Читать онлайн Неодолимое влечение, автора - Торп Кей, Раздел - ГЛАВА СЕДЬМАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неодолимое влечение - Торп Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.2 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неодолимое влечение - Торп Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неодолимое влечение - Торп Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Кей

Неодолимое влечение

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Когда Кирстен вернулась в гостиную, Руне смотрел телевизор, Лейф читал журнал, а Терье исчез.
— Я вам очень благодарна, Лейф, — с искренним чувством обратилась к нему Кирстен, — за все, что вы сделали. Ведь я свалилась на вас как снег на голову.
— Кто-то должен был сделать первый шаг, если мы хотим раз и навсегда покончить с этим делом, — спокойно ответил он. — Я надеюсь на скорую встречу с вашими родителями. Как вы думаете, они смогут приехать в Норвегию?
— Не уверена. Их не назовешь любителями путешествий. — Она немного помолчала, потом набралась смелости и спросила: — Можно ли и мне надеяться, что вы в скором времени приедете в Англию?
— Вполне возможно. — Очевидно, он не хотел связывать себя обещанием. — Терье пошел к озеру, чтобы проверить, готова ли яхта. День завтра будет хорошим для плавания.
Кирстен приняла изменение темы разговора, нехотя признавая, что, даже если Лейф заинтересован в дальнейшем продолжении родственных отношений, все равно есть определенные границы близости.
— Вы поедете с ним? — спросила она, надеясь, что вопрос прозвучал равнодушно.
— Нет, — покачал он головой. — У меня другие планы. Вы говорили с Нильсом?
— Он заедет за мной в девять, — подтвердила она и заметила быстрое изменение выражения в таких же, как у сына, голубых глазах. — Надеюсь, с этим все в порядке? — быстро добавила она. — Мне неприятно думать, что может создаться впечатление, будто я использую ваш дом словно отель.
— О, конечно, ничего подобного, — заверил он. — Пока вы здесь, можете приходить и уходить когда захотите. — Лейф внимательно посмотрел на нее. — Нильс — большой дамский угодник.
Кирстен выдержала его взгляд и подумала: интересно, что рассказал ему Терье? Безусловно, не всю историю, иначе, конечно, Нильса не принимали бы в этом доме.
— Это предупреждение? — беззаботно спросила Кирстен.
— Скорее, совет, — улыбнулся он. — Бывает, что сердце правит головой.
Уж она-то это знает, мелькнула грустная мысль.
— Мое сердце закрыто для Нильса, — твердо сказала она. — Так что здесь риска нет, но я ценю вашу заботу. — Притворившись, что подавляет зевок, она добавила: — Хотя сейчас всего лишь половина десятого, вы не будете возражать, если я отправлюсь спать? Я мало спала прошлой ночью.
И в тот момент, когда она произнесла эти слова, Кирстен почувствовала, как кровь бросилась ей в лицо. Но Лейф, судя по его виду, как будто бы ничего не заметил.
— Время отходить ко сну наступает тогда, когда человек чувствует себя усталым. — Он ласково улыбнулся ей. — Got natt.
Она ответила тоже по-норвежски, а потом перешла на английский:
— И еще раз спасибо — за все.
На ее «Got natt» Руне отреагировал всего лишь ворчанием, но, по крайней мере, он наконец заметил ее присутствие. Есть надежда, что он начинает принимать возникшую ситуацию.
Несмотря на пасмурное небо, все же еще было чересчур светло, чтобы ложиться спать. Минут двадцать она потратила на маникюр, полистала один из журналов, которые лежали у нее в комнате, потом подошла к окну, чтобы опустить шторы, словно обманывая себя, будто и в самом деле пришло время спать.
С озера возвращался Терье. Он шел легким пружинистым шагом любителя пеших прогулок в любое время года. Руки в карманах брюк, голова наклонена вперед. Казалось, он был целиком погружен в свои раздумья. Ей вдруг захотелось, как прежде, ненавидеть его. Но разве она действительно когда-нибудь по-настоящему ненавидела его? Своей враждебностью она всего лишь пыталась защититься от тех чувств, которые он возбуждал в ней с самого первого слова. Достаточно одного его взгляда — и она теряет всякий контроль над собой.
Светловолосая голова вдруг вскинулась вверх, словно поднятая какой-то невидимой силой, и Терье посмотрел прямо в ее окно. Отступать было поздно, и Кирстен осталась стоять у окна — и даже умудрилась небрежно помахать ему рукой. На таком расстоянии ей не удалось разглядеть выражение его лица, но он ответил на ее жест и продолжал идти к дому. Неважно, что его чувства к ней неглубоки, в чем Кирстен не сомневалась, но она многое бы отдала, чтобы провести завтрашний день с ним, а не с Нильсом, вновь мелькнула грустная мысль. А уж ему-то, конечно, завтра не придется быть в одиночестве. В его положении и при том, что он еще не женат, все женщины Бергена и окрестностей, не имеющие возлюбленных, не говоря уже об Ингер, с жадностью ухватятся за возможность составить ему компанию.
Когда Кирстен наконец заснула, сон ее был прерывистым и тяжелым. Утром она встала с больной головой и в подавленном настроении. Когда она спускалась вниз, откуда-то вернулся Лейф и как раз входил в парадную дверь. Интересно, подумала она, куда он ходил. Почти наверняка в воскресное утро не с деловым визитом. Вроде бы ничто не мешает ему жениться еще раз. Не говоря уже о его положении, он привлекательный мужчина и полон сил. Должно быть, решила Кирстен, он сильно любил свою жену.
Одетый в джинсы и легкий свитер, Терье уже завтракал. Когда она заняла свое место за столом, он налил ей кофе и кивком головы ответил на слова благодарности. Голубые глаза снова казались непроницаемыми.
— Почему вы убежали вчера вечером? — спросил он.
— Вовсе я не убежала, — запротестовала Кирстен, стараясь также сохранять невозмутимый вид. — И от кого бы мне бежать? Просто я устала и рано пошла спать. С вами такого не бывает?
Пожатием плеч он словно бы отмел эту тему.
— Когда заедет за вами Нильс?
— В девять часов. — Она помолчала, желая продемонстрировать полное отсутствие энтузиазма в связи с предстоящим свиданием, но тут же засомневалась, что это будет иметь для Терье какое-то значение. Нравится это ему или нет, он не имел права возражать против ее воскресной прогулки с Нильсом. Потому что это могло значить, что он связывает себя, проявляя хотя бы небольшую заинтересованность в ней. А этого ему, очевидно, не хотелось. Поэтому Кирстен продолжила светский разговор: — Наконец-то погода улучшилась. Похоже, будет хороший день для плавания.
— Да, — согласился Терье.
— Вы отправляетесь в одиночестве?
— Со мной поедет Ингер, — покачал он головой.
— Почему вы не женитесь на ней? — Слова сами выскочили, помимо ее воли. — Вы же наверняка знаете, какие чувства она испытывает к вам.
— Я могу этим лишь ухудшить дело, — бесстрастно возразил он. — В отличие от своего брата она очень приятный человек.
— Ни минуты не сомневаюсь. — Кирстен с трудом проглотила комок в горле.
На дорожке, ведущей к подъезду, раздался шум мотора. Только что пробило пятнадцать минут девятого, так что вряд ли это был Нильс. Когда машина остановилась, Терье встал и пошел к двери. Минуту спустя он вернулся с Ингер. На той были такие же джинсы и легкий свитер, как и на Терье, и Кирстен отчетливо поняла, что в своих хорошо сшитых бежевых брюках и кремовой шелковой рубашке она не подходит для этого мужчины.
— Hallo, — вежливо приветствовала ее Ингер. — Простите, что я прервала ваш завтрак.
— Я только пью кофе. — Кирстен изобразила подобие улыбки. — Там еще много в кофейнике. Не хотите?
На столе стояла чистая чашка, будто заранее приготовленная. Ингер села рядом с Терье, налила свежего кофе ему, а потом себе. Она вела себя как человек, привыкший сидеть за этим столом. Когда они встретились взглядами, Ингер обдала Кирстен холодом.
— Наверно, вы нашли Норвегию очень отсталой по сравнению с Англией?
— Я нашла ее очень красивой, — возразила Кирстен. — Даже больше, чем ожидала.
— Но вы, конечно, предпочитаете свою родину?
Терье безучастно слушал этот обмен репликами.
Кирстен по-прежнему выдерживала веселый, беззаботный тон.
— Безусловно, я люблю свою страну, но не до такой степени, чтобы не могла жить где-нибудь еще.
— Я бы нигде не смогла жить, кроме Норвегии, — бескомпромиссно заявила Ингер. — Это единственное место, где я хотела бы быть всегда.
— Наверно, моя бабушка тоже так считала, пока не встретила дедушку. — На этот раз Кирстен решилась бросить быстрый взгляд на Терье и отметила, как крепко он сжал губы. — Естественно, если вы выходите замуж за человека своей национальности, то никаких проблем не возникает.
— То, что она сделала, было ошибкой. — Терье отодвинул стул. — Ты готова, Ингер?
— Конечно. — Она встала, оставив чашку кофе недопитой. — Надо захватить ветер, пока он не стих. Надеюсь, вы с Нильсом весело проведете день, — добавила она, повернувшись к Кирстен.
Терье уже почти подошел к двери.
— Спасибо, — чуть натянуто Поблагодарила Кирстен. — Уверена, что день пройдет прекрасно.
После их ухода дом словно бы опустел, хотя где-то рядом слышались шаги домоправительницы Берты. Оставалось еще полчаса до приезда Нильса, и Кирстен решила пройтись немного, но потом вспомнила, что она неподходяще одета для прогулок по мокрой траве, и осталась в доме.
Все вышло бы по-другому, если бы она сегодня отправилась с Терье на яхте, запоздало размышляла она. Нет, вряд ли можно было ожидать другого результата. Через несколько дней она уедет. Жаль только, что с самого начала она не осталась в отеле.
Нильс прибыл точно вовремя и удивился, хотя нельзя сказать, что он был этим недоволен, когда нашел ее одну. Сногсшибательно красивый, в желтовато-коричневом замшевом пиджаке и в прекрасно сшитых в тон ему брюках, он выглядел как мечта любой девушки, подумала Кирстен. Но в ее сердце не дрогнула ни одна струна.
Она заставила себя быть любезной, когда он, восхищаясь ее внешностью, осыпал ее комплиментами.
Хотя бы за это надо быть ему признательной. И все же как поверхностно его очарование. А ей еще ужасно долго предстоит терпеть это испытание, недовольно размышляла Кирстен, когда он усаживал ее в великолепную двухместную спортивную машину красного цвета.
Немногим больше часа они гуляли по городу, любуясь прекрасно отреставрированными средневековыми зданиями, замком Хакона
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
и башней Розенкранц. Попутно Нильс рассказывал ей девятивековую историю старого Бергена. Хотя его желание очаровывать раздражало своей искусственностью, в знании истории своего города отказать ему было нельзя. Стоило Нильсу забыть о себе, как он становился вполне приятным спутником.
Уже миновал полдень, когда они наконец выбрались из Ганзейского музея. Улицы Бергена заполнили туристы, в гавани теснились корабли всех цветов и размеров. Вытянутые, словно пальцы одной руки — длинный и короткий, два пирса, обвешанные шинами для смягчения удара, принимали маленькие суда. Ряды голых мачт упирались в безоблачное небо и отражались в зеркале прибрежных вод.
— По-моему, летом картина здесь более спокойная, чем зимой, — заметила Кирстен, прислушиваясь к звукам марша, который играл на набережной молодежный оркестр. — Вы часто катаетесь на лыжах, Нильс?
— Все катаются, — ответил он. — Зимой здесь больше нечего делать.
Она удивленно взглянула на него, пораженная его тоном.
— Если вам Берген кажется таким скучным, почему бы не переехать хотя бы в Осло?
— Здесь держит семейный бизнес, — вздохнул Нильс. — Конечно, он вовсе не такой большой, как у Брюланнов! — Последние слова он произнес с нескрываемой желчностью. — Если им захочется, они могут купить наше дело тысячу раз!
— Если бы вам предложили место в компании«Брюланн», вы бы приняли предложение? — Кирстен заметила, как скривились его губы.
— Это почти невероятно, пока Терье занимает свой пост. Мы с ним несовместимы. Он повез вас в Тронхейм только потому, что мы с вами собирались вместе провести субботу. Поломка в моторе не больше чем уловка!
— Это нелепо, — запротестовала Кирстен. — Там и вправду была неисправность. Я стояла в гавани рядом с ним, когда он обнаружил утечку топлива.
— Вы слышали только то, что сказал Терье, или, может быть, кто-то другой подтвердил его слова?
— Допустим, что слова другого я не слышала, — пришлось ей признать. — Но это же бессмысленно — устраивать себе столько хлопот только ради того, чтобы я не встретилась с вами.
— Возможно, он строил и другие планы. — Нильс испытующе уставился ей в лицо. — Еще недавно у Терье была девушка-англичанка, очень похожая на вас.
— Вы имеете в виду Джин?
— На мгновение Нильс оторопел.
— Он рассказал вам о ней?
— Все, — подтвердила она. — И фактически в случившемся он больше упрекает ее, чем вас.
Это он только говорит. — Наступило молчание, а потом Нильс резко изменил тон: — Разве мы не можем забыть о Терье? Я бы предпочел говорить о вас.
— Мы можем сделать это за ленчем? — спросила она, пытаясь скрыть свое полное безразличие ко всему, что он говорил. — Я почти ничего не ела за завтраком.
Если Нильс и почувствовал ее отчуждение, то не подал виду и даже за едой не прекратил своего ухаживания. Кирстен не сомневалась, что большинство женщин нашли бы его абсолютно неотразимым, но ее сердце оставалось холодным.
Она думала только о Терье. Интересно, занимается ли он любовью с Ингер? А вдруг именно сейчас, в этот момент, они любят друг друга? Ревность просто терзала ей душу, и не существовало сил, которые могли бы ее подавить. Оставалось только терпеть.
Надежда, что она освободится от Нильса после ленча, оказалась напрасной. У него были обширные планы на вторую половину дня. Он объявил, что на моторном катере повезет ее на острова. Уже обо всем договорено. А потом они пойдут обедать в «Бельвю», один из самых изысканных ресторанов Бергена.
Попытка Кирстен избежать обеда была моментально пресечена. Нильс сказал, что она может позвонить и сообщить Берте, что не придет к обеду. И она не нашлась, как отвертеться от приглашения, не показавшись грубой. Очевидно, он хорошо все продумал и позаботился о том, как развлечь ее в этот день. И Кирстен ничего не оставалось, как отбросить отговорки и радоваться тому, что видит вокруг.
А она и вправду наслаждалась великолепным днем, сверкающей на солнце водой, соленым морским воздухом. Нильс сам вел катер и был страшно доволен, когда она, лукавя, называла его «капитан».
В некотором смысле он еще не повзрослел, подумала Кирстен. Как мальчишка, играет в морского волка.
Ресторан «Бельвю» помещался в замке XVII века, построенном на холме и возвышавшемся над городом и фьордом. Вид из него открывался потрясающий, еда была великолепной, обслуживание — выше всяких похвал. Обед в таком месте, должно быть, стоил маленького состояния, решила Кирстен и почувствовала себя виноватой в том, что совсем не ценит мужчину, который оплачивал такую роскошь. Она не предвидела, что будет стоить ему стольких усилий.
И лишь позже, когда Нильс предложил поехать к нему на квартиру и там немного выпить, она начала подозревать, что он, вероятно, ждет от нее вознаграждения. Неважно, в какой форме. Это читалось в его глазах, в улыбке, в том, как он прикасался к ней: словно проверяя, каковы его шансы. Первая реакция Нильса, когда она, сославшись на усталость, отказалась принять его приглашение, как будто подтвердила ее подозрение. Но чуть позже он принял отказ довольно спокойно.
Перед домом Брюланнов стояли обе машины, из чего было ясно, что отец и сын находятся дома. Нильс отклонил предложение зайти, но, очевидно решив компенсировать свои усилия, притянул ее к себе и страстно поцеловал. И встретил явное безразличие с ее стороны. А она ругала себя за то, что не сумела яснее показать свои чувства, или, вернее, их полное отсутствие. В этом ее можно было бы справедливо упрекнуть. Но мужчины, подобные Нильсу, не способны поверить, что женщина может не поддаться их очарованию.
— Завтра непременно встретимся, — сказал он, нехотя отпуская ее. — Будем вместе смотреть восход солнца.
Кирстен не имела представления, о чем он говорит, и не имела ни малейшего желания уточнять. Она открыла дверцу машины и выскочила на дорожку, облегченно вздохнув, когда он не попытался задержать ее.
— Спасибо за сегодняшний день, — быстро пробормотала она. — Это было очаровательно. Got natt, Нильс.
Она вошла в дом раньше, чем он отъехал. Мужчины сидели в гостиной, она слышала их голоса и позвякивание бокалов. Ей не хотелось входить к ним, ню она решила, что было бы невежливо прямо подняться наверх, не пожелав им спокойной ночи.
Терье сидел спиной к ней, Лейф — лицом к двери. Руне крепко спал на своем обычном месте.
— Входите и выпейте с нами, — ласково проговорил Лейф. — Чего бы вы хотели?
— «Акевит», пожалуйста, — сказала она, забыв отцом, что собиралась прямо подняться наверх. Теперь ей уже не хотелось ссылаться на усталость.
Когда Кирстен села напротив Терье, он окинул ее внимательным, изучающим взглядом. Она заметила, что он переоделся: теперь на нем были брюки и рубашка.
— Как прошло ваше плавание? — бодро поинтересовалась она.
— Очень хорошо, — ответил Терье. — А как вы провели день?
— Прекрасно.
— Так куда же сводил вас Нильс? — светским тоном спросил Лейф, вручая ей бокал и возвращаясь на свое место.
— Мы побывали всюду, — сообщила она. — И обедали в «Бельвю».
— Он определенно захотел произвести впечатление, — сухо заметил Терье. — Вам понравилось?
— Очень. — Кирстен с трудом разыграла энтузиазм, опасаясь, что голос выдаст ее. — Это очаровательное место. — И, обращаясь к Лейфу, добавила: — Я по телефону предупредила Берту, что не вернусь к обеду.
— Да, она сказала мне, — подтвердил он. — Очень предусмотрительно с вашей стороны.
Руне, будто от толчка, проснулся и что-то пробормотал себе под нос, словно отметив ее присутствие. Потом он с напряжением встал, с минуту постоял, как бы обретая равновесие, и осторожно шагнул к двери. Кирстен отметила, что ни сын, ни внук не бросились ему помогать, хотя внимательно следили за каждым шагом старика. Недалеко время, когда гордость уже больше не будет поддерживать Руне. Возможно, размышляла она, когда придет последний день, он просто превратится в бесплотный дух.
— Я должен извиниться за отношение отца к вам, — проговорил Лейф, перехватив ее взгляд, устремленный на старика.
— Вовсе не должны, — возразила она. — Очевидно, ему трудно переменить свое отношение. И к тому же он единственный, кто знает, что же на самом деле случилось шестьдесят лет назад.
— Единственный, кто знал, — поправил ее Лейф. — Я убедил отца рассказать мне эту историю, когда сегодня вечером мы были одни.
Так, значит, Терье тоже поздно вернулся домой, мелькнула горькая мысль, прежде чем она полностью осознала, что сказал Лейф. Кирстен вопросительно взглянула на него.
— И мне тоже разрешено услышать эту историю?
Лейф опустил голову, с минуту помолчал, словно собираясь с мыслями, и начал рассказ:
— Случилось так, что ваша бабушка забеременела. Если в наши дни и в наш век это может ничего не значить, то во времена молодости отца это означало позор для всей семьи. Если бы отец ребенка был норвежец, то просто немедленно сыграли бы свадьбу. Но с английским моряком дело обстояло по-другому. Все устроили так, чтобы до рождения ребенка вашу бабушку, как вы знаете, тоже Кирстен, спрятать где-нибудь в отдаленном месте, а потом новорожденного усыновить. Но вместо этого она предпочла уехать со своим возлюбленным. После чего от нее отреклись, и ее имя вычеркнули из семейной Библии, где на специальной странице записывали даты рождения всех членов семьи.
Кирстен испытывала двоякое чувство. С одной стороны, хорошо наконец узнать правду. С другой — ей стало грустно при мысли, что ее имя связано со страданием. И не только в те давние времена, но и много лет спустя. Ее отец родился через двенадцать месяцев после свадьбы. Так что, похоже, та беременность не была удачной. Конечно, если намеренно не изменили дату.
— Сомневаюсь, чтобы в то время в Англии такой поступок тоже не воспринимали как страшный скандал, — проговорила она, будто продолжая думать вслух. — Так что бабушка прошла через многое.
— Она сама выбрала свой путь, — возразил Терье, и Кирстен резко повернулась к нему.
— Вы хотите сказать, что она получила то, что заслужила. Правильно я поняла?
Голубые глаза бесстрастно разглядывали ее.
— Она заплатила за свой поступок его последствиями. Если вышло так, что выбор оказался ошибочным, тогда это несчастье.
— По-моему, нельзя сказать, что она сделала неправильный выбор, — натянуто возразила Кирстен. — Но не могу согласиться с тем, что правильно было отречься от нее, словно от парии.
— Конечно, неправильно, — вступил в разговор Лейф, — Но условности того времени не оставляли ей другого выбора. Разве сегодня имеет значение, кто более виноват?
— Конечно, не имеет, — пришлось согласиться Кирстен, которая все же решила забросить еще один пробный камень: — А как же Руне? Его отношение и теперь не изменилось?
— Боюсь, что он слишком стар и чересчур упрям, чтобы менять свое отношение. — Лейф сделал рукой недовольный жест.
— И заслуживает того, чтобы его оставили в покое, — властно добавил Терье. — Теперь вы знаете подробности, и оставьте все как есть.
— Ведь я не знаю языка и едва ли смогу расспрашивать Руне, — пробормотала Кирстен, возражая не столько против слов Терье, сколько против его тона. — Да, впрочем, я бы и не стала.
Она осушила свой бокал и с легким стуком поставила его на стол. Потом резко встала. Комната закружилась вокруг нее. Кирстен зацепилась за ножку стула и наверняка бы упала, если бы Терье не вскочил и не поддержал ее.
— Если вы не привыкли, никогда не пейте крепкий напиток одним глотком, — иронически посоветовал он. — Куда вы хотели идти?
— В постель, — пролепетала она. — Теперь со мной все в порядке. Спасибо. Просто я и вправду выпила слишком быстро. Только и всего.
В этот момент Кирстен не могла сообразить, радоваться ей или сожалеть, что Терье отпустил ее. Хотя, когда Лейф в комнате, вряд ли бы сын позволил себе какие-нибудь любовные нежности. Но одно только его прикосновение вызывало в ней трепет. И Кирстен не сомневалась, что он знает об этом. Суметь бы только преодолеть барьер, который он воздвиг между ними.
Она ушла, не причиняя больше хлопот. А двое мужчин остались спокойно допивать свои бокалы. Готовя себе постель, Кирстен мысленно повторила историю, рассказанную Лейфом, и пришла к выводу, что пора бы уже забыть этот древний эпизод. Разумеется, приятно было бы знать, что Руне тоже не придает ему значения, но, очевидно, этого ей не дождаться.
Ночь стояла ясная, на небе ни облачка, и долго было светло. Видимо, она задремала, но в два часа проснулась и, повертевшись с полчаса, решила, что лучше встать. Даже глубокой ночью еще было не совсем темно, а духота в комнате мешала ей. Конечно, Кирстен могла бы открыть окно, но ей хотелось большего. Ее состояние напоминало ей нечто сродни клаустрофобии.
Накинув халат, она спустилась вниз, прошла по безмолвному дому и вышла на застекленную веранду, где стояли кресла и откуда открывался вид на затянутые туманом горы. Она знала, что замерзнет в легком халате, если останется на веранде в такой час. Но это все же приятнее, чем находиться в душной комнате.
Но кого она не ожидала увидеть, так это Терье, спустившегося вниз раньше ее. В банном халате и в кожаных шлепанцах он сидел в кресле, положив ноги на кресло, стоявшее рядом.
— По-моему, мы уже играли эту сцену, — мягко проговорил он.
— И часто вы ее играете? — спросила Кирстен, когда снова обрела голос.
— Только когда от меня бежит сон. По той или иной причине, — парировал он. — А вы?
— Я тоже не могу заснуть.
— Наверно, вчера ночью слишком много спали? — с иронией в голосе заметил он.
— Наверно, — не поддалась она на его поддразнивание. — Очаровательная ночь, правда?
— Они все такие, когда хорошая погода. Надеюсь, и завтрашняя будет такой же.
— А что случится завтра? — спросила она.
— Мы празднуем самую короткую ночь в году. В городах зажигают факелы, устраивают фейерверки, танцуют на улицах. Хотя многие предпочитают взять с собой корзины с провизией, одеяла и уходить на лодках в море или уезжать в свои загородные коттеджи. Наша семья проведет завтрашнюю ночь, как всегда, в коттедже прямо на берегу. Руне не признает никакого другого празднования. — После некоторой паузы Терье сказал: — Торвюнны, как обычно, тоже приедут к нам. Разве Нильс не говорил вам об этом?
— Что-то он говорил.
Терье долго молчал, лицо его было непроницаемым и загадочным. Когда он заговорил снова, голос звучал совсем незнакомо:
— Кирстен, почему вы пошли со мной в постель?
Сердце у нее болезненно ёкнуло. Все силы ушли на то, чтобы голос не выдал бури, разыгравшейся внутри ее.
— Наверно, потому же, почему и вы. Как вы сами сказали, страсть присуща не только мужчинам.
— Да, я так сказал. — В улыбке не было и грана юмора. После долгой паузы тон снова изменился: — По-моему, нам нужно по-прежнему уступать нашей обоюдной страсти, пока у нас еще существует такая возможность.
Кирстен растерянно взглянула на него, борясь с инстинктивным желанием сказать «да». Снова пойти в постель с Терье? Но это лишь послужит обострению муки при неизбежном расставании.
— Не думаю, что это удачная мысль, — возразила она.
— Вероятно, не очень удачная, — согласился он. — Но именно этого мы оба хотим.
Он встал и пошел к входной двери, возле которой она стояла. Кирстен не могла сопротивляться, когда он обнял ее. Кровь моментально вскипела внутри, а сердце застучало, словно молот. Она не владела собой и хотела только одного — ответить на жадное требование его губ. Конечно, у него были далеко не столь глубокие чувства, о которых она мечтала. Но это тоже своего рода любовь. Если она откажется от этой любви, что ей останется?
— Пойдемте в дом, — тихо пробормотал он. И она знала, что у нее нет силы отказать ему. Живи тем, что есть сегодня, убеждала себя Кирстен, когда он почти внес ее в дом.
Он привел ее в свою комнату. По-видимому, какая-то часть ее сознания еще сохраняла разум, потому что неожиданная догадка пронзила Кирстен: ведь ее комната — рядом с комнатой его отца! Целуя ее, Терье ловко снял с нее халат и верхнюю часть пижамы, затем стянул вниз до бедер атласные брюки, и они сами легко соскользнули на пол. Не отрываясь от нее, покрывая всю ее поцелуями, он сорвал с себя махровый халат и, обхватив обеими руками ее ягодицы, прижал к своей восставшей жаркой и твердой плоти.
— Видишь, что ты делаешь со мной, — бормотал он.
— А ты со мной, — прошептала она, и он хрипло засмеялся.
— У тебя не так видно. В этом женское преимущество.
Он пробежал руками вверх и гладил шею, нащупывая пальцами эрогенные зоны за ушными раковинами, и ласкал их с такой нежностью, что искры одна за другой пронизывали все ее тело. Она прижалась губами к стройной загорелой шее, впитывая соль его кожи, спустилась ртом к груди, к первым пучкам волос, потом руки стали ее глазами, изучающими его тело. Это прекрасно сложенное тело — с мощными плечами и четко обрисованными мышцами предплечий, с широкой и сильной грудью, сужавшейся к талии, где не было ни единого грамма лишнего, с узкими бедрами и плоским твердым животом, тугим как барабан.
У него перехватило дыхание, когда она нашла его жаждущую плоть. Он поднял руками ее голову и обхватил губами рот со страстью, вызвавшей ответный пожар в каждой клеточке ее тела. Она упала на спину в постель и, когда он вошел в нее, обхватила его руками и ногами. На каждый мощный, напряженный удар его плоти она отвечала так же страстно, не в силах сдерживать себя. За криком, сорвавшимся с ее губ, немедленно последовал глубокий гортанный стон. На краткий миг ее придавила тяжесть его тела, испытавшего всплеск освобождения.
Нет, она не хотела расставаться с этой тяжестью. Прижатая им к постели, она испытывала величайшее блаженство в мире. Дрожащим голосом, полным любви, она произнесла его имя, вовсе не заботясь о том, что целиком выдает себя.
Когда Терье перекатился на бок, хотя и не ушел от нее далеко, она словно потеряла часть себя. Он лег рядом с ней, оперся на локоть, наклонился и поцеловал ее. Его свободная рука невесомо лежала у нее на бедре.
— Как ты себя чувствуешь? — ласково спросил он.
Именно так, как она хотела. Но Кирстен не нашла в себе смелости сказать ему эти слова, а лишь пробормотала в ответ:
— Хорошо. Очень, очень хорошо!
Терье, сухо улыбнувшись, прижал палец к ее губам.
— Не стоит возносить мое «эго» выше, чем ты уже сделала, показав, что, так же как и я, хочешь продолжать нашу связь.
— Связь? — чуть ли. не взвизгнула она.
— Два человека идут навстречу обоюдной потребности. Разве слово «связь» для этого не подходит?
— Наверно, подходит. — Она заставила себя говорить спокойно. — И ты предлагаешь, чтобы мы шли навстречу нашей потребности до тех пор, пока я не уеду в пятницу домой?
— Если ты не возражаешь. — Он подождал мгновение, глаза превратились в щелки, и повторил: — Не возражаешь?
Кирстен знала: если она скажет «да», то следующие четыре дня и четыре ночи будет жалеть об этом. Предосторожность, прежде всего предосторожность. Она хотела получить все, и была готова к этому.
— Возражаю, — хрипло вырвалось у нее. Что-то мелькнуло в голубых глазах. Он повернулся на спину и положил ее на себя. Он притянул ее голову к своей, держа руку на ее затылке. Она снова целовала его страстно, безудержно, ощущая напор его плоти. Он обхватил ее бедра, приподнял и приблизил к себе. Она жадно хватала ртом воздух, когда он медленно проникал в нее, наполняя ее своей жаркой плотью, пока их тела не слились в одно.
Закрыв глаза, Кирстен изгибалась ему навстречу, дав волю инстинктам. Ее движения были медленными и чувственными, и она слышала его сдавленные вздохи, вырывавшиеся сквозь стиснутые зубы. Теперь он был подчинен Кирстен, и ей нравилось это. Но это длилось недолго. Схватив ее за талию, он мощным рывком подмял ее под себя. Когда он снова повел, голубые глаза вспыхнули холодным блеском. Но само его главенство безмерно возбуждало ее, так что она не могла контролировать свои чувства.
Видимо, она оказалась в забытьи на минуту или две, после того как они воспарили в кульминации. Открыв глаза, Кирстен увидела, что Терье ушел, хотя шум воды в ванной подсказал ей, где он.
Кирстен понимала, что своим безрассудством только накапливает боль в сердце, которая еще долго будет мучить ее. Если бы только удалось убедить Терье, что ей можно доверять. Тогда бы он сам понял, как идеально они подходят друг другу. Но для того, чтобы залечить рану, нанесенную Джин, необходимо время, а у нее его нет.
И все же надо попытаться, решила Кирстен. Даже если до пятницы, когда ее уже будет ждать паром, она не добьется полного успеха, то, может быть, ей удастся оставить за собой открытую дверь для своего возвращения в Норвегию.
Она лежала лицом к двери ванной, когда на пороге появился Терье. Он шел к ее постели такой раскованный в своей мужской наготе, что пульс у Кирстен снова бешено забился. Нырнув под простыню, Терье, прежде чем повернуть ее спиной к себе, нежно поцеловал ее в губы и крепко прижал, обхватив рукой груди.
— Спи, — ласково произнес он.
Судя по дыханию, он заснул почти мгновенно. Интимность объятия окутала ее счастливым покоем, она еще немного полежала и тоже погрузилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неодолимое влечение - Торп Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Неодолимое влечение - Торп Кей



Мне очень понравилась эта книга. Любовь англичанки с норвежцом,просто завораживает...Почитайте!!! Не пожалеете!!!
Неодолимое влечение - Торп Кейlira
15.11.2013, 14.20





Задумка интересная, но слегка растянуто да и концовка смазана. Характер главный герой проявляет не там, где нужно.
Неодолимое влечение - Торп КейЕв
15.11.2013, 14.41





Не понравилось - любовь героев больше похожа на сильное физическое влечение, а не на глубокое чувство; в романе больше описаний Норвегии, чем развития событий; многие ситуации явно надуманы; сами герои описаны очень поверхностно: 4/10.
Неодолимое влечение - Торп Кейязвочка
15.11.2013, 19.44





Прочитала с удовольствием .10 .
Неодолимое влечение - Торп КейЛюбовь М.
30.01.2014, 19.06





Легкий приятный романчик. И задумка хорошая, и концовка не затянутая. Очень красивая история. Читайте!
Неодолимое влечение - Торп КейНатали
16.03.2014, 12.58





Интересный,динамичный сюжет.сначала страсть,потом любовь.ядумаю это одно и тоже :-) мне понравился 10
Неодолимое влечение - Торп КейТаТьяна
5.11.2014, 19.50





Интересный,динамичный сюжет.сначала страсть,потом любовь.ядумаю это одно и тоже :-) мне понравился 10
Неодолимое влечение - Торп КейТаТьяна
5.11.2014, 19.50





Люди! Не заморачивайтесь! Время, потраченное зря!
Неодолимое влечение - Торп КейЁлка
17.03.2015, 15.58





Нет, любовь и страсть - это не одно и то же.Страсть - это еще не любовь, но любовь - это всегда и страсть.rnА вообще все произведения у этой писательницы одинаковые, прямо по кальке, только декорации меняются.
Неодолимое влечение - Торп КейЕлена
13.09.2016, 15.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100