Читать онлайн Сирены жаждут любви, автора - Торп Кей, Раздел - Глава десятая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сирены жаждут любви - Торп Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сирены жаждут любви - Торп Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сирены жаждут любви - Торп Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Торп Кей

Сирены жаждут любви

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава десятая

Строения Карпатоса, отлого поднимавшиеся вверх от гавани, находились на одном из берегов песчаной губы. Солнце уже скрылось за горными вершинами, вырисовывавшимися на фоне неба, красный цвет крыш постепенно приобретал все более темный оттенок – вечерние сумерки сменялись ночной темнотой.
Стоя на палубе, Зоя вспомнила, что Паладия – обитель морского бога Посейдона. Всего несколько лет назад северная часть острова еще была наглухо отрезана от остального мира, а жители здесь, как говорили очевидцы, продолжают придерживаться старинных традиций. Зое хотелось в этом воочию убедиться, но у них была только одна ночь, поэтому надежде не суждено сбыться.
– Словно все вымерли, – заметил Грег, стоявший рядом и наблюдавший за открывшейся перед ними панорамой. – Может статься, наши попытки окажутся совершенно пустыми, если не попадем на рейс на Родос, – он мельком взглянул на Зою, медлившую с ответом. – Ты, наверное, больше не захочешь оказать нам еще одну любезность?
– Странный вопрос, в котором есть отрицание, – парировала та.
– Бьюсь об заклад, – коротко возразил Марк, – твой ответ тоже будет отрицательным. А может, все же возьмешь нас под свое крыло, подруга?
Ей самой сейчас впору попроситься под чье-нибудь крыло. За эти часы она основательно вымоталась. Алексис не пытался развести их троицу, а покинуть парней Зоя посчитала неудобным. А тут еще эта просьба. Самое опасное, что она продолжала сочувствовать им, хотя они сами во многом виноваты в том, что оказались в такой затруднительной ситуации. Выбрали такой вид отдыха, который требует немалых средств, но не потрудились как следует все рассчитать.
– Мне, в моем положении, трудно давать обещания, – неохотно сказала она. – Но если вам действительно не удастся пристроиться, то тогда замолвлю за вас словечко. Но я даже не знаю, когда мы отправляемся. Может быть, очень поздно.
– Попытка – не пытка, – облегченно сказал Грег. – Таких, как ты, Зоя, – одна девушка на миллион.
«Таких глупых», – добавила про себя Зоя. Оставалось лишь надеяться, что парни как-нибудь выкрутятся. Ее теперешние отношения с Алексисом были таковы, что он вряд ли захочет выполнять ее просьбы, не говоря о такой. У него к парням предубежденное отношение.
Несмотря на это, Алексис посчитал нужным выйти на палубу попрощаться с ними, когда «Гестия» подошла к якорной стоянке. Зоя была рада, что они не напоминали о ее обещании. Зачем Алексису знать об этом до времени?
– Мы будем обедать на борту? – спросила Зоя Алексиса, когда оба парня сошли на берег.
– Есть одна неплохая таверна в Апери, где подают арнаки экзогико, – сказал он. – Если поехать на такси, это займет не более четверти часа, – помолчал. – Может, ты хочешь остаться здесь, вдруг твои дружки задумают вернуться?
– Не нужно называть их моими дружками.
– Разве? Ты ведь предпочла их общество нашей компании, которая тебе уже наскучила, наверное, за эти дни.
Зоя стиснула руками поручень так, что побелели костяшки пальцев.
– Так нечестно!
– Неужели? У тебя не было ни малейшего желания пойти к себе в каюту, пока эти были на борту.
– Просто я себя хорошо чувствовала, – ей понадобилось истинно героическое усилие, чтобы сдержаться. – Я осталась с ними из вежливости. Разве нужно было вести себя так, как все остальные?
– Да, им здорово повезло, – язвительно сказал Алексис, – что я вообще разрешил им остаться, когда узнал, что они не потерпели крушения. Это для тебя они – желанные гости, но не для меня! И еще: ты должна была отнестись к ним так же, как я, разве не слышала, что я сказал? Но ты стала раздавать им направо и налево одобряющие улыбки.
– Никакие не одобряющие, – возразила Зоя. – Это… – она запнулась и мотнула головой от горестного сознания своей неспособности что-нибудь доказать. – Неважно, – она не отвела глаз от лица с резко очерченным профилем и старалась по возможности сдерживаться, чтобы сказать наконец самое главное.
– Алексис, ночью…
– Поздно, наш договор остается в силе, – резко прервал он. – Я уже сказал тебе и еще раз повторяю, – он отпустил поручень и безжалостно глядел на нее. – В конце концов, решай сама.
Зоя равнодушно подумала, что выбор ею уже почти сделан. Говорить о том, как она его любит, не имело теперь никакого смысла.
Она не пошла за ним в салон, а спустилась к себе и битый час пыталась вбить себе в голову, что брак этот стал возможным только в определенных обстоятельствах, но заранее обречен.
К половине девятого решение еще не созрело; она приняла душ, подобрала к светлым брюкам скромную абрикосовую блузку, которую не надевала ни разу еще с той поездки в Плаку, ноги сунула в мягкие кожаные туфли без задников. Рассматривая себя перед зеркалом, чтобы отправиться на палубу, не шокируя своим видом остальных, мысленно сравнила себя с Ледой Казанцы, тут же постановив, что в ней самой нет ни грамма того изящества и уверенности, которыми блистала эта красавица. Леда, конечно, не любит Алексиса до самозабвения, но гораздо более соответствует роли его жены. Он должен это понимать.
Другие тоже были одеты без особых претензий, впрочем, как и за все время круиза. Зое показалось, что по духу Родос куда более космополитичен, чем те острова, где они уже побывали. Там жили старые знакомые Алексиса, вполне вероятно, что он рассчитывал с ними встретиться.
Тот в это время рассмеялся на какое-то замечание Кристы: он выглядел иначе, чем в последнюю короткую их встречу на палубе. Греческая душа непостоянна. Зоя с сожалением подумала о собственном упрямстве. Ей стало невыносимо от мысли, что она никогда больше его не увидит, не услышит его голоса, не почувствует этих сильных рук.
На двух такси отправились на мыс Апери. Это место, обрамленное оливковыми рощами и тремя песчаными пляжами, становилось популярным курортом. Этот вывод Зоя сделала, увидев, как много здесь народа. Алексиса встретил сам хозяин таверны, который приветствовал его с лукавой фамильярностью, тотчас приказав сдвинуть столики и принести дополнительные стулья для дорогих гостей.
София своим появлением сразу привлекла внимание молодых людей за соседним столиком. Девушка делала вид, что ничего не замечает, но по искоркам в глазах и возбужденному виду было ясно, что ей это нравится. Она была одета во все белое и походила на невесту. Зоя удовлетворенно отметила, что ее милое личико, окаймленное пышными черными волосами, притягивало к себе мужские взгляды. Положительно, София заслуживает не Орестеса Антониу.
Баранина оказалась необычайно вкусной. По мнению Зои, греческая кухня была не просто одной из лучших в мире, но лучшей. Начались танцы – греческие и современные, но все очень быстрые. К удивлению Зои, Алексис не возражал, когда один из молодых людей, сидевших рядом с ними, подошел и пригласил Софию на танец.
– Скажи честно, ты действительно считал Орестеса подходящим мужем Софии? – спросила Зоя Алексиса, сидевшего подле нее. София с кавалером проплывала мимо них.
Его плечи выразительно поднялись.
– Я ничего не навязывал, просто это было лучшее предложение из возможных.
– Она заслуживает еще лучшего.
– Хочешь сказать, пусть сидит и ждет, пока не появится мужчина, достойный ее любви? – улыбка была ироничной. – Так и будет сидеть до скончания века. Подобные чувства – непозволительная роскошь в браке.
Уже смирившись со своей участью окончательно, Зоя подумала, что эту роскошь она смогла себе позволить.
– Думаю, ты прав, – сказала она, почувствовала на себе его быстрый взгляд.
– Не сомневаешься?
Все остальные были поглощены своими разговорами и, вероятно, к ним не прислушивались. Тем не менее Зоя понизила голос.
– Если хочешь, я готова их отбросить прочь.
– Я своих убеждений не меняю, – значительно заявил Алексис. – Налить еще вина?
– Да, пожалуй, – Зоя следила за удлиненными пальцами, наполнявшими ее стакан, и млела от воспоминаний об их неукротимой силе. Прошлого не вернешь. Теперь нужно быть готовой ко всему.
София вернулась к столику на вершине блаженства. Всего через минуту снова подошел еще один грек и попросил разрешения потанцевать с ней. Зое вообще двигаться не хотелось, но она посчитала неудобным отказать пригласившему ее Дэвиду.
– У вас все в порядке? – без обиняков спросил тот, когда они очутились в самой гуще танцующих. – Кристе кажется, что между вами пробежала кошка.
– Она ошибается, – ответила Зоя.
– Наверное, это из-за тех двух кретинов? – он покачал головой. – Как они всем действовали на нервы! Не обижайтесь на Алексиса!
– И не думаю, – сказала Зоя. – Просто эти ребята показались мне очень жалкими.
– Сами виноваты – не сумели рассчитать ни денег, ни времени. Даже провианта с собой не захватили на всякий случай.
– В вас говорит теперь банкир, – пошутила Зоя. – В любом случае, они уже, наверное, на пути к Родосу.
– Вряд ли нашелся еще один глупец, который взялся бы бесплатно их туда доставить. Это маловероятно. Попомните мое слово – мы с ними еще встретимся. Конечно, Алексис вовсе не собирается сделать им еще одно одолжение, – он помолчал, в раздумье глядя на Зою. – Знаете, все никак не пойму. Алексис – человек, который никогда не позволяет сердцу управлять головой.
– Иногда это случается, – сказала она на той же шутливой ноте. – Взять хотя бы вас с Кристой. Один лишь взгляд – и все пропало!
– Правда, – он улыбнулся, вспомнив, как это было. – Но я тогда был гораздо моложе, чем Алексис сейчас. Он так собой владеет.
Зое очень хотелось прибавить: «…и непоколебимо следует собственным правилам, не учитывающим зов сердца».
Ранним утром вернулись на «Гестию». К огромному облегчению Зои, Марка с Грегом там не оказалось. После того, что сказал Дэвид, она уже почти была готова к этой встрече.
Вместо пожеланий спокойной ночи Алексис на западный манер расцеловал Зою в обе щеки и оставил в тоске и томлении по опрометчивым ночным страстям. Искушение снова отправиться к нему было огромным; ей пришлось напрячь все душевные силы, чтобы устоять. Если бы он сам хотел того же, то, наверное, подал бы знак. Однако обоим лучше спокойно выспаться этой ночью.
Утро было безоблачным с легким ветерком, разгонявшим последние клочья тумана. Он окончательно утратил неумолимую силу вчерашних шквальных порывов. Суда стояли на причале в порту, подталкивая друг друга боками, словно задирались, но вокруг царил покой.
От прозрачности света над островами замирало сердце и спирало дыхание. Зоя сидела за чашкой кофе на нижней палубе и могла бы здесь остаться навечно, подпитываясь только лучистой энергией. В порту было людно, стояли на разгрузке рыбацкие суденышки с утренним уловом, толпились люди, перебирая рыбу на сверкающих и мерцающих от чешуи лотках, которые потом попадут на рынок. Говор толпы напоминал шум морского прилива.
– Мне кажется, Родос совершенно не похож на этот остров, – сказала она Кристе, сидевшей поблизости.
– Там очень живописный старый город, – ответила та. – Правда, я там была очень давно, вполне вероятно, что все изменилось.
Алексис находился неподалеку у самого борта, ладно скроенные белоснежные шорты открывали мускулистые ноги. Он стоял к ним спиной, но слышал весь разговор.
– Может, нам пройти Родос, не заходя в порт, и направиться сразу на Кос или Калимнос? – спросил он, не поворачивая головы.
– Не стоит, – возразила Зоя. – Когда мы туда должны прибыть?
– Это, – сказал Алексис, – будет зависеть только от скорости, – он повернулся и посмотрел на нее, прищурив глаза и поджав губы. – А вот и наши вчерашние приятели. Зоя, ты разве их приглашала?
Зоины щеки вспыхнули ярким румянцем стыда и страха одновременно. Она закусила губу.
– Не то чтобы приглашала… – начала она. – Они попросили меня, чтобя я обратилась к тебе с просьбой, если им не удастся уладить дела с отъездом на Родос. Мне кажется, нельзя их просто оттолкнуть. Им действительно срочно нужно уехать.
– Вижу, – тон был очень сдержанным. – Почему же ты ничего мне не сказала?
Когда он сердился, то начинал очень правильно строить английские фразы. Зоя давно уже заметила эту особенность; он взвешивал самым тщательным образом каждое слово. После разговора с Дэвидом ей прекрасно было известно его настроение, но извиняться было уже поздно.
– Хорошо, тогда я сейчас прошу тебя об одолжении, – Зоя постаралась сохранить некоторую беззаботность в голосе. – Пожалуйста, давай возьмем их с собой, иначе они опоздают на вечерний шестичасовой рейс.
Алексис стоял неподвижно, внимательно всматриваясь в Зоино лицо, потом внезапно и резко тряхнул головой и шагнул вперед.
– Говорил же я вам, что они вернутся, – напомнил Дэвид. – Думаю, они и не пытались искать иной транспорт. Надеются опереться на ваше плечо, Зоя.
– Я знаю, – сказала она потерянным голосом. – Вечно мне не везет. Собственно, что тут такого? Через несколько часов они уже будут в самолете.
– Значит, из-за них мы должны поспешить покинуть Карпатос, – сказала Криста таким тоном, что Зоей тут же овладели сомнения.
– У нас другой план?
– Точнее, особый. До того, как вы появились на палубе, Алексис предложил плыть на Диафани и посетить Олимпос. Он думал, что вам захочется составить впечатление о подлинной Греции.
Зоя прикусила язык. Это было именно то, о чем она давно мечтала. Никто больше не проронил ни слова. Она лишила всех интереснейших впечатлений, подобная возможность, наверное, больше не представится. И все ради чего?
Алексис вернулся в сопровождении Марка и Грега, оба выглядели так, словно провели бурную ночь. Он явно не изменил своего отношения к молодым людям, но, как признала Зоя, изобразил хорошую мину при плохой игре, предложив им выпить кофе. Только Грег почувствовал себя не в своей тарелке. Взглядом он словно просил у нее прощения.
Минут через пятнадцать «Гестия» отчалила. Вся честная компания разбрелась по углам, а Зоя, пригласившая парней, решила, что ей следует опекать их и в течение последующих часов шести. София также ушла. Зоя не знала, сделала она это по наущению Алексиса или по собственной доброй воле.
– Какие они все неконтактные, правда? – раздраженно заметил Марк, когда они остались втроем. – А еще говорят: добро пожаловать!
– Мне кажется, что вам нечего жаловаться – получили бесплатный проезд, – строго одернула его Зоя, решив не оставлять без ответа последнюю фразу. – Скажите спасибо моему длинному языку!
– Неужели? – он уставился на нее с дерзким любопытством. – Надавили на них сегодня хорошенько?
– Никто ни на кого не давил, – возразила Зоя. – Это чисто греческое благородство. Алексис просто не захотел поставить меня в неловкое положение из-за того, что я вас так или иначе пригласила.
– Алексис? Я не ослышался? – это было сказано совсем нагло. – Что, они все так дружны с прислугой или ты – исключение?
– Прекрати! – рассердился Грег. – Стоило только уехать с Крита, как ты начал рявкать, словно медведь с перебитой лапой. Пойми, девушка договорилась, чтобы нас взяли. Поэтому заткнись! Кто бы еще сделал такое?
– Ну почему? – тут же последовало возражение. – Все они одним миром мазаны. Бьюсь об заклад, эта компаньонка что-то скрывает, – он отвел глаза от Зоиного лица, заметив, как на нем появилось недоумение. – Как тебе платят?
Сейчас вроде был самый подходящий момент, чтобы все расставить по своим местам, но что-то мешало Зое. И она решила не вдаваться в объяснения.
Холодно сказала:
– Хорошо. Должна тебе заметить, что мы все еще ближе к Карпатосу, а не к Родосу, поэтому если не хочешь, чтобы я пошла и попросила повернуть обратно, то лучше придержи язык за зубами.
Его рот растянулся в улыбочке, он пожал плечами.
– Ладно.
Зоя встала с кресла и подошла к поручням. Если бы она была сильным мужчиной, то, не долго думая, схватила бы за шиворот этого балбеса и собственными руками вышвырнула за борт! Из-за таких, как он, англичан за границей не любят.
Грег подошел к ней, оставив приятеля в одиночестве в шезлонге. Марк сохранял невозмутимый вид.
– Извини, – сказал Грег сипловато. – Он мне тоже осточертел порядочно. Ничего с ним не могу поделать.
– Разве он не всегда такой грубый и наглый? – спросила Зоя, не поворачивая к нему головы.
– Но не до такой степени, как сейчас. Это все ваша яхта. Он хотел бы жить точно так же! – рассмеялся. – Никто бы не отказался!
– Немножко завидовать даже полезно, – ответила она, – все хорошо в разумных пределах. И намеренно добавила: – Недаром говорят: по одежке протягивай ножки. Мне кажется, что вы очень устали в этом круизе?
– Даже слишком устали, – со злостью сказал Грег. – Все из-за этой банды, с которой мы связались. Другие бы на нашем месте успели бы посмотреть гораздо больше. А мы попались на удочку и дождались, что нам тут вывернули карманы наизнанку. А если не попадем на этот рейс, то окончательно пропали.
– Вы даже не смогли связаться с вашими семьями? – настойчиво расспрашивала Зоя.
– Как это было бы возможно? Мои старики едва сводят концы с концами. Если бы отец узнал, сколько я потратил на это путешествие, то его хватил бы удар! Столько ему за полгода не заработать!
– Ничего, – сказала она с укоризной, – это вам хороший урок на будущее.
– Конечно. Но все равно признаюсь тебе, это были чудесные две недели, – он положил ей руку на плечо. – Спасибо тебе. Мы бы пропали, если бы не ты.
Алексис был наверху, на корме. Зоя совсем недавно слышала его голос, доносившийся оттуда. «Нехорошо, если сейчас он посмотрит вниз», – сказала она себе, испытывая острое желание уйти отсюда. Хотя, безусловно, Грег просто выразил свою признательность, не более того.
– Вы устроены, – спокойно сказала она. – Мы прибудем к трем. У вас достаточно времени, чтобы добраться до аэропорта, – она что-то хотела еще прибавить, но раздумала. – Где вы были этой ночью?
– Спали на пляже, – признался он. – Постель не очень удобная, но бывает и похуже, – он ласково погладил ее по плечу. – Как давно ты сюда приехала?
– Не так давно, – уклончиво сказала она. Жаль, конечно, что они не узнали правды с самого начала. Какой идиотизм скрывать свое положение! Она мягко заметила: – Не надо этого делать.
Грег поспешно убрал руку.
– Прости.
– Постарайся, – сказала она, – этого больше не делать. Пойдем выпьем что-нибудь?
– Хорошая мысль, – согласился он.
Вернувшись назад, Зоя ожидала услышать еще какие-нибудь колкости от Марка, но тот как-то гадко взглянул на нее. Все еще продолжает оставаться в прежней своей роли. Пусть только держит при себе свои замечания.
Бассейн был открыт, вода тихо и мелодично плескалась в такт движению яхты. Грег долго всматривался в прозрачную голубизну.
– Все мои причиндалы лежат сверху в сумке, – сказал он. – Как ты думаешь, удобно мне искупнуться?
– Не стесняйтесь, – пригласил Алексис прямо сверху, они подняли голову и увидели его на корме. – Можете пойти переодеться в салон, – прибавил он. – Сейчас там ни души.
Зоя предположила, что все остальные тоже перебрались на самый верх. Она остро ощутила свою заброшенность. Несмотря на то, что Алексис был совершенно прав, возражая против присутствия посторонних на яхте, ей все равно было горько от того, что он обращается с ней, как с парией. Обида обернулась жалостью к самой себе. Ну, он еще свое получит!
– Я пойду вместе с тобой, – сказала она Грегу с чрезмерной непринужденностью. – Подожди меня минут десять.
В каюте она вытащила золотистый купальник, который приобрела по случаю, но так ни разу не осмелилась надеть. Он почти полностью открывал бедра и был весьма скупым на груди. Бросив на себя взгляд в зеркало, она почувствовала краткий укол стыда, который смыла волна негодования. Сейчас она покажет Алексису, насколько ей безразличен его остракизм!
Молодой матрос по имени Адонис шел по проходу, когда Зоя появилась в дверях каюты. Тонкий халатик, наброшенный на плечи, при резком повороте распахнулся, что вызвало нескрываемое восхищение в дерзких черных глазах.
– Орео! – воскликнул он, едва не задохнувшись. – С'агапо, деспинис, – необычно прибавил он. – С'агапо!
Зоя деланно улыбнулась, не приняв всерьез его потрясение. Если бы Алексис только сказал: «Я люблю тебя», то ей больше ничего не было бы нужно. Но он не говорил этого. Хватит.
Грег был уже в воде. При ее приближении он сунул пальцы в рот и тихо засвистел.
– От такого, – заявил он, – слепой прозреет!
– Хищница, – проворчал Марк, по-прежнему верный своей роли.
Зоя не смотрела по сторонам и не знала, наблюдает ли за ней кто-нибудь сверху. Неожиданный отклик, который вызвал ее купальник, уже заставил ее пожалеть о своем выборе. Все это так напоминало желание ребенка шокировать взрослых своим видом. Она уже воображала, как высокомерно изогнул губы Алексис по поводу не столько нескромного наряда, сколько из-за догадки, ради чего она это сделала. Конечно, теперь отступать уже поздно. Она должна испить чашу до дна.
Ей совершенно не хотелось купаться. Но что оставалось делать? Она бросилась в воду и, выплыв на поверхность, сразу же увидела прямо перед собой Грега.
– Вот это да, – сказал он. – Лицо, фигура, способности – все при тебе! Почему мы встретились так поздно, перед самым моим отъездом?
– Ничего страшного, – ответила она спокойно. – Чистый случай, что мы вообще познакомились.
– Ты отсюда еще не уезжаешь? – настаивал он. – Сколько тебе остается здесь еще работать?
Зоя пришла к выводу, что пора все объяснить. Она поступила крайне глупо, введя всех в заблуждение.
– Я должна тебе кое-что сказать, – проговорила она. – Я не…
– Зоя! – Алексис стоял в дверях салона, лицо было перекошено, мышцы напряжены. – Мне нужно кое-что тебе сказать.
Зоя извинилась, улыбнувшись, потом быстро поплыла к ступеням, неохотно выбрасывая вперед тело. Вышла из воды, купальник, который и так мало оставлял воображению, теперь прилип к телу, выставляя все его подробности напоказ.
Те несколько ярдов, которые пришлось преодолеть Зое, показались бесконечными. Алексис окинул ее таким взглядом с головы до ног, что она вся помертвела; он повернулся и вошел в салон, что было прямым указанием ей следовать за ним.
– Хозяин свистнул, – с издевкой сказал Марк, когда Зоя проходила мимо него по палубе. – Пора за работу, да?
Зоя не обратила никакого внимания на ядовитое замечание. Через несколько часов Марк уйдет из ее жизни навсегда. Теперь для нее значением обладало только то, что происходило здесь и сейчас.
Алексис спустился по винтовой лестнице на нижнюю палубу, Зоя покорно шла за ним к своей каюте. Он открыл двери и пропустил ее вперед. Строгие складки у рта не предвещали ничего хорошего.
– Снимай! – сказал он, скрипнув зубами, как только они вошли и закрыли за собой дверь. – Сейчас же!
Зоя прикусила зубами верхнюю губу.
– Алексис…
– Я сказал: снимай, – мрачно повторил он. – Или ты хочешь, чтобы я тебя раздел?
Она вздохнула, решив уступить ему, и направилась в ванную.
– Не там, а здесь, – сказал он, она остановилась в недоумении на полпути. Он показал на махровый халат, который лежал сверху на постели. – Наденешь это.
– Ты меня стараешься унизить, – возразила Зоя, заметив, как покривились его губы.
– Ты сама себя унизила, выставив свое тело на потеху тем двум, которые так пялились на тебя! Ни одна порядочная гречанка никогда в жизни не позволила бы себе разыграть такой спектакль!
И снова его тон и слова резали по живому, Алексис лютовал.
– Но я не гречанка. Буду надевать все, что мне нравится! – бросила она ему в лицо. – Если тебе не нравится, сам знаешь, что нужно делать.
Вспышки в его глазах разгорались в пламя, жар которого стал опасным.
– Я знаю, что именно нужно сделать, – ответил он подозрительно спокойно.
Он вдруг схватил Зою, рванул мокрый купальник, безжалостно сорвал его и отшвырнул в сторону. Глаза были бешеные, пылающие.
– Ты будешь меня уважать, – сказал он, – даже если не уважаешь себя!
Сейчас его руки и губы ее не щадили. Зоя отбивалась от него, как тигрица, чтобы не дать ему возможность наказать себя поцелуем, но он слишком сильно и цепко держал ее. Ей нечем было защититься от его жестоких ласк. Наступил момент, когда Зоя подумала, что он решил идти до конца, но именно в эту минуту он сильно оттолкнул ее от себя, дав возможность взять халат и набросить его на тело.
– Прикройся, – хрипло сказал он.
Зоя надела халат и тщательно завязала узел на поясе. Она чувствовала себя сейчас падшей женщиной, но причиной тому был не Алексис, а ее собственное поведение.
– Прости меня за купальник, – с трудом выговорила она. – Мне вообще не нужно было его покупать, а надевать тем более.
– Было бы по-иному, если бы ты носила этот купальник, когда мы были одни. Это совершенно иное дело, – последовал краткий ответ. – Останешься здесь до тех пор, пока не пришвартуемся и те двое не сойдут на берег.
Если бы он попросил или, что было бы гораздо лучше, предложил ей это сделать, то она беспрекословно бы ему подчинилась. Но окрик пробудил сопротивление, вздернул вверх ее подбородок и придал глазам блеска.
– Не будет этого. Я их пригласила, поэтому должна нести всю ответственность, – и добавила намеренно: – Мы, англичане, должны во всем поддерживать друг друга.
Словно ставни захлопнулись на лице строгой лепки, на котором осталось лишь выражение полной безучастности к происходящему.
– Раз так, то может быть, тебе составить компанию тем двум и вернуться вместе с ними домой? Это просто уладить.
«Как он смог решиться сказать мне такое?» – в оцепенении спросила себя Зоя, но гордость заставила ответить:
– Почему бы нет? Сейчас соберу вещи. Остальное, надеюсь не забудешь выслать мне по приезде в Афины, – Зоя круто повернулась и обошла Алексиса. «Все кончено. Тупик. Он воспользовался ничтожным предлогом, чтобы наконец избавиться от меня, как задумал».
Дверь каюты захлопнулась за ним, когда она медленно направилась в ванную. Наверное, пошел всем сообщить эту новость. Что ж, Алексис был человеком твердых, неизменных правил. Прекрасно, тогда и она станет действовать более решительно. Явный разрыв – самое лучшее. Чтобы разом со всем покончить, другого способа нет. Они совершенно чужие люди.
Собралась всего за четверть часа. Хотя день еще только начинался, надела юбку с блузкой, предварительно приняв душ и причесавшись, – теперь можно было не переодеваться перед отъездом. Она все это проделала в состоянии какой-то эмоциональной прострации, вялой депрессии.
Решила быть во всем последовательной: зная, что придется еще некоторое время провести с Марком и Грегом, отправилась на палубу. Они по-прежнему сидели там в гордом одиночестве. Нахал уставился на Зою с нескрываемым любопытством.
– Мы тут тебя заждались, подумали, больше не появишься по причине занятости, – сказал он.
– Кое-какие дела нужно было завершить, – туманно пояснила Зоя. На объяснения просто не было сил.
– Что-то ты темнишь, бьюсь об заклад! – Марк понизил голос, но из-за тона, которым это было сказано, фраза прозвучала слишком громко.
Зоя была вынуждена признать, что сейчас неподходящий момент для пикировки с ним, она не чувствовала себя слишком задетой. Его и так ждет сюрприз, когда она поедет вместе с ними в аэропорт. А пока пусть плетет, что вздумается.
Грег вообще не стал вступать с ней в переговоры, довольствуясь тем, что лежит и греется на солнышке. Он только заметил, что за неимением лучшего, в конторе можно будет хотя бы прихвастнуть загаром. Зоя делала вид, что внимательно читает роман-газету, оставленную здесь несколько дней назад, не забывая аккуратно переворачивать страницы, хотя буквы плыли перед глазами. Она совершенно случайно заметила, что за ней сверху наблюдают, но головы не подняла, чтобы узнать, кто это. Сиеста – не время для выяснения отношений.
Они действительно больше не обменялись ни словом, ни взглядом. Неожиданно перед ними вырос Алексис собственной персоной. Зое показалось, что он и думать забыл об утреннем эпизоде, хотя ни словом не перекинулся с Марком и Грегом. Она только постаралась не смотреть на него, когда он проходил мимо. Однако на мгновение их глаза все же встретились, и Алексис успел прочитать в коротком взгляде Зои то, что она всячески стремилась от него утаить.
В гавань Мадрак яхта прибыла около трех часов пополудни, миновав две одинаковые колонны на том месте, где когда-то стояла статуя Колосса. Зоя подошла к самому борту и заметила, что к ней приближается Алексис, но головы не поворачивала, упорно стараясь избежать его прямого взгляда.
– Я готова, – сказала она. – Мы втроем возьмем такси и поедем в аэропорт, так что все в порядке.
– Ты, – почти беззвучно сказал Алексис, – никуда не поедешь. По крайней мере, пока мы наконец не объяснимся.
Все перешли на правый борт, чтобы посмотреть, как судно входит в гавань. Они остались наедине. Зоя вялым тоном спросила:
– Что это даст?
– Не знаю, – ответил он, – но давай попробуем все начать сначала.
– Бессмысленно, – у нее судорожно перехватило горло, она изо всех сил старалась, чтобы голос звучал спокойно. – Мы совершили изначальную ошибку. И оба это хорошо понимаем. Я не та женщина, которая тебе нужна.
– А что тебе нужно? – осторожно спросил Алексис.
«Хватит откладывать на потом, сейчас самое время», – сказала себе Зоя. Нужно было покончить со всем раз и навсегда.
– Любви, – наконец решилась она. – Знаю, ты считаешь ее неважной, но я другого мнения на этот счет. Я только тогда выйду замуж, если мужчина тоже полюбит меня. Для тебя главное – долг. Но этого мне мало.
Алексис не двинулся с места, ей показалось, что он еще больше внутренне напрягся. Сказал с легкой запинкой:
– Говоришь: «будет тоже любить меня»? Ты так сказала? Не оговорилась?
– Нет, – она в отчаянии махнула рукой. – Это означает, что ты свободен от обязательств.
На выходе с трапа было людно. Грег с Марком уже приготовились к высадке. Наверное, Алексис по зрелому размышлению пришел к выводу, что нельзя отпускать Зою с ними, но ей никак не хотелось опять все начинать сначала.
– Поверь, это лучший выход из положения, – сказала ему Зоя. – Леда Казанцы будет тебе идеальной женой. Но мне пора идти за вещами.
Он стоял неподвижно. Чтобы не смотреть на него, Зоя опять отвернулась. Когда она шла по палубе к своей каюте, неожиданно почувствовала, как сильно ноет грудь. Знала, что будет больно еще несколько часов…
Чемодан стоял на прежнем месте у кровати. Она взяла его и окинула прощальным взглядом каюту, ставшую ей домом на одну неделю. Все бы могло остаться, как прежде, если бы Зоя предпочла синицу в руках журавлю в небе. Но синица ее не устраивала. Или все или ничего – таков был ее выбор, вот теперь она и осталась ни с чем.
По рассеянности она оставила дверь открытой. Повернувшись к выходу, вздрогнула, увидав Алексиса, который неслышно подошел к каюте.
– Я сама справлюсь, – сказала она, полагая, что он пришел помочь отнести вещи. – У меня нет ничего тяжелого.
– Ты никуда не поедешь, – заявил он. – Пока я здесь, этого не произойдет, – его голос прозвучал не очень отчетливо: – С'агапо, Зоя.
Зоино сердце отчаянно забилось, потом ухнуло куда-то вниз.
– Важны не слова, а правда, – произнесла она. – Я хочу подлинник, а не подделку!
– Это и есть подлинник, – он вошел в каюту и запер за собой дверь, взял из безвольной Зоиной руки чемодан и поставил его у кровати. Обнял ее за талию и привлек к себе: в поцелуе не было ни капли горечи, только одна нежность и теплота.
Сомнения улетели прочь. Зоя пылко ответила ему. Вопросы подождут. Опять она очутилась в мире вне пространства и времени; нежность налилась страстью, теплота вспыхнула жаром. Любовь разожгла страсть, которая достигла совершенно немыслимых пределов, о существовании которых Зоя не могла и подозревать.
Понадобилось время, чтобы снова вернулось чувство реальности. Они лежали, не размыкая объятий, рядом на постели в беспорядке валялась разбросанная одежда. Почувствовав, что Зоя пошевелилась, Алексис поднял голову и серьезно и нежно посмотрел на нее.
– Столько всяких недоразумений, – сказал он. – Всего из-за нескольких слов. У меня была уверенность, что из нас двоих только я испытываю сильное чувство.
– А я-то думала, что видна насквозь, – пробормотала Зоя. Она взяла в ладони его лицо, любуясь строгими и ясными чертами. – Когда это с тобой произошло?
– С того момента, когда ты мне отдалась. Я мысли не мог допустить, чтобы еще какой-то мужчина мог стать тебе более близким, чем я. Только чувства к тебе, никаких других соображений. Ты согласилась выйти за меня замуж, если забеременеешь. Я стал молить бога, чтобы это случилось. Был готов пойти на все, чтобы только не потерять тебя.
– Как ты мог не догадываться, что я тебя люблю? Криста сразу определила, что я не могу скрыть своих чувств к тебе, мое сердце было как на ладони.
– Мешало то, что ты очень привлекательная женщина. Это я понял сразу, как тебя увидел. Потом ты сказала, что женщину к мужчине тянет природный инстинкт, а не эмоциональная привязанность, – он замолчал, заглядывая ей в лицо. – К тому же ты слишком стремилась к своим, чересчур непринужденно вела себя даже с теми, кто не был хорошо знаком. Так было со случайно встретившимся молодым человеком в Афинах, затем с этими двумя. Пригласив на яхту этим утром двух парней, дала мне понять, что предпочитаешь только своих мужчин, – его рот покривился. – Ревность – страшное разрушительное чувство. Оно заставляет говорить слова, которые нельзя произносить вслух. А когда ты согласилась поехать вместе с ними, то я впал в отчаяние.
– И мне было не легче, – мягко прибавила Зоя. – Я тоже ревновала. К Леде Казанцы. Мне показалось, что в ней есть все, что должна иметь женщина, которая тебе нужна.
– Ты и есть, – заявил он, – именно та женщина, которая мне нужна.
– Но ведь я не гречанка.
– А я не англичанин, – он замолк снова, потом посмотрел на нее вопросительно: – Сможешь ли ты чувствовать себя счастливой вдали от дома и твоей страны?
– С тобой – да, – ответила она. – Как Криста счастлива с Дэвидом. Конечно, что скрывать, первое время я буду очень скучать по дому, уверена, что то же пережила и Криста, но я смогу туда приезжать, а у нее такой возможности не было. Мне нравится твоя страна и твой народ. Алексис, я их уже полюбила. Мне нетрудно будет найти здесь свой дом.
Его взгляд был полон благодарности, он крепко прижал ее к себе и поцеловал долгим, захватывающим дух поцелуем. Сердце Зои радостно забилось в надежде на счастливое будущее. Жизнь с Алексисом не будет безоблачной – у него слишком властный характер, – но она никогда не будет однообразной. У нее теперь есть свой собственный греческий герой!
* * *
– Ты прямо вся светишься изнутри! – заявила Криста без тени зависти в голосе. – Беременность тебе к лицу.
Зоя рассмеялась.
– Мы хотели, чтобы девочка родилась на Пасху, но планы планами и так далее… Во всяком случае, июль тоже вполне подходящий месяц. Роды пройдут прямо в бассейне, там я родила Андреаса. Он теперь сам плавает, как рыбка!
Криста улыбнулась в ответ.
– Почему ты так уверена, что будет девочка?
– Так считает Артемида, а она редко ошибается. Назовем ее Еленой. С таким именем обязательно вырастет красавицей.
– Не стоит беспокоиться, она все равно пойдет в вас с Алексисом, – Криста взглянула на своего брата, который неподалеку беседовал с Зоиным отцом. – Я очень рада, что твои родные чувствуют себя здесь как дома.
– Я тоже, – призналась Зоя. – Они уже смирились с тем, что я живу далеко от них, потому что мы часто видимся – несколько раз в году. Так что все сложилось неплохо… Они на седьмом небе от того, что скоро родится еще один ребенок. У моих детей нет других бабушки с дедушкой, поэтому мои так горды своим положением. Надеюсь, Андреас не станет переживать, если ему придется делить их любовь с сестричкой.
– Да уж, думаю, он без внимания не останется, – заключила Криста, переводя взгляд на детишек, игравших во дворе, среди которых был черноволосый двухлетний мальчуган. – Мальчиков обычно больше любят, чем девочек.
– Но не в нашей семье. У нас все должно быть подчинено равенству. Криста весело удивилась.
– Ты так это произнесла, словно у вас с этим не все в порядке.
– А разве не так? – шутливо спросила Зоя. – Алексис признает равенство только на словах и сразу о нем забывает, если это касается вещей, которые, по его мнению, не должна решать женщина.
– Если вы прожили так три года, то и дальше будете жить, – ее тон был доверительным. – Вам удалось сохранить чувства друг к другу.
«И то правда!» – согласилась про себя Зоя, отыскивая взглядом мужчину, за которого вышла замуж. Мелкие недоразумения, ссоры не повлияли на глубину их чувств. Они так же горячо любят друг друга, как и в первый день свадьбы. Что этому может помешать?
Три года! Даже трудно в это поверить. Андреас родился год спустя после их первой встречи, почти в тот же день. Алексис был горд и даже испытал некоторое облегчение, когда она сообщила ему о своей беременности. Он сказал тогда полушутя, что чуть было не начал сомневаться в своей способности зачать ребенка. Теперь они ждали второго, который появится на свет месяца через два, так что перифания не пострадала.
Она увидела счастливо улыбающуюся Софию. Та уже год, как замужем за человеком, который полюбил ее и которого она любит. Она все-таки поняла, что стоило подождать свою судьбу. Их первенец появится в сентябре, через три месяца, как она гордо доложила. Если она снова захочет отправиться в путешествие, то наверняка не в эти ближайшие дни. Она полностью довольна всем, что у нее есть.
Словно услышав мысли жены, Алексис окинул ее взглядом, предназначенным только ей одной. «Мы не просто прожили это время вместе, – подумала Зоя, посылая ему в ответ взгляд, полный любви. – Мы только начинаем жить».




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Сирены жаждут любви - Торп Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Сирены жаждут любви - Торп Кей



Очень скучно
Сирены жаждут любви - Торп Кейокс
8.03.2012, 9.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100