Читать онлайн Неодолимое влечение, автора - Торп Кей, Раздел - ГЛАВА ДЕВЯТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимое влечение - Торп Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимое влечение - Торп Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимое влечение - Торп Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Кей

Неодолимое влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

Коттедж напоминал два утеса, соединенных между собой, с кухней и ванной, пристроенными сзади. В одном из них было что-то вроде гостиной, в другом — две спальни. Мебель самая простая, а чистота — как в операционной.
Вид с порога открывался потрясающий: море, усыпанное островами, и извилистая линия скалистого берега, похожего на кулак с выступающими костяшками пальцев. Стоя на пороге и наслаждаясь красотой пейзажа, Кирстен представляла, как они с Терье будут проводить здесь долгие летние уик-энды, бродя по скалистому берегу, а зимой катаясь на лыжах со склонов холмов. Единственным источником энергии в коттедже был газ, не считая железной печи, которая топилась дровами. Конечно, это были примитивные условия по сравнению с домом, из которого они приехали. Но жизнь без электричества — такая малая цена за свободу духа.
— У многих норвежских семей есть коттеджи, — сказал Терье, подходя к ней. — Некоторые даже на все лето бросают город и переезжают в такие домики, хотя мужчинам, естественно, приходится каждый день ездить на работу.
— Ты тоже проводишь здесь летом уик-энды? — спросила она.
— Иногда.
— Один?
— Не всегда. — Голос прозвучал немного рассеянно, словно он думал о чем-то другом. — Что-то в этом году Торвюнны опаздывают.
Его слова прозвучали как сигнал, раздался шум моторов, и две машины, идущие одна за другой, остановились в конце узкой дороги, ведущей к коттеджу.
На первый взгляд Кирстен показалось, что в одной машине приехали Нильс и Ингер. Но когда они подошли, она поняла, что девушка ей незнакома. Конечно, это была очередная блондинка.
Нильс представил гостью как Карин Винсевик. Его секретарь, как позже выяснилось. Нильс, казалось, отошел и уже не злился, как во время ленча, хотя от улыбки, какой он одарил Кирстен, слегка веяло холодом.
Ингер приехала с родителями. Заметив, как загорелись ее глаза, когда она увидела Терье, Кирстен отошла в сторону. Даже если Терье не влюблен безумно в эту девушку, она могла бы стать для него гораздо более подходящей женой, чем я, решила Кирстен. У Терье и Ингер общие интересы, одинаковое воспитание.
И Руне, без сомнения, одобрил бы такой выбор. Настаивая на этом браке, он может разбить три жизни. Вряд ли он желал такого результата. Как бы ему втолковать, что нынешние правила поведения уже совсем не те, что были в дни его молодости? И пусть он позволит молодым сделать собственный выбор.
Без любви, скрепляющей все, у Терье пропадет желание. А для нее лучше потерять его, чем жить с мужчиной, который больше ее не хочет.
Берта собрала для пикника две корзины всякой снеди. Из коттеджа вытащили стол и разложили холодные закуски вместе с пивом и «акевитом». Позже для желающих появились чай и кофе. Норвежцы, мысленно усмехнулась Кирстен, ничего не делают наполовину!
Она еще чувствовала в желудке пресыщение после обеда и даже подумать не могла о еде. Хотя, судя по количеству разных лакомств, больше до утра никаких застолий не предвиделось.
Для Руне принесли кресло, остальные разместились прямо на траве, включая и Берту. Попробовав «акевит», домоправительница расслабилась и, когда Лейф шутил, хихикала, как школьница. Такой ее Кирстен еще не видела.
Показалось странным, что женщина, на которой Лейф собирается жениться, не присутствовала на этом сборище. Но, наверно, у нее есть своя семья и единственную ночь в году она предпочитает проводить с ней. Терье так или иначе пришлось бы переехать в свою квартиру после женитьбы отца, подумала Кирстен.
Когда Руне начал рассказывать народные притчи, Кирстен почувствовала себя совсем чужой. Терье попытался переводить ей, но ему пришлось замолчать, потому что дед ворчливо отреагировал на это, хотя внук говорил очень тихо.
— Ты будешь здесь жить и быстро выучишь язык, — успокоил ее Терье, когда старик замолк и разговор снова стал общим. — Если сочтешь нужным, то возьмешь хорошего учителя. Но вообще-то, кроме Руне, вряд ли ты встретишь человека, который не говорил бы по-английски. Руне никогда не учил язык, потому что в его школьные годы это не считалось обязательным и…
— …и в нем заложено сопротивление всему английскому, — докончила она за Терье. — И тем более трудно понять, почему он принял такое решение вместо того, чтобы просто настоять на моем отъезде.
— Я тоже не могу сказать, что понимаю логику его мышления, — признался Терье.
— Он презирает меня! — Глубоко спрятанная обида на несправедливость внезапно выплеснулась на поверхность вместе с другими чувствами, которые ей сложно было определить. В голосе вдруг зазвучали резкие нотки. — С его точки зрения, я всего лишь шлюха. Почему он хочет, чтобы его единственный внук женился на шлюхе?
— Перестань так говорить! — властно приказал Терье, и желваки вздулись на его щеках. — Если ты sjuske, то кто же тогда я?
— Для мужчины это совсем другое. Разве нет? — с горечью возразила она. — Даже в дни молодости твоего деда никто бы не осудил мужчину. Ты можешь приглашать в свою постель столько женщин, сколько захочешь, и никто не осудит тебя, разве что скажут, что ты бабник. И, наверно, будут правы, — тихо буркнула она себе под нос.
— По-моему, хватит! — Терье рассердился, и не скрывал этого. Лицо у него помрачнело. — Не знаю, почему тебе вдруг понадобилось говорить подобные вещи. Но я не намерен защищаться от вздорных обвинений.
Кирстен знала причину этих обвинений. Обыкновенная ревность в чистом виде. Ревность накапливалась с момента приезда Торвюннов. Ингер — единственная его бывшая любовница, о которой она знала. И Кирстен все время следила за обоими. Следила и взвинчивала себя.
— Разве уже не пора сказать Ингер правду и освободить ее от ненужного, причиняющего боль ожидания? — ядовито спросила Кирстен. — Или ты собираешься сделать это, когда мы поженимся?
— Я сам выберу подходящее время! — Он помолчал, очевидно стараясь взять себя в руки. Когда же он снова заговорил, голос его звучал ровно и бесстрастно. — Почему ты так себя ведешь?
— По-моему, потому, — она судорожно вдохнула воздух, — что я только сейчас начинаю полностью осознавать, что мне предложили, нет, приказали сделать. У меня там, дома, есть собственная жизнь. Откуда такая уверенность, что я поселюсь здесь только ради того, чтобы удовлетворить искаженное чувство чести человека, который отказался признать даже смерть своей сестры? Если ты перестанешь потворствовать старческим капризам, то ему, наверно, будет лучше.
— Ему восемьдесят четыре! — Голос прозвучал как удар кнута.
Кирстен понимала, что зашла слишком далеко, чтобы отступать. И желания отступать у нее не было. Ей захотелось высказать все.
— Ему не всегда было восемьдесят четыре, но, очевидно, он всегда придерживался крайних позиций. По-моему, у тебя, единственного из всех людей, хватит сил противостоять ему!
Кожа вокруг твердо очерченного рта побледнела от напряжения. Он заговорил сквозь зубы, и акцент заметно усилился:
— Я уже объяснял, почему в данном случае должен выполнять его желания.
— Из-за его сердца? — Кирстен покачала головой. — Едва ли он дожил бы до своих лет, если бы у него не было здоровья и сил.
Терье по-прежнему сидел на траве, обхватив руками колени, но в его позе не чувствовалось расслабленности. Кирстен на минуту словно очнулась и удивилась самой себе: зачем она это делает? Почему не может остановиться? Ведь всего несколько часов назад она была готова согласиться на все.
— Ты должен признать, — хриплым голосом проговорила она, — что у тебя желания жениться на мне не больше, чем у меня выйти за тебя замуж. Мы всего лишь два человека, которые случайно и весьма некстати вместе пошли в постель.
Солнце коснулось края горизонта и послало земле дорожку расплавленной меди, сверкавшей на потемневшей поверхности моря. Когда золотой диск постепенно скрылся из виду, вдоль всего берега запылали факелы. Лейф воткнул два факела на пирсе и, стоя позади огней, наблюдал, как пламя жадно лизало паклю. Россыпь брильянтовых звездочек в южной части неба, как раз над Бергеном, возвестила о начале парада фейерверков на воде.
— Если ты так к этому относишься, то должна поступить в соответствии с тем, что считаешь правильным, — ровным, бесстрастным голосом произнес Терье после паузы, длившейся, казалось, целую вечность.
Неужели она на самом деле этого хотела? — задавала себе вопрос Кирстен, которая была не в состоянии произнести ни слова из-за вставшего в горле кома. Теперь она и сама не понимала, чего же все-таки добивалась.
Он резко встал, подошел к своей тете и сел возле нее. Ханна радостно заговорила, Ингер смущенно глядела на него. И Кирстен не удивилась. Если кто-то наблюдал за ее разговором с Терье, то, конечно, тотчас же понял, что разговор этот вовсе не был похож на обычный дружелюбный обмен репликами.
Интуитивно она огляделась и увидела, что Руне не сводит с нее глаз. Кирстен с вызовом выдержала его взгляд и увидела, как изменилось лицо старика, словно он понял весть, какую она старалась передать ему. Может быть, Руне и способен держать в заложниках Терье, но с ней ему этого сделать не удастся. Больше не удастся. Она наконец пришла в себя.
Руне первый отвел глаза, и ей вдруг показалось, что он внезапно весь как будто съежился. Наверно, впервые за много лет кто-то противостоит его воле, подумала Кирстен. Возможно, это шок, но он справится с ним. Завтра же она переедет в отель и там дождется пятницы — того дня, когда отходит паром. А как она скажет родителям, что примирение отменяется? От этой мысли заныло сердце. Но, несомненно, так оно и будет. Она сама все испортила!
Похоже, Кирстен оказалась единственной, кто в эту минуту смотрел на Руне, единственной, кто заметил, как его голова внезапно дернулась и упала на грудь. Кирстен вскочила раньше, чем успела подумать, и бросилась к его креслу. Пальцы инстинктивно нащупали пульс на сонной артерии, а глаза отметили бледность лица.
Сердце еще билось, но слабо. Подняв его руку вверх, она наклонилась и приложила щеку к губам старика. Почувствовав кожей чуть заметное дыхание, Кирстен вздохнула с искренним облегчением.
— В чем дело? — спросил Терье, который уже стоял за ее спиной, а рядом с ним находились его отец и тетя.
— По-моему, он лишь потерял сознание, — ответила Кирстен, надеясь, что дело обстоит не хуже. — Его необходимо положить, подняв ноги повыше. Нужны одеяло и подушка.
Терье, не тратя времени на лишние вопросы, бросился в дом и через секунду вернулся с одеялом и подушкой. Он помог отцу поднять сидевшего в кресле деда, а Кирстен с тетей Ханной в это время расстилали на земле одеяло. Какой он маленький и хрупкий, промелькнула у Кирстен цепенящая мысль, когда старика положили на одеяло, а она подкладывала подушку ему под лодыжки. Это она виновата, она причина его эмоционального потрясения, корила себя Кирстен.
Но в этот момент она с чувством облегчения заметила, что краски возвращаются к Руне. Веки его поднялись, и затуманенным взглядом он обвел тех, кто склонился над ним. Затем глаза его прояснились, и старик остановил свой взгляд на Кирстен. Несмотря на потрясение, она заставила себя улыбнуться, на этот раз посылая ему весть о своей капитуляции. Права она или нет, но еще раз рисковать ей совсем не хотелось.
Когда Руне попытался подняться, Лейф опустился рядом с ним на колени и заботливым тоном уговорил его лежать спокойно. Терье взял Кирстен под руку и отвел в сторону.
— Как тебе удалось заметить его состояние? — спросил он.
— Я всего лишь случайно взглянула в его сторону. — Кирстен неуверенно замолчала, не заметив хотя бы тени ободрения в голубых глазах. Но она заставила себя сказать то, что мучило ее: — Терье, все, что я говорила… Прости меня.
Он долго изучал ее, будто видел впервые, никак не выдавая своих мыслей.
— Значит ли это, что ты снова переменила решение? — медленно произнося слова, спросил он.
— Это значит, что я готова сделать так, как хочет твой дедушка.
— Только потому, что он у тебя на глазах упал в обморок? Но до этого у меня сложилось впечатление, что тебя меньше всего беспокоит его здоровье.
— Я сделала вывод из случившегося, — пробормотала она. — Я не хочу причинять ему вреда.
Он опять продолжительно, наверно целую минуту, смотрел на нее, потом, согласно кивнув, произнес:
— Тогда, видимо, нам необходимо полностью успокоить его и объявить о нашем решении официально.
— Здесь и сейчас? — Кирстен на мгновение перестала дышать.
— Здесь и сейчас, — повторил он, сухо улыбнувшись. — Будет справедливо и по отношению к Ингер, как ты говорила.
Руне уже опять сидел в кресле, его дочь, Ханна, как наседка, опекала его. Из Торвюннов только Ингер проявила хоть какую-то озабоченность. Нильс же болтал со своей спутницей, будто ничего не произошло.
Терье подошел к деду и что-то тихо говорил ему, так что Ханна не могла услышать. Кирстен увидела, как старик утвердительно кивнул, и поняла, что согласие на пакт о мире получено. Пути к отступлению теперь нет, она связана по рукам и ногам.
Лейф объявил новость. «Мы собирались сказать об этом позже, — добавил он, — но, так как Руне надо отдохнуть, решили сделать это сейчас». Общую реакцию можно бы охарактеризовать одним словом — оцепенение, мысленно усмехнулась Кирстен, глядя на компанию в первые минуты после сделанного Лейфом объявления. Посмотрев на Георга, отца Ингер, она поняла, что не только Ингер рассчитывала на свадьбу с Терье, к которой должны были привести их отношения. Сама Ингер сидела словно окаменев.
Первым оправился от потрясения Нильс. Взглянув на Кирстен, а затем на своего кузена, стоявшего рядом с ней, он чуть заметно усмехнулся и сказал:
— Поздравляю. Это, должно быть, любовь с первого взгляда!
— Почти с первого взгляда, — согласился Терье. Если он и заметил иронию, то не подал виду. Он обнял Кирстен за плечи и привлек ближе к себе, счастливо улыбаясь и глядя ей в глаза. — У нас обоих.
— Надеюсь, вы оба будете счастливы, — со спокойным достоинством произнесла Ингер, отчего Кирстен почувствовала себя совсем плохо. — Свадьба состоится здесь, в Норвегии?
— В Англии, — ответила Кирстен. — Я еще должна сообщить об этом родителям.
— Но жить вы будете в Бергене?
— Конечно. Где же еще нам жить? — на этот раз подчеркнуто уверенным тоном ответил Терье.
Кирстен легко представила, что подумала в этот момент другая девушка. Живите где угодно, только бы мне тебя не видеть. То же чувство испытывала бы Кирстен на месте Ингер. Но сумела бы она так держать себя в руках и так контролировать свои эмоции — очень спорный вопрос.
Карин с несколько изумленным видом тоже поздравила их. По тому, как она вела себя с Нильсом, Кирстен заподозрила, что его секретарь тоже хотела бы оказаться в положении невесты. Но очень сомнительно, что у нее есть шанс. Нильс и не помышляет о женитьбе.
Руне, чувствуя слабость, согласился пойти и лечь спать в одной из спален, пока остальные ждали восхода солнца. Кирстен подумала о том же, ей хотелось лечь в постель. Они все привыкли, соблюдая традицию, бодрствовать до восхода, но ей этого совсем не хотелось. Она мечтала только об одном — наконец остаться одной.
— Будет ли правильно, если я займу вторую спальню и сосну часок-другой? — спросила она Терье. — Я не привыкла к таким праздникам.
— Конечно, — поддержал он ее с чрезмерной, как ей показалось, готовностью. — Когда наступит время смотреть восход, я разбужу тебя.
Она бы предпочла, чтобы он предложил сопровождать ее, но на это нечего было и рассчитывать. Прежде всего он должен помириться с Ингер. Что именно он. мог бы сказать ей, Кирстен не знала, да, собственно, ее сейчас это не особенно беспокоило.
В спальне было тепло. Кирстен открыла окно и закуталась в одеяло, лежавшее на матраце. Если понадобится, здесь было второе одеяло и еще одна подушка, но простыни она нигде не нашла. Очевидно, постели застилались только по необходимости, а нынешней ночью этой необходимости не предвиделось. Гости привезли одеяла с собой и теперь, наверно, лягут подремать прямо на траве, решила Кирстен. Иванов день — это национальный праздник Норвегии, так что есть возможность поспать, пока встречающие рассвет не вернутся домой. Может быть, в будущем году она тоже сможет продержаться всю ночь. В будущем году…
Кирстен снился Терье и ночь, которую они проводят в Тронхейме. Но только на этот раз все по-другому, потому что это их медовый месяц и он говорит, что любит ее. Она протянула руки, обняла его за шею, прижала к себе, и он поцеловал ее. И вдруг Кирстен резко проснулась, вздрогнув от понимания того, что губы, прижатые к ее рту, не привидевшийся сон, а живая плоть, и мужчина, целующий ее, вовсе не Терье, а Нильс.
— Что вы делаете? — выдохнула она, отстраняясь от его губ. — Нильс, прекратите сейчас же!
— А я не хочу прекращать, — ехидно ответил он. — Вы должны расплатиться со мной за то, как использовали меня!
— Я не использовала вас, — запротестовала она, безуспешно пытаясь оттолкнуть его. — Я пошла с вами, потому что вы пригласили меня.
— Зная, что Терье пойдет на все, лишь бы не дать увести вас от него, как Джин! — Глаза его сверкали в полутьме. — Он хочет вас только потому, что вы похожи на Джин. Надеюсь, вы это понимаете.
— А вы хотели ее только потому, что хотел он, — отрезала Кирстен. — Вы ненавидите его, Нильс, правда? Вас пожирает зависть, потому что вы видите, насколько он поднялся выше вас по лестнице успеха.
— У меня нет оснований завидовать никому из Брюланнов! — Глаза его еще яростнее заблестели. — Джин сама пришла ко мне, потому что я мог лучше ее удовлетворить, чем Терье. Так же, как я могу удовлетворить вас.
Он прижал руками ее плечи к матрацу и, нагнувшись над ней, искал ее рот. Поцелуй получился совсем не грубым. Он использовал все свое мастерство соблазнителя, чтобы вызвать у нее ответ. Кирстен сознавала это, потому у него ничего не получалось, ведь она не испытывала к нему никаких чувств. Она даже отказалась от борьбы, зная, что чем более пассивной она будет, тем скорее он бросит свои попытки.
Возможно, Нильс забыл закрыть дверь, или она открывалась очень тихо, этого Кирстен так никогда и не узнала. Ощущение, что в комнате присутствует кто-то третий, возникло лишь тогда, когда Нильс вдруг резко отпрянул от нее. Терье выглядел так, словно готов был его убить. По крайней мере это показалось Кирстен, и она быстро встала, когда двое мужчин очутились лицом к лицу. Терье, несмотря на загар, заметно побледнел, желваки вздулись, глаза его были холодные, как сталь.
Он говорил по-норвежски, но таким тоном, что она не нуждалась в переводе. Нильс в ответ как будто пытался отшутиться и с усмешкой на губах жестами показывая в сторону Кирстен. Она увидела, как у Терье сжались кулаки и вся рука напряглась для невольного удара, но он овладел собой и, показав на дверь, отрывисто бросил:
— Ute!
type="note" l:href="#FbAutId_15">[15]
На какие-то доли секунды стало понятно, что Нильс не собирается подчиниться приказу. Но потом он улыбнулся и, пожав плечами с таким видом, что, мол, дело выеденного яйца не стоит, спокойно вышел из комнаты. Зеленые глаза встретились с голубыми, и от их ледяного блеска Кирстен вздрогнула.
— Не знаю, что наговорил тебе Нильс, но все было совсем не так, — сказала она.
— Как же иначе можно истолковать то, что здесь произошло? — Терье словно требовал ответа. — Ты даже не пыталась остановить его, когда он целовал тебя.
— Я не хотела побуждать его к большему, — попыталась объяснить она и, еще не закончив фразы, поняла, как ужасно неубедительно и неправдоподобно это звучит. — Я надеялась, что он потеряет интерес, если я покажу, что у меня тоже нет к нему никакого интереса. — Кирстен всплеснула руками. — Не можешь же ты всерьез поверить, что мне это доставляло удовольствие?
— Я верю тому, что вижу, — мрачно буркнул он. — И той правде, что мне уже известна. С самого начала было очевидно, что тебя влечет к Нильсу.
— Нет, неправда, никогда. — Кирстен старалась не быть чересчур категоричной в своем отрицании и с отчаянием смотрела на неумолимые черты. — Если бы Нильс был тем мужчиной, которого я желала, мыс тобой не оказались бы в том положении, в каком находимся сейчас.
— Бывают женщины, которым мало одного мужчины, им нужно большего, — жестко возразил Терье. — Так же как и мужчине иногда нужна больше чем одна женщина. Но я не хочу делить постель с другим.
— И речи быть не может, чтобы делить. — Почти потеряв надежду, она лихорадочно искала способ убедить его. — Терье, я только похожа на Джин. Я знаю твои чувства к ней, но…
— Ты понятия не имеешь о моих чувствах к ней, — резко перебил он. — Джин — это прошлое, а мы говорим о настоящем. — Он помолчал и хрипло вздохнул. — Держись подальше от Нильса! Это тебе ясно?
Она беспомощно уставилась на него, не зная, что сказать. Он все равно не поверит, как бы она ни убеждала.
— Если между нами нет доверия, то нет смысла продолжать…
— Мы должны продолжать, — возразил он. — Или твои слова, будто тебя беспокоит состояние Руне, ничего не значат?
— Конечно, значат. Почему бы еще я согласилась на участие в этом спектакле? — Голос ее звучал взволнованно. — У меня нет реальных доказательств того, что любое возражение так огорчит его, что может вызвать сердечный приступ, но я признаю такую возможность.
— Может быть, чтобы получить реальные доказательства, ты хотела бы посмотреть его историю болезни? — Вопрос прозвучал почти грубо. — Вечером он потерял сознание на несколько минут, а полгода назад пролежал неделю в реанимации и еще три недели в больнице. Ему противопоказаны стрессы.
На минуту или две Кирстен от волнения потеряла голос.
— Почему ты не сказал мне об этом раньше? — наконец выговорила она.
Он пожал плечами, лицо его было непроницаемым.
— Потому что не хотел слишком сильно давить на тебя. Но теперь ты понимаешь, почему я должен поступать так, как он того хочет?
— Конечно. Тебе не оставалось ничего другого.
И мне тоже, обреченно заметила про себя Кирстен. Разве она могла поступить по-другому? Они оба находятся в одинаковом положении — и оба должны постараться его исправить.
Так почему бы не быть хоть чуточку откровеннее? Почему бы не признаться ему в своих истинных чувствах? Неужели ее гордость так жизненно важна, что она не в состоянии принести и эту небольшую жертву? Подобные мысли вихрем кружились в голове Кирстен.
— Думаешь, я согласилась выйти за тебя замуж только из-за твоего деда? — Слова вырвались у нее раньше, чем она решила быть откровенной. — Это не вся правда, Терье. — Кирстен глубоко вздохнула, набираясь отваги, и посмотрела прямо ему в глаза, холодно наблюдавшие за ней. — Вся правда в том, что я люблю тебя.
Несколько секунд он сохранял молчание, никак не реагируя на ее признание, и только ледяным оценивающим взглядом рассматривал ее. Потом раздался короткий смешок.
— Конечно, ты любишь меня. Точно в таком же смысле, в каком я люблю тебя. И мы оба должны быть благодарны за такую удачу.
— Я не это имела в виду, — не сдавалась Кирстен. — Я по-настоящему люблю тебя, Терье!
— Занимаясь любовью с другим мужчиной? Странный способ доказывать свою любовь, — все также скептически продолжил он.
Злость пересилила обиду. Он просто ничего не хочет знать.
— А я считала, что Нильс завидует тебе! — с горечью бросила она. — Но теперь я начинаю думать, нет ли в этом чего-то другого. Ты просто одержим им!
Сквозь ледяное спокойствие внезапно прорвалась жгучая ярость. Он сделал шаг к ней, но потом отступил, и было слышно, как он скрежетнул зубами.
— Тогда тебе лучше больше не давать мне повода для этого, — почти бесстрастно произнес он, взяв себя в руки.
Дальнейшие протесты, несомненно, были бы пустой тратой времени, беспомощно признала очевидное Кирстен. Но могла ли она упрекать его за то, что он не верит ей? Проклятие, он видел Нильса собственными глазами.
— Почему ты уходишь? — спросила она, меняя тему.
— А ты как думаешь — почему? — саркастически заметил он. — Иду спать. До рассвета еще далеко.
И он ушел, спокойно закрыв за собой дверь, прежде чем она набрала дыхания для ответа. Кирстен решила, что он, вероятно, не остался бы, даже если бы она его об этом попросила. Нильс должен ответить за это. И она сделает все, чтобы он ответил. Такому поступку не может быть прощения.
Ну что же, она должна снова уснуть. Когда Кирстен открыла глаза, то обнаружила, что будит ее Лейф.
— Через десять минут солнце появится над горами. Я подумал, что вы, наверно, захотите это увидеть. — Он смущенно улыбнулся. — Вероятно, мы немного поспешно включили вас в наш образ жизни.
Как она могла объяснить ему, что ее усталость больше эмоциональная, чем физическая? — подумала Кирстен, когда Лейф вышел из комнаты. Лучше бы она вообще осталась бодрствовать и не уходила в спальню. Уже то, что будить ее пришел отец, а не сын, подчеркивало нежелание Терье забыть о происшедшем. Предстоит тяжелая борьба, чтобы вновь обрести хоть какую-то почву под ногами.
Ей очень хотелось принять душ и переодеться, но пришлось ограничиться холодной водой, чтобы сполоснуть лицо, и пальцами, чтобы пригладить волосы. На другое не было ни времени, ни возможности. Кирстен вышла к компании, которая на воздухе коротала остаток ночи.
Все выглядели замечательно свежими — может быть, за исключением Ханны. Терье разговаривал с Георгом и как будто не заметил ее появления. Или не хотел замечать.
Нильс одарил ее деланной улыбкой, которую заметила и, вероятно, неправильно истолковала Карин, потому что лицо ее приобрело каменное выражение. Этой девушке лучше бы держаться подальше от мужчин, подобных Нильсу, подумала Кирстен, но вряд ли она видит его таким, каков он есть на самом деле.
Руне был единственным, кто пропустил восход солнца, вновь оживившего землю и море. Когда Кирстен спросила, все ли в порядке с Руне, Лейф ответил, что отец наблюдает за восходом из окна спальни.
— Он спал вполне хорошо, — продолжал Лейф. — И похоже, что последствий обморока нет. Он не первый раз вот так теряет сознание.
— Терье рассказывал мне о его состоянии, — мягко произнесла Кирстен.
— Тогда вы понимаете, почему так важно не огорчать его. — По тону Лейфа чувствовалось, что ему неприятно говорить об этом. — Наверно, могут сказать, что он и так прожил дольше, чем большинство людей. Но я бы хотел, чтобы исполнилось его желание.
— Прожить сто лет? Да, Терье об этом тоже говорил. Надеюсь, его желание исполнится.
— Врачи считают, что у него есть шанс исключительно благодаря его силе воли. — В словах сына прозвучала легкая нотка иронии. Он помолчал и нерешительно взглянул на Кирстен. — Для него было бы хорошо иметь уверенность в следующем поколении.
Хотя это ей и нелегко далось, но Кирстен не выдала ни лицом, ни голосом внутренней борьбы, мучившей ее.
— Будем надеяться, что и с этим ему повезет. — Потом она беззаботно добавила: — Я слышала, что вы вскоре тоже собираетесь жениться.
— А вы, видимо, считаете, что я слишком стар, чтобы начинать новую жизнь? — Он воспринял изменение темы без удивления.
Кирстен засмеялась, радуясь возможности оправдаться.
— Совсем нет. По-моему, вы в самом расцвете лет.
— Mange takk
type="note" l:href="#FbAutId_16">[16]
. — Он тоже улыбнулся. — Маргот говорит мне то же самое.
— Надеюсь, что я встречусь с ней.
— К сожалению, она еще неделю пробудет в Осло. Но я привезу ее в Англию, когда мы поедем туда вместе с Терье. — Он немного помолчал, лицо приняло задумчивое выражение. — Сколько правды вы расскажете своим родителям? — наконец спросил он.
— Как можно меньше, — призналась она. — Для моей матери будет страшным ударом узнать, что я пошла в постель с Терье, да еще в вашем доме. — Теперь лицо Кирстен выдавало, как ей неприятно говорить об этом. — Мне все еще очень стыдно.
— Я уже говорил, вам вовсе не стоит корить себя. Моя единственная забота — Руне.
— Вы бы одобрили, если бы Терье женился на Ингер? — Слова сами вырвались у нее, прежде чем она успела сдержаться.
— Такой вопрос никогда не возникал, — пожал плечами Лейф.
— Но она была бы очень подходящей женой, — мазохистски настаивала на своем Кирстен.
— Может быть, да. — Лейф явно неловко себя чувствовал. — Но не думаю, чтобы Терье вообще предполагал жениться до…
— …до моего появления и пока не возникла ситуация, вынудившая его сделать этот шаг, — закончила фразу Кирстен, в то время как Лейф молчал, подбирая слова. — Мне не следовало приезжать, Лейф. Ничего бы здесь не произошло, если бы я просто занималась собственными делами.
— Это и есть ваше собственное дело, — возразил он. — И я очень рад, что вы приехали.
А Терье? Этот вопрос неотступно мучил ее.
Солнце взошло, все лакомства были съедены, настала пора возвращаться домой. Первыми уехали Торвюнны с Нильсом и его девушкой. По тому, как последние полчаса эта пара вела себя по отношению друг к другу, Кирстен решила, что они поссорились. Вероятно, Карин все же не настолько потеряла голову, чтобы не осознавать недостатки Нильса.
— Ты готова? — раздался голос за спиной у Кирстен. Она обернулась и встретилась с циничным взглядом Терье.
— Чтобы ехать — да, — ответила она. — Но не продолжать в том же духе. Я говорю в последний раз: я не давала Нильсу ни малейшего повода так вести себя. Мне все равно, как это выглядело! Есть ведь и такое понятие, как косвенные улики.
— Но есть еще один бесспорный факт. Вчера вы оба встретились за ленчем, — парировал он. — Или это ты тоже будешь отрицать?
Нильс и правда делает все, что в его силах, чтобы поссорить их, горестно подумала Кирстен.
— Это получилось случайно, предварительно мы не договаривались, — объяснила она и увидела, как скривились его губы.
— Избавь меня от оправданий, только помни, что я сказал. Если ты еще когда-нибудь будешь иметь с ним дело, я… — Он резко оборвал фразу, а Кирстен быстро перехватила инициативу, давая волю накопившемуся гневу.
— Что? Норвежцы бьют своих жен?
Выражение его лица моментально заставило ее замолчать.
— Прости, это была глупость, — невольно вырвалось у нее.
— Но не выходящая из области возможного, — ответил он. — Ты способна очень легко довести мужчину до насилия.
Она не поверила ему. Он не из тех, кто легко теряет контроль над собой. Его поведение в экстремальной ситуации несколько часов назад — лучшее тому доказательство.
— По-моему, нам следует начать все сначала, — предложила она, стараясь быть рассудительной. — Дальше мы не сможем идти таким путем.
— Правильно, не сможем. — Сдержанным наклоном светловолосой головы он выразил язвительное согласие. — Так чем бы ты хотела заниматься сегодня?
— По-моему, ты хотел бы отправиться прямо в постель. — Она закусила губу, встретившись с его взглядом. — Я имею в виду — выспаться после бессонной ночи.
— Я не сомневался, что ты именно это имеешь ввиду. Но я не устал, — покачал он головой.
— Тогда ты решай. — Она уже и так сделала несколько шагов навстречу. — Это ведь твой национальный праздник.
Терье ничего не ответил. Наверно, считает, что даже не стоит ей отвечать, подумала Кирстен и почувствовала себя совершенно чужой.
Руне вышел из коттеджа и без посторонней помощи сел в машину. При свете яркого утреннего солнца он выглядел ужасно старым, каждая морщинка как будто стала еще глубже. Встретившись с ним на мгновение взглядом, Кирстен ошеломленно застыла. Он слегка кивнул головой и тем самым как бы признал ее присутствие. Уже прогресс, хотя до радушия еще далеко. Кирстен сомневалась, простил ли он по-настоящему ее «незаконную связь» с внуком, хотя именно он настаивал на их свадьбе.
Терье подождал, когда отъедет машина отца, а затем сел за руль своего «мерседеса». До Кирстен вдруг дошло, что к следующему посещению коттеджа она сама уже станет Брюланн. И ей оставалось только надеяться, что тогда их отношения не будут такими, как сейчас.
Следующую милю или чуть больше они проехали в полном молчании. Она смотрела в окно, восхищалась пробуждением природы ранним утром, любовалась неповторимым пейзажем. Кирстен вспоминала время, когда она мысленно представляла, как побывает на родине бабушки. Кроме пейзажа, все было не таким, как рисовало ее воображение. Но реальность редко соответствует нашим ожиданиям.
Резкий поворот машины, съезжавшей на обочину, прервал ее размышления. Терье сидел уставившись в лобовое стекло, руки остались лежать на руле.
— Нехорошо, — буркнул он и перевел взгляд на ее лицо, словно стараясь получше разглядеть его. — Я хочу поверить тому, что ты говоришь.
— Ты можешь верить, — твердо сказала она. — Правда, Терье, можешь верить. Нильс для меня ничего не значит. Мы не договаривались о вчерашней встрече. Я наткнулась на него случайно, и он настоял, что поведет меня на ленч. И это все. Больше ничего не было.
Голубые глаза, внимательные и напряженные, долго не отрывались от ее глаз. Потом он кивнул и завел мотор.
Пусть это еще не полное примирение, которого она так желала, с грустью подумала Кирстен, но все же шаг в нужном направлении. По крайней мере ей так казалось. Она могла бы снова и снова повторять, что любит его, но вряд ли он захочет это услышать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неодолимое влечение - Торп Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Неодолимое влечение - Торп Кей



Мне очень понравилась эта книга. Любовь англичанки с норвежцом,просто завораживает...Почитайте!!! Не пожалеете!!!
Неодолимое влечение - Торп Кейlira
15.11.2013, 14.20





Задумка интересная, но слегка растянуто да и концовка смазана. Характер главный герой проявляет не там, где нужно.
Неодолимое влечение - Торп КейЕв
15.11.2013, 14.41





Не понравилось - любовь героев больше похожа на сильное физическое влечение, а не на глубокое чувство; в романе больше описаний Норвегии, чем развития событий; многие ситуации явно надуманы; сами герои описаны очень поверхностно: 4/10.
Неодолимое влечение - Торп Кейязвочка
15.11.2013, 19.44





Прочитала с удовольствием .10 .
Неодолимое влечение - Торп КейЛюбовь М.
30.01.2014, 19.06





Легкий приятный романчик. И задумка хорошая, и концовка не затянутая. Очень красивая история. Читайте!
Неодолимое влечение - Торп КейНатали
16.03.2014, 12.58





Интересный,динамичный сюжет.сначала страсть,потом любовь.ядумаю это одно и тоже :-) мне понравился 10
Неодолимое влечение - Торп КейТаТьяна
5.11.2014, 19.50





Интересный,динамичный сюжет.сначала страсть,потом любовь.ядумаю это одно и тоже :-) мне понравился 10
Неодолимое влечение - Торп КейТаТьяна
5.11.2014, 19.50





Люди! Не заморачивайтесь! Время, потраченное зря!
Неодолимое влечение - Торп КейЁлка
17.03.2015, 15.58





Нет, любовь и страсть - это не одно и то же.Страсть - это еще не любовь, но любовь - это всегда и страсть.rnА вообще все произведения у этой писательницы одинаковые, прямо по кальке, только декорации меняются.
Неодолимое влечение - Торп КейЕлена
13.09.2016, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100