом. Но я должен сказать тебе все равно. Сэлли, я прошу тебя стать моей женой.
— Твоей женой?!
Сэлли уцепилась за него, чтобы не упасть. Она крепко схватила его за руки.
— Ты можешь пока не думать об этом… Я уже сказал, я не буду торопить тебя…
Он остановился, глаза его потемнели, потому что Сэлли качала головой.
— Нет, Джош, ты ошибаешься.
У Сэлли стало так ясно в голове. Все вокруг казалось ей простым, ярким и чистым. Безграничное счастье переполняло все ее существо.
— Мне не нужно успокаиваться после потери Клива. Он был всего лишь ошибкой. Я никогда не была в него влюблена. Единственный мужчина, которого я люблю, — это ты!
— Это правда?
Его темные глаза, которые только секунду назад были такими потухшими, сейчас сияли и искрились смехом и радостью.
— Я тоже любил тебя всю свою жизнь. Я просто не полностью осознавал это, но окончательно понял тогда, в наш последний вечер в Лондоне, и тогда же решил, что должен жениться на тебе — несмотря на эту записку, которой ты старалась оттолкнуть меня.
Он улыбнулся и снова поцеловал ее в нос.
— Именно эта записка убедила меня, что тебе потребуется время, чтобы прийти в себя после истории с Кливом и всего остального…
— Я написала эту записку совсем не поэтому. — Сэлли улыбнулась и прижалась к нему, крепко обняв его за шею. — Я написала ее, потому что поняла, как сильно я люблю тебя, и думала, что ты связан с Кэрин…
— Нет, мы просто сумасшедшая парочка! Джош засмеялся и поднял ее на руки.
— Давай сбежим куда-нибудь в спокойное местечко, запрем дверь, отключим телефон и проведем там парочку лет, пытаясь рассортировать всю чепуху, которую мы сами создали, а заодно и получше узнаем друг друга.
Он наклонился и поцеловал ее.
— Где твоя спальня?
Сэлли с готовностью ответила на его поцелуй. Ее сердце пело от радости. Неужели все это наяву?
— Давай разберемся, — сказала она Джошу. — Это ты покупал мои картины? Мне нужно знать это. Непременно знать правду.
Джош непонимающе посмотрел на нее, потом все понял.
— Ax вот ты о чем!
Он отрицательно покачал головой.
— Нет, я не покупал твои картины. И я не знаю, кто их купил… Но я знаю, что у этого человека — хороший вкус.
Сэлли вздохнула с облегчением, а Джош продолжал:
— Теперь отвечай на мой вопрос. Как пройти в вашу спальню, миссис Кингсли?
— Сюда, пожалуйста, — показала ему Сэлли, наклоняясь и целуя его. — Почему ты так уверен, что я стану миссис Кингсли?
— Потому что я не отстану от тебя, пока ты не скажешь «да»!
Он шел к ее спальне, неся на руках Сэлли.
— Если нужно, я буду спрашивать тебя миллион раз и не успокоюсь, пока ты не согласишься! И для убедительности каждый раз целовать тебя!
— Ты соблазняешь меня, и я, пожалуй, подожду соглашаться…
— Никакого соблазна, я не дотронусь до тебя, пока ты не скажешь «да»!
— Вот как?!
— Так что, ты выйдешь за меня замуж? — Он положил ее на постель.
Сэлли вздохнула и поцеловала его. Она притянула его к себе. Счастье ее было полным и безграничным, оно превзошло все даже самые смелые ее мечты.
— Да, — ответила ему Сэлли.
Прошло почти два месяца. Миссис Джош Кингсли в своей студии в особняке на Риджентс-парк внимательно смотрела на портрет, над которым работала. Это был поясной портрет ее мужа. Она с удовлетворением улыбнулась.
Вся жизнь Сэлли радикально изменилась в течение нескольких недель. Она перестала заниматься своим магазинчиком. Шерон наконец нашла работу по вкусу! И после роскошного венчания они переехали в Лондон. На ее свадьбе побывала вся деревня, а тетушка Мими была самым почетным гостем.
Она послала воздушный поцелуй портрету, потом вздохнула, положила на место кисть и сняла рабочий халатик. Чем это она занимается, посылая поцелуи портрету, когда ее живой и страстный муж ждет ее?
Через две минуты она вошла в спальню. Джош только что принял душ и ждал ее в постели. Он выглядел просто великолепно: поджарый, мускулистый, бронзово-загорелый — следствие сказочного медового месяца, проведенного ими во Флориде.
— Наконец-то, — сказал он, опираясь на подушки и улыбаясь любимой жене.
Несказанная нежность затопила сердце Сэлли.
— Я почти закончила писать тебя, — сказала она.
Она улыбнулась и скорчила рожицу.
— Я имею в виду, что портрет почти готов. Джош улыбнулся ей в ответ и протянул к ней руки.
— Я не могу наглядеться на тебя. Он крепко поцеловал ее.
— Если бы я рисовал, я не успевал бы кончить одну картину, как уже начинал другую. И не переставал бы любить тебя!
Сэлли поцеловала его, она почувствовала, как вся млеет от желания.
— Как только я закончу этот портрет, я сразу же начну новый… Мне никогда не наскучит писать твое лицо и тело…
— А я, как только закончу заниматься любовью с тобой, так сразу же начну все сначала. Я никогда не найду другую женщину, которую бы мне так сильно хотелось и которую бы я так бесконечно любил.
— Тогда наши занятия займут у нас достаточно много времени. Джош улыбнулся.
— Мы посвятим им всю жизнь! Сэлли радостно прижалась к нему.
— Ты знаешь, я надеюсь на это!


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Тайная любовь - Торп Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

Ваши комментарии
к роману Тайная любовь - Торп Кей



Нудятина...
Тайная любовь - Торп КейМэри
17.06.2012, 13.46





Мне не показалось это нудятиной. Нормальный роман!!! Можно прочитать.
Тайная любовь - Торп КейИрина
26.05.2013, 17.02





Кошмар какой-то.. гг неуравновешенный и агрессивный, третирует героиню за мнимые преступления без суда и следствия, а она его с 11 лет любит,и прощает максимум через 3 минуты после оскорблений.
Тайная любовь - Торп КейВ_В
27.02.2014, 21.17





идиотизм
Тайная любовь - Торп КейНатали
3.03.2014, 15.49








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100