Читать онлайн Сирены жаждут любви, автора - Торп Кей, Раздел - Глава первая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сирены жаждут любви - Торп Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сирены жаждут любви - Торп Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сирены жаждут любви - Торп Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Кей

Сирены жаждут любви

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава первая

«Вот оно – самое настоящее счастье!» – подумала Зоя, блаженно растянувшись в шезлонге под ласковыми лучами солнца. Теперь можно даже с удовольствием перенестись мыслями домой, в Англию, с ее холодной и сырой весной. Здесь, на южном побережье Греции, на небе ни облачка, а день ото дня все жарче. Наверное, через месяц носа не высунешь на солнце в полуденный час.
Она едва не захлебнулась криком – брызги веером рассыпались по разгоряченному телу. Приподнявшись, шутливо погрозила пальцем девушке, притоптывающей босыми ногами на краю бассейна. Подразнила ее:
– Ну, погоди, я тебе припомню!
Та в ответ расхохоталась, блеснув темными глазами.
– Пойди искупайся, все равно намокла, – сказала она на хорошем, но слишком правильном английском языке. – Уже час, как мы позавтракали.
Нехотя Зоя уступила. Встала, стянула резинкой волосы на затылке и прыгнула в воду. Переплыла бассейн и повернула назад; перед глазами мелькали голубые кафельные квадратики. Вынырнула на мелком, встала на дно бассейна и, переводя дыхание, показалась себе ужасно смешной.
– Ты права, – заявила она. – Это куда лучше, чем валяться на солнце.
– Пора собираться, едем в Плаку, – напомнила девушка. – Неужели ты забыла?
Зоя тряхнула головой.
– Прекрасно помню. Все равно ехать еще рано, магазины откроются только в половине шестого.
– Мы там поужинаем?
– Все, что тебе угодно.
– До нашего знакомства мне редко приходилось ездить в Плаку, – призналась гречанка, – а вечером я вообще ни разу там не была. Алексис говорит, что в это время там – настоящий рай для туристов.
– Судя по моим прежним впечатлениям, он абсолютно прав, – согласилась Зоя, – просто забываешь о времени, так не хочется уходить оттуда. Потом, это ведь самый древний уголок Афин, там ничего не изменилось за последние сто лет. Можем перекусить в таверне. В последний приезд мне запомнилась одна, не знаю, удастся ли ее разыскать. По-моему, это «Сидривани». Девушка рассмеялась.
– Весь квартал обойдем, но отыщем!
– А ты уверена, что брат одобрил бы столь поздний наш визит в Афины? – спросила Зоя и заметила, как будто легкое облачко затуманило милое девичье лицо.
– Почему бы нет? Он сам хотел, чтобы я подружилась с англичанкой и узнала все обычаи вашего народа.
– Да, но я приехала по рекомендации твоей сестры.
– Понятно, Криста живет в Англии и у нее более широкий круг знакомств. Так она сказала, когда привезла тебя сюда. Безусловно, он должен одобрить ее выбор.
«Дай-то бог!», – подумала Зоя. Она никак не могла отделаться от тревожного чувства при мысли о завтрашнем возвращении Алексиса домой. Хотя что особенно предосудительное могли сотворить они с Софией за неделю, прошедшую с приезда на виллу «Мимоза»?
Неделя… Всего неделя. С самого первого дня Зоя чувствовала себя как дома; смущала только непривычная предупредительность прислуги, бросавшейся исполнять любое ее желание. Но для греков вообще не существует ничего зазорного в том, что они прислуживают, раз это оплачивается. А попытки Зои совершенствовать собственные познания в греческом языке воспринимались всей домашней челядью только с пониманием и признательностью.
София была чудесной девушкой. Застенчивость, не присущая ее английским ровесницам, объяснялась стечением обстоятельств. В восемнадцать лет все познания о мире, окружавшем ее страну, были скупыми и чисто книжными. Посещение островов на семейной яхте – самыми дальними ее странствиями.
Во многом, разумеется, вина лежала на ее брате – стороннике патриархального отношения к женщине. Однако то, что он пригласил иностранную компаньонку сестре, уже говорило об определенных сдвигах, если вообще не об отказе от традиционного подхода. Безусловно, он человек более широких взглядов, раз позволил сестре, не посчитавшейся с семейными традициями, выйдя замуж за иностранца, сделать выбор компаньонки – тоже иностранки.
В первую встречу с Кристой Таунсенд Зоя была просто поражена ее безмятежной красотой. Эта женщина девятнадцать лет прожила в Англии и, судя по всему, ей должно было быть уже под сорок, но выглядела она на двадцать восемь, самое большое – двадцать девять лет. Вот что значит быть счастливой!
Младшая сестра Таунсенд София родилась через год после ее отъезда из родительского дома – пришлось переменить местожительство, как она выразилась, подытоживая честный и откровенный рассказ о семейном клане Теодору. Мать умерла при родах Софии, и это горе наложило отпечаток на жизнь обеих сестер. С Кристой были прерваны все отношения, а Софии, воспитывавшейся в строгих традиционных правилах, в будущем почти или вовсе не приходилось рассчитывать на контакты с иностранцами, независимо от национальности.
Николас Теодору скончался от сердечного приступа десять лет назад, возложив на плечи Алексиса двойное бремя ответственности: за финансовые дела семьи и за судьбу Софии, только вступавшей в жизнь. Алексис не стал строго соблюдать отцовскую волю, он возобновил контакты со старшей сестрой и отправил Софию учиться в школу, где основным языком был английский. И этого, подумалось Зое, было бы более чем достаточно, но он решил найти английскую компаньонку, чтобы сестра завершила свое образование. Что ни говори, а перемены самые радикальные.
Нужно сказать, что миссис Таунсенд очень ответственно, если не придирчиво, отнеслась к выбору компаньонки. Было проверено ближайшее окружение Зои, она выдержала строгий экзамен на квалификацию. Учитывая число претендентов, получить это место было делом весьма сложным. Но вот теперь она здесь, значит, оказалась лучшей кандидатурой.
– Зоя? – раздался вопрошающий голос девушки, вернувший ее с небес на землю. Зоя улыбнулась, заметив, как та с удивлением наблюдает за ней.
– Прости, я задумалась! Чем займемся?
– Мне бы хотелось так же хорошо научиться плавать баттерфляем, как ты, – последовал застенчивый ответ. – Конечно, если ты не против.
– С огромным удовольствием поучу тебя, – совершенно искренне призналась Зоя, сразу твердо решившая искоренять застенчивость девушки. София почти ничего не спрашивала, хотя очень мало знала о жизни. Научить ее баттерфляю – пустяк в сравнении с тем, что необходимо для закрепления настоящих дружеских отношений, в которых так нуждалась девушка. Еще неделю назад София довольствовалась исключительно тем, что ей предлагала Зоя.
Около получаса они позанимались. Софии удавалось не все, она была хорошей пловчихой, но еще не обрела нужную форму.
– Все придет со временем, – утешила Зоя. – Будем тренироваться каждый день, – и вдруг неожиданно добавила: – Теперь пришла пора рассчитаться с тобой за прежнее!
Счастливо рассмеявшаяся София попыталась закрыть руками лицо от брызг, поднявшихся вокруг Зои, бившей ладонями по воде, а потом ответила тем же. Сражение было шумным и беспорядочным, брызги летели во все стороны.
Первой присутствие постороннего, наверное, почувствовала Зоя. Она хотела обернуться, но, поскользнувшись, ушла под воду. Через несколько секунд вынырнула и увидела, что София смотрит на мужчину, который стоял на краю бассейна с очевидным недоумением на лице.
– А мы тебя ждали только завтра, Алексис, – сказала девушка по-английски.
Он приподнял черную бровь, отчего лицо стало чуточку злым и насмешливым. Ответил тоже по-английски, голос был низким, глубокого тембра, чисто мужским:
– Удалось, как видишь, приехать раньше. Представь меня, наконец, своей подруге.
– Меня зовут Зоя Сирстон, кирие, – вмешалась та, испытывая страшную неловкость. – Простите меня за этот беспорядок.
– Неужели вы одна все это сделали? – заметил он. Зоя подумала, что он говорит по-английски с сильным акцентом, но владеет языком более свободно, чем София.
– Не знал, что сестра водит дружбу с англичанами. Зоя вновь смущенно взглянула на него.
– Меня пригласила сюда по вашей просьбе кирия Таунсенд. Я – компаньонка Софии, кирие.
Если и раньше было трудно что-либо прочесть в его глазах, то теперь взгляд стал непроницаемым. А сам он словно окаменел.
– Впервые слышу об этом, – заявил он. – Это что еще за шутки? Оглушенная столь язвительной тирадой, Зоя продолжала в полной растерянности смотреть на него. Не двигалась с места и стоявшая за ее спиной София. «Обе застыли соляными столбами – такое сравнение хромает, – внезапно и некстати пронеслось в голове Зои. – Соль в воде растворяется».
– Я… не понимаю, – начала она. – Кирия Таунсенд сказала мне, что вы этого хотели.
Его и так плотно сжатые губы превратились в узкую полоску.
– Если бы я этого хотел, то устроил бы все сам. Разве трудно, – добавил он, – найти подходящую женщину среди местных? – внезапно перевел сузившиеся глаза на личико сестры. – А ты, что ты знаешь об этом?
Она смешалась настолько, что ее неуверенность сразу же сказалась на ответе:
– Я знаю только то, что рассказала Криста.
– Я тебе не верю, – последовало категоричное заявление. – Ну-ка, вылезайте обе, набросьте что-нибудь на себя, а потом будем разбираться.
София первой подчинилась приказанию. Бросив на Зою извиняющийся взгляд, она стала подниматься по ступеням. Зоя шла за ней, стыдясь прилипшего к телу купальника, слава богу, тот был закрытым.
Пока они шли ему навстречу, темные глаза окинули ее оценивающе, взгляд скользнул от кончиков пальцев ног по всем изгибам ее фигуры и остановился на лице, обрамленном прилипшими к голове, темными от воды волосами. Зоя почувствовала, как краснеет, ногти сжавшихся пальцев непроизвольно впились в ладони.
Он был ростом далеко за метр восемьдесят, атлетического сложения, широкоплеч и узок в бедрах. Ноги в темно-серых брюках выглядели стройными и мускулистыми, от него исходила мощная, но строго сдерживаемая сила. Настоящий мужчина во всех отношениях, это определение сразу пришло Зое в голову, оно явно содержало в себе скрытую, нежелательную неприязнь.
– Ничего не понимаю, – сказала она, подойдя к нему ближе. – Что такое, кирие? Если и произошло недоразумение, то вовсе не по нашей с Софией вине.
– Ладно, – сказал он, не повышая голоса, – это нужно обсудить. Вам бы следовало одеться поприличнее. Где ваши халаты?
– Там, на шезлонгах, – сказала Зоя.
– Так пойдите и оденьтесь. Я подожду здесь, – он указал на ближайшие стол и кресла.
Идти под тем же скептическим взглядом, хотя он теперь был направлен в спину, было еще тяжелее. У Зои затекла спина, ноги не слушались.
– Тебе известно что-то еще, о чем ты не хочешь говорить, София? – спросила она, когда они отошли на расстояние, недосягаемое для его слуха.
– Идея пригласить английскую компаньонку принадлежит Кристе, – доверительно сообщила та. – Она была уверена, что Алексису будет проще смириться, когда его поставят перед фактом, чем предварительно спрашивать разрешения. Я тоже старалась в это поверить и гнала прочь сомнения. Мне было слишком хорошо, начиная с самого первого дня нашей встречи. Так теперь тяжело расставаться.
– Я еще не уезжаю, – напомнила ей Зоя, собираясь с мыслями. – И вообще не намерена делать этого, по крайней мере, так сразу, без всяких объяснений.
– Если Алексис решит, то тебе придется покинуть дом. Он не любит, когда ему перечат.
– Это по-твоему. А у меня контракт, подписанный на год.
– Контракт заключен моей сестрой, а не Алексисом. У него нет обязательств.
– Посмотрим.
Хотя Зоя и говорила убедительно, но чувствовала свою неуверенность, ведь решение о ее отъезде еще не принято, а за Алексисом последнее слово. Ради этого места она взяла отпуск в школе, где преподавала. Если теперь придется вернуться в Англию, никакой гарантии найти подходящую работу. К прежней она сможет приступить только в будущем году. Будь что будет!
Накинув голубое махровое платье, Зоя почувствовала себя чуть более защищенной. Но его глаза и сталь прошьют насквозь! Алексис не встал при их появлении. И пока девушки поудобнее усаживались в креслах, он, опершись локтями на столешницу, неулыбчиво смотрел на них.
Коротко остриженные волосы мелко курчавились на голове, точно такая же густая темная поросль проглядывала в вороте белой рубашки. «Наверное, галстук и пиджак он сразу снял, как только приехал домой», – подумалось Зое.
– Ну? – сказал он.
Она постаралась придать голосу твердость и решимость.
– Давайте говорить прямо. Я откликнулась на объявление, помещенное кирией Таунсенд, прошла три собеседования и была принята сроком на год.
– И кто же вам будет платить?
– Я не уточняла. По приезде мне сразу открыли счет в банке в Афинах, на который авансом перевели месячное жалованье. Полагаю, это сделала сама кирия Таунсенд, когда мы приехали, – Зоя замолчала, переводя дыхание и чувствуя, как пересохло в горле. – Насколько мне было известно, она действовала по согласованию с вами. Разве могло быть иначе?
– Действительно, никак не могло быть иначе, – теперь испытующий взгляд остановился на Софии. – Так ты говоришь, что знаешь только то, что тебе рассказала Криста? Значит, она тебя вообще не предупредила?
София склонила голову:
– Мы обе виноваты.
Она перешла на греческий, брат резко возразил:
– Говорим только на английском.
– Я немного понимаю греческий, – вмешалась Зоя и тут же почувствовала себя ужасно глупой, таким уничтожающим взглядом он ее окинул.
– Немного значит недостаточно. И это все, что я могу добавить к сказанному, – он резко встал из-за стола, с трудом сдерживая раздражение. – Пойду позвоню сестре. А вас, деспинис, жду в своем кабинете через полчаса. Достаточно, чтобы привести себя в порядок?
София бросила на него тревожный взгляд.
– Ты собираешься отправить Зою назад?
– Это, – сказал он, – не подлежит обсуждению.
– Но я не хочу, чтобы она уезжала, – умоляюще сказала девушка. – Алексис, Зоя стала моим другом. Самым лучшим другом! Ты даже не можешь себе представить, как нам было хорошо вместе, когда тебя не было здесь.
– У тебя есть другие друзья, – заявил он, – более подходящие.
– Вы хотите сказать, принадлежащие к иному кругу? – перебила Зоя. – К вашему сведению, кирие, я тоже не отношусь к подонкам общества. Кирия Таунсенд прекрасно осведомлена о моих знакомствах.
– Нисколько не сомневаюсь в этом, – последовал невозмутимый ответ. – Я имел в виду национальность. Что вы понимаете в нашем образе жизни?
– Если имеется в виду, почему девушек нужно держать под замком, то вы правы! – она подалась вперед, куда только подевался спокойный вид! Глаза сверкнули изумрудами. – Вы хоть что-нибудь слышали об эмансипации?
Черные брови вновь взметнулись вверх.
– Под замком?
Зоя слегка покраснела.
– Пусть не совсем так. Я сравниваю только с английскими ровесницами Софии.
– Тем английским девицам одного возраста с Софией, которых мне приходилось встречать, вовсе не помешало бы задать трепку впрок, – сухо бросил Алексис. – Вы что же, хотите, чтобы я позволил сестре полуодетой разгуливать по улицам, как делают ваши соотечественницы? – он покачал головой, едва Зоя открыла рот, чтобы возразить. – Довольно. Увидимся через полчаса.
Зоя так и осталась сидеть в бессильной ярости, а он одним махом преодолел каменные ступени, ведущие на террасу белой мраморной виллы – крепости дома Теодору. Зою вывела из себя его ничем не прикрытая, чисто мужская самоуверенность. Никаких сомнений – скоро придется складывать вещи. Мнение сестры для него ничего не значило.
– Как он смеет? – возмутилась она. – Какое право у мужчины быть таким… черствым?
– Алексис не только мой опекун, он – мой брат, – сказала София. – И очень заботится обо мне. Сейчас он злится на Кристу из-за ее самоуправства, но на самом деле он не такой суровый. Я получаю от него все, что ни пожелаю.
– Все, за исключением права выбирать друзей. Или самостоятельно решать, куда пойти.
Девушка вздохнула.
– Но ведь это иногда может быть опасным для самой девушки. Я поняла это. И я могу выбирать себе друзей. Только…
– Если они принадлежат к определенному кругу, – закончила Зоя, не дав девушке договорить. – Ценить нужно заботу, а не запрет.
– Никаких особых запретов нет, – возразила София. – Если я захочу, то могу пойти куда угодно.
– Представляю, ценой какой расплаты.
– Нет же. Алексис не стремится наказывать меня, – она всплеснула руками. – Это совсем не то, что ты думаешь, Зоя. Я подчиняюсь, потому что считаю правильным то, что он находит полезным для меня.
Теперь уже вздохнула Зоя.
– Конечно, ты права. А я, глупая, чуть было все это не порушила. Хотя теперь уже неважно. Чувствую, мне дня здесь не разрешат остаться.
– Как мне тебя будет недоставать! – сказала девушка в крайнем отчаянии. – Я так многому научилась.
– А вот я, кажется, ничему не научилась, – Зоя встала. – Пора одеваться, а не то еще опоздаю к назначенному сроку. Твой брат ждать не станет.
София вздохнула.
– Он не привык к этому.
Как раз это Зое нетрудно было представить. Безусловно, атакуя, Алексис Теодору рассчитывал на привычную покорность. Почему она должна быть исключением? Он нанес ощутимо болезненный удар по ее самолюбию, заставив всего несколько минут назад почувствовать себя беспомощной, хотя она менее всего хотела предстать несамостоятельной в глазах домашнего тирана.
София даже не пыталась проводить ее в дом. Зоя ушла, а расстроенная девушка осталась сидеть в кресле, печально поникнув головой.
«Мимоза» выделялась среди других вилл своим необычным видом. В который уже раз Зоя подумала об этом. Вокруг виллы раскинулся сад с цветущими деревьями и возвышающимися мраморными статуями белокаменную кладку стен украшали неоклассицистские дорийские колонны, строгие балюстрады и приоконные портики. Она располагалась всего в получасе езды от шумных афинских дорог – в живописном пригороде Полития, прямо у подножья Пентелийских холмов. Здесь был всегда чистый и свежий воздух, почти отсутствовал транспорт. Лучшее среди двух миров – так определила Зоя это место по приезде сюда и не собиралась менять своего мнения.
Внутри убранство виллы было богатым, обстановка – типично в греческом духе. На первом этаже ковров на полу не было. Бледно-золотистое отполированное дерево прекрасно оттеняло блеск венецианских зеркал, яркие краски картин и дорогих тканых покрывал. Мебель являла собой разумное и удобное сочетание старого и нового, создавая общее впечатление роскоши, соединенной с отличным вкусом. По словам Софии, все было подобрано в соответствии со вкусом Алексиса, который Зоя нашла безукоризненным.
Ее спальня была светлого дерева, обивка и покрывала – пастельных тонов. На полу – толстый ковер цвета морской волны, в котором утопала нога. Здесь же были прекрасно оборудованная ванная комната и гардеробная, в которой могли бы разместиться еще полдюжины людей.
«По крайней мере, сборы будут недолгими», – раздраженно размышляла Зоя, вытирая голову после душа и решая, что надеть. Сейчас ей совершенно все равно, какое впечатление она произведет на Алексиса.
Решение, принятое старшей сестрой, понять нетрудно. Криста просто хотела приоткрыть младшей дверь, ведущую в иную жизнь. Но как теперь она объяснит свою уловку Алексису? Наверное, он как раз сейчас выговаривает ей по телефону все, что он думает насчет ее хитростей; тональность разговора Зоя себе отлично представляла. Вряд ли Кристе удастся убедить его разрешить ей здесь остаться. Эта идея была ему чужда целиком и полностью.
Зеркала на стенах множили отражение ее фигуры – для нее это было новинкой, к которой она не смогла привыкнуть. Зоя обратила внимание, что кожа уже покрылась легким загаром, от чего глаза стали цвета густой зелени, а лицо, подрумяненное солнцем, поздоровело и посвежело. Уже высохнувшие, в естественных завитках волосы бронзовым облаком спускались на затылок. Она взяла щетку для волос и попыталась привести голову в порядок, откинула волосы назад, а потом встряхнула головой и они свободно раскинулись по плечам. К чему ненужные старания?
Надев строгую светло-бежевую юбку с блузкой в зеленую полоску, она спустилась вниз. Рабочий кабинет находился в конце коридора; оставалось еще немного времени до назначенного срока. Зоя минуту постояла перед массивной дверью, потом постучала. Разрешение войти прозвучало сухо и малообнадеживающе – чего, собственно, было ждать? Она мысленно собрала волю в кулак и вошла.
Алексис Теодору сидел за письменным столом спиной к окну. Это был удобно обставленный офис, не имевший ничего общего с домашним комфортом, – таково было первое впечатление Зои. Она села на стул, предложенный им, и смиренно склонила голову на плаху. Судя по выражению смуглого лица Алексиса, топор был уже занесен.
– Я переговорил с сестрой, – сказал он. – Она приедет завтра и заберет вас с собой в Англию.
У Зои дрогнул подбородок.
– Мне не нужны няньки, кирие. Я прекрасно доберусь домой одна.
– В этом у меня нет сомнений, – продолжал он. – Но вас будут сопровождать. Как и предусмотрено, вы получите вперед двойное месячное жалованье.
Ее взгляд был твердым.
– Кирие Теодору, очевидно, вы вправе отказать мне в месте, но не можете заставить меня покинуть страну, если я сама не захочу этого.
Он удивленно повел плечами.
– Зачем вам здесь оставаться? Надеетесь, что я изменю свое решение?
Зоя закусила удила.
– Вовсе не поэтому. Я уверена, кирие, вы не сможете этого сделать, даже если убедитесь, что не правы. Признание своих ошибок – право сильного, но ни один грек не способен пойти на такое из-за боязни уронить свое достоинство!
Темные глаза весело блеснули.
– Это голос чувства, а не разума. Что может знать англичанка о перифании?
– О, позвольте, мы тоже знаем, что такое самоуважение, – отрезала она. – Только оно в нас не развито до такой крайности. Кирия Таунсенд, видите ли, покусилась на ваш авторитет, а мы за это должны расплачиваться. Так задайте себе вопрос: почему она действовала втайне от вас? Ответ легко найти.
От его внимания не ускользнул переход на неофициальный тон. Нахмурившись, он глядел на нее. Отрывисто спросил наконец:
– Сколько вам лет?
Зоя внутренне напряглась, но причин отказаться от ответа не было.
– Мне двадцать три.
– Достаточно зрелый возраст, чтобы научиться вести себя более дипломатично. Мы с вами не обсуждаем мотивы, которыми руководствовалась моя сестра. Это касается только нас с ней.
– А ведь ее понять несложно, – продолжала Зоя, не признавая за собой поражения. – Она знает, что София замкнута в узком мирке и лишена внешних контактов. Восемнадцать лет – возраст, когда необходимо выбираться из этого мирка, увидеть новые места, встречаться с новыми знакомыми. Я уверена, что вы сами прошли через это.
– Это совершенно другое дело.
– Нет, это не так. Особенно в наше время, – она старалась быть более убедительной. – Я высоко ценю природный защитный инстинкт греков по отношению к женской половине семьи, кирие, но он не должен быть в тягость. Материально София полностью обеспечена, но этого недостаточно.
Он поджал губы.
– Вы слишком много на себя берете.
– Я говорю то, что думаю, – заявила она бесстрашно. – И София имеет на это право. Сегодня вечером мы собирались с ней в Плаку. Просто пройтись по магазинам, может быть, посидеть в таверне. Она так этого ждала. Понятно, мне теперь ехать с ней нельзя, может быть, в таком случае, вы найдете возможность и сами отправитесь вместе с Софией, чтобы не расстраивать ее?
– У меня свои дела, не хватает только поездки в Плаку!
– Уверена, вот так всегда. В вашем-то положении и не найти служащих, которые смогли бы заменить вас? Просто нужно выбирать одно из двух.
– То, что я не собираюсь разгуливать по Плаке, вовсе не означает, что я отказываюсь проводить время с Софией, – коротко возразил он.
– Вас часто не бывает дома, а это ограничивает время вашего общения, – Зоя замолчала, вглядываясь в его лицо, чтобы понять, насколько ей удалось повлиять на него. Пусть не считает ее ягненком или глупой овцой! – Когда приедет кирия Таунсенд, почему бы вам не позволить ей взять с собой на каникулы в Англию Софию? Ведь она ей приходится сестрой.
Ладонь так тяжело опустилась на стол, что на нем все задрожало.
– Хватит. Вам пора собираться!
Решив напоследок еще раз показать свое упрямство, Зоя продолжала стоять на своем.
– Собственно, это все, что я хотела вам сказать. Хотя не думаю, что вы хоть в чем-то согласились со мной.
– Мы с вами теряем время зря, – он смотрел на нее раздраженно. – Хотите окончательно вывести меня из себя?
Зоя не отвела взгляда.
– Мне очень нравится София. Думаю, она стоит всякой попытки достучаться до вас. Раз вы против нашей дружбы, то поймите хотя бы, что в ваше отсутствие рядом с Софией должен быть порядочный человек, к которому она бы привязалась и которому могла бы полностью доверять. Но это совсем не те так называемые ее «друзья», с которыми мне пришлось встретиться на прошлой неделе. Их в Софии привлекает только фамилия Теодору.
– Как вы, однако, переоцениваете ее собственную значительность.
– Она многого стоит, – настаивала Зоя. – Я вообще впервые встретила такую чудную девушку! По правде говоря, мне кажется, что вы уже присмотрели ей и мужа с не менее знаменитой фамилией, как ваша. Возможно, это даже Орестес Антониу. Он однажды договаривался с ней о встрече.
Алексис посмотрел на нее с неопределенным выражением лица.
– Любопытно… Он так вам не понравился?
– Он мне противен, – отрезала Зоя. – Впрочем, не только мне, но и Софии тоже. Он держит себя так, словно все уже решено!
– Да? – прозвучало уклончиво. – Что еще?
– Знаю. Обсуждать не будем, – спокойно прибавила Зоя. – Я только надеюсь, что София откажется выйти замуж за нелюбимого!
Строго сжатые губы шевельнулись.
– Любовь не главное в хорошем браке. Есть более серьезные вещи.
– Для вас, возможно, это так. Но София должна любить и быть любимой. Орестес ей явно не по душе!
– Она вам так и сказала?
– Это говорить необязательно.
– Видимо, вы умеете читать чужие мысли!
Зоя смутилась. Она совершенно не собиралась глубоко вдаваться в эту тему, слова вылетели сами собой. С другой стороны, к чему молчать? Семь бед – один ответ.
– Мысли Софии – умею. Между нами только пять лет разницы. Вы сломаете ей жизнь, принудив выйти замуж за человека, к которому она не испытывает чувства.
– Ни о каком принуждении вообще речи быть не может.
– Оно свершится, если она поверит, что вы этого хотите. В любом случае, – прибавила Зоя, – девушке еще рано думать о замужестве.
Алексис долго молчал, испытующе глядя на Зою. Сердце трепыхалось у нее в груди словно после долгого бега, она сама поражалась собственному безрассудству. Никогда еще так не волновалась.
– Расскажите-ка о себе, – неожиданно предложил он. От удивления Зоя никак не могла справиться с мыслями.
– Разве вам ничего не сообщила кирия Таунсенд?
– У меня не было настроения ее слушать, – сообщил он с легкой иронией. – Теперь пора, как говорят англичане, «спросить обо всем у самой лошади», – он чуть улыбнулся. – Этим я вовсе не хочу сказать, что вы напоминаете это животное.
«А ведь он может быть даже обаятельным, стоит только захотеть», – мгновенно пронеслось в голове у Зои. Зачем интересуется ее жизнью, раз выставляет вон? Может быть, он переменит решение? Ей осталось только отвечать и надеяться.
– Я родом из Мидлэнда, – начала она, – хотя живу и работаю на юге Англии. Жила и работала всего несколько недель тому назад, так будет точнее. Мой отец преподает английскую литературу в местном университете; мать никогда не работала, но она – человек активный, отдает много времени участию в разных благотворительных акциях. Я преподаю географию в начальных классах.
– Как давно?
– Около полутора лет.
По выражению лица Алексиса Теодору ничего нельзя было понять.
– Вам не повезло с работой?
– Да нет, – сказала она, почувствовав, куда он клонит, – скорее, вопрос в том, что меня тянет к другому. География всегда была моим самым любимым предметом, меня влекли дальние страны. Это предложение было манной небесной. До этого я несколько раз бывала в Греции – только во время каникул – и не смогла устоять перед искушением провести в этой стране целый год.
– Даже ценой отказа от учительской карьеры?
– Я всего лишь взяла отпуск за свой счет, – поправила она Алексиса. – За мной остается это место.
– Теперь вам будет сложно найти что-нибудь подходящее? «Ваша правда!» – зло подумала Зоя. Вслух же сказала:
– Да, наверное, придется с этим столкнуться.
– Обо всем нужно думать заранее. Как реагировали ваши родители, когда вы им сказали, что оставляете работу ради этого места?
– Как и следовало ожидать, – призналась она. – Но то, что я буду работать в семье Теодору, склонило их в пользу моего решения. Мой отец прежде всего поинтересовался, кирие, и вашим окружением. Оказалось, что фамилия известна и уважаема не только здесь, но и за границей.
Он выразил признательность, иронически склонив глову.
– Вы так любезны.
Зоя тут же пожалела о сказанном – это было воспринято как грубая лесть. Он не должен был так говорить, ведь прекрасно знал себе цену.
– Ну вот и все, – только и нашлась она сказать, вставая, – пойду укладываться.
Он выглядел пораженным. «Не привык, – подумала Зоя, – позволять никому вот так заканчивать разговор». Что ни делается, все к лучшему! Все равно ей уезжать, хватит переживать и унижаться!
– У вас достаточно времени, – заявил он. – Сестра приедет только во второй половине завтрашнего дня и наверняка останется ночевать.
– Можно мне будет за это время видеться с Софией? – спросила Зоя и увидела, как он скривил губы.
– Оставим в покое тему девушек, которых держат под замком, не вижу никакого смысла, чтобы разлучать вас. Но вы останетесь здесь, на вилле. Я скажу Яннису, что он сегодня не нужен.
– Я сама водила машину, – призналась Зоя. – У меня есть права и опыт вождения при правостороннем движении.
– Вы ездили по Афинам?
– Да, иногда.
Он с любопытством взглянул на нее.
– Вы не считаете, что там слишком опасное движение?
– Не опаснее, чем в центре Лондона, – она пыталась как-то загладить свою оплошность. – Поверьте, я никогда не села бы за руль, если бы не была в себе уверена. Меня нисколько не смущает дорожное хамство разных «тяни-толкай» мужского рода. Таких много и в Англии.
– Можно сделать общий вывод, – услышала она насмешливый ответ, – что вы вообще ничего не боитесь. Но вам следует принять к сведению, что и другой человек тоже может быть не менее самоуверенным, – он склонил голову. – Теперь можете идти.
«Пусть считает, что последнее слово осталось за ним», – гневно думала Зоя, возвращаясь к себе. Она чувствовала, что Алексис не отступится от своего решения.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Сирены жаждут любви - Торп Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Сирены жаждут любви - Торп Кей



Очень скучно
Сирены жаждут любви - Торп Кейокс
8.03.2012, 9.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100